Комментарии Лопухина на книгу пророка Даниила 13 глава

XIII и XIV глава переведены с греческого, потому что в еврейском тексте их нет.

В современном еврейском тексте нет повествования о Сусанне, как не было его в нем и в древнее время, – при Оригене (Epistol. ad Afrte. 13) и Иерониме (сот. in Danf. Рго) Текст данного рассказа сохранился в греческих переводах LXX и Феодотиона, в древнеиталийском, коптском, арабском, сирийском, Вульгате, армянском и т. п. В кодексе Хизианском, содержащем перевод LXX и в переводе Феодотиона, равно как и в Вульгате он помещается в конце книги пророка Даниила, образуя 13 гл. ; в кодексах же ватиканском, александрийском переводах, древнеиталийском, коптском, арабском, армянском – перед первою главою. Отсутствие повествования о Сусанне в еврейско-арамейском тексте книги дает, по-видимому, основание предполагать, что и первоначально в нем его не было, а появился он впервые только в переводах LXX и Феодотиона.

Подобное предположение и высказывали в древности неоплатоник Порфирий и Юлий Африкан, ссылаясь в подтверждение его между прочим на то, что в греческом тексте рассказа замечается игра слов... «απο του σχινου σχισαι και απο τοϋ πρινου πρισαι» (ст. 54–69), более свойственная греческому языку, чем еврейскому.

В новейшее время существование еврейского оригинала повествования о Сусанне на основании встречающихся в переводе Феодотиона гебраизмов защищают католические экзегеты и некоторые из протестантских: Еихорн, Делич, Де-Лагарде и англичане Биссель и Балль, большая же часть последних отвергают его. Подобное же разделение взглядов заметно и в отечественной литературе о кн. пророка Даниила. Возможность еврейского оригинала допускает г. Песоцкий, а арх. Бухарев и Смирнов решительно отвергают ее; проф. же Юнгеров не склоняется на сторону ни того, ни другого мнения.

Не получил определенного решения и вопрос об исторической достоверности повествования. Признаваемая католическими экзегетами, она отрицается не только протестантами, но и некоторыми из отечественных богословов: митрополитами Филаретом и Арсением. По словам первого, «история Сусанны подлежит сомнению, потому что в самом начале пленения приписывает иудеям собственное судилище с правом жизни и смерти; Иоакиму великолепный дом и сады, чего в начале вавилонского плена очень трудно ожидать, и не подтверждаются свидетельством самих иудеев».

Митр. Арсений в подтверждение неисторичности повествования ссылается на слишком «поспешный суд» как старцев над Сусанной, так и над самими старцами, «несогласный с образом восточного суда», и на то, что иудеи «не имели права жизни и смерти» (Ср. Песоцкий: с. 283, пр. 3; с. 290, пр. 2). Неодинаково решается, наконец, и вопрос о причинах уклонения перевода Феодотиона от текста LXX, – большей его обширности и особенностей в повествовании (ст. 6–19; 22–27; 30–35; 36–40; 41, 42–50; 51–60 и т. д.). По мнению защитников еврейско-арамейского оригинала, у Феодотиона был иной еврейско-арамейский список, по которому он «поправлял и дополнял текст LXX; а по взгляду защитников греческого оригинала, Феодотион пользовался устным преданием и по нему делал свои уклонения. Что касается, наконец, времени составления повествования о Сусанне, то несомненно, что, как сходное по языку с переводом LXX, оно существовало ко времени этого последнего.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →




Смотрите другие комментарии к этой главе

    Текст Писания в переводе