Комментарии Лопухина на книгу Иова 19 глава

Ответная речь Иова на речь Вилдада во втором разговоре. 1–22. Положение Иова должно вызывать в друзьях чувство сострадания, сожаления, но ни в каком случае не обвинения и обличения. 23–29. Вера Иова в будущее воскресение плоти.

Иов.19:1. И отвечал Иов и сказал:

Иов.19:2. доколе будете мучить душу мою и терзать меня речами?

Иов.19:3. Вот, уже раз десять вы срамили меня и не стыдитесь теснить меня.

Рассуждения друзей о гибели нечестивого и его потомства содержат довольно ясные намеки на судьбу Иова (см. Иов 15.29-34:18.13-19). В их глазах он – грешник, что прямо и высказано Елифазом (Иов 15.4-5). Подобные обвинения, соединенные с отсутствием сострадания, доставляют мучение невинному страдальцу (ср. Иов 17.2). И так как в своих неоднократных речах («десять» – круглое число) друзья исчерпали, по-видимому, все доводы, то им пора замолчать, прекратить мучения (ст. 2).

Иов.19:4. Если я и действительно погрешил, то погрешность моя при мне остается.

И действительно, друзья не имеют права и достаточных оснований безжалостно относиться к Иову. Если он и согрешил, то причинил вред только себе, но ни в каком случае не им. Почему же они так вооружаются против него?

Иов.19:5. Если же вы хотите повеличаться надо мною и упрекнуть меня позором моим,

Иов.19:6. то знайте, что Бог ниспроверг меня и обложил меня Своею сетью.

Достаточным, по-видимому, поводом к высокомерному поведению друзей («повеличаться»; ср. Пс 34.26:37.17, 54.13) служит ужасная болезнь Иова, свидетельствующая о его нечестии. Но в этом случае надо принять во внимание то обстоятельство, что Бог поступает с ним более строго, чем он заслуживает.

Иов.19:7-22. Друзья безжалостно относятся к Иову, а между тем его положение должно возбуждать чувство сострадания.

Иов.19:7. Вот, я кричу: обида! и никто не слушает; вопию, и нет суда.

Иов.19:8. Он преградил мне дорогу, и не могу пройти, и на стези мои положил тьму.

Невинно наказанный Иов требует беспристрастного суда (Иов 9.35:13.18-22), но не находит его. И пока длится такое состояние, он не имеет возможности избежать содержащих его великих бедствий («преградил мне дорогу, и не могу пройти» ст. 8; ср. Плач 1.6-7), даже понять причину их «на стези мои положил тьму» (ст. 8; ср. Иов 3.23).

Иов.19:9. Совлек с меня славу мою и снял венец с головы моей.

Иов.19:10. Кругом разорил меня, и я отхожу; и, как дерево, Он исторг надежду мою.

Иов.19:11. Воспылал на меня гневом Своим и считает меня между врагами Своими.

Иов.19:12. Полки Его пришли вместе и направили путь свой ко мне и расположились вокруг шатра моего.

Эти бедствия состоят прежде всего в лишении того, что создавало в прежнее время его славу, доставляло ему в обществе почет и уважение (ст. 9; ср. Иов 39.7 и особенно ст. 14, по которому венцем его была правда, в неверности которой он теперь обвиняется); во-вторых, в поражении тяжкою болезнью (ст. 10), разрушающею плоть (ст. 20), даже кости (Иов 30.17), и приводящею к смерти («и я отхожу» ст. 10; ср. Иов 10.21:16.22), так что Иов подобен ниспровергнутому дому «кругом разорил», евр. «иттецени», от «таца», употребляемого для обозначения разрушенного здания, – Суд. 9.45; Иер 39.8, и, в-третьих, в непрекращающемся до настоящего времени божественном гневе (ст. 11–12). Бог поступает с ним, как с враждебною крепостью: «Его полки» – постигшие Иова бедствия, делают приступ за приступом (ср. Иов 6.4:10.17, 16.13-14).

Иов.19:13-19. В результате подобных отношении Бога к Иову он, прежде уважаемый, ниоткуда не встречает теперь проявлений любви, верности, почтения и привязанности. Все его избегают, а некоторые даже презирают.

Иов.19:13. Братьев моих Он удалил от меня, и знающие меня чуждаются меня.

Иов.19:14. Покинули меня близкие мои, и знакомые мои забыли меня.

Иов оставлен своими родными братьями («ах» – братья в буквальном смысле, как и в Пс 68.9) и забыт знающими и близкими, – лицами, стоявшими к нему в самых интимных отношениях (Пс 37.12).

Иов.19:15. Пришлые в доме моем и служанки мои чужим считают меня; посторонним стал я в глазах их.

Иов.19:16. Зову слугу моего, и он не откликается; устами моими я должен умолять его.

Еще более отдалились от него те, кто не стоял с ним в таких отношениях. Он сделался совершенно чужим для находивших приют в его доме (ср. Иов 31.31-32); «пришлые», евр. «гарей бейти» (ср. Исх 3.22); облагодетельствованные прежде слуги, встречавшие с его стороны самое гуманное обращение (Иов 31.13), теперь не отзываются на его призыв, и он, их господин, должен умолять их, чтобы добиться какой-нибудь услуги.

Иов.19:17. Дыхание мое опротивело жене моей, и я должен умолять ее ради детей чрева моего.

Иов сделался невыносим даже для самого близкого существа, своей жены; ей противно зловонное дыхание прокаженного, и он должен просить ее помощи во имя «детей чрева своего». Кто разумеется под «детьми чрева моего», остается несказанным. Детей в собственном смысле Иов не мог будто бы разуметь, так как они умерли. Детей от наложниц, как понимают LXX: «υίοὺς παλλακίδων» – «сыны подложниц», также, потому что в книге о них нет упоминания, и, кроме того, Иов представлял образец целомудрия (Иов 31.1). По мнению Делима, Кнабенбауера и др., «дети чрева моего» – дети того чрева, которое было своим для Иова, т. е. дети чрева его матери, его братья. Но если, под «детьми чрева моего» разуметь детей в буквальном смысле, то смысл и сила данного места нисколько не уменьшается, Иов умоляет жену оказать ему помощь во имя прежней любви, которая соединяла их, как супругов, и проявлением которой были умершие дети.

Иов.19:18. Даже малые дети презирают меня: поднимаюсь, и они издеваются надо мною.

Пример взрослых действуют и на малолетних. Неспособные различать добро от зла, но более жестокие, чем старшие, они издеваются над страдальцем (ср. 4Цар 2.23), когда он поднимается, т. е. делает, как изнуренный болезнью, какие-нибудь неестественные движения.

Иов.19:19. Гнушаются мною все наперсники мои, и те, которых я любил, обратились против меня.

Иов вызывает чувство отвращения у наперсников своих, – лиц, которым он поверял прежде все свои тайны (Пс 54.15), и чувство вражды у тех, которые пользовались его любовью.

Иов.19:20. Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей, и я остался только с кожею около зубов моих.

Помимо всего остального, самый вид страдальца невольно вызывает сострадание. Болезнь все разрушила: у него остались одни кости, прилипшие к коже; плоть имеется только у зубов, в виде десен.

Иов.19:21. Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои, ибо рука Божия коснулась меня.

Иов.19:22. Зачем и вы преследуете меня, как Бог, и плотью моею не можете насытиться?

Телесные силы Иова истощены, и для него достаточно проказы, которою поразил (евр. «нага», употребляемое для обозначения проказы. Лев. 13.23) его Бог. Поэтому друзья не должны увеличивать его страданий «вкушением его плоти», – новыми бедствиями (Пс 26.2; Мих 3.3), т. е. обвинениями и клеветой (Дан 3.8:6.2-5).

Иов.19:23. О, если бы записаны были слова мои! Если бы начертаны были они в книге

Иов.19:24. резцом железным с оловом, – на вечное время на камне вырезаны были!

Обращенная к друзьям просьба о снисходительном, сострадательном отношении (ст. 21) остается без ответа. Ввиду этого Иов высказывает желание, чтобы, по крайней мере, грядущие поколения отнеслись к нему с сочувствием и участием. Это же возможно под условием ознакомления их с его невинностью и верою в Бога, средством к чему является запись его слов на камне резцом железным (об этом см. в Введении), – не всего им сказанного, так как не все оно свидетельствует о его правоте, а только слов ст. 25–27.

Иов.19:25. А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию,

«Я знаю, – говорит Иов, – Искупитель мой, точнее, мой Гоел, жив». Гоелом у евреев называлось лицо, которому принадлежало право мстить не только за убийство, но и за честь, имущество, требовать суда и даже самому производить его (Лев. 25.25; Чис 35.19; Втор 19.6:12; Руфь 3.13:4.4, 6). Название «гоел» прилагается также к Богу, как избавителю народа еврейского от рабства египетского (Исх 6.6:15.3; Пс 73.2:76.16) и вавилонского (Ис 43.1:44.22), и вообще, как судье и отмстителю всех притесняемых, угнетаемых (Пс 118.154; Плач 3.58). И как показывает выражение «жив», применяемое к Богу (Втор 5.26; Суд. 8.19; 1Цар 17.26:36; Ис 37.17 и т. п.); гоелом Иова, его защитником, и избавителем является также Бог.

«И он в последний день» – неправильный перевод еврейской фразы: «веахарон ал афар йакум», буквально означающей «и последний встанет над прахом». В качестве защитника Иова Бог «встанет», т. е. явится («кум» в значении «вставать» употребляется о свидетеле – Втор 30.5; Пс 26.12:34.11 и о Боге судье – Ис 2:19, 21, 28:21, 33:10; Пс 11.6:93.16) над прахом (алафар), перстью Иова и его могилы (Иов 7.21:14.18, 20.11, 21.26) «последним», т. е. в конце существования этого мира («последний» – тот, который всех переживет, – Ис 44.6). «Восставит из праха распадающуюся кожу мою сию» – неправильный перевод еврейского текста: «веахар ори никфу зот». «Ахар» – позади, за, после (Пс 72.24). «Нифу» – пиэльная форма от глагола «накаф» – окружать (Ис 15.8:29.1; Пс 16.9:21.17; Нав 6.3:11; и т. п. ), встречающаяся только у пророка Исаии с значением «срубать», «уничтожать» (Ис 10.34, ср. Иов 17.6:24.13). «Ори» – кожа моя; «зот» – эта. С прибавлением слов стиха 26: «и я из плоти моей («мибсари») увижу Бога», все данное место («веахар ори никфу зот» ) может быть переведено так «после того, как моя кожа будет разрушена, из моей плоти я увижу Бога».

Иов.19:27. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!

Иов вполне уверен в исполнении своих слов, и эта уверенность переходит в страстное ожидание: «истаевает сердце в груди моей», точнее: «мои внутренности истомились» («калу» от «кала», обозначающего страстное ожидание: ср. Пс 68.4:72.26, 83.3, 118.81-82).

Иов убежден, что Бог явится в качестве его защитника в конце существования данного мира. К этому времени тело его истлеет, и, тем не менее, он «из плоти своей», собственными глазами увидит Господа. Возможность созерцания Бога телесными очами после нетления плоти обусловливается только фактом воскрешения тела и соединения его с душою. Выражение веры Иова в будущее воскресение усматривают в данном месте и древние переводы. «Я знаю, – читаем в тексте LXX, – что вечен Тот, кто должен меня искупить и воскресить на земле мою кожу, терпящую это, ибо от Господа произошли со мною эти вещи, которые я сам знаю, которые мои глаза видели, а не другой кто». «Ego scio, – говорит сирский перевод Пешито, – quod liberator meus vivens est, et in tine super terram manifestabitur, et super cutem meam circumverunt haec et super carnem meam». Еще выразительнее перевод Вульгаты: «Я знаю, что Искупитель мой жив, и в последний день я буду воскрешен из земли. Я снова буду одет моею кожею, и во плоти моей увижу Бога моего. Я увижу Его сам, мои глаза увидят Его, а не другой». С пониманием древних переводов согласно понимание отцов и учителей восточной и западной церкви, Климента Римского, Оригена, Кирилла Иерусалимского, Епифания, Амвросия Медиоланского, блаженного Августина и др.

Иов.19:28. Вам надлежало бы сказать: зачем мы преследуем его? Как будто корень зла найден во мне.

Иов.19:29. Убойтесь меча, ибо меч есть отмститель неправды, и знайте, что есть суд.

Обращенное к друзьям предупреждение. Право суда над Иовом принадлежит Богу-Гоелу (ст. 25): Он докажет его невинность. Если же друзья, несмотря на полную веры речь страдальца, по-прежнему будут выступать в роли судей-обвинителей, указывать причины бедствий в предполагаемых грехах, то они должны бояться меча, – божественного наказания (Иов 15.22:27.14; Зах 13.7). О неизбежности последнего (ст. 29) см. Иов 13.7-10.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →