Комментарии Лопухина на Деяния апостолов 11 глава

Недовольство на Петра со стороны верующих иерусалимлян за общение с необрезанными и успокоение недовольных (1–18). Проповедь Евангелия вне Палестины, особенно в Антиохии (10–21). Варнава и Савл в Антиохии (22–26). Пророчество о голоде и милостыня христианам в Иудее (27–30)

Деян.11:3. говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними.

Примечательно, что верующие из иудеев (обрезанных) упрекают Петра не за то, что он проповедал язычникам Евангелие и крестил их, а зато лишь, что «ходил к людям необрезанным и ел с ними...» По существу, они не могли ничего возразить против проповеди Христа между язычниками, так как не могли забыть повеления Самого Господа «учить все народы, крестя их» – Мф.28:19. Протест их касался лишь допущенного Петром общения с необрезанными. «Тако быша еще косни ученицы» Того, Который Сам некогда столь сильно боролся против неразумно упрекавших Его «яко с мытари и грешники Сей яст и пиет». В данном случае протест крайних ревнителей иудейского закона и обычаев, даже не заповеданных Моисеем, а лишь составлявших предания неведомых старцев, был тем опаснее, что был проявлением того лжеучения, которое после с такою резкостью распространяли иудействующие лжеучители, и которое готово было требовать обязательности всего иудейства с его обрезанием и обычаями для вступления в христианство. Это было уже крайностью, с которой борется Петр, впоследствии еще более Павел – даже после того, как апостольский собор раз навсегда покончил с этим вопросом в своих авторитетных постановлениях.

Деян.11:4-17. Пересказ кесарийского события Петром почти буквально точен с рассказом дееписателя. Петр не прямо отвечает на обращенный к нему упрек о хождении к обрезанным и общении с ними, а просто устраняет его столь непререкаемо явленной волей Божией относительно принятия язычников в Церковь Христову. Когда это последнее было сделано, – не столько волею и действиями Петра, как волею и знамениями Божиими, – было бы, очевидно, неразумным противодействием Богу не признать их полноправными членами Братства Христова, общение с которыми уже не могло быть чем-либо зазорным. После такого объяснения, зазиравшие Петра не только успокоились, но и славили Бога, даровавшего и язычникам «покаяние в жизнь», т.е. вечную, в вечном Царстве Христовом. «Видишь ли, говорит св. Златоуст, как все сделано речью Петра, обстоятельно рассказавшего о случившемся? Потому они и славили Бога, что Он и тем даровал покаяние: так они смирились от этих слов! Тогда-то, наконец, открылась дверь веры язычникам...»

Деян.11:19. Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев.

Изложив события, требовавшие особого к ним внимания и имевшие место после убиения Стефана, вне взаимной связи между собою (Деян.8, Деян.9, Деян.10.), дееписатель переходит к указанию деятельности рассеявшимся верующих за пределами Иудеи и Самарии, о чем им уже было слегка указано. Теперь дееписатель хочет нагляднее представить важные результаты и гонения и рассеяния. «Гонение, – говорит Златоуст, – немало принесло пользы проповеди Евангельской. Если бы враги старались нарочито распространить Церковь, то сделали бы не что иное, как это: разумею рассеяние учителей».

«Финикия» – приморская полоса земли к северу от Галилеи, в то время подчиненная римлянам, со знаменитыми некогда городами Тиром и Сидоном.

«Кипр» – большой остров ближе к Сирофиникийскому берегу Средиземного моря (см. Деян.4:36).

«Антиохия» – большой и цветущий тогда город в северо-западной Сирии, на р. Оронте, в 6 часов пути от моря (около 30 верст), – основана Антиохом, отцом Селевка Никатора, основателя царства Селевкидов. Преобладавшее население ее было греческое, немало было и евреев. Греческое образование и язык были также господствовавшими в городе.

«Никому не проповедуя слова (т.е. Евангелия), кроме, иудеев» – следуя правилу, выраженному однажды Апостолом Павлом, что иудеям первым надлежало быть проповедану Слову Божию (Деян.13:46). Таким образом, благовестники Евангелия иудеям, минуя язычников, «делали это не по страху человеческому, который считали за ничто, а желая соблюсти закон и еще снисходя к ним...» (Златоуст), т.е. иудеям, считавшим себя обладателями преимущественнейших прав на оглашение благовестием Евангелия.

После кесарийских событий (обращение Корнилия) строгое разграничение иудеев и язычников в правах на вступление в Церковь Христову совершено теряло силу, и с этого времени начинается усиленное распространение Евангелия среди язычников. Особенную ревность в этом проявили верующие из иудеев-еллинистов («Кипряне и Киринейцы», Деян.11:20), которые, придя в Антиохию, открыто «говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса…» и имели полный успех, создав первую большую общину христиан из язычников, имевшую столь важное значение в первохристианской Церкви.

Деян.11:21. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу.

«И была рука Господня с ними» (проповедниками), т.е. особая благодатная сила Божия, знамениями и чудесами укреплявшая дело проповеди.

Деян.11:22. Дошел слух о сем до церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию.

«Слух о сем» – ο λόγος πορί αυτῶν, «слово о них».

«До Церкви Иерусалимской» – в полном ее составе с апостолами во главе, которые «и поручили Варнаве идти в Антиохию». Зачем и почему именно Варнаве? На случай возникновения каких-либо недоразумений – вроде тех, о каких говорится выше (Деян.11:2-3) – и вообще для руководительства новым христианским обществом – Варнава был, очевидно, более подходящим для означенных полномочий. Он был родом из того же Кипра, откуда и некоторые из антиохийских проповедников (Деян.11:20; ср. Деян.4:36); пользовался особым уважением в Церкви Иерусалимской (Деян.4:36-37, 9:26-27); был «муж добрый» и благодатный (Деян.11:24); имел особый дар убедительности и утешительности в слове, что показывало и самое имя Варнава (Деян.4:36). Такой человек должен был казаться особенно способным к умиротворению могущих возникнуть нестроений и к направлению всей жизни общества в надлежащем духе.

Деян.11:23. Он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем;

Прибыв на место, Варнава мог только возрадоваться о благодати Божией среди антиохийских христиан, коих умолял «держаться Господа искренним сердцем» – τῆ προθέσει τῆς καρδίας προσμένειν τῶ Κυρίω, – слав.: «изволением сердца терпети о Господе...» – буквально – намерением сердца пребывать при Господе. «Похвалив и одобрив народ, он, вероятно, обратил этим еще больше» (Златоуст).

Деян.11:24. ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святаго и веры. И приложилось довольно народа к Господу.

«Ибо» – относится к 22 стиху, обосновывая то, почему послан был именно Варнава, а равным образом годится и для объяснения того, почему так возрадовался Варнава и принял близко к сердцу состояние новообращенных.

Деян.11:25. Потом Варнава пошел в Тарс искать Савла и, найдя его, привел в Антиохию.

«Варнава пошел в Тарс искать Савла» – без сомнения, для того, чтобы направить его на открывшееся новое широкое поле деятельности, к которому особенно и предназначался Павел – апостол языков, удалившийся в Тарс из Иерусалима (Деян.9:15, 29-30).

Деян.11:26. Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами.

«Собирались в церкви», т.е. в общие богослужебные собрания христиан.

«Учили немалое число людей» – εγένετο διδάξαι όχλον ικανόν. Учить – т.е. поучать и утверждать обращенных в истинах веры и правилах жизни христианской. Замечательно, что здесь проповедническая деятельность Савла характеризуется (хотя в соединении с Варнавиною) словом учить (διδάξαι), что обычно употребляется собственно лишь о проповеди апостольской (Деян.4:2, 18, 5:25, 28, 42; ср. Деян.2:42).

«Ученики в Антиохии в первый раз стали называться христианами». До сих пор последователи Господа именовали себя учениками, братиями, верующими и т. п. Два раза встречающееся в Новом Завете (Деян. 26: 28; 1Пет.4:16) это название приводится как название вне Церкви употреблявшееся. Это говорит за то, что усвоение наименования христиан едва ли обязано самим христианам. Не менее сомнительно, чтобы оно могло изойти и от иудеев, которые, конечно, не решились бы священного для них имени Христос (перевод евр. Мессия) усвоить последователям Того, Кого они не считали таковым. Остается, таким образом, с большею вероятностью предположить, что название христиан усвоено верующим язычниками Антиохийскими. Не зная догматического и религиозно-исторического значения имени Мессии, они приняли его греческий перевод (Христос) за имя собственное, образовав от него и имя партии Его последователей. Новое наименование удачно было особенно потому, что в нем как нельзя лучше соединялись в одно все исповедники новой веры – как из иудеев, так и из язычников, познавших христианство совершенно самостоятельно от иудейства.

Деян.11:27. В те дни пришли из Иерусалима в Антиохию пророки.

«Пришли.. пророки». Между разнообразными дарованиями духовными, коими была так богата первенствующая Христова Церковь, проявлялся в то время в некоторых верующих и дар пророчества, т.е. предсказания будущих событий, недоступных для естественного человеческого ведения (1Кор.12:10). Один из таких пророков и был Агав, о котором упоминается еще раз после (Деян.21:10).

Деян.11:28. И один из них, по имени Агав, встав, предвозвестил Духом, что по всей вселенной будет великий голод, который и был при кесаре Клавдии.

«Возвестил Духом...» – εσήμανε διά τοῦ Πνεύματος – слав.: «назнаменаше Духом», т. e. возвестил при посредстве некоего знака, внешнего образного действия, символически то, что ему было внушено Св. Духом (ср. Деян.21:10).

«По всей вселенной... великий голод» – усиленное выражение, означающее наступление великого голода повсюду (ср. Лк.2:1), повсеместно, во многих местах вселенной, причем, может быть, и не одновременно, а в течение целого ряда лет, и по районно, а не сразу везде. Дееписатель замечает, что таковой голод «был при Клавдии Кесаре». Это был преемник Калигулы, правивший империею 41–54 год. по Р. Х. За все это время голод свирепствовал то там, то здесь в областях Римской Империи, причем около 44 года был великий голод по всей Палестине (Археолог. И. Флавия, XX, 2, 6; 5, 2; Евсев. Церк. Ист. II, 11). Около 50 года голод был в самой Италии в других провинциях (Тацит. Летоп. XII, 43).

Деян.11:29. Тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее

Τῶν δέ μαθητῶν καθώς ηυπορεῖτό τις ώρισαν... – буквально: из учеников же, сколько кто мог, решили... Это было, очевидно, уже при наступлении голода в Иудее. Тогда-то впервые и выразилась столь трогательная братская любовь и единение отдельных христианских обществ в отношении друг к другу.

Деян.11:30. что и сделали, послав собранное к пресвитерам через Варнаву и Савла.

«К пресвитерам...» Первое упоминание в апостольской истории о пресвитерах. Как видно из дальнейших упоминаний (Деян.15:2, 4, 6, 22, 23, 20 и др.) и из посланий апостольских (Тит.1:4; 1Тим.5:17, 19 и др.), это были руководители отдельных христианских общин, пастыри и учители и совершители тайн (ср. Деян.20:17, 28; Еф.4:11; 1Пет.5:1; Иак.5:14-15). В свое служение они посвящались возложением рук апостолов (Деян.14:23) или епископов (1Тим.5:22). В тех городах, где христианские общества были более многочисленны, напр., в Иерусалиме, Ефесе и т. п., пресвитеров поставлялось несколько (Деян.15:1, 4 и д.; Деян.20:17). О первоначальном учреждении сей священной степени нет такого особого известия, как, напр., об учреждении диаконов (Деян.6и д.). Ясно одно, что обычай рукоположения пресвитеров в новоучреждаемые общины христианские установился очень рано (Деян.14:27), вызванный, очевидно, настоятельною потребностью каждой общины иметь авторитетного и уполномоченного апостольскою властью руководителя, предстоятеля, пастыря и учителя и совершителя таинств, кроме епископа. Как ближайшим представителям отдельных общин, пресвитерам и передается пособие антиохиян, без обременения апостолов.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →