Комментарии Джона МакАртура на евангелие от Матфея 21 глава

Простая коронация Христа

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию, к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: «Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдёте ослицу привязанную и молодого осла с ней; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их». Всё же это было, да сбудется речённое через пророка, который говорит: «Скажите дочери Сиона: „Вот, Царь твой грядёт к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной“». Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды на дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали на дороге; народ же, шедший впереди и сопровождавший, восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» И когда вошёл Он в Иерусалим, весь город пришёл в движение и говорил: «Кто это?» Народ же говорил: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского» (21:1-11)

Большая часть человечества нашего времени не испытала на себе власти настоящей монархии. В современном мире те, кто носит титул короля или королевы, чаще всего являются номинальными правителями с малой государственной властью или ответственностью. Торжественная коронация – часто единственный знак внимания, которого они удостаиваются. Однако в прежние времена коронация монарха была демонстрацией величия и великолепия. Царь в самой дорогой одежде, усыпанной драгоценностями, проезжал через всю столицу в богато украшенной карете, запряжённой лучшими лошадьми. За ним следовали его придворные и иностранные высокопоставленные лица, а всю процессию сопровождали элитные войска страны. Во многих странах в коронации участвовали также высокопоставленные религиозные вожди.

Кульминационным моментом этого торжества был ритуал наделения будущего царя верховной властью: ему вручали скипетр, либо он должен был встать на священный камень или совершить какое-либо иное действие, символизирующее получение власти. Вся церемония сопровождалась пением и игрой музыкантов, а толпы народа спонтанно славили своего властелина. Каждая часть церемонии подчёркивала величие, славу, власть и достоинство царя.

На коронации королевы Англии Виктории в 1838 году её венчала корона, украшенная огромными рубинами и сапфирами, обрамлявшими бриллиант достоинством в 309 карат. Её скипетр был увенчан ещё большим бриллиантом, добытым в Африке, весом 516,5 карат.

В Матф. 21:1-11 описывается самая важная коронация, которую когда-либо видел мир, но эта коронация резко отличалась от только что описанной. Эта была настоящая коронация настоящего Царя. Он был объявлен Царём и, в определённом смысле, поставлен на царствование. Но в Его коронации не было ни пышности, ни великолепия, ни яркого блеска.

Традиционно эта коронация называется торжественным входом Христа в Иерусалим. Это было последнее публичное появление Иисуса перед распятием и исключительно важное событие в Его божественном служении на земле, событие, которое часто инсценируют, но редко тщательно изучают или понимают его истинное значение.

КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЯ

И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию, к горе Елеонской (21:1а)

После исцеления двух слепых в Иерихоне и спасения Закхея Господь совершил Своё последнее путешествие в Иерусалим. Когда Иисус приблизился к Иерусалиму, Он приблизился к концу Своего трёхлетнего служения, которому предшествовали тридцать лет безвестности. Он был уже близок к той цели, которую поставил перед Ним Его Небесный Отец. Но толпы людей, шедшие с Ним на праздник Пасхи, ещё не знали, что сопровождают Самого Пасхального Агнца.

Во время переписи, которая состоялась спустя десять лет, количество агнцев, принесённых в жертву на Пасху, составляло около двухсот шестидесяти тысяч голов. Так как разрешалось приносить в жертву одного агнца на десять человек, количество поклонников в Иерусалиме на той неделе могло быть свыше двух миллионов. Думается, что во время последней Пасхи, которую праздновал Иисус, людей было не меньше, а значит город был переполнен людьми.

Но прежде чем Иисус и двенадцать учеников вошли в Иерусалим, они остановились в маленькой деревушке Виффагии. Кроме того, что она находилась вблизи Вифании и горы Елеонской (см. Марк. 11:1; Лук. 19:29), об этой деревне больше ничего не известно. Нет никаких библейских, исторических или археологических свидетельств о её существовании.

Иоанн повествует, что Иисус посетил Марию, Марфу и Лазаря в Вифании «за шесть дней до Пасхи» (Иоан. 12:1-3), то есть, вероятно, в субботу, еврейский день покоя. Приближалась неделя, когда Иисус должен был пострадать и умереть, и Он искал поддержки у Своих любимых друзей.

Но даже в часы этой короткой передышки удары ада продолжали причинять Ему боль. Когда Мария помазала Ему ноги драгоценным миром и вытерла их своими волосами, предатель Иуда, который был ещё и вором, прикрывшись заботой о нищих, лицемерно возразил против этого прекрасного поступка. Несомненно, с глубокой болью в сердце из-за упорного неверия Иуды Иисус упрекнул его: «Оставьте её; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собой, а Меня не всегда» (Иоан. 12:3-8).

Вероятно, на следующий день, бывший первым днём недели, то есть в воскресенье, многие евреи пришли в Вифанию, чтобы увидеть Иисуса, а также «Лазаря, которого Он воскресил из мёртвых» (Иоан. 12:9). И поскольку Лазарь был живым свидетельством сверхъестественной силы Иисуса, а следовательно, и убедительным свидетелем против тех, кто отвергал мессианство Иисуса, и угрозой для их авторитета, то «первосвященники… положили убить и Лазаря» (ст. 10).

Поэтому, вероятно, в понедельник, на следующий день после того как толпа людей посетила Иисуса в Вифании (Иоан. 12:12), Он пришёл в Виффагию и приготовился войти в Иерусалим через Восточные ворота города. Согласно этой хронологии, торжественный вход в Иерусалим состоялся в понедельник, а не в «вербное воскресенье», как издавна считается в христианстве.

Такая хронология также устраняет проблему, которую часто называют «безмолвная среда», поскольку если торжественный вход в Иерусалим состоялся в воскресенье, то в Евангелиях не описано, что делал Иисус в среду. Объяснить такой пробел довольно трудно, учитывая, что это была самая важная неделя в служении Иисуса.

Дополнительный аргумент в пользу понедельника как дня торжественного входа Иисуса в Иерусалим можно увидеть в законе Моисеевом, гласящем, что жертвенных агнцев для Пасхи нужно было отбирать на десятый день первого месяца (первоначально это был месяц Авив, а после плена он стал называться Нисан) и держать их дома до принесения в жертву на четырнадцатый день (Исх. 12:2-6).

В год распятия Иисуса (это был либо 30-й, либо 33-й год) десятый день месяца Нисана выпадал на понедельник Пасхальной недели. Если Иисус торжественно въехал в Иерусалим в понедельник, понятно, почему Он был тепло принят еврейским народом, – так еврейская семья принимала в свой дом агнца. Таким образом наш Господь, будучи принят Своим народом десятого числа месяца Нисана, воплотил символику Пасхи до мельчайших деталей. Продолжая быть совершенным исполнением Писания, Он был распят в пятницу, четырнадцатого числа месяца Нисана, став истинным Пасхальным Агнцем за грехи мира.

ТОЧНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВА

тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: «Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдёте ослицу привязанную и молодого осла с ней; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их». Всё же это было, да сбудется речённое через пророка, который говорит: «Скажите дочери Сиона: „Вот, Царь твой грядёт к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной“». Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их (21:1б-7)

Из этого текста и из других отрывков Писания ясно, что Иисус всегда был властен над событиями, которые касались Его жизни. Он положил начало Своей собственной коронации, когда послал двух учеников найти животное, на котором должен был въехать в Иерусалим. Таким образом, Иисус привёл в движение целую серию решающих событий, которые достигли своей кульминации в добровольном, милостивом принесении Им Себя в жертву на кресте, что от вечности было божественным планом. Все Евангелия полностью опровергают утверждение многих либеральных толкователей, что Иисус был подхвачен восторженной толпой и, будучи застигнут врасплох, попал в сети политических и религиозных интриг. Он не был, как считают многие либеральные толкователи, благонамеренным учителем нравственности, который зашёл слишком далеко, оскорбив еврейских вождей, и был уничтожен, приняв преждевременную смерть через распятие.

Двум ученикам было сказано пойти в селение, которое было прямо перед ними, где они тотчас найдут ослицу привязанную и молодого осла с ней. Хотя селение было поблизости, этих двух животных, очевидно, не было видно, в противном случае Иисус просто указал бы на них. Ослицу привели для того, чтобы заставить её отпрыска слушаться. Молодому ослу было бы трудно оставить свою мать, и с ним было бы труднее справиться, чем с обычным ослом.

Только благодаря Своему всеведению Иисус знал, что ослица и молодой осёл находились в тот момент там, где они находились, ожидая, когда два ученика обнаружат их. Иисус также знал, что учеников спросят, зачем они берут животных. Поэтому Он дал им наставление: «Если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлёт их».

Марк сообщает, что «некоторые из стоявших там», которых Лука называет хозяевами, действительно спросили: «„Что делаете? Зачем отвязываете ослёнка?“ Они отвечали им, как повелел Иисус; и те отпустили их» (Марк. 11:5-6; Лук. 19:33). Поскольку хозяева с готовностью согласились отдать своих животных, когда им сказали, что они надобны Господу, то похоже, что они были верующими в Иисуса. Мы также узнаём из этих же Евангелий, что на этом молодом осле никогда ещё не ездили (Марк. 11:2; Лук. 19:30). Отдать такое животное кому-либо было жестом уважения и почтения. Это было равносильно тому, как если бы они сказали: «Это животное было приготовлено специально для вас».

«Всё же это было, да сбудется речённое через пророка», – объясняет Матфей. Вся жизнь и служение Иисуса были отмечены двумя основными целями: исполнить волю Своего Небесного Отца (Матф. 26:39, 42; Иоан. 4:34; 5:30) и ветхозаветные пророчества о Первом пришествии Мессии (Матф. 5:17; Лук. 13:33; 24:25-27; Деян. 3:21).

Дочь Сиона – это жители Иерусалима, который иногда называли Сионом, поскольку Сион – самая высокая и известная гора в городе. Пророчество, цитируемое в 5-м стихе, взято из книги пророка Захарии, который за пятьсот лет до этого предсказал, что жители Иерусалима будут приветствовать Мессию как своего Царя, когда Он будет въезжать в город, и что Он будет кротким, или смиренным, и будет сидеть на ослице и молодом осле, сыне подъяремной (см. Зах. 9:9).

Кажется нелепым и совершенно неуместным, чтобы царь, не говоря уже о Царе царей, торжественно въезжал в город, сидя на осле, а не на красивом белом жеребце или в царской колеснице. Но именно это предсказал пророк, и именно это сделал Сын Божий, потому что это было частью божественного плана. В этот раз Мессия не намеревался прийти в земном великолепии или воссесть на царский престол. Он пришёл не в богатстве, а в бедности; не в величии, а в кротости; не для того, чтобы уничтожить врагов Израиля, а чтобы спасти всё человечество. Воплощение было временем Его унижения, а не прославления.

Так как Он был Царём, не похожим на других царей, Его коронация не была похожа ни на одну из земных коронаций. По меркам и представлениям земных царей, въезд Иисуса в Иерусалим был чем угодно, только не триумфом; однако, по Божьим меркам и в соответствии с Его целями, это было как раз то, что должно было быть. Въезд Иисуса Христа на ослице и молодом осле, сыне подъяремной, не был актом насилия со стороны Его противников. Это был полновластный выбор Бога Отца и Бога Сына, Который добровольно пришёл на землю как Слуга-Спаситель, чтобы взять на Себя грех мира. Нет ничего странного в том, что Тот, Кто взял на Себя грех всего мира, въехал в святой Божий город Сион верхом на ничем непримечательном сыне подъяремной.

Хотя Матфей конкретно имел в виду пророчество Захарии о въезде Иисуса в Иерусалим, важно отметить, что этот торжественный въезд стал также исполнением другого пророчества. Через Даниила Господь предсказал, что со времени выхода повеления Артаксеркса о восстановлении храма до пришествия Мессии пройдёт «семь седмин и шестьдесят две седмины» (Дан. 9:25; ср. Неем. 2:6), то есть всего 69 седмин. В контексте этого отрывка имеется в виду 69 раз по семь лет, то есть 483 года. Для определения этого про- межутка времени применили две различные системы подсчёта. Об этом на- писаны две книги: сэра Роберта Андерсена «Грядущий Князь» (The Coming Prince) и Гарольда Хохнера «Хронологические аспекты жизни Христа» (Chronological Aspects of the Life of Christ).

Никто из учеников, включая посланных за ослицей, не понимал, какую цель преследовал Господь в этом и в других великих событиях следующей недели. «Ученики Его сперва не поняли этого, – писал Иоанн, – но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нём написано, и это сделали Ему» (Иоан. 12:16). Но эти двое послушно пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла. Так как у учеников не было попон, чтобы покрыть спины животных, и они не знали, на каком животном будет ехать Иисус, они положили на обоих свои одежды, и Он сел поверх их. Иисус выбрал молодого осла, самое малое и непритязательное животное, и с помощью учеников оседлал его (Лук. 19:35).

ПРООБРАЗ СЛАВЫ

Множество же народа постилали свои одежды на дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали на дороге; народ же, шедший впереди и сопровождавший, восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (21:8-9)

Когда Иисус в понедельник въезжал в город, множество народа постилали свои одежды на дороге. Этот древний обычай (см. 4 Цар. 9:13) состоял в том, что люди бросали свои одежды на дороге перед монархом, чтобы он проехал по ним. Такой поступок символизировал их уважение к монарху и подчинение его власти. Они как бы говорили: «Мы – у твоих ног, ты можешь даже пройти по нам, если нужно».

В то время как одни постилали свои одежды на пути Иисуса, другие резали ветви с деревьев и постилали их на дороге. Из Иоан. 12:13 мы узнаём, что эти ветви были с пальмовых деревьев. Они символизировали спасение и радость, а также тот величественный дар, который «великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племён и колен, и народов и языков» однажды принесёт «пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7:9).

Когда народ славил Мессию, Раввина из Галилеи, Который с властью учил и исцелял их болезни и даже воскрешал из мёртвых, вокруг царило великое возбуждение и восторг. Господа окружали массы народа, возможно, несколько сотен тысяч людей, шедших впереди и сопровождавших Его. Народ, часто менявший своё мнение, теперь проигнорировал предупреждение первосвященников и фарисеев, которые «дали приказание, что если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, чтобы взять Его» (Иоан. 11:57). Ожидание освобождения, которое должен принести Мессия, было настолько огромным, что толпа была охвачена тем, что по-человечески можно назвать массовой истерией. Однако, действуя в полном соответствии с Божьим планом, они невольно исполнили пророчество, как исполнил его и Каиафа, когда за несколько дней до этих событий высокомерно заявил членам Синедриона: «Вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб». Как продолжает объяснять Иоанн, Каиафа «сказал [это] не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрёт за народ» (Иоан. 11:49-51).

Казалось, что народ в один голос восклицал: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» Древнееврейское слово «осанна» – мольба в виде восклицания, которая означает «спаси сейчас». Но в тот день толпа не была заинтересована в спасении своих душ, она просто хотела, чтобы Иисус освободил народ от римского ига. Подобно Двенадцати, они долго задавались вопросом: почему Иисус, если Он был истинным Мессией, не использовал Свою сверхъестественную силу против римлян? Теперь наконец-то, думали они, Он проявит Себя как Освободитель. Наступал праздник Пасхи, служивший напоминанием о Божьем чудесном освобождении Израиля из египетского рабства. Мог ли быть более подходящий случай для Помазанника Божьего, Мессии, навсегда освободить Свой народ от гнёта?

Народ ожидал царственного Мессию-Освободителя, Который пришёл бы с великой военной силой, чтобы сбросить жестокое иго Рима и установить царство справедливости и праведности, где Божий избранный народ пользовался бы особым расположением. Но Иисус пришёл не для того, чтобы завоевать Рим, а для того чтобы победить грех и смерть. Он пришёл не для того, чтобы объявить войну Риму, а чтобы примирить людей с Богом.

Хотя восклицание толпы полностью соответствовало тому событию и, по сути, было исполнением пророчества, люди не имели ни малейшего представления об истинной важности того, что делали, не говоря уже о том, что вскоре Иисус сделал ради них на кресте. Они не понимали ни Господа, ни себя. Иисус намеренно въехал в Иерусалим без вооружённой свиты, которая защищала бы Его. Вместо этого, Он был окружён разношёрстной толпой простых людей, большинство из которых, несмотря на свои громкие восклицания о Его величии, вскоре обратятся против Него, и никто из них не поддержит Его.

Народ признал, что Иисус был Сыном Давидовым, что было самым распространённым титулом Мессии. Они взывали, чтобы Мессия освободил их, умоляя Его: «Спаси нас сейчас, великий Мессия! Спаси нас сейчас!» Они цитировали строки из известного псалма, входившего в число псалмов хвалы (Псалмы 112–117), в частности из Псалма 117, который также считался Псалмом освобождения, иногда называемым Псалмом завоевателя. За сто с лишним лет до этого евреи приветствовали этим псалмом Ионафана Маккавея после того, как он освободил город Акру от сирийского господства.

Народ знал, Кем был Иисус, но люди не понимали и по-настоящему не верили в то, что знали. Они были правы, считая Его Мессией, Сыном Давидовым, и говоря, что Он пришёл во имя Господне, но заблуждались по поводу того, каким Освободителем Он был. Они знали, что Иисус был Царём, но не понимали природы Его царствования и Его Царства. То, что Его Царство было не от мира сего, они понимали не больше, чем Пилат (Иоан. 18:36). Поэтому, когда стало ясно, что Иисус пришёл не для того, чтобы освободить их от римлян, они обратились против Него. Когда они шумно требовали у Пилата, чтобы он освободил им Варавву вместо Иисуса (Иоан. 18:40), они, по сути, произносили слова, которые Иисус предсказал в притче о человеке высокого рода: «Не хотим, чтобы он царствовал над нами» (Лук. 19:14).

Люди хотели принять Иисуса на своих условиях, но они не поклонились бы царю, который им не нравился, даже если бы это был Сын Божий. Они хотели, чтобы Иисус победил Рим, но не лелеемые ими грехи и лицемерную, поверхностную религию. Однако Он не освободил бы их на их условиях, а они не хотели освобождения на Его условиях. Он был Мессией, Который пришёл предложить не временный внешний мир, а бесконечно большее благословение – внутренний мир с Богом.

Многие люди сегодня открыты для Иисуса, потому что думают, что Он даст им богатство, здоровье, успех, счастье и другие мирские удовольствия, к которым они стремятся. Как народ во время торжественного въезда Иисуса в Иерусалим, они будут громко приветствовать Иисуса до тех пор, пока будут верить, что Он удовлетворит их эгоистичные желания. Но, как тот же народ несколько дней спустя, они отвергнут и осудят Его, когда Он не даст им того, чего они ожидают. Когда Его Слово обличает их в грехе и указывает на нужду в Спасителе, они проклинают Его и уходят от Него.

Римляне были нечестивыми и жестокими угнетателями, и Господь не позволил бы им властвовать неограниченно. Но не они были главными врагами Его народа. Самым главным врагом евреев был грех, и именно от него они отказались освободиться. Бог допустил разрушение святого храма Своего избранного народа намного раньше, чем допустил уничтожение их языческих угнетателей. Он, фактически, позволил этим самым язычникам разрушить храм.

В день Своего торжественного въезда в Иерусалим «вошёл Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: „Написано: "Дом Мой домом молитвы наречётся"; а вы сделали его вертепом разбойников“» (Матф. 21:12-13). Это очищение храма носило символический характер и не возымело длительного действия. Корыстные меновщики и продавцы жертвенных животных наверняка уже на следующий день вернулись на свои места. Но менее чем сорок лет спустя, в 70 году римляне полностью уничтожили храм, после чего, как и предсказал Иисус, на этом месте не осталось камня на камне; всё было разрушено (Матф. 24:2). И до настоящего времени, спустя почти две тысячи лет, даже его руины не были обнаружены.

Что касается истинного намерения людей, коронация Иисуса была ложным, пустым притворством. Слова людей были правильными, чего не скажешь об их сердцах. В любом случае, Иисус тогда пришёл не для того, чтобы Его короновали, а для того, чтобы Его распяли.

Однажды Он будет коронован совершенно подобающим образом. Пройдут времена отвержения, и перед Его именем «[преклонится] всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык [исповедует], что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2:10-11). В первый раз Он пришёл, чтобы дать людям спасение. Но когда Он придёт опять, Он придёт, чтобы продемонстрировать Свою верховную власть. Вот как Иоанн описал эту великую и окончательную коронацию Иисуса в тот день:

И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали перед Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых. И поют новую песнь, говоря: «Достоин Ты взять книгу и снять с неё печати, ибо Ты был заклан, и кровью Своей искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле». И я видел, и слышал голос многих ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч, которые говорили громким голосом: «Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и пре- мудрость и крепость, и честь, и славу, и благословение». И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землёй, и на море, и всё, что в них, слышал я, говорило: «Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава, и держава во веки веков». И четыре животных говорили: «Аминь». И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков (Откр. 5:8-14).

ЭЛЕМЕНТ НЕДОУМЕНИЯ

И когда вошёл Он в Иерусалим, весь город пришёл в движение и говорил: «Кто это?» Народ же говорил: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского» (21:10-11)

Описание въезда Иисуса в Иерусалим в Евангелии от Матфея заканчивается недоуменным вопросом. После того, как крики и шумные возгласы несколько поутихли и Иисус вошёл в Иерусалим, жители города стали спрашивать: «Кто это?» Лучший ответ, который мог дать народ, звучал так: «Это Иисус, Пророк из Назарета галилейского». Очевидно, что большинство из них мало вникали в то, что так громогласно произносили. Они только что провозглашали Иисуса Мессией, Сыном Давидовым, Который пришёл во имя Господа. Но когда массовый восторг утих, людьми овладело недоумение, кем же был Иисус на самом деле. Поэтому они только и могли сказать, что Он был Пророком, Который пришёл из Назарета галилейского. Они больше не называли Его Сыном Давида и не славили Его как великого Освободителя. Теперь Он был не больше чем Пророк.

Люди знали, но не поверили в то, что знали, и так как они не поверили, они перестали знать. Как их предки, которым проповедовал Исаия, они слышали, но не воспринимали; видели, но не понимали, – потому что их сердца огрубели (Ис. 6:9-10). Они слышали слова Иисуса, были свидетелями Его чудес и даже признавали Его божественность, но отвергли то, что Он был их Спасителем и Господом. Они были приземлёнными, самодовольными материалистами. Их интересовали только земные царства этого мира, а не Небесное Царство. Они готовы были принять Иисуса земным царём, но не приняли бы Его своим Небесным Царём.

Очищение осквернённого храма

И вошёл Иисус в храм Божий, и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: «Написано: „Дом Мой домом молитвы наречётся“; а вы сделали его вертепом разбойников». И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их. Первосвященники же и книжники, увидев чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!» – вознегодовали и сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Иисус же говорит им: «Да! Разве вы никогда не читали: „Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь (21:12-17)

Торжественный въезд Иисуса в Иерусалим в понедельник начался за Восточными воротами города, откуда Его сопровождала большая толпа людей. Ещё одна большая группа людей вышла из города, навстречу Иисусу, и затем шла перед Ним, постилая по дороге одежды и пальмовые ветви (ст. 8-9; ср. Иоан. 12:12-13). В Евангелии от Марка говорится: «И вошёл Иисус в Иерусалим и в храм; и, осмотрев всё, как время уже было позднее, вышел в Вифанию с Двенадцатью» (Марк. 11:11). Переночевав в Вифании, во вторник утром Он вернулся в Иерусалим.

Как упоминалось в предыдущей главе, во время Пасхи, из-за еврейских паломников, которые приходили отовсюду, чтобы отпраздновать этот великий праздник в Иерусалиме, население города увеличивалось в четыре-пять раз. По древней традиции, Пасху должным образом можно было отпраздновать только в Иерусалиме. Но поскольку город не мог вместить такого огромного количества людей, религиозные вожди каждый год издавали особый указ, согласно которому границы города на время праздника раздвигались и включали в себя большую территорию за стенами Иерусалима, охватывая такие маленькие селения, как Виффагия и Вифания. Как и многие другие паломники, Иисус и ученики провели день в городе, а ночевали в соседнем селении. Те, кто не мог снять жильё и у кого не было друзей в этой местности, часто разбивали лагерь под открытым небом.

Когда евреи находились в Иерусалиме, они шли в храм помолиться, принести жертву, совершить обряд ритуального очищения и положить деньги в большие сосуды в форме труб, находившиеся на женском дворе.

Иисус пришёл во вторник в храм по одной единственной причине: ещё раз продемонстрировать Свою мессианскую власть. Он снова предложил тысячам священников, а также религиозным вождям и особенно первосвященникам и книжникам ясное свидетельство природы Своей царской власти и Своего Царства (см. Матф. 20:18; 21:15).

С самого начала, когда Иисус впервые продемонстрировал Свою чудесную силу, люди хотели силой взять Его и сделать царём (Иоан. 6:15). Они, конечно же, хотели, чтобы этот царь соответствовал их вкусу и осуществил их неизбывное желание: освободил их от римского ига. Но Господь постоянно отказывался стать таким царём и даровать такое избавление. Накануне процессия Его въезда в Иерусалим отличалась не пышностью и великолепием, а простотой и скромностью. Его сопровождали не влиятельные, высокопоставленные лица и не сильное войско, а безоружные, бессильные, ничтожные люди. И как Он и предсказывал (20:18-19) и вскоре исполнил это предсказание, Он пришёл не для того, чтобы царствовать, а чтобы умереть; не для того, чтобы быть увенчанным, а чтобы быть распятым; не для того, чтобы освободить Израиль от власти Рима, а чтобы освободить людей от власти греха.

Но теперь демонстрация Его царственности резко отличалась от Его смиренной инаугурации днём раньше.

ОН ПОКАЗАЛ, ЧТО ИСПОЛНЯЕТ БОЖЕСТВЕННОЕ ПОРУЧЕНИЕ

И вошёл Иисус в храм (21:12а)

В некоторых древних рукописях после слова «храм» есть слово «Божий», что кажется вполне достоверным. Но, как заметил Р. К. Г. Ленски, «фраза храм Божий никогда не использовалась в Новом Завете, кроме этого места, поэтому не похоже, чтобы здесь её вставил какой-то переписчик. Но если понимаешь, что собирался сделать Иисус, то становится вполне понятным и то, почему Матфей, перед тем как описать нечестие, творившееся в храме, подчеркнул, что это был храм «Божий». Однако слово «Божий» ничего не добавляет к основному учению этого отрывка, потому что ясно: храм в Иерусалиме принадлежал Богу евреев. И всё же эти два слова обращают внимание на тот факт, что Иисус имел дело со святым земным символом присутствия Своего Небесного Отца.

Если бы Иисус был военным Мессией, которого ожидали люди, Он привёл бы в Иерусалим войска и напал бы на основной римский гарнизон, располагавшийся в форте Антония. Вместо этого, один и безоружный, Он напал на группу Своих соотечественников, которые оскверняли храм. Главным для Иисуса была не римская армия, а Божий храм. Мессия пришёл не для того, чтобы спасти Израиль от военного, экономического, политического и социального угнетения и несправедливости. Он пришёл как духовный Спаситель от греха и смерти. Когда Иисус придёт во второй раз, Он действительно восстановит справедливость в этом несправедливом мире. Но до того как Он придёт как Царь царей и Господь господствующих, чтобы установить Своё славное Тысячелетнее Царство и решить все конфликты падшего человечества, Он должен был прийти как Спаситель, чтобы установить Своё духовное Царство среди тех, кто поверит в Него.

Иисус начал Своё служение на Пасху и заканчивал его тоже на Пасху. И в этот раз Он «нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег». И Он готов был сделать то, что сделал раньше, когда «выгнал из храма всех, также и овец, и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: „Возьмите это отсюда и дом Отца Моего не делайте домом торговли“» (Иоан. 2:14-16).

В юности и на раннем этапе Своей взрослой жизни, о которых мы знаем очень мало, и конечно же во время Своего служения Иисус видел много социальной и экономической несправедливости в Израиле. Он видел лишения и бедность народа, угнетение и жестокость со стороны римлян. Но в Своём служении Он никогда не касался этих тем, потому что не в этом самая большая проблема человека. Есть гораздо более серьёзная проблема – это грех, который Иисус пришёл победить. Проблема в отношениях между людьми и Богом бесконечно велика. И проблемы людей в отношениях друг с другом не идут ни в какое сравнение с ней. Да и решить эти проблемы они не смогут до тех пор, пока не будет решена проблема их отношений с Богом через веру и послушание.

Именно в храме, воздвигнутом в честь Бога народом, который Он избрал для Себя, Господа больше всего оскорбляли и отвергали. Поэтому очищение началось с Его собственного дома. Пока у Израиля были проблемы с поклонением Богу, в народе не могло быть порядка. Поклонение – это всегда самое главное. Несправедливость, неравенство, преступность и даже безнравственность общества, какими бы распространёнными и разрушительными они ни были, не являются главной проблемой. Самым ужасным злом из всех зол всегда было оставление Бога. Это так же верно сегодня, как и в древнем Израиле. Божий народ должен сначала сам пробудиться и обновиться, прежде чем сможет стать Божьим орудием для изменения окружающего мира.

Три года назад Иисус уже очищал храм, но теперь, вероятно, храм был ещё больше осквернён и развращён, чем когда-либо. Почему же Он снова утруждал Себя, делая этот, казалось бы, бесполезный жест? Иисус знал, что очищение храма было временным и что это не изменит сердце религиозных вождей. Но Он не мог не засвидетельствовать о том, что Бог свят и что Он осуждает всякую скверну и ложную религию.

Бог постоянно посылал пророков, чтобы предупредить Свой народ об опасности идолопоклонства и о других грехах и призвать их обратно к Себе. Иногда перемены происходили, но почти всегда они заканчивались ещё более ужасным идолопоклонством, чем прежде. Однако Бог снова и снова посылал Своих пророков, чтобы заявить о Своей истине, Своей святости и Своём суде. Господь никогда не перестаёт провозглашать Свою волю Своему народу, как бы часто и упорно люди её ни отвергали. Познанная истина, за которой не следует покаяние, становится причиной большего осуждения.

Храм, когда туда вошёл Иисус, по всей вероятности, был заполнен тысячами поклонявшихся иудеев, а также язычниками, толпившимися во внешнем дворе, куда разрешалось входить всем. Вероятно, еврейские вожди рассудили, что если там могут находиться язычники, значит, там может быть что угодно. И за последние несколько десятилетий это место стали использовать как религиозный рынок, который работал под покровительством первосвященника Анны. Анна был низким, недостойным человеком, для которого храм и высокое положение первосвященника были лишь средством для достижения власти и богатства. Торговые ряды во дворе язычников были известны как «рынок Анны», чьи священники и другие компаньоны надзирали за храмовой торговлей. Купцы покупали право продавать жертвенных животных, вино, елей или соль, а также обменивать деньги на нужную валюту определённого достоинства, используемую для пожертвований в храме. Помимо платы за право торговать дельцы часто должны были платить Анне определённый процент от своего дохода.

Согласно левитскому закону, в жертву в храме могло быть принесено любое животное, одобренное священниками. Но первосвященники делали всё, чтобы животные, которые не были куплены у одного из их торговцев, не принимались, давая тем самым своим концессионерам право обеспечивать всех приходящих жертвенными животными. Еврейский христианский историк Альфред Эдершайм утверждал, что часто человек должен был заплатить в десять раз больше, чем это животное стоило. Полагая, видимо, что этого было недостаточно, меновщики брали ещё двадцать пять процентов с тех, кому нужно было обменять иностранную валюту или разменять её, чтобы иметь необходимую сумму для пожертвований. Поэтому Иисус, когда назвал храмовый рынок «вертепом разбойников» (ст. 13), говорил весьма буквально.

Христос, будучи побуждаемым очистить дом Своего Отца от скверны, продемонстрировал, что совершает божественную миссию от имени Своего Небесного Отца.

ОН ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛ БОЖЕСТВЕННУЮ ВЛАСТЬ

и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей (21:12б)

Храм был главным местом поклонения для евреев, следовательно, первосвященник и ведущие священники были самыми влиятельными религиозными вождями Израиля. В пределах храма охрана первосвященника имела исключительную власть. Так как по еврейскому закону любой нееврей, вошедший на территорию храма за пределы двора язычников, должен был умереть, то римляне разрешили храмовой страже убивать нарушителя на месте.

Однако Иисус противостал первосвященнику, священникам, храмовой страже и храмовым торговцам. Они столкнулись с Тем, над Кем у них не было никакой власти. Многие из этих людей позже будут способствовать тому, чтобы Иисуса схватили, судили и распяли, но такую власть над Ним они будут иметь только с позволения Отца. Как и у Пилата, у них не было бы никакой власти над Ним, «если бы не было дано… свыше» (Иоан. 19:11). Как заявил Иисус неверующим фарисеям ещё раньше в Иерусалиме, Он один имел власть над Своей жизнью. «Потому любит Меня Отец, – сказал Он, – что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её. Имею власть отдать её и власть имею опять принять её» (Иоан. 10:17-18).

Через несколько дней Иисус предаст Себя в руки еврейских религиозных вождей, чтобы они осуществили то, что хотели. Но сейчас они были бессильны и не могли остановить Его, когда Он последний раз демонстрировал Свою божественную власть. Без предупреждения, не встретив никакого сопротивления, Иисус выгнал как торговцев, так и их покупателей, и опрокинул столы меновщиков. На виду у тысяч поклонников, смущённых торговцев, а также священников, Иисус перевернул всё на рынке вверх дном, посрамив тех, кто извлекал здесь выгоду. Повсюду царило смятение и беспорядок. По двору бегали непривязанные животные, летали испуганные голуби, валялись рассыпанные деньги. Но в тот момент торговцы, меновщики и священники не могли поднять руки или даже повысить голос против Него, как те львы, которые не могли даже укусить пророка Даниила.

Существуют также человеческие причины, почему Иисусу не было оказано сопротивление. Священники и другие религиозные вожди боялись простого народа, многие из которого только что объявили Иисуса Мессией (см. Лук. 19:48). Торговцы также боялись людей, которых они обманывали и у которых на протяжении многих лет вымогали деньги. Исторические данные свидетельствуют, что через несколько десятилетий люди подняли восстание против храмовых эксплуататоров. Но этих причин недостаточно, чтобы объяснить, что же произошло с теми, кто осквернял храм. Они не просто испугались, они лишились силы, потеряв дар речи перед властью этого галилейского Учителя, Которого они презирали и Которого отказывались признать Мессией.

Марк сообщает, что Иисус настолько контролировал ситуацию, что «не позволял, чтобы кто пронёс через храм какую-либо вещь» (Марк. 11:16). Так как храм находился возле Восточных ворот, путешественники часто использовали двор язычников как проход в юго-западную часть города. Иисус положил конец и такому неуважительному отношению к святости Божьего дома. По смыслу подразумевается следующее: Он заставлял людей оставить то, что они несли, и покинуть двор с пустыми руками. Здесь мы также не видим ни малейшего намёка на то, что кто-то оказал Ему сопротивление или противодействие. Своим присутствием Иисус демонстрировал такую власть, что внушил страх и покорность всем, кто находился там, независимо от того, что они думали о Нём или что Он делал.

Иисус пришёл на землю в смирении как воплощённый Сын Божий, но в этом случае, как и в нескольких других, Он убедительно продемонстрировал Свою Божественную ненависть к греху, особенно к греху, который оскверняет Божье имя и пятнает Его святость. Этим могущественным, неотразимым проявлением власти Он символически очистил храм. Из-за скопления огромного количества людей, животных, прилавков и денег храм трудно было назвать чистым, но на какое-то короткое время он был очищен от явной нравственной скверны.

Протестантская Реформация частично началась потому, что Мартин Лютер питал большую ненависть к индульгенциям, когда Божью благодать можно было якобы купить за деньги. Христиане сегодня тоже должны кричать, как это сделал Лютер ради Христа, чтобы очистить Церковь от многочисленной современной скверны, включая превращение Евангелия в товар. Суд всё равно должен «начаться… с дома Божьего» (1 Пет. 4:17).

ОН ПРОЯВИЛ ВЕРНОСТЬ БОЖЕСТВЕННОМУ ПИСАНИЮ

и говорил им: «Написано: „Дом Мой домом молитвы наречётся“; а вы сделали его вертепом разбойников» (21:13)

Иисус, как Он часто поступал, защитил Свои действия, сославшись на Ветхий Завет и процитировав из Исаии 56:7: «Дом Мой домом молитвы наречётся». Цитируя этот отрывок полностью, Марк включил также фразу «для всех народов» (Марк. 11:17). Матфей опустил эти слова, вероятно, потому, что писал в основном евреям. Но главная мысль в обоих Евангелиях заключается в том, что очищение храма Иисусом согласовалось со Словом Божьим.

Храм должен был быть местом поклонения, спокойного размышления, созерцания, прославления и молитв – местом, где Божий народ мог приблизиться к Богу в поклонении, принесении жертв и пожертвований и искать Его воли и благословения. Храм не предназначался для того, чтобы быть неким сочетанием рынка, скотного двора и банка, где торгаши и шарлатаны под видом служения и поклонения Господу занимались своими алчными делами.

Во время посвящения храма Соломон молился: «Господи, Боже мой, услышь воззвание и молитву, которой раб Твой умоляет Тебя ныне. Да будут очи Твои открыты на храм этот день и ночь, на это место, о котором Ты сказал: „Моё имя будет там“; услышь молитву, которой будет молиться раб Твой на месте этом. Услышь моление раба Твоего и народа Твоего Израиля, когда они будут молиться на месте этом; услышь на месте обитания Твоего, на небесах, услышь и помилуй» (3 Цар. 8:28-30).

Именно в скинию, которая предшествовала храму как главному месту поклонения израильского народа, пришла Анна, когда горевала из-за того, что у неё не было детей. В этом святом месте Господь милостиво внял её просьбе и даровал ей сына Самуила, который стал одним из лучших Божьих рабов (1 Цар. 1:9-20). Давид заявил: «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его» (Пс. 26:4).

Обвиняя первосвященников и их приспешников в том, что они превратили храм в вертеп разбойников, Иисус снова цитирует из Писания, на этот раз из Иер. 7:11. Вместо того чтобы быть местом, где Божий верный народ мог бы прийти и поклониться Богу, где люди могли бы находиться в покое и безопасности, храм превратился в место, где их грабили, а грабители находились в безопасности. Эти воры от религии находили пристанище в храме, как разбойники с большой дороги находили пристанище в вертепе разбойников. Но в отличие от обычных воров, они воровали публично. Здесь они воровали и здесь же находили пристанище. Святилище Бога превратилось в святилище для разбойников.

ОН ПРОЯВИЛ БОЖЕСТВЕННОЕ СОСТРАДАНИЕ И СИЛУ

И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их (21:14)

Опасаясь Иисуса и будучи не в состоянии противостать Ему, священники, торговцы, меновщики, покупатели жертвенных животных и просто пешеходы, которые использовали двор язычников как короткий путь через город, видимо, разошлись. А слепые и хромые, хотя и благоговели перед Иисусом, не боялись Его. Сразу же после того как Иисус так убедительно проявил Своё божественное негодование, эти нуждающиеся души правильно почувствовали, что гнев Господа никоим образом не был направлен на них. Как злые и нераскаявшиеся люди могут ожидать Божьего гнева, так те, кто смиренно ищет Его истины и Его помощи, могут ожидать от Него сострадания.

Больные и калеки, большинство из которых как правило были нищими, постоянно собирались у храма, надеясь в худшем случае получить несколько динариев, а в лучшем – чудо исцеления. Большинство соотечественников презирали и игнорировали их, полагая, что страдания этих людей связаны непосредственно с грехом, который совершили либо они, либо их родители (см. Иоан. 9:2). Эгоистичные религиозные вожди в храме не имели к ним никакого сострадания (см. Матф. 23:4).

Если бы в Палестине не было огромного количества больных, слепых, глухих и других страдающих людей, мы ничего не узнали бы о великом сострадании Иисуса и о Его великой силе исцеления. По сравнению с вечностью все земные печали временны. Но в этой жизни они очень реальны и мучительны, и Господь не преуменьшал их. Иисус с состраданием исцелял тех, кто приходил к Нему, и никогда не отворачивался от них и не упрекал их. Он делал это, чтобы облегчить страдания людей, а также продемонстрировать Свою божественную силу и власть.

Сострадание Иисуса было высшим доказательством Его божественной царственности не только потому, что Он демонстрировал силу, но и потому, что Он демонстрировал милость и любовь, так характерную для Бога и так нехарактерную для падших людей. Когда Иоанн Креститель находился в темнице и имел сомнения в мессианстве Иисуса, Иисус сказал ученикам Иоанна: «Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мёртвые воскресают и нищие благовествуют» (Матф. 11:4-5).

Верующие знают, что Иисус Христос однажды придёт в этот мир, чтобы строго судить его, что Отец весь суд передал Ему и что Он один имеет ключи смерти и ада. Они знают, что в Его руках судьба каждой души и что Он имеет высшее, обоснованное право посылать неверующих людей навеки в ад. Но, подобно этим слепым и хромым, которые подошли к Иисусу в храме, христиане приходят к Господу в благоговении, но также с полной уверенностью, что Он не прогонит и не осудит их. Они знают, что Господь любит Своих детей и никогда не причинит им вреда, но всегда будет делать им добро, даже если они получают это добро в виде наказания из Его руки (Евр. 12:6).

Величественное проявление божественного сострадания Иисуса сопровождалось могущественным проявлением божественной силы. Как только слепые и хромые приблизились к Нему, чтобы получить помощь, Он исцелил их. Только Бог может вернуть зрение глазам, поражённым слепотой, бывшей распространённым явлением в то время. И только Бог может восстановить конечности, которые невозможно излечить или которые вообще отсутствуют.

ОН ПРИНЯЛ БОЖЕСТВЕННОЕ ПОКЛОНЕНИЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОТВЕРЖЕНИЕ

Первосвященники же и книжники, увидев чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!» – вознегодовали и сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Иисус же говорит им: «Да! Разве вы никогда не читали: „Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь (21:15-17)

Среди тех, кто присутствовал там в тот момент, были нечестивые первосвященники и книжники, видевшие чудеса, которые сотворил Иисус. Они слышали детей, восклицающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову!», как накануне кричали их родители (ст. 9). Эти первосвященники и книжники прекрасно знали, что титул «Сын Давидов» был мессианским титулом и что Мессия будет совершать такие же чудеса, какие совершал Иисус. Но их реакция резко отличалась от реакции детей и взрослых, которые славили Иисуса.

Дети (букв. «мальчики») – это, вероятно, были те подростки, которые достигли бар-мицвах и пришли в Иерусалим, чтобы впервые отпраздновать Пасху как мужчины, что когда-то сделал и Сам Иисус (Лук. 2:41-42).

Вместо того чтобы присоединиться к поклонению Мессии, вожди в храме вознегодовали. Слово «вознегодовали» означает «пришли в ярость, разгневались». Для этих людей удивительное исцеление слепых и хромых, несмотря на свою неопровержимость, было отвратительно. Фарисеи обвиняли Иисуса в том, что Он изгоняет бесов силой «веельзевула, князя бесовского» (Матф. 12:24). Первосвященники и книжники теперь, видимо, думали то же о Его исцелениях. Иисус не только противостал им как смотрителям храма, но в их глазах Он, фактически, восстал против Бога, исцелив произвольно тех, кто, по их мнению, был наказан Богом за свои грехи.

Как и фарисеи, первосвященники и книжники в своей самоправедности чувствовали себя настолько выше обычных людей, особенно больных и бедных, которые, как они считали, заслужили такую участь, что ни одно из страданий не вызывало у них сочувствия. Они были настолько несгибаемы в своём отвержении Иисуса как Мессии, что никакие свидетельства не могли пробудить в них веру.

Вместо того чтобы признать их власть, Иисус осудил их самоправедность. Вместо того чтобы похвалить их за святость, Он осудил их лицемерие. Вместо того чтобы признать их религиозные дела как угодные Богу, Иисус осудил эти дела, признав их бесполезными и оскорбительными для Бога. Поэтому эти люди отказались признать Иисуса даже законным раввином, не говоря уже о том, чтобы признать в Нём обещанного Сына Давида. То, что было предельно ясно для большинства простых евреев в Иерусалиме, для эрудированной, самодовольной храмовой элиты оказалось совершенной бессмыслицей.

Поэтому они сказали Ему: «Слышишь ли, что они говорят?» Они, по сути, сказали следующее: «Разве Ты не понимаешь, что эти дети, как и тот сброд вчера, называют Тебя Мессией? Почему Ты не остановишь их? Как Ты можешь стоять и принимать приветствия, которые принадлежат только Богу? Как Ты можешь терпеть такое богохульство?» Истинная проблема, конечно же, заключалась в том, что они не могли выносить сострадательного благочестия Иисуса, поскольку оно было резким обвинением их бездушной нечестивости.

Давая понять Своим обвинителям, что Он осознаёт происходящее, Иисус сначала просто ответил: «Да!» Он полностью осознавал, что говорили люди, и полностью понимал важность и значение происходящего. «Но, – продолжал Он задавать вопросы учёным мужам, – разве вы никогда не читали: „Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу“?» Как Иисус уже делал во многих случаях, Он выбивал этих еврейских вождей из колеи, цитируя им, признанным знатокам Писания, Ветхий Завет.

Иисус цитировал из Пс. 8:3. Древнееврейские слова, переведённые как «младенцы» и «грудные дети», относятся к детям до трёх лет. В этом возрасте еврейских детей обычно отнимали от груди. Как уже отмечалось, дети, которые приветствовали Иисуса в храме, были гораздо старше. Иисус хотел подчеркнуть, что если даже крохотных младенцев и грудных детей Господь подготовил, чтобы они славили Его, насколько же больше следовало ожидать хвалы Ему от старших детей? Христос будет прославлен, и если люди не прославят Его, объявил Он фарисеям несколькими днями раньше, «то камни возопиют» (Лук. 19:40).

Даже отвержение Иисуса первосвященниками и книжниками и добровольное принятие Им этого отвержения продемонстрировали Его божественную царственность. Бог знал, что грешное человечество отвергнет Его Сына. И то, что Мессия будет «презрен и умалён пред людьми» (Ис. 53:3), было неотъемлемой частью Его божественного плана. Христос в любое время мог остановить порочных людей, которые искали убить Его. Когда несколько дней спустя Его схватили в саду, Он объяснил Петру: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он предоставит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матф. 26:53).

В простых, но запоминающихся словах «оставив их» заключено много истины. Иисус оставил неверующих священников и книжников, потому что они не пришли к Нему. На следующий день они снова бросили Ему вызов, спросив: «Какой властью Ты это делаешь? И кто Тебе дал такую власть?» Иисус ответил им вопросом на вопрос: «„Крещение Иоанново откуда было: с небес или от людей?“ Они же рассуждали между собою: „Если скажем: "С небес", то Он скажет нам: "Почему же вы не поверили ему?" А если сказать: "От людей", – боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка“. И сказали в ответ Иисусу: „Не знаем“. Сказал им и Он: „И Я вам не скажу, какой властью это делаю“» (Матф. 21:23-27).

Вместо того чтобы критиковать Рим, Иисус раскритиковал иудаизм. Вместо того чтобы быть освободителем, Он был обвинителем. Вместо того чтобы содействовать революции, Он проповедовал праведность. И вместо того чтобы уничтожать внешнего врага, Он уничтожал внутреннего.

Это был не тот Мессия, которого ожидали в иудаизме тогда и которого ждут евреи сегодня. Большинство евреев, религиозных или нет, не интересует Сын праведности. Те евреи, которые вообще ждут какого-то Мессию, ждут того же самого, какого ждали их предки в дни Иисуса. Они до сих пор ждут военного, политического и экономического спасителя, который изменит мир ради них, но не будет менять их самих.

Однако Иисус не останется там, где в Нём не нуждаются. Хотя каждый человек подотчётен Богу, Бог никого не принуждает принять Его. И хотя спасение – это, в первую очередь, исключительно Божья инициатива и сила, ни один человек не спасается против своей воли. Так как неверующие первосвященники и книжники не приняли Его, Иисус, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь, разделив общение со Своими дорогими друзьями – Марией, Марфой и Лазарем, а также другими верными учениками, которые верили в Него и любили Его.

Участь смоковницы

Поутру же, возвращаясь в город, проголодался; и увидев при дороге одну смоковницу, подошёл к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек». И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились и говорили: «Как это тотчас засохла смоковница?» Иисус же сказал им в ответ: «Истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницей, но если и горе этой скажете: „Поднимись и ввергнись в море“, – будет; и всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (21:18-22)

В понедельник пасхальной недели Иисус утром въехал в Иерусалим на молодом осле. Встречавшие Его люди кричали Ему «осанна» и устилали путь перед Ним одеждами и пальмовыми ветвями. Народ приветствовал Иисуса как Мессию и провозглашал Его Сыном Давидовым (Матф. 21:1-11). Во вторник Иисус снова вошёл в город и очистил храм от меновщиков денег и продавцов жертвенных животных (ст. 12-17). Теперь же, в среду, Он вошёл в Иерусалим в третий раз с тех пор, как пришёл из Иерихона.

От Марка мы узнаём, что история со смоковницей продолжалась два дня. Иисус проклял смоковницу во вторник утром, когда входил в Иерусалим, чтобы очистить храм, но только на следующий день, в среду, ученики заметили, что смоковница «засохла до корня» (Марк. 11:14, 20). Матфей объединяет эти два события в одно описание, которое он относит к третьему дню – среде.

В свете того что народ только что приветствовал Иисуса как великого Мессию и Царя Израиля, очищение Им храма и проклятие смоковницы были событиями исключительной важности. Очищение храма было открытым обличением поклонения Израиля, а проклятие смоковницы – открытым обличением Израиля как народа. Вместо того чтобы свергнуть врагов Своего народа, как ожидали от Него люди, новопровозглашённый Царь осудил Свой собственный народ.

Для евреев это было непостижимым: их собственный Мессия, вместо того чтобы освободить их, осуждал их и, вместо того чтобы критиковать Рим, критиковал Израиль. Поэтому одобрение толпы во время Его торжественного въезда в Иерусалим было таким недолговечным и через несколько дней сменилось призывами убить Его. Иисус убедительно продемонстрировал то, о чём свидетельствовали Его слова и дела: Он не пришёл как политический или военный Мессия, чтобы освободить Израиль от римского ига и установить Своё земное Царство. Когда эта истина наконец-то стала им ясна, всё, что делал Иисус, для большинства евреев перестало иметь какое-либо значение. От такого Мессии не было никакой пользы, как не было пользы и от такого Царя. Присоединившись к своим вождям в требовании убить Иисуса, люди, по сути, заявили то, что предсказал Иисус в притче о человеке высокого рода: «Не хотим, чтобы он царствовал над нами» (Лук. 19:14).

Проклятие Иисусом смоковницы не носило столь драматичного характера, как, например, очищение храма, но всё же было не менее важным.

ЗАТРУДНИТЕЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Поутру же, возвращаясь в город, проголодался; и увидев при дороге одну смоковницу, подошёл к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев (21:18-19а)

Как отмечалось выше, слово «поутру» означает утро в среду, то есть следующий день после очищения храма, два дня спустя после торжественного въезда Иисуса в Иерусалим. Иисус возвращался в город Иерусалим после того, как провёл ночь в Вифании, в доме Марии, Марфы и Лазаря, как это бывало и прежде (см. Марк. 11:11).

Казалось бы, что те, у кого Он гостил, должны были приготовить Ему завтрак. Но, возможно, Иисус ушёл рано, чтобы помолиться на горе Елеонской неподалёку, как Он часто делал, и у Него не было времени возвращаться обратно в Вифанию. Или, возможно, Он позавтракал очень рано, но Его ревностная молитва и восхождение на Елеонскую гору истощили Его силы, и Он проголодался. В любом случае, Иисус проголодался. Хотя Он был Сыном Божьим, в Своём воплощении Иисус имел все обычные человеческие потребности. Поэтому, увидев при дороге смоковницу, Он надеялся сорвать с неё плодов.

Смоковница была распространённым, высокоценимым деревом в Палестине. Смоковницы часто достигали шести метров в высоту и столько же в диаметре кроны, создавая прекрасную тень. Когда Иисус призвал Нафанаила быть Его учеником, тот сидел под смоковницей, вероятно, в своём дворе (Иоан. 1:48). До того как евреи вошли в Землю Обетованную, Господь описывал её как «землю, где пшеница, ячмень, виноградные лозы, смоковницы и гранатовые деревья… землю, где масличные деревья и мёд» (Втор. 8:8). Через пророка Захарию Господь пообещал Своему народу, что когда Мессия придёт второй раз, Он «[изгладит] грех земли этой в один день» и «будете друг друга приглашать под виноград и под смоковницу» (Зах. 3:9-10). Такие места были любимыми местами общения людей.

Наличие смоковницы было символом благословения и процветания для народа, а её отсутствие стало символом осуждения и лишения. После отвержения евреями Христа Палестина подверглась многим завоеваниям, в результате чего земля сильно оголилась и стала бесплодной. Захватчики использовали деревья для своих военных нужд и в качестве дров. Когда кончался строительный лес, рубили фруктовые деревья и деревья, дающие тень. Во время одной из оккупаций правители обложили налогом деревья, растущие на земельных участках. Результат предугадать не трудно: многие землевладельцы, чтобы снизить свои налоги, рубили деревья.

Обычно плоды на смоковнице завязываются раньше, чем появляется листва. Поэтому Иисус, не найдя на ней ничего, кроме листьев, был разочарован, так как деревья с листьями уже должны были иметь плоды. Смоковница плодоносит два раза в год, первый раз – в начале лета. В Иерихоне, который находился в более низкой местности и в более жарком климате, некоторые растения и деревья плодоносили почти круглый год. Но в апреле на смоковницах, растущих на той высоте над уровнем моря, на которой находился Иерусалим, обычно не было ни плодов, ни листвы, поэтому Марк отмечает: «Ещё не время было собирания смокв» (Марк. 11:13).

Тем не менее если на дереве появились листья, плоды должны были появиться ещё раньше. То ли было много или, наоборот, мало воды, то ли была неподходящая почва, то ли дерево заболело, или была какая-то иная причина, но оно не плодоносило.

Чтобы проиллюстрировать Своё учение, Иисус приводил много примеров из мира природы. Объектами Его сравнений были животные, птицы, погодные явления, цветы, вода и многое другое. В этом случае сравнительным примером в отображении духовной бесплодности народа послужила бесплодная смоковница. Иллюстрация была наглядной притчей с целью показать духовный упадок израильского народа.

ПРИТЧА

говорит ей: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек». И смоковница тотчас засохла (21:19б)

Поскольку смоковница была бесплодной, в то время как на ней должны были быть плоды, Иисус говорит ей: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек». В этих словах Он вынес дереву Свой приговор. Дерево оказалось под божественным проклятием (см. Марк. 11:21) и было обречено на вечное бесплодие. Матфей пишет, что смоковница тотчас засохла, то есть мгновенно. Но, как уже отмечалось, хотя дерево могло умереть тотчас, признаки увядания появились только на следующее утро, когда Иисус и ученики снова проходили мимо него и увидели, что «смоковница засохла до корня» (Марк. 11:20).

Смоковница была прообразом духовно мёртвого Израиля: её листья олицетворяли внешнюю праведность Израиля, а отсутствие плодов – его духовное бесплодие. Как позже описал своих соотечественников Павел, они «имеют ревность о Боге, но не по рассуждению» (Рим. 10:2). Они имели вид благочестия, но не имели его силы (ср. 2 Тим. 3:5).

Плод всегда является признаком спасения, преображённой жизни, в которой действует Божья сила. Правильные отношения людей с Богом проявляются в плодах, которые они приносят. «Не может дерево доброе приносить плоды плохие, ни дерево плохое приносить плоды добрые», – сказал Иисус (Матф. 7:18). В притче о сеятеле добрая почва проявилась в том, что принесла плод – во сто, в пятьдесят, а также в тридцать крат, но она всегда принесёт плод (Матф. 13:8). Добрая почва, продолжает объяснять Иисус, – это человек, в котором семя Божьего Слова укореняется и растёт. Она «означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен» (ст. 23). Используя другой образ с плодом, Иисус сказал: «Я есмь лоза, а вы ветви. Кто пребывает во Мне, и Я в нём, тот приносит много плода» (Иоан. 15:5). Плод – это всегда свидетельство истинного спасения.

Сравнением со смоковницей Иисус хотел сказать, что Израиль как народ имел показную религию, олицетворением которой были листья смоковницы. Отсутствие духовного плода являлось неоспоримым доказательством невозрождённости народа и его отделённости от жизни и силы Божьей. Как плодоношение всегда является доказательством спасения и благочестия, так бесплодие всегда является доказательством падшего, нечестивого состояния человека.

Пустой религии почти всегда присуще множество разной атрибутики: облачения и ризы священнослужителей, богато украшенные сосуды, замысловатые церемонии и другое. Типичным признаком такой религии является механическое повторение молитв – многословных, показных, прославляющих молящегося. Таковы бессмысленные молитвы язычников (Матф. 6:7) и самоправедные молитвы фарисеев, которые, как сказал Иисус, фактически, молились себе (Лук. 18:11).

Иисус не впервые использовал пример бесплодной смоковницы. Ранее Он рассказывал, как хозяин одной смоковницы на протяжении трёх лет не находил на ней плодов, поэтому повелел садовнику срубить её. Но садовник умолял хозяина: «Господин! Оставь её и на этот год, пока я окопаю её и обложу навозом, – не принесёт ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь её» (Лук. 13:6-9). По-видимому, просьба была удовлетворена. Здесь смоковница также отражает бесплодие Израиля, а готовность хозяина ждать плодов олицетворяет терпение Бога, прежде чем Он свершит суд. Наш Господь не сравнивает эти три года с тремя годами Своего служения, но именно через три года после того, как Иисус открылся Израилю как Мессия, люди заявили о своём окончательном отвержении Его, предав на смерть.

Приблизительно через сорок лет проклятие народа Израиля, описанное Иисусом на примере проклятия смоковницы, исполнилось. В то время Бог допустил римлянам разграбить Иерусалим и сравнять с землёй храм, наказав, таким образом, народ и его религию, потому что Израиль не принёс никакого плода, как и не приносит его до сегодняшнего дня.

Очистив храм, Царь показал, что поклонение Израиля было неприемлемым, а прокляв смоковницу, Он указал на то, что Израиль как народ осуждён за свою греховность и духовное бесплодие. Такой обвинительный приговор люди не были готовы принимать. Они не восприняли призыва Иоанна Крестителя покаяться и подготовиться к приходу Царства, не отреагировали на заявление о том, что Мессия грядёт и «лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Своё и соберёт пшеницу Свою в житницу, а солому сожжёт огнём неугасимым» (Матф. 3:1-12). Не приняли они такого же призыва к покаянию, с которым обратился к ним Иисус, не приняли Его повеления прийти к Богу в смиренном раскаянии и с искренней жаждой к праведности (4:17; 5:3-12). Теперь они были ещё менее расположены принять от Него слово осуждения.

Когда Господь освободил Израиль из Египта, Он объявил:

Если ты, когда перейдёте за Иордан, будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь, Бог твой, поставит тебя выше всех народов земли; и придут на тебя все благословения эти и исполнятся на тебе, если будешь слушать гласа Господа, Бога твоего. Благословен ты в городе и благословен на поле. Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, и плод твоих волов, и плод овец твоих. Благословенны житницы твои и кладовые твои. Благословен ты при входе твоём и благословен ты при выходе твоём (Втор. 28:1-6).

Но Господь также объявил через Моисея:

Если же не будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его, которые я заповедую тебе сегодня, то придут на тебя все проклятия эти и постигнут тебя. Проклят ты будешь в городе, и проклят ты будешь на поле. Прокляты будут житницы твои и кладовые твои. Проклят будет плод чрева твоего и плод земли твоей, плод твоих волов и плод овец твоих. Проклят ты будешь при входе твоём и проклят при выходе твоём (ст. 15-19).

Через Исаию Господь напоминал Израилю, что Он питал его и заботился о нём, как человек, который посадил виноградник на самой лучшей почве, самым тщательным образом ухаживал за ним и защищал его. Но виноградник не принёс ничего, кроме диких ягод. Тогда этот человек объявил, что уберёт изгородь и стену, защищающую виноградник, и оставит его в запустении, чтобы он зарос терниями и волчцами. Он даже не позволит дождю поливать его. «Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, – объясняет пророк, – и мужи Иуды – любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот – кровопролитие; ждал правды, и вот – вопль» (Ис. 5:1-7). Затем следует целый ряд обличений, или проклятий, начинающихся со слов «горе вам», с описанием будущих бедствий Божьего народа из-за его неверности и духовного бесплодия (ст. 8-30).

Израиль и сегодня находится под проклятием Бога, Который сохранил народ, но лишил его Своего благословения. Бог сохранил этот народ, потому что по Своему обетованию Он искупит его в последние дни, но они лишены Его благословения, потому что продолжают отвергать своего Мессию. «Пришёл к своим, и свои Его не приняли» (Иоан. 1:11). Они не приняли Его как Спасителя, чтобы Он освободил их от греха, и как Господа, чтобы Он в праведности правил над ними.

В настоящее время некоторые евреи вновь собрались в Палестине и основали государство Израиль. Но они ещё не собраны вместе с целью их спасения. Это сделает Мессия, когда придёт, чтобы установить Своё Царство. Евреи вернулись в Землю Обетованную, но ещё не унаследовали обещанные Богом благословения. Они живут в постоянной тревоге, в атмосфере нестабильности и опасности. Их государство совсем не похоже на то мирное Царство, которое установит Мессия. Оно скорее напоминает военный лагерь, постоянно находящийся под угрозой нападения и вторжения. Жизнь там, фактически, сводится к выживанию и защите.

Израиль не будет уничтожен, потому что Бог защищает его. Но народ не будет иметь благословения, пока не примет Бога как своего Бога. Никто не приходит к Богу Отцу, как только через Бога Сына (Иоан. 14:6), а так как Израиль не принимает Сына, то он не имеет и Отца.

ПРИНЦИП

Увидев это, ученики удивились и говорили: «Как это тотчас засохла смоковница?» Иисус же сказал им в ответ: «Истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницей, но если и горе этой скажете: „Поднимись и ввергнись в море“, – будет; и всё, чего ни попросите в молитве с верой, получите» (21:20-22)

Когда на следующий день ученики проходили мимо проклятой смоковницы и увидели, «что смоковница засохла до корня» (Марк. 11:20), они удивились и говорили: «Как это тотчас засохла смоковница?» Дерево, поражённое болезнью, обычно умирало медленно, несколько недель или месяцев, и даже дерево, посыпанное у корня солью, то ли случайно, то ли со злым умыслом, умирало за несколько дней. Для смоковницы засохнуть за одну ночь означало засохнуть, фактически, тотчас.

Здесь Господь перешёл от наглядной притчи о смоковнице к другой истине, которой Он хотел научить учеников. Принцип, которому Он учил в этой притче, заключался в том, что принадлежность к религии без духовности – мерзость перед Богом, которая подлежит проклятию. Принцип, которому Иисус теперь собирался научить учеников, был связан с их удивлением по поводу того, как быстро засохла смоковница. Они знали, почему смоковница засохла, потому что слышали, как Иисус проклял её; они просто не могли понять, как она могла засохнуть так быстро. Господь воспользовался этой возможностью, чтобы научить их главному: сильная вера в союзе с целью и волей Божьей может сделать гораздо больше, чем мгновенно лишить жизни смоковницу.

В ответ на недоумение учеников Иисус сказал: «Истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницей, но если и горе этой скажете: „Поднимись и ввергнись в море“, – будет».

Иисус явно говорил здесь образным языком. Он никогда не использовал Свою силу, и Апостолы никогда не использовали чудесную силу, которой Он их наделил, чтобы совершать эффектные, но бесполезные сверхъестественные подвиги. Именно такие грандиозные чудеса Иисус отказался совершать для неверующих книжников и фарисеев, которые хотели увидеть знамение от Него (Матф. 12:38). Иисус уже совершил огромное количество чудесных исцелений, свидетелями многих из которых они, вероятно, были. Он совершил много и других чудес, свидетелями которых они могли быть. Но знамение, которое они требовали от Него, должно было быть грандиозного масштаба, например, чтобы огонь сошёл с небес или солнце остановилось, как для Иисуса Навина. Если бы гора буквально вверглась в море, это было бы как раз такое знамение, какое хотели увидеть книжники и фарисеи, но оно им никогда не было явлено.

Фраза «поднимающий горы» была распространённой метафорой, используемой в еврейской литературе по отношению к великому учителю или духовному вождю. В вавилонском Талмуде, например, великие раввины названы «поднимающими горы». Такие люди могли решать великие проблемы, совершая, казалось бы, невозможное.

Именно эту мысль Иисус имел в виду. Он говорил: «Я хочу, чтобы вы знали, что вы обладаете невероятной силой, которая доступна вам через веру в Меня. Если вы искренно, не сомневаясь, верите, то получите, и увидите великую силу Божью в действии». На Последней вечере Иисус сказал Двенадцати: «И если чего попросите у Отца во имя Моё, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Моё, Я то сделаю» (Иоан. 14:13-14). Чтобы получить просимое, необходимо выполнить требование – просить во имя Иисуса Христа, то есть, согласно Его цели и Его воле.

Иисус здесь не говорит о вере в веру или о вере человека в себя, что глупо и не соответствует Писанию, хотя это и популярно сегодня. Он говорит о вере в истинного Бога и только в Бога, а не о вере в чьи-то сны, вдохновение или представление о том, как всё должно быть. «Просите, и не получаете, – предупреждает Иаков, – потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:3). «И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, – говорит Иоанн, – что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас» (1 Иоан. 5:14). Вера, сдвигающая с места горы, – это бескорыстная, не сомневающаяся, безоговорочная уверенность в Боге. Она верит в Божью истину и Божью силу и стремится исполнять Божью волю. Мера такой веры – это искреннее и единственное желание, чтобы, как сказал Иисус, «прославился Отец в Сыне».

Истинная вера – это вера в Божье откровение. Когда верующий стремится к тому, что согласуется с Божьим Словом, и верит, что Бог даст силы для этого, тогда Иисус заверяет такого человека, что его просьба будет выполнена, потому что она чтит Его и Отца. Когда люди послушны Божьим заповедям, Бог чтит такое послушание, и когда люди просят с верой, согласно Его воле, Он даёт то, о чём просят. Делать то, что говорит Бог, – значит делать то, что хочет Бог, и получать то, что Он обещает.

Когда ученики спросили Иисуса, почему они не смогли изгнать беса из мальчика, Он «сказал им: „По неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе этой: "Перейди отсюда туда", – и она перейдёт; и ничего не будет невозможного для вас“» (Матф. 17:20). Именно малая вера учеников не позволила им изгнать беса. Иисус упрекал их за то, что их малая вера оставалась малой, и призывал их иметь такую веру, которая, несмотря на свои малые размеры, продолжала бы расти. Суть примера с горчичным зерном заключается не в малом размере этого зерна, а в том, что оно растёт, превращаясь из малого в большое. Таким же образом достоинство веры, способной сдвигать горы, состоит в том, что она, по мере того как Бог благословляет и даёт всё необходимое, растёт, превращаясь из малой в большую.

Вера, способная передвигать горы, формируется в искренней мольбе Богу. «И всё, чего ни попросите в молитве с верой, получите», – объяснил Иисус. Притчи о друге, который в полночь обратился за помощью к соседу, и о вдове, которая обращалась к неправедному судье (Лук. 11:5-8; 18:1-8), учат о важности неотступной молитвы. Неотступная молитва – это молитва, которая сдвигает горы, потому что это поистине молитва с верой.

К каким бы размышлениям ни привёл нас наш ограниченный ум, между Божьим полновластием и человеческой верой нет несовместимости, потому что Божье Слово ясно учит и тому, и другому. На верующем не лежит обязанность понять Божьи непостижимые пути. Но он должен быть послушен Его ясному учению. Неотступная молитва с верой в Божье Слово не может быть несовместимой с действием Божьей полновластной воли, потому что в Своей полновластной мудрости и благодати Бог повелевает молиться такой молитвой и обязуется почтить её.

Верующий, который хочет того, чего хочет Бог, может просить у Бога и получит. Молодой христианин, который поистине хочет для своей жизни того, чего хочет Бог, получит это. Женщина, которая поистине хочет того, чего хочет Бог для её семьи, получит это. Пастор, который поистине хочет того, чего хочет Бог для его служения, получит это.

Божья воля для Его детей, конечно же, не всегда включает в себя то, что приятно для плоти, или то, чему отдают предпочтение люди. Божья воля для Его детей включает в себя готовность жертвовать, страдать и умереть за Него, если нужно. Для верующего, который ищет воли Божьей, цель не в преуспевании или неудаче, не в процветании или бедности, не в жизни или смерти, а в том, чтобы быть верным (см. 1 Кор. 4:2). Поэтому Павел заявляет: «А живём ли – для Господа живём; умираем ли – для Господа умираем. И потому, живём ли или умираем, – всегда Господни» (Рим. 14:8).

Сегодня церкви бессильны часто потому, что в них очень много бессильных христиан. А христиане бессильны потому, что не проявляют неотступности в молитве о том, что угодно Богу, веря, что Он даст. Бог хочет, чтобы Его дети просили и продолжали просить, искали и продолжали искать, стучали и продолжали стучать, и такую неотступность Он обещает благословить. Он гарантирует, что они всегда получат, всегда найдут, и им всегда отворят (Матф. 7:7).

Бог созидает Свою Церковь не с помощью идей, программ или методов, хотя всё это может иметь место в Его труде. Бог обещает истинно проявить Свою силу только через верных верующих, которые в неотступной молитве ищут Его воли.

Власть Иисуса

И когда пришёл Он в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: «Какой властью Ты это делаешь? И кто Тебе дал такую власть?» Иисус сказал им в ответ: «Спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какой властью это делаю. Крещение Иоанново откуда было: с небес или от людей?» Они же рассуждали между собою: «Если скажем: „С небес“, то Он скажет нам: „Почему же вы не поверили ему?“ А если сказать: „От людей“, – боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка». И сказали в ответ Иисусу: «Не знаем». Сказал им и Он: «И Я вам не скажу, какой властью это делаю. А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: „Сын! Пойди сегодня работай в винограднике моём“. Но он сказал в ответ: „Не хочу“. А после, раскаявшись, пошёл. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: „Иду, господин“, – и не пошёл. Который из двух исполнил волю отца?» Говорят Ему: «Первый». Иисус говорит им: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперёд вас идут в Царство Божье, ибо пришёл к вам Иоанн путём праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему» (21:23-32)

Власть – это могущественное слово, которое означает силу и привилегии. Человек, обладающий властью, осуществляет контроль над жизнью и благосостоянием других людей. Общество не сможет функционировать, если никто из его представителей не будет иметь власти. Альтернативой власти могут быть только анархия и хаос. В семье властью обладают родители. В школе власть имеют учителя и администрация. В городе властью обладают мэр, городской совет, полиция и пожарные. Все они имеют власть в определённых сферах. То же самое относится и к высшим правительственным структурам.

В этой встрече Иисуса с религиозными вождями конфликт сводился к вопросу о власти, конкретно о власти Иисуса, которую они подвергали сомнению и которой боялись, как способной пошатнуть их собственное властное положение.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

И когда пришёл Он в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: «Какой властью Ты это делаешь? И кто Тебе дал такую власть?» (21:23)

Это противостояние происходило в среду утром во время пасхальной недели. После того как Иисус и ученики прошли мимо смоковницы, которую Он накануне проклял, и обнаружили, что она полностью засохла (ст. 18-22; ср. Марк. 11:20-21), Он пришёл с ними в храм.

В этой группе первосвященников и старейшин могли также быть первосвященники Каиафа и Анна, которые на протяжении нескольких лет несли своё служение одновременно (Лук. 3:2). Так как противостояние Иисусу было делом серьёзным, вероятно среди них присутствовал, как минимум, начальник храма, второе по величине официальное лицо. К старейшинам относились самые разные религиозные вожди, среди которых, конечно же, были фарисеи (Матф. 21:45) и книжники (Лук. 20:1), и, возможно, саддукеи, иродиане и даже некоторые зилоты и ессеи. Хотя эти группы отличались одна от другой и постоянно спорили между собой, в противостоянии Иисусу они нашли общий язык, поскольку Он угрожал власти всей религиозной системы.

Все ложные религии имеют общий знаменатель. Это – праведность от дел и спасение, зависящее от человеческих достижений. Для подобных религий Благая весть о том, что совершил Бог в Иисусе Христе, оскорбительна и неприемлема. Хотя религии мира имеют огромные различия в богословии и обычаях, все они сходятся в противостоянии Евангелию Иисуса Христа, как это было и с еврейскими священнослужителями в храме. Они могут делать вид, что почитают Христа как пророка, великого учителя или даже одного из многочисленных богов, но неистово противятся истине, что Он – единственный Спаситель и что ни один человек не может прийти к Богу, как только через Его жертву.

Как и накануне, когда Он так решительно очистил храм, Иисус опять был главным действующим лицом и учил во внутреннем дворе (Марк. 11:27). Похоже, что те, кого Иисус изгнал за то, что они делали Дом Его Отца вертепом разбойников (Матф. 21:13), не вернулись, и весь обширный двор язычников теперь был доступен тем, кто пришёл на поклонение. Многие из них, вероятно, последовали за Иисусом, когда увидели, как Он в то утро вошёл в город.

Мы не знаем, чему именно учил Иисус в этот раз, но, скорее всего, Он повторял некоторые важные истины, о которых уже не раз говорил. И прежде всего всё сказанное Им, несомненно, было связано с Его Царством. С этой темы Иисус начал Своё служение (Матф. 4:17) и этой темой закончил его (Деян. 1:3). В параллельном отрывке Лука сообщает, что Иисус «учил каждый день в храме… и благовествовал» (Лук. 19:47; 20:1). Благая весть ещё иногда называлась «Евангелием Царства» (Матф. 9:35). О чём бы конкретно Он ни говорил, «весь народ неотступно слушал Его» (Лук. 19:48).

Главный вопрос еврейских вождей к Иисусу в этот раз был таким же, как и прежде: «Какой властью Ты это делаешь? И кто Тебе дал такую власть?» (ср. Иоан. 2:18). Под словом «это» они, вероятно, подразумевали всё, чему учил и что делал Иисус. Но особенно они имели в виду Его вызывающее и, в их глазах, чрезвычайно грубое очищение храма накануне. Кроме такого же поступка в начале Своего служения, Иисус никогда не совершал ничего, что так ясно, убедительно и публично разрушало бы существующую религиозную систему. Когда это происходило, они были бессильны остановить Его и, вероятно, даже не осмеливались возразить. Но теперь, оправившись от шока, они перешли в наступление и потребовали объяснения.

Кандидатов на раввинов сначала рукополагал ведущий раввин, который пользовался их уважением и у которого они были в учениках. Но поскольку учения ведущих раввинов значительно отличались друг от друга, их системы рукоположения также варьировались. Из-за частых злоупотреблений, а также, по-видимому, для того, чтобы централизовать раввинскую власть, Синедрион, или высший еврейский совет, взял на себя обязанность рукополагать раввинов.

Во время рукоположения человека объявляли раввином, старейшиной или судьёй и наделяли соответствующей властью учить, высказывать мудрые мысли, принимать решения и выносить приговоры как по религиозным, так и по гражданским вопросам. Такое служение включало в себя произнесение речей, чтение из разных источников, а также пение духовных гимнов. Будучи рукоположённым, человек получал статус официально признанного учителя Израиля.

Иисус не был рукоположен таким образом, а потому не имел официального признания. Какой властью тогда, спрашивали еврейские вожди, Он не только учил и проповедовал, но и исцелял больных, изгонял бесов и воскрешал мёртвых? И самое главное, как Он – необученный, непризнанный, самозваный раввин – осмелился взять на Себя изгнание торговцев и меновщиков денег из храма? Хотя сами эти люди и не были религиозными вождями, они занимались своим делом под покровительством храмовой власти. «Кто дал Тебе власть выгонять их?» – спрашивали представители этой власти Иисуса.

Хотя они не признавали источник и законность власти Иисуса, они никогда не сомневались в том, что Он её имел. То, что Его власть обладала беспрецедентной силой, было неоспоримым фактом. Никто никогда не исцелил столько больных, не изгнал столько бесов и не воскресил столько людей из мёртвых, как Иисус. Чудеса были настолько явны, многочисленны и достоверны, что религиозные вожди вынуждены были признать, что именно Иисус совершил их, потому что многое они видели собственными глазами.

Эти вожди знали, что сила, демонстрируемая Иисусом, имела сверхъестественное происхождение. Слышали они также и Его утверждения, что она от Бога, Которого Он неоднократно называл Своим Небесным Отцом. Когда Он простил грех парализованного человека, некоторые книжники, присутствовавшие при этом, «сказали сами в себе: „Он богохульствует“» (Матф. 9:2-3). Зная их мысли, Иисус обвинил их, что они худое мыслили в своих сердцах, и затем исцелил болезнь этого человека, показав Своим критикам, что Он, Сын Человеческий, имел «власть на земле прощать грехи» (ст. 6). Толпа, засвидетельствовавшая то, что Он сотворил, отреагировала единственно возможным образом: «Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть людям» (ст. 8). Но книжники отказались принять очевидное. Никакие доказательства не могли разрушить их закоренелое неверие. И как фарисеи в предыдущем случае (Матф. 12:24), представители храмовой власти, противоставшие сейчас Иисусу, вне всякого сомнения, предпочитали верить, что Его власть была от сатаны, а не от Бога.

Первосвященники и старейшины в храме, как и удивлённые толпы народа, признавали, что Иисус учил с властью. Он учил ясно, конкретно и решительно, чего совершенно не хватало книжникам с их заявлениями и толкованиями (Матф. 7:29; Марк. 1:22). Как и во многих либеральных церквах сегодня, ключевым условием для принятия было отсутствие догматического учения. Фактически все доктрины были открыты для пересмотра и новых толкований, а абсолютных понятий избегали, как вызывающих. Человеческая мудрость давно заменила божественное откровение, а Ветхий Завет цитировался, в основном, чтобы поддержать человеческие религиозные традиции. Когда Писание противоречило традиции, верх брала традиция (Матф. 16:6). Большинство еврейских религиозных вождей считали, что существует много авторитетов, но ни один из них не является главным, даже Писание.

Но служение Иисуса было бы ничем, если бы не имело власти. Он демонстрировал власть для того, чтобы даровать тем, кто поверит в Него, право стать детьми Божьими (Иоан. 1:12). Его Небесный Отец «дал Ему власть производить и суд» (5:27) и «власть над всякой плотью», чтобы даровать вечную жизнь тем, кого Отец дал Ему (17:2). Он имел власть над собственной жизнью, «отдать её», и над собственным воскресением – «опять принять» Свою жизнь (10:18).

Во всём, что Иисус говорил и делал, Он никогда не искал одобрения или поддержки признанных еврейских авторитетов. Он совершенно проигнорировал их систему рукоположения раввинов и одобрения учений. Он не просил одобрить Его учение, Его исцеления или Его изгнание бесов, не говоря уже о Его прощении грехов.

Иисус обладал как дунамис (силой), так и эксоузиа (властью). Дунамис означает «способность», а эксоузиа – «право». Иисус имел не только огромную силу, но и право использовать эту силу, потому что и Его сила, и Его власть были от Его Небесного Отца. «Ибо, как Отец воскрешает мёртвых и оживляет, – сказал Иисус, – так и Сын оживляет, кого хочет», и «как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Иоан. 5:21, 26). «Ибо Я сошёл с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (6:38; ср. ст. 44, 57; 7:16, 28; 8:18, 54).

И поскольку Иисус имел силу и власть Отца, то Он не искал человеческой власти, полномочий, рукоположения или рекомендаций. Поступая так, Он противопоставлял Себя еврейской религиозной системе и навлекал на Себя её неослабный гнев. Вожди этой системы были потрясены и возмущены тем, что Он не только не советовался с властями Синедриона и храма, но даже имел смелость осуждать их.

Спросив Иисуса, откуда у Него такая власть, эти вожди, вероятно, надеялись, что Он скажет, как говорил уже неоднократно до этого, что Его сила и власть непосредственно от Бога, Его Небесного Отца. Это дало бы им ещё одну возможность обвинить Его в богохульстве и, возможно, предать смерти, что они пытались делать и раньше, но безуспешно (Иоан. 5:18; 10:31).

ВСТРЕЧНЫЙ ВОПРОС

Иисус сказал им в ответ: «Спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какой властью это делаю. Крещение Иоанново откуда было: с небес или от людей?» Они же рассуждали между собою: «Если скажем: „С небес“, то Он скажет нам: „Почему же вы не поверили ему?“ А если сказать: „От людей“, – боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка». И сказали в ответ Иисусу: «Не знаем». Сказал им и Он: «И Я вам не скажу, какой властью это делаю» (21:24-27)

Иисус ответил на вопрос первосвященников и старейшин Своим собственным вопросом. Он не пытался уклониться от ответа, у Него не было для этого причин, ведь Он уже неоднократно отвечал им на этот вопрос. И если бы сейчас они ответили на Его вопрос, Он ответил бы на их вопрос, ещё раз разъяснив им, какой властью это делает.

Его вопрос был простым: «Крещение Иоанново откуда было: с небес или от людей?» Так как Иоанн Креститель начал своё служение первым, религиозные вожди отвергли его раньше, чем Иисуса. Фраза «крещение Иоанново» характеризовала всё его служение: он крестил тех, кто каялся в своих грехах (Матф. 3:6).

Иоанн был последним пророком ветхозаветной эры, и, подобно Иисусу, он пользовался популярностью и любовью среди людей. Он подготавливал людей к приходу Мессии. Его образ жизни, а также содержание и сила его проповеди оказали огромное воздействие на Израиль. После того как Ирод заключил Иоанна в темницу – за то, что Иоанн обвинил его в прелюбодейном браке с Иродиадой, женой его брата Филиппа, – он долго колебался, не решаясь предать Иоанна смерти, потому что люди почитали его за пророка (Матф. 14:3-5).

Первосвященники и старейшины быстро сообразили, что Своим вопросом Иисус загнал их в угол. Когда они рассуждали между собой, они поняли, что какой бы ответ они ни дали, они проигрывают. Если бы они сказали: «С небес», то Иисус спросил бы их: «Почему же вы не поверили ему?» Они не просто отвергли самого Иоанна, но отвергли также и его ясное свидетельство об Иисусе, поскольку Иоанн открыто провозгласил Иисуса «Агнцем Божьим, Который берёт на Себя грех мира», и самим «Сыном Божьим» (Иоан. 1:29, 34). Приняв Иоанна как пророка с небес, они должны были бы принять и Иисуса как Мессию, чего они решительно не хотели делать.

Сколько бы Иоанн ни свидетельствовал об Иисусе и сколько бы Иисус ни свидетельствовал о Себе Самом, это не заставило бы их признать в Нём Мессию. Они были научены игнорировать или не принимать в расчёт те факты, в том числе и истины Писания, которые не согласовались с их человеческими представлениями и нормами. Слепорождённый, которого исцелил Иисус, сказал своим фарисейским инквизиторам: «Мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто открыл очи слепорождённому. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего» (Иоан. 9:31-33). Но фарисеи остались равнодушны к этим очевидным истинам. Более того, они разгневались на этого человека за то, что он пытался учить учителей Израиля (ст. 34). Когда неверие исследует духовную истину, оно уже предрасположено отвергнуть её.

Продолжая обсуждать вопрос Иисуса, религиозные правители поняли: какое бы из противоположных мнений они ни высказали, они попадают в сложное положение. Если сказать, что служение и проповедь Иоанна были от людей, значит потерять ту незначительную крупицу доверия, которую они имели у народа, и даже возбудить их гнев, потому что народ всё ещё почитал Иоанна за пророка. Они сами твёрдо верили, что Иоанн не был пророком, но не смели утверждать это на людях. Поэтому их единственным выходом было в смущении признаться: «Не знаем».

Поэтому и Иисус ответил: «И Я вам не скажу, какой властью это делаю». Иисус хорошо знал, что религиозные вожди использовали бы Его ответ против Него, так как они не были заинтересованы в правде об Иоанне или Иисусе. Их единственной целью было побудить Иисуса вновь заявить о Своём мессианстве и божественности, чтобы иметь основание предать Его смерти за богохульство (ср. Иоан. 5:18; Матф. 22:15).

Религиозные вожди упорно отвергали свет, даруемый им во Христе, поэтому Он отвёл его от них. Иисус больше не учил книжников, фарисеев, первосвященников и других, чьё самодовольство сделало их слепыми к истине Евангелия и к собственной нужде в нём. Для них оставалось лишь предупреждение и осуждение. Вскоре в длинной серии обличений, начинающихся со слов «горе вам», Иисус объявит суд над ними за то, что они многое совершали напоказ, чтобы видели другие люди; за то, что сами отказывались войти в Царство и препятствовали войти другим; за то, что были слепыми вождями; за то, что внешне выглядели праведными, а внутри были исполнены зла; за то, что на словах почитали древних пророков, но думали о них так же, как и их отцы, убившие этих пророков; и за то, что были порождениями ехидны, обречёнными на ад (Матф. 23:5, 13, 16, 27, 30, 33).

На суде перед первосвященником Каиафой «Иисус молчал» (Матф. 26:63), отказавшись сказать даже слово для дальнейшего свидетельства. И когда Пилат попросил Его ответить на обвинения первосвященника и старейшин, Иисус «не отвечал ему ни на одно слово» (27:14).

Когда человек упорно отказывается слышать Божью истину и принимать Его благодать, Бог может решить удалиться от него. Перед лицом неуменьшающейся греховности человечества в дни Ноя Господь объявил: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым людьми» (Быт. 6:3). А о Ефреме Господь в конце концов сказал: «Привязался к идолам Ефрем – оставь его!» (Ос. 4:17), и по отношению к непокорным иудеям «Он обратился в неприятеля их: Сам воевал против них» (Ис. 63:10).

Даже когда Иисус приблизился к Иерусалиму во время торжественного входа в город, Он плакал о нём, говоря: «О, если бы и ты хотя в этот твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лук. 19:41-44). А вскоре, сурово осудив книжников и фарисеев, Он со слезами сказал: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Вот, оставляется вам дом ваш пуст… Не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: „Благословен Грядущий во имя Господне!“» (Матф. 23:37-39).

ОПИСАНИЕ

«А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: „Сын! Пойди сегодня работай в винограднике моём“. Но он сказал в ответ: „Не хочу“. А после, раскаявшись, пошёл. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: „Иду, господин“, – и не пошёл. Который из двух исполнил волю отца?» Говорят Ему: «Первый» (21:28-31а)

В этой короткой притче Иисус описывает две противоположные реакции на весть Евангелия. Он ещё раз даёт возможность Своим оппонентам осудить себя собственными устами.

Во втором случае сын, которого отец попросил работать в винограднике, сказал отцу: «Иду, господин», но не пошёл. Понятно, что он и не собирался туда идти. Он солгал своему отцу, чтобы создать ложное впечатление послушного сына. Первый сын сначала отказался идти, сказав: «Не хочу», но после, раскаявшись, пошёл.

Когда Иисус спросил первосвященников и старейшин: «Который из двух исполнил волю отца?», они дали ясный ответ: «Первый».

В этой истории Иисус хотел подчеркнуть важную мысль: важнее делать, чем просто говорить. Конечно, лучше всего, если человек обещает, что будет исполнять волю Бога, и затем исполняет её. Но неизмеримо лучше, отказавшись исполнять Его волю, затем раскаяться и исполнить её, чем лицемерно согласиться, но ничего не сделать. В этом контексте исполнение воли Божьей относится к принятию Евангелия, к принятию Иисуса Христа как Мессии, Спасителя и Господа.

СВЯЗЬ

Иисус говорит им: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперёд вас идут в Царство Божье, ибо пришёл к вам Иоанн путём праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему» (21:31б-32)

После того как противники Иисуса дали единственно возможный ответ на Его вопрос, Иисус показал им, какое отношение эта притча имеет к ним. Он сказал им, что, хотя они правильно ответили на Его вопрос, их реакция на Него и Его служение была неверной и порочной. Их собственные слова стали для них осуждением. Еврейские вожди были похожи не на первого сына, который исполнил волю отца, а на второго, который не исполнил её. «Они говорят и не делают», – заявил Иисус в другом случае (Матф. 23:3). Они утверждали, что послушны Богу, но их действия свидетельствовали, что в их сердцах для Него не было места. Они утверждали, что с нетерпением ждали Мессию и превозносили Его имя; но когда Он пришёл, они не приняли Его.

Поэтому Господь сказал им: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперёд вас идут в Царство Божье». Никакой другой упрёк не мог задеть их сильнее или разъярить больше, чем этот, потому что в их глазах мытари и блудницы были отбросами общества, возможно, даже хуже, чем язычники. Мытари были не только безжалостными вымогателями, но и предателями своего народа, евреев. Они покупали у римлян право на сбор налогов со своего народа, чтобы поддерживать римскую оккупацию. Блудницы были воплощением ужасной безнравственности. Если и были люди, которые полностью находились за пределами Божьей милости, думали самодовольные еврейские вожди, так это представители этих двух категорий.

С другой стороны, люди, которые теперь стояли перед Иисусом, принадлежали к религиозной элите. Они были толкователями Божьего закона и хранителями Божьего храма. Они заявляли, что отдали свою жизнь в послушание Богу, и пребывали в выгодной для себя иллюзии, что благодаря своему высокому положению и большому религиозному служению они более, чем другие, угодны Ему.

Однако Иисус объявил этим гордым вождям, что мытари и блудницы, которые предпочли быть непослушными Богу, но позже раскаялись, вперёд них идут в Царство Божье. Слова «вперёд вас» не значат, что неверующие вожди в конце концов войдут в Царство. Ни один неверующий не войдёт в него. Иисус просто использовал это выражение, чтобы показать, что Божьи нормы для спасения противоположны человеческим. Мытари и блудницы были ближе к Царству, чем первосвященники и старейшины, не потому, что были более праведными или приемлемыми для Бога, а потому, что были более готовы признать свою нужду в Божьей благодати, чем самодовольные первосвященники и старейшины. Иисус хотел подчеркнуть, что притязания человека на принадлежность к религии не делают его приемлемым для Царства, но даже огромный грех, в котором человек раскаялся, не сможет воспрепятствовать его вхождению в Божьи обители.

«Ибо пришёл к вам Иоанн путём праведности», – продолжает Иисус, отвечая на вопрос, на который Его оппоненты отказались ответить. Сказать, что Иоанн пришёл путём праведности, значило сказать не только, что его служение было от Бога, но и что сам он был благочестивым человеком. Иоанн был святым, праведным, добродетельным, исполненным Духа человеком, которого Бог послал приготовить путь Своему Сыну, Мессии. Он проповедовал праведность и жил праведной жизнью. «Из рождённых жёнами, – подтвердил Иисус, – не восставал больший Иоанна Крестителя» (Матф. 11:11).

«Но вы не поверили ему», – сказал им Иисус. Еврейские вожди с самого начала относились к Иоанну Крестителю скептически, потому и послали группу священников и левитов подвергнуть его допросу (Иоан. 1:19-25). Поэтому Иоанн, увидев «многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: „Порождения ехидны! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния и не думайте говорить в себе: "Отец у нас Авраам", ибо говорю вам, что Бог может из камней этих воздвигнуть детей Аврааму“» (Матф. 3:7-9).

«А мытари и блудницы поверили ему», – сказал Иисус. Некоторые мытари были открыты к Евангелию даже в его неполной форме, как его проповедовал Иоанн Креститель. Свидетельствуя об искренности своего крещения в покаяние грехов, они спросили Иоанна: «Учитель! Что нам делать?» (Лук. 3:12). Хотя в Евангелиях нет конкретного упоминания о блудницах, Иисус ясно даёт понять, что среди множества народа, который крестился у Иоанна, были блудницы, которые поверили ему и, как те мытари, исповедали свои грехи и были прощены (см. Матф. 3:5-6).

В заключение Своего обвинения Иисус сказал: «Вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему». Они не поверили проповеди Иоанна, когда слушали её, не поверили ему, когда увидели преображённые жизни мытарей и блудниц. Другими словами, их не убедила ни истина проповеди, ни её сила, способная преображать грешников.

Они подвергались воздействию полного света пророка Божьего и даже большего света Сына Божьего, однако отказались принять этот свет. Они слышали проповедь вестника Царя и проповедь Самого Царя, но не прислушались и не уверовали. Они были свидетелями силы Иоанна и силы Христа, однако ничто из увиденного не коснулось их.

Суд над отвергающими Христа

«Выслушайте другую притчу. Был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнёс его оградой, выкопал в нём точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды. Виноградари, схватив слуг его, иного избили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец послал он к ним своего сына, говоря: „Постыдятся сына моего“. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: „Это наследник; пойдём, убьём его и завладеем наследством его“. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придёт хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?» Говорят Ему: «Злодеев этих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои». Иисус говорит им: «Неужели вы никогда не читали в Писании: „Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это – от Господа, и дивно в очах наших“? Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божье и дано будет народу, приносящему плоды его. И тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит». И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за пророка (21:33-46)

Иисус продолжает отвечать на враждебные выпады лицемерных, испуганных первосвященников и старейшин, потребовавших, чтобы Он сказал им, какой властью Он совершал Своё служение и особенно какой властью изгнал торговцев и меновщиков из храма. После того как они отказались сказать, было ли служение Иоанна Крестителя от Бога или от людей, Иисус предъявил им обвинение, рассказав притчу о двух сыновьях. В этой притче Он показал, что мытари и блудницы войдут в Царство прежде этих религиозных ханжей. Затем Он грозно предупредил их другой притчей, второй по счёту в трилогии притч о суде (см. также 22:1-14), которая ещё выразительнее проиллюстрировала их упорное отвержение Бога.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Выслушайте другую притчу. Был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнёс его оградой, выкопал в нём точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды. Виноградари, схватив слуг его, иного избили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец послал он к ним своего сына, говоря: «Постыдятся сына моего». Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: «Это наследник; пойдём, убьём его и завладеем наследством его». И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили (21:33-39)

Всякий раз, когда Иисус учил притчами, Он рассказывал простую и понятную историю, часто включавшую в себя эффект неожиданности, чтобы пояснить важную истину, ранее неизвестную, либо неправильно понимаемую. Ситуация, описанная в притче о хозяине дома, который насадил виноградник, была обычной в той земледельческой среде, и слушателям было довольно легко её понять. В новозаветные времена склоны холмов Палестины были покрыты виноградниками. Виноградарство было основой национальной экономики. Было обычным делом, когда богатый человек покупал участок земли и сажал там виноградник. Сначала хозяин ставил каменную ограду или сажал колючую изгородь, чтобы защитить виноградник от диких животных и воров. Затем он выкапывал в нём точило. Иногда точило приходилось высекать в породе, находящейся под слоем земли. В широком, мелком верхнем бассейне виноград давили, и сок стекал по жёлобу в нижний резервуар. Оттуда виноградный сок переливали в мехи для вина или глиняные кувшины для хранения. Часто владелец виноградника строил башню, которая использовалась как наблюдательный пункт против мародёров, убежище для работников, а также хранилище для семян и инвентаря.

Эти подробности указывают на большую заботу, которую проявил хозяин при создании виноградника. И когда всё было приведено в надлежащий порядок, хозяин отдал его виноградарям в аренду. Он надеялся, что это надёжные арендаторы, которые будут отдавать ему определённый процент от дохода как арендную плату. Остальное принадлежало им как плата за их труд по уходу за виноградником. Довольный тем, что его дело в надёжных руках, хозяин отлучился.

Спустя несколько месяцев, когда приблизилось время сбора плодов, хозяин послал своих слуг к виноградарям взять предназначенную часть плодов. Но вместо того чтобы заплатить положенное хозяину, виноградари, схватив слуг его, иного избили, иного убили, а иного побили камнями. Как и в истории со смоковницей (21:18-21; ср. Марк. 11:12-14, 20-21), Матфей под вдохновением Святого Духа сжал несколько эпизодов в один. Из повествования Марка мы узнаём, что Иисус рассказал о трёх слугах, которые приходили отдельно, один за другим (Марк. 12:2-5). Первого слугу злые виноградари избили плетьми, оставив его избитого и окровавленного. Второго они сразу убили, а третьего побили камнями. Если побивание камнями подразумевает еврейскую казнь, то и третьего раба, вероятно, убили. После этого хозяин послал других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же: их «то били, то убивали» (Марк. 12:5).

У этих виноградарей была прекрасная возможность хорошо заработать. У них был прекрасный виноградник, который они могли обрабатывать, и хозяин полностью вверил его их заботам. Но им было мало просто хорошо зарабатывать; они хотели заполучить весь урожай и в достижении этой цели были беспощадны.

После того как виноградари жестоко обошлись со слугами хозяина, он послал к ним своего сына, говоря: «Постыдятся сына моего». Однако всё случилось как раз наоборот: это ещё больше подхлестнуло их на ужасное вероломство. Виноградари, увидев сына, сказали друг другу: «Это наследник; пойдём, убьём его и завладеем наследством его». И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Сначала виноградари замышляли просто забрать весь доход от виноградника; теперь же они задумали присвоить и виноградник.

Убийство сына было хладнокровно продумано заранее. Виноградари не перепутали его с кем-то из слуг. Они точно знали, кто это был. Именно потому, что он был сыном хозяина, они решили убить его, чтобы завладеть наследством его.

Конец этой полной драматизма притчи потряс еврейских вождей и многих слушателей. Они испытали огромное чувство жалости к обманутому, скорбящему владельцу виноградника и возмущение и гнев к бессердечным, жестоким виноградарям.

По сути, терпение хозяина виноградника и жестокость виноградарей настолько поразительны, даже, можно сказать, нереальны, что некоторые критики утверждают, будто Иисус допустил в этой истории преувеличение, или же авторы Евангелий преувеличили то, что изначально рассказал Иисус. Но именно эти крайности и составляют суть притчи. Для Иисуса было важно, чтобы слушатели отметили необычное терпение хозяина и крайнее лукавство виноградарей.

ВЫВОД

«Итак, когда придёт хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?» Говорят Ему: «Злодеев этих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои» (21:40-41)

Используя типично раввинскую манеру изложения, Иисус подвёл Своих слушателей к тому, что они сами уже могли закончить эту историю, спросив: «Что сделает хозяин виноградника с этими виноградарями?» Внутренне негодуя, первосвященники и старейшины ответили с готовностью: «Злодеев этих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои». Они наверняка были очень довольны, что получили такую неожиданную возможность показать свою праведность перед Иисусом. Они правильно оценили ситуацию и предсказали правильный конец притчи: разгневанный хозяин сначала сурово накажет злых виноградарей, а затем заменит их другими, более надёжными. Они совершенно не подозревали, что в то время, когда они питали свою гордость, ответив на вопрос-приманку Иисуса, они захлопнули ловушку своего собственного осуждения.

ОБЪЯСНЕНИЕ

Иисус говорит им: «Неужели вы никогда не читали в Писании: „Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это – от Господа, и дивно в очах наших“?» (21:42)

На первый взгляд кажется, что это замечание не имеет отношения к притче. Но Господь использует знакомый отрывок из Ветхого Завета, чтобы ещё раз подчеркнуть суть притчи, и, делая это, Он меняет метафоры. С долей сарказма Иисус спрашивает самозваных знатоков Ветхого Завета: «Неужели вы никогда не читали в Писании?», и затем цитирует известные слова из Псалма 117:22.

Иисус цитировал тот же Псалом, из которого были взяты приветственные восклицания народа во время Его торжественного входа в Иерусалим, когда Его приветствовали мессианским титулом «Сын Давидов» (Матф. 21:9). И, по сути, именно за то, что Иисус принимал эти мессианские приветствия, фарисеи и упрекали Его (Лук. 19:39). Теперь из этого же раздела Псалма Иисус напомнил религиозным вождям о камне, который отвергли строители и который сделался главой угла.

Краеугольный камень был самой важной частью здания, поскольку по нему определялось расположение других частей здания и производилась сверка. Если краеугольный камень имел неправильную форму или был установлен неправильно, то под угрозой оказывались симметрия и устойчивость всего здания. Иногда строителям приходилось отвергать несколько камней, прежде чем они находили нужный. В этой истории один из таких отвергнутых камней, в конце концов, сделался главой угла.

На протяжении многих столетий Израиль был таким камнем, который строители империй мира отвергали как неважный и презренный, годный лишь для того, чтобы какое-то время его использовать, а затем выбросить. Но в божественном плане Господа Израиль был избран для того, чтобы быть главой угла в истории искупления мира – народом, через который должно было прийти спасение.

Но данный образ имел ещё более важное значение. Вскоре после Дня Пятидесятницы Пётр провозгласил перед религиозными правителями в Иерусалиме: «Да будет известно всем вам и всему народу израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мёртвых… Он есть „камень, пренебрежённый вами, строителями, но сделавшийся главой угла“, – и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного людям, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:10-12). Более великий камень, чем Израиль, – это Иисус Христос, а строители, которые отвергли Его, – это еврейские вожди, представляющие весь Израиль и, в более широком смысле, весь неверующий мир. Камень, который отвергли, – это распятый Христос, а восстановленный камень, который сделался главой угла, – это воскресший Христос.

Таким образом, Иисус связал мессианский Псалом с притчей для того, чтобы подкрепить Свою мысль. Отвергнутый Сын и отвергнутый камень – оба относились к Христу. Стих из 117-го Псалма идёт дальше притчи и упоминает также о воскресении Сына, о том, что не могла передать притча, сохраняя при этом свою естественность.

Пётр повторяет эту же истину в своём Первом Послании: «Вот Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. Итак, Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих „камень, который отвергли строители, но который сделался главой угла, камень преткновения и камень соблазна“, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены» (1 Пет. 2:6-8). Павел говорил ефесским верующим: «Итак, вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Ефес. 2:19-20).

Когда начальники храма сказали Иисусу, что плохих виноградарей ожидает ужасный конец (ст. 41), они осудили себя таким же образом, как Давид осудил себя перед Нафаном. Услышав трогательную притчу о богатом человеке, который забрал у бедного его единственную любимую овечку, чтобы накормить своего гостя, «сильно разгневался Давид на этого человека и сказал Нафану: „Жив Господь! Достоин смерти человек, сделавший это; и за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания“. И сказал Нафан Давиду: „Ты – тот человек“» (2 Цар. 12:5-7).

Фактически, Иисус сказал первосвященникам и старейшинам: «Вы – эти люди! Вы – эти ужасные виноградари, которые, как вы сами сказали, заслуживают ужасного наказания за то, что избили и убили слуг хозяина виноградника, а затем убили и его сына. Разве вы не понимаете, что хозяин виноградника – это Бог, виноградник – это Его Царство, слугами были Его пророки, а Я – Его Сын? Вы только что сами признали себя виновными в том, что осудили на смерть не только пророков, но даже Самого Божьего Сына».

Относительно убийства пророков позже в этот же день Иисус сказал неверующим еврейским вождям, в частности книжникам и фарисеям: «[Вы] строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведникам, и говорите: „Если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков“. Таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших» (Матф. 23:29-32).

Бог приготовил прекрасное, благословенное место и затем милостиво отдал его в управление Своему народу Израилю. Это было место обетований, надежды, освобождения, спасения и безопасности. Но Израиль присвоил все эти благословения, не возблагодарив, не прославив за них Бога и не воздав Ему должную честь. Израиль преследовал пророков, которых Бог терпеливо и с любовью посылал, чтобы призвать его к покаянию и прощению. Еврейское предание гласит, что Исаию перепилили надвое деревянной пилой (ср. Евр. 11:37). Из Писания мы знаем, что Иеремию бросили в яму с грязью, а предание гласит что, в конце концов, его побили камнями до смерти. Иезекииль был отвергнут; Илия и Амос вынуждены были спасать свою жизнь бегством; Михея били в лицо те, кто отказался слушать его слова (3 Цар. 22:24); а Захария был убит прямо в Божьем храме (2 Пар. 24:20-22; ср. Матф. 23:35). Ветхозаветная история свидетельствует о кровожадных сердцах иудейских вождей, порочность которых достигнет высшей степени, когда они убьют Сына Божьего.

Рассказав и объяснив эту притчу, Иисус представил одно из самых ясных заявлений о Своей божественности. Эта притча даже указывает на то, что Он будет распят вне города Иерусалима (ср. Евр. 13:12), как сын хозяина виноградника был выведен из виноградника и убит.

Иисус также ясно даёт понять, что еврейские вожди, которые отвергли Его, не имели оправдания, поскольку, как и злые виноградари, они знали, что Он был Сыном Божьим, но отказались принять Его и отдать Ему должную честь. Они хотели убить Его не потому, что Он был нечестивым и порочным, а потому, что Он угрожал их порочной и нечестивой власти над храмом и над всей иудейской религиозной системой.

На протяжении истории, и даже сегодня, многие люди отказываются принять Иисуса Христа как Спасителя и Господа не потому, что им не хватает доказательств, а потому, что они отказываются поверить этим доказательствам. Они не верят просто потому, что не хотят верить.

ПРИМЕНЕНИЕ

Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божье и дано будет народу, приносящему плоды его. И тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит (21:43-44)

Этими прямыми, недвусмысленными словами Иисус удалил всякие сомнения, которые могли оставаться у первосвященников и старейшин по поводу того, что Он им говорил. В первой половине 43-го стиха и в 44-м стихе Господь снова произносит суд над неверующим Израилем и его нечестивыми вождями; во второй половине 43-го стиха Он вновь говорит о замене их верующими язычниками.

«Потому сказываю вам, – провозгласил Господь, несомненно, пристально глядя в глаза Своих врагов, – отнимется от вас Царство Божье». А вместо них Царство дано будет народу, приносящему плоды его.

Когда Иоанн Креститель начал проповедовать о Царстве, он потребовал, чтобы фарисеи и саддукеи, которые хотели креститься, сначала сотворили «достойный плод покаяния» (Матф. 3:8). Плоды Царства – это праведность, которая проявляется в жизни человека, отвернувшегося от греха (см. Фил. 1:11; Кол. 1:10). Неверующие религиозные вожди не отвернулись от своих грехов и не покаялись, поэтому они не могли принести плоды Царства (истинно праведное поведение). Они были духовно бесплодны, и так как они предпочли остаться бесплодными, они были прокляты, как та смоковница, на которой были листья, но не было смокв (21:18-19).

По Божьей благодати, благодаря Его безусловному обещанию, Израиль однажды обратится к Богу и принесёт плод для Его Царства. «Не отверг Бог народа Своего, который Он наперёд знал», – заверял Павел собратьев-евреев. И когда «войдёт полное число язычников… весь Израиль спасётся, как написано: „Придёт от Сиона Избавитель и отвратит нечестие от Иакова“» (Рим. 11:2, 25-26).

А пока что Бог избрал другой народ, чтобы он был Его свидетелем. Бог очень давно объявил: «„Не Мой народ назову Моим народом, и не возлюбленную – возлюбленной“. И на том месте, где сказано им: „Вы не Мой народ“, там названы будут сынами Бога живого» (Рим. 9:25-26).

Основное значение слова этнос (народ) – «люди». Здесь это слово переведено самым лучшим образом, как и в Деян. 8:9. Народ, или люди, которые приносят плод Царства, – это Церковь, «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Пет. 2:9). Будучи единственными гражданами Божьего Царства, только верующие имеют Духа Святого, чтобы приносить плоды Царства. «Я есмь лоза, а вы ветви, – сказал Иисус. – Кто пребывает во Мне, и Я в нём, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Иоан. 15:5).

И тот, кто упадёт на этот отвергнутый камень, то есть отвергнет Самого Христа, тот разобьётся. Еврейские вожди, которые, так сказать, упали на Иисуса и предали Его смерти, сами разобьются. И на кого он, Иисус-камень, упадёт, того раздавит. Для тех, кто не примет Иисуса своим Освободителем, Он становится Разрушителем. Как Отец отдал всё спасение Сыну (Иоан. 14:6), так Он и «весь суд отдал Сыну» (Иоан. 5:22).

«Кто не любит Господа Иисуса Христа – анафема», – заявил Павел (1 Кор. 16:22). Говоря языком этого текста, пусть такой человек будет раздавлен в прах, как предупреждал Сам Господь Иисус Христос. Враги Бога обречены на то, чтобы превратиться в ничто. Пытаться уничтожить Христа – значит обречь себя на верную гибель. Через Даниила Господь предсказал окончательное возвращение Христа, чтобы судить неверующих людей и народы мира, представленные в виде величественного и, казалось, несокрушимого истукана из золота, меди, железа и глины. Как «камень, [который]… оторвался от горы без содействия рук», Иисус однажды ударит в истукана, символизирующего неверующее человечество, и «тогда всё вместе [раздробится]: железо, глина, медь, серебро и золото [сделается] как прах на летних гумнах, и ветер [унесёт] их, и следа не [останется] от них» (Дан. 2:32-35).

РЕАКЦИЯ

И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за пророка (21:45-46)

Нельзя было не увидеть, что объектами обличения и осуждения Иисуса были злые религиозные вожди, типичными представителями которых являлись первосвященники и фарисеи. Они, вне всякого сомнения, поняли, что Он о них говорит. Они понимали, что олицетворяют собой того сына, который солгал своему отцу, сказав, что идёт работать на поле, а затем не пошёл; они были теми злыми виноградарями, которые ненавидели хозяина виноградника и побили и убили его слуг и затем убили его сына. Они знали, что являются теми строителями, которые отвергли камень, ставший главой угла, и так как они отвергли его, Бог отвергнет их самих, и им будет закрыт вход в Его Царство.

Но, как всегда, несмотря на то, что они понимали, ничего из сказанного Иисусом они не приняли близко к сердцу. Они слышали, но отказались прислушаться. Они знали, что Иисус говорил об их нечестии, что Он осуждал их, но ни на мгновение не задумались над тем, справедливо ли Его обвинение, выдвинутое против них. Они не желали ни в чём убеждаться, поэтому их трудно было убедить. Они не хотели каяться, поэтому не могли получить прощение. Они знали благодатную истину об Иисусе, но не пожелали следовать за Ним; знали осуждающую истину о своём собственном грехе, но не пожелали отвратиться от него.

Они думали только о самооправдании и мести, поэтому старались схватить Иисуса и предать Его смерти, как они и замышляли с самого начала Его служения. Препятствием для них служило то, что они побоялись народа, потому что Его почитали за пророка. Вожди презирали Бога, но не боялись Его. Они также презирали народ, но боялись того, что он мог сделать. Они угождали не Богу, а людям. Поэтому они отложили арест Иисуса до тех пор, пока им не удастся повернуть народ против Него, в чём спустя несколько дней они и преуспели. В конце концов, разочаровавшись в Мессии, Который не собирался становиться тем спасителем, которого они хотели, и тем царём, которого они хотели, народ перестал давать правителям повод бояться его. Когда людям был дан выбор освободить Иисуса или мятежника Варавву, они выбрали Варавву. И когда Пилат спросил: «Что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?», – все закричали: «Да будет распят» (Матф. 27:21-22).

Этот удивительный отрывок описывает Божью милостивую заботу о людях, Его терпение к их неверию и отвержению, и Его любовь, проявившуюся в том, что Он послал Своего единственного Сына для их спасения. Но он также демонстрирует Его праведный суд, который совершится, когда закончится Его божественное терпение.

Этот отрывок также описывает божественность Иисуса как Сына Божьего, Его послушание воле Небесного Отца, Его желание прийти на землю и умереть ради искупления человека и Его воскресение. В этом разделе также говорится о том, что Иисус однажды придёт, и Его приход станет орудием божественного суда, чтобы уничтожить и раздавить тех, кто Его отверг.

Этот отрывок также изображает греховное человечество, его великие благословения и привилегии от Бога, его возможность получить истину от Божьих пророков и вечную жизнь от Его Сына. Здесь описывается ответственность людей и их подотчётность любящему, но справедливому Богу, перед Которым они будут стоять либо искупленными по вере, либо осуждёнными из-за неверия.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →