Комментарии Лопухина на книгу Иова 18 глава

Речь Вилдада во втором разговоре. 1–3. Приступ. 4. Устойчивость законов мздовоздаяния. 5–21. Гибель грешника – его неизбежная участь.

Иов.18:1. И отвечал Вилдад Савхеянин и сказал:

Иов.18:2. когда же положите вы конец таким речам? обдумайте, и потом будем говорить.

Иов.18:3. Зачем считаться нам за животных и быть униженными в собственных глазах ваших?

Призыв Вилдада (ср. Иов 8.2) к хладнокровному, вдумчивому («обдумайте, и потом будем говорить» – ст. 2) обсуждению вопроса мотивируется тем, что в пылу спора, в состоянии раздражительности друзья укоряют друг друга в недостатке рассудительности («зачем ты считаешь нас за животных и принимаешь нас за существ неразумных» – ст. 3; Иов 12.2-3:15.2-3, 16.2-3, 17.10). Предвзятая мысль «о взаимном неразумии» не позволяет одному согласиться с другим; мешает выяснению истины.

Иов.18:4. О ты, раздирающий душу твою в гневе твоем! Неужели для тебя опустеть земле, и скале сдвинуться с места своего?

Пагубные последствия такого настроения сказываются на самом Иове. Не соглашаясь с друзьями, будучи уверен в своей правоте и встречая только одни возражения, он «раздирает душу свою в гневе», – раздражается, мучится (ср. Иов 17.2). Но как бы страстны ни были его речи, они не в состоянии изменить того закона нравственного миропорядка, по которому на земле наказываются одни грешники. Он так же непреложен, как и законы мира физического. Назначенная Богом для обитания человека земля (Ис 45.18) всегда останется населенною, по слову человека скала не сдвинется с места, так точно не отменится закон возмездия за грехи.

Иов.18:5. Да, свет у беззаконного потухнет, и не останется искры от огня его.

Иов.18:6. Померкнет свет в шатре его, и светильник его угаснет над ним.

Закон возмездия проявляется в том, что счастье («свет», «светильник» – ср. Иов 21:17, 29.3; Притч 13.9:20.20, 24.20) нечестивого никогда не бывает прочным. Оно исчезает окончательно: «не останется искры от огня его» (ст. 5), или в буквальном переводе: «пламя его очага перестанет светить».

Иов.18:7. Сократятся шаги могущества его, и низложит его собственный замысл его,

Иов.18:8. ибо он попадет в сеть своими ногами и по тенетам ходить будет.

Иов.18:9. Петля зацепит за ногу его, и грабитель уловит его.

Иов.18:10. Скрытно разложены по земле силки для него и западни на дороге.

Все проявления силы, могущества грешника будут сведены ни во что, и причиною этого являются его собственные дела (ст. 1). Сам того не замечая (ст. 10), он запутается в них, как птица в силках и западне (ср. Притч 5.22).

Иов.18:11. Со всех сторон будут страшить его ужасы и заставят его бросаться туда и сюда.

Иов.18:12. Истощится от голода сила его, и гибель готова, сбоку у него.

Чем ближе гибель, тем сильнее становится ее предчувствие, и больше прилагается усилий к спасению («заставят его бросаться туда и сюда» – ст. 11). Но последнее невозможно: кругом грешника ужасы, – предзнаменования бедствий. Стремление избавиться от них только обессиливает его, как обессиливает человека голод: и гибель готова.

Иов.18:13. Съест члены тела его, съест члены его первенец смерти.

Подготовляя себе гибель, нечестивый умирает в страшных мучениях. «Члены тела его, съест...первенец смерти», т. е. тело его будет разрушено самыми страшными болезнями (ср. Ис 14.30: «первенцы бедных» – самые бедные), в которых как бы концентрируется вся разрушительная сила смерти, подобно тому как в первенце концентрируется сила его родителей (Быт 49.3).

Иов.18:14. Изгнана будет из шатра его надежда его, и это низведет его к царю ужасов.

По точному переводу с еврейского первая половина данного стиха должна читаться так: «он будет изгнан из его шатра, который служил его безопасностью». Пораженный неисцелимою болезнью, нечестивый умирает («нисходит к царю ужасов» смерти, ср. Иов 10.21-22) в том самом шатре, живя в котором, он считал себя безопасным.

Иов.18:15-21. Наказание постигает не только самого нечестивого, но его жилище и семейство.

Иов.18:15. Поселятся в шатре его, потому что он уже не его; жилище его посыпано будет серою.

Так как местности, посыпанные серою, необитаемы для людей (Втор 29.22-23), то под имеющими поселиться в шатре нечестивого естественнее разуметь не людей, но диких животных, между прочим, шакалов, которыми пророки заселяют постигнутые гневом Божьим развалины городов (Ис 13.20-22:27.10).

Иов.18:16. Снизу подсохнут корни его, и сверху увянут ветви его.

Полная гибель дерева с ветвями и корнями (Ис 5.24; Ам 2.9) – образ гибели семейства нечестивого, о чем идет речь ниже (ст. 19).

Иов.18:17. Память о нем исчезнет с земли, и имени его не будет на площади.

Иов.18:18. Изгонят его из света во тьму и сотрут его с лица земли.

От нечестивого, как и его жилища, не остается никакого следа: память о нем исчезает, что считалось величайшим несчастием (Втор 25.6; Сир 46.14-16), и имя предается забвению «на площади», буквально с еврейского «на лице хуц» – «поля» (Иов 5.10; Притч 8.26), в местностях, лежащих, за пределами той страны, в которой жил нечестивый. Ст. 18 представляет образное выражение мысли ст. 17.

Иов.18:19. Ни сына его, ни внука не будет в народе его, и никого не останется в жилищах его.

От нечестивого не остается потомства.

Иов.18:20. О дне его ужаснутся потомки, и современники будут объяты трепетом.

Навсегда лишь памятен день гибели грешника как для современников, так и для потомков, по объяснению других (Делича), – для народов востока и запада, потому что евр. слово «ахароним» («потомки») употребляется в смысле «запад», а «кадмоним» («современники») – «восток». Подобное толкование находит для себя подтверждение в замечании ст. 17, что имя нечестивого предается забвению в лежащих за пределами его родины местностях.

Иов.18:21. Таковы жилища беззаконного, и таково место того, кто не знает Бога.

Ввиду, может быть, заявления Иова (Иов 17.11-16) Вилдад не находит нужным закончить свою речь словом утешения, как он поступил в первый раз (Иов 8.21).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →