Комментарии Лопухина на книгу пророка Исаии 52 глава

1–2. Вторичное обращение пророка к Сиону и Иерусалиму. 3–6. Обнаружение силы Божественного покровительства Иерусалиму чрез его внутреннее бессилие. 7–8. Возрожденный Сион посылает благовестников спасения во все концы земли. 9–12. Торжественно-благодарственный гимн Богу за восстановление и прославление Иерусалима. 13–15. Пролог к следующей главе – о прославлении раньше унижаемого Мессии, явившегося в образе раба.

Ис.52:1-2. Вся эта глава, за исключением только трех последних стихов, представляет собой продолжение предыдущей речи (с Ис.51:17 ст.) – о восстановлении Иерусалима. В частности, два первых стиха настоящей главы, особенно выпукло изображают основную тему речи. Сион в них олицетворяется под видом поруганной женщины, поверженной в прах, одетой в рубище и закованной в цепи; и вот этой-то в конец униженной и обесчещенной женщине пророк возвещает полную, обратную метаморфозу – победоносное восстание, одежды величия и уничтожение всяких следов рабства.

Ис.52:1. Восстань, восстань, облекись в силу твою, Сион! Облекись в одежды величия твоего, Иерусалим, город святый! ибо уже не будет более входить в тебя необрезанный и нечистый.

Ис.52:2. Отряси с себя прах; встань, пленный Иерусалим! сними цепи с шеи твоей, пленная дочь Сиона!

«Восстань, восстань, облекись в силу твою, Сион! Отряси с себя прах, пленная дочь Сиона». Любопытно отметить, что будущее прославление Сиона описывается в таких чертах, которые составляют почти полную антитезу будущему же поруганию Вавилона: «сойди и сядь на прах, девица, дочь Вавилона; сиди на земле» (Ис.47:1). О том, что здесь нужно разуметь под брачным нарядом Сиона, мы говорили уже выше (см. комм. на Ис.49:18).

«Иерусалим, город святой! ибо уже не будет более входить в тебя необрезанный и нечистый.» Иерусалим называется городом «святым» (букв. городом святости или святилища) потому, что в нем был храм (ср. на евр. молен. ieruschalim codesch). Как в городе святом, в нем не должно быть места для необрезанных и нечистых (ср. Иез.44:9; Зах.14– СПб. проф.). Но так как все это пророчество имеет, несомненно, мессианский смысл, то, очевидно, что и в его речи об Иерусалиме, об обрезании и чистоте – не более, как образы или символы для выражения высших идей – духовно-нравственной святости и чистоты, т. е. того самого, что на языке Священного Писания именуется «обрезанием сердца» (Деян.7:51; Рим.2:28-29:); блаженный Иероним, святой Кирилл Александрийский). Следует также отметить весьма близкое родство данного пророчества, не только по содержанию, но и по букве, с одними из раннейших (Ис.35ст. см. наш ком.).

Ис.52:3. ибо так говорит Господь: за ничто были вы проданы, и без серебра будете выкуплены;

«За ничто вы были проданы и без серебра будете выкуплены.» Для изображения картины будущего духовного торжества Сиона, пророк, по своему обыкновению, пользуется красками из различных периодов жизни (прошед., настоящ. и даже будущ.) исторического Израиля. Так, в настоящем стихе он, в качестве подходящего образа, берет факт вавилонского плена и избавления от него, подчеркивая в обоих одну черту – их бескорыстный характер.

«За ничто вы были проданы». Чтобы правильно понять эти слова, их следует сопоставить с раннейшими: «которому из моих заимодавцев Я предал вас? Вот, вы проданы за грехи ваши». (Ис.50:1). Другая половина фразы «и без серебра будете выкуплены» еще яснее, хотя и она имеет освещающую ее параллель (Ис.45:13). Всем этим ясно обрисовывается бескорыстно-величественный характер отношения Всевышнего к духовному Израилю, который становится еще очевиднее, при сопоставлении данного места с новозаветными текстами: «не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов; но драгоценной Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца» (1Пет.1:18-19).

Ис.52:4-5. Здесь говорится, что ни в прошлом, ни в настоящем исторического Израиля не было ничего такого, что бы говорило о внутренней устойчивости и жизнеспособности этой нации и что давало бы возможность предположить ее самостоятельную силу. Наоборот, мы имеем только противоположные познания истории, которые, хотя и молчаливы, но тем не менее красноречиво свидетельствуют, что, если эта нация до сих пор еще существует, то, очевидно, уже не своей силой, а помощью Бога.

Ис.52:5. И теперь что у Меня здесь? говорит Господь; народ Мой взят даром, властители их неистовствуют, говорит Господь, и постоянно, всякий день имя Мое бесславится.

«Властители их неистовствуют... и постоянно... имя Мое бесславится». Кого здесь нужно понимать под властителями – вавилонское или иудейское правительство? Хотя большинство экзегетов (Orelli, Dillmann, The Pupl. Comm., Властов и др.) и склонны видеть здесь указание на вавилонских властей; но мы не думаем, чтобы это было правильно, и предпочитаем находить здесь характеристику полного внутреннего разложения иудейской нации, приведшего ее и к внешнему политическому краху (ср. Ис.27:14; Ис.43:28; Ис.51:20 – СПб. проф. Еп. Петр, блаженный Иероним и др.). Чрез такое поведение первосвященников и вождей еврейской нации и через всю, вообще печальную политическую судьбу Израиля, имя Господа – покровителя этой нации – несомненно, должно было подвергнуться сильным нареканиям у всех язычников, которые поражение той или другой народности везде объясняли победой одних божеств над другими (Иез.36:20).

Ис.52:6. Поэтому народ Мой узнáет имя Мое; поэтому узнáет в тот день, что Я Тот же, Который сказал: «вот Я!»

«Поэтому народ Мой узнает имя Мое... узнаете в тот день». Переход из области истории в сферу пророчества.

«Поэтому, т. е. утвердившись и во внешнем своем бессилии и во внутреннем разложении, лучшие представители народа израильского узнают имя Мое... – т. е. признают Меня за Мессию, в тот день», т. е. в день откровения нового, благодатного царства.

«Я тот же, Который сказал: вот Я». Из этих слов очевидно, что понятия «Мессия», «Отрок Мой», «Господь» – тождественны между собою и все одинаково указывают на Вечного, Всемогущего и Неизменного в своих обетованиях Бога.

Ис.52:7-8. Рисуют радостную картину будущего восстановления Иерусалима. Во главе целого сонма глашатаев спасения и мирного процветания Иерусалима идет великий Благовестник, авторитетно провозглашающий Сиону откровение его нового царства. Ему сопутствует множество других проповедников, которые разносят эту благую весть по всем концам земли и которые являются вместе с тем и лучшими свидетелями – очевидцами того, что они проповедуют.

Ис.52:7. Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: «воцарился Бог твой!»

«Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение». Слова эти, буквально повторенные еще раз у одного из послепленных пророков (Наум.1:15), несомненно, должно относить к Мессии, как это видно из раннейших мест того же пророка Исаии (Ис.41:27; Ис.40 и др.), а также из его известного мессианского текста: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим» (Ис.61:1).

«Воцарился Бог Твой!» Пока Израиль был в плену, а Иерусалим лежал в развалинах, Господь – всегдашний покровитель и защитник еврейского народа, на это время как бы отступил от него. Но вот Он снова является к Своему народу и берет на Себя обязанности царя над ними.

Ис.52:8. Голос сторожей твоих – они возвысили голос, и все вместе ликуют, ибо своими глазами видят, что Господь возвращается в Сион.

«Голос сторожей твоих... и все вместе ликуют». Ближайшими соратниками великого Благовестника, осуществляющими Его миссию, будет целый сонм Его помощников, апостолов и евангелистов (Деян.20:28), на которых апостол Павел распространяет сказанное о Самом Благовестнике (Рим.10:15). Наименование этих соратников «сторожами» раскрывает смысл данного здесь образа. У евреев, как и у многих других народов, существовали особые сторожевые башни, откуда специальные сторожа высматривали приближающуюся опасность и оповещали о ней один другого громким голосом. Здесь представляется дело так, что этими же башнями и сторожами на них воспользовался и Сам Благовестник для возвещения великой радости. И голос сторожей громким радостным эхом прокатился по всему Иерусалиму (ср. Ис.40:9).

Ис.52:9-12. Идет обычный у автора данной книги торжественно-благодарственный гимн Богу за дарование столь великой радости. Возвещенная Благовестником и Его стражами радость так велика и необычна, что для выражения ее, по слову Спасителя, «вопиют самые камни» (Лк.19:40) – именно, развалины святого города, от лица которого и возносится этот благодарственно-хвалебный гимн Богу-Искупителю.

Ис.52:9. Торжествуйте, пойте вместе, развалины Иерусалима, ибо утешил Господь народ Свой, искупил Иерусалим.

«Торжествуйте, пойте вместе, развалины Иерусалима». Раньше к подобному же торжеству пророк Исаия призывал весь верный Израиль (Ис.44:23); теперь он тоже повторяет Иерусалиму, разумея, как и в первом случае, под ним лишь достойных граждан Иерусалима, принявших Мессию и нашедших в Нем свое спасение. Все поэтические образы для этой пророческой аллегории взяты из действительной истории. Известно, что Иерусалим был превращен в развалины (Ис.44:26; Ис.49:19; Ис.64:10) и что эти развалины были, более или менее, восстановлены, по возвращении из плена.

«Ибо утешил Господь народ Свой – искупил Иерусалим.» Хотя об утешении и искуплении Иерусалима здесь говорится в прошедшем времени, но это обычное у Исаии прошедшее пророческое, свидетельствующее лишь о глубоком убеждении в несомненности будущего.

Ис.52:10. Обнажил Господь святую мышцу Свою пред глазами всех народов; и все концы земли увидят спасение Бога нашего.

«И все концы земли увидят спасение Бога нашего.» Данное выражение имеет двоякий смысл: прежде всего, оно представляет собой антитезу содержанию 5-го стиха. Как там говорилось, что унижение Иерусалима, по языческим понятиям, было вместе и посрамлением божества, которому поклонялись его жители; так тут, очевидно, раскрывается та мысль, что восстание и спасение Иерусалима будет вместе с тем и победным торжеством Господа перед лицом всего языческого мира. Но, проникая вглубь этого образа и сопоставляя его с контекстом (6 ст.), мы имеем право видеть в нем и намек на универсальный характер того спасения, которое имеет выйти из обновленного Иерусалима: «по всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их». (Пс.18:5, Ср. Пс.97:2-3; Пс.125:2; Ис.41:5; Ис.45:6; Иер.16:19).

Ис.52:11-18. Заключают в себе новую деталь пророчественной картины, основанную на исторических воспоминаниях – на давно прошедшем факте исхода евреев из Египта и их странствования по пустыне Аравийской, и на будущем, по отношению к современникам пророка, но также уже на прошедшем, по отношению к той эпохе, о которой пророк говорит здесь, событии – выхода иудеев из плена вавилонского.

Еще блаженный Иероним жаловался, что современные ему иудейские раввины перефразировали текст этих двух стихов таким образом: «выходите из Вавилона и оставьте идолов вавилонских. Выходите из среды его, и те сосуды, которые принес Навуходоносор по взятии Иерусалима (4Цар.25:13-14), несите обратно в храм, после освобождения Киром пленников при Заровавеле и Ездре (1Ездр.1:7); выйдите же из Вавилона не так, как вы прежде бежали из Египта, – с поспешностью и страхом, а с миром и по воле царя персов и мидян, в котором проявилась воля Господа, защитившего и собравшего вас» (блаженный Иероним, с. 303–304). Но Сам блаженный Иероним, а также блаженный Феодорит, святой Кирилл Александрийский, основываясь на контексте речи (7, 10) разумеют здесь или вообще верующих, или, конкретнее, апостолов и евангелистов, – «святых Иерусалима», которым Бог дает повеление оставить Иерусалим, как город нечестивый, и идти с проповедью о Христе во все страны мира.

Лично мы думаем, что самым правильным пониманием данного места будет соединение обоих этих толкований, и перенесением центра тяжести не на историческую, а на моральную почву. Заявив в предыдущем стихе об открытии всемирного спасительного царства Мессии, т. е. новозаветной церкви, пророк приглашает истинных граждан верного Иерусалима вступить в это царство; но предупреждает, что вступление в это царство требует соблюдения необходимых условий – очищения от всякой нравственной порчи, полного отрешения от греховного прошлого, сохранения в не поврежденности и чистоте святыни собственного сердца («сосуды Господни») и всецелой преданности благой и совершенной воле Божией («впереди вас пойдет Господь и,... будет стражем позади вас»). Но, действительно, все эти моральные истины пророк преподает под покровом символов и аллегорий, заимствуя их, частью, из истории исхода евреев из Египта, а главным образом, из обстоятельств их выхода из вавилонского плена. Этим, разумеется, нисколько не исключается и значение святоотеческого комментария – о постепенном выходе из Иерусалима первых проповедников христианства.

С 13–15 ст. – начало важнейшего и замечательнейшего из всех ветхозаветных пророчеств – пророчества Исаии о страданиях и прославлении Мессии (Ис.52– Ис.53 гл.).

«Конец 52 гл. – по справедливому отзыву одного специального экзегета ее, – представляет как бы краткое резюме всей 53-ой главы, когда в немногих словах изображает унижение Посланника Божия и следующее за ним дивное прославление, выражаемое в форме преклонения царей и народов» (И. Григорьев. «Пророч. Исаии о Мессии и Его царстве», с. 203. Каз. 1902).

Логическая связь этого нового пророчества с раннейшим довольно ясна: историческая судьба Израиля и Иерусалима служат прообразом в истории Самого Мессии. Как Израиль и его святой город дошли сначала до состояния крайнего унижения (один – в плену, другой – в развалинах), а затем, по смыслу данного им пророчества, имеют достигнуть всемирной известности и славы (9–10); так и Мессии первоначально предстоит состояние крайнего уничижения, а затем – величайшего прославления.

Ис.52:13. Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится.

«Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится, и вознесется, и возвеличится.» Это – то же лицо, о котором все время говорилось и выше, т. е, Мессия (Ис.42:1; Ис.49:1-3; Ис.50:1-10. Ср. так же Зах.3:8). Так именно понимала и толковала эти слова вся древнееврейская и христианская традиция (См. в конце 53 главы). Вместо будет благоуспешен LXX и славянский переводят: «се уразýмеет». В подборе синонимичных глаголов – возвысится, вознесется и возвеличится – экзегеты усматривают целую градацию постепенного восхождения Мессии от славы в славу; причем некоторые довольно остроумно, соответственно трем данным понятиям – naba, naschscha jadim – различают и три главных момента прославления, воскресение Мессии, Его вознесение на небо и восседание одесную Бога Отца (Dillmann).

Ст.14–15 составляют один сравнительный период, в котором ст. 14 есть προτασις (повышение), а ст. 15 – αποδοσις (понижение). Логическим подлежащим этого периода служит тот, о котором в предыдущем стихе Господь сказал – «Отрок Мой». Здесь, в этом периоде, конкретнее раскрывается мысль ст. 13 о возвеличении Мессии в сознании человечества. Степень такого возвеличения соответствует степени удивления человечества перед личностью Сына Божьего, созерцаемой в момент ее унижения (Комм. СПб. проф.).

Ис.52:14. Как многие изумлялись, смотря на Тебя, – столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих!

«Как многие изумлялись». Действительно, состояние крайнего уничтожения и даже позорной смерти, которое добровольно воспринял на Себя Мессия, ради нашего спасения, послужило главным камнем претыкания и соблазна для многих, потому что оно слишком резко расходилось с широко-чувственными представлениями о Мессии и Его царстве (Ис.8:14; Лк.2:34). В качестве параллели этому стиху, нельзя не указать на Ис.50:6, а также и на начало след. 53 гл. (Ис.53:2-9).

Ис.52:15. Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

«Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют перед Ним уста свои». Снова изумление, но уже совершенно обратного характера, по поводу дивного преображения униженного Раба в величайшего Властелина. Все народы и их цари будут настолько поражены новым чудом, что не в состоянии будут раскрыть рта от удивления, чтобы выразить его словами (ср. Иов.29:9). Вся сила антитезы заключается здесь в сопоставлении понятий: «Раб» и «царь». Упоминание о царе невольно влечет нашу мысль к раннейшему повествованию того же пророка, где говорилось, что цари и царицы первыми поклонятся Христу и поведут к Нему свои народы (Ис.49:23, а также 7 ст.).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →