Комментарии Джона МакАртура на евангелие от Матфея 8 глава

Власть Иисуса над болезнями

Когда же сошёл Он с горы, за Ним последовало множество народа. И вот подошёл прокажённый и, кланяясь Ему, сказал: «Господи! Если хочешь, можешь меня очистить». Иисус, простёрши руку, коснулся его и сказал: «Хочу, очистись». И он тотчас очистился от проказы. И говорит ему Иисус: «Смотри, никому не рассказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им».

Когда же вошёл Иисус в Капернаум, к Нему подошёл сотник и просил Его: «Господи! Слуга мой лежит дома парализованный и жестоко страдает». Иисус говорит ему: «Я приду и исцелю его». Сотник же, отвечая, сказал: «Господи! Я не достоин, чтобы Ты вошёл под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: „Пойди“, и идёт; и другому: „Приди“, и приходит; и слуге моему: „Сделай то“, и делает». Услышав это, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашёл Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». И сказал Иисус сотнику: «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе». И выздоровел слуга его в тот час.

Придя в дом Петра, Иисус увидел тёщу его, лежащую в горячке, и коснулся руки её, и горячка оставила её; и она встала и служила им (8:1-15)

8-я глава Матфея продолжает повествование 4-й главы, а Нагорная проповедь между ними – как бы в скобках. В конце 4-й главы сказано, что «ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царства, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. И прошёл о Нём слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и парализованных, и Он исцелял их. И следовало за Ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана» (ст. 23-25). Затем Иисус «взошёл на гору» (5:1), где произнёс Свою великую проповедь. И когда сошёл с горы, за Ним по-прежнему следовало «множество народа» (8:1).

В Нагорной проповеди Иисус перевернул религиозные убеждения и обычаи традиционного иудаизма, особенно убеждения книжников и фарисеев. По сути, Он сказал, что их учение было неверным, поэтому и их жизненная позиция тоже была неверной. Фактически всё, во что они верили, что отстаивали и на что надеялись, было нечестивым и противоречило Писанию. Господь полностью отверг их религиозную систему и разоблачил их, как религиозных лицемеров и духовных обманщиков.

В отличие от других иудейских учителей тех дней Иисус не цитировал Талмуд, Мидраш, Мишну или других раввинов. Он не признавал никаких авторитетных письменных посланий, кроме Ветхого Завета, и даже приравнивал к нему Свои слова. В результате, «когда Иисус окончил эти слова, – объясняет Матфей, – народ удивлялся учению Его, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Матф. 7:28-29).

Утверждая мессианство Иисуса, Матфей доказал Его законное право на это Его родословной; Его пророческое право – исполнением пророчеств о Его рождении и младенчестве; Его божественное право – личным свидетельством Отца во время Его крещения; Его духовное право – совершенным противодействием искушениям сатаны; и Его богословское право – учением, изложенным в Нагорной проповеди.

В 8-й и 9-й главах Матфей указывает на ещё одну впечатляющую особенность: божественную власть Иисуса. Посредством чудес, описанных в этих двух главах, Матфей уверенно свидетельствует, что Иисус действительно является Самим Сыном Божьим, поскольку только Бог мог совершать такие сверхъестественные подвиги. Поразительным проявлением власти Иисус очистил прокажённого, исцелил двух парализованных, снял горячку, успокоил бурю на море, изгнал бесов, воскресил девочку, сделал зрячими двух слепых, восстановил речь у одержимого бесами немого и исцелил всякого рода болезни и немощи.

Эти две главы особенно важны для понимания жизни и служения Христа. В них Матфей описывает серию чудес, совершённых Господом. Эти девять чудес – лишь малая часть из тысяч чудес, которые Иисус совершил за время Своего трёхлетнего служения. В Матф. 8–9 эти чудеса разделены на три группы – по три чуда в каждой. Матфей подробно описывает чудеса в каждой группе, не забывая сообщить и о реакции евреев.

Чудеса Иисуса были высшим доказательством Его божественности и неопровержимым удостоверением Его мессианства. Матфей, описывая эти чудеса (как и Иисус, совершая их), преследовал цель утвердить Его божественность и притязание на то, что Он – Мессия Израиля и Спаситель мира. Во многих отношениях этот отрывок является ядром повествования Матфея.

Когда Иисус призвал двенадцать Своих учеников, Он поручил им идти не к язычникам или самарянам, а «к погибшим овцам дома Израилева; ходя же, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное; больных исцеляйте, прокажённых очищайте, мёртвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили – даром давайте» (10:5-8).

Трагично – и с человеческой точки зрения необъяснимо, – однако многие из видевших чудеса Иисуса заключили, что Он совершал их не божественной властью, а бесовской (Матф. 12:24). По мере того как евреи всё более и более отвергали Его, Иисус направлял Свои усилия на основание Церкви из язычников. Он стал больше говорить притчами, которых неверующие евреи не понимали, так как их сердца были духовно ожесточены (13:11-13).

Следует отметить, что Апостол Иоанн также описал в своём Евангелии чудеса как знамения, доказывающие божественность и мессианство Иисуса. Когда иудейские вожди осуждали Иисуса за исцеление в субботу, обвиняли Его в богохульстве, а затем искали убить Его за то, что Он делал Себя равным Богу, «Иисус сказал: „Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему всё, что творит Сам; и покажет Ему дела больше этих, так что вы удивитесь. Ибо, как Отец воскрешает мёртвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет“» (Иоан. 5:16-21). Немного позже Он объяснял: «Дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела эти, Мною творимые, свидетельствуют обо Мне, что Отец послал Меня» (ст. 36).

Ещё позже Он говорил слушавшим Его евреям: «Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют обо Мне… Я и Отец – одно» (Иоан. 10:25, 30). Когда «опять иудеи схватили камни, чтобы побить Его», Иисус сказал им: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?.. Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нём» (ст. 31-32, 37-38).

Своим смущённым ученикам, которые даже в конце Его служения не могли понять Его взаимоотношений с Отцом, Иисус вынужден был снова объяснять: «Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела. Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам» (Иоан. 14:10-11; 15:24).

Объясняя цель написания своего Евангелия, Иоанн говорит: «Много сотворил Иисус перед учениками Своими и других чудес, о которых не написано в книге этой. Это же написано, чтобы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (20:30-31).

Первые три чуда, подробно описанные Матфеем (ср. 4:23-24), все включают в себя исцеление физических недугов. В новозаветные времена болезни свирепствовали, а медицина в том виде, в каком мы знаем её, не существовала. Если серьёзно больной человек выживал, то происходило это обычно потому, что заканчивалось развитие болезни. Но, независимо от исхода, большинство болезней причиняли ужасную боль и страдания, от которых мало что помогало. От болезней оставались шрамы, люди становились уродами и калеками или иначе неполноценными до конца жизни. Эпидемии иногда уничтожали целые деревни, города и даже регионы. Список болезней был длинным, а продолжительность жизни – короткой.

В Писании упоминаются многие болезни. Мы читаем о различных формах паралича и атрофии, которые сопровождались такими явлениями, как мышечная дистрофия и полиомиелит. Библия говорит о таком частом заболевании как слепота, которую могли вызвать другие болезни, а также инфекции и травмы. Глухота была почти таким же обычным явлением, и причин для её возникновения было достаточно. Люди страдали от нарывов, инфицированных желез, различных форм водянок, дизентерии, от немоты и других форм речевых расстройств, от эпилепсии, кишечных заболеваний и от многих неустановленных болезней.

Когда Иисус исцелял, Он делал это словом или прикосновением, без хитроумных приспособлений, рецептов или фанфар. Несмотря на серьёзность болезни или увечья, Он исцелял мгновенно и полностью, а не частично. Он исцелял всех, кто приходил к Нему, и даже тех, кто никогда не видел Его. Он исцелял как органические, так и функциональные нарушения в организме. Но больше всего Его сила проявлялась в том, что Он даже воскрешал из мёртвых.

Поэтому неудивительно, что чудеса Иисуса привлекли широкое внимание многих. Для людей, которые часто не могли даже облегчить страдания, перспектива полного исцеления была почти невероятной. Даже слух об этом собрал бы множество любопытных и исполненных надежды людей. Тем из нас, кто живёт в обществе, где хорошее здоровье в значительной степени принимается как нечто само собой разумеющееся, трудно оценить влияние, которое оказал Иисус на Палестину Своим служением исцеления. Иисус учил учеников не брать деньги за исцеление, потому что люди отдали бы всё, что имели, за здоровье, а это могло бы легко извратить мотивы и цели учеников (см. 10:8-9). По мере того как Иисус ходил по Палестине и исцелял тысячи и тысячи людей, болезни и другие физические недуги на её территории за короткий промежуток времени были фактически искоренены (см. Матф. 4:23-24; 8:16-17; 9:35; 14:14; 15:30; 19:2; 21:14; и т.д.). Как говорил несколько раз Сам Иисус, одних Его чудес было более чем достаточно, чтобы уверовать в Него (Иоан. 10:38; 14:11). Ничего подобного в истории мира ранее не бывало. Это могло иметь только божественную причину, поэтому книжники, фарисеи, саддукеи и другие, отвергнув Иисуса, осудили сами себя. Никто не мог отрицать, что Иисус совершал чудеса, и только самое жестокое сопротивление истине заставляло человека, вопреки таким неотразимым доказательствам, отрицать Его божественность. Для неуверовавших в Иисуса каждое совершённое Им чудо служило осуждением.

Первыми тремя чудесами в Матф. 8 были исцеления прокажённого, парализованного и женщины в горячке. Помимо самого исцеления, эти чудеса объединяют четыре общие черты. Во-первых, в каждом из них Иисус имел дело с самым низким уровнем человеческих потребностей, с физическим. Хотя даже земная жизнь включает в себя гораздо больше, чем просто физический аспект, физическое играет важную роль, и Иисус с любовью сочувствовал тем, кто имел физические нужды. Таким образом, Он проявлял Божье сострадание по отношению к тем, кто страдает в этой жизни.

Во-вторых, в каждом из первых трёх чудес Иисус отвечает на прямую просьбу либо самого больного, либо его друга или родственника. В первом случае прокажённый сам попросил Иисуса, чтобы Он очистил его (8:2); во втором – сотник попросил за своего слугу (ст. 6); а в третьем (ст. 14) – несколько неназванных друзей или родственников попросили за тёщу Петра, как мы узнаём из параллельного описания в Лук. 4:38.

В-третьих, в каждом из первых трёх чудес Иисус действовал по Своей собственной воле. Хотя Он с сочувствием относился к нуждам страдающих от недугов и был тронут просьбами о помощи, Он тем не менее действовал суверенно, по Своему собственному изволению (ст. 3, 13, 15).

В-четвёртых, во всех трёх чудесах Иисус служил нуждам тех, кто находился на самой нижней ступени общества, особенно в глазах гордых еврейских вождей. Первым, кому Он помог, был прокажённый, вторым – воин-язычник и его слуга, а третьей – женщина. От Иоанна мы узнаём, что Иисус впервые открылся как Мессия презренной самарянке, прелюбодейке, в Сихаре (Иоан. 4:25-26), а от Матфея узнаём, что эти три чуда в начале Своего служения Иисус совершил для самых униженных членов общества. Наш Господь проявлял особое сострадание к тем, к кому общество питало особое презрение.

ЖАЛКИЙ ЧЕЛОВЕК: ПРОКАЖЁННЫЙ

Когда же сошёл Он с горы, за Ним последовало множество народа. И вот подошёл прокажённый и, кланяясь Ему, сказал: «Господи! Если хочешь, можешь меня очистить». Иисус, простёрши руку, коснулся его и сказал: «Хочу, очистись». И он тотчас очистился от проказы. И говорит ему Иисус: «Смотри, никому не рассказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им» (8:1-4)

Множество народа, которое последовало за Иисусом, когда Он сошёл с горы, шло за Ним не потому, что они принимали Его как своего Мессию. Большая часть толпы испытывала простое любопытство, так как никогда ранее люди не видели, чтобы кто-либо совершал чудеса или говорил с такой властью (4:23-25; 7:28-29). Они были сторонними наблюдателями, потрясёнными тем, что говорил и делал Иисус, но не осознающими того, что они нуждаются в Нём, как в Господе и Спасителе.

Корень слова, от которого происходит термин лепрос (прокажённый), означает «чешуйчатый», что говорит об одном из самых ранних и самых явных признаков проказы. Учёные продолжают обсуждать вопрос о том, является ли заболевание, в наши дни обычно называемое болезнью Гансена, тем же, что проказа в библейские времена. Ведь многие библейские названия болезней просто описывают внешние симптомы, которые могли проявляться и при других заболеваниях. Вдобавок к этому, по мере того как вырабатывался иммунитет и возникали новые виды инфекций, многие болезни видоизменялись.

Большинство медиков-историков считают, что проказа появилась в Египте. Бацилла проказы, названная myobacterium leprae, была обнаружена у одной мумии, на кожном покрове которой также видны чешуйки, свидетельствующие об этом заболевании. Богослов Ветхого Завета Р. К. Гаррисон утверждает, что симптомы, указанные в 13-й главе книги Левит, «могли описывать клиническую проказу» (Colin Brown, ed. The New International Dictionary of New Testament Theology [Grand Rapids: Zondervan, 1975], 2:465). Следовательно, можно сказать с уверенностью, что древняя проказа была, в сущности, тем, что сегодня называется лепрой.

В древнем мире больше всего боялись тяжёлой формы проказы. Даже сегодня она не поддаётся полному излечению, хотя её развитие можно сдерживать соответствующими лекарствами. В наши дни около 90 процентов людей невосприимчивы к этой инфекции, но в древние времена она поражала многих. Сначала на лице и теле больного образовывались пористые припухлости, напоминающие опухоли, затем бацилла распространялась по всему организму, поражая внутренние органы и разрушая кости. Так как в древние времена проказу не лечили, то больной постепенно слабел, становясь лёгкой жертвой туберкулёза или других заболеваний.

Для того чтобы защитить Свой избранный народ, Бог дал Моисею строгие предписания, касающиеся проказы, которые подробно описаны в 13-й главе книги Левит. Человека с симптомами этого заболевания приводили для обследования к священнику. Если симптомы были серьёзнее, чем просто поверхностное поражение кожи, то больного изолировали на семь дней. Если симптомы проявлялись сильнее, то его изолировали ещё на семь дней. Если после этого сыпь больше не распространялась, то человека объявляли чистым. Если же сыпь проявилась больше, то его объявляли нечистым. Если у человека начинали белеть волосы, а тело опухало и покрывалось кровоточащими язвами, было ясно, что это проказа. В этом случае человека сразу объявляли нечистым без изоляции. При менее опасной форме проказы у человека белел весь кожный покров, и в этом случае его можно было считать чистым. Такое заболевание было, по-видимому, разновидностью псориаза, экземы, туберкулоидной лепры или, возможно, того, что Геродот и великий греческий врач Гиппократ называли лейкодермой. Когда у человека обнаруживали опасную форму проказы, его одежда должна была быть разорвана, голова не покрыта, и до уст он должен быть закрыт (чтобы препятствовать распространению инфекции), и, где бы он ни ходил, он должен был кричать: «Нечистый! Нечистый!», предупреждая окружающих, чтобы они избегали его. По закону прокажённых изгоняли из общества, им было запрещено жить в каких-либо населённых пунктах с собратьями-израильтянами (Числ. 5:2). Среди шестидесяти одного осквернения в древнем иудаизме проказа была вторым по опасности после мёртвого тела. Талмуд запрещал еврею подходить к прокажённому ближе, чем на два метра, а при ветреной погоде – на пятьдесят метров.

Недавние медицинские исследования подтвердили, что лепра может передаваться воздушным путём, через вдох, – веская причина для прокажённого покрывать свой рот, что требовалось правилами, записанными в книге Левит. Люди также заражались этой болезнью от прикосновения к предметам, которыми пользовался прокажённый, что опять-таки указывало на важность требования в книге Левит, согласно которому заражённую одежду нужно было сжечь.

В своей книге «Нечист! Нечист!» Л. С. Гуизенга описывает некоторые ужасы проказы.

Болезнь, которую сегодня называют проказой, обычно начинается с боли в отдельных местах тела. Затем наступает потеря чувствительности. Вскоре кожа в этих местах теряет свой первоначальный цвет. Она становится утолщённой, лоснящейся и чешуйчатой… По мере того как болезнь прогрессирует, утолщённые места из-за плохого кровоснабжения превращаются в отвратительные раны и язвы. Кожа, особенно вокруг глаз и ушей, начинает собираться в складки, образуя глубокие морщины между выпуклостями, так что лицом больной начинает походить на льва. Пальцы рук отпадают или всасываются; то же происходит и с пальцами ног. Выпадают брови и ресницы. К этому времени уже видно, что человек в таком жалком состоянии – прокажённый. Проказу можно ощутить прикосновением пальца. Можно даже ощутить её запах, так как прокажённый очень неприятно пахнет. Более того, поскольку инфекция поражает также гортань прокажённого, его голос становится скрипуче хриплым. Таким образом, вы можете не только видеть и обонять его, но и слышать его скрипучий голос. Находясь возле него какое-то время, вы сможете даже ощутить своеобразный привкус во рту, вероятно, от запаха (Grand Rapids: Eerdmans, 1927, p. 149; cited in William Hendriksen, The Gospel of Matthew [Grand Rapids: Baker, 1973], p. 388).

Хотя прогрессирующая проказа обычно не причиняет боли из-за повреждения нервов, она обезображивает, ослабляет и может быть крайне омерзительна. Поэтому на протяжении тысячелетий проказа является одним из самых ужасных заболеваний. Один старый раввин сказал: «Когда я вижу прокажённых, я бросаю в них камни, чтобы они не приближались ко мне». А другой говорил: «Я в жизни не съем яйцо, купленное на улице, по которой проходил прокажённый».

Современный взгляд на проказу позволяет узнать о ней больше. Доктор Пол Брэнд, всемирно известный специалист по лечению проказы, много сделал для понимания уникальной природы этого заболевания.

Проказа (болезнь Гансена) – это действительно жестокая болезнь, но форма её протекания отличается от других заболеваний. В сущности, она действует, как обезболивающее средство, вызывая онемение болевых клеток рук, ног, носа, ушей и глаз. Кто-то может подумать, что это не так уж и плохо. Люди боятся большинства болезней именно из-за боли. Что же делает болезнь без боли такой ужасной?

Именно свойство вызывать онемение является причиной разрушения и разложения тканей при проказе. На протяжении тысяч лет считалось, что язвы на руках, ногах и лице, приводившие к заражению плоти и потере конечностей, вызывались самой болезнью. Но благодаря исследованиям доктора Брэнда было установлено, что в девяноста девяти процентах случаев проказа вызывает только онемение конечностей. А разрушение – это просто результат того, что отсутствует предупреждающая система боли.

Как же происходит распад? Известно, что в деревнях Африки и Азии больные проказой, уронив картофелину в костёр, могли спокойно рукой достать её оттуда. Ничто в их теле не подсказывало им, что этого делать не следует. Пациенты из больницы Брэнда в Индии могли работать целый день, сжимая черенок лопаты с торчащим в нём гвоздём, гасить горящий фитиль голыми руками или ходить по битому стеклу. Наблюдая за ними, д-р Брэнд начал формулировать свою радикальную теорию, утверждающую, что проказа в основном обезболивает и только косвенно является разрушителем.

Однажды д-р Брэнд пытался открыть дверь маленькой кладовки, но ржавый замок не поддавался. В это время мимо проходил один из его пациентов, десятилетний худощавый мальчик.

«Давайте, я вам помогу, господин доктор», – с радостью предложил он и взял ключ. Резким движением руки он повернул ключ в замке. Д-р Брэнд был ошеломлён. Как этот слабенький паренёк мог оказаться сильнее его? И тут он увидел ключ к разгадке. Откуда капли крови на полу? Осмотрев пальцы мальчика, д-р Брэнд обнаружил, что, повернув ключ, мальчик поранил руку до самой кости. Однако он и не подозревал об этом! Для него ощущения при порезе пальца ничем не отличались от ощущений, когда он брал в руку камень или играл монетой в кармане.

Обычные повседневные дела могли повредить руки и ноги прокажённого, но его предупредительная система не объявляла тревогу. Если бы больной проказой, подвернув ногу, потянул мышцу или порвал сухожилие, он бы приспособился и ходил, хромая. Если бы крыса отгрызла у него ночью палец, он обнаружил бы это только утром…

Стэнли Стэйн (автор книги Alone No Longer) ослеп из-за другой ужасной причуды проказы. Каждое утро он умывался, пользуясь горячей махровой мочалкой. Но ни его руки, ни его лицо не чувствовали температуры, чтобы предупредить его, что он пользуется обжигающе горячей водой. В итоге, он повредил себе глаза (Philip Yancey, Where Are You God, When It Hurts? [Grand Rapids: Zondervan, 1977, pp. 32-34).

Проказа служит наглядной иллюстрацией греха. Грех, как проказа, поражает всего человека. Грех уродлив и отвратителен. Он развращает, оскверняет и отталкивает. И человек не в состоянии излечиться от него. Прокажённые в древнем Израиле были наглядным уроком воздействия греха.

Однако именно прокажённый был первым, кого излечил Иисус в этой серии чудес, описанных в Евангелии от Матфея. Знаменателен уже сам факт, что прокажённый подошёл к Иисусу, так как прокажённым запрещено было близко подходить к здоровым людям.

Этого прокажённого отличают четыре качества. Во-первых, он подошёл к Иисусу с уверенностью. Очевидно, он чувствовал любовь и нежность Иисуса, и это позволило ему приблизиться к Иисусу без страха наказания (такого, как побивание камнями) или даже порицания. Он каким-то образом знал, что Иисус не боялся его заболевания и не стыдился общения с ним. Он не кричал Иисусу с расстояния, как должен был поступить, а без колебаний подошёл к Нему. Понимая, что Иисус не стыдится его, он и сам меньше стыдился себя. В этот момент он думал лишь о своей беде, а также о способности Иисуса решить его проблему.

Во-вторых, этот человек приблизился к Иисусу с благоговением. Его смелость исходила не от самонадеянности, а от смиренного почтения. Он подошёл к Иисусу, кланяясь Ему. Греч. слово проскунео (от которого происходит слово «кланяясь») буквально означает «пасть ниц» и чаще всего переводится как «поклоняться» (см. Матф. 2:2; 4:9-10; Иоан. 4:20-24; Деян. 7:43; Откр. 4:10; 19:10). Поскольку его просьба носила благоговейный характер, похоже, что прокажённый называл Иисуса Господом не в обычном смысле «господин», а скорее всего потому что признавал божественность Христа. Этот человек чувствовал, что находился в присутствии Бога и что Иисус мог исцелить его от ужасной болезни. Интересно и в то же время поучительно отметить, что книжники и фарисеи, которые, без сомнения, находились в тот день в толпе, были одеты красиво и богато, однако внутри оставались развращёнными, гордыми и неверующими. Прокажённый, напротив, внешне был отвратительным и омерзительным, а внутренне был исполнен благоговения и веры.

В-третьих, прокажённый приблизился к Иисусу в смирении. Он желал исцеления, но не требовал его, а говорил: «Господи! Если хочешь». Он просил, чтобы Господь исцелил его, если на это есть Его воля. Он не претендовал на то, что достоин или заслуживает исцеления, но доверился Господу, чтобы Он поступил, как Ему угодно. Похоже, что этот человек был готов остаться прокажённым, если на то была воля Божья. Конечно, он хотел исцелиться, но просил об исцелении настолько смиренно, что даже надежда на это казалась ему дерзкой. Он просто признавал способность Иисуса исцелить его. Как отличается этот смиренный дух от тех требований, которые предъявляют многие христиане сегодня, претендуя на Божье исцеление, благословение или расположение, как будто это их неотъемлемое право! Этот человек не претендовал ни на какие права, он в первую очередь думал не о своём благополучии, а о Божьей воле и Его славе.

В-четвёртых, прокажённый пришёл к Иисусу с верой, заявив: «Можешь меня очистить». Он буквально сказал: «Ты обладаешь властью очистить меня». Это высшее проявление веры – абсолютная убеждённость, что Бог силен, в сочетании с кротким послушанием Его верховной власти в проявлении Его силы. Этот человек знал, что Иисус не был обязан исцелять его, но также знал, что Он способен это сделать. У него была вера Седраха, Мисаха и Авденаго, которые объявили Навуходоносору: «Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскалённой огнём, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся» (Дан. 3:17-18).

Прокажённый был уверен, что Иисус исполнен сострадания; он обратился к Нему с благоговением, потому что верил, что Иисус был Богом; со смирением – потому что верил, что Иисус обладал верховной властью и имел силу исцелить его.

В ответ на такую веру Иисус, простёрши руку, коснулся его и сказал: «Хочу, очистись». Законом Моисея евреям было запрещено касаться прокажённого, потому что он был нечистым (Лев. 5:3). Поступить так означало подвергнуть себя как обрядовому, так и физическому осквернению. Евреи не могли помочь прокажённому, прикоснувшись к нему. Они только нанесли бы вред себе. Тем не менее прокажённые жаждали прикосновения другого человека. Будучи в изоляции, отвергнутые обществом, они, вне всякого сомнения, всё отдали бы даже за короткое общение с кем-либо помимо других прокажённых.

Иисус мог исцелить одним словом, как Он не раз делал в других случаях. Но здесь Он счёл нужным прикоснуться к больному. Этот поступок сам по себе удивителен. И не в том смысле, что он был поразительным или эффектным, – какими являются так называемые «чудеса» многих современных целителей, – а в том, что Божий Сын с любовью удостоил прикосновения самого отверженного из отверженных, к которому никто из людей даже близко не подошёл бы.

Исцеление прокажённого было мгновенным: он тотчас очистился от проказы. Иисусу не нужно было исцелять поэтапно, хотя иногда Он предпочитал исцелять именно так (Марк. 8:22-26; Иоан. 9:6-7). Но как только Он коснулся проказы, проказа исчезла. Зрелище, должно быть, было потрясающим – видеть, как изуродованное, сморщенное, покрытое язвами и струпьями тело отверженного всеми человека вдруг разглаживается, его руки и ноги становятся здоровыми, лицо – гладким и чистым, исчезают шрамы, появляются волосы, восстанавливается голос, глаза приобретают живой блеск. Чудеса современной медицины блекнут рядом с подобным чудесным выздоровлением.

Первое требование веры – это послушание, и как только прокажённый был очищен, Иисус сказал ему: «Смотри, никому не рассказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им». Прежде чем ликовать о возвращении жизни и даже до того как засвидетельствовать другим о своём чудесном очищении, этот человек должен был исполнить требования Моисеева закона, а именно: показаться священнику, чтобы тот подтвердил его исцеление.

Этот обряд, описанный в 14-й главе книги Левит, заключался в следующем: необходимо было взять двух птиц и заколоть одну из них над проточной водой. Затем живая птица вместе с куском кедрового дерева, червлёной нитью и иссопом погружалась в кровь заколотой птицы. Священник семь раз окроплял бывшего прокажённого и объявлял его чистым, а живую птицу отпускал. После этого очищенный должен был омыться водой, омыть свои одежды и остричь все волосы. Затем он мог вновь присоединиться к обществу Израиля, хотя и должен был ещё семь дней находиться вне своего шатра. И последнее, на восьмой день он должен был принести требуемую жертву повинности, жертву за грех и хлебное приношение – соразмерно тому, что мог себе позволить, – и священник должен был помазать различные части его тела елеем.

Иисус попросил этого человека не рассказывать ничего о своём исцелении, возможно, потому, чтобы толпа не поклонялась Ему лишь как чудотворцу. Или, возможно, Он не хотел, чтобы на Него смотрели, как на политического освободителя. Могло быть и другое: Господь ещё проходил путь унижения, и превознесение Его толпой было бы преждевременно по отношению к божественному плану.

Все эти причины могли иметь место, но указание Иисуса «Пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей» было специально дано во свидетельство им, то есть толпе и особенно еврейским вождям. Хотя Иисус разрушал лицемерные, поверхностные, небиблейские нормы и обряды книжников и фарисеев, Он не хотел, чтобы люди думали, что Он нарушает требования Божьего закона, который, как Он перед этим заявил, Он пришёл исполнить, а не нарушить (5:17). В дополнение к этому, когда священник объявил бы этого человека чистым, – что он должен был сделать, потому что это было явное исцеление, – чудо Иисуса было бы официально подтверждено правящими кругами Израиля. Вероятно, именно по этой причине Иисус велел исцелённому не говорить о произошедшем никому до тех пор, пока он не предстанет перед священником для обследования. Если бы весть об исцелении Иисусом прокажённого достигла Иерусалима раньше, чем это было бы признано официально, священники, наверняка, не захотели бы удостоверить очищение.

К сожалению, человек, который проявил такую сильную и смиренную веру, от избытка радости не проявил послушания. От Марка мы узнаём, что исцелённый настолько обрадовался, что, «выйдя, начал провозглашать и рассказывать о происшедшем, так что Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне, в местах пустынных. И приходили к Нему отовсюду» (Марк. 1:45).

Иисус не один раз отмечал: «Что легче сказать: „Прощаются тебе грехи“, или сказать: „Встань и ходи“?» (Матф. 9:5; ср. Марк. 2:9; Лук. 5:23). Величайшей целью Господа было очистить от греха, а не от болезни, и даже Его физические исцеления становились примером духовного очищения, которое Он предлагал. В этом отношении исцеление проказы было особенно наглядным, потому что её разрушительная способность, её свойство распространяться, её уродство и неизлечимость являются воплощением ещё большей разрушительной способности греха. Как проказа разрушает физическое здоровье человека и делает его отверженным другими людьми, так грех разрушает духовное здоровье человека и делает его отверженным Богом. Но, как Христос может излечить проказу, так Он может также излечить и грех; и как, очистив этого человека от проказы, Он восстановил его для общения с другими людьми, так, очистив человека от греха, Христос восстанавливает его для общения с Богом.

Современное благовестие и личное свидетельство во многом ослаблено потому, что не побуждает человека осознать весь ужас и опасность своего греха. Прийти к Христу – это не значит примкнуть к популярному движению религиозной сентиментальности. Это значит осознать и исповедать свой грех и принести его Господу для очищения. Истинное преображение происходит тогда, когда люди, отчаявшиеся подобно прокажённому, приходят к Христу, в смирении исповедуя свою нужду и с благоговением прося Его о восстановлении. Истинно раскаивающийся человек, как этот прокажённый, приходит без гордости, своеволия, без предъявления своих прав, без заявлений о своём достоинстве. Он видит себя отвратительным грешником, который не имеет никакого права на спасение без преизобильной благодати Божьей. Он приходит, веря, что Бог может спасти и спасёт его, если он доверится Иисусу Христу.

А после того как человек обрёл спасение от греха, Иисус в первую очередь требует, чтобы с этого времени он был послушен Слову Божьему. Только святой образ жизни может быть истинным свидетельством того, что сделал Иисус Христос, спасши нас. Если в нашей жизни не отражается святость и воля Христа, лучше не говорить о наших взаимоотношениях с Ним. Когда христианин живёт в послушании, тогда и его поступки, и слова свидетельствуют о доброте и силе Христа.

УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК: ЯЗЫЧНИК

Когда же вошёл Иисус в Капернаум, к Нему подошёл сотник и просил Его: «Господи! Слуга мой лежит дома парализованный и жестоко страдает». Иисус говорит ему: «Я приду и исцелю его». Сотник же, отвечая, сказал: «Господи! Я не достоин, чтобы Ты вошёл под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: „Пойди“, и идёт; и другому: „Приди“, и приходит; и слуге моему: „Сделай то“, и делает». Услышав это, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашёл Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». И сказал Иисус сотнику: «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе». И выздоровел слуга его в тот час (8:5-13)

Многие толкователи считают, что первые три чуда, описанные в 8-й главе, произошли в один и тот же день. Если это так, то Иисус вошёл в Капернаум вскоре после исцеления прокажённого. Проклятый Иисусом (Матф. 11:23), этот древний город больше не существует, от него остались только развалины синагоги и нескольких домов, среди которых, по преданию, остатки дома Петра. В дни Христа это был красивый город. Иисус проводил там значительную часть времени и большую часть его, по-видимому, в доме Петра (см. 8:14).

Сотник, который подошёл к Иисусу, был не только язычником, но и офицером римской оккупационной армии, одним из тех, кого евреи обычно сильно ненавидели. Таких воинов часто презирали даже больше других, потому что для комплектации оккупационных сил римляне обычно нанимали иностранцев, проживавших в регионе, – таким образом, в глазах местного населения эти воины были не только угнетателями, но и предателями.

От Луки мы узнаём, что этот сотник на самом деле подошёл к Иисусу через посредников-евреев, так как считал себя духовно недостойным обращаться к Иисусу лично. Возможно, также он ожидал получить категорический отказ из-за того, что был оккупантом. Он, наверное, состоял на службе в войсках нечестивого Антипы и мог быть даже самарянином, полукровным евреем, а таких «чистые» евреи часто ненавидели даже больше, чем язычников. Однако евреи Капернаума высоко ценили этого человека и сказали Иисусу: «Он достоин, чтобы Ты сделал для него это, ибо он любит народ наш и построил нам синагогу» (Лук. 7:2-5). Этот сотник, подобно Корнилию (Деян. 10:2), был, без сомнения, богобоязненным язычником. Заслуживает внимания тот факт, что обо всех римских сотниках, упоминаемых в Новом Завете, говорится с симпатией. Из библейских описаний, похоже, следует, что все они уверовали во Христа.

Слово пайс, переведённое здесь как «слуга», буквально означает «малое дитя». Лука называет мальчика рабом (доулос), указывая на то, что он, вероятно, родился в семье рабов сотника. В любом случае, сотник очень дорожил этим мальчиком и боялся, что он умрёт (Лук. 7:2). «Господи! – обратился он к Иисусу через посредников. – Слуга мой лежит дома парализованный и жестоко страдает». Какой бы ни была эта болезнь, она причиняла страдания и была смертельной. Как и прокажённый, сотник, похоже, не решался попросить Иисуса конкретно об исцелении, он просто констатирует тяжёлое состояние этого молодого человека – хотя просьба явно подразумевается.

То, что сотник проявил неравнодушие к своему слуге, отличает его от типичного римского воина, который был грубым и бессердечным. Обычный рабовладелец в те дни, будь он военным или гражданским, заботился о своих рабах не более чем о животных. Великий греческий философ Аристотель говорил, что не может быть дружеских чувств или чувства справедливости по отношению к неодушевлённым предметам и даже по отношению к лошади, волу или рабу, так как считалось, что между хозяином и рабом нет ничего общего. «Раб, – говорил он, – это живое орудие труда, точно так как орудие труда – это неодушевлённый раб» («Этика», 1161б). Римский знаток права Гай указывал на общепринятое правило: жизнь и смерть раба находятся во власти хозяина («Институции», 1:52). Другой римский писатель, Варрон, утверждал, что единственная разница между рабом, зверем и телегой состоит в том, что раб умеет говорить («Сельское хозяйство», 1:17.1). Катон Старший советовал тем, кто попал в затруднительное экономическое положение, просмотреть свой домашний скот и устроить распродажу. Они должны были продать отработавших своё волов, скот, имеющий изъяны, овец, шерсть и шкуры, старые повозки и орудия труда, старых и слабых рабов, и всё, что не нужно («О земледелии», 2.7).

Но сотник из Капернаума не руководствовался подобными антигуманными идеями. Он был закалённым и способным бойцом (иначе он не был бы сотником), командовавшим сотней людей, о чём говорит его титул. Он был человеком для человека и воином для воина. Однако он глубоко сострадал своему умирающему мальчику-рабу и чувствовал себя недостойным приблизиться к Иисусу. Иисус знал сердце этого человека, и Ему не нужно было слышать прямо высказанную просьбу ни от самого сотника, ни от евреев, которые пришли от его имени. Он просто ответил с любовью: «Я приду и исцелю его».

Когда Иисус приблизился к дому сотника, тот, увидев Его, послал друзей встретить Иисуса (Лук. 7:3). От имени сотника они, отвечая, сказали: «Господи! Я не достоин, чтобы Ты вошёл под кров мой». Сотник искренне считал, что недостоин того, чтобы Иисус так беспокоился из-за него, и, конечно же, не хотел, чтобы Иисус нарушил еврейскую традицию и осквернился, войдя в дом язычника.

Двукратное обращение сотника к Иисусу как Господу указывает на то, что это было больше, чем просто вежливость. Иисус свидетельствует, что такой большой веры, как в этом человеке, Он не видел во всём Израиле (ст. 10). Этот человек здесь утверждает божественное господство Христа, веря, что Иисус действительно был Богом и, следовательно, имел власть исцелить его парализованного слугу. Так как слуга был слишком болен, чтобы нести его к Иисусу, и так как сотник считал себя недостойным, чтобы Иисус вошёл в его дом, он сказал Христу: «Скажи только слово, и выздоровеет слуга мой». Он, наверняка, слышал об исцеляющей силе Иисуса, а, возможно, и сам был свидетелем таких исцелений. Поэтому он знал, что для Иисуса расстояние не являлось препятствием.

Сотник также понимал, что значит использовать власть. «Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, – сказал он, – говорю одному: „Пойди“, и идёт; и другому: „Приди“, и приходит; и слуге моему: „Сделай то“, и делает». Он признавал власть, даже если это было из области неизведанного и непонятного. Сотник понимал, что если у него была власть заставить своих воинов и рабов выполнять его требования по одному его слову, то Иисусу, обладающему сверхъестественной властью, ещё легче было сказать слово, чтобы слуга выздоровел.

Услышав это, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашёл Я такой веры». Хотя, как Бог, Иисус знал сердца всех людей, но, как Человек, Он был удивлён, что этот воин-язычник проявил больше подлинной веры в Него, чем кто-либо в Израиле. Многие евреи уверовали в Иисуса, но никто не проявил такой искренности, такой чувствительности, смирения, любви и глубины веры, как этот язычник. Даже Своим ученикам Иисус говорил вскоре после этого случая: «Маловерные…» (8:26). А позже Он говорил Филиппу: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп?» (Иоан. 14:9).

Этот язычник не был одинок в своей вере. Иисус заявляет дальше: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов». Те, кто имел меньше духовных преимуществ и возможностей познать Божью истину, – язычники с востока и запада, – быстрее откликнулись на Евангелие, чем Божий избранный народ, который относил себя к сынам Царства просто на основании расовой принадлежности.

Как Матфей уже показал через родословную Иисуса, Благая весть пришла через семя Авраама. Но плод Евангелия – спасение – приобретается не по наследству, а через веру. Евреи играли существенную роль в Божьем плане пришествия Мессии и провозглашения Его Благой вести, и они ещё сыграют важную роль в последние времена. То, что Божий Сын родился, жил и умер как еврей, было важной частью Божьего плана спасения. Но то, что Авраам, Исаак и Иаков – или любой другой еврей – будут в Царстве Небесном, будет зависеть не от их еврейства, а от их спасающей веры.

Слова Иисуса, обращённые к тем евреям из Капернаума, были в высшей степени поразительными. То, что Он говорил, полностью противоречило всему, чему их учили раввины. В 29-й главе Второй апокрифической книги Варуха описано то, во что верили евреи, а именно, что будет великий небесный пир, на котором воссядут все евреи и будут есть бегемота, слона и левиафана (гигантское морское чудовище) или кита – как символ неограниченного количества еды. По мнению многих евреев, одной из самых важных и приятных характеристик этого пира будет то, что на нём совершенно не будет язычников.

Но, как сказал Иисус, на этом пире будет много язычников, а многих евреев там не будет. Предполагаемые сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Бог дал евреям удивительные обетования и привилегии Своего Царства, но, так как они отвергли Царя, когда Он пришёл к ним, они потеряли право на свет Божьего благословения и обрекли себя на внешнюю тьму, где, вместо того чтобы вечно пировать, они будут вечно страдать в среде душераздирающего плача и скрежета зубов. Согласно еврейской традиции, грешники – а в понимании евреев это слово было синонимом слову «язычники» – будут проводить вечность во внешней тьме геенны. Иисус соглашался с их точкой зрения на удел осуждённых грешников (см. также Матф. 22:13; 24:51), но Он указал на их крайнее заблуждение в отношении отождествления тех осуждённых грешников с язычниками.

Ад – это одновременно место и тьмы, и огня, в современном мире такому сочетанию нет аналогов. Частью сверхъестественного качества ада является то, что это будет место огня, боли и мучений, которые будут продолжаться вечно в кромешной тьме.

Быть физическим потомком Авраама было огромной привилегией и преимуществом (Рим. 3:1-2), но, вопреки пониманию евреев, это не гарантировало спасения. Бог делает Своими детьми не детей Авраама по плоти, а детей Авраама по вере (Рим. 8:14-17; Гал. 3:7-9, 26-29; ср. Рим. 4:11, 16). Отвергающие Христа, даже если они физические потомки Авраама, не возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном. Отвергая Сына Божьего – особенно в свете неопровержимого свидетельства Его чудес, – они доказывают, что в действительности они сыны сатаны (Иоан. 8:42-44). Так как они ложные сыны Царства, они отвергают божественное обетование, теряют право на божественное благословение и навсегда изгоняются из божественного Царства. Таково содержание короткого, но отрезвляющего обличения, которому Иисус подверг неверующих евреев перед тем, как исцелил раба сотника.

Иисус снова подтвердил силу веры сотника, когда сказал ему: «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе». И выздоровел слуга его в тот час. То, что слуга выздоровел, было подтверждением, что сотник истинно веровал, иначе его слуга остался бы больным и, вероятно, вскоре умер бы. Исцеление слуги наступило благодаря вере сотника (как ты веровал), и поскольку исцеление было полным, такой же должна была быть и вера. И если у сотника была такая твёрдая вера в чудо, насколько же сильнее она стала, когда он увидел своего юного друга вставшим со смертного одра и приступившим к труду в полном здравии, больше не страдая от боли!

Этот принцип – «как ты веровал» – не стал безусловным обещанием Иисуса всем верующим. Исцеление, связанное с верой, Господь полновластно совершал тогда, когда считал необходимым (см. также, напр., Матф. 9:29). Павел имел абсолютную веру в способность Бога исцелить его и получал от Бога исцеления. Бог часто использовал Павла как орудие чудесных исцелений. Но когда он три раза горячо молился о том, чтобы Бог удалил «жало из плоти», Господь ответил ему: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12:7-9).

РОДСТВЕННИЦА: ЖЕНЩИНА

Придя в дом Петра, Иисус увидел тёщу его, лежащую в горячке, и коснулся руки её, и горячка оставила её; и она встала и служила им (8:14-15)

Многие евреи-мужчины начинали утро с молитвы: «Господь, благодарю Тебя, что я не родился рабом, язычником или женщиной». В первых двух чудесах, описанных в 8-й главе, Иисус проявляет милость и сострадание не только к отверженному прокажённому, но и к отверженному язычнику и его рабу. Здесь же Он проявляет милосердие и сострадание к женщине. Гордые, самодовольные евреи не могли не понять Иисуса: для Него физическое здоровье, раса, социальное положение или пол не имели никакого значения. Ничто из этого само по себе не являлось преимуществом и помехой в Его служении и проповеди. И то, что униженные люди чаще получали Его благословения, происходило потому, что именно таковые чаще всего проявляли смирение и признавали свою нужду. И наоборот, возвысившие себя не получали Его благословений потому, что часто были горды и самодовольны.

Марк пишет, что, когда Иисус, Пётр, Андрей, Иаков и Иоанн прибыли в дом Петра, кто-то из них заметил, что тёща Петра больна, «и тотчас говорят Ему о ней» (Марк. 1:30). Лука добавляет, что у неё была сильная горячка и какие-то неназванные друзья или родственники «просили Его о ней» (Лук. 4:38). В ответ на их просьбу Иисус вошёл в её комнату и увидел, что она лежит в горячке.

Мы не знаем причины её заболевания, но то, что горячка была сильной и женщина не могла встать, даёт возможность предположить, что болезнь была крайне серьёзной и, возможно, угрожала её жизни. Условия жизни в то время не позволяли большинству людей такую роскошь, как постельный режим всякий раз, когда они себя плохо чувствовали. Физическая боль и недомогание были обычным явлением жизни, и если боль была переносимой, то человек продолжал выполнять свои обязанности.

И снова Иисус откликнулся и совершил исцеление мгновенно. Он коснулся руки её, и горячка оставила её; и она встала и служила Ему и бывшим с Ним (Марк. 1:31; Лук. 4:39). Исцеляющее прикосновение Иисуса мгновенно удалило горячку и боль, и, возможно, спасло ей жизнь. Мы можем быть уверены, что она служила своему милостивому Господу с особым вниманием и заботой.

Хотя понятно, что тёща Петра была женщиной, она была также и еврейкой. Возможно, что после строгих слов в ст. 11-12 Иисус не хотел, чтобы создалось впечатление, что Бог покинул Свой избранный народ, хотя большинство этого народа оставило Его. То, что Царство было открыто для верных язычников, конечно, не означало, что оно закрыто для верных евреев. Павел ясно говорит об этом в Послании к Римлянам: «Не отверг Бог народа Своего, который Он наперёд знал… Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток… Ибо если ты [язычник] отсечён от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более эти природные привьются к своей маслине» (Рим. 11:2, 5, 24).

Что мешает людям прийти к Христу?

Когда же настал вечер, к Нему привели многих бесноватых, и Он изгнал духов словом и исцелил всех больных, да сбудется речённое через пророка Исаию, который говорит: «Он взял на Себя наши немощи и понёс болезни».

Увидев же вокруг Себя множество народа, Иисус велел ученикам отплыть на другую сторону. Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: «Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл». И говорит ему Иисус: «Лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнёзда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову». Другой же из учеников Его сказал Ему: «Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Но Иисус сказал ему: «Иди за Мной, и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (8:16-22)

Матфей сообщает, что, после того как Иисус исцелил прокажённого, затем мальчика-раба, принадлежащего сотнику, и тёщу Петра, к Нему привели многих людей для исцеления. Так как их привели, когда настал вечер, возможно, первые три исцеления Иисус совершил в субботу. Опасаясь религиозных вождей, многие евреи боялись просить Иисуса об исцелении в субботу, и лишь с закатом солнца, по истечении субботы, они почувствовали себя свободными и привели многих бесноватых, и Он изгнал духов словом и исцелил всех больных.

Как и в предыдущих случаях (см. 4:23-24), и в последующих (см. 14:14; Лук. 5:17; 9:6 и др.), здесь Иисус также совершил массовое исцеление, независимо от личной веры или обстоятельств людей. Была ли это духовная проблема, как в случае с бесноватыми, или физическая, как с теми, кто был болен, Он исцелил всех. Иисус предъявлял доказательства Своей божественности и мессианства, и каждый, кто приходил для исцеления, был исцеляем. Как упоминалось в предыдущей главе, за время Своего земного служения Иисус практически изгнал болезни из Палестины.

Совершая исцеления, Иисус разделял человеческую боль и печаль в том, что взял на Себя наши немощи и понёс болезни. Он разделял человеческую боль и болезни, прежде всего, сочувствуя людям. Иисус знал сердца людей и их переживания. Он знал, какое мучение, отчаяние и разочарование наряду с болью несёт в себе болезнь. Авторы Евангелий неоднократно отмечают, как Иисус сострадал тем, кто приходил послушать Его, когда Он учил, и почувствовать Его исцеляющее прикосновение (Матф. 9:36; 15:32; Марк. 1:41; Лук. 10:33). Как и в то время, так и сегодня Иисус знает о мучениях Своих детей, «ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших» (Евр. 4:15). Это не значит, что Иисус понёс наши болезни, заболев ими. Это значит, Он понимал, какую боль доставляют нам болезни.

Во-вторых, Иисус взял на Себя наши немощи и понёс болезни в том смысле, что Он знал их реальную причину – разрушительную силу греха. Иисус плакал у гробницы Лазаря не от отчаяния, что умер Его друг. Он знал: Лазарь вскоре будет воскрешён. Он плакал, видя губительную, греховную силу, принесшую страдания и смерть каждому человеку. Он не мог видеть боли, причиняемой болезнями и смертью, без того, чтобы Самому не испытывать боли, которую причинял грех. Грех, болезни и смерть неизбежно связаны с проклятием. Поэтому Иисус задал риторический вопрос: «Что легче сказать: „Прощаются тебе грехи“, или сказать: „Встань и ходи“?» (Матф. 9:5). Ни то, ни другое не легче и не труднее. И у греха, и у болезни – одна причина, и только божественная власть может устранить и то, и другое.

В-третьих, и это важнее всего, Иисус взял на Себя наши немощи и понёс болезни в том смысле, что Его славное искупление победило грех таким сокрушительным образом, что, в конечном счёте, все болезни и немощи исчезнут. Царь предлагал Своё Царство и демонстрировал его удивительные и чудесные особенности, и самой замечательной из них будет устранение всех болезней и печалей раз и навсегда.

Иисус исцелял из божественного сострадания и любви к тем, кто страдал, и к их близким, страдавшим вместе с ними. Иисус исцелял, потому что ненавидел болезни, которые никогда не были частью Божьего плана для человечества и которые появились по причине греха. Но Он также исцелял для того, чтобы показать Своё грядущее Царство, в котором не будет греха, смерти, печали и боли. Как на горе Преображения, где, приподняв завесу Своей плоти, Он явил троим ученикам Свою божественную славу, так и посредством чудесных исцелений Иисус дал возможность проникнуть в Его славное Царство, когда все болезни и немощи будут удалены, – не в одном маленьком уголке мира и не на несколько коротких лет, а по всему миру и навечно (см. Откр. 21:1-4).

Но до того, как установить Своё земное Царство, в котором не будет страданий и смерти, Мессия должен был пострадать и умереть, чтобы искупить людей от греха. Он должен был быть «изъязвлен… за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [должно было быть] на Нём, и ранами Его мы [должны были исцелиться]» (Ис. 53:5). А до того как Он пострадал и умер, Он должен был засвидетельствовать о Своей божественной силе, понеся наши беды и удалив наши печали (ст. 4). Именно на этот стих ссылается Матфей, когда говорит, что Иисус исцелил всех больных, да сбудется речённое через пророка Исаию, который говорит: «Он взял на Себя наши немощи и понёс болезни».

Невозможно навсегда устранить болезни и смерть, не уничтожив навсегда грех. Поэтому главной целью Иисуса было победить грех. Совершив искупление, Он нанёс удар греху, смерти и болезням; однако все три по-прежнему с нами. Когда Иисус умер на кресте, Он сокрушил сатану в голову и разрушил власть греха, и человек, который верит в искупительное дело Христа, немедленно освобождается от наказания за грех, а однажды будет освобождён и от самого присутствия греха и его последствий. Окончательное исполнение искупительного дела Христа для верующих всё ещё в будущем (ср. Рим. 8:22-25; 13:11). Христос умер за грехи людей, но христиане всё ещё впадают в грех; Он победил смерть, но Его последователи всё ещё умирают; Он поборол боль и болезни, но Его народ всё ещё страдает и болеет. Искупление Христа включает в себя физическое исцеление точно так, как оно полностью освобождает от греха и смерти; но мы всё ещё ждём исполнения этого в тот день, когда Господь положит конец страданиям, греху и смерти.

Те, кто утверждает, что христиане никогда не должны болеть, потому что исцеление является частью искупления, должны также утверждать, что христиане никогда не должны умирать, потому что Иисус также победил смерть. Главная мысль Евангелия – это освобождение от греха. Это добрая весть о прощении, а не о здоровье. Христос сделался грехом, а не болезнью, и умер на кресте за наши грехи, а не за наши болезни. Пётр ясно говорит, что раны Христа исцеляют нас от греха, а не от болезней. «Он грехи наши Сам вознёс телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для праведности» (1 Пет. 2:24).

В некотором смысле трудно понять, почему люди не принимали Иисуса Христа как Господа и Спасителя, хотя бы раз услышав, как Он говорит, или увидев хотя бы одно чудесное исцеление. Ещё труднее понять, почему люди продолжали отвергать ни с кем несравнимого, милостивого, любящего Сына Божьего, многократно слышав, как Он проповедовал, и видев, как Он исцелял десятками и сотнями людей с самыми разными болезнями. Однако абсолютно невероятным кажется то, что Божий избранный народ, которому Бог дал Свой завет, Свой закон, Своих пророков и которого благословил особым образом, отверг Сына своего Бога, Мессию, предсказанного в их Писании, и того самого Освободителя, Которого они должны были ожидать и к Которому должны были стремиться.

Однако, изучая события, описанные в Евангелиях, понимаешь, что именно так отреагировало большинство евреев. Своим неверием и отвержением они бросали вызов всему, что говорил и делал Христос, находясь среди них. Доказательства Его божественности, Его власти и Его доброты были очевидны и неопровержимы. Однако, по мере того как усиливалось свидетельство, усиливалось противление и отвержение. В начале своего Евангелия Иоанн готовит нас к такой реакции: «Пришёл к своим, и Свои Его не приняли» (Иоан. 1:11). С самого начала Иисус знал, что отвергать Его будут больше, чем принимать, и говорил тем, кто искал, чтобы убить Его: «[Вы] не имеете слова Его пребывающего в вас, потому что вы не веруете Тому, Которого Он послал. Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют обо Мне. Но вы не хотите прийти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Иоан. 5:38-40). Те, кто отвергал Христа, как мятежные граждане в одной из притч Иисуса о царстве, по сути, говорили: «Не хотим, чтобы он царствовал над нами» (Лук. 19:14).

Те, кто отверг Иисуса Христа даже после того, как стал свидетелем Его чудес, напоминают судью или присяжных, которые, прослушав простейшее дело в суде, принимают решение, прямо противоположное тому, о чём говорят факты. Власть Иисуса была очевидной, и люди с самого начала Его служения признавали это (Матф. 7:29). Его учение было уникальным, о чём свидетельствует доклад служителей первосвященникам и фарисеям, пославшим их схватить Иисуса: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Иоан. 7:46). Бывший слепой, которого неверующие еврейские вожди подвергли допросу по поводу исцеления его Иисусом, сказал: «Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он открыл мне очи… От века не слыхано, чтобы кто открыл очи слепорождённому. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего» (Иоан. 9:30, 32-33). Когда представители от фарисеев и иродиане попытались поймать Иисуса в ловушку, задав Ему вопрос об уплате налогов кесарю, Он ответил: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божье – Богу». Его ответ был настолько проницательным, что вопрошавшие «удивились и, оставив Его, ушли» (Матф. 22:21-22). Евреи поражались тому, как Иисус учил в храме, и говорили: «Как Он знает Писания, не учившись?» (Иоан. 7:15). Хотя против Иисуса были направлены многие обвинения, ни одно из них не могло обличить Его в неправде или любом другом грехе (Иоан. 8:46). Когда Иисус исцелил парализованного, народ «удивлялся» (Матф. 9:8), а после того, как Он изгнал беса, люди сказали: «Никогда не бывало такого явления в Израиле» (ст. 33). Когда Иисус плакал у гробницы Лазаря, евреи говорили: «Смотри, как Он любил его» (Иоан. 11:36). Хладнокровие Иисуса также выходило за рамки человеческого. Когда Иисус стоял перед Пилатом, который имел власть отпустить Его или отдать на распятие, Он ни слова не сказал в Свою защиту, «так что правитель весьма удивлялся» (Матф. 27:14).

Всё, что касалось Иисуса, было поразительным, удивительным и по-человечески необъяснимым. Неудивительно, что и Иисус, когда люди восхищались Им, но не принимали Его, Сам удивлялся их неверию (Марк. 6:6). Как могли люди снова и снова быть свидетелями Божьей силы, признавать, что она удивительна и даже божественна, и всё же не принимать Того, Кто совершал эти чудеса?

Сам Иисус объяснял это тем, что некоторые люди бегут от истины, потому что она обнаруживает их грех, от которого они не хотят отказываться. «Свет пришёл в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идёт к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы» (Иоан. 3:19-20). Других привлекает обаяние Иисуса и Его сила. Они удивляются чудесным вещам, которые Иисус говорит и совершает, но ничего не принимают сердцем. Они следуют за Иисусом на расстоянии, чтобы восторгаться, но не желают меняться; они стремятся не к спасению, а к развлечению. Часто они не против называться последователями Христа, но их посвящение носит внешний характер, и в них нет постоянства, нет силы.

В 9:18-22 Матфей указывает на две вещи, которые часто удерживают таких людей от истинного обращения: личный комфорт и личное богатство.

ЛИЧНЫЙ КОМФОРТ КАК ПРЕПЯТСТВИЕ

Увидев же вокруг Себя множество народа, Иисус велел ученикам отплыть на другую сторону. Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: «Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл». И говорит ему Иисус: «Лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнёзда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову». Другой же из учеников Его сказал Ему: «Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Но Иисус сказал ему: «Иди за Мной, и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (8:18-22)

Иисус и ученики находились на западном берегу Галилейского озера, и народа собралось так много, что Он велел ученикам отплыть на другую сторону. Хотя Иисус был всецело Богом, Он был также всецело Человеком. Время от времени Он нуждался в отдыхе и передышке от нескончаемых просьб тех, кто приходил к Нему за помощью.

Когда Иисус решил переправиться на другую сторону озера, у некоторых людей возникли трудности в принятии решения следовать за Ним. Они, очевидно, переоценили своё отношение к Иисусу. От Марка мы узнаём, что часть людей села в лодки, чтобы пересечь озеро вместе с Иисусом (4:35-36), но три человека (третий упоминается в Лук. 9), очевидно, не хотели ехать и подошли к Иисусу как раз перед Его отплытием.

Первым из них был книжник, который сказал Ему: «Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл». Так как он не задавал Иисусу вопроса и не просил об одолжении, можно лишь догадываться, какими мотивами руководствовался этот человек, когда заявлял подобное Иисусу. Если бы он стал преданным учеником Иисуса, то как книжник он должен был бы порвать с большинством своих собратьев-книжников. Он знал, что такое решение будет дорого ему стоить, и, возможно, хотел увидеть, как Иисус будет реагировать на его заверение в преданности.

Книжники были большими специалистами в еврейском законе, и они тесно взаимодействовали с фарисеями. Это были высокообразованные люди, составлявшие учёную прослойку еврейского общества. Они были горячо преданы системе религиозных традиций, развитию которых способствовали их предшественники. Обычно книжники были учителями, а не последователями учителей, поэтому они особенно неохотно следовали за таким учителем как Христос, Который не только не получил образования в раввинской школе, но, фактически, осуждал традиции, считавшиеся священными.

Поэтому для книжника обращение к Иисусу «Учитель» (дидаскалос) было само по себе значительной уступкой, и, несомненно, толпа людей, как и узкий круг двенадцати учеников, была поражена тем, как доверительно один из еврейских вождей разговаривал с Иисусом. Этот человек, несомненно, верил, что сказал Иисусу правду, точно так же как и Пётр был убеждён в том, что никогда не покинет Иисуса (Матф. 26:33, 35). Но ни один из них не знал себя так же хорошо, как мыслил о себе. Книжник, должно быть, искренне считал, что Иисус – самый великий Учитель, какого ему когда-либо приходилось слышать, и самый великий чудотворец, какого когда-либо видел мир. Он, возможно, искренно признавал, что учение и сила Иисуса – от Бога и что Иисус каким-то особым образом был Божьим человеком для этого времени. Он испытывал к Иисусу интерес и хотел присоединиться к Нему, поэтому он сказал: «Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошёл».

В отличие от многих христианских церквей и организаций в наше время, готовых принять любую знаменитость, которая заявляет о своём исповедании Христа, Иисус знал, что смелое заявление не обязательно отражает подлинную преданность. Но даже не зная сердец людей так, как знал Он, христиане сегодня могут извлечь пользу, приняв эту истину во внимание.

На заявление книжника Иисус ответил Своим собственным заявлением. Он не высказал вслух сомнений по поводу искренности этого человека, а просто упомянул некоторые требования истинного ученичества, о которых этот человек никогда не задумывался. Говорит ему Иисус: «Лисицы имеют норы и птицы небесные – гнёзда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову». На первый взгляд слова Иисуса никак не связаны с заявлением книжника. Его ответ прозвучал в форме притчи: несмотря на Свою божественную власть и силу творить чудеса, в Его планы не входило потворствовать Своим желаниям. У Иисуса было гораздо меньше жизненных удобств, чем у многих животных. Лисицы имеют норы, которые они могут назвать своими, и птицы небесные – гнёзда, куда они могут возвратиться и отдохнуть.

Впервые Мессия упоминается как Сын Человеческий в Дан. 7:13. В Евангелиях Иисус назван этим титулом более восьмидесяти раз, и обычно Он Сам называл Себя так. Этот титул был выражением Его унижения и особенно соответствовал образу Того, Кто не имел, где приклонить голову. В Своём унижении Иисус не имел даже элементарных удобств жизни. У Него не было ни дома, ни имущества, ни даже палатки. Когда улеглись споры об исцелении Иисусом слепого и «разошлись все по домам», Иоанн сообщает, что Иисус «пошёл на гору Елеонскую» (Иоан. 7:53–8:1). Тогда как люди находились ночью в своих домах, Иисус провёл ночь в одиночестве под звёздами, в молитве к Своему Отцу. В Евангелиях сказано, что Он часто проводил время в доме Петра в Капернауме и у Марии, Марфы и Лазаря в Вифании, но нигде не говорится о том, что Он хотя бы час провёл в Своём доме. Его у Иисуса просто не было.

Очевидно, подобным заявлением Иисус преследовал цель заставить книжника задуматься об искренности своего посвящения. Легко говорить красивые слова, особенно – не зная о цене посвящения. Господь знал, что первоначально заявленная вера многих Его последователей была неглубокой и поверхностной. Когда Иисус в начале Своего служения был в Иерусалиме на празднике Пасхи, «то многие, видя чудеса, которые Он творил, уверовали во имя Его». Однако дальше Иоанн говорит: «Но Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» (Иоан. 2:23-25). Господь не доверял их вере, потому что знал, что она не истинна. Эти люди были преданы не Ему и не делу Евангелия, а чудесам и сенсациям, которые сопровождали Его дела. Иисус не раз отказывался принимать временную популярность, которая, как Он знал, вскоре обернётся полным отвержением.

В притче о сеятеле Иисус даёт наглядное описание таких людей. Они подобны каменистым местам с тонким слоем почвы. Семя быстро прорастает и внешне производит впечатление сильного и здорового растения. Но, так как оно не имеет корня, вскоре солнце сушит его, и оно вянет. «А посеянное на каменистых местах означает того, – говорит Иисус, – кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется» (Матф. 13:5-6, 20-21).

Иисус знал, что человеческая природа непостоянна, ненадёжна и эгоистична и что многих людей к Нему привлекали эмоции, чудеса или надежда на личную выгоду, такую как исцеление или еда. Когда всё идёт хорошо, люди быстро примыкают к движению, но как только дело становится непопулярным и требует жертвы, они отходят от него. Сначала они кажутся живыми для Христа и горячо свидетельствуют об этом, но когда их связь с Ним начинает стоить им больше, чем они ожидали, они теряют интерес и больше не появляются в церкви и не участвуют в христианском труде. Как отмечает толкователь Библии Р. К. Г. Ленски, такой человек «видит солдат на параде, красивую форму, сверкающее оружие и горит желанием присоединиться, забывая об изнурительных походах, кровавых битвах и могилах, возможно безымянных» (The Interpretation of St. Matthew’s Gospel [Minneapolis: Augsburg, 1961], pp. 338-339).

Иисус знал, что этот книжник слишком поспешно заявил о своей преданности Господу. Он не подсчитал цену ученичества, которая включает самоотречение, жертву и, вполне возможно, страдания. В притче Иисуса о лисах и птицах говорится о сравнительно маленькой жертве быть бездомным, однако даже эта цена была, очевидно, слишком высока, потому что книжник просто исчез, и больше о нём не упоминается. Слова Господа показали его слабость и неготовность к жертве, зато очень быстро обнаружилась его истинная преданность личному благополучию.

Приукрашивание Евангелия, попытка сделать его менее требовательным, чем оно есть на самом деле, – или вообще нетребовательным, – не только компрометирует Божье Слово и оказывает плохую услугу Господу, но также наносит вред тем, кому мы свидетельствуем. Иисус так не делал. Он предупреждал Своих учеников с отрезвляющей прямотой: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков» (Матф. 10:16). И далее: «Предаст же брат брата на смерть, и отец – сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Моё; претерпевший же до конца спасётся… Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего. Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его. Если хозяина дома назвали веельзевулом, не тем ли более домашних его?» (ст. 21-22, 24-25).

К концу Своего служения Господь сказал ученикам: «Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Иоан. 16:2). Павел уверяет нас, что «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). После представления длинного списка ветхозаветных святых автор Послания к Евреям говорит о некоторых из них, что они «замучены были, не приняв освобождения, чтобы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления. Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (11:35-38).

Книжник, который подошёл к Иисусу на берегу Галилейского моря, не был готов платить высокую цену за свою веру. Он просто хотел привнести некое возбуждение в свою жизнь, прибавить себе авторитета от причастности к популярному вождю, или же преследовал иную цель, в равной степени эгоистичную.

У исследователя может быть много добровольцев, желающих идти с ним в экспедицию, пока он не объяснит, что его команда будет работать под палящим зноем, на лютом холоде или среди топких болот, на строгом пайке, редко мыться и почти не иметь связи с внешним миром на протяжении многих месяцев. Молодой атлет может мечтать о победе и золотой медали на Олимпийских играх, пока не узнает о напряжённых тренировках, строгой диете, ограничениях в личной жизни и жестокой конкуренции, которые неизбежны на протяжении многих лет.

Нет ничего более захватывающего, чем радость познания Христа и следования за Ним, но мир не может понять или оценить эту радость. Христос даёт чудесный мир и покой тем, кто принадлежит Ему, но Его мир – это не то, к чему стремится и что даёт этот мир (Иоан. 14:27). Эту радость и этот мир ученики Христа обретают, проходя через насмешки и страдания. Они должны нести свой крест, следуя за Ним. «Если кто хочет идти за Мной, – сказал Иисус, – отрекись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной» (Матф. 16:24). Жить христианской жизнью – это значит не дополнить свою жизнь учением Иисуса, а отказаться от своей жизни во имя Его и быть готовым заплатить любую цену, которая потребуется.

ЛИЧНОЕ БОГАТСТВО КАК ПРЕПЯТСТВИЕ

Другой же из учеников Его сказал Ему: «Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Но Иисус сказал ему: «Иди за Мной, предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (8:21-22)

Этот человек, как и книжник в ст. 19, был одним из учеников Иисуса в том смысле, что следовал за Христом, не отождествляя себя с Ним официально. Он не принадлежал к числу Двенадцати, а просто пристал к ним и, возможно, ходил за Иисусом в течение нескольких недель или месяцев.

Как и книжник, он полагал, что его отношение к Иисусу было надлежащим, и обратился, казалось бы, с разумной просьбой: «Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего». Так как евреи не практиковали бальзамирования, мёртвое тело нужно было быстро подготовить к захоронению. И не только это. Еврейская традиция требовала, чтобы человек оплакивал покойного отца или мать на протяжении тридцати дней. Последний долг перед родителями заключался в том, чтобы их должным образом похоронить. Так как Иисус собирался плыть на другую сторону Галилейского озера, очевидно, что похороны не могли быть отложены до тех пор, пока Он вернётся.

Однако этот человек, спрашивая разрешения похоронить своего отца, не имел в виду, что его отец уже умер. Эта фраза – обычное образное выражение на Ближнем Востоке, означавшее обязанность сына помогать отцу в семейном бизнесе, пока отец не умрёт и пока не будет разделено наследство. Понятно, что это обязательство могло потребовать продолжительного периода времени – тридцати, сорока или более лет, если отец был относительно молод.

Это выражение до сих пор употребляется на Ближнем Востоке. Несколько лет назад один миссионер пригласил богатого молодого турка поехать с ним по Европе, надеясь во время поездки заняться его духовным воспитанием. Когда юноша ответил, что должен похоронить своего отца, миссионер выразил свои соболезнования, но в то же время был крайне удивлён. Однако молодой человек объяснил, что его отец жив и здоров и выражение «похоронить отца» просто означает оставаться дома и исполнять семейные обязанности, пока не умрёт его отец и он не получит свою часть наследства.

В случае, если человек не выполнял своих обязательств по отношению к семье, он терял наследство или получал его меньшую долю. Поэтому фраза «я должен похоронить отца» часто была равноценна фразе «я хочу подождать, пока получу наследство».

Этот второй неосновательный ученик не хотел рисковать, не хотел потерять своё наследство, полностью посвятив себя Иисусу. Он предпочитал быть связанным с Иисусом номинально, так как главной его заботой было личное преуспевание и благополучие, а не служение Господу. Поэтому Иисус сказал ему: «Иди за Мной, и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов». Как и фраза «лисицы имеют норы и птицы небесные – гнёзда» (ст. 20), так и на первый взгляд нелепое выражение «предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» было общеизвестным образным выражением. Оно означало: «Пусть мир заботится о мирском». Духовно мёртвые могут позаботиться о своём.

В параллельном описании этой истории Лука добавляет последующее наставление Иисуса: «А ты иди, благовествуй Царство Божье» (9:60). Главная обязанность человека, который является учеником Иисуса Христа, – провозглашать Благую весть, нести Евангелие вечной жизни духовно мёртвым людям. Христианин не должен следовать за этим миром и подражать ему, а должен быть свидетелем миру именем и силой Христа. Он – гражданин живого, вечного Царства Бога, а не мёртвого, приходящего в упадок царства этого мира.

И, подобно книжнику, этот второй из учеников, подходивший к Иисусу, также исчезает, и о нём больше не упоминается. Видимо, ни один из них не захотел обсуждать этот вопрос дальше. Требования Христа были для них слишком высокими, и потому притягательность ученичества сразу исчезла. Когда этот притворный ученик услышал ответ Христа, он, как тот богатый юноша, который спросил у Иисуса, что доброго сделать ему, чтобы наследовать вечную жизнь (Матф. 19:16-22), потерял интерес к духовным вещам.

Для Иисуса сказать: «Иди за Мной», – значило то же, что сказать: «Отрекись себя, и возьми крест свой» (Матф. 16:24). Это не значит, что благодаря какому-то самоотречению или жертве можно заработать спасение, но всё, что для человека дороже Христа, является препятствием на пути к Нему, и оно будет стоять между неспасённым человеком и спасением.

Лука повествует и о третьем человеке, который подошёл к Иисусу и заявил о желании стать Его учеником. «Я пойду за Тобой, Господи! – сказал он. – Но прежде позволь мне проститься с домашними моими» (9:61). Как и в случае с двумя другими, просьба этого человека кажется вполне разумной. Чтобы навестить родителей и попрощаться с ними, ему понадобилось бы несколько дней или, самое большее, несколько недель.

Но Иисус знал сердце этого человека и что его желание слабо, а верность раздвоена. Он не был готов искренно отдать себя Иисусу как Господу. Он всё ещё был привязан к родителям и находился под их влиянием и контролем. Решение следовать за Христом – это самое замечательное решение, которое может принять человек. Прекрасно, когда друзья и родственники поощряют к принятию этого решения, и ужасно, когда их совет направлен против Христа. Но каким бы ни было влияние извне, человек сам принимает на себя обязательство. Поэтому Иисус ответил: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадёжен для Царства Божьего» (ст. 62). Эти слова, по всей видимости, были позаимствованы из пословицы, приписываемой известному греческому поэту Гесиоду, который жил около 800 г. до Р.Х.: «Глядя назад, нельзя пропахать ровную борозду». Человек не может удовлетворительно совершать труд, если постоянно оглядывается на свои прежние дела и привязанности. Человек не может следовать за Иисусом Христом, если его влекут пути прежней жизни.

Об этих трёх людях, которые подошли к Иисусу, а затем исчезли, метко говорит Уильям Мак-Дональд: «Они оставили Христа, чтобы приготовить удобное место для себя в этом мире и провести оставшуюся жизнь, держась за второстепенное».

Иисус дал ясно понять, что посвящение Ему должно быть полным и неограниченным, или это не посвящение вообще. «Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю, – говорил Христос. – Не мир пришёл Я принести, но меч, ибо Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её. И враги человеку – домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф. 10:34-38). Если человек позволяет чему-либо удерживать его от полной преданности Христу, он не достоин Царства Божьего. Здесь Иисус говорит не о христианском служении, а о спасении. Бог не спасёт ни одного из тех, кто приходит к Нему, оставаясь привязанным к этому миру.

На протяжении столетий многие люди восхищались Иисусом, приветствуя Его власть, Его любовь, Его мудрость, Его чистоту, Его силу, Его заботу, Его исцеление и даже Его божественность, – но так и не смогли отдать себя Ему. Они славят и признают Иисуса, а затем уходят прочь. Еписко Дж. Райл писал: «Самая печальная дорога в ад – та, которая проходит возле кафедры, мимо Библии, среди предостережений и призывов».

Ответ Иисуса этим трём людям, подошедшим к Нему на берегу Галилейского озера, казалось бы, противоречит Его обещанию: «Всё, что даёт Мне Отец, ко Мне придёт; и приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан. 6:37). Эти люди лично пришли к Иисусу и, казалось, пришли решительно, хорошо отзываясь о Нём и заявляя о желании следовать за Ним. Но слова Иисуса в 6-й главе Евангелия от Иоанна объясняют, почему так много людей, объявляя о том, что они со Христом, на самом деле не приходят к Нему. Иисус сказал: «Ядущий Мою плоть и пьющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (ст. 54). Другими словами, вера в Иисуса Христа – это полное отождествление себя с Ним. Нет таких понятий, как частичная вера или частичное спасение. Человек, который не полностью посвятил себя Христу, не верит в Него, несмотря на свои восторженные отзывы о Нём. Поэтому Иисус продолжает: «Но есть из вас некоторые неверующие». И вскоре после этих слов сказано, что «с этого времени [то есть после жёстких высказываний Иисуса] многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (ст. 64, 66).

Прийти к Христу – значит принять Его условия, а не выдвигать свои. Человек, приходящий к Христу, приходит в смирении и кротости; он представляет собой нуждающегося, нищего духом, который алчет и жаждет Божьей праведности, который взывает о милосердии и который готов к тому, что его будут ненавидеть, оскорблять и преследовать за Господа (Матф. 5:3-12). Господь может и не лишить удобств, денег или взаимоотношений с другими людьми, но всё это, как и многое другое, необходимо отдать Ему, на Его усмотрение. Иначе Он не является нашим Господом, и неважно, что при этом говорится о преданности Ему.

Власть Иисуса над природой

И когда вошёл Он в лодку, за Ним последовали ученики Его. И вот сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал. Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: «Господи! Спаси нас, погибаем». И говорит им: «Что вы так боязливы, маловерные?» Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина. Люди же, удивляясь, говорили: «Кто это, что и ветры, и море повинуются Ему?» (8:23-27)

Сотворив человека, Бог поставил его царём всей земли, чтобы человек «[владычествовал]… над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всей землёй, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26). Но когда человек согрешил, он потерял власть над землёй. Вместе с невинностью он утратил и Богом данное величие. Человек развратился и вместе с землёй был проклят. Лишившись права на владычество, он потерял и славу. Власть над землёй захватил узурпатор, сатана, который царствует как правитель этого мира и этого века (Иоан. 12:31; 14:30). Человеческий грех, испорченность земли и сатанинское правление стали причиной болезней, боли, смерти, лишений, печали, войн, несправедливости, лжи, голода, природных бедствий, бесовской деятельности и всякого другого зла, которое поразило этот мир.

Но с самого начала и даже раньше у Бога был план искупления и человека, и земли, чтобы отменить проклятие. Согласно Его божественному плану, в процессе этого искупления Божий Сын дважды должен был прийти на землю: первый раз – чтобы искупить человека, а второй – чтобы искупить землю. В Своё Первое пришествие Иисус Христос, взойдя на крест и воскреснув из мёртвых, чтобы искупить человека от греха, испытал унижение. Вторично Он явится в славе и установит Своё Тысячелетнее Царство, а после этого – совершенно новое небо и новую землю – искупляя всё творение навечно.

В грядущем Царстве Бога Его первичный план для земли будет восстановлен – там не будет греха, боли, болезни, ненависти, лишений, печали, бед или бесов. Будет только святость, праведность, истина, мир, любовь и красота. Всё, что сейчас отравляет счастье человека, что разбивает его сердце и делает тщетными его надежды, что разрушает и подрывает его власть, будет удалено навсегда. Вселенная будет искуплена навеки.

Однако когда мы смотрим на человечество и на землю сейчас, то видим, что сам человек никогда не смог бы осуществить такие перемены. Человек не может решить естественные проблемы окружающей среды, погоды, засухи, голода и болезней. Кто-то сказал, что на месте одной решённой наукой проблемы возникает шесть новых. Таким образом, чем значительнее наши успехи, тем серьёзнее проблемы.

Ещё менее человек способен решать свои нравственные и духовные проблемы. По мере того как мы идём вперёд в вопросах психологии, социологии, криминологии и дипломатии, нас всё больше сопровождают психологические расстройства, социальные проблемы, преступность и войны.

Сила, способная отменить проклятие и создать новое небо и новую землю, не только бесконечно выше человека, но и непостижима для него. Мы не можем представить силу, необходимую для радикального восстановления Вселенной, как не можем представить силу, которая нужна была для её сотворения и сейчас нужна для поддержания её существования. Человек способен разрушать этот мир, но не имеет силы улучшить его.

Псалмопевец говорит, что «сила у Бога» (Пс. 61:12). Он говорит о «могуществе мышцы» Его (78:11). Бог описывается как «поставивший горы силой Своей, препоясанный могуществом» (Пс. 64:7). Давид восклицает: «Боже! Ты Бог мой. Тебя от ранней зари ищу я, Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной, чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел Тебя во святилище» (Пс. 62:2-3). Павел напоминает нам, что «невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1:20).

Чем больше человек исследует Вселенную, тем более удивительным и потрясающим становится чудо творения. Телескопы могут унести нас на четыре миллиарда световых лет – более тридцати пяти секстиллионов километров – в космос, но это ещё не край Вселенной. Мы открыли определённые гравитационные принципы, которые удерживают звёзды и планеты в их орбитах, однако мы далеки от того, чтобы полностью объяснить эти принципы, не говоря уже об их дублировании. Земля вращается вокруг своей оси со скоростью тысяча шестьсот километров по линии экватора, движется по орбите длиной в девятьсот тридцать миллионов километров, вокруг Солнца со скоростью около тысячи шестисот километров в минуту, а также перемещается вместе с Солнечной системой, продвигаясь в пространстве с ещё большей скоростью по орбите, на совершение одного витка которой понадобились бы миллиарды лет. Энергия Солнца оценивается как равная пятистам миллионам миллионов миллиардов лошадиных сил. Существует, по крайней мере, сто тысяч миллионов других солнц в нашей галактике, большинство из которых больше, чем наше.

Бог также является Творцом и Вседержителем микрокосма. В чайной ложке воды содержится миллион миллиардов триллионов атомов, которые состоят из ещё меньших частичек энергии. Составляющие этих частиц всё ещё исследуются.

Мы знаем, что Христос «[держит] всё словом силы Своей» (Евр. 1:3). Он сообщает энергию каждому атому и каждой частице атома, а также составляющим элементам частиц во Вселенной. Такова сила нашего Бога и Спасителя! Если Он обладает силой творить землю и поддерживать её, то, конечно же, у Него есть сила восстановить её. У Него есть сила вернуть Едем и создать новую землю, превосходящую Едем.

Христос пришёл в мир отчасти для того, чтобы продемонстрировать эту силу и показать всем, кто мог увидеть её, что Он действительно Сын Божий. Обещанный Мессия и Царь имел силу искупить человека от греха и дать ему обновлённую власть над обновлённой землёй. Как отмечалось в первой главе, Матфей уже показал, что у Иисуса и родословная, и рождение, и крещение, и победа над искушением, и Его весть – всё соответствовало пророчествам. Бог сказал, что Тот, Кто снимет проклятие, придёт из рода Давидова, и Иисус принадлежал к этому роду. Бог сказал, что Освободитель родится от девы, и Иисус родился от девы. Бог сказал, что Он найдёт благоволение у Отца, и Иисус нашёл благоволение у Отца. Бог сказал, что Он будет сильнее сатаны, и Иисус доказал, что Он сильнее. Бог сказал, что Он будет говорить истину, и Иисус говорил истину. Бог сказал, что у Него будет власть над болезнями и смертью, и Иисус доказал, что обладает этой властью.

Но более всего эти чудеса были предвестием силы Царства. Когда Иисус исцелял болезни и восстанавливал калек, Он предвосхищал Царство, где не будет болезней и уродств. Когда Он изгонял бесов, Он предвосхищал Царство, где не будет бесовской деятельности. Когда Он воскрешал мёртвых,Он предвосхищал Царство, где не будет смерти.

После того как Иисус простил и исцелил парализованного, Он пояснил, для чего Он это сделал: «Чтобы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле» (Матф. 9:6). Когда народ увидел чудеса Иисуса, он «удивился и прославил Бога, давшего такую власть» (9:8). Чтобы подготовить учеников к Своему преображению, Иисус «сказал им: „Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царство Божье, пришедшее в силе“. И по прошествии дней шести взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвёл на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними. Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми» (Марк. 9:1-3). Когда Он в субботу учил в синагоге в Капернауме, люди «удивлялись учению Его, ибо слово Его было с властью» (Лук. 4:32). Когда Он изгнал беса из одного человека в этой синагоге, они ещё больше удивлялись и восклицали: «Он с властью и силой повелевает нечистым духам, и они выходят» (ст. 36). Во вступительной части Послания к Римлянам Павел пишет, что Иисус «открылся Сыном Божьим в силе» (1:4), а в 1-м Послании к Коринфянам он говорит о Христе как о «Божьей силе и Божьей премудрости» (1:24). Высшим доказательством божественности и мессианства Иисуса были Его абсолютное могущество и власть над всем на земле.

В Матф. 8:23-27 Иисус демонстрирует Свою неограниченную власть над природой. Укрощение бури – первое чудо из второй группы чудес, описанных в 8-й и 9-й главах.

ПОДРОБНОСТИ

И когда вошёл Он в лодку, за Ним последовали ученики Его. И вот сделалось великое волнение на море, так что лодка покрывалась волнами; а Он спал (8:23-24)

После того как Иисус показал трём несерьёзным последователям истинную цену ученичества (8:18-22; Лук. 9:61-62), Он вошёл в лодку, чтобы плыть на другую сторону Галилейского моря. Это озеро составляет около 20 километров в длину и 13 километров в ширину.

Среди учеников, которые последовали за Ним, были и Двенадцать. Некоторые из учеников находились в той же лодке, что и Иисус, а некоторые плыли в других лодках (Марк. 4:36). Так как Иисус исцелил много людей и беседовал с тремя мнимыми учениками после того, «когда… настал вечер» (ст. 16), возможно, эта маленькая флотилия отправилась в путь глубокой ночью.

Слово матетес (ученик) означает «последователь, ученик, воспитанник». Само по себе оно не имеет особого духовного оттенка и употребляется по отношению и к мнимым последователям Иисуса, и к подлинным верующим. Так как Нагорная проповедь – это, по существу, проповедь о спасении, среди учеников, собравшихся на горе послушать Иисуса (Матф. 5:1), очевидно, были и неверующие. Те двое, которые подошли к Иисусу прямо перед тем, как Он вошёл в лодку, названы учениками (Матф. 8:21; ср. ст. 19), но то, что они оставили Его, доказывает, что они были ложными учениками. Люди, которые принадлежали к узкому кругу Иисуса, часто упоминаются как ученики (Матф. 10:1), однако неверующий Иуда предал Господа.

В Евангелиях встречаются, по крайней мере, четыре категории учеников. Самая многочисленная категория – это любопытные, которые следовали какое-то время за Иисусом просто для того, чтобы выяснить, Кто же Он такой! Они были поражены и заинтригованы тем, что Он говорил и делал, но не подчинились Ему как Господу и Спасителю. Мы видим некоторых из таких учеников в 6-й главе Евангелия от Иоанна. Когда Иисус провозгласил: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоть Сына Человеческого и пить кровь Его, то не будете иметь в себе жизни», многие из учеников, слыша это, говорили: «„Какие странные слова! Кто может это слушать?“… С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Иоан. 6:53, 60, 66).

Вторая категория учеников включала в себя тех, кто был убеждён в божественной миссии и силе Иисуса только на уровне интеллекта. Когда Никодим пришёл к Иисусу ночью, он сказал: «Равви! Мы знаем, что Ты Учитель, пришедший от Бога, ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Иоан. 3:2). Но в тот момент он ещё не был предан Иисусу. Как Господь указал далее, Никодим не родился свыше и, следовательно, не имел духовных взаимоотношений с Богом, не имел участия в Его Царстве и в вечной жизни (ст. 3-15).

Третья категория состояла из тайных верующих. Иосиф из Аримафеи был таким тайным последователем, пока не попросил разрешения у Пилата похоронить Иисуса в своей гробнице и таким образом не объявил о верности своему Спасителю (Матф. 27:57-58).

К четвёртой категории учеников относятся истинные и открытые верующие, те, кто предан Христу. Маленькая группа учеников, последовавшая за Ним, включала в себя больше, чем Двенадцать, и, наверняка, имела представителей всех четырёх категорий.

Лодка была, вероятно, маленьким, открытым рыбацким судном, обычно использовавшимся рыбаками, такими, как Пётр, Иаков и Иоанн. Галилейское озеро расположено на 212 метров ниже уровня моря, в северной части реки Иордан. К северу на 2800 метров над ним возвышается гора Ермон, и сильные северные ветры часто с огромной силой обрушиваются на эту часть Иорданской долины. Когда эти ветры сталкиваются с более тёплым воздухом над Галилейским морем, их сила возрастает. Ударяясь о скалы восточного берега, потоки ветра образуют завихрения, заставляющие озеро неистово бурлить и пениться. И то, что ураганные ветры налетают стремительно и неожиданно, делает бурю ещё более опасной и устрашающей.

Слово сейсмос (волнение) буквально означает «встряска», и именно от этого слова происходят термины «сейсмический», «сейсмограф» и родственные им понятия. Буря в тот момент была такой неистовой, что всё озеро пришло в движение, будто стакан воды в руках великана. Восклицание «и вот» усиливает внезапность, с какой сделалось великое волнение на море. Буря так бушевала, что лодка покрывалась волнами. Марк сообщает, что «волны били в лодку, так что она уже наполнялась водой» (Марк. 4:37).

Однако Иисус спал, потому что, без сомнения, сильно устал, целый день уча и исцеляя народ. Перед тем как стать свидетелями самого устрашающего проявления Его божественности, мы видим трогательную картину проявления Его человеческих свойств. Господь очень устал и так крепко спал, что ни качка, ни порывы ветра, ни брызги воды в лицо не могли разбудить Его. Он до нитки промок, лёжа на твёрдых досках, подложив под голову только подушку (Марк. 4:38).

Однако всё это было частью божественного плана. Ревела буря, ветер и волны готовы были захлестнуть лодку, которую бросало, как щепку, – а Творец мира крепко спал среди стихии. Хотя в Своей божественности Он был всеведущим, в этот момент Он как Человек не обращал никакого внимания на окружавший Его шум.

ПАНИКА

Тогда ученики Его, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: «Господи! Спаси нас, погибаем». И говорит им: «Что вы так боязливы, маловерные?» (8:25-26а)

Некоторые из двенадцати учеников Иисуса были рыбаками, и можно быть уверенными, что они сделали всё возможное для своего спасения. Они, вероятно, устали так же, как и Иисус, но слишком боялись спать. Им не к кому было обратиться, кроме Иисуса, и они находились как раз там, где их хотел видеть Бог. Иногда Господь вынужден доводить нас до состояния полного отчаяния, прежде чем Ему удастся привлечь наше внимание. И именно это Он делал с учениками, чья лодка была готова затонуть или разбиться в щепки. Они исчерпали все человеческие возможности, оставалось только обратиться к Иисусу. Возможно, Тот, Кто мог очищать прокажённых, восстанавливать зрение слепых и исцелять от многих болезней, имел также власть над ветром и морем. В их великом страхе нашлись слабые проблески веры, когда они, подойдя к Нему, разбудили Его и сказали: «Господи! Спаси нас, погибаем». Если бы ученики имели такую же уверенность в Иисусе, какую Он имел в Своём Отце, они были бы такими же спокойными, как Он.

Рассказывают историю об одном грубом старом капитане морского судна, который открыто говорил о своих атеистических убеждениях. Однажды ночью во время шторма его смыло волной за борт, и матросы слышали, как он взывал о помощи к Богу. Когда его в конце концов вытащили из воды, один человек сказал ему: «А я думал, что вы не верите в Бога». На что капитан ответил: «Если даже Бога нет, то в такие моменты должен быть какой-то бог». Многие люди обращаются к Господу только тогда, когда исчерпывают все остальные средства. Когда переживают болезнь, смерть, потерю работы или любую другую трагедию, они вопиют к Богу точно так, как вопияли к Иисусу ученики.

Бог всегда радуется, когда люди обращаются к Нему, особенно за спасением. Люди могут получать исцеление, утешение, спасение от финансового разорения и другую помощь без прямого вмешательства Бога, но всё же у неспасённого человека нет другого средства, кроме Господа. Бог любит слышать отчаянный вопль грешника, потому что осознание собственной несостоятельности – это первый шаг в обращении к Нему. Бог также любит,когда Его собственный народ взывает к Нему, даже если это вопль отчаяния, потому что это признак того, что они помнят, Кому принадлежат.

Даже величайшие Божьи святые, будучи поглощёнными обстоятельствами жизни, временами забывали своего Небесного Отца. Псалмопевец восклицает: «Для чего, Господи, стоишь вдали, скрываешь Себя во время скорби?» (Пс. 9:22). Автор 43-го Псалма сокрушается: «За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обречённых на заклание. Восстань, что спишь, Господи! Пробудись, не отринь навсегда» (ст. 23-24). Даже Исаия унывал по поводу кажущейся неспособности Бога помочь Своему народу. «Восстань, восстань, – восклицал он, – облекись крепостью, мышца Господня! Восстань, как в дни древние, в роды давние!» (Ис. 51:9). Подобно ученикам во время бури, пророк хотел знать, почему Бог спит, когда Его народ погибает.

Первой реакцией Христа на мольбу учеников был упрёк за недостаточность их веры. И говорит им: «Что вы так боязливы, маловерные?» Основное значение слова дейлос (боязливы) – «напуганный» или «трусливый». Ученики Иисуса, должно быть, недоумевали, почему Иисус упрекал их. Как Он мог спрашивать, почему они испуганы и боязливы, когда им явно было чего бояться? Главное, чем они были озадачены: почему Иисус не боялся? Была глубокая ночь, волна наверняка могла смыть их за борт или потопить лодку, и любая реакция, кроме страха, казалась глупой и неестественной. Спокойствие Иисуса так ошеломило учеников, что они обвинили Его в бесчувственности: «Учитель! Неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» (Марк. 4:38).

Но Иисус обратил их упрёк против них. «Что вы так боязливы, – спросил Он, и затем в Своём вопросе частично дал ответ, – маловерные?» Они были напуганы, потому что не имели веры; боялись, потому что были маловерными. «Разве вы не верите в Меня и в Мою силу? – по сути, спрашивал Он. – Разве недостаточно Моей силы вы видели и недостаточно Моей любви испытывали, чтобы знать, что со Мной вы в полной безопасности? Вы видели, как Я совершаю чудо за чудом даже в интересах тех, кто никогда не верил в Меня или не утруждал себя поблагодарить Меня. Вы видели Мою силу и сострадание; и вы должны знать, что, имея силу, Я могу помочь вам, а, имея сострадание, Я хочу помочь вам. Даже если бы вы утонули, разве не знаете, что мгновенно попали бы на небеса? Зачем тогда вам беспокоиться?»

Ученики знали Псалмы. Они многократно слышали и повторяли слова 88-го Псалма: «Господи, Боже сил! Кто силен, как Ты, Господи? И истина Твоя вокруг Тебя. Ты владычествуешь над яростью моря: когда воздымаются волны его, Ты укрощаешь их» (ст. 9-10). Они пели: «Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах, поэтому не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей. Пусть шумят, вздымаются воды их, трясутся горы от волнения их» (Пс. 45:2-4). Они знали величественные и утешительные слова 106-го Псалма:

Отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах, видят дела Господа и чудеса Его в пучине: Он говорит – и восстаёт бурный ветер и высоко поднимает волны его, восходят до небес, нисходят до бездны. Душа их истаивает в бедствии; они кружатся и шатаются, как пьяные, и вся мудрость их исчезает. Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани (Пс. 106:23-30).

Там, на Галилейском озере, Иисус собирался показать буквальное исполнение этих строк.

У верующего, который осознаёт Божью силу и любовь, нет причин чего-либо бояться. Так как Бог может и будет заботиться о Своих детях, нет такой трудности или опасности, от которых Он не смог бы или не пожелал бы их избавить. Божья сила и любовь проведёт нас через любую бурю, и именно это нам необходимо знать и помнить, когда мы в беде.

Однако каждый верующий на личном опыте понимает, что знать о Божьей силе и любви и доверять им – не всегда одно и то же. Наши слабости и недостатки настолько присущи нам, что, даже увидев, как Бог творит великие дела, мы всё ещё сомневаемся и боимся. Как Илия после великого чуда на горе Кармил и как ученики после великого чуда в Капернауме, так и мы, по сути, иногда больше всего боимся, испытав потрясение Божьим величием. Мы восхищаемся Его величием, но как только приходит беда, мы забываем обо всём и видим только беду.

Ученики в конце концов поняли, что вера нуждается в постоянном укреплении. «Умножь в нас веру», – молили они Иисуса (Лук. 17:5). Даже верующие подвержены неверию, и чем больше мы верим, тем больше хотим воскликнуть вместе с отцом бесноватого мальчика: «Верую, Господи! Помоги моему неверию» (Марк. 9:24). Мы знаем, что Бог может дать всё необходимое, но мы также знаем, как быстро мы перестаём доверять Ему в этом. Мы знаем, что Бог любит нас, но также знаем, как легко мы можем забыть о Его любви. Мы знаем, что Он даёт мир, превосходящий разумение, но также знаем, как легко можем впасть в отчаяние. Даже если мы много знаем о Боге, когда приходит беда, знание, соединённое с малой верой, не делает нас менее боязливыми.

СИЛА

Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина (8:26б)

Иисус, встав, запретил ветрам и морю, сказав: «Умолкни, перестань» (Марк. 4:39). По слову Творца буре ничего не оставалось, как сделаться великой тишиной. Ветер прекратился, волны улеглись, прояснилось, и вода стала как стекло. Обычно буря утихает постепенно. Мало-помалу слабеет ветер, уменьшаются волны, пока не наступит штиль. Но эта буря утихла быстрее, чем началась; она началась внезапно и прекратилась мгновенно. Хотя буря на Галилейском море была не столь сильной по сравнению с ураганами и тайфунами, её мощь составляла многие миллионы лошадиных сил. Однако Иисус остановил её одним словом – простое дело по сравнению с тем, как Он сотворил словом весь мир.

Тот, Кто имел власть над болезнями и бесами, имел также власть над природой. И, как покажет далее Матфей, Иисус имел власть и прощать грехи, и воскрешать из мёртвых.

ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЕ

Люди же, удивляясь, говорили: «Кто это, что и ветры, и море повинуются Ему?» (8:27)

Слово таумазо (удивляясь) означает крайнюю степень удивления и может нести в себе идею предзнаменования. Люди не могли представить, что за Человек был Иисус, что и ветры, и море повиновались Ему. Марк повествует, что, кроме того, что люди были удивлены, они «убоялись страхом великим» (4:41). Они теперь больше боялись Того, Кто укротил бурю, чем саму бурю. Многие из них не раз попадали в шторм, но они никогда не видели такой сверхъестественной силы, какую продемонстрировал Иисус.

Когда Бог проявил Свою великую силу и могущество, Иов воскликнул: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов. 42:5-6). Когда Исаия увидел «Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом, и края риз Его наполняли весь храм», он заявил: «Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:1, 5). После того как Даниил видел Господа, он свидетельствовал: «Во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости. И услышал я звук слов его; и как только услышал звук слов его, в оцепенении пал я на лицо моё и лежал лицом к земле» (Дан. 10:8-9). Когда Пётр увидел, как Иисус чудесным образом наполнил его сеть большим уловом, он «припал к коленям Иисуса и сказал: „Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный“» (Лук. 5:8). Когда Павел встретился с воскресшим Христом на дороге в Дамаск, «он упал на землю… и с открытыми глазами никого не видел» (Деян. 9:4, 8).

Божье величие настолько потрясающе, что, когда Он проявляет Себя, демонстрируя даже малую часть Своей славы, люди не могут находиться в Его присутствии. Эти ученики вдруг осознали, что с ними в лодке находится Бог, и пришли в ужас от Его силы и святости. В подобной ситуации позже Пётр шёл по воде. Но, когда налетел ветер, он испугался, и Иисус не только поддержал Своего маловерного ученика, но также усмирил ветер. «Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: „Истинно Ты Сын Божий“» (Матф. 14:29-33).

Исаак Уоттс писал:

Как славны Божьи чудеса:
Он создал цепи гор,
Залил лазурью небеса,
Морям отдал простор!
Премудрый Бог определил
Для солнца ясный день,
Луну и звёзды отделил
Покоить ночи сень.
Дела Его могучих рук
Мы видим день за днём,
И каждый цвет, и каждый звук
Вещает нам о Нём.
Нисходит Божия роса,
И всё хвалу поёт;
Морская буря и гроза
Всевышней воли ждёт.

И заканчивает он прекрасными строками:
О, без Тебя и дня прожить
Не смог бы человек:
Так будем правдою служить
Спасителю вовек!

Тот Христос, Который усмирил бурю на Галилейском море, является Тем Христом, Который удерживает каждый атом и каждую планету на своей орбите. Он поддерживает равновесие во Вселенной, Он питает каждое растение и каждое животное. Однажды Он придёт, чтобы восстановить мир, осквернённый грехом, и создать совершенно новое небо и новую землю. Даже сейчас Он – Бог, Который даёт вечную жизнь тем, кто верит в Него, и Который усмирит все их бури и даст силы пережить все трагедии.

Власть Иисуса над сверхъестественным

И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили двое бесноватых, вышедшие из гробниц, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путём. И вот, они закричали: «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? Пришёл Ты сюда прежде времени мучить нас». Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: «Если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней». И Он сказал им: «Идите». И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всём и о том, что было с бесноватыми. И вот весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошёл от пределов их (8:28-34)

Матфей усиливает убедительные свидетельства мессианства и божественности Иисуса, показывая Его власть над сверхъестественным, а также над болезнями, увечьями и миром природы. Чтобы спасти землю и отменить проклятие, Иисус должен был иметь полную власть над сатаной и его бесовским воинством. Чтобы спасти падшее человечество, Он должен был взять верх над злыми силами, которые держат человека в физическом, душевном и духовном рабстве. Поэтому на протяжении всего Евангелия мы находим сообщения о способности Иисуса изгонять бесов из тех, кто находился под их пагубной властью. Он употреблял Свою силу мгновенно, властно и абсолютно успешно – часто, не пользуясь ничем, кроме слова, как, например, в этом случае.

Будучи искушаем в пустыне, Иисус продемонстрировал Свою силу противостоять сатане; здесь Он демонстрирует способность преодолеть и полностью подчинить его. Имея дело с царством тьмы, Он не только не покоряется сатане, но, наоборот, заставляет сатану покориться Ему. Апостол Иоанн пишет: «Для этого-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Иоан. 3:8). Господь стал Человеком и пришёл в мир для того, чтобы разрушить дела сатаны. Когда Он придёт опять установить Своё Царство, Он заключит сатану в узы на тысячу лет, и в конце этого срока, после краткого периода свободы, сатана и его порочные приспешники будут брошены в озеро огненное, где «будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откр. 20:2, 7-10). Изгоняя бесов во время Своего земного служения, Иисус неоднократно являл впечатляющее, яркое свидетельство Своей власти над сатаной. Как Он объяснил толпе народа возле Иерусалима: «Если же Я перстом Божьим изгоняю бесов, то, конечно, достигло вас Царство Божье» (Лук. 11:20).

Когда ученики пытались изгнать бесов, они поняли, насколько это трудно. Хотя Иисус дал им «силу и власть над всеми бесами» (Лук. 9:1), они увидели, что изгонять бесов им не так легко, как Ему (Матф. 17:16, 19). В новозаветные времена многие евреи занимались изгнанием нечистой силы с помощью различных рецептов и ритуалов, но без реального успеха. Поэтому абсолютный успех Иисуса был таким удивительным. «Что это? Что это за новое учение, – восклицали евреи-скептики в Капернауме, – что Он и духам нечистым повелевает с властью, и они повинуются Ему?» (Марк. 1:27). Так как Иисус изгонял бесов с невероятной лёгкостью, некоторые люди пришли к выводу, что Он, должно быть, в сговоре с сатаной, и потому заявляли: «Он изгоняет бесов силой веельзевула, князя бесовского» (Лук. 11:15). Когда семеро сыновей Скевы попытались изгнать злого духа из одного человека силой Иисуса, «Которого Павел проповедует… злой дух сказал в ответ: „Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?“ И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома» (Деян. 19:13-16).

В рассказе о двух бесноватых Матфей сначала описывает одержимость бесами, затем силу Христа над бесами и, наконец, отношение людей к Иисусу.

ОДЕРЖИМОСТЬ БЕСАМИ

И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили двое бесноватых, вышедшие из гробниц, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путём. И вот, они закричали: «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? Пришёл Ты сюда прежде времени мучить нас». Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: «Если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней» (8:28-31)

Укротив чудесным образом бурю, Иисус и ученики продолжили свой путь через Галилейское море на другой берег. К этому времени уже было светло, и маленькая флотилия (см. Марк. 4:36) причалила к берегу в стране Гергесинской. Тех, кого Матфей называет гергесинцами, также назывались герасинцами (Марк. 5:1; Лук. 8:26; Новый перевод с греч. подлинника), или гадаринцами (согласно большинству древних манускриптов). Маленький город Гераса, или Гергеса (от названия которого, соответственно, произошли слова «герасинцы» и «гергесинцы») находился на северо-восточном берегу Галилейского моря, на расстоянии около десяти километров, если плыть из Капернаума. Отвесные скалы, находящиеся рядом, соответствуют данному здесь описанию. Город Гадара (от которого происходит слово «гадаринский») расположен южнее и удалён от моря; но весь район, включая город Герасу, часто называли страной Гадаринской.

ПРИЁМ, ОКАЗАННЫЙ БЕСАМИ

Его встретили двое бесноватых, вышедшие из гробниц, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путём (8:28б)

В своём описании этого случая Марк (5:2) и Лука (8:27) упоминают только одного бесноватого, но не утверждают, что был только один одержимый бесами. Преследуя свои цели, они предпочли сосредоточить внимание на более заметном из двух. Греч. слово даймонизомай (бесноватые) просто означает «быть одержимым бесами, находиться под властью бесовского духа», независимо от вида или степени одержимости. Хотя в Писании описаны бесноватые люди с различными видами и степенью одержимости, Писание не объясняет различий между одержимостью, навязчивыми идеями или подавленностью, вызванной бесами.

Одержимость можно определить как состояние, при котором один или более бесов обитают в человеке и имеют над ним власть. Бесы могут осуществлять нападки на человека в духовной, душевной и физической сферах. В духовной сфере они поощряют ложные религии, поклонение бесам, оккультизм и бесчисленные виды безнравственности, включая убийство (Откр. 9:20-21; 18:23-24). В интеллектуальной и физиологической сферах они поощряют такие вещи, как ложные учения, безумие, неспособность к нормальной речи, мания самоубийства (см. Марк. 9:17-22) и мазохизм, как в этом бесноватом, который бился о камни, нанося себе раны (Марк. 5:5).

Одержимость была распространённым недугом в новозаветные времена, даже среди Богом избранного народа – евреев. В первоапостольской Церкви дар чудес, или сил, включал способность изгонять бесов. Однако интересно, что мы нигде не читаем о случаях одержимости в Иерусалиме. На протяжении истории, включая современность, этот особый аспект деятельности сатаны, похоже, проявляется чаще в сельской местности, чем в изысканном обществе городского населения. Это явление также больше распространено там, где сильна анимистическая религия и сопровождающие её страх и поклонение злым духам. В более передовых обществах человек, который находится под серьёзным демоническим влиянием, считается душевно больным, и его помещают в психиатрическую больницу. Похоже, что многие люди с диагнозом душевно больных фактически одержимы бесами.

Важно, что Иисус никогда не винил человека за то, что он болен или одержим бесами. Он считал их жертвами неподвластных им сил, нуждавшимися в освобождении, а не в поучении или осуждении.

Как мы видим в случае с этими двумя бесноватыми, личность и голос беса может когда угодно, а иногда постоянно, заслонять личность и голос одержимого. Когда Иисус спросил одного из этих людей: «Как тебе имя?», – бес ответил устами человека: «Легион имя мне, потому что нас много» (Марк. 5:9).

Эти люди жили в гробницах, которые обычно вырубали в скалах или в склонах гор за городом. Когда они увидели Иисуса, приближающегося к ним, они встретили Его, вышедши из гробниц. Возможно, что они были евреями, для которых прикосновение к мёртвому телу было величайшим обрядовым осквернением. Если это так, то бесовское принуждение жить в гробницах было для них дополнительным унижением и мучением.

Они были весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путём. Из других Евангелий, описывающих это событие, мы узнаём, что, по крайней мере, на одном из бесноватых не было одежды и он обладал такой силой, что никакие цепи не могли удержать его. Бесы часто гнали его в пустынное место, и он, находясь там, неистово выл, «кричал… и бился о камни» (Марк. 5:4-5; Лук. 8:27-29).

ПРИЗНАНИЕ СО СТОРОНЫ БЕСОВ

И вот, они закричали: «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? Пришёл Ты сюда прежде времени мучить нас» (8:29)

Слова «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий?» означали: «Что Ты здесь делаешь и почему Ты тревожишь нас?» Обратившись к Иисусу, как к Сыну Божьему, бесы показали этим, что сразу узнали Его. Марк повествует, что один из этих людей «прибежал и поклонился Ему» (5:6). Слово, от которого происходит глагол «поклонился» (проскунео), означает самое распространённое на Ближнем Востоке проявление обожания и почтения. Этот термин несёт в себе идею глубокого благоговейного страха и уважения. Бесы ненавидят всё, связанное с именем Бога, и испытывают отвращение ко всему Божьему, однако они бессильны что-либо проявить, кроме как поклониться Ему, когда находятся в Его присутствии, – и однажды перед Его именем «[преклонится] всякое колено небесных, земных и преисподних» (Фил. 2:10).

Бесы – это падшие ангелы, и до того, как они присоединились к восставшему против Бога сатане, они близко знали каждую Личность Троицы. Хотя они никогда раньше не видели Иисуса в человеческом облике, они сразу признали в Нём вторую Личность Божества. Будучи духами, они узнали Его дух. Они интуитивно почувствовали, что находятся в присутствии Сына Божьего, «Сына Бога Всевышнего», как называют Его в этом эпизоде Марк (5:7) и Лука (8:28). Из другой встречи Иисуса с бесами мы узнаём, что они также «знали, что Он Христос», то есть Мессия (Лук. 4:41).

Они знали, что Иисус был их божественным противником и что Он имел всю силу и власть, если захочет, уничтожить их. Своим утверждением «Пришёл Ты сюда прежде времени мучить нас» они признавали, что знают о существовании Богом назначенного времени, которое ещё не пришло, – времени, когда Он будет судить их, и они будут наказаны вечным осуждением. Их эсхатология, как и всё их богословие, была действительно правильной. Как говорит Иаков, «и бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2:19). Они содрогаются, потому что их вера – это вера признания, а не вера принятия, и они вполне осознают последствия отвержения Бога.

В свете их знаний о Его божественной силе и о Его плане кажется странным, что сатана и его падшее воинство суетилось, пытаясь искушать Иисуса и подвергать Его своим нападкам. Но величайшие обманщики сами сильно обманываются, и в своих порочных иллюзиях эти злые духи надеялись как-то помешать Христу в Его человеческой природе. Возможно, склонив Его к греху, они могли бы увлечь Его с собой в озеро огненное в день суда. Возможно, они думали, что Он был менее силен и праведен на земле, чем на небесах. В любом случае, сущность сатаны и его ангелов состоит в том, что они противятся Богу, независимо от последствий или шансов на успех.

Бесы понимали гораздо больше о Личности Иисуса и о божественном плане искупления и осуждения, чем двенадцать учеников в то время. Гораздо позже Пётр исповедал перед Иисусом: «Ты Христос, Сын Бога живого». И он познал эту истину только благодаря божественному откровению (Матф. 16:16-17).

Бесы знали, что подлежат осуждению только после Тысячелетнего Царства, и поэтому удивлялись, почему Христос сейчас обратил на них внимание. Согласно их графику, время мучить их ещё не наступило, но они всё-таки чувствовали, что Иисус вот-вот вмешается и разрушит их нынешнее злое дело.

ПРОСЬБА БЕСОВ

Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: «Если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней» (8:30-31)

Бесы в отчаянии смотрели вокруг в поисках выхода и увидели на пастбище большое стадо свиней. Многочисленность стада, в котором насчитывалось две тысячи голов (Марк. 5:13), указывает на то, что бесов было тоже много (см. также Марк. 5:9). В заявлении «Если выгонишь нас» не было неопределённости. В нём подразумевалось следующее: «Так как Ты выгонишь нас…». Зная сострадание Иисуса к людям и Его божественный план разрушить дела дьявола, бесы понимали, что Он не позволит им и дальше обитать в этих двух людях и мучить их.

Просьба бесов кажется странной, и нам не сообщается, почему они просили быть посланными в стадо свиней. Возможно, они думали, что Господь изменил время, предназначенное для суда, и сразу ввергнет их в великую бездну. Поэтому обитать в свиньях было бы неизмеримо лучше. Так как для евреев свиньи были самыми нечистыми из всех нечистых животных, бесы, возможно, думали, что Иисус не будет против того, чтобы они вошли в них и подчинили их себе. Или вселившись в свиней, а затем уничтожив их, бесы, возможно, хотели заставить владельцев свиней и других обитателей этой местности восстать против Иисуса. Возможно, Иисуса могли убить за то, что Он погубил свиней. Какая бы причина ни стояла за просьбой бесов, она была основана на ясном понимании, что Иисус не позволит им оставаться там, где они были.

СИЛА ХРИСТА

И Он сказал им: «Идите». И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде (8:32)

Когда ученики изгоняли бесов, даже имея поручение и силу от Бога, это часто требовало значительного времени и упорства, а также молитвы и поста (Матф. 17:21; Марк. 9:29). Но Иисус выгнал целый легион бесов из двух человек только одним словом: «Идите». Он дал разрешение бесам (см. Лук. 8:32) в форме повеления, и они, будучи бессильными ослушаться, немедленно выйдя, пошли в стадо свиней.

И снова мы можем лишь догадываться, почему бесы сделали то, что сделали. Они ли побудили всё стадо свиней броситься с крутизны в море, где оно и погибло в воде, или же это просто была реакция взбесившихся животных на то, что в них поселились злые духи, но, похоже, бесы знали исход заранее. Однако мы не знаем, почему они сделали то, что сделали, или что произошло с ними после того, как свиньи утонули.

Будучи падшими ангелами, бесы являются крайне могущественными существами (см. 4 Цар. 19:35; Пс. 102:20; 2 Пет. 2:11). Когда ангел был послан с сообщением к пророку Даниилу, он был задержан бесом (называемым «князем царства Персидского») на три недели, и Господь должен был послать архангела Михаила, чтобы помочь ему (Дан. 10:13). Поэтому понятно предупреждение Павла, что даже мы как дети Божьи не можем противостоять нападкам бесов, не облекшись во всеоружие Господа, особенно не взяв щит веры (Ефес. 6:16).

Бесы обладают превосходным умом (Иез. 28:3-4), превосходной силой (Марк. 5:4; Деян. 19:16), превосходной способностью совершать знамения и ложные чудеса (2 Фес. 2:9) и превосходным опытом, так как они существовали задолго до сотворения мира, сначала как святые ангелы, а затем как падшие. Они не только превосходно знают Божью природу и силу, но также прекрасно знают человеческую природу и слабости. Будучи духовными существами, они не ограничены временем, пространством и формой. Только Господь Иисус Христос имеет силу поразить сатану в голову, и только силой Господа он будет связан и брошен в бездну и, в конечном счёте, в озеро огненное и серное (Откр. 20:3, 10). Для того чтобы изгнать так много бесов, как это сделал Иисус в стране Гадаринской, требовалась огромная сила, однако Он сделал это мгновенно.

Многие люди хотят знать, почему Иисус допустил, чтобы так много животных, пусть даже нечистых, были уничтожены только ради того, чтобы удовлетворить странную просьбу кучки бесов. Но животные были созданы для блага людей, и эти свиньи выращивались на убой. Гибель стада принесла значительный финансовый ущерб, но если владельцами были евреи, – что вполне вероятно, – то они, прежде всего, не имели права разводить свиней. Но души двух бесноватых имели бесконечно большую ценность, чем две тысячи животных, и Иисус, не сомневаясь, позволил относительно малую жертву ради двух человек.

Однако главный урок этого отрывка не связан с правом заниматься свиноводством или есть свинину. Не ставится здесь также и вопрос, что более ценно – стадо свиней или люди. Высшая цель Господа в изгнании бесов и цель Матфея при описании этого события состоит в том, чтобы показать силу и власть Иисуса над сатаной и его силами. То, что бесы вошли в стадо свиней, и то, что животные обезумели, было удивительным и убедительным свидетельством того, что они покинули двух несчастных. Свирепость и неистовство бесов передалось свиньям, и у очевидцев не могло быть никаких сомнений по поводу того, что произошло.

РЕАКЦИЯ ЛЮДЕЙ

Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всём и о том, что было с бесноватыми. И вот весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошёл от пределов их (8:33-34)

Когда пастухи увидели, что случилось с их стадом, они убежали. Они сразу же рассказали обо всём и о том, что было с бесноватыми. Это значит, что они видели связь между тем, что произошло с двумя бесноватыми и затем с животными. Массовое самоубийство свиней доказывало, что Иисус действительно изгнал бесов из этих людей. Дальнейшее свидетельство, которое обнаружили пастухи и другие люди, вернувшись на место события, состояло в том, что один из бесноватых – и, по-видимому, также и другой, – был одет и сидел в здравом уме у ног Иисуса (Лук. 8:35).

Горожане, включая, по всей видимости, и владельцев свиней, были настолько поражены рассказом, что весь город вышел навстречу Иисусу. То, что они специально вышли навстречу Иисусу, показывает, что Иисус был в центре внимания. Он беспокоил их гораздо больше, чем гибель стада и двое бывших бесноватых. Несмотря на предположение многих толкователей, в тексте нет прямого указания на то, что реакция людей была связана с материальными убытками из-за потери большого стада. Хотя возможно, что владельцы этих животных присутствовали там, о них не упоминается ни в одном из Евангелий. Дело было не в бесах, не в свиньях и не в двух бесноватых, а в Иисусе.

Жители города (вероятно Герасы) не оказали Ему даже вынужденного почтения, которое проявили бесы. Похоже, что у них не было ни малейшего интереса к тому, Кем Иисус был или почему пришёл в их местность. Они не хотели иметь с Ним ничего общего и просили, чтобы Он отошёл от пределов их. Сначала они просто вышли «посмотреть, что случилось», но когда пришли «к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме… [они] устрашились» (Марк. 5:14-15). Они не разгневались и не обиделись, а просто испугались.

Когда нечестивые люди сталкиваются лицом к лицу со святым Богом, они приходят в ужас. Снова приходят на память слова Исаии, который, видя «Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом», в ужасе воскликнул: «Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:1, 5). После того как Пётр стал свидетелем чудесного улова,дарованного Иисусом, улова, который едва не потопил две рыбацкие лодки, он «припал к коленям Иисуса и сказал: „Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный“» (Лук. 5:8). Когда на Галилейское озеро налетела буря, ученики испугались, но когда они увидели, как Иисус усмирил бурю, их страх усилился ещё больше (Марк. 4:38-41). Они убоялись Иисуса больше, чем бури, потому что осознали, что с ними с лодке Сам Бог. Грешник, который осознаёт, что встретился с Богом, видит только свой грех, и в результате его охватывает страх.

О том, что жители этого города думали об Иисусе, не говорится. Известно лишь, что они слегка соприкоснулись со сверхъестественным, и это повергло их в панику. Они увидели Того, Кто имел власть над бесами, над животными и Кто мог вернуть потерянный рассудок, – и не захотели иметь с Ним никаких отношений.

Здесь мы встречаемся с первым противостоянием по отношению к Иисусу, записанным в Евангелиях. Люди не подняли Иисуса на смех и не преследовали Его; они просто попросили Его оставить их в покое. Возможно, они негодовали по поводу Его праведности, разоблачающей их грех, Его силы, разоблачающей их слабость, или Его сострадательности, разоблачающей их жестокосердие. Возможно, они не могли терпеть Иисуса из-за Его совершенства. Но, в отличие от книжников и фарисеев, эти люди совсем не интересовались, кем был Иисус, чему Он учил или что делал. Казалось, они были совершенно безразличны к Его Личности и служению. Им было всё равно, Мессия Он или нет. Похоже, их не заботило, к добру ли Его сила, и от Бога ли Он. Ничто, присущее Ему, не интересовало их. Они хотели одного: чтобы Он удалился. Жители города отвергли Иисуса с великим безразличием, с таким же безразличием к Богу, какое проявлялось большинством людей на протяжении истории – безразличием, которое желает оставить Бога в покое и чтобы Бог оставил в покое его. Господь был непрошеным гостем, и они не хотели, чтобы Он тревожил их.

Яркой противоположностью отношению этих людей было отношение одного из бывших бесноватых, который умолял Иисуса, «чтобы быть с Ним» (Марк. 5:18). Он был настолько благодарен Иисусу за избавление и так тянулся к Нему с любовью и восхищением, что не мог вынести разлуки с Ним. Но у Иисуса были другие планы для этого человека, и Он «не позволил ему, а сказал: „Иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобой Господь и как помиловал тебя“» (ст. 19). Иисус отослал этого человека обратно к своему народу – вполне возможно, к тем самым людям, которые попросили Иисуса удалиться, – чтобы свидетельствовать им о любви и милости Господа. Этот человек должен был быть благовестником, миссионером среди своего народа, свидетельствуя, что Тот, Кого они отвергли, любит их и хочет их спасти. Иисус простирает Свою благодать даже на тех, кто просит, чтобы Он отошёл.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →