Комментарии Лопухина на книгу Иова 29 глава

Первая речь Иова к друзьям. 1–25. Описание прежнего счастья.

Иов.29:1. И продолжал Иов возвышенную речь свою и сказал:

Молчание друзей дает Иову возможность продолжать и окончить начатую речь. Обозревая все ранее сказанное, страдалец вновь утверждает, что не заслужил несчастья и не знает его причин.

Иов.29:2. о, если бы я был, как в прежние месяцы, как в те дни, когда Бог хранил меня,

Богобоязненность (Иов 28.28) не в состоянии уничтожить в страдальце чувства горечи, возникающего при воспоминании о минувших днях былого счастья, основою которого был Бог и Его покровительство. О, если бы – восклицает он – кто-нибудь дал мне возможность пережить былое время, вернуть прежнее счастье!

Иов.29:3. когда светильник Его светил над головою моею, и я при свете Его ходил среди тьмы;

В это невозвратное время божественная помощь и благодеяния изливались на Иова, как свет от светильника, и охраняли его от опасностей

Иов.29:4. как был я во дни молодости моей, когда милость Божия была над шатром моим,

Иов.29:5. когда еще Вседержитель был со мною, и дети мои вокруг меня,

Иов.29:6. когда пути мои обливались молоком, и скала источала для меня ручьи елея!

«В дни своей молодости» (евр. «хореф» – «зима» – Быт 8.22; Притч 20.4; Иер 36.22; Ам 3.15; время, противоположное лету; период пользования собранными плодами – осень) точнее во время возмужалости (ст. 5) Иов находился в общении с Богом (евр. «сод» – самое короткое знакомство, – Иов 19.9; Пс 24.14; Пс 54.15; Притч 3.22), наслаждался, как праведник, семейным счастьем («дети мои вокруг меня», ср. Пс 126.3 и д.) и изобилием земных благ (ст. 6; ср. Иов 20.17; Быт 49.11-12; Исх 3.8; Втор 32.13).

Иов.29:7. когда я выходил к воротам города и на площади ставил седалище свое, -

Иов.29:8. юноши, увидев меня, прятались, а старцы вставали и стояли;

Иов.29:9. князья удерживались от речи и персты полагали на уста свои;

Иов.29:10. голос знатных умолкал, и язык их прилипал к гортани их.

Помимо этого, Иов пользовался всеобщим уважением, особенно ясно сказывавшимся в то время, когда он принимал участие в общественных, в частности, судебных делах, решаемых на площади пред городскими воротами: «на площади ставил седалище свое» (ср. Иов 5.4:31.21; Притч 31.23; Неем 8.1:3, 16). Когда Иов появлялся здесь, то из почтения к нему юноши не смели показываться, старцы вставали, ожидая, когда он сядет (ср. 3Цар 2.19), князья, – начальники города, по тем же соображениям воздерживались от речей, предоставляя ему первое слово (ср Иов 32.4 и д.), а знатные умолкали, не зная что прибавить к сказанному им.

Иов.29:11. Ухо, слышавшее меня, ублажало меня; око видевшее восхваляло меня,

Впечатление, производимое личностью Иова, его общественною и частною деятельностью было таково, что слышавшие о нем считали его достойным всех благ и призывали их на него, а видевшие не могли воздержаться от прославления (ср. Притч 31.28).

Иов.29:12-17. Причины подобного отношения к Иову заключались в его добродетели, и особенно милосердии и правосудии.

Иов.29:12. потому что я спасал страдальца вопиющего и сироту беспомощного.

Иов.29:13. Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость.

Он не только не угнетал беспомощных, вдов и сирот, как утверждал Елифаз (Иов 22.9), но оказывал им поддержку и помощь, не оставался глух к их воплям (ср. Пс 71.12). Поэтому он был благословляем теми стоящими на краю гибели («погибающими», евр. «овед», ср. Иов 31.19-20; Притч 31.6), которых спасал (ср. Пс 71.12-15).

Иов.29:14. Я облекался в правду, и суд мой одевал меня, как мантия и увясло.

Другою добродетелью Иова была правда, строгое следование воле Божией, и суд («мишфат») – решимость стоять за правду против неправды. Первою он покрывался (евр. «лабаш»), как одеждою (ср. Пс 131.9; Ис 11.5:59.11), второй составлял его головной убор, тюрбан, т. е. Иов был носителем, органом этих добродетелей (ср. Суд. 6.34: «Дух Господень объял (евр. «лабеша») Гедеона» – он сделался его органом).

Иов.29:15. Я был глазами слепому и ногами хромому;

Иов.29:16. отцом был я для нищих и тяжбу, которой я не знал, разбирал внимательно.

Иов.29:17. Сокрушал я беззаконному челюсти и из зубов его исторгал похищенное.

Наглядными проявлением правды, воздающей каждому должное, служила приспособленная к нуждам несчастных помощь. Она восполняла их недостатки, как бы возвращала утраченные органы: «я был глазами слепому» (ср. Чис 10.31). «Суд» проявлялся в строгом и беспристрастном правосудии: Иов внимательно разбирал тяжбы неизвестных ему лиц, освобождал страждущих от несправедливых притеснителей («из зубов... исторгал похищенное» – ст. 17) и лишал последних возможности вредить («сокрушал беззаконному челюсти», ср. Пс 3.8:57.7).

Иов.29:18. И говорил я: в гнезде моем скончаюсь, и дни мои будут многи, как песок;

Согласно теории земных мздовоздаяний, благочестивый Иов рассчитывал на спокойную смерть среди семейных («в гнезде моем скончаюсь» – умру, как птица, окруженная птенцами; ср. Пс 83.4) после долголетней жизни: «дни мои будут многи, как песок» (евр «хол», – песок, – символ многочисленности: Иов 6.3; Быт 22.17:32.12, 41.49; Ис 10.22; Иер 33.22). Вместо «как песок», LXX читают: «ὡς στέλεχος φοίνικος» – как ствол пальмы («стебло финиково» – славян.), древне-итальянский перевод: – «sicut arbor palmae», Вульгата: «sicul palma»; моя жизнь будет подобна существованию пальмы, долговечного растения, часто обновляющегося в корнях. Еврейское же предание, воспроизводимое Талмудом (Sanhedrin fol. 108), мидрашами, раввинами Кимхи, Иархи и усвоенное некоторыми из новейших экзегетов – Деличем, Гитцигом и др., разумеет под «хол» возрождающуюся после смерти к новой жизни легендарную птицу феникс. Косвенным подтверждением подобного взгляда служит египетское название данной птицы «хол», или «хул» и совпадение желания Иова: «в гнезде моем скончаюсь», с тою сообщаемою легендами о фениксе подробностью, что феникс приносил останки своего умершего отца в Гелиополис в храм солнца и там отдавал ему последние почести. Предполагают даже, что первоначальная редакция LXX имела только: «ὥσπερ φοῖνιξ» («как феникс»), а современное чтение: «ὥσπερ στέλεχος»... – позднейшее явление. LXX не могли с еврейским «хол» соединять значение «пальма», так как пальма по-еврейски – «тамар», и значение данного слова LXX хорошо известно (Пс 91.13; Песн 7.8-9; Иоиль 1.12).

Иов.29:19. корень мой открыт для воды, и роса ночует на ветвях моих;

Иов надеялся на такую же свежесть сил, бодрость, какая выпадает на долю растения, нужная для роста которого влага доставляется и снизу («корень мой открыт для воды»; ср. Иов 14.8-9) и сверху («роса ночует на ветвях моих»; ср. Иов 18.16; Быт 27.39; Притч 19.12),

Иов.29:20. слава моя не стареет, лук мой крепок в руке моей.

Одновременно с этим Иов рассчитывал на всегдашнее уважение со стороны окружающих («слава моя не стареет») и на свою силу поддержать его («лук мой крепок»; ср. 1Цар 2.4; Пс 45.10:75.4 и т. п.).

Иов.29:21-25. Упоминание о прежней славе даст Иову повод вновь остановиться на этом предмете, еще раз пережить минувшее.

Иов.29:21. Внимали мне и ожидали, и безмолвствовали при совете моем.

Иов.29:22. После слов моих уже не рассуждали; речь моя капала на них.

Иов.29:23. Ждали меня, как дождя, и, как дождю позднему, открывали уста свои.

Никто из слушавших Иова не смел прерывать его; все ожидали конца его речи, а по окончании ее безмолвствовали («не рассуждали»), не имея возможности что-нибудь прибавить к сказанному им: рассуждения Иова всецело исчерпывали обсуждаемый вопрос. Его речь удовлетворяла, насыщала всех, как дождь сухую землю (ср. Втор 32.2; Пс 71.6). Поэтому ее ждали с таким же страстным нетерпением («открывали уста свои»; ср. Пс 118.131), с каким ждут мартовского – апрельского дождя («позднего»; ср. Втор 11.14; Иер 3.3:5.24; Ос 6.3; Иоиль 2.23), выпадающего пред посевом летних плодов.

Иов.29:24. Бывало, улыбнусь им – они не верят; и света лица моего они не помрачали.

При своей мудрости Иов казался настолько недосягаемо великим, что его улыбка считалась за честь; не каждый верил в такую милость, снисхождение к себе с его стороны, и никто не решался чем-либо опечалить («света лица моего они не помрачали»; ср. Притч 16.15).

Иов.29:25. Я назначал пути им и сидел во главе и жил как царь в кругу воинов, как утешитель плачущих.

Всеми уважаемый за свою мудрость, Иов являлся руководителем своих сограждан в жизни, был их главою.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →