Комментарии Лопухина на Псалтирь 118 глава

В еврейской Библии этот псалом не имеет надписания, в греческой же и Вульгате он, как и все псалмы, начиная с 110, надписывается – «аллилуия». Псалом – алфавитный, причем каждой буквой еврейской азбуки начинается не один стих, как в тех псалмах, которые уже встречались у нас, а строфа в 8 стихов, а потому всех стихов в псалме 176, строф же 22, по числу знаков еврейской азбуки. Псалом можно считать написанным во время Ездры и Неемии, так как указания псалма на нестроения жизни, вроде враждебных отношений к иудеям правительства (Пс.118_23, 46), появление среди самих иудеев отступников (Пс.118_21, 53, 150), равно также многочисленные указания, что праведник боролся и находил защиту и подкрепление только в вере в Господа и следовании Его закону (ст. Пс.118_1–8, 14, 20, 24 и др.) совпадают с положением евреев в эпоху деятельности Ездры и Неемии, когда персидские цари мешали евреям по проискам самарян устроению их гражданской, политической и религиозной жизни, когда евреи за свою верность закону подвергались прямым даже преследованиям, напр., при Артаксерксе 3, его военачальник Вагоз обложил жертвоприношения податью; известный Артаксеркс Лонгиман издал даже повеление по проискам царедворца об истреблении иудеев (Есф. 3:8-14). В это время у евреев было много отступников от веры отцов.

Содержание псалма посвящено уяснению высоты содержания закона Божия и выяснению его благодетельного значения для человека. Несмотря на обширность псалма и кажущуюся повторяемость многих мыслей, он, однако, по выражению преосв. Феофана (см. толкование на этот псалом, введение к нему), полон разнообразия или в уяснении свойств закона, или разных его оттенков, так что для углубляющегося в его чтение представляет неистощимый материал для назидания. Указанный труд преосв. автора ознакомит желающего с деталями, оттенками содержания псалма, в его правовоспитательном понимании, мы же здесь остановимся лишь на тех местах, которые за некоторой темнотою нуждаются в выяснении прямого, буквального смысла.

Пс.118:1. Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем.

Пс.118:2. Блаженны хранящие откровения Его, всем сердцем ищущие Его.

Пс.118:3. Они не делают беззакония, ходят путями Его.

Пс.118:4. Ты заповедал повеления Твои хранить твердо.

Пс.118:5. О, если бы направлялись пути мои к соблюдению уставов Твоих!

Пс.118:6. Тогда я не постыдился бы, взирая на все заповеди Твои:

Пс.118:7. я славил бы Тебя в правоте сердца, поучаясь судам правды Твоей.

Пс.118:8. Буду хранить уставы Твои; не оставляй меня совсем.

Закон Божий здесь именуется разными названиями, при единстве своего внутреннего содержания выясняющими разнообразное его проявление, выражение и значение. «Закон» – общее указание, основное родовое понятие, указывающее на те непреложные нормы, которым подчиняется в своем строении и деятельности как природа физическая, так и духовная жизнь человека. «Откровения» – особые повеления, сообщенные Богом человеку для его духовного возрастания. Они «откровенны», т. е. не человеком выработаны, почему могут не иметь обязательной силы и быть ошибочными, но безгрешны и святы, так как открыты, сообщены Самим Господом, а потому и общеобязательны. Этот закон есть «путь», указывает направление деятельности человека для достижения определенной ему цели его существования на земле. «Повеления» -частные предписания, дающие указания направлению деятельности в разных видах жизни – семейной, общественной, религиозной и др. «Уставы», т. е. предписания, которые устанавливают известные отношения человека к Богу, принимаемые первым обязательства, нарушение которых влечет за собой кару, в виде разных бедствий и нестроений жизни, за это нарушение. «Заповеди», т. е. пределы, указывающие границы того, что дозволено и полезно, в каковых границах и должна быть заключена воля человека и его деятельность. С греч. и лат. под «заповедями» разумеются «оправдания», т. е. повеления Господа, при сохранении и следовании им делающие человека святым и правым пред Богом. «Суд...» – в смысле беспристрастия и непогрешимости его решений: в законе нет ничего, потворствующего страстям человека или двусмысленного, там одна правда. Писатель псалма восхваляет и считает блаженным того, кто не отступал от этого закона и неуклонно следовал ему, и молит Бога дать и ему силы для такого же исполнения этих повелений, так как только в последнем – условие душевного спокойствия и нравственного удовлетворения.

Пс.118:9. Как юноше содержать в чистоте путь свой? – Хранением себя по слову Твоему.

По сопоставлению с 8 ст. под юношей здесь нужна разуметь писателя псалма, на что указывает и 100 ст. Этим указанием можно отчасти объяснить самую обширность псалма, в которой (обширности) нельзя не видеть пытливого старания писателя понять и уяснить себе все содержание закона и его великое значение для человека, уяснить его даже в частностях; это первая проба сознательной мысли и стремления определить и наметить себе путь жизни. Вместе с тем в псалме мы увидим много указаний, где его писатель проникнут жаждой подвига и горячим, порывистым негодованием на всех, не следующих закону. Последняя черта, черта горячего желания подвигов и намерения неуклонно и прямолинейно следовать тому, что признается высоким, особенность и свойство преимущественно молодого возраста. Если писатель псалма был юношей, то тем самым устраняются те многочисленные предположения, которые приписывают происхождение его Давиду, написавшему псалом своему сыну Соломону для его обучения: Давид, когда у него родился Соломон, не был юношей, но зрелым и многоопытным мужем. «Словом» называется здесь тот же закон Божий, как сообщенный человеку от Господа через Моисея и пророков путем слова, речи. Следованием этому слову юноша сохранит свою чистоту, так как в этом законе предлагаются наставления, возвышающие человека, облагораживающие его душу и святые.

Пс.118:11. В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою.

«Сокрыть... в сердце»: – полюбить, глубоко усвоить, так, чтобы внешнее поведение являлось выражением внутреннего настроения. В таком же согласии внутренней жизни и ее внешнего выражения – полнота личной жизни и определенности ее направления.

Пс.118:13. Устами моими возвещал я все суды уст Твоих.

Как результат глубокого проникновения закона в сердце писателя является то, что он постоянно говорит об этом законе, проповедует его, так как другого, более для него высшего и ценного предмета нет.

Пс.118:14. На пути откровений Твоих я радуюсь, как во всяком богатстве.

«На пути откровений Твоих я радуюсь», я радуюсь, когда следую Твоим заповедям, потому что здесь нахожу удовлетворение своим влечениям. Это следование заповедям не означает теоретического только изучения закона, а многообразное проявление его в деятельности, которая во всех своих видах и направлениях была осуществлением и фактической, практической проповедью уставов Господа.

Пс.118:18. Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего.

«Увидеть чудеса закона Божьего» – понять все высокое содержание его, оценить ту преобразующую его силу, которая из грешного человека делает праведника, из слабого волей – великого подвижника, из ничтожного – героя. Таких свидетельств чудесного преобразования человека под действием закона история указывает целые тысячи: все пророки были мучениками за закон и непоколебимыми его проповедниками, в истории же христианской церкви таких фактов великого подвижничества и мученичества невозможно и пересчитать. Понять и узнать такую силу и действие закона Божия на человека можно тогда, когда «открыты очи», когда не отворачиваются от него с предвзятым убеждением, а внимательно, сосредоточенно, «с открытыми очами», изучают его.

Пс.118:19. Странник я на земле; не скрывай от меня заповедей Твоих.

Жизнь на земле есть «странствование», путешествие, совершаемое человеком для достижения своего отечества и постоянного, вечного местопребывания. Очевидно, последнее – не на земле, а за гробом. Если же так, то земная жизнь должна быть подготовлением к загробной и к ней может привести только безошибочно избранный на земле путь. Как и где найти последний? Этот путь указан в заповедях закона. Кто не следует им, тот заблуждается и не достигнет загробной обители, т. е. загробного успокоения, как награды за понесенные труды к его достижению. Здесь довольно ясное учение о цели земного существования, бессмертии человеческой души и загробном мздовоздаянии.

Пс.118:21. Ты укротил гордых, проклятых, уклоняющихся от заповедей Твоих.

Пс.118:22. Сними с меня поношение и посрамление, ибо я храню откровения Твои.

Пс.118:23. Князья сидят и сговариваются против меня, а раб Твой размышляет об уставах Твоих.

В этих стихах – указание того положения еврейского народа во времена Ездры и Неемии, когда они встречали противодействие как со стороны отступников от веры отцов из евреев, так и со стороны самарян. Последние называются уклонившимися от заповедей Бога потому, что самаряне признавали только Пятикнижие Моисея, а остальные священные книги евреев отвергали, вследствие чего уклонялись и от соблюдения сообщенного в этих книгах откровения. Самаряне интриговали против евреев пред персидскими правителями, и князья персов, доверяя их доносам, издавали указы, стесняющие деятельность евреев, вроде, напр., запрещения постройки храма и Иерусалима. Такие запрещения являлись незаслуженным поношением и посрамлением евреев, заботившихся только при этих постройках об удовлетворении своих религиозных нужд, а не о политическом отложении, как ложно доносили на них их враги.

Пс.118:25. Душа моя повержена в прах; оживи меня по слову Твоему.

«Душа моя повержена в прах» – я измучен, истерзан до того, что близок к смерти, обращен в пыль, в ничто – указание на то, что современные писателю настроения действовали на него удручающе, он близок был к отчаянно. – «Оживи меня по слову Твоему» – помоги Своим всемогущим содействием.

Пс.118:29. Удали от меня путь лжи, и закон Твой даруй мне.

«Удали от меня путь лжи» – сохрани меня от ложных и дурных поступков. Может быть писатель в целях ослабить интриги самарян временно останавливался на мысли, воздействовать на персидский двор непрямыми средствам, но потом, сознавая, что такой способ, являясь нечистым, может повлечь за собою целый ряд подобных же, развить в человеке безразличие к нравственной стороне поступков, сделав мерилом достоинства последних лишь внешнюю их выгодность, испугался своей мысли и с молитвой покаяния обратился к Господу, чтобы он утвердил Его в следовании лишь правде, Его закону (см. 30 ст.).

Пс.118:33. Укажи мне, Господи, путь уставов Твоих, и я буду держаться его до конца.

Пс.118:34. Вразуми меня, и буду соблюдать закон Твой и хранить его всем сердцем.

Пс.118:35. Поставь меня на стезю заповедей Твоих, ибо я возжелал ее.

Пс.118:36. Приклони сердце мое к откровениям Твоим, а не к корысти.

Пс.118:37. Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты; животвори меня на пути Твоем.

Пс.118:38. Утверди слово Твое рабу Твоему, ради благоговения пред Тобою.

Сознание писателем высоты закона, его святости и своей слабости и неопытности, вызывает в нем, при его решении неуклонно следовать указаниям закона, молитву к Господу о том, чтобы Он не оставлял его Своим постоянным вразумлением и руководством в самых разнообразных обстоятельствах и положениях жизни.

Пс.118:39. Отврати поношение мое, которого я страшусь, ибо суды Твои благи.

«Поношение» – разумеется со стороны Бога за грех человека, т. е. за отступление от Его заповедей. Это поношение выражается в лишении человека величайшего блага – близости к Господу. Такое «поношение» для благочестивого человека есть величайшее бедствие, самое тяжелое наказание, которого он страшится и от которого, в случае нарушения Божественных заповедей, он молит благость Господа помиловать его.

Пс.118:42. и я дам ответ поносящему меня, ибо уповаю на слово Твое.

Обыкновенная, обыденная мера, прилагаемая к оценке достоинства разных направлений жизни есть, большею частью, узкоматериалистическая: достоинство измеряется степенью выгоды и количеством практических удобств. В таком положении находился писатель псалма с своей глубокой верой в плодотворность закона Божия для хранящих его. Вера его была глубока, но внешнее положение было бедственно. Это вызывало насмешки над ним со стороны как врагов еврейского народа, язычников, так и его единоплеменников, неустойчивых в своей вере и отступников от нее. Так как поношение упований праведника переходило в поношение самого Господа, бессильного, будто бы, наградить и избавить от бедствий Своих чтителей, то писатель молит Его (см. 40 и 41 ст.) о ниспослании милостей для верующих в Него, чтобы тем самым дать фактическое опровержение лжи поносителей.

Пс.118:43. Не отнимай совсем от уст моих слова истины, ибо я уповаю на суды Твои

«Не отнимай совсем от уст моих слова истины». «Совсем» значит навсегда, постоянно, точнее бы с евр. «никогда», т. е. дай мне никогда не отступать от Твоих повелений.

Пс.118:46. буду говорить об откровениях Твоих пред царями и не постыжусь;

«Говорить об откровениях Твоих пред царями» – разъяснять истинный смысл того, что созидалось евреями по возвращении из плена, не опасаясь никаких ложных истолкований и недоверия со стороны правителей (см. 29 ст.).

Пс.118:51. Гордые крайне ругались надо мною, но я не уклонился от закона Твоего.

Ст. сл. 42.

Пс.118:53. Ужас овладевает мною при виде нечестивых, оставляющих закон Твой.

Под нечестивыми, «оставляющими закон Божий», разумеются не язычники, которые этого закона не держались, но евреи, отступившие от него.

Пс.118:55. Ночью вспоминал я имя Твое, Господи, и хранил закон Твой.

«Ночь...» – время бедствий. В тяжелые минуты жизни писатель утешался только силой своей веры в Закон Божий и изложенные там обетования для всех чтителей Иеговы.

Пс.118:61. Сети нечестивых окружили меня, но я не забывал закона Твоего.

«Сети нечестивых», вероятно, происки самарян.

Пс.118:67. Прежде страдания моего я заблуждался; а ныне слово Твое храню.

Бедствия, пережитые евреями во время плена, показали им, что сила и могущество их народа заключается не в устроении жизни по своему усмотрению, а по указанию Господа. Хотя о последнем постоянно слышалась проповедь пророков, предвещавшая тяжелые бедствия за отступление от Бога, но народ не верил и «заблуждался» до момента наступления предвозвещенной пророками кары, в виде вавилонского плена. Теперь, за время плена, еврей научился, сознал, что его благополучие зависит от хранения «слова Божия». Писатель псалма здесь является выразителем общего настроения благочестивых израильтян.

Пс.118:69. Гордые сплетают на меня ложь; я же всем сердцем буду хранить повеления Твои.

Пс.118:70. Ожирело сердце их, как тук; я же законом Твоим утешаюсь.

Под «гордыми» можно разуметь или вообще языческих князей, пренебрежительно относившихся к евреям, или тех из евреев, которые обращали все свои усилия только на свое материальное обеспечение, не заботясь об общенародных нуждах и своей нравственной чистоте. Для всех них еврей, преданный своему народу и благочестивый, был помехой, которую им хотелось устранить.

Пс.118:81. Истаевает душа моя о спасении Твоем; уповаю на слово Твое.

Пс.118:82. Истаевают очи мои о слове Твоем; я говорю: когда Ты утешишь меня?

Пс.118:83. Я стал, как мех в дыму, но уставов Твоих не забыл.

Изображение тяжести переживаемых писателем нестроений жизни. – «Мех в дыму», точнее, мех на морозе, который от того твердеет, ломается и делается от него дым. «Мороз» здесь образ бедствий евреев, изнуривших последних.

Пс.118:94. Твой я, спаси меня; ибо я взыскал повелений Твоих.

«Твой я» – только Тебе одному предан и только от Тебя жду помощи и защиты.

Пс.118:96. Я видел предел всякого совершенства, но Твоя заповедь безмерно обширна.

«Я видел предел всякого совершенства». Все дела и начинания человека, ограничивающие их содержание и ценность пределами земной жизни могут быть совершенны и закончены, «заповедь же Господа безмерно обширна», она не может быть, закончена человеком, никто не может сказать, что он достиг совершенства в законе, ибо заповеди последнего такой высоты, что мерилом, пределом их может быть только полное богоуподобление человека, т. е. бесконечное его развитие не на земле только, но и за гробом.

Пс.118:98. Заповедью Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих, ибо она всегда со мною.

Пс.118:99. Я стал разумнее всех учителей моих, ибо размышляю об откровениях Твоих.

Пс.118:100. Я сведущ более старцев, ибо повеления Твои храню.

Руководство заповедью Господа делает юношу разумнее учителей, сведущее старцев и мудрее врагов. Здесь указание, что псалом написан после устранения некоторых препятствий, какие встречались евреям во времена Ездры. Оставаясь преданными закону Бога, веруя в его помощь, истинные и благочестивые ревнители о благе народа не прекращали заботы о благоустроении его жизни и эти заботы часто увенчивались успехом, хотя встречали прямое противодействие со стороны врагов самарян и неодобрение со стороны учителей-старцев (Агг. 1:1-15), которые подрывали энергию строителей второго храма и в некоторых нестроениях жизни видели знаки отвержения своего народа Богом, почему предвещали неудачу всем их предприятиям.

Пс.118:109. Душа моя непрестанно в руке моей, но закона Твоего не забываю.

«Душа моя непрестанно в руке моей», – т. е. открыта всякому, доступна действию врага, или – в постоянной опасности. Вероятно, под рукой разумеется здесь открытая и прямая деятельность писателя псалма для восстановления народного благополучия и эта-то деятельность была неприятна врагам еврейского народа, которые старались в ней найти основание для осуждения писателя, может быть, путем клеветы пред персидским правительством. Но писатель не смущался враждебным к нему отношением, а непреклонно шел к исполнению и восстановлению законного служения среди своего народа.

Пс.118:116. Укрепи меня по слову Твоему, и буду жить; не посрами меня в надежде моей;

Пс.118:117. поддержи меня, и спасусь; и в уставы Твои буду вникать непрестанно.

Хотя вера писателя в слово Божие была глубока, но тяжелые условия, среди которых ему приходилось действовать, ставили ему такие непреодолимые препятствия, что он прибегал к помощи Божией и взывал к Его непосредственному содействию. Показателем силы его веры здесь служит та черта, что и в минуты некоторого упадка духа он ищет поддержки не от людей, а от Господа.

Пс.118:120. Трепещет от страха Твоего плоть моя, и судов Твоих я боюсь.

«Трепещет от страха Твоего плоть моя», писатель находится в трепете, в боязливом ожидании того, каково будет определение Господа относительно успеха его деятельности, он опасается, что по суду Божественной правды еврейский народ может оказаться недостойным Его милости, а вместе с тем и восстановления благополучия. Это опасение и заставляет его трепетать.

Пс.118:121. Я совершал суд и правду; не предай меня гонителям моим.

Пс.118:122. Заступи раба Твоего ко благу его, чтобы не угнетали меня гордые.

Деятельность во имя народного блага создала автору много врагов, которые не только презрительно относятся к нему, но и «гонят», преследуют его разными способами, которые сильно вредят успеху его благих начинаний. О прекращении этих нападок он молит Господа.

Пс.118:126. Время Господу действовать: закон Твой разорили.

Над нечестивыми отступниками от закона писатель молит Господа произнести свой суд. Их безнаказанность и благополучие вредны тем, что в колеблющихся душах вселяют недоверие к деятельности в духе указаний закона к тому, что именно только последняя увенчается успехом и вызовет благоволение со стороны Бога. Пример благополучия нечестивых как будто говорит иное. Чтобы укрепить колеблющихся, обличить отступников и ободрить благочестивых, писатель молит Бога произнести Свой суд.

Пс.118:134. избавь меня от угнетения человеческого, и буду хранить повеления Твои;

Избавление от «угнетения человеческого» является условием всецелого и постоянного служения Господу и исполнения Его закона. Внешние бедствия не имеют силы подорвать веру человека в Бога, но могут препятствовать такому распорядку времени и своего поведения, которое бы являлось и направлялось всегда к служению Господу, отвлекая силы и внимание к устранению их.

Пс.118:136. Из глаз моих текут потоки вод оттого, что не хранят закона Твоего.

Так как писатель везде проповедует о необыкновенно возвышающем действии закона на душу человека, равно так же и о том, что следование уставам Господа является верным источником и внешнего благополучия человека на земле, то на него должно было действовать удручающе всякое нарушение повелений Божиих, которое он где-либо видел: он с горьким сожалением оплакивает таких заблуждающихся людей.

Пс.118:141. Мал я и презрен, но повелений Твоих не забываю.

Писатель псалма не был видным по положению среди еврейского народа («мал я и презрен»), но он был одним из тех верных евреев, которые искренно любили свой народ, были преданы служению Господу и горячо стремились к восстановлению истинного богопочтения и благочестивой жизни. Может быть, что писатель псалма был одним из благочестивых левитов.

Пс.118:147. Предваряю рассвет и взываю; на слово Твое уповаю.

«Предваряю рассвет и взываю», т. е. с раннего утра «до наступления» появления рассвета, я молюсь и взываю к Тебе о защите и помощи.

Пс.118:164. Семикратно в день прославляю Тебя за суды правды Твоей.

«Семикратно в день прославляю Тебя за суды правды Твоей». – Семикратно – в смысле часто. – «Суды правды» – проявления Божественного гнева на врагах благочестивого писателя и всех верных евреев. Можно видеть здесь указание на то, что действия врагов еврейского народа не всегда были успешны: интриги их удавалось обличить, наступало улучшение и эти моменты жизни наполняют писателя благодарно-восторженным чувством.

Пс.118:171. Уста мои произнесут хвалу, когда Ты научишь меня уставам Твоим.

Вместо «когда» точнее можно бы перевести «так как». Смысл тот: так как только от Тебя, Господи, происходит, научение закону, то я и полон хвалы к Тебе.

Пс.118:176. Я заблудился, как овца потерянная: взыщи раба Твоего, ибо я заповедей Твоих не забыл.

«Заблудившаяся... овца» – затерянный, угнетенный писатель, как и всякий истинный в данное время чтитель Иеговы, что указывает на общее тяжелое тогдашнее положение еврейского народа.

Содержание псалма представляет мало указаний на внешнее положение писателя, более же всего говорит о том, какие чувства и мысли вызываются в нем при чтении закона. В нем одном он находит отраду и успокоение, почерпает веру в торжество правды и энергию для своей деятельности. Таков содержание псалма ясно свидетельствует о том, что враждебные действия ненавистников евреев ставили последним препятствия, которые останавливали и тормозили их начинания. Но тяжесть такого положения не без просвета: писатель находил возможность радоваться и благодарить Господа за проявление Его судов (ст. 164), т. е. бывали моменты, когда деятельность врагов его была бесплодной. Общий угнетенный тон содержания псалма с проблесками света и радости в писателе подтверждает высказанное в начале псалма предположение о времени его происхождения в эпоху Ездры, когда против евреев велась интрига при дворе, вызвавшая запрещение евреям постройки храма и другие преследования и когда руководителям еврейского народа усиленно приходилось разоблачать ложь и клеветы врагов и частично вызывать проблески благоволения персидского правительства.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →