Комментарии Лопухина на книгу пророка Иоиля, введение

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

Пророк Иоиль (евр. Joel jehovah el означает «Иегова есть Бог»), как видно из надписания его книги, был сын Вафуила (евр. pethuel). Никаких других сведений о лице пророка и обстоятельствах его жизни не сообщается ни в книге самого Иоиля, ни в других памятниках библейской письменности. В Библии упоминается несколько лиц с именем Иоиля (1Цар 8.2; 1Пар 5.4:12 и др.). Но ни с одним из этих лиц нельзя отождествить Иоиля, писателя пророческой книги, как нет оснований также отождествлять вместе с раввинами Вафуила (pethuela) отца Иоиля, с Самуилом или с упоминаемым в 1Пар 24.16 начальником 19-й священнической чреды Петахией. Некоторые исследователи на том основании, что в кн. Иоиля неоднократно упоминается о священниках (Иоил. 1:9, 13, 2:17), о храме (Иоиль 1.9:14, 16, 2.17) и о жертвах, делают заключение о принадлежности пророка к священническому сословию. Но в речах пророков, которые были стражами теократии, подобные упоминания вполне поняты и без предположения принадлежности пророка к священству. У церковных писателей (Епифания и Дорофея) сообщается предание, что Иоиль происходил из Рувимова или Гадова колена и жил в городе Вефаране или Вефаре за Иорданом. Но и это предание не имеет ручательства за свою достоверность. Из самой кн. Иоиля скорее следует то, что пророк проходил свое служение в царстве иудейском и именно в Иерусалиме (Иоиль 1.9:13, 2.1, 15) так как речь его обращена к сынам Сиона, к жителям Иудеи и Иерусалима.

Время жизни и деятельности пророка Иоиля определяется исключительно на основании содержания его книги. Но это содержание не везде ясно и не заключает в себе каких-либо характерных и вполне точных исторических указаний. Отсюда вопрос о времени жизни пророка Иоиля и происхождении его книги является спорным и решается неодинаково как в западной литературе, так и в нашей. Иоиля считали современником Ровоама (Карл, Пирсон), относили его деятельность к первым годам царя иудейского Иоаса и именно, к 868–838 гг. (Креднер, Эвальд, Гитциг, Орелли, Добронравов, Юнгеров), ко времени Иеровоама II-го, когда проходил свое служение Амоc (Шмолпер, Кнабенбауер, Покровский), к периоду послепленному (Гоонакер) и именно к VI в. (Шольц), к средине V в. (Гильгенфельд, Кьюнен, Меркс), к концу V и к началу VI в. (Новак, Велльгаузен, Марти). Новейшие исследователи книги Иоиля обыкновенно относят время жизни пророка и происхождение его книги ко времени послепленному. Такое воззрение основывается на следующих данных:

1) Черты политического, общественного и религиозного состояния народа, выступающие в кн. Иоиля, соответствуют времени послепленному. Пророк не говорит ни о царе, ни о князьях, а только о священниках и о старейшинах (Иоиль 2.16-17). Иерусалимский храм Иоиль представляет единственным святилищем, не упоминая ни о идолопоклонстве, ни о служении на высотах. Пророк говорит только об Иуде (Иоиль 3:1), которому усвояет наименование Израиля (Иоиль 3:2), а о десятиколенном царстве не упоминает. При этом Иоиль указывает на рассеяние Израиля-Иуды между народами и даже о разделении народами Израильской земли (Иоиль 3.2).

2) Книга Иоиля имеет много сходных мест с другими (ср. Иоиль 3.16 и Ам 1.2; Иоил.3и Ам 9.13; Иоил. 1:1-4 и Ам 7.1-6; Иоил. 2.11 и Соф 1.14-15; Иоил. 2.14 и Иов 3.9; Иоил. 2:11, 3и Мал 3.2-3 и др.) и особенно с кн. Иезекииля (ср. Иоиль 3.18 и Иез 47.1). Общий характер кн. Иоиля, при этом, по мнению Гоонакера говорит за то, что сходные места заимствованы пророком Иоилем, который, следовательно, должен был жить после Иезекииля.

3) Наконец, выраженные в книге Иоиля воззрения соответствуют более послепленному времени. Так, в духе послепленного времени пророк придает большое значение жертвам и ни о чем так не сожалеет, как о прекращении жертв. Между тем, допленные пророки придают жертвам значение второстепенное. Равным образом, говорят, воззрение на «день Господень», как на день суда над всеми народами, могло возникнуть только в эпоху ассиро-вавилонских завоеваний, но не в древнейшее время.

Нельзя не признать, что некоторые черты кн. Иоиля, действительно, хорошо соответствуют времени послепленному (см. п. 1 и 2). Но с другой стороны, и древнее воззрение на кн. Иоиля, как на допленную книгу, имеет за себя достаточно твердые основания, доказательную силу которых признают и представители новейшей отрицательной критики (Баудиссин, Готье). Главным аргументом в пользу древности книги Иоиля и допленного ее происхождения является место книги в ряду древнейших пророческих книг (Осия, Иоиль, Амос). В самом содержании книги есть черты более понятные в допленное время, нежели в послепленное. Так, в качестве врагов Иуды в кн. Иоиля упоминаются народы, которые имели отношение к Иуде в древнейшее время, – именно Тир, Сидон, филистимляне, Едом. По свидетельству (2Пар 21.16) при царе Иораме (IX в.), действительно, филистимляне и арабы напали на иудейскую область, причем захвачены были сыновья и жены царя. При Иораме же отложились от иудеев едомитяне и город Ливна (4Цар 8.20-22), захваченный, вероятно, филистимлянами. С другой стороны, многие указываемые комментаторами в кн. Иоиля черты послепленного времени могут быть объяснены и с точки зрения допленной истории. Так, представление народом Божиим, Израилем, только иудеев и умолчание о десятиколенном царстве допустимо и для времени до разрушения Самарии: оно может быть объясняемо уклонением десятиколенного царства в служение тельцам. Упоминание о храме, как единственном законном месте богослужения, понятно и в допленное время. Речь кн. Иоиля о рассеянии Израиля между народами, о разделении земли Израильской, о продаже пленников иудейских несомненно, более понятна в послепленное время; но и факты, отмеченные в 2Пар 21.16; 4Цар 8.20-22, также могли подать достаточный повод к указанной речи. Умолчание пророка об идолопоклонстве, о высотах, в чем видят черту послепленного времени, не будет особенным удивительным, если принять во внимание, что в кн. Иоиля и вообще не называются отдельные грехи народа. Не упоминание кн. Иоиля о царе, без сомнения, представляется удивительным для допленного времени. Но с другой стороны, если бы признать кн. Иоиля послепленным произведением, то не менее удивительным будет и не упоминание о первосвященнике во время всеобщего бедствия.

Что касается изложенных выше доказательств послепленного происхождения кн. Иоиля, почерпаемых из воззрений пророка и из факта сходства многих мест его книги с другими пророческими писаниями, то эти доказательства не могут считаться особенно сильными. Воззрение Иоиля на значение жертв не противоречит воззрению на жертвы допленных пророков, так как и они не отрицали значения жертв, а боролись против одного внешнего, формального отношения к жертвам (ср. Ам 5.21-24; Ис 1.11). Идея «дня Господня» известна и допленным пророкам (Ам 5.18:20). А факт сходства многих мест кн. Иоиля с другими может быть объясняем как заимствование со стороны пророка Иоиля у других писателей, так и предположением, что в сходных местах кн. Иоиля служила оригиналом.

Из сказанного следует, что вопрос о времени жизни пророка Иоиля и происхождении его книги трудно решить с положительностью. Но несомненно, что древнее воззрение на кн. Иоиля, как на допленную книгу, имеет за себя достаточно твердые основания. Если считать кн. Иоиля допленным произведением, то происхождение нужно отнести к первым годам царствования Иоаса, царя иудейского, т. е. приблизительно к половине IX в. (868–838). Упоминание пророка о нападении филистимлян (Иоиль 3.4), можно думать, имеет в виду факт нападения филистимлян на Иудею при Иораме (2Пар 21.10). Следовательно, пророк написал свою книгу после этого факта, т. е. приблизительно после 879 г. С другой стороны, молчание об ассириянах и сирийцах в изображении суда над народами дает основание заключать, что пророк написал свою книгу до вступления ассириян (746) и до разграбления сириянами Иерусалима (2Пар 24.23), имевшего место в 928 г. Предположением происхождения кн. Иоиля в первые годы царя Иоаса, когда, за малолетством царя, руководил им благочестивый первосвященник Иоддай, хорошо объясняет и неупоминание книги о царе, и умолчание ее об идолопоклонстве, и признание особенного значения за священниками и старейшинами.

Содержание кн. Иоиля. Кн. Иоиля в нашей Библии состоит из трех глав, а в еврейской из четырех, так в Иоил.2:27-32 выделены там в особую главу. Кн. Иоиля, кроме написания содержит, по-видимому две речи, разделяемые кратким историческим замечанием в Иоил.2:18-19. Книга представляет нечто целое и содержит пророчество о великом «дне Господнем», т. е. дне суда Господа над народами. Первая речь пророка произнесена им по поводу тяжкого бедствия, постигшего страну, именно нашествия саранчи (Иоиль 1.2-16:2.1-17) и засухи (Иоиль 1.17-20). Пророк подробно описывает это бедствие и призывает всех к покаянию и молитве о помиловании (Иоил.2:13-17). Относительно первой речи пророка Иоиля издавна обсуждается в экзегетической литературе вопрос о том, как должно понимать содержащиеся в речи описания бедствия. Некоторые древние и новые комментаторы кн. Иоиля полагают, что содержащееся в Иоиль 1:4–2описание нашествия саранчи должно быть понимаемо в аллегорическом смысле, как описание нашествия неприятелей, и при этом должно быть относимо не к настоящему или прошедшему, а к будущему. Так, св. Ефрем Сирин, истолковывает описания нашествия саранчи у Иоиля в отношении к ассириянам и вавилонянам. «В землю Израильскую, говорит св. Отец, вторгались разные войска из Ассирии и из Вавилона под предводительством четырех вождей. Первый вторгся Феглаффелассар, это – гусеницы, второй – Салманассар, это – прузи крылатые; третий Сеннахирим – это мшицы; четвертый Навуходоносор, это – сиплеве. Посему смысл пророчества таков: останок гусениц, т. е. оставленное Феглаффелассаром поядоша прузи, т. е. Салманассар; останок пругов поядоша мшицы, т. е. Сеннахирим, и останок мшиц поядоше сиплеве, т. е. Навуходоносор» (Творений св. Ефрема Сирина ч. 8. М. 1853, с. 131–132). Блаж. Иероним, не отрицая и буквального смысла в описании саранчи у пророка Иоиля, вместе с тем толкует это описание аллегорически, разумея под различными видами саранчи ассириян, вавилонян, мидян, персов и римлян. В новое время аллегорического толкования первой речи Иоиля держались Генстенберг и Гингельфельд, причем последний в названии четырех видов саранчи видит указание на четыре персидские войска, опустошившие Палестину во время походов в Египет (при Камбизе в 525 г., при Ксерксе 484 и при Артаксерксе в 460 и 458 гг.). Новейшими комментаторами западными и нашими отечественными (Добронравов, Кн. Иоиля. С. 82) первая речь пророка Иоиля обыкновенно понимается буквально, и с таким пониманием должно согласиться. Если бы пророк имел в виду в своем описании нашествие неприятелей, то он назвал бы их прямо, как это делается в Иоил.3. Кроме того, описание опустошения страны, сделанное пророком, соответствует именно опустошению от нашествия саранчи ( (Иоиль 1.7) – «сделались белыми ветви»; (Иоиль 1.12) – «засохла виноградная лоза и смоковница завяла» ). А в Иоиль 2.7 саранча сравнивается с войском, чем дается понять, что речь идет не о войске. Неприложимо к войску и описание гибели саранчи (Иоиль 2.20). К сказанному должно добавить, что описание бедствия относится к совершившемуся уже факту, а не к будущему. Все глаголы, встречающиеся в описании, употреблены в форме perfect.

В Иоиль 1.16 пророк говорит: «не пред нашими ли глазами отнимается пища», т. е., очевидно, себя и своих слушателей представляет свидетелями бедствия. Если бы пророк говорил о будущем, то обращение его к старцам «бывало ли такое во дни ваши, или во дни отцов ваших?» (Иоил.1:2) не имело бы смысла.

Итак, первая речь произнесена Иоилем по поводу постигшего страну нашествия саранчи. Это тяжкое бедствие, вопреки мнению защитников аллегорического понимания (Иоил.1-2), было достаточным поводом для выступления пророка с призывом к покаянию. Но в глазах пророка это бедствие, кроме того, имеет особенное значение: оно является образом и предвестником страшного дня Господня, дня суда. Поэтому и в описании пророка образ сливается с изображаемым, черты «дня Господня» переносятся на постигшее страну бедствие, и последнее описывает отчасти гиперболически (Иоиль 2.2-3:10).

Народ внял призыву пророка к покаянию и молитве. Тогда Господь возревновал о земле своей и пощадил народ свой (Иоиль 2.18). После этого пророк обратился к народу со второю утешительною речью (Иоил. 2.19 - 3:1). Пророк возвещает в этой речи, что Господь пошлет народу обилие хлеба, вина и елея, истребит саранчу и будет посылать дождь ранний и поздний (Иоиль 2.19 - 26). Но обилие земных благ есть только образ благ духовных, которые будут посланы некогда народу. Пророк возвещает, что некогда на всякую плоть изольется Св. Дух и плодом этого будет то, что все станут пророками (Иоиль 2.27-30). С осуществлением этого наступит и день Господень, которому будут предшествовать страшные явления на небе и на земле (Иоиль 2.30-31) и в который спасется только тот, кто призовет имя Господне (Иоиль 2.32). День Господень, будет днем суда. Пророк в Иоил.3 изображает этот суд Господень в целом ряде величественных образов. В этот день совершится нечто подобное тому, что произошло некогда в долине благословения, где Иосафат, царь иудейский, поразил напавших на Иудею врагов (2Пар 20.1-30). Господь накажет финикиян и филистимлян, притеснителей народа своего (Иоиль 3.1-8), а затем произведет суд и над всеми другими народами. Но день суда Господня не будет страшен для Израиля: для него он явится началом блаженной жизни, когда «горы будут источать сладкий сок, а с холмов потечет молоко, источники наполнятся водою, из дому Господня выйдет поток, который будет напоять безводную долину Ситтим» (Иоиль 3.18).

Язык кн. Иоиля отличается чистотою, простотою и ясностью. Речь его течет с последовательностью, без отступлений и резких переходов, встречающихся у других пророков. Образы пророка отличаются красотою и живостью (Иоиль 1.6:8, 2.2, 7, 3.13). Вообще, по литературным качествам своим кн. Иоиля относится исследователями к числу наиболее совершенных произведений библейской письменности. Текст сохранился в чистоте и без значительных разностей, передается в подлиннике и в древних переводах.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →




Смотрите другие комментарии к этой главе