Комментарии Джона МакАртура на евангелие от Матфея 12 глава

Господин субботы

В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями; ученики же Его проголодались и начали срывать колосья и есть. Фарисеи, увидев это, сказали Ему: «Вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу». Он же сказал им: «Разве вы не читали, что сделал Давид, когда проголодался сам и бывшие с ним? Как он вошёл в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? Или не читали ли вы в законе, что в субботу священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма; если бы вы знали, что значит: „милости хочу, а не жертвы“, то не осудили бы невиновных, ибо Сын Человеческий – Господин и субботы».

И, уйдя оттуда, вошёл Он в синагогу их. И вот, там был человек, имеющий сухую руку. И спросили Иисуса, чтобы обвинить Его: «Можно ли исцелять в субботу?» Он же сказал им: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадёт в яму, не возьмёт её и не вытащит? Сколько же человек лучше овцы! Итак, можно в субботу делать добро». Тогда говорит человеку тому: «Протяни руку твою». И он протянул, и стала она здорова, как другая. Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его (12:1-14а)

События, описанные в 12-й главе Евангелия от Матфея, знаменуют поворотный момент в служении Иисуса, сосредотачивая внимание на отвержении Мессии Его собственным народом. В ст. 1-21 отражается растущее неверие Израиля, приобретающее характер сознательного отвержения, а в ст. 22-50 описано богохульство как следствие отвержения. После того как Царь явил Себя и засвидетельствовал о Себе, Его отвергли и хулили, прежде чем в конце концов предали смерти на кресте.

Коварный план Ирода уничтожить обещанного в пророчествах Царя евреев через убийство всех младенцев мужского пола в Иудее был первым свидетельством того, что Мессию не примут. Когда предтеча Мессии, Иоанн Креститель, противостал фарисеям и саддукеям, назвав их порождениями ехидны и предупредив, чтобы они бежали от будущего гнева, отвержение стало ещё более очевидным. С самого начала служения Иисуса еврейские вожди относились к Нему скептически, и этот скептицизм быстро перерос в критику, открытую враждебность и прямое противостояние.

По мере того как Иисус всё более и более критиковал человеческую религию раввинских традиций, вожди этой религии ещё больше критиковали Его. Они обвинили Его в богохульстве (9:3) и в общении с мытарями и грешниками (ст. 11). Они даже обвинили Его в одержимости бесами (ст. 34). Чем конкретнее Иисус указывал еврейским вождям на их внутреннюю греховность и внешнюю пустоту, тем более они ожесточались против Него. Критика и равнодушие переросли в резкие выпады, а затем в неистовую ярость.

Одна из важнейших причин вражды заключалась в соблюдении субботы – в проблеме, которой касается этот отрывок (12:1-14). Сначала простая ситуация вызвала недовольство у фарисеев, затем последовало обвинение на Иисуса, Его наставление и пример, а в итоге – заговор против Него.

СИТУАЦИЯ

В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями; ученики же Его проголодались и начали срывать колосья и есть (12:1)

Соблюдение субботы было основополагающим для еврейской законнической системы, и когда Иисус нарушил традицию, заключавшуюся в почитании этого дня, Он задел фарисеев за живое.

Как наше слово «суббота», так и греческое саббатон – это транслитерация еврейского слова шаббат, основное значение которого – прекращение, отдых и бездеятельность. В конце сотворения «благословил Бог седьмой день и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2:3). Чтобы почтить этот день, Господь объявил его особым временем отдыха и воспоминаний для Своего народа и включил его в Свои Десять заповедей (Исх. 20:9-11).

Но это единственная заповедь из Десяти, которая носила не нравственный характер, а сугубо церемониальный, и была уникальной для ветхого завета и для Израиля. Остальные же девять принадлежали к моральным и духовным абсолютным правилам и многократно повторялись и излагались во многих местах Нового Завета. Но соблюдение субботы никогда не давалось для христиан как рекомендация, а тем более как новозаветная заповедь.

Когда Иисус начинал служение, ветхий завет всё ещё был в силе, и все его требования были обязательными для евреев как особого народа этого завета. Иисус соблюдал все требования Писания и выполнял все его условия, потому что это было Его Слово, которое Он пришёл исполнить, а не нарушить (Матф. 5:17). Но на протяжении нескольких веков различные раввинские школы добавляли правило за правилом, выходя далеко за рамки учения Писания, а во многих случаях и противореча ему (см. Матф. 15:6, 9). Но ни в одной сфере эти дополнения не были столь пространными и доведёнными до крайности, как в вопросе соблюдения субботы.

Соблюдение субботы всё ещё было церемониальной обязанностью для Израиля, но большинство евреев плохо представляло себе подлинную цель субботы – то есть для чего Бог предназначил почитать этот день. Вместо того чтобы быть днём покоя, суббота превратилась в день невыносимого бремени. Из-за тысяч искусственных правил, касающихся её соблюдения, суббота была более утомительной, чем шесть дней работы. «Отдыхать» было тяжелее, чем работать.

Еврейское предание сделало субботу даже опасной. Апокрифическая книга 1-я Маккавейская (2:31-38) описывает один случай, который произошёл во дни Иуды Маккавея, когда группа евреев отказалась в субботу защищаться от греческих воинов, возглавляемых Антиохом Епифаном. Когда воины Антиоха атаковали, евреи «не отвечали им, ни даже камня не бросили на них, ни заградили тайных убежищ своих, и сказали: „Мы все умрём в невинности нашей; небо и земля свидетели за нас, что вы несправедливо губите нас“. Нападали на них по субботам, и умерло их, и жён их, и детей их со скотом их, до тысячи душ».

Еврейский историк Иосиф Флавий пишет в «Иудейских древностях», что римскому полководцу Помпею удалось захватить Иерусалим только потому, что в субботу евреи не защищались. Согласно традиции военного искусства древнего Рима Помпей начал строить высокий вал, с которого его войска могли обстреливать город. Зная, что евреи, защищающие Иерусалим, не будут мешать ему в субботу, генерал вёл все строительные работы по субботам. «Если бы не этот обычай, дошедший до нас от праотцов, – покоиться в седьмой день, – писал Иосиф Флавий, – этот вал никогда бы не был завершён из-за сопротивления евреев; ибо хотя наш Закон и позволял нам защищаться от тех, кто нападал на нас и угрожал нам (это была уступка), однако он не разрешает нам вмешиваться, когда наши враги делают что-либо другое».

Только один раздел Талмуда, главного собрания еврейских традиций, содержит двадцать четыре главы, в которых перечислены законы о субботе. Один закон устанавливал, что удаляться от дома можно было только на расстояние приблизительно 900 метров; однако существовали различные исключения. Если вы клали еду в пределах 900 метров от вашего дома, то вы могли пойти туда и съесть её; и так как еда считалась продолжением дома, вы могли проделать ещё 900 метров от места, где находилась еда. Если через прилегающую улицу или переулок была переброшена верёвка, то переулок и здание на противоположной стороне могли считаться частью вашего дома.

Некоторые предметы можно было переносить только в определённое место. Другие можно было из общественного места перенести в частное помещение, и наоборот. А третьи можно было брать в любом месте и класть на свободное по закону место, – но раввины не могли прийти к согласию в том, что означали слова «любое» и «свободное»!

По правилам субботы еврей не мог переносить груз тяжелее сушёной смоквы; но если груз весил в два раза меньше, он мог переносить его дважды. Однако ограничения в пище были одними из самых подробных и пространных. Нельзя было есть ничего, что было больше оливки; и даже если вы попробовали половину оливки и, обнаружив, что она гнилая, выплюнули её, считалось, что вы съели половину дозволенного.

Было запрещено подбрасывать предмет одной рукой и ловить его другой. Если суббота наступила до того, как вы поднесли руку с едой ко рту, то еду нужно было бросить, иначе вы оказались бы виновны в ношении груза.

Портные в субботу не носили с собой иголку, потому что боялись впасть в искушение починить одежду и таким образом выполнить работу. Нельзя было ничего покупать или продавать, нельзя было красить или стирать одежду. Нельзя было открывать письмо даже рукой язычника. Нельзя было зажигать или гасить огонь – даже если это была лампа, хотя уже горящим огнём можно было пользоваться в определённых пределах. По этой причине некоторые ортодоксальные евреи сегодня используют автоматические таймеры для включения света в своих домах задолго до начала субботы. Если они забудут вовремя его включить, то должны будут провести весь вечер в темноте.

Ванну нельзя было принимать из боязни, что вода могла пролиться на пол и «вымыть» его. Нельзя было двигать стулья, потому что, потянув их, можно было сделать борозду; женщина не должна была смотреть на себя в зеркало, иначе, увидев седой волос, она попыталась бы его вырвать. Нести разрешалось ровно столько чернил, сколько хватило бы для написания двух букв алфавита; запрещалось носить даже искусственные зубы, потому что они превышали установленный лимит для поднимаемых тяжестей.

Из-за этих пустяковых ограничений, возведённых в правило, еврей в субботу не мог сорвать для еды даже горсть зерна, если только он не голодал – что зачастую трудно было определить и что было бы причиной серьёзных разногласий. Если человек заболевал в субботу, его лечили лишь так, чтобы он не умер. Лечение, которое приводило к улучшению состояния, объявлялось работой и поэтому запрещалось. Определить, сколько еды, медикаментов или перевязок необходимо, чтобы поддержать в человеке жизнь – и не больше, само по себе было невыносимым бременем.

Помимо всего прочего в субботу евреям было запрещено шить, пахать, жать, молоть, печь, молотить, вязать снопы, веять, просеивать, красить, стричь, прясть, месить тесто, разъединять или свивать две нитки, завязывать узлом или развязывать узел и делать две стёжки.

Суббота была чем угодно, только не отдыхом. Она стала временем гнетущего разочарования и тревоги. Людям до смерти надоела эта система, навязанная нечестивыми, мирскими законниками, и люди действительно были «труждающимися и обременёнными» (Матф. 11:28).

Фраза «в то время» (ср. 11:25) не обязательно означает, что описанные далее события произошли сразу за упомянутыми. Скорее, эти события произошли в один и тот же период времени (от слова кайрос, время года).

То, что Иисус со Своими учениками проходил засеянными полями в субботу, само по себе было нарушением еврейской традиции, хотя Писание при этом не нарушалось. И сам факт, что они проголодались, указывает, что в поле они находились не с целью найти какую-нибудь еду. Они просто проходили мимо. Так как в еду употреблялось только созревшее зерно, то этот инцидент произошёл, вероятно, в конце марта или начале апреля (время созревания злаков в долинах Иордана), то есть незадолго до Пасхи.

Дорог, в том смысле как мы представляем их сегодня, было мало. Люди путешествовали по широким тропинкам, которые вели от города к городу и проходили через пастбища и засеянные поля. Идя по этим тропам, путешественники находились на расстоянии вытянутой руки от злаков, растущих по обе стороны. Гостиницы даже в городах и сёлах были редким явлением, а между городами их вовсе не было. Если у путешественника заканчивалась еда или путешествие по каким-то причинам затягивалось, он должен был жить за счёт плодов от земли. Признание Господом такой нужды проявилось в соответствующем законе Моисея: «Когда войдёшь в виноградник ближнего твоего, можешь есть ягоды досыта, сколько хочет душа твоя, а в сосуд твой не клади. Когда придёшь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего» (Втор. 23:24-25).

Ученики не собирали урожай в субботу, что было запрещено законом Моисея (Исх. 34:21), а просто утоляли свой голод, что разрешалось 23-й главой Второзакония. Однако раввинская традиция нелепо истолковала растирание зерна в руках (что делали ученики; см. Лук. 6:1) как молотьбу, а сдувание мякины – как веяние. Талмуд гласил: «Если человек раскатывает пшеницу, чтобы избавиться от шелухи, это – просеивание. Если он трёт колосья пшеницы, это – молотьба. Если он очищает боковую оболочку, это – просеивание. Если он толчёт колосья, это – размалывание. А если он подбрасывает зерно в руке, это – веяние».

Ученики оставили всё, чтобы следовать за Христом. У них не было иного источника дохода, кроме редких даров от их семей и собратьев по вере. Когда они проголодались и начали срывать колосья и есть, они действовали в рамках своих духовных и общественных прав. Они жили верой, и божественный закон этой земли обеспечивал им такую поддержку. Иисус не отговаривал учеников, и, вероятно, Сам присоединился к ним.

ОБВИНЕНИЕ

Фарисеи, увидев это, сказали Ему: «Вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу» (12:2)

Кто-то может спросить, а что делали в полях сами фарисеи или как они могли увидеть Иисуса и Его учеников. Возможно, что для этих самозваных хранителей традиций были сделаны некоторые исключения, как для полицейских, которые могут иногда нарушать определённые законы, исполняя свои обязанности.

Само обвинение, что ученики Иисуса делали то, чего не должно делать в субботу, было грехом, потому что ставило человеческую традицию на один уровень с Божьим Словом. Раввинская традиция не была официальным еврейским законом, но так как её соблюдали веками, то в умах большинства евреев, особенно книжников и фарисеев, она приобрёла этот статус. Божье Слово чтилось на словах и было мнимым основанием для составления преданий. Но Писание не изучали и тем более не соблюдали; оно скорее использовалось как средство для оправдания традиций, многие из которых фактически ему противоречили и «[устраняли] заповедь Божью» (Матф. 15:6).

Фарисеи обвиняли Господа и Его учеников в том, что они не подчинялись их человеческим традициям, извратившим Божий замысел субботы, согласно которому человек должен был обрести особый день отдыха, а не тяжёлый день мучений.

НАСТАВЛЕНИЕ

Он же сказал им: «Разве вы не читали, что сделал Давид, когда проголодался сам и бывшие с ним? Как он вошёл в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? Или не читали ли вы в законе, что в субботу священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма; если бы вы знали, что значит: „милости хочу, а не жертвы“, то не осудили бы невиновных, ибо Сын Человеческий – Господин и субботы» (12:3-8)

Вопрос «Разве вы не читали, что сделал Давид?..» был задевающим за живое сарказмом, потому что история с Давидом, упомянутая Иисусом, конечно же, была из Писания, в котором фарисеи считали себя выдающимися знатоками и на страже которого они стояли. Они, должно быть, были вне себя от гнева, когда Иисус, фактически, сказал им: «Неужели вы, учителя Писания, не знаете, о чём там говорится?»

В ответ на ложное обвинение фарисеев Иисус раскрыл цель Бога относительно субботы. В частности, Он указал на три положения, которых не было в замысле Бога.

Как и другие девять заповедей, заповедь о соблюдении субботы была дана, чтобы поощрять любовь к Богу и к ближнему. В первых трёх заповедях любовь проявляется через благоговение, верность и святость. Остальные семь учат любить других людей, поступая с ними добропорядочно, бескорыстно и справедливо, а также уважая их собственность, права и благополучие.

Однако книжники и фарисеи ничего не знали о любви – о любви к Богу или к людям. Они были законниками, функционерами, попавшими в сети своей собственной системы бесчисленных, бесполезных традиций. Вместо того чтобы исполнять закон, любя своих ближних, как себя (Лев. 19:18; ср. Рим. 13:8-10), они пытались исполнять его с помощью лишённых любви и жизни традиций.

Здесь Иисус вновь подтверждает, что суббота была дана для прославления Бога и для пользы человека. Её цель никогда не была в том, чтобы ограничить проявление любви в служении Богу, в делах милосердия или в восполнении нужд.

СУББОТА НЕ ЗАПРЕЩАЕТ УДОВЛЕТВОРЯТЬ НУЖДЫ

Он же сказал им: «Разве вы не читали, что сделал Давид, когда проголодался сам и бывшие с ним? Как он вошёл в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам?» (12:3-4)

Давид был величайшим героем в глазах евреев, его любили и почитали даже больше, чем патриархов и пророков. Он был великим царём, поэтом и воином. Иисус напомнил фарисеям знакомую историю о Давиде и бывших с ним, когда они спасались от завистливого и мстительного Саула, убегая на юг от Гивы. Когда они пришли в Номву, где тогда находилась скиния, они попросили еды. Ахимелех, священник, дал им хлебы предложения, которых не должно было есть ни Давиду, ни бывшим с ним, а только одним священникам, поскольку не было «под рукой простого хлеба» в скинии (1 Цар. 21:4).

Хлебы предложения пекли один раз в неделю, и каждую субботу двенадцать свежих хлебов (символизирующих двенадцать колен) клали вместо предыдущих, которые могли съесть только священники. Однако в этом конкретном случае Давиду и его людям, ослабевшим от голода, было сделано исключение. Этим они не оскорбили Бога. Бог не наказал ни Ахимелеха, ни Давида. Господь был готов нарушить церемониальные правила, если необходимо было удовлетворить нужды Его возлюбленного народа.

Если Бог при определённых обстоятельствах позволяет нарушать Свои собственные законы ради благополучия Своего народа, сказал Иисус, то тем более ради этой цели Он разрешает нарушать бесполезные и глупые человеческие традиции.

СУББОТА НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ СЛУЖЕНИЕ БОГУ

Или не читали ли вы в законе, что в субботу священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма (12:5-6)

Иисусу не нужно было объяснять фарисеям, что Он имел в виду, когда говорил, что в субботу священники в храме нарушают субботу. Фарисеи неоднократно читали в законе, что священникам не только разрешалось, но от них требовалось совершать многие дела в субботу, которые в противном случае нарушали бы Божий закон об отдыхе, не говоря уже о раввинской традиции.

Исполняя свои обязанности в скинии, а затем в храме, священники, совершающие служение, должны были зажигать огонь на жертвеннике, убивать жертвенных животных, а затем поднимать тушу и класть её на жертвенник. Жертв, приносимых в субботу, было, фактически, в два раза больше обычного, и требовали они в два раза больше усилий, чем обычная ежедневная жертва (Числ. 28:9-10; ср. Лев. 24:8-9).

Самый строгий фарисей считал священников, которые несли служение в храме, невиновными в нарушении субботы, несмотря на то, что в этот день они трудились намного больше, чем в другие дни. Таким же образом и христианин, придерживающийся самых строгих правил, не считает проповедь, проведение урока в воскресной школе, руководство молодёжной группой или любую другую подобную работу осквернением Господнего дня, несмотря на то что эта деятельность требует больших усилий.

Указав на непоследовательность законнических размышлений фарисеев, Иисус привёл их в смущение и гнев. Но гнев фарисеев перешёл в ярость, когда Иисус произнёс: «Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма». Даже если они и не поняли сразу, что Иисус говорит о Себе, всё равно Его слова привели их в ужас – потому что ничто, кроме Самого Бога, не могло быть больше храма. Сегодня даже современным евреям, не говоря уже о язычниках, трудно представить, насколько евреи в дни Иисуса почитали храм.

Поскольку ранее Иисус уже заявлял о Своей божественности (см., напр., 9:2-6; 11:3-5, 25-27), фарисеи, вероятно, поняли, что Иисус говорил о Себе, что Он больше храма, то есть утверждал, что Он – Бог. Несколько мгновений спустя Иисус рассеял все их сомнения относительно сказанного Им (12:8).

Однако в тот момент Господь не ставил перед Собой цель доказать Свою божественность. Он хотел лишь указать в свете этой божественности, что имел право отменять правила субботы по Своему усмотрению, – гораздо более, чем Давид, который имел право нарушить законы скинии, или священники, которые имели право нарушать законы субботы, неся служение в храме.

СУББОТА НЕ ЗАПРЕЩАЕТ СОВЕРШАТЬ ДЕЛА МИЛОСЕРДИЯ

если бы вы знали, что значит: «милости хочу, а не жертвы», то не осудили бы невиновных, ибо Сын Человеческий – Господин и субботы (12:7-8)

Третье замечание Иисуса о субботе заключалось в том, что соблюдение субботы никогда не ограничивало проявление милосердия, о чём фарисеи знали бы, если бы действительно понимали и почитали Писание, как они это утверждали.

Если бы они знали, что Господь имел в виду, когда сказал: «Милости хочу, а не жертвы», они не осудили бы невиновных за то, что те якобы нарушили субботу. Только этой единственной истины – части одного стиха из книги Осии (6:6а) – было достаточно, чтобы вразумить фарисеев и любого искреннего еврея, чего же в первую очередь Бог желает для Своего народа.

Слово «жертва» здесь символизирует всю Моисееву систему ритуалов и церемоний, которая всегда имела второстепенное и временное значение в Божьем плане. Жертва была лишь символом, средством, указывающим, что в будущем Бог по Своей милости совершит то, чего ни один человек, и тем более ни одно животное, не может обеспечить.

Соблюдение субботы было своего рода жертвой, символическим служением Господу в послушании Его заповедям. Это было напоминанием о Божьем завершении сотворения мира и намёком на совершенный покой, которого с нетерпением ждёт Его искупленный народ и который он обретёт в спасении и на небесах.

Даже по ветхому завету, который требовал соблюдения субботы, это соблюдение не заменяло сердечной праведности и милости, которые характеризуют верных Божьих детей. Бог милосерден, и Он повелевает Своему народу быть милосердным.

По Своему милосердию Бог иногда отменяет Свои законы. Если бы Он этого не делал, никто из нас не мог бы спастись, – или даже родиться, – потому что Адам и Ева погибли бы в тот же миг, когда согрешили. И не только это, но Бог всегда проявлял милосердие, подвергая временному наказанию за нарушение Его законов.

Господь желает не осудить людей за грех, а спасти их от него. Он осуждает только тех, кто не принимает Его милости (ср. 2 Пет. 3:9). И если высшими качествами праведного, святого Бога являются любовь и милосердие, – причём в такой мере, что Он милостиво отменяет наказание за нарушение некоторых Его законов ради пользы человека, – насколько же больше обязаны Его всё ещё греховные дети отражать Его милость?

Так как суббота была особым днём Господа по ветхому завету, благочестивый еврей должен был особенно заботиться о том, чтобы в этот день по примеру Господа проявлять милость. Но так как фарисеи и большинство других евреев были далеки от Бога, они также были далеки от понимания Его природы и Его воли. Наставление Иисуса относительно цели соблюдения субботы ещё больше обвинило фарисеев в неверии и жестокосердии. Именно они были истинными нарушителями субботы, потому что «устранили заповедь Божью преданием» своим (Матф. 15:6). Те, кто осудил невиновных, сами стали осуждёнными. Они отказались проявить милосердие не потому, что им не хватало преданности Божьему закону, а потому, что им недоставало милосердия.

Чтобы подтвердить Свою власть говорить то, что Он сказал, Иисус добавил: «Ибо Сын Человеческий – Господин и субботы». Это утверждение, должно быть, лишило фарисеев дара речи. То, что Господь подразумевал во фразе «Тот, Кто больше храма» (12:6), теперь Он выразил недвусмысленно. Иисус стоял перед ними и заявлял, что Он больше Божьего храма и Божьей субботы. Он был Богом, Сыном Человеческим, божественным Мессией, в честь Которого был возведён храм и для поклонения Которому была установлена суббота.

Так как Господин субботы пришёл, тень Его субботнего покоя больше не была необходимостью и не имела силы. Новый Завет не требует соблюдения субботы, а предоставляет человеку свободу: выделять какой-либо день как особо почитаемый или нет. Единственное требование состоит в том, что, какую бы позицию мы ни заняли, всё должно быть для прославления Господа (Рим. 14:5-6); и ни один верующий не имеет права навязывать свои представления по этому поводу кому бы то ни было (Гал. 4:9-10; Кол. 2:16).

Со дней ранней Церкви (Деян. 20:7; 1 Кор. 16:2) христиане отделили воскресенье, первый день недели, как особый день поклонения, общения и пожертвований, потому что в этот день наш Господь воскрес из мёртвых. Но День Господень – это не «христианская суббота», как считали многие на протяжении веков, а некоторые считают и по сей день.

ПРИМЕР

И, уйдя оттуда, вошёл Он в синагогу их. И вот, там был человек, имеющий сухую руку. И спросили Иисуса, чтобы обвинить Его: «Можно ли исцелять в субботу?» Он же сказал им: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадёт в яму, не возьмёт её и не вытащит? Сколько же человек лучше овцы! Итак, можно в субботу делать добро». Тогда говорит человеку тому: «Протяни руку твою». И он протянул, и стала она здорова, как другая (12:9-13)

Не ожидая реакции фарисеев, Иисус сразу же вошёл в синагогу их, в само, так сказать, их логово, и дал им наглядный пример истинного соблюдения субботы и Своей власти как над человеком, так и над субботой.

То, что произошло в синагоге, было задумано Иисусом по только что упомянутой причине, но фарисеи, увидев человека, имеющего сухую руку, посчитали, что появилась отличная возможность уловить Иисуса. Полностью проигнорировав напоминание Иисуса из Писания, что Бог желает «милости, а не жертвы» (ст. 7), они спросили Иисуса: «Можно ли исцелять в субботу?» Единственно, для чего они слушали то, что говорил Иисус, или смотрели на то, что Он делал, так это для того, чтобы обвинить Его. Они стремились не истину понять, а найти способ избавиться от этого новоявленного раввина, Который посмел святотатствовать по поводу их уважаемых традиций и богохульствовал, выдвигая Свои притязания.

Их вопрос Иисусу указывает на то, что они признавали Его способность исцелять. Так как чудесная сила Иисуса была неоспорима, Его противники пытались умалить её значение с помощью таких средств как обвинение Его в изгнании бесов силой сатаны (Матф. 9:34; 12:24). Его чудеса ещё больше побуждали их уничтожить Его (Матф. 12:14). Одни и те же знамения смиренных убеждали в божественности и мессианстве Иисуса, а гордых утверждали в неверии и отвержении.

Фарисеи выбрали человека, имеющего сухую руку, чтобы испытать Иисуса, потому что исцеление этого человека не было вопросом жизни и смерти, что, согласно их традиции, было единственным оправданием для оказания медицинской помощи в субботу. Они рассуждали, что если Иисус действительно от Бога, то Он будет уважать эту традицию и подождёт до следующего дня, чтобы исцелить этого человека.

Пример с овцой, упавшей в яму в субботу, являл собой расчётливое оправдание нарушения субботы, которое было, по-видимому, предусмотрено традициями. Толкователь Уильям Хендриксен говорит: «Можно с уверенностью сделать вывод, что вопрос, заданный Иисусом в тот момент, указывает на существование конкретного закона, разрешавшего такие действия». В любом случае, вопрос Иисуса был риторическим, а ответ предполагал следующее: любой еврей, включая фарисея, нашёл бы способ спасти свою овцу в такой ситуации. Если существовало правило, разрешающее ему так поступать, он без сомнения воспользовался бы им. Если бы такого правила не было, он нашёл бы способ обойти закон или приспособить его для того, чтобы спасти свою овцу. Согласно ли традиции, или вопреки ей, он нашёл бы способ вытащить овцу. Фарисеи не спорили с Иисусом по этому поводу, что доказывает правильность предполагаемого ответа.

Поэтому Господь заявил: «Сколько же лучше человек овцы!» Ни один фарисей не стал бы утверждать, что овцы представляют собой такую же ценность, как люди, которые, как они знали, были сотворены по образу Божьему. Но на деле фарисеи обращались с людьми с меньшим уважением, чем со своими животными, потому что в своих сердцах они не уважали своих ближних, включая собратьев-евреев, не говоря уже о любви к ним. Они пренебрегали человеческой жизнью и благополучием, подчиняя всё религиозной традиции.

Одна из самых явных трагедий индуизма состоит в его пренебрежительном отношении к человеческому благополучию во имя человеческого благополучия. Нищему не дают кушать, потому что это будет вмешательством в его карму и не позволит ему выстрадать свой путь к следующему, более высокому уровню существования. Муху не убивают, потому что это какой-то перевоплощённый горемыка из прошлых веков. По той же причине не убивают крыс, им позволено поедать и портить продовольственные запасы без всяких помех. Коров считают священными и кормят их всем, чем можно, в то время как люди голодают.

Таким же образом фарисеи презирали других людей, проявляя больше сострадания к овце, чем к искалеченному человеку, который был им собратом-евреем. Марк пишет, что Иисус затем спросил фарисеев: «„Должно ли в субботу добро делать или зло делать? Душу спасти или погубить?“ Но они молчали» (Марк. 3:4). Если бы они одобрили добрые дела и спасение жизни, они бы стали противоречить традиции; а, с другой стороны, они не могли поддержать злые дела или убийство. Они попали в западню нелогичности своих безжалостных традиций, не имеющих ничего общего с Писанием. Внешне им не оставалось ничего, кроме как промолчать; но внутренне они «пришли в бешенство» (Лук. 6:11).

Поэтому Господь Сам ответил на вопрос: «Итак, можно в субботу делать добро» – сделав при этом, несомненно, сильный акцент на слове «можно». В этот момент праведный гнев Иисуса столкнулся с неправедным гневом фарисеев. «И, посмотрев на них с гневом» (Марк. 3:5), Иисус говорит человеку тому: «Протяни руку твою». И он протянул, и стала она здорова, как другая. Иисус не только одобрил совершение добра в субботу, но Сам и сделал добро. Как Господин субботы Он продемонстрировал, что суббота, пожалуй, была лучшим днём для того, чтобы делать добро.

ЗАГОВОР

Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его (12:14а)

Ни сила доводов Иисуса, ни сила Его чудес не повлияли на фарисеев. Они отказались прислушиваться. Иисус явно связал сущность Бога с благожелательностью, добротой, милосердием, великодушием и состраданием; Он связал эти добродетели с соблюдением субботы. Но фарисеи не обладали ни одной из них; они «более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Иоан. 3:19). Они доверяли традиции и своим делам, и ни Божье Слово, ни Божий Сын – ничто не изменило бы их.

Так как фарисеи не могли опровергнуть истину, о которой говорил Иисус, и силу, с какой Он всё совершал, они, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его. Верные природе своего духовного отца, диавола (Иоан. 8:44), фарисеи стремились погубить то, что не могли опровергнуть.

Если бы Рим не запретил фарисеям предавать кого-либо смерти и если бы они не боялись множества людей, которые следовали за Иисусом и восхищались Им, они убили бы Иисуса сразу. Греческое слово, переведённое здесь как «совещание», включает в себя идею осуществления уже принятого решения. Враги Иисуса уже наметили погубить Его; единственное, что оставалось решить, это как.

Из Евангелия от Марка мы узнаём, что фарисеи настолько были полны решимости любой ценой погубить Иисуса, что заручились поддержкой своих обычно заклятых врагов, иродиан (3:6) – нерелигиозной и мирской политической партии, которая поддерживала Ирода, идумейского царя, наполовину еврея, купившего свой титул у Рима. Иродиане были полной противоположностью фарисеям почти во всём, и то, что фарисеи стремились объединить с ними усилия, показывает, насколько решительно они были настроены избавиться от Иисуса. Религиозные законники объединили силы с мирскими мятежниками, чтобы уничтожить врага, которого они считали более опасным, чем друг друга.

Несмотря на различия, эти две группы имели одинаковую духовную ориентацию. Обе группы игнорировали Слово Божье ради своих собственных идей, обе отвергли Его Сына, и обе были невольно верны сатане, духовному вождю современной мировой системы (ср. Иоан. 8:44). Ни языческий мир, ни еврейский народ не узнал и не принял божественного Гостя, Который сотворил их и Который пришёл, чтобы искупить их (Иоан. 1:10-11).

Как заметил Дональд Грей Барнхауз: «Именно в этот момент истории часы Израиля остановились». Так как Израиль, Богом избранный и особо благословенный народ, отверг своего Мессию, Бог отстранил его как народ «до времени, пока войдёт полное число язычников» (Рим. 11:25; ср. Деян. 15:14-18).

Законничество – непримиримый враг благодати. Даже закон Моисея, будучи сам по себе требовательным, был отражением Божьей благодати, средством, направляющим людей к Иисусу Христу, Который является единственной истинной надеждой, ведущей к Богу. Как объясняет Павел, закон был «детоводителем ко Христу, чтобы нам оправдаться верой» (Гал. 3:24). Если собственный закон Бога был только тенью, насколько же меньше духовного содержания в человеческой традиции? Если даже божественный закон не спасает, насколько же менее ценна человеческая традиция?

Как вера в традиции и добрые дела является препятствием для спасения, таким же образом она является и препятствием для верной жизни спасённых. «Так ли вы неразумны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью?» – спрашивает Апостол Павел верующих Галатии, которых ввели в заблуждение иудействующие законники (Гал. 3:3). «Подающий вам Духа и совершающий между вами чудеса через дела ли закона это производит или через наставление в вере?.. Христос искупил нас от проклятия закона, сделавшись за нас проклятием, ибо написано: „Проклят всякий, висящий на древе“, дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верой» (ст. 5, 13-14).

Божий возлюбленный Слуга

Но Иисус, узнав, удалился оттуда. И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нём, да сбудется речённое через пророка Исаию, который говорит: «Вот, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, к Которому благоволит душа Моя! Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд. Не будет прекословить, не возопит, и никто не услышит на улицах голоса Его. Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы» (12:14б-21)

Священное Писание приписывает Христу (Мессии) много титулов, но самым подходящим из них является «Мой слуга» – титул, впервые использованный Исаией (42:1). Как и предсказал пророк, Иисус пришёл чудесным образом, в красоте и величии божественного Слуги, служа Отцу и человечеству во имя Отца.

Этот короткий отрывок – оазис живительной красоты в пустыне 11-й и 12-й глав, в которых описано первое серьёзное отвержение Христа, возглавляемое книжниками и фарисеями. После того как Иисус обличил их, показав, что их традиции по соблюдению субботы были жестоки, нелогичны и противоречили Писанию, «фарисеи… выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его» (12:14а). В том, что касалось Иисуса, эти нечестивые вожди верили в точности до наоборот, вплоть до обвинения Его в том, что Он совершал Свои дела силой сатаны.

Описывая растущее сопротивление, Матфей здесь же указывает на некоторые выдающиеся качества этого Слуги, Которого мир презирает, а Бог нежно любит.

СООТВЕТСТВИЕ С БОЖЬИМ ПЛАНОМ

Но Иисус, узнав, удалился оттуда. И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нём, да сбудется речённое через пророка Исаию, который говорит (12:14б-17)

Будучи всеведущим, Иисус знал о планах фарисеев погубить Его и поэтому удалился оттуда. Иисус пришёл не для того, чтобы исполнить Свою собственную волю, но чтобы исполнить волю Своего Отца (Матф. 26:29; Иоан. 6:38), а время, назначенное Отцом, когда закончится служение и жизнь Сына, ещё не наступило. Когда это время пришло – время Его ареста, суда и распятия, – Он принял всё без жалоб и сопротивления, хотя в любой момент мог легко спасти Себя и уничтожить тех, кто так стремился погубить Его. Когда воины пришли, чтобы взять Его в Гефсиманском саду, они пали в благоговении лишь от того, что услышали Его слова: «Это Я» (Иоан. 18:6). Когда немного позже Пётр достал свой меч и отрубил ухо рабу первосвященника, Иисус сказал: «Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов ангелов?» (Матф. 26:52-53).

До событий в 21-й главе служение Иисуса представляло собой непрерывный цикл, состоявший из следующих этапов: приход в определённый город или местность; проповедь, поучение и исцеления; принятие Его некоторыми и отвержение другими, в частности, религиозными вождями; и затем переход в другое место. По мере того как Его служение продвигалось, из-за усиливающейся враждебности циклы становились короче.

Однако Иисус никогда не покидал место служения по принуждению, Он всегда удалялся по собственной воле. Если бы Он пожелал применить Свою власть, Он мог бы беспрепятственно нести служение в любом месте, делая исключительно то, что Ему угодно, – потому что никакая сила, включая передовые римские войска, не смогла бы помешать Ему. Но в план Отца входило пролитие крови Сына, а не крови римлян, потому что только кровь Его Сына могла искупить грехи человечества и открыть путь на небеса.

Смысл жизни Иисуса (Его духовная пища) состоял в том, чтобы исполнить волю Своего Отца и «совершить дело Его» (Иоан. 4:34). Иисус имел истинное сердце слуги, Он был послушен Своему Отцу и предан делу искупления погибшего мира. Никогда не было слуги, равного Ему, Который «будучи образом Божьим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным людям и по виду став, как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2:6-8).

После того как Иисус покинул синагогу, множество народа последовало за Ним, и Он всех исцелил. Господь исцелял многих людей, которые не поверили в Него к спасению. Из десяти прокажённых, которых Он однажды очистил, только один проявил признаки веры, вернувшись, чтобы поблагодарить. Слова Иисуса «вера твоя спасла тебя» относятся к духовному исцелению этого человека через спасение, а не к его физическому исцелению, которое уже произошло. Все десять прокажённых были исцелены физически, но только один был исцелён духовно (Лук. 17:11-19).

Чудеса исцеления демонстрировали божественную силу Иисуса, но они также демонстрировали Его божественную любовь и сострадание к страдающим людям. Он исцелял для того, чтобы показать любящее сердце Бога, которое всегда открыто для тех, кто обижен, обременён и гоним. Люди, которых исцелял Иисус, были презираемы и гонимы книжниками и фарисеями, а также священством, которое Бог учредил для того, чтобы оно приводило Его народ ближе к Нему. Религиозных вождей интересовали богатые и влиятельные, а не больные, бедные и отверженные. Как в случае с человеком, у которого была сухая рука, его страдание интересовало их только как средство, заставляющее Иисуса нарушить субботу, чтобы затем обвинить и осудить Его (Матф. 12:10).

У Иисуса же всегда находилось время для тех, кто был в нужде или переносил страдания. Когда Он посмотрел на «толпы народа, Он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имеющие пастыря» (9:36). Их угнетали не только римляне, но и собственные религиозные вожди, те, кто должен был быть их пастырями. Эти вожди были волками, одетыми, как пастыри, и вместо того, чтобы кормить овец, они пожирали их (Матф. 7:15; 23:14). Они были, как злые пастухи, о которых Захария говорил, что они пожирали мясо тучных овец и отрывали их копыта (Зах. 11:16).

Но когда истинный Пастырь пришёл в Израиль, Он проявил великое сострадание к Своему страдающему народу. Он с любовью исцелял их от всяких болезней и недугов; Он взывал к ним, говоря: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас; возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим; ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко» (Матф. 11:28-30). Ложные пастыри налагают бремена, а истинный Пастырь снимает их. Поэтому Пётр говорит нам, чтобы мы возложили наши бремена и заботы на Пастыреначальника – потому что Он заботится о нас (1 Пет. 5:4, 7).

Христос чувствует нашу боль и тяжесть нашего бремени, которое мучит нас, и в Своём милосердии исцеляет нас от наших болей и снимает наши бремена.

После того как Иисус исцелил всех больных, следовавших за Ним, Он запретил им объявлять о Нём точно так, как Он сказал прокажённому: «Смотри, никому не рассказывай» (Матф. 8:4), и двум слепым: «Смотрите, чтобы никто не узнал» (9:30).

Существует несколько вероятных причин, почему Иисус в некоторых случаях давал подобные распоряжения. В случае с прокажённым Иисус назначил ему исполнить ветхозаветную процедуру: пойти к священнику, чтобы тот подтвердил исцеление (Лев. 14:2-32). Свидетельство священников было бы официальным признанием исцеления этого человека и стало бы ещё более впечатляющим свидетельством мессианства Иисуса.

Возможно, Иисус иногда повелевал не разглашать о Его чудесах, чтобы как можно больше людей могли встретиться с Ним лично и удивиться Его чудесной силе. Когда Иоанн Креститель послал своих учеников спросить Иисуса, действительно ли Он Мессия, Иисус не просто рассказал им о том, что Он делал, но специально ради них совершил чудеса, предоставляя им прямое доказательство Своей божественной силы. «В это время, – рассказывает Лука, – [Иисус] многих исцелил от болезней и недугов, и от злых духов, и многим слепым даровал зрение» (Лук. 7:21).

Иисус мог не хотеть, чтобы о Его чудесах было так широко известно и по другой причине: чтобы чудеса не заслонили собой цель Его прихода. Чудеса были свидетельством Его божественной силы и Его справедливого притязания на мессианство. Иисус совершал их не для того, чтобы стать известным или воздвигнуть основание для власти и влияния – как ожидали от Него многие Его последователи. И хотя Иисус сострадал всем физически больным, Он прежде всего стремился спасти не тело, а душу. И не только это, но постоянная демонстрация власти могла легко возбудить к Нему рьяную приверженность, как к военному и политическому освободителю. Именно такого Мессию ожидало большинство евреев, и именно таким Мессией Иисус отказывался быть. По этой причине, накормив пять тысяч, Он удалился от толпы. «Иисус же, узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царём, опять удалился на гору один» (Иоан. 6:15).

Чудеса Иисуса также способствовали дальнейшему усилению ярости книжников и фарисеев; и если бы слава о Нём распространилась слишком далеко и слишком быстро, это преждевременно усилило бы оппозицию против Него.

Но, пожалуй, самой важной причиной, почему Иисус не хотел, чтобы о Его чудесной силе говорили слишком много, являлся тот факт, что для Него это было время не возвеличивания, а унижения.

Многие люди, должно быть, удивлялись, почему, если Иисус действительно был Мессией, Его не принимали религиозные вожди, почему Он удалялся от толпы, и почему Он так много времени проводил с бедными и нуждающимися, а не с сильными и влиятельными. И мог ли такой Человек сбросить иго Рима и восстановить Израиль?

Но Матфей заверяет своих читателей, что Иисус – действительно Мессия, как предсказал пророк Исаия. Иисус пришёл не для того, чтобы исполнить пустые и недуховные ожидания народа, а чтобы исполнить Свою божественную миссию, как было предсказано в Его Слове. Поэтому Он был полон решимости, чтобы каждое божественное предсказание о Нём сбылось.

Матф. 12:18-21 – это видоизменённая цитата Ис. 42:1-4, а также одно из самых поразительно прекрасных описаний Иисуса Христа. Здесь мы видим, что Иисус был избран Отцом и уполномочен Святым Духом, что Он передавал послание Своего Отца, что Он Сам был кротким и утешал слабых и что Он в конце концов победит грех и сатану.

ОДОБРЕН ОТЦОМ

Вот, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, к Которому благоволит душа Моя! (12:18а)

Слово пайс (Отрок) часто переводится как «сын» или как «слуга», но это не обычное слово. В Древней Греции это слово часто использовалось по отношению к самому близкому слуге, которому доверяли и которого любили, как сына. В древнегреческом переводе Ветхого Завета (Септуагинте) слово пайс используется по отношению к старшему слуге Авраама (Быт. 24:2), по отношению к царским слугам фараона (41:10, 38) и по отношению к ангелам как сверхъестественным слугам Господа (Иов. 4:18).

Иисус Христос – Божий верховный Отрок, Его единственный Сын, Которого Бог избрал, чтобы искупить мир. Греческая фраза, переведённая как «Я избрал» (от хайретизо), указывает на твёрдое и непреклонное решение. В Новом Завете она больше нигде не употребляется. В светском греческом языке эта фраза использовалась, чтобы обозначить окончательное решение принять ребёнка в семью как наследника, которого никогда уже нельзя будет лишить этого права. Отец безвозвратно избрал Своего Возлюбленного Сына, чтобы Он был Его Отроком, единственным, Кто мог исполнить труд искупления.

Так как пророки часто говорили об избрании Мессии Богом, Его часто называли «Избранный». Во время распятия Иисуса «насмехались… начальники, говоря: „Других спасал; пусть спасёт Себя Самого, если Он Христос [Мессия], избранный Божий“» (Лук. 23:35). Знание правды о Мессии делало их ещё более виновными за отвержение Его.

Иисус – Возлюбленный Отца, к Которому благоволит Его душа. Именно через благодать Бога, «которой Он облагодатствовал нас в Возлюбленном… мы имеем искупление кровью Его, прощение грехов» (Ефес. 1:6-7). Тот, Кого ненавидел и отверг мир, включая Его собственный народ, является Возлюбленным Божьим, к Которому Бог благоволит. Свидетельство Отца идёт вразрез со свидетельством Израиля и мира. Иисус сказал: «Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Моё не есть истинно. Есть Другой, свидетельствующий обо Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым Он свидетельствует обо Мне… Я же имею свидетельство больше Иоаннова: ибо дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела эти, Мною творимые, свидетельствуют обо Мне, что Отец послал Меня. И пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал обо Мне» (Иоан. 5:31-32, 36-37).

Во время крещения Иисуса Отец провозгласил: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» (Матф. 3:17), и во время преображения Иисуса Он снова провозгласил: «Это Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте» (17:5).

Люди не могут быть угодными Богу, если не придут к Нему через Его Сына, к Которому Он благоволит. «Живущие по плоти Богу угодить не могут, – говорит Павел. – Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас» (Рим. 8:8-9). Бог благоволит к верующим, потому что Он смотрит на них, как на Своего собственного Сына.

УПОЛНОМОЧЕН СВЯТЫМ ДУХОМ

Положу дух Мой на Него (12:18б)

Через Исаию Бог пообещал, что Он уникальным образом положит Свой дух на Мессию, и во время крещения Иисуса Святой Дух сошёл на Него в виде голубя (Матф. 3:16). Но исполнился Духом Он не тогда. Единственный в Своём роде, Иисус был зачат Святым Духом (Матф. 1:20). И если Иоанн Креститель был исполнен Духом от чрева матери (Лук. 1:15), то насколько же больше был исполнен Духом Иисус!

Однако, если Иисус как Сын существовал до сотворения, составляя единое целое с Отцом и Святым Духом, каким же образом Дух мог сойти на Него в Его воплощении? Во-первых, сошествие Духа на Иисуса значило, что Его человеческой природе была дарована сила. Его божественная природа уже была едина с Духом и не нуждалась в особой помощи, но Его человеческая природа нуждалась в такой помощи. Иисус был Человеком в полном смысле этого слова, до такой степени, что был искушаем таким же образом, как любой человек, однако Он был без греха (Евр. 4:15). Будучи ребёнком, Он возрастал в премудрости, в возрасте и в любви у Бога и людей (Лук. 2:52). Он имел человеческие чувства и человеческие эмоции. Он бывал голоден и жаждал, Он уставал, испытывал боль и печаль. Его человеческая природа получила силу живущего в Нём Духа Святого для того, чтобы действовать в согласии с Его божественностью. Поэтому «Бог Духом Святым и силой помазал Иисуса» (Деян. 10:38).

Во-вторых, Иисусу необходимо было помазание Святого Духа для того, чтобы засвидетельствовать о Своём царском служении как Мессии. Тридцать лет Иисус жил в безызвестности, но когда Его служение началось, Ему было дано особое свидетельство власти и одобрения от Небесного Отца. Когда Иисус учил в синагоге в Назарете, Он процитировал пророчество Исаии о Мессии и применил его к Себе: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушённых сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым – прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господнее благоприятное» (Лук. 4:18-19). И, сев, Иисус пояснил: «Ныне исполнилось писание это, слышанное вами» (ст. 21).

Как совершенный покорный слуга, Иисус действовал не только по воле Отца и по Его рекомендации, но и в силе Отцовского Духа.

ПЕРЕДАЮЩИЙ ВЕСТЬ

и возвестит народам суд (12:18в)

Исаия пророчествовал, что возлюбленный Отрок Господа возвестит об истине и суде даже язычникам (народам); и именно это сделал Иисус. Вопреки мнению и ожиданиям большинства евреев, Мессия должен был стать Искупителем всего мира, а не только Израиля. Израиль, фактически, должен был быть источником Божьей благодати для остального мира. В Своём первом великом обещании Аврааму Бог объявил: «И благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:3). Израиль был призван стать Божьим посредником в приобретении мира для Него; и когда евреи как народ отвергли Бога, Он должен был воздвигнуть другого посредника, Церковь, чтобы достичь этой цели.

Первая женщина, которой Иисус открылся как Мессия, была самарянкой – наполовину еврейкой, наполовину язычницей (Иоан. 4:26). В начале служения у Иисуса были последователи из Идумеи, из-за Иордана и из окрестностей Тира и Сидона (Марк. 3:8). О сотнике из язычников, чьего слугу Он исцелил, Иисус сказал: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашёл Я такой веры» (Матф. 8:10).

Но евреи возмущались, когда Иисус уделял внимание язычникам, особенно, когда Он обращался с ними, как с равными евреям. Сама идея Мессии, Который пришёл искупить язычников, была для них анафемой. Когда Павел защищался перед большой группой евреев в Иерусалиме, пока он рассказывал о своей прежней жизни, о своём обращении и о своём видении в храме, ему удавалось удерживать их внимание. Но когда он сообщил, что Бог сказал ему: «Иди; Я пошлю тебя далеко – к язычникам», слушавшие его до сих пор евреи «подняли крик, говоря: „Истреби от земли такого! Ибо ему не должно жить“». Они настолько были вне себя от ярости, что «кричали, метали одежды и бросали пыль на воздух» (Деян. 22:21-23). Ни одна из истин Евангелия не представляла такой трудности для принятия евреями, как истина о том, что спасение и общение с Богом для язычников было точно таким же, как и для евреев. Эта мысль была совершенно непостижима для них, и, как видно из только что упомянутого эпизода, они считали это разновидностью богохульства.

Но Божий план искупления всегда включал в себя народы (т.е. язычников), и им, как и евреям, Мессия должен был возвестить правосудие и освобождение от греха.

ПРЕДАННЫЙ КРОТОСТИ

Не будет прекословить, не возопит, и никто не услышит на улицах голоса Его (12:19)

Слово эпизо (прекословить) несёт в себе идею спора, пререкания или даже скандала. Краугазо (возопить) означает «взволнованно кричать или вопить». Иногда это слово использовалось по отношению к лаю собак, карканью ворон и даже воплям пьяного.

Иисус пришёл не для того, чтобы разглагольствовать и уговаривать людей с помощью Евангелия, как подстрекатель-зилот, который возбуждает своих слушателей, обращаясь к их эмоциям и предрассудкам. Иисус говорил с достоинством и сдержанно, Он не использовал никаких средств для убеждения, кроме истины. Он никогда не устраивал сборища и не прибегал к хитрости, лжи, интригам, как регулярно поступали Его противники по отношению к Нему. Его путь был путём мягкости, кротости и смирения. Хотя Иисус был Сыном Божьим, божественным Мессией и законным Царём царей, Он никогда не пытался обеспечить Себе аудиторию, не говоря уже о последователях, с помощью политической власти, физической силы или эмоциональной агитации.

Даже человеческая мудрость знает, что с помощью силы или запугивания нельзя по-настоящему убедить. Как напоминает нам Соломон: «Слова мудрых, высказанные спокойно, выслушиваются лучше, нежели крик властелина между глупыми» (Еккл. 9:17; ср. 1 Кор. 2:1-4).

УТЕШАЮЩИЙ СЛАБЫХ

Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит (12:20а)

В древности тростник использовался в разных целях, но если тростник (трость) был изогнут или надломлен, он был бесполезен. Часто пастух, чтобы скоротать время и успокоить овец, делал из тростника музыкальный инструмент, похожий на флейту, и извлекал из него нежную музыку. Когда тростник становился мягким или трескался, на нём нельзя было больше играть, и пастух ломал его и выбрасывал.

Когда фитиль из льна в лампе догорал до конца, он начинал тлеть и дымить, не давая больше света. Так как такой тлеющий фитиль был бесполезен, его гасили и выбрасывали, как и сломанный тростник.

Надломленная трость и курящийся лён олицетворяют усталых, разбитых людей, ненужных миру, который готов их выбросить и забыть. Общество отвергает слабых и беззащитных, страждущих и обременённых – тех, кто больше не может «издавать музыкальных звуков» или «давать света». Римляне игнорировали таких людей, как бесполезных, а фарисеи презирали, как никчемных.

Одним из самых очевидных наследий грехопадения является присущая человеку склонность к разрушению. Маленькие дети часто наступают на жучка просто ради того, чтобы убить его, или срывают прекрасный бутон до того, как он превратится в цветок. Ветку ломают просто ради того, чтобы сломать её; в птицу бросают камень просто ради того, чтобы увидеть, как она улетит или упадёт на землю. На более пагубном уровне взрослые истребляют друг друга и вредят друг другу в бизнесе, обществе, политике и даже в семье.

Природа грешного человека стремится к разрушению, а природа святого Бога – к восстановлению. Господь никогда не надломит и не угасит даже наименьшего из тех, кто приходит к Нему, и Он строго предупреждает тех, кто это делает. «Кто соблазнит одного из малых этих, верующих в Меня, – говорит Иисус, – тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жёрнов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф. 18:6).

Руки Спасителя не выбрасывают надломленную трость, а восстанавливают её, и не гасят курящийся лён, а вновь его зажигают.

ОДЕРЖИВАЮЩИЙ ПОБЕДУ

доколе не доставит суду победы; и на имя Его будут уповать народы (12:20б-21)

В конце концов добро победит. Несмотря на притеснения, гонения и отвержение, победа Иисуса предопределена. Когда Он доставит суду победу, Он возьмёт с Собой всех, кто принадлежит Ему, кто был угнетён, преследуем и отвергнут миром. Когда Христос займёт Своё законное место как Господь и Царь, справедливость, «как вода, [потечёт]… и правда – как сильный поток!» (Ам. 5:24).

В сердце страдающем в скорби суровой
Праздник Дух Божий лишь может создать;
Верой сияющим слугам Христовым
Дано о том на земле возвещать.

(«Людям блуждающим путь укажите», Фанни Кросби).

Хула на Святого Духа

Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить, и видеть. И удивлялся весь народ, и говорил: «Не это ли Христос, Сын Давидов?» Фарисеи же, услышав это, сказали: «Он изгоняет бесов не иначе, как силой веельзевула, князя бесовского». Но Иисус, зная помышления их, сказал им: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою. Как же устоит царство его? И если Я силой веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьей силой изгоняют? Поэтому они будут вам судьями. Если же Я Духом Божьим изгоняю бесов, то конечно достигло вас Царство Божье. Или как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? И тогда расхитит дом его. Кто не со Мной, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает. Поэтому говорю вам: всякий грех и хула простятся людям, а хула на Духа не простится людям; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в этом веке, ни в будущем» (12:22-32)

По Своей природе Бог есть Бог прощающий. Ветхий Завет изобилует заявлениями о Его прощении. Давид говорил: «Ибо Ты, Господи, благ и милосерден и многомилостив ко всем, призывающим Тебя» (Пс. 85:5). В другом Псалме он напоминает нам о том, что Бог прощает все наши беззакония (Пс. 102:3). Даниил говорил: «А у Господа, Бога нашего, милосердие и прощение» (Дан. 9:9). Бог описывал Себя Моисею так: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердный, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех» (Исх. 34:6-7). Михей превозносил Господа, говоря: «Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? Не вечно гневается Он, потому что любит миловать. Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши» (Мих. 7:18-19).

Ветхий Завет также изобилует примерами Божьего прощения. Когда Адам и Ева согрешили, Бог простил их. Когда Авраам, Исаак и Иаков согрешили, Бог простил их. Когда Моисей согрешил, Бог простил его. Когда Израиль, управляемый судьями и царями, постоянно грешил, Бог прощал его. История Израиля – это история Божьего прощения.

Также и Новый Завет представляет Бога как в высшей степени Бога прощения. В этом суть Евангелия: Бог по Своей милости сделал всё для прощения грехов человека. Павел говорит, что во Христе «мы имеем искупление кровью Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Ефес. 1:7; ср. Кол. 1:14). Иоанн заверяет нас, что «если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправедности» и что «прощены [нам] грехи ради имени Его» (1 Иоан. 1:9; 2:12).

И неважно, насколько тяжёл грех человека, Бог может простить его. Самый ужасный мыслимый грех – убийство Божьего Сына, – и это тогда, когда Он находился на Земле, чтобы даровать спасение от греха и указать путь к вечной жизни. Ничто не могло быть более отвратительным, порочным и нечестивым. Но люди, убив Сына Божьего, как раз и совершили этот грех. Однако Иисус, умирая на кресте, в молитве подтвердил, что милость прощения распространяется и на Его палачей: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23:34). Степень греха не лишает права на прощение, потому что даже убийство Сына Божьего было простительно.

Количество греха также не устраняет возможности проявления милосердия. Семидесятилетний развратник, который прожил жизнь в блуде, воровстве, лжи, богохульстве и безнравственности, подлежит прощению так же, как и семилетний мальчик, который не сделал ничего худшего, чем обычное детское непослушание.

Не устраняет благодати также никакая особая разновидность греха. В Писании мы видим, что Бог прощает идолопоклонство, убийство, обжорство, блуд, прелюбодеяние, мошенничество, ложь, гомосексуализм, нарушение завета, богохульство, пьянство, вымогательство и любой другой грех, который только можно представить. Он прощает самоправедность, которая представляет собой хитрый грех, когда человек думает, что не совершал никакого греха. Он даже прощает грех отвержения Христа; иначе никто не смог бы спастись, потому что до спасения каждый человек в той или иной степени отвергал Христа. Но нет прощения даже за малейший грех, если он не исповедан, если человек не раскаялся в нём; а если эти божественные условия выполнены, то прощается даже самый большой из грехов.

По мере того как продолжалось служение Иисуса в роли Мессии и Царя, постепенно возрастало и Его отвержение. Как мы видели, сначала было сомнение, затем критика, затем безразличие, достигшее кульминации в открытом отвержении. Затем религиозные вожди Израиля к отвержению Христа добавили богохульство против Духа Святого. Хотя их враждебность продолжала распространяться и усиливаться, это богохульство было её проявлением в миниатюре.

На протяжении веков Божий народ ожидал Мессию, своего божественного Освободителя. Каждый благочестивый пророк и учитель Израиля надеялся, что увидит Его при жизни, и каждая еврейская девушка мечтала стать Его матерью. Однако, когда Он пришёл, от Него отказались, и Его отвергли. В 12:22-32 Матфей подробно описывает пять особенностей кульминации этого отвержения: действия Иисуса по исцелению серьёзно больного; изумление толпы по поводу чуда; обвинения, выдвинутые против Иисуса из-за этого чуда; ответ Иисуса обвинителям; и анафема, которую обвинители Иисуса навлекли на себя.

ДЕЙСТВИЯ ИИСУСА

Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить, и видеть (12:22)

У этого человека было множество проблем. Он был бесноватым, слепым и немым, и, возможно, также страдал глухотой, часто связанной с неспособностью говорить. Но то, что Иисус исцелил его, не было чем-то необычным. Иисус исцелил сотни, а возможно и тысячи бесноватых, слепых, немых и глухих; и многие из них, подобно этому человеку, имели по несколько недугов.

Как часто бывает в подобных случаях, это исцеление одновременно продемонстрировало власть Иисуса и над духовным миром бесов, и над физическим миром – болезнями. Иисус явно владел силой исцелять любые болезни, изгонять любых бесов и любое их количество и даже возвращать жизнь мёртвым. Он совершил тысячи мгновенных, полных, окончательных и поддающихся проверке исцелений. Его сверхъестественная сила не вызывала больше никаких сомнений ни со стороны обычной толпы, ни со стороны более образованных и скептически настроенных религиозных вождей.

Однако большинство ослеплённых грехом людей испытывали противоречивые чувства в отношении Личности Христа и источника Его великой силы. Они знали, что чудеса будут подтверждающими признаками Мессии; но они также ожидали, что Мессия придёт с военной мощью и под звуки царственных фанфар. Однако вместо царских одежд, державной власти, престола, трубных звуков, мечей, лошадей, колесниц и могучего войска, они увидели сострадательного, доброго и кроткого Человека, – в сопровождении двенадцати заурядных учеников и толпы дармоедов, на чью преданность едва ли можно было рассчитывать. Поскольку Иисус не пришёл как завоеватель или царь, которого они ожидали, люди не приняли Его как Мессию. Они решили отнестись к пророчествам Ветхого Завета о Мессии избирательно. Им легко было радоваться предсказанию о Его пришествии в силе и славе, чтобы сразить врагов Израиля и освободить Свой народ, но трудно было смириться с Его пришествием в кротости и смирении.

Книжники и фарисеи некоторое время ходили по пятам за Иисусом, однако убедились, что Он был врагом иудаизма, – причём убедились настолько, что даже объединились против Него с иродианами, обычно бывшими их заклятыми врагами (Марк. 3:6). Религиозные вожди были не просто возмущены и скептически настроены, но они утвердились в своей вражде к Иисусу. До распятия Иисуса оставался ещё год, но окончательное решение убить Его уже было принято (Матф. 12:14).

Поэтому Иисус, похоже, совершил это конкретное исцеление специально ради фарисеев, вынуждая их огласить своё мнение о Нём публично. Своими глазами они видели, как этот человек мгновенно, удивительным образом был освобождён от трёх серьёзных недугов, и как теперь он стоял перед ними в здравом уме и духе, а также говорил и видел. Чудо было неопровержимым.

ИЗУМЛЕНИЕ

И удивлялся весь народ, и говорил: «Не это ли Христос, Сын Давидов?» (12:23)

Хотя многие из народа, которые присутствовали там в тот день, несомненно, видели, как Иисус совершал многие чудеса исцеления, тем не менее они особенно удивились этому чуду. Слово экзистеми (удивляться) означает «быть вне себя от изумления по поводу чуда или удивительного события». Один автор говорит, что «оно означает „буквально лишиться чувств от удивления“»; другой же заявляет, что «оно означает „потерять рассудок от изумления“». Каким-то образом, – мы в полной мере не можем видеть этого из изложения события, – это чудо было просто сокрушительным, как будто Иисус решил проявить всю мощь сверхъестественности.

И хотя это чудо вызвало скорее негативную реакцию в их умах, сам вопрос, который люди стали задавать друг другу, – «Не это ли Христос, Сын Давидов?», – указывает на то, что в подобных чудесах они видели признаки Мессии. Титул «Сын Давидов» был одним из многих титулов Мессии в Писании (см. 2 Цар. 7:12-16; Пс. 88:4; Ис. 9:6-7), и вопрос людей, является ли Иисус Сыном Давидовым, был вопросом о Его мессианстве. Этот же титул народ приписал Иисусу позже, когда приветствовал Его в Иерусалиме как своего Мессию и Царя (Матф. 21:9; ср. ст. 5).

ОБВИНЕНИЕ

Фарисеи же, услышав это, сказали: «Он изгоняет бесов не иначе, как силой веельзевула, князя бесовского» (12:24)

Большой интерес толпы к тому, мог ли Иисус быть Мессией, поверг фарисеев в панику, и их невольной реакцией стало глупое обвинение: Иисус изгоняет бесов не иначе, как силой веельзевула, князя бесовского. Эти еврейские религиозные вожди, из которых фарисеи всегда были самыми ревностными и шумными, не могли допустить и мысли о том, что этот Человек, Который назвал их нечестивыми лицемерами и попрал их человеческую систему традиций, мог быть предсказанным пророками долгожданным Освободителем Израиля.

Матфей, говоря о том, что Иисус знал их мысли (ст. 25), даёт понять, что фарисеи находились на некотором расстоянии от Иисуса, возможно, с краю от толпы или где-то вне помещения, когда Иисус был в доме. Они намеревались отравить сознание людей, настроить их против Иисуса, ответив на их вопрос о Нём категорическим «нет». Они, по сути, сказали, что Иисус был полной противоположностью Сына Давидова, что Он был слугой веельзевула, князя бесовского.

У фарисеев был лишь один выбор. Так как сила Иисуса была бесспорно сверхъестественной, потому что только Бог и сатана являются источниками сверхъестественной силы, и так как они отказались признать, что Иисус – от Бога, они вынуждены были сделать вывод, что Он является представителем сатаны. Они посчитали, что Иисус служил князю бесовскому, который был известен под именем веельзевул (или веельзевув), производное от имени древнего ханаанского божества. (См. 9-ю главу этого толкования, где рассматривается вопрос об имени веельзевул.)

ОТВЕТ

Но Иисус, зная помышления их, сказал им: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою. Как же устоит царство его? И если Я силой веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьей силой изгоняют? Поэтому они будут вам судьями. Если же Я Духом Божьим изгоняю бесов, то конечно достигло вас Царство Божье. Или как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? И тогда расхитит дом его. Кто не со Мной, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает» (12:25-30)

Хотя фарисеи и говорили с народом так, что Иисус не мог их слышать, Он, тем не менее, знал помышления их. Марк повествует, что некоторые книжники из Иерусалима присоединились к фарисеям, обвиняя Иисуса в том, что Он изгоняет бесов силой веельзевула. Он пишет, что Иисус, «призвав их, говорил им притчами» (3:22-23). Они не обвиняли Его прямо в лицо, но Он прямо указал им на абсурдность, предубеждённость и мятежный дух этого обвинения.

АБСУРДНОСТЬ ОБВИНЕНИЯ

Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою. Как же устоит царство его? (12:25б-26)

Во-первых, Иисус показал Своим обвинителям, что их обвинение было логическим абсурдом. То, что всякое царство, разделившееся само в себе, очень скоро опустеет, разрушив себя самого, не требует доказательств. Этот стереотип применим также и ко всякому городу или дому. Если тот или иной разделится сам в себе, очевидно, что он не устоит.

Этот принцип также ясно применяется и в духовной сфере: если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою. Как же устоит царство его? После Троицы сатана является самым умным существом в мире, и он, конечно же, не направляет свои силы, чтобы они сражались друг с другом и изнутри разрушали его планы.

Это правда, что зло по своей природе разрушительно, и часто разрушение оборачивается саморазрушением. Сатана – отец ненависти и лжи, а где правят ненависть и ложь, там царит беспорядок и непостоянство. В среде злых существ не может быть истинной гармонии. Точно так, как Бог является Господом порядка и гармонии, сатана является господином беспорядка и хаоса, хочет он этого или нет.

Правда также и то, что хотя сатана и умён, и могуществен, и способен перемещаться с места на место с казалось бы мгновенной скоростью, он, тем не менее, не всеведущ, не всесилен и не вездесущ. И величайший обманщик пребывает в величайшем самообмане, особенно потому, что верит в свою способность взять верх над Богом и захватить Его Царство.

Правдой является также и то, что сатана часто маскируется под ангела света (2 Кор. 11:14). Чтобы создать впечатление очищения, он может притвориться, что изгнал беса, ослабив его воздействие на бесноватого человека. Такой вид мнимого изгнания нечистой силы был распространённым явлением на протяжении всей истории Церкви и сегодня практикуется различными культами, ложными целителями и заклинателями.

Даже бесы могут иногда действовать в конфликте с сатаной и друг с другом. Но, несмотря на беспорядок его царства, на его ограниченность как существа сотворённого, на его ложное изгнание нечистой силы и бесовский хаос, сатана не изгоняет сатану, и он не разделился сам с собою. В его царстве нет гармонии, доверия или верности, но он не терпит непослушания или разделения. Поэтому обвинять Иисуса в изгнании бесов силой князя бесовского было нелепо.

ПРЕДУБЕЖДЁННОСТЬ ОБВИНЕНИЯ

И если Я силой веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьей силой изгоняют? Поэтому они будут вам судьями (12:27)

Во-вторых, Иисус показал, что обвинение фарисеев было основано также на предубеждении, обнаруживая склонность их сердец к испорченности и злу. Слово «сыновья» часто использовалось как эпитет учеников или последователей, так же как в обычном ветхозаветном выражении «сыны пророков» (см., напр., 4 Цар. 2:3). Некоторые последователи, или сыновья, фарисеев изгоняли бесов. Еврейский историк Иосиф Флавий сообщает, что в своих ритуалах они использовали много странных, непонятных заклинаний и культовых формул.

Лука повествует о семи братьях, сыновьях первосвященника по имени Скева, которые практиковали изгнание нечистой силы. Когда они и другие еврейские заклинатели услышали о большом успехе Апостолов в изгнании злых духов, они решили попробовать изгнание «[именем] Господа Иисуса, говоря: „Заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует“» (Деян. 19:13-14). Они думали, что простое употребление определённых слов и имён совершит изгнание нечистой силы, и это доказывает их ориентацию на волшебство. Однако на беса это подействовало меньше всего, и он, обращаясь к этим семи, «сказал в ответ: „Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?“ И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома» (ст. 15-16).

Иисус указал на крайнее предубеждение фарисеев, заявив, что они одобряли изгнание нечистых духов, практиковавшееся их сыновьями, принадлежавшими к правящей религиозной элите. Они никогда не утверждали, что такого рода деятельность была нечестивой, тем более – сатанинской. Однако, когда Иисус изгонял всевозможных бесов и исцелял всевозможные болезни, они обвинили Его в том, что Он заодно с диаволом.

Ответ фарисеев отражает ответ каждого человека, который намеренно отвергает Христа. Они отвергли Его не потому, что им не хватало доказательств, а потому, что имели предубеждение против Него. Их собственные дела были злы, они не могли принять пугающую их истинную праведность Иисуса; как дети тьмы они не могли вынести Его света (Иоан. 3:19). Они искали не истину, а возможность оправдать свою собственную порочность и уничтожить любого, кто посмел разоблачить их.

Чтобы поставить Своих противников в ещё более затруднительное положение, Иисус сказал, что фарисеи дают возможность своим сыновьям-заклинателям быть их судьями. Он как бы предлагал им, чтобы они спросили этих практикующих заклинателей, какой силой они изгоняют злых духов. Если бы они сказали: «Силой сатаны», они бы осудили себя и религиозных вождей, которые поддерживали их. Но если бы они сказали: «Силой Бога», они разрушили бы обвинение фарисеев против Иисуса.

МЯТЕЖНЫЙ ДУХ ОБВИНЕНИЯ

Если же Я Духом Божьим изгоняю бесов, то конечно достигло вас Царство Божье. Или как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? И тогда расхитит дом его. Кто не со Мной, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает (12:28-30)

Однако основной причиной, толкавшей фарисеев на обвинение Христа, был их мятеж против Бога. Иисус развеял глупое обвинение в том, что Он действовал силой сатаны. Оставалась единственная вероятность, что Он изгонял бесов Духом Божьим.

Если Он совершал Свои дела Духом Божьим, то Его чудеса были от Бога и Он должен был быть Мессией, «Сыном Давидовым», как и предполагал народ (ст. 23). Каждый религиозно грамотный еврей знал, что, по предсказаниям пророков, именно такие знамения будут сопровождать приход Мессии (Ис. 29:18; 35:5-6). Они также знали, что Мессия должен был быть верховным и вечным Царём Израиля (Пс. 2:6; Иер. 23:5; Зах. 9:9). «Следовательно, – говорил Иисус, – если Я Мессия, то Я также и грядущий Царь, а если Я – Царь, то конечно достигло вас Царство Божье».

Иисус не будет царствовать на земле в Своей полной славе и с божественными исключительными правами, пока не наступит Тысячелетнее Царство. Затем после Тысячелетнего Царства наступит Его вечное Царство, где будут новые небеса и новая земля. Но в самом широком смысле, Царство Христа – это сфера Его правления в любом месте и в любом веке. И в этом смысле Иисус является Царём, где бы Он ни находился, и те, кто любит Его, являются Его подданными; поэтому Его Царство было всегда с Ним во время Его земного служения. Точно так же оно существует сейчас на земле везде, где Ему служат как Господу. Бог «[избавил] нас от власти тьмы, – говорит Павел, – и [ввёл] в Царство возлюбленного Сына Своего» (Кол. 1:13). Именно в этом Царстве каждый верующий начинает жить с момента, когда принимает этого Царя как своего Господа и Спасителя.

«Или как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его,– продолжает Иисус, – если прежде не свяжет сильного? И тогда расхитит дом его». Могли ли фарисеи не видеть, что всё, что Иисус делал и говорил, было направлено против сатаны? Иисус исцелял болезни и недуги, приобретённые человечеством вместе с грехом, принесённым и распространяемым сатаной. Иисус воскрешал людей из мёртвых, смерть же была следствием греха и косвенно делом рук сатаны (ср. Евр. 2:14-17). Иисус изгонял бесов, что было явно направлено против сатаны. Он даже прощал грехи – что сатана не мог делать и не делал бы – и подтверждал, что Он имеет власть прощать грехи с помощью Своей чудодейственной силы (Матф. 9:5-6). Каждый нюанс в Его учении и поступках соответствовал учению ветхозаветных Писаний. И хотя книжники и фарисеи постоянно обвиняли Иисуса в том, что Он противился их человеческим традициям и нарушал их, у них никогда не было повода осудить Иисуса за то, что Он якобы грешил или учил неправде (Иоан. 8:46).

Иисус использовал образ вора, который задумал ограбить дом сильного, когда сильный находится в доме. Вор знает, что, если прежде не свяжет сильного, у него нет никаких шансов преуспеть, и, по сути, он рискует, что его схватят и здорово побьют при этом.

Иисус как бы говорил: «Разве Я не демонстрировал вам и всему Израилю власть над сатаной и его царством зла, тьмы и разрушения? Разве Я не показал, что Моя власть неоспоримо выше сатанинской? Разве Я не исцелял людей от всяких болезней и не освобождал их от власти и угнетения бесов? Разве Я не демонстрировал власть как над грехом, так и над смертью? Разве Я не избавлял души от ада? Кто, кроме Самого Бога, может иметь такую силу и власть? Кто, кроме Бога, может войти в любой дом сатаны и успешно связать его и расхитить вещи его? Я показал вам, что, если захочу, могу победить сатану и легионы его бесовских сил. Как же Я могу быть кем-то, кроме вашего божественного Мессии?»

Смертельный удар был нанесён сатане на кресте, и плоды его будут видны в будущем. Но даже до этой окончательной победы Христос неоднократно являл Свою неограниченную власть связывать сатану и разрушать его планы. Христос передал эту власть и Своим ученикам, и, когда семьдесят из них вернулись после своей миссии, Иисус «сказал им: „Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию“» (Лук. 10:18). Сатана в настоящее время всё ещё силен, но его власть ограничена, его гибель предрешена, и его время коротко.

Затем Иисус ясно показал фарисеям, что по отношению к Нему нельзя занять нейтральную позицию: «Кто не со Мной, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает». Не обязательно противиться Христу, чтобы быть против Него; достаточно не быть с Ним. Не обязательно также активно мешать Его делу, чтобы быть тем, кто расточает. Достаточно просто не собирать с Ним. Человек, который не принадлежит Богу, является врагом Бога (Рим. 5:10); человек, который не является дитём Божьим через Христа, является противником Бога.

Есть только две позиции, которые можно занять по отношению к Иисусу Христу, а значит и к Богу: с Ним или против Него. Невозможно ни духом, ни разумом воспринимать Иисуса как просто доброго человека, хорошего учителя и великого человека Божьего – и не больше. Только Бог имеет право претендовать на ту честь и власть, на которые претендовал Иисус; и только Бог имеет власть над болезнями, грехом, бесами, сатаной и смертью, о которой заявлял и которую демонстрировал Иисус.

АНАФЕМА

Поэтому говорю вам: всякий грех и хула простятся людям, а хула на Духа не простится людям; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в этом веке, ни в будущем (12:31-32)

Немногие места Писания имеют столько неверных толкований и разночтений, как эти два стиха. Поскольку мысль, заложенная в них, очень серьёзна, важно понимать их правильно.

Сначала Иисус заявил, что всякий грех и хула простятся людям. Хотя хула и является разновидностью греха, в этом отрывке и в этом контексте они рассматриваются отдельно, и хула представляет собой самую крайнюю степень греха. Под грехом здесь подразумевается вся гамма безнравственных и нечестивых мыслей и действий, тогда как хула представляет собой сознательное поношение и отвержение Бога. Хула – это дерзкая непочтительность, исключительно ужасный грех, когда человек намеренно и открыто порочит святого Бога, клевещет на Него или высмеивает Его (ср. Марк. 2:7). В Ветхом Завете за такое богохульство наказывали, побивая до смерти камнями (Лев. 24:16). В последние дни богохульство будет характерной чертой тех, кто упорно и дерзко будет противиться Богу (Откр. 13:5-6; 16:9; 17:3).

Но даже хула, говорит Иисус, простится, как прощается любой другой грех, если человек исповедает его и покается в нём. Неверующий, который хулит Бога, может быть прощён. Павел признаётся, что хотя он «прежде был хулитель и гонитель и обидчик», но всё же «помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии; благодать же Господа нашего Иисуса Христа открылась [в нём] обильно с верой и любовью во Христе Иисусе» (1 Тим. 1:13-14). «Христос Иисус пришёл в мир, – продолжает Апостол, – спасти грешников, из которых я первый» (ст. 15). Пётр похулил Христа, когда с ругательствами отрёкся от Него (Марк. 14:71), но был прощён и восстановлен.

Даже верующий способен богохульствовать, так как любая мысль или слово, которое пятнает или порочит имя Господа, расценивается как богохульство. Подвергать сомнению Божью доброту, мудрость, справедливость, правдивость, любовь или верность является формой богохульства. Всё это прощается по благодати. Обращаясь к верующим, Иоанн сказал: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправедности» (1 Иоан. 1:9).

Однако есть одно исключение: хула на Духа не простится. Даже если человек, который хулит Иисуса, посмеет сказать слово на Сына Человеческого, простится ему. Титул «Сын Человеческий» подчёркивает человеческую природу Господа, которую Он принял, когда во время Своего воплощения переживал унижение и порабощение. Восприятие человека может не позволить ему увидеть больше человеческой природы Господа, и если он недооценит Иисуса только на этом уровне и будет высказываться против Него как против Человека, такое слово на Сына Человеческого может проститься ему. Когда человек отвергает Христа, не имея полного доступа к свидетельствам о Его божественности, этот грех может быть прощён ему, если, получив более полное познание, он уверует.

Даже ученикам Иисуса было трудно всё время помнить, что их Учитель был на самом деле Сыном Божьим. Он ел, пил, спал и уставал точно так же, как и они. И не только это, но и во многом из того, что Он делал, казалось, не было ни Божьей славы, ни величия. Иисус постоянно смирял Себя и служил другим. Он не добивался земной славы для Себя, и, когда другие пытались навязать Ему славу, Он отказывался принимать её – как в случае, когда народ хотел сделать Его царём после чудесного насыщения пяти тысяч (Иоан. 6:15). Ещё труднее было оценить божественность Иисуса тем людям, которые не принадлежали к Его ближайшему окружению. Даже когда Он совершал Свои величайшие чудеса, Он делал это без фанфар и фейерверков. Иисус не всегда выглядел и вёл Себя, как человек, занимающий господствующее положение, не говоря уже о господстве божественном.

Поэтому недооценка, умаление Иисуса и недоверие к Нему по причине неполного откровения или несовершенного восприятия, каким бы неправильным оно ни казалось, было простительным. Как уже упоминалось, Апостол Павел по неведению был самым ужасным хулителем Господа Иисуса Христа и лютым гонителем Его Церкви. И многие из тех, кто отрицал и отвергал Христа во время Его земного служения, позже осознали, кем Он был, попросили прощения и были спасены.

Но хула на Духа была чем-то более серьёзным и непоправимым. В ней отражалось не просто неверие, а непреклонное неверие – отказ даже задуматься о вере в Христа, несмотря на все явные свидетельства. Это была хула Его божественности, выступление против Духа Божьего, Который уникальным образом обитал в Нём и давал Ему силу. В этом неверии отразилось решительное отвержение Христа как Мессии, несмотря на все свидетельства и аргументы. Хула проявлялась в том, что человек видел воплощённую Истину, а затем сознательно отвергал и осуждал Его. Хула демонстрировала полный и окончательный отказ уверовать, приводя к потере возможности когда-либо обрести прощение в этом веке или в будущем. На протяжении этого века (всей человеческой истории) такое отвержение непростительно. Фраза «в будущем веке» подразумевает, что прощения не будет никогда: ни на протяжении истории человечества, ни в будущем веке божественного совершенства.

Писание ясно говорит о том, что во время Своего служения на земле наш Господь был покорным Отцу (Иоан. 4:34; 5:19-30) и получал поддержку от Духа (Матф. 4:1; Марк. 1:12; Лук. 4:1, 18; Иоан. 3:34; Деян. 1:2; Рим. 1:4). Пётр сказал, что Бог помазал Иисуса из Назарета «Духом Святым и силой» (Деян. 10:38).

Люди, которые говорили против Духа Святого, видели Его божественную силу, действующую в Иисусе и через Него, но упрямо отказались быть причастными к этому откровению, а в некоторых случаях приписали эту силу сатане. Многие люди слышали, что Иисус учил и проповедовал Божью истину, как никто и никогда до Него не учил (Матф. 7:28-29), однако отказались поверить Ему. Они видели, как Он исцелял любые болезни, изгонял разных бесов и прощал всякий грех, однако обвинили Его в обмане, лжи и демонизме. Вопреки всем возможным свидетельствам божественности и мессианства Христа они сказали «нет». Бог не мог больше ничего сделать для них, поэтому они останутся навеки непрощёнными.

Покаяние они заменяют ожесточением, исповедание – заговором. Однако своей преступной и совершенно непростительной бессердечностью они обрекают себя. Их грех не подлежит прощению, потому что они не желают ступить на путь, ведущий к прощению. Для вора, прелюбодея и убийцы есть надежда. Благая весть может привести к тому, что они возопят: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» Но когда человек ожесточается так, что принимает решение не обращать внимания на… Духа… он ступает на путь, ведущий в погибель (William Hendriksen, The Exposition of the Gospel According to Matthew [Grand Rapids: Baker, 1973], p. 529).

Через Исаию Господь изображает Израиль, как виноградник, который Он бережно насадил, обрабатывал и о котором заботился. Посередине его Он построил башню, которая символизирует Иерусалим, и выкопал точило в ней, которое символизирует систему жертвоприношений. Господь ожидал, что виноградник «принесёт добрые гроздья, а он принёс дикие ягоды». «Что ещё надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему?» – спрашивает Бог. «Итак, Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем. И оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его – и зарастёт он тернами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя» (Ис. 5:1-6). После того как Бог благословил этих людей всяким благословением и открыл перед ними все возможности, а они повернулись спиной к Богу, Ему не оставалось ничего больше, как отвернуться от них.

Во время земного служения Иисуса неверующие фарисеи и все остальные, кто хулил Духа, отрезали себе доступ к Божьему милосердию. И не потому, что оно не предлагалось им, а потому, что оно предлагалось в изобилии, однако они упорно и постоянно отвергали его и насмехались над ним, как над сатанинским.

Не прошло и сорока лет, как Бог разрушил Иерусалим, храм, священство, жертвоприношения и рассеял народ Израиля. В 70-м году по Р.Х. римляне разрушили до основания Иерусалим, полностью разрушили храм, убили более миллиона жителей города и почти стёрли с лица земли около тысячи других городов и сёл в Иудее. Божий, избранный, народ сказал Ему «нет», и Он сказал «нет» Своему народу. Пока Господь не вернётся и вновь не соберёт вокруг Себя остаток Своего народа в последние дни, евреи как народ, кроме немногих верных, полностью отделены от Бога.

Всех неспасённых евреев, которые слышали полную весть Евангелия и видели её доказательство в проявлении сверхъестественной силы, и всех, кто придёт после них с таким же отношением к истине и к библейскому описанию чудесных свидетельств, автор Послания к Евреям строго предупреждает: «Как мы избежим, пренебрегши столь великим спасением, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него [то есть Апостолами], при засвидетельствовании от Бога знамениями, и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святого по Его воле?» (Евр. 2:3-4). Далее в этом Послании звучит ещё более резкое предупреждение тем, кто, имея полное откровение, отвергает Христа: «Ибо невозможно однажды просвещённых, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого слова Божьего и сил будущего века, и отпавших опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божьего и выставляют Его на позор» (Евр. 6:4-6). (Более подробное объяснение этого важного отрывка смотрите в Толковании автора на Послание к Евреям).

Поколению, жившему на земле сразу после Христа, несли свидетельство Апостолы; это поколение было просвещено их учением и получило подтверждение истины Евангелия через их чудеса. Это поколение имело свидетельства, равноценные тем, которые имели те, кто лично слышал и видел Иисуса. Они имели наивысшее откровение от Бога, и если вопреки неопровержимым свидетельствам они отказались поверить, Бог ничего больше не мог сделать для них. Они не богохульствовали; они просто отвернулись. Вина фарисеев, которые к своему неверию добавили ещё и богохульство, была большей, чем вина тех, кто видел те же свидетельства, не поверил, но не сказал на Духа Святого. Но мятежники, той или иной категории, не оставили для себя в будущем ничего, кроме ада.

Таким же образом и сегодня люди могут настолько отвернуться от Божьего откровения, что навсегда отсекают себя от спасения. «Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе день, – сказал Иисус. – Приходит ночь, когда никто не может делать» (Иоан. 9:4).

Во время Второй мировой войны американские морские силы в Северной Атлантике были втянуты в тяжёлое сражение с вражескими кораблями и подводными лодками. Всё происходило тёмной ночью. Шесть самолётов взлетели с палубы авианосца, чтобы обнаружить цели. Но, пока они находились в воздухе, на авианосце был дан приказ полностью отключить освещение, чтобы защитить авианосец от нападения. Без этого освещения шесть самолётов не могли приземлиться. По радио они запросили, чтобы огни включили ровно на столько времени, чтобы совершить посадку. Но авианосец с несколькими тысячами людей и самолётами на борту мог подвергнуться опасности, поэтому включить огни не разрешили. Когда у шести самолётов закончилось горючее, они были вынуждены садиться на воду. Все экипажи погибли.

Наступает такое время, когда Бог отключает огни, когда возможность для спасения теряется навсегда. Поэтому Павел говорил коринфянам: «Вот теперь время благоприятное, вот теперь день спасения» (2 Кор. 6:2). Тот, кто отвергает полный свет, больше не может увидеть света – и не имеет прощения.

Истина о человеческом сердце

Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим, или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познаётся по плоду. Порождения ехидны! Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься (12:33-37)

Подсчитано, что от первого «Доброе утро!» и до последнего «Спокойной ночи!» средний человек участвует в тридцати беседах в день. Ежедневно всё сказанное им составляет 50–60 страниц, что равняется более чем ста книгам в год по двести страниц каждая.

В прошлом столетии кто-то написал о пустослове следующее:

Он треплет человека за ухо, как собака – свинью; его хватка не ослабевает, пока он не устанет сам и не утомит свою жертву. Он представляет собой ходячий позорный столб и служит бо льшим наказанием для слушателя, чем десяток стоящих позорных столбов. Он скорее будет спорить по любому поводу, чем придержит свой язык, и при этом будет говорить и за себя, и за вас; он заранее знает, что вы ему скажете, однако это не значит, что он вас отпустит. Как ножницы парикмахера продолжают щёлкать и во время стрижки, и в промежутках между делом, так и его язык находится в постоянном движении, но очень редко это движение направлено к цели. Его поток слов льётся через край без всякого содержания и смысла. Образующаяся в нём пустота быстро заполняется чем попало, но ненадолго. Новое словесное извержение обрушивается на слушателей, у которых начинает болеть голова, и они жаждут лишь одного – скорее избавиться от этой боли.

Неудивительно, что Иисус, сразу же после того как подверг суровой критике фарисеев за их непростительную хулу на Духа Святого, стал говорить о важности языка, об ответственности за свои слова. Самые ужасные слова, которые когда-либо были произнесены, прозвучали из уст религиозных вождей, обвинивших Иисуса в изгнании бесов силой сатаны (ст. 24), причём своими словами они осудили самих себя. И теперь Господь даёт одно из Своих самых серьёзных предупреждений и попутно открывает истину о природе человеческого сердца.

ПРИТЧА

Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим, или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познаётся по плоду (12:33)

Иисус начинает Своё предупреждение с короткой притчи, желая проиллюстрировать очевидный принцип: дерево и его плод соответствуют друг другу. Хорошее дерево приносит хороший плод, плохое – приносит плохой плод (ср. 7:17, 20; Лук. 6:43-44).

Слово пойео (признавать) употребляется здесь в переносном смысле. Буквально это слово может иметь значение «создавать, сооружать», – например, делать глиняный горшок или стул. В переносном смысле оно означает «оценивать, полагать, принимать решение».

Здесь Иисус имел в виду следующее: «Вы должны признать Меня и Моё дело. Либо Я порочен и совершаю злые дела, либо Я добр и совершаю добрые дела. Я не могу быть злым и совершать добрые дела, или быть добрым и совершать злые дела. Если Я делаю добрые дела, Я совершаю их силой Бога; а если Я делаю злые дела, то – силой сатаны. Бог не поручает делать зло, а сатана не поручает делать добро».

Конкретно Он имел в виду следующее: «Болезнь и смерть – это результат греха, как вы и сами признаёте. Бесноватость – явное дело рук сатаны, злое дело. Поэтому исцеление больных, воскрешение мёртвых и изгнание бесов не может быть чем-либо иным, кроме добра – освобождения человека от разрушительного влияния греха. Следовательно, изгнание бесов должно совершаться Божьей силой, а не сатанинской. Так как вы обвиняете Меня в том, что Я делаю добрые дела силой сатаны, вы приписываете сатане дела Святого Духа, а это величайшее, непростительное богохульство».

Иисус опять уловил самоправедных фарисеев в их извращённом мышлении, публично разоблачив их жестокосердие и абсурдные заявления. Как Он указывал им и в других случаях, вопреки их мнению о Нём, Его дела неоспоримо свидетельствовали о Его доброте и божественной силе (Иоан. 5:36; 10:25, 37-38; 14:11; ср. Матф. 11:4-5).

ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ

Порождения ехидны! Как вы можете говорить доброе, будучи злы? (12:34а)

От метафоры Иисус переходит к притче о хороших и плохих деревьях, подразумевая непосредственно фарисеев. По сути, Он говорил им: «Вы гораздо хуже этих плохих деревьев; вы настоящие порождения ехидны». Это тот же эпитет, который употребил Иоанн Креститель в отношении лицемерных фарисеев и саддукеев, пришедших к нему креститься (3:7), и который Иисус использовал в длинной серии Своих обращений к книжникам и фарисеям в храме: «Горе вам» (Матф. 23:33).

Те, кто проповедует ложь или ведёт безнравственный образ жизни, неизменно чувствуют себя оскорблёнными, когда их разоблачают; но страх кого-то обидеть не должен мешать верующим разоблачать порок. Когда во имя любви и смирения мы не разоблачаем религии, культы и философии, которые вводят людей в заблуждение, давая им ложную духовную надежду, или не бросаем вызов тем, кто способствует моральному разложению, мы служим не любви и смирению, а греху.

Иисус не боялся осуждать людей и обвинял их прямо в лицо, особенно когда видел их жестокость, лицемерие, самоправедность или богохульство. Он пришёл для того, чтобы спасти людей от грехов их, не умаляя их вины и ответственности. Христос не искал популярности у людей, Он был озабочен лишь одним: угодить Своему Отцу. Никакое преуменьшение греха не приносит славы Богу и не идёт на благо человеку.

Назвать фарисеев порождениями ехидны – довольно серьёзное обличение, понятное всем. Ехидны – собирательное название распространённых в Палестине и в Средиземноморье различных ядовитых змей. Смертоносная ехидна укусила за руку Павла, когда он собирал хворост для костра на острове Мальта после кораблекрушения, и местные островитяне были поражены, что у него не было «[воспаления], или он внезапно [не упал] мёртвым» (Деян. 28:3, 6).

Ехидны не только смертоносны, но и коварны. Многие из них сливаются с окружающей их средой – камнями и палками, поэтому могут нападать на свою жертву совершенно внезапно, как та ехидна, которая напала на Павла на Мальте. Самка ехидны обычно откладывает большое количество яиц. И когда из них вылупляются змеёныши, эти порождения маленьких потенциальных убийц разбегаются вокруг, как насекомые.

Фарисеи воплощали собой религиозное и нравственное разложение и опасность. Как порождения ехидны, они ходили с места на место, обычно группами, насаждая свои искусственные традиции. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, – сказал им Иисус позже, – что обходите море и сушу, чтобы обратить хоть одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Матф. 23:15). Их небиблейские, законнические традиции отравили умы собратьев-евреев и настроили их против чистой, спасающей истины Божьего Слова, а их лицемерная самоправедность побудила многих занять такую же порочную позицию. Когда кто-нибудь протягивал руку к религиозной вязанке, надеясь приобрести там полено истины, эти лжецы, проклинающие душу, могли затравить его до смерти.

«Как вы, – продолжал Иисус, – можете говорить доброе, будучи злы?» «В свете того, что по своей природе вы злы, можно ли ожидать от вас чего-то иного, кроме богохульства и нечестия? Как вы вообще можете говорить доброе?» Фраза «будучи злы» указывает на порочность человеческого сердца, которое может порождать только зло, потому что само является злым. Это наследие падшего человека из-за Адамова греха. Павел объяснял римской церкви: «Как иудеи, так и еллины – все под грехом, как написано: „Нет праведного ни одного… Все совратились с пути… нет делающего добро, нет ни одного“… потому что все согрешили и лишены славы Божьей» (Рим. 3:9-10, 12, 23). А ефесянам он объяснил, что все люди, пока не уверуют в Иисуса Христа, чтобы обрести спасение, «[мертвы] по преступлениям и грехам» своим (Ефес. 2:1).

Ветхий Завет также ясно указывает на порочное сердце человека. Со времени грехопадения Адама человечеству свойственны ненависть, развращение, убийство, ложь и многие другие виды порока. Давид знал, что унаследовал греховную природу в момент своего зачатия (Пс. 50:7), а Иеремия отмечал: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено» (Иер. 17:9).

ПРИНЦИП

Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое (12:34б-35)

Здесь описан один из самых основных принципов Писания, касающийся человека: от избытка сердца говорят уста. То, что человек представляет собой изнутри, проявится через уста. По сути, Иаков сказал, что тот, кто не грешит устами, есть «человек совершенный» (Иак. 3:2). И первая же иллюстрация этого принципа показывает, что именно злые сердца фарисеев заставили их хулить Святого Духа, обвинив Иисуса в том, что Он изгонял бесов силой сатаны. Они говорили злое, потому что их сердца были исполнены зла. Но, стремясь осудить Иисуса, они собственными словами осудили себя.

В Писании сердце скорее олицетворяет местонахождение мыслей и воли человека, нежели средоточие эмоций (представленное в Писании как внутренности; Песн. П. 5:4; Иер. 31:20; 1 Иоан. 3:17; Фил. 1:8; 2:1; Кол. 3:12 и Филим. 7, 12, 20). Сердце олицетворяет характер человека. Именно по словам мы судим о сердце, а значит – и о самом человеке. Когда сердце говорит, уста просто воспроизводят словесно то, что находится в нём. Используя тот же образ, Иисус позднее объяснил, что «исходящее из уст – из сердца исходит, и это оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Матф. 15:18-19).

Слово «избыток» – перевод греческого существительного периссеума, которое описывает большое изобилие, полноту или переполненность. Оно несёт в себе идею избытка, который изливается из сердца и из уст в виде слов. То, чем наполнено сердце, изольётся через уста.

Человек, питающий вражду к кому-либо, обязательно проявит её. Человек, наполненный похотливыми мыслями, в конце концов выразит эти мысли в грубых или неприличных замечаниях. Человек, который исполнен гнева и ненависти, рано или поздно выразит эти чувства в словах или в действиях. Таким же образом, человек, исполненный любви, добра, внимания к другим, не может не выразить этих чувств в словах и поступках.

Елиуй долго и терпеливо ждал, пока его старшие друзья старались убедить Иова, что Иов согрешил. И всё же он не смог больше сдерживать себя. Он должен был сказать то, что было у него на сердце. «Я полон речами, – сказал он, – и дух во мне теснит меня. Вот, утроба моя, как вино неоткрытое: она готова прорваться, подобно новым мехам. Поговорю, и будет легче мне; открою уста мои и отвечу» (Иов. 32:18-20).

Чем сердце (или разум) питается, тем оно и наполнено; от избытка сердца неизбежно говорят уста. Человек может внимательно следить за своими словами, но под натиском злых мыслей, гнева, стресса, боли или вульгарных друзей он всё же выразит свои настоящие мысли и истинное отношение.

Иаков понимал этот принцип, поэтому и сделал несколько серьёзных предупреждений в отношении языка. «Если кто из вас думает, что он благочестив, – говорил Апостол, – и не обуздывает своего языка, но обольщает своё сердце, у того пустое благочестие» (Иак. 1:26). Далее в этом же Послании он сказал: «А язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (3:8). Подводя итог своему описанию порочной природы людей, Павел сказал: «Гортань их – открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи» (Рим. 3:13-14). В конечном счёте, уста выражают то, что на сердце у человека. Как сказано в книге Притчей: «Каковы мысли в душе его, таков и он» (23:7).

Иисус, объяснив принцип, который Он только что изложил, раскрывает его положительные и отрицательные аспекты. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое.

«Сокровище» – от слова тезаурос, что значит «склад» или «сокровищница». От него произошло современное слово тезаурус – «сокровищница слов». Сердце человека – сокровищница его мыслей, стремлений, желаний, привязанностей и отношений. Это источник, из которого уста черпают свои выражения. Не нужно доказывать, что из доброго сокровища выносят доброе, а из злого сокровища выносят злое. «Течёт ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода?» – спрашивает Иаков (Иак. 3:11).

В компьютерном мире есть распространённое выражение в виде аббревиатуры GIGO, что значит «мусор входит – мусор и выходит». Другими словами, качество входящих данных определяет качество результата, полученного при помощи этих данных. Таким же образом качество того, что находится в сердце человека, определяет качество слов, которые произносят его уста.

НАКАЗАНИЕ

Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься (12:36-37)

Сказанные слова являются самым верным средством оценки сердца человека. В день суда люди дадут ответ за всякое слово. Именно от своих слов человек либо оправдается, либо осудится. Сами по себе слова и дела не являются поводом для спасения или осуждения, но они служат доказательством того или другого. Слова и дела – это беспристрастное, неопровержимое свидетельство духовного состояния человека. В день суда, когда Господь будет определять, кто принадлежит к Его Царству, а кто – нет, мерилом будет служить и речь каждого человека.

Как Ветхий, так и Новый Завет последовательно учат тому, что спастись можно исключительно благодатью Бога, которая действует через веру человека. Иисус хочет сказать, что слова не служат основанием для спасения или осуждения, но они – надёжное свидетельство реальности спасения. Речь спасённого человека будет отличаться, потому что она исходит из возрождённого сердца. Чистая, здравая, исполненная хвалы речь указывает на новое сердце.

Мы спасаемся не добрыми делами, а для добрых дел, «которые Бог предназначил нам исполнять» (Ефес. 2:10). Таким же образом мы спасаемся для добрых слов. «Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10:10), что, в свою очередь, ведёт к послушанию «словом и делом» (15:18). Спасение будет производить добрые слова, и в этом смысле слова оправдывают или осуждают.

Нечестивые будут навечно осуждены за свою речь. Кроме того, то, что они сделали и сказали, уже является достаточным свидетельством их невозрождённого сердца, чтобы послать их в ад. Иисус предостерегает не только от таких крайностей, как богохульство, но ясно даёт понять, что люди дадут ответ за всякое праздное слово, какое они скажут, – будет ли оно аморальным, вульгарным, жестоким, богохульным или нет. Они должны будут дать ответ даже за праздные слова.

Основное значение слова аргос (праздное) – «бесполезное, бесплодное, непродуктивное или же иным образом ничего не стоящее». Это включает легкомысленные, безответственные или неуместные слова. Лицемерные слова относятся к самым праздным и никчемным. К сожалению, они являются самыми распространёнными. Когда люди пытаются следить за своим лексиконом, чтобы он соответствовал общепринятым, нравственным нормам, приемлемым в кругу собратьев-христиан – с целью произвести впечатление и показать себя с лучшей стороны, – то это праздные слова, которые не представляют никакой ценности в глазах Бога, и Он воздаст согласно их ответу. Умышленное лицемерие таких «святых бесед» – зловоние для Его ноздрей.

Речь христианина должна отражать Божий преобразующий труд в сердце; но по причине нашей неискупленной человеческой природы мы должны постоянно следить за тем, чтобы наша речь становилась всё более и более духовной, здравой, приличествующей, любезной, чуткой, нежной, целенаправленной, назидательной и правдивой. Христианин должен молиться вместе с псалмопевцем: «Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих» (Пс. 140:3).

Но для неверующего все слова, скопившиеся в его неспасённом сердце, в плане их духовной ценности – бесполезны. А злые слова вообще не представляют никакой ценности. Самые распространённые порочные слова – это те, что выражают похоть (Прит. 5:3-4); обман (Иер. 9:8); проклятие и коварство (Пс. 9:27); ложь (Прит. 6:12; 12:22); разрушение (Прит. 11:11); тщеславие (2 Пет. 2:18); лесть (Прит. 26:28); глупость (Прит. 15:2); многословие (Еккл. 10:14); вероломство (Тит. 1:11); гордость (Иов. 35:12); вульгарность (Кол. 3:8); ненависть (Пс. 108:3) и сплетни (Прит. 26:20).

У неверующего к праздным и бесполезным словам относятся даже добрые слова. Хотя его слова любви, поддержки, утешения и доброты могут быть искренними и весьма полезными для других, для него они не имеют никакой духовной ценности, потому что не исходят из спасённого, праведного сердца. Как только что указал Иисус, из духовно порочного сердца не может исходить ничего духовно полезного.

Прислушиваясь к своим словам, человек может получить хорошее представление о своём духовном состоянии. Христианин может согрешить словом так же, как и делом, но обычно его речь чиста, а его поведение – праведно.

Хотя этот отрывок применим как к спасённым, так и к неспасённым, – к «добрым» и «злым», – резкий выпад Иисуса обращён против неверующих, по большей мере представленных богохульствующими фарисеями.

День суда для неверующих достигнет кульминации у Великого белого престола. Это будет окончательный суд, на котором все неверующие будут осуждены навечно. Проблема грехов христиан решилась на Голгофе, где грехи были отпущены им по их вере благодаря искупительной крови Христа. Каждый христианин грешил своим языком после спасения, но жертвы Христа достаточно, чтобы покрыть этот и любой другой грех, который он совершает. А злые слова и дела неверующих будут свидетельствовать против них. Как неверный раб в притче Иисуса, неверующие будут судимы своими же словами (Лук. 19:22).

В своём видении суда у Великого белого престола Иоанн видел «малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни. И судимы были мёртвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими… И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» (Откр. 20:12, 15). Когда будут раскрыты книги с фактами, то против имён неверующих не будет указано никаких добрых дел; а когда будет открыта книга жизни, там не будет даже их имён. Книги, в которых записаны дела, и книга, в которой говорится о вере, – обе будут свидетельствовать против них.

Учёные теоретизируют, что звуковые волны никогда полностью не теряются, а просто постепенно угасают. Имея достаточно чувствительные приборы, каждое слово, произнесённое в любую эпоху человечества, предположительно можно восстановить. Насколько же больше можно быть уверенным, что в Божьих безошибочных записях каждое слово и каждое дело в истории человечества прекрасно сохранилось, чтобы быть использованным как доказательство на предстоящем Суде!

Приговор отвергающим Христа

Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: «Учитель! Хотелось бы нам видеть от Тебя знамение». Но Он сказал им в ответ: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы, пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. Ниневитяне восстанут на суд с родом этим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Ионы; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом этим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломона; и вот, здесь больше Соломона» (12:38-42)

То, что человек по природе своей погибший грешник, не всегда очевидно. Многие внешне набожные, нравственные и порядочные люди говорят, что верят в Бога. Они добры, помогают другим людям. Даже совершенно нерелигиозные люди иногда живут по закону и ведут себя по-добрососедски. Иногда доброе отношение и добрые дела неверующих даже служат упрёком некоторым верующим. Поэтому бывает трудно увидеть, насколько такие люди от рождения поражены грехом и отчуждены от Бога. Многие из них хорошо говорят о Боге, предъявляют высокие требования к своему поведению, являются любящими мужьями и жёнами, заботливыми родителями, честными работниками или работодателями, добропорядочными гражданами и верными друзьями. Они даже могут регулярно ходить в церковь, щедро жертвовать для неё, служить в её советах или комитетах и преподавать в воскресной школе. Как, спрашивается, такие «хорошие» люди могут быть духовно развращёнными и погибшими?

Хотя в истинно праведных людях очевидны благочестивые признаки их праведности, некоторые, не являясь праведными, производят впечатление таковых потому, что человеческая греховность в них не проявляется в полной мере, – вопреки важности этих свидетельств, как только что ясно сказал Иисус (ст. 33-37). Наиболее ясно и бесспорно грех проявляется в том, как человек относится к Иисусу Христу. Независимо от того, как выглядит жизнь человека внешне, его врождённая духовная природа и его истинное отношение к Богу видны в его отношении к Иисусу Христу. Человек, отвергающий Христа, духовно мёртв и является врагом Бога, независимо от его вероисповедания или от того, насколько его жизнь выглядит нравственной и бескорыстной. Вопрос о грехе становится очень конкретным, когда человек предстаёт перед Христом, и отвержение Христа – это тот грех, который ведёт к погибели. Люди виновны в «грехе, что не веруют в Меня», – сказал Иисус (Иоан. 16:9).

Когда Иисус собрался со Своими учениками в горнице, чтобы праздновать с ними последнюю пасхальную вечерю, неверие и отвержение Его Израилем достигло своей высшей точки. План убить Иисуса уже был в действии; той самой ночью Его должны были предать, схватить, ложно обвинить и предать на распятие.

Когда Иисус говорил с учениками в горнице, Он открыл для их понимания многие стороны Своего плана и пообещал им чудесное ободрение и силу на то время, когда Его не будет. Помимо вдохновляющего обетования о пребывании с ними Святого Духа, чтобы учить их и давать им силу, Иисус предупредил и об ином: мир будет ненавидеть их, как ненавидел Его. Он сказал им: «Помните слово, которое Я сказал вам: „Раб не больше господина своего“. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Моё слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Иоан. 15:20). Затем Он объяснил причину преследований: «Но всё то сделают вам за имя Моё, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришёл и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своём. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня, и Отца Моего» (ст. 21-24).

Слова Иисуса в этом случае относились ко всем, кто видел Его и отверг, но в первую очередь они были обращены к еврейским религиозным вождям, представлявшим народ Израиля, к особо избранным Богом, благословенным и просвещённым людям. Внешне эти вожди производили впечатление праведных мужей Божьих, преданных Его служению и Его Слову. Они показывали свою религиозность в одежде – чтобы все видели их мнимое свидетельство преданности Богу. Но когда Иисус обличил их, личины благочестия были сорваны, обнажив их истинное духовное состояние и любовь к себе. Несмотря на их религиозные и нравственные притязания, ненависть ко Христу и отвержение Его доказали их ненависть к Богу. Как духовно, так и морально они были подобны «окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Матф. 23:27-28). Они были порождением духовных ехидн (12:34).

Если бы Иисус не появился среди них, не провозгласил им Божью истину и не продемонстрировал Божью силу, их истинная порочная природа не проявилась бы столь драматически. Но Иисус, обличив их истинной, воплощённой праведностью, не оставил им выхода. Отвергать Его – значит отвергать истину, а презирать Его – значит презирать праведность. Ненавидеть Иисуса – значит ненавидеть Бога; ненавидеть Сына – значит ненавидеть Отца (Иоан. 15:23).

Человек может долгое время успешно скрывать свой грех (ср. 1 Тим. 5:24), но когда он отвергает Христа, он обнаруживает свою порочную природу. Неважно, насколько положительной выглядит внешне его жизнь или какие причины и соображения он может выдвигать, тот, кто отказывается признать Христа Своим Господом и Спасителем, доказывает, что является ужасным грешником и в самом полном смысле – ненавистником Бога.

До этого момента в служении Иисуса книжникам и фарисеям в целом удавалось создавать видимость терпимого отношения к Нему. Его популярность и явное обладание сверхъестественной силой заставляли их скрывать свою враждебность. Многое из того, что они замышляли и планировали, было бы неизвестно, если бы Иисус не читал их мысли и открыто не разоблачал их планы. Он постоянно срывал с них маску ложного благочестия и обнажал их порочную сущность. Именно за это они так сильно возненавидели Его, пожалуй больше, чем за что-либо другое.

Позиция книжников и фарисеев типична для любого человека, который внешне сохраняет вид благочестия, но не имеет спасающей веры в Иисуса Христа. Это особенно касается представителей конфессий, культов или других религиозных групп, которые претендуют на звание последователей Христа, но имеют ложное, искажённое представление об Иисусе, как книжники и фарисеи имели искажённое представление о Мессии. Они могут устами прославлять Бога, почитать Иисуса, превозносить Писание и даже придерживаться высоких норм нравственности, – но когда они сталкиваются с личными заявлениями Иисуса о Его божественном сыновстве и уникальной жертве за грех, то не могут скрыть своего отвержения истинного Евангелия и истинного Бога. Так же как книжников и фарисеев, их глубоко оскорбляет сама мысль, что их религия и дела, не говоря уже об их сердцах, неприемлемы для Бога и что они могут быть оправданы Им только через смиренную веру в Его Сына, Который удалит их грех. Их отказ принять Христа таким, каким Он Сам Себя объявил, доказывает, что они отвергают Бога, – потому что Бог истинно и в полной мере открыл Себя в Своём Сыне. Отвергая Иисуса Христа, они отвергают и путь спасения, который Он дарует.

К тому времени, когда книжники и фарисеи попросили Иисуса показать им особые знамения, их враждебность к Нему переросла в непримиримую ненависть. Ещё до того, как Иисус обвинил их в хуле на Духа Святого, из-за чего они навеки теряли право на Божье прощение, они уже планировали «как бы погубить Его» (12:14). Затем Он сравнил их с деревьями, приносящими негодный плод, назвал их порождением духовных ехидн, указав, что их злые слова лишь подтверждают наличие зла в их сердцах, за что они подвергнутся Божьему осуждению (ст. 33-37). Его критика была резкой и недвусмысленной.

Чем больше иудейские вожди словесно нападали на Иисуса, стремясь уловить Его, тем больше Он разоблачал их глупость, равнодушие и порочность их отношения и традиций. Им не удалось доказать, что Он нарушил какую-либо заповедь Писания, осквернил субботу или изгнал бесов силой сатаны. Поэтому, терпя постоянные неудачи в попытках доказать, что Иисус говорил или делал что-либо, противоречащее Писанию, они стали беспокоиться за свою репутацию в народе. Тогда они решили прибегнуть к следующей попытке дискредитировать Его, потребовав особого знамения, которое уж точно докажет, что Он самозванец и обманщик, и поможет им спасти свою репутацию.

ПОСЛЕДНЕЕ ЗНАМЕНИЕ

Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: «Учитель! Хотелось бы нам видеть от Тебя знамение». Но Он сказал им в ответ: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы, пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (12:38-40)

Фраза «некоторые из книжников и фарисеев», вероятно, относится к особой группе, уполномоченной бросить последний вызов Иисусу. Книжникам должно было быть, по крайней мере, тридцать лет. Они посвятили многие годы глубокому изучению древнееврейских Писаний, особенно Торы, или Закона, и раввинских преданий, изложенных в Талмуде. Они были известны как непревзойдённые толкователи и учителя Закона (см. Матф. 22:35; Лук. 10:25). Хотя некоторые книжники принадлежали к партии саддукеев, большинство из них были фарисеями, что объясняет причину их частого упоминания вместе на страницах Евангелий. Они были правомочными толкователями и адвокатами иудаизма и обычно пользовались большим почётом.

То, что в ответ на резкие обвинения Иисуса они обратились к Нему с кажущейся невинной и простодушной просьбой, говорит о том, что им пришлось, как говорится, прикусить язык и изобразить из себя вежливых и терпеливых людей – до того момента, когда можно будет осудить Его.

ВЫЗОВ

«Учитель! Хотелось бы нам видеть от Тебя знамение» (12:38б)

Эта группа знатоков и религиозных вождей считала, что никто помимо их круга не был способен учить их даже самой малой истине о еврейском законе и преданиях. Поэтому обращение к Иисусу как к Учителю было сарказмом и лицемерием. Сарказм проявился в том, что они считали Иисуса еретиком и хулителем, и в этом случае, как и в предыдущих, они пытались разоблачить Его, как лжеучителя. Лицемерие же проявилось в том, что они использовали этот титул, чтобы выказать мнимое уважение к Нему перед толпой и, возможно, попытаться с помощью лести усыпить Его бдительность.

Просьба «хотелось бы нам видеть от Тебя знамение» была равносильна официальному требованию, чтобы Иисус доказал, что Он – Мессия. В присутствии людей вопрос был поставлен в казалось бы вежливой и уважительной форме, но целью было доказать, что Иисус был не Мессией, а богохульным самозванцем. Так как книжники и фарисеи были неоспоримыми знатоками закона, люди думали, что они знают, как правильно проверить притязания любого, кто выдавал себя за Мессию. Вопрос подразумевал, что если Иисус был истинным Мессией, Он без труда совершил бы подходящее знамение, чтобы подтвердить Свою подлинность.

Конкретно не указывается, какое знамение эти религиозные вожди хотели видеть, но оно должно было быть абсолютно незаурядным и, наверное, мирового масштаба – такое, как заставить солнце остановиться или созвездия изменить своё расположение, или луну промчаться по небосводу. Иисус уже совершил тысячи чудес исцеления, изгнания бесов и воскрешения из мёртвых на виду у всех. Поэтому дополнительное знамение, которого эти вожди требовали от Него, очевидно, должно было быть ещё большего масштаба.

Из параллельного отрывка в 16-й главе мы узнаём, что «приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба» (ст. 1). «Знамение с неба» должно было быть огромным и захватывающим, чтобы его можно было бы видеть, а это значит, оно должно быть связано с солнцем, луной и звёздами.

В своём Первом Послании церкви в Коринфе Павел отметил общеизвестный факт, что «иудеи требуют чудес» (1:22). Хотя большинство ветхозаветных пророков не совершали чудес и не подкрепляли Богом данные послания ничем, кроме истинности того, что они говорили, евреи считали, что каждого истинного пророка или великого мужа Божьего, особенно Мессию, должны сопровождать чудесные знамения.

Согласно еврейской легенде, авторитет некоего раввина Елиезара был подвергнут сомнению. Чтобы доказать истинность того, чему он учил, Елиезар якобы заставил рожковое дерево переместиться на триста локтей и обратил вспять воды потока. Когда же он заставил стену здания наклониться, вернуть её в исходное положение удалось лишь по требованию другого раввина. В конце концов, Елиезар воскликнул: «Если я правильно учу закону, пусть это будет доказано знамением с небес». Согласно легенде, в этот момент раздался голос с небес: «Что вы делаете с раввином Елиезаром? Он учит закону правильно».

Несомненно, книжники и фарисеи хотели от Иисуса как раз такого небесного знамения – эффектной, поразительной демонстрации сверхъестественной силы. Они, возможно, ожидали, что Иисус исполнит пророчество Иоиля и превратит луну в кровь (Иоил. 2:31) или одним взмахом руки разукрасит небо в цвета радуги. Или, возможно, сделает так, что по небесной лестнице в храм будет спускаться процессия ангелов, возвещая о Нём торжественным хвалебным пением.

Но это не значит, что иудейские вожди надеялись, что Иисус совершит подобное знамение; ведь они стремились доказать обратное – то есть что Он не может совершать подобные чудеса, – и этим дискредитировать Его в глазах народа. Хотя в Ветхом Завете не было предсказано, что Мессия совершит то знамение, которого они требовали, вожди создавали у людей впечатление, что это именно так и будет.

ОТВЕТ

Но Он сказал им в ответ: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы, пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (12:39-40)

Иисус ответил на этот лицемерный вызов, прежде всего, объявив, что сама просьба совершить знамение отражает нечестивые ожидания лукавого и прелюбодейного рода. Книжники и фарисеи представляли израильский народ, далеко ушедший от Слова Божьего и общения с Богом и запутавшийся в поверхностной, самодовольной и законнической религии, воплощением которой были её вожди.

Неверующие евреи были прелюбодейными не только физически и умственно, но и духовно, потому что нарушили обеты своих уникальных отношений с Богом – отношений, о которых в Ветхом Завете неоднократно говорится как о брачных (см. Пс. 72:27; Ис. 50:1; Иер. 3:6-10; 13:27; Ос. 9:1). Идолопоклонство, безнравственность, небиблейские традиции и жестокосердие характеризовало их как лукавых людей. Во время вавилонского плена евреи прекратили внешнее идолопоклонство в смысле поклонения физическим предметам, сделанным из дерева, камня или металла. Но вместо этого они воздвигли идолов в виде придуманных людьми преданий, которым доверяли и на которые надеялись. Они отказались от хананейских богов, заменив их богами собственного изготовления, и, поступая так, они оскорбляли истинного Бога так же, как и тогда, когда приносили жертвы Ваалу или Молоху.

Еврей, который верно служил Богу по завету, данному Моисеем, принял бы Божьего Сына, когда Тот пришёл. Потому что всякий, кто имел правильные взаимоотношения с Отцом, не мог не признать Сына. Его признали благочестивый Симеон и Анна (Лук. 2:25-38), Иоанн Креститель (Матф. 3:14) и двенадцать учеников, кроме Иуды (4:20-22; Марк. 3:13; Лук. 5:27-28; Иоан. 1:41, 49). Так как они знали Отца, они знали и Сына и не нуждались в знамении, чтобы признать Его Тем, Кем Он был.

Поэтому, продолжал Иисус, такое знамение не дастся им. Иисус не совершил того чуда, которое хотели увидеть книжники и фарисеи, не потому, что у Него не было силы, а потому, что это совершенно противоречило Божьей природе и Его плану. Иисус мог бы с лёгкостью совершить такое чудо по Своему всемогуществу, но Он не мог совершить его по Своей нравственной природе. Исполнять прихоти нечестивых людей, которые не имеют к Нему никакого отношения, – не Божье дело.

С другой стороны, Иисус сказал, что им будет дано иное знамение: знамение Ионы, пророка. Когда Иона отказался подчиниться Божьему призыву проповедовать в Ниневии и бежал на корабле в Фарсис, Господь послал великую бурю, и ради спасения остальных людей на борту Иона был выброшен в море. Затем Бог допустил, чтобы Иону проглотила «большая рыба», или кит, в чьём чреве пророк находился невредимым три дня и три ночи (Ион. 2:1).

«И как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, – сказал Иисус, – так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи».

В Ветхом Завете содержится два вида пророчеств относительно Христа. Первый вид можно назвать буквальным пророчеством, в котором содержатся конкретные и иногда подробные пророчества. К таким пророчествам относится пророчество о том, что Христос родится от Девы (Ис. 7:14), что О будет потомком Давида и будет править всей землёй справедливо и праведно (Иер. 23:5), и что Он родится в Вифлееме (Мих. 5:2).

Ко второму типу мессианских пророчеств относятся символические, в которых ветхозаветная личность или событие символизирует Личность или дело Христа. Мы можем быть уверены, что предсказание относится к разряду символических только в том случае, если об этом есть конкретное указание в Новом Завете. Иисус Сам говорит, что пребывание Ионы во чреве кита три дня и три ночи, до того как кит изверг его на берег, является прообразом погребения Сына Человеческого в сердце земли на три дня и три ночи до Его воскресения. Это было скорее пророчество в образе, нежели в конкретных словах. Точно так, как Иона был погребён в глубине моря, Иисус был погребён в глубине земли; и точно так, как Иона вышел из чрева большой рыбы спустя три дня, так и Иисус покинул гробницу через три дня.

Понятно, что Иисус верил библейской истории об Ионе. Если бы Иону буквально не проглотил кит и Бог чудесным образом не защитил его, когда он был во чреве кита три дня и три ночи, то это событие не могло бы олицетворять буквальное погребение и воскресение Иисуса. В связи с жестокосердным упрямством Ионы нетрудно поверить в то, что он мог солгать о своём приключении; но трудно поверить, чтобы Иисус связал Себя в таком случае с Ионой или же ошибся по поводу историчности данного события. Заявив о том, что история с Ионой является прообразом Его погребения и воскресения, Иисус таким образом подтвердил достоверность рассказа Ионы о себе.

Вопрос о трёх днях и трёх ночах часто используется, чтобы доказать, что либо Иисус ошибался в отношении времени, которое Он проведёт в гробнице, либо Он не мог быть распятым в пятницу во второй половине дня и воскреснуть рано утром в воскресенье, в первый день недели. Но, как и в современном употреблении, выражение «день и ночь» может означать не только полные сутки, то есть 24 часа, но любую часть суток. Когда мы едем в соседний город на день или на сутки, это не значит, что мы провели там 24 часа. Это может значить, что мы приехали туда утром, а уехали через несколько часов, когда уже стемнело. Таким же образом фразу «три дня и три ночи», употреблённую Иисусом, не следует толковать как 72 часа, или трое полных суток. Еврейский Талмуд утверждает, что «любая часть дня – как целый день». Иисус просто использовал распространённое, всем понятное обобщение.

Воскресение Иисуса после трёх дней не было тем знамением, которого ожидали и требовали неверующие религиозные вожди, но оно было несравнимо более удивительно и чудесно. Это было последнее знамение Иисуса, данное Им этому миру, которое подтверждало Его мессианство и спасающую силу. После воскресения в прославленном теле Он многократно чудесным образом являлся Своим ученикам, а затем у них на глазах вознёсся на небеса. Он также продолжал творить чудеса через Апостолов, подтверждая их уникальную власть от Его имени. Но воскресение было последним знамением, данным этому миру, в котором Иисус принимал непосредственное участие. Иисус сказал неверующим книжникам и фарисеям, что Его воскресение будет единственным знамением с небес, которое они получат.

Однако иудейские вожди и большинство еврейского народа не поверили и этому знамению. Так как они «Моисея и пророков не [послушали], то если бы кто и из мёртвых воскрес, не [поверили бы]» (Лук. 16:31). Иудейские вожди не только отвергли истину о воскресении Иисуса, но также заплатили воинам, которые охраняли гробницу, чтобы те распространили ложь, что ученики Иисуса украли Его тело, чтобы создать видимость воскресения (Матф. 28:11-15).

Когда человек слышит весть о живом Христе и о Его искупительной смерти и воскресении, он решает вопрос своей вечной участи. Отвернуться от Иисуса Христа и Его жертвы за ваши грехи – значит продемонстрировать, каким отвратительным грешником вы являетесь, неважно, насколько вы внешне религиозны и нравственны.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

Ниневитяне восстанут на суд с родом этим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Ионы; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом этим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломона; и вот, здесь больше Соломона (12:41-42)

Продолжая использовать пример из жизни Ионы, Иисус сравнивает реакцию язычников-ниневитян на проповедь Ионы с реакцией иудейских вождей на Его проповедь. В одном из Своих самых резких обличений Господь говорит самоправедным книжникам и фарисеям, – тем, которые считали, что они лучшие из Божьего любимого народа, – что ниневитяне восстанут на суд с родом этим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Ионы.

Несмотря на нежелание Ионы проповедовать Божье Слово злым, развращённым идолопоклонникам-ассирийцам из Ниневии, когда этот пророк, в конце концов, начал проповедовать, Бог совершил небывалое пробуждение. «И поверили ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища – от большого из них до малого. Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение своё, и оделся во вретище, и сел на пепле» (Ион. 3:5-6). Одеться во вретище и сесть в пепел на Востоке означало, что человек искренно раскаялся и сожалеет о содеянном. Так как ниневитяне искренно покаялись и уверовали, «пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведёт на них, и не навёл» (ст. 10).

Ниневитяне были не только язычниками и, следовательно, людьми, отделёнными от Божьего завета и закона, но они отличались также особой порочностью и жестокостью даже по языческим меркам. Раньше они не знали об истинном Боге или о Его воле, однако их покаяние в грехе и вера в Бога принесли им духовное спасение и избавили от физического уничтожения. Иона проповедовал не надежду, а наказание: «Ещё сорок дней – и Ниневия будет разрушена!» (Ион. 3:4). Пророк презирал ниневитян и проповедовал им только потому, что к этому его вынудил Господь. Иона не совершал никаких чудес и не обещал им избавления, но на основании этой краткой, ясной и прямолинейной проповеди о гибели, которую произнёс не имеющий любви пророк, жители Ниневии отдались на милость Божью и были спасены.

Израиль же был Божьим избранным народом, народом Его завета, и был удостоен чести получить Его закон, Его обетования, Его водительство, Его защиту и Его особые благословения, причём в таком количестве, что трудно перечислить. Однако народ не покаялся и не отвратился от своего греха, даже когда Божий Сын, Который больше Ионы, проповедовал им смиренно и кротко, являя им милость и любовь, совершал тысячи чудес как знамения, подтверждающие Его божественную власть, и милостиво предлагал Божье прощение и вечную жизнь с Ним на небесах. Народ, избранный Самим Богом, народ, который был удивительно благословенным, отвернулся от Бога – и за это на суде он подвергнется осуждению со стороны бывших язычников.

И не только это, продолжает Иисус, но и царица южная восстанет на суд с родом этим и осудит его. Царицу древней Савеи, страны савеян, часто называли царицей южной, потому что её страна находилась на юге Аравии, около двух тысяч километров на юго-восток от Израиля. Савеяне были процветающим народом, который разбогател благодаря высокопроизводительному сельскому хозяйству и прибыльным торговым маршрутам из Средиземноморья в Индию, проходившим через их землю. Однако богатая и известная царица южная, будучи язычницей, арабкой, приехала увидеть Соломона, царя Израиля, чтобы научиться от него Божьей мудрости и засвидетельствовать ему своё почтение (3 Цар. 10:1-13).

Для народа древней Палестины земля южная была как бы за пределами земли. Иоиль называет её народ «народом отдалённым» (Иоил. 3:8), а Иеремия говорит о ней как о «дальней стране» (Иер. 6:20). Однако царица и её большая свита проделали длинный и трудный путь через Аравийскую пустыню, чтобы послушать мудрости Соломона, человека Божьего. Она привезла множество сокровищ царю, который был уже неописуемо богатым, как доказательство почтения и благодарности за благочестивую мудрость, которой он учил.

И опять Иисус приводит сравнение с мятежными евреями, которые отвергли Его. По сути, Он сказал: «Эта язычница привезла огромные сокровища Соломону и села у его ног, чтобы учиться мудрости из его уст. Однако, когда Я, Который больше Соломона, нахожусь здесь с вами, проповедуя не только мудрость, но и спасение от греха и путь к вечной жизни, вы отказываетесь прийти. Поэтому эта языческая царица восстанет на суд с родом этим и осудит его. Эта язычница, не имея никаких преимуществ, пришла без приглашения, по собственной инициативе, чтобы научиться Божьей истине от Соломона. Вы же, евреи из этого рода, – которые на протяжении многих веков имели божественное преимущество и благословение, и которых Сам Сын Божий приглашает прийти к Нему и спастись, – отвергли Сына и, таким образом, отвергли прощение и жизнь вечную. Однажды даже вера язычников будет осуждением для вас».

Исправление или взаимоотношения?

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: „Возвращусь в дом мой, откуда я вышел“. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идёт и берёт с собой семь других духов, злее себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом».

Когда же Он ещё говорил к народу, мать и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: «Вот мать Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобой». Он же сказал в ответ говорившему: «Кто мать Моя? И кто братья Мои?» И, указав рукой Своей на учеников Своих, сказал: «Вот мать Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра, и мать» (12:43-50)

В последние годы в Америке наблюдается активное возрождение интереса к морали и этике, стремление вернуть страну к религиозным и нравственным нормам, заложенным её отцами. Многие конфессии, культы и заинтересованные группы проявили активность и подали свой голос, пытаясь на национальном, а иногда и на международном уровне поддержать или отвергнуть определённые традиции, законы или обычаи, – начиная от гражданских прав и смертной казни и заканчивая абортами и разводами.

Некоторые евангельские верующие стали активно проповедовать идеал нравственности, патриотизма и верности традиционным американским ценностям. Много усилий прилагается для оказания влияния на законодателей и политических лидеров, чтобы помочь Америке вернуться к её прежним нормам библейского поведения и чистоты.

Нравственные и этические вопросы не могут не заботить христиан, потому что Божье Слово в своих требованиях относительно праведной жизни, справедливости и социальной ответственности не имеет равных. Но Писание также ясно говорит о том, что мораль сама по себе, без правильных взаимоотношений с Богом во многом опаснее, чем безнравственность. В Нагорной проповеди Иисус многократно подчёркивал, что внешняя праведность является одним из самых больших препятствий для Евангелия.

Фарисеи были классическими моралистами. Никто другой из евреев и, конечно же, никто из язычников не был так предан строгим нормам религии, нравственности, этики в повседневной жизни, как фарисеи. Фарисеи жили согласно сложному и требовательному кодексу, системе законов, которая регулировала фактически все аспекты жизни. Но эти придуманные человеком нормы, якобы основанные на Слове Божьем, уводили их всё дальше и дальше от Бога. Эти люди были настолько самонадеянными и самоправедными, что когда Сам Бог пришёл к ним в человеческом облике, они Его отвергли, очернили и, в итоге, распяли. Они так яро убеждали себя в собственной праведности, что когда Сам Источник праведности появился среди них, они обвинили Его, что Он был заодно с сатаной. Создав иллюзии по поводу своей собственной добродетели, они стали недосягаемы для спасающей проповеди Евангелия. Когда Иисус пришёл, проповедуя освобождение от греха, они не проявили к этому никакого интереса, потому что не могли представить, что это послание могло иметь отношение к ним. И когда Иисус объявил, что их самоправедность была, по сути, самой коварной формой неправедности (Матф. 5:20), они пришли в ярость.

Иисусу гораздо проще было завоёвывать сердца блудниц, воров, грабителей, убийц и других отбросов общества. Но Ему приходилось тратить невероятно много времени, чтобы приобрести религиозных и нравственных людей, которые заблуждались, полагая, что внешняя пристойность делала их приемлемыми для Бога. Отказываясь признать свой грех, они, тем самым, показывали, что не нуждаются в Спасителе. Их строгие нормы морали создали иллюзию безопасности и не позволяли им увидеть, что вера в себя была их самой большой опасностью и огромным барьером между ними и Богом.

В серии Своих обращений «Горе вам» (Матф. 23), направленных против книжников и фарисеев, Иисус многократно называл их лицемерами и обвинял их в том, что их праведность была фальшивой.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! Очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведникам, и говорите: «Если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков». Таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших (ст. 25-32).

Никогда не существовало группы людей, столь преданных требовательному религиозному и моральному кодексу, как фарисеи, и вместе с тем столь далёких от Бога.

Мораль, сама по себе, ведёт к самоправедности и становится гибельной. Человек чрезвычайно безнравственный, но осознающий свою нужду, находится в лучшем положении, чем тот, кто считает себя высокоморальным и не осознаёт своей нужды. Бог ничего не может сделать для человека, который, как фарисей в притче Иисуса, говорит с уверенностью: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди – грабители, обидчики, прелюбодеи – или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лук. 18:11-12). В своих глазах он праведен, и ему ничего не нужно от Бога (ср. Матф. 19:20). Но Бог может сделать многое для человека, который, как мытарь в этой же притче, восклицает: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!» Такой человек пойдёт «оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (ст. 13б-14).

В Матф. 12:43-50 содержится ещё одно из многих предостережений Иисуса, чтобы люди не слушали своих высоконравственных, но нечестивых религиозных вождей и не следовали их примеру, а приходили к Нему. Они нуждались не во внешнем исправлении, предлагаемом книжниками и фарисеями, а во внутреннем преображении, которое было возможно лишь в том случае, если они установят правильные взаимоотношения с Богом Отцом, веруя в Его Сына как Спасителя от грехов.

ОПАСНОСТЬ ИСПРАВЛЕНИЯ

Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: «Возвращусь в дом мой, откуда я вышел». И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идёт и берёт с собой семь других духов, злее себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом (12:43-45)

В этой притче Иисус выразительно описывает печальные последствия религиозного и нравственного исправления без правильных взаимоотношений с Богом. Мораль без жизни во Христе – не более чем притворство, и чем больше человек полагается на неё, тем более опасной она становится.

Главное действующее лицо в этом примере – нечистый дух, о котором ничего конкретного не сообщается. Это бес, падший ангел и член воинства сатаны, его сверхъестественных, злых сотрудников. Слово «нечистый» указывает на злую, подлую природу всех бесовских духов; но этот конкретный дух был не настолько злым, потому что, как мы узнаём позже из притчи, у него были друзья-бесы, которые были гораздо хуже его.

О том, каким образом этот нечистый дух вышел из человека, не говорится. Возможно, человек принял внутреннее решение оставить грех, в который уловил его бес, и бес не имел больше власти над этим человеком. Может быть, он был освобождён от беса, но, как многие люди, которых Иисус очистил и исцелил, не уверовал в Него, чтобы спастись. Какими бы ни были причины и средства для очищения, этот человек временно был свободен от бесовского присутствия и влияния.

Покинув этого человека, бес пошёл по безводным местам, ища покоя, и не нашёл его. Будучи духами, бесы не нуждаются в пище и воде, как люди; поэтому безводные места здесь образно символизируют запустение, пустоту и крайние неудобства. Этот бес искал себе извращённого покоя – то есть такого места, где бы он получил большее удовлетворение. Из этого и многих других текстов Нового Завета кажется очевидным, что бестелесному существованию в злом царстве сатаны бесы предпочитают обитание в телесных существах, лучше в людях, но могут жить и в животных (см. Матф. 8:31). Возможно, этот бес не имел покоя, потому что не мог выразить свою порочную природу через неодушевлённые, бездыханные предметы. Он чувствовал себя лучше всего в человеке, потому что именно через людей сатана и его бесы могут успешнее всего совершать своё зло и противиться Богу.

Когда бес не смог найти другого удобного места для обитания, он решил вернуться в своё прежнее жилище: «Возвращусь в дом мой, откуда я вышел». То ли этот дух был просто дерзким, то ли у него был постоянный доступ к жизни этого человека и власть над ней, но фраза «дом мой» указывает на то, что он считал этого человека своей собственностью, своим владением. И то, что он мог вернуться туда так просто, доказывает, что его притязания не были пустыми. Когда он вернулся и обнаружил свой бывший дом незанятым, выметенным и убранным, он берёт с собой семь других духов, злее себя, и, войдя, живут там.

То, что дом человека оказался незанятым (т.е. там не было другого беса), выметенным и убранным, позволяет предположить, что в жизни этого человека произошли реальные нравственные изменения. То ли силой своей воли, то ли будучи очищенным Богом, но человек временно освободился от этого греха, от связанного с ним беса и чего-либо другого.

Из страха наказания, болезни, позора в обществе, финансового краха и многих других подобных причин человек может избавиться от некоторых греховных привычек. Иногда мотив более положителен, и человек принимает решение измениться из любви к жене, мужу или детям. Но такое самоочищение – каким бы тщательным оно ни было и какие бы цели ни преследовало – никогда не бывает окончательным. Даже если очищение совершено Господом, оно ненадолго, если за этим не последовала спасающая вера в Него. Поэтому многие люди, из которых Иисус изгнал бесов, после смерти присоединились к этим бесам в аду, потому что не приняли прощение Господа и Его дар спасения. Огромное большинство тех, кому служил Иисус, получили только временное исцеление от болезни и временное облегчение от бесовской власти. Они принесли Ему симптомы и последствия греха, а не сам грех. Из десяти прокажённых, которых исцелил однажды Иисус, только один принял спасение во всей полноте (Лук. 17:11-19).

Если человек не наносит окончательного удара по своей греховной природе через чудо покаяния и веру во Христа, освобождение от отдельного греха или даже от беса оставляет духовный дом человека незанятым, выметенным и убранным, но подверженным повторному вторжению семи других духов, более злых, чем первый. И они, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого.

На религиозного, самоправедного, исправившегося человека сатана влияет таким образом, каким не может повлиять на аморального грешника, осознающего свою вину, потому что именно самоправедность ослепляет такого человека, и он не видит своего греховного состояния и нужды. Он вполне доволен своим пустым домом, полагая, что свобода от внешнего проявления греха – это свобода от его присутствия, власти и проклятия.

Глагол катойкео (жить) несёт в себе идею обитания, постоянного жительства. Этот же глагол использовал Павел, когда молился за ефесян: «Верой вселиться Христу в сердца ваши» (Ефес. 3:17). Где не живёт Христос, там могут жить бесы. Агенты сатаны могут, войдя, жить в исправившемся, но лишённом Христа сердце, причём жить постоянно и спокойно, потому что, находясь в религиозном заблуждении, человек может просто не осознавать их присутствия. И бывает для человека того последнее хуже первого, хотя он об этом и не подозревает. Он – как прокажённый, который стирает кожу на пальцах рук и ног, потому что не чувствует боли. Бесконечно более трагичным образом самоправедность делает человека нечувствительным к греху, причём до такой степени, что он не осознаёт, что его душа гибнет от разлагающего бесовского влияния.

Один из самых ужасных аспектов религиозного законничества состоит в том, что из поколения в поколение оно имеет тенденцию становиться всё более и более нечестивым. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, – говорил Иисус, – что обходите море и сушу, чтобы обратить хоть одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Матф. 23:15). Человек, наученный законничеству, часто становится более ревностным и самоправедным, чем его учитель.

Проповедь морали, даже в соответствии с библейскими нормами поведения, а не спасения через Христа, способствует распространению религии, которая уводит людей от Бога дальше, чем до уверования. Гораздо легче достучаться до человека, который искренно осознал свой грех, чем до того, кого переполняет ложное чувство собственной праведности. Именно это имел в виду Иисус, когда сказал: «Я пришёл призвать к покаянию не праведников, но грешников» (Матф. 9:13). Иисуса предали на смерть не безнравственные и неверующие иудеи, а религиозные вожди, гордившиеся своей праведностью. Христос не мог повлиять на них, так как они были уверены, что не нуждаются ни в какой духовной помощи, тем более – в спасении от греха.

Пётр говорит о таких людях, что если они, «избегнув скверн мира через познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути праведности, нежели, познав, возвратиться назад от переданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: „Пёс возвращается на свою блевотину“, и „вымытая свинья идёт валяться в грязи“» (2 Пет. 2:20-22). Исправившийся, но не возрождённый человек, в конце концов, возвратится на греховные пути по той же причине, по которой пёс возвращается на свою блевотину, а вымытая свинья идёт валяться в грязи, – потому что ни в одном из этих случаев не изменилась подлинная природа.

Притча Иисуса применима к Израилю как нации, к этому злому роду, и к отдельным евреям. Во время вавилонского плена евреи оставили идолопоклонство, и с тех пор на протяжении более двух тысяч лет как народ они больше не впадали в этот грех. Но к тому времени, когда пришёл их Мессия, они были настолько довольны своим преобразованием, своими религиозными церемониями и нравственными преданиями, что не увидели нужды в Спасителе. Поэтому в последние времена, в период Великой скорби, этот народ обнаружит, что находится в союзе с антихристом.

Будь то большой исторический период или жизнь отдельного человека – везде применим один и тот же принцип: внешнее исправление без преобразования внутреннего ведёт к тому, что человек становится восприимчивым к ещё большему злу, чем то, которое он оставил.

СИЛА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Когда же Он ещё говорил к народу, мать и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: «Вот мать Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобой». Он же сказал в ответ говорившему: «Кто мать Моя? И кто братья Мои?» И, указав рукой Своей на учеников Своих, сказал: «Вот мать Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра, и мать» (12:46-50)

Исправление – это не спасение, не возрождение и не искупление. Фактически, оно может вести прямо в противоположном направлении, утверждая человека в самодовольстве и ослепляя его так, что он не увидит своей нужды в Божьем милосердии. Для спасения необходимы новые, правильные отношения с Богом, которые устанавливаются в том случае, если грешник смиренно исповедует свой грех, отвращается от него и принимает Иисуса Христа как Господа и Спасителя.

Приход семьи предоставил Иисусу прекрасную возможность привести наглядный пример того, что человек нуждается в личных взаимоотношениях с Ним. Когда же Он ещё говорил к народу в доме (см. 13:1), мать и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. Когда Иисусу сообщили об этом, Он сказал в ответ говорившему: «Кто мать Моя? И кто братья Мои?»

К этому времени Иосиф, должно быть, уже давно умер, и семья Иисуса состояла из Его матери Марии, Его единокровных братьев (Иакова, Иосифа, Симона и Иуды) и сестёр, имена которых не упоминаются (Матф. 13:55-56).

После воскресения Иисуса Его братья, в конце концов, уверовали в Него, и Его брат Иаков стал главой Иерусалимской церкви (см. Деян. 15:13-22) и автором одноимённого Послания. Однако нет ясного свидетельства о том, что во время служения Иисуса, когда Он проповедовал и учил, кто-либо из Его семьи, кроме Марии, понимал, кем Он был на самом деле, или уверовал в Него как в Спасителя. Конкретно говорится о том, что Его братья не верили в Него (Иоан. 7:5), и возможно, что даже Его мать, – несмотря на откровения, данные ей до и после рождения Иисуса, и на её прекрасную исповедь в то время (см. Лук. 1:26–2:38), – ещё не уверовала в Иисуса лично как в своего Господа и Спасителя.

Почему мать и братья Иисуса желали говорить с Ним, не сказано (ср. Марк. 3:31-32; Лук. 8:19-20), но разумно предположить, что они беспокоились о Его благополучии и, вероятно, даже боялись вместе с некоторыми Его друзьями из Его родного города, что Он «вышел из себя» (Марк. 3:21). Он всё более и более осуждал книжников и фарисеев, и Его обвинения становились всё сильнее и серьёзнее. Эти вожди, в свою очередь, обвиняли Его в том, что Он совершает Свои дела силой сатаны. Слухи об их плане убить Иисуса (Матф. 12:14) уже, по-видимому, ходили среди людей. Поэтому мать и братья Иисуса надеялись отговорить Его от того, чтобы Он продолжал Свой труд, и, возможно, хотели, чтобы Он ушёл в безопасное место, пока религиозные вожди не забудут о Нём или не потеряют к Нему интерес. Его семья выполняла миссию спасения, стремясь обезопасить Иисуса от грозящей Ему смерти.

Большинство людей в такой ситуации смутились бы, но Иисус не смутился и не обиделся. Он любил Свою семью и заботился о ней. Он понимал их обеспокоенность, какой бы нелепой она ни была. Он, по сути, не ответил прямо на просьбу семьи, а использовал эту ситуацию для того, чтобы преподать важную истину, и, указав рукой на Своих учеников, сказал: «Вот мать Моя и братья Мои».

Иисус не отрекался от Своей семьи. Он любил их даже больше, чем они Его. В Своей последней просьбе с креста Он попросил Иоанна, чтобы тот позаботился о Его матери (Иоан. 19:26-27), и благодаря Его любви Его братья, в конце концов, уверовали в Него как в своего Господа и Спасителя (Деян. 1:14).

Указывая на учеников Своих, как на братьев и мать, Иисус хотел показать, что Он приглашает весь мир в Свою божественную семью. Всякий может войти в Его духовную семью, уверовав в Него, и, в конечном счёте, единственная семья, которая имеет значение, – это семья Божья.

Даже будучи членом земной семьи Иисуса, нельзя было заслужить спасение посредством этого родства. Поэтому призыв Иисуса распространялся и на Его мать, и на единокровных братьев, потому что они также нуждались в спасении от греха. Без личной веры духовно они были не ближе к Нему, чем любой другой человек. «Все те и только те, кто верит в Меня, являются Моими духовными родственниками, – говорил Он. – Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и мать».

Слово «кто» указывает, что призыв относится ко всем. Никто из верующих не исключается. А, с другой стороны, никто из неверующих не будет включён в эту семью. Первое и безусловное желание и требование Бога к человечеству состоит в том, чтобы люди поверили в Его Сына. «Вот дело Божье, – сказал Иисус, – чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Иоан. 6:29). Пока человек не уверует во Христа, Бог не может оказать ему никакой духовной помощи, и этот человек никак не может послужить Богу духовно.

После крещения Иисуса Бог объявил: «Это Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» (Матф. 3:17), а на горе Преображения Он сказал те же слова Петру, Иакову и Иоанну, добавив: «Его слушайте» (17:5). Божья высочайшая воля для человечества в том, чтобы оно было довольно Сыном, как Им доволен Бог, – чтобы люди верили в Него, слушали Его, следовали за Ним и подчинялись Его Слову.

Объявив, что «Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее» (Матф. 18:11), Иисус рассказал притчу, чтобы объяснить великую любовь Отца к человечеству и Его желание, чтобы все спаслись. «Как вам кажется? – спросил Он риторически. – Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдёт ли искать заблудившуюся? И если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся. Так нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых этих» (ст. 12-14). Спустя много лет Апостолы вторили этой истине. Павел писал: «Угодно Спасителю нашему Богу… чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:3-4), а Пётр объявил, что Господь не желает, «чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Пет. 3:9).

Однако правильные отношения с Христом требуют большего, чем просто словесного заявления о верности. «Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!“ – войдёт в Царство Небесное, – предостерегал Иисус, – но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: „Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?“ И тогда объявлю им: „Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие“» (Матф. 7:21-23). Спасающие взаимоотношения с Иисусом Христом зависят только от смиренной веры в Него, когда мы принимаем дар спасения, который Он предлагает. «Нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного людям, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:11-12).

В лучшем случае, исправления касаются только внешней стороны человека; в худшем – они становятся препятствием для внутренних изменений в нём. Однако правильные взаимоотношения со Христом даруют совершенно новую жизнь, как внутреннюю, так и внешнюю. Всё остальное Писание окаймляет эту главную истину: Иисус Христос пришёл в мир спасти грешников – полностью преобразить их, а не исправить. Пока человек не утвердится в этой истине, ни какая другая истина не принесёт ему пользы.

Главная весть Евангелия, а следовательно, и Церкви – это не призыв к морали, а призыв к избавлению от греха через Господа Иисуса Христа.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →