Комментарии Джона МакАртура на послание К Римлянам 4 глава

Авраам оправдан через веру

Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти? Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом. Ибо что говорит Писание? "поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность". Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу; а не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность. Так и Давид называет блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел: "Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи покрыты; Блажен человек, которому Господь не вменит греха" (4:1-8)

Если существует доктрина, которую желает подорвать и извратить главный враг человека и Бога, то это доктрина спасения. Если сатане удастся вызвать замешательство и заблуждение в понимании этой доктрины, то он достигнет своей цели – удерживать человека в грехе и под Божьим осуждением и наказанием, которое однажды неискупленные разделят с сатаной, его бесами и его ангелами в вечных мучениях ада.

Любая лжерелигия – как еретическая ветвь христианства, так и высокоразвитая языческая религия и примитивный анимизм – основаны на одной из форм спасения посредством дел. Они все без исключения учат, что тем или иным способом человек может стать праведным перед божеством, достигнув праведности своими собственными силами.

Вся 4-ая глава Послания к Римлянам посвящена Аврааму, образ которого Павел использует как пример главной истины Библии о том, что человек может стать праведным перед Богом лишь по вере в ответ на Его милость и никогда не по делам. В ст. 6-8 речь идет о Давиде, но Павел просто использует Давида как пример, чтобы подтвердить то, чему он учил об Аврааме.

Мы можем предположить несколько причин, по которым Павел выбрал именно Авраама как наиболее важный пример спасения по вере. Во-первых, Авраам жил приблизительно за 2000 лет до того, как Павел писал свое послание, что показывает, что принцип спасения по вере, а не по делам был не нов в иудаизме. Авраам был первым и наиболее важным еврейским патриархом. Он жил более чем за шесть сотен лет до установления через Моисея Ветхого Завета. Следовательно, он жил задолго до того, как был дан закон, и очевидно, что он не мог быть спасен через соблюдение этого закона.

Во-вторых, Павел использует Авраама как пример спасения через веру просто потому, что Авраам – это человек. До этого момента в Послании к Римлянам Павел говорит о богословских истинах главным образом абстрактно. Используя Авраама, Павел приводит конкретный пример оправдания по вере.

Третьей и, без сомнения, наиболее важной причиной использования Павлом именно Авраама в качестве примера оправдания по вере, было то, что хотя раввинское учение и распространенная среди иудеев точка зрения противоречили Св. Писанию, когда речь шла об основе праведности Авраама, они все же признавали, что Авраам был в Ветхом Завете наивысшим примером благочестивого праведного человека, угодного Господу. Он Библейский образец искренней веры и благочестия.

Большинство евреев во времена Павла верили, что Авраам стал праведным перед Богом вследствие своих собственных праведных черт. Они считали, что Бог избрал Авраама отцом Его израильского народа, поскольку Авраам был в то время самым праведным человеком на земле. Подобно многим сектам сегодня, они брали определенные цитаты из Св. Писания и искажали их либо интерпретировали вне контекста, чтобы подтвердить свои предвзятые идеи.

Раввины, например, утверждали, что Господь сказал Исааку: "Умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные, за то, что Авраам послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои" (Быт. 26:4-5). Они указывали, что Господь называл Авраама "друг Мой" (Ис. 41:8). Авв. 2:4 часто толковали так: "Праведный своею преданностью жив будет", вместо того, чтобы говорить "своею верою". Вместо того чтобы понимать преданность, верность как результат веры, они считали, что оправдание может быть получено через усилия быть верным. Подобным образом раввины трактовали Быт. 15:6, говоря о преданности Авраама, а не о его вере.

Несколько иудейских апокрифических книг учат, что Авраам был оправдан, поскольку соблюдал Божий закон. В книге Екклезиастик (не путайте с книгой Екклесиаста), которая также известна как книга Мудрости Сираховой сказано, что Авраам стал праведным благодаря своему послушанию (44:19-21). В "Молении Манассии" содержится даже утверждение о безгрешности Авраама: "Поэтому Ты, Господи, Бог праведных, не назначай покаяние для праведных, для Авраама, для Исаака и для Иакова, которые не грешили против Тебя" (ст. 8). В книге Юбилеев автор говорит: "Авраам был безупречен во всех своих делах с Господом, он каждодневно находил радость в праведности" (23:10). В некоторых раввинских произведениях утверждается, что Авраам был так добродетелен от рождения, что начал служить Богу в три года и был одним из семи праведных людей, которым была дана привилегия вернуть Божью славу (Шекина) в скинию.

Используя Авраама в качестве высшего Библейского примера оправдания или спасения исключительно по вере, Павел посягал на цитадель традиционного иудаизма. Показывая, что Авраам был оправдан не по делам, апостол разрушал основание раввинского учения о том, что человек становится праведным перед Богом, соблюдая закон, то есть на основе своих собственных религиозных усилий и поступков. Но если Авраам не мог быть и не был оправдан за соблюдение законов, то и никто подобным образом не может быть оправдан. Иначе говоря, если Авраам был оправдан исключительно из-за своей веры в Бога, то и любой другой человек должен быть оправдан именно таким образом, поскольку Авраам – Библейский пример праведного человека.

Авраам не был оправдан своими делами

Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти? Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом (4:1-2)

Павел начинает с вопроса: "Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти?" В сущности Павел спрашивает: "Поскольку мы считаем Авраама несравненным примером оправданного Богом человека, почему бы нам не присмотреться к нему внимательно, чтобы определить основу его оправдания?"

В данном контексте слова "что же" – это эквивалент слова "следовательно", связывающего разговор об Аврааме со всем сказанным Павлом в предыдущей главе. Как сказано выше, после утверждения о том, что и иудеи, и еллины оправдываются по вере (3:30), апостол обращается к примеру Авраама, поскольку он знает, что этот величайший еврейский патриарх, их отец по плоти, использовался раввинами как главный пример человеческого оправдания по делам. Павел покажет, что Св. Писание как раз напротив ясно говорит, что Авраам был спасен именно по вере.

Авраам был человеческим праотцом первого Божьего договора с Его избранным народом. Следовательно, он был по плоти образцом искреннего иудея и праведного перед Богом человека. От него пошел весь еврейский народ и все истинное в его взаимоотношениях с Богом должно, следовательно, быть истинным для всех его потомков.

Выражение "по плоти" относится, прежде всего, к физическому происхождению. Но в данном контексте оно также означает человеческие усилия в стремлении к оправданию. Павел уже говорил, что и евреи, и неевреи оправдываются по вере (3:30) и в 4:2 он обращается к традиционному еврейскому понятию об оправдании Авраама через добрые дела. Следовательно, выражение "по плоти" могло означать надежду на человеческие дела.

В гипотетическом силлогизме Павел говорит: "Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу". Главное утверждение здесь таково: если бы человек мог быть оправдан перед Богом благодаря своим собственным человеческим усилиям, тогда он имел бы основания для похвалы. Второе утверждение состоит в том, что Авраам, как человек, был оправдан по делам. Отсюда вывод, что поэтому Авраам имеет похвалу.

Главное утверждение верно: если бы человек мог быть оправдан по делам, он бы в самом деле имел похвалу, поскольку он заслужил бы свое собственное спасение. Но, как показывает Павел, второе утверждение неверно. Следовательно, и вывод неверен. Авраам не имел в себе ничего такого, чтобы хвалиться перед Богом.

Авраам был оправдан по вере

Ибо что говорит Писание? "поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность". Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу; а не делающему, но верующему в Того, Кто оправдает нечестивого, вера его вменяется в праведность (4:3-5)

Убедительные доводы Павла прежде всего основываются на Св. Писании, Божественной и непогрешимой истине. Цитируя Быт. 15:6, он говорит: "Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность". Содержащееся выше описание жизни Авраама в книге Бытие, которое начинается с 12-ой главы, вдохновило Моисея написать, что патриарх был праведен перед Богом исключительно благодаря вере. Потому и только потому, что Авраам поверил Богу, а не по какой другой причине, это вменилось ему Богом в праведность.

В своем послании к галатийским церквям апостол цитирует этот же стих из книги Бытие и затем говорит: "Познайте же, что верующие суть сыны Авраама" (Гал. 3:6-7). Несколькими стихами ниже он упоминает о патриархе как о "верном Аврааме" (ст. 9). Поскольку Авраам был квинтэссенцией человека веры, в этом смысле он "отец всех верующих" (Рим. 4:11). Иисус говорил, что через свою веру в Бога Авраам "рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался" (Иоан. 8:56).

Послание к Евреям описывает веру, благодаря которой Авраам был провозглашен праведным перед Богом: "Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог" (Евр. 11:8-10).

Как и Павел, который написал Послание к Римлянам, Авраам был владычески и непосредственно избран Богом. Ни Авраам, ни Павел не искали Бога, когда они были Божественно призваны и облечены. Авраам, возможно, никогда не слышал об истинном Боге, в то время как Павел много знал о Нем. По-видимому, Авраам был удовлетворен своим идолопоклонническим язычеством, и Павел был удовлетворен традиционным, но ложным иудаизмом.

В начале, когда Авраам был призван Богом, он жил в Уре Халдейском (Быт. 11:31; 15:7), полностью языческом и идолопоклонническом городе. Археологи считают, что во времена Авраама в городе насчитывалось, возможно, триста тысяч жителей. Это был важный торговый город, находившийся в Месопотамии, в нижнем течении Евфрата на расстоянии немногим больше ста шестидесяти километров севернее Персидского залива. В Уре жили высокообразованные люди, искусные в таких различных областях, как математика, сельское хозяйство, ткачество, гравирование и астрономия. Вопреки утверждениям либеральных ученых 19-го и начала 20-го столетий, доказано, что ко времени Авраама халдеи развили систему письма.

Халдеи были политеистами, имея множество богов, главный из которых был Нанна – бог луны. Поскольку отец Авраама Фарра был идолопоклонником (И. Нав. 24:2), то очевидно, что Авраам был воспитан в духе язычества.

Когда Бог призвал Авраама (или Аврама, как он назывался в начале), Он не имел никаких причин, чтобы выбрать этого язычника из миллионов других. Нигде в Св. Писании не сообщается эта причина. Бог избрал Авраама, поскольку в этом состояла Его Божественная воля, которая не нуждается в доказательстве или объяснении.

После того как Бог повелел Аврааму оставить свою страну и родных и идти в землю, которая будет ему показана, Он как Владыка дал безусловное обещание: "И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; будешь ты в благословление. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные" (Быт. 12:2-3).

Не имея никаких других гарантий кроме Божьего слова, Авраам оставил дело, которым занимался, родину, друзей, большую часть родственников и, возможно, большую часть своего имущества. Он оставил свою временную безопасность ради будущей неопределенности, насколько его человеческие глаза могли видеть и насколько его человеческий ум мог понять. Земля, которая была ему обещана в наследство, была населена язычниками, возможно даже более злыми и большими идолопоклонниками, чем в его собственной стране. Авраам вероятно имел очень слабое представление о том, где находится земля Ханаанская, и он, возможно, никогда не слышал о ней вообще. Но когда Бог призвал его идти туда, Авраам послушался и начал долгое путешествие.

Поскольку Авраам лишь частично послушался Бога, взяв с собой своего отца и своего племянника Лота, то он пятнадцать лет потерял в Харране, где они жили до смерти Фарры (Быт. 11:32). К тому времени Аврааму исполнилось семьдесят пять лет и он продолжил свое путешествие в Ханаан. Он также продолжал лишь частично повиноваться Богу, взяв с собой Лота (12:4).

Когда Авраам, Сарра и Лот достигли Сихема в Ханаане, Авраам получил еще одно владыческое и безусловное обещание от Бога: "И явился Господь Аврааму, и сказал: потомству твоему отдам Я землю сию. И создал он там жертвенник Господу, Который явился ему" (Быт. 12:7). Продолжая свое путешествие через Ханаан, он построил еще один "жертвенник Господу и призвал имя Господа" (ст. 8).

Но вера Авраама не была совершенной, точно так же, как несовершенна вера любого верующего. Первое испытание, которое он должен был встретить, был голод в Ханаане, и Авраам пошел в Египет, чтобы спастись, вместо того, чтобы обратиться к Богу. Это ослушание поставило его в опасную ситуацию с фараоном. Авраам сказал, что его прекрасная жена – это его сестра, поскольку опасался, что фараон может убить его, чтобы завладеть женой. Поступив так, Авраам позорил Господа и вызывал Его удары по семье фараона (Быт. 12:10-17).

Господь многократно давал обещания Аврааму, и Авраам ответил верой, которую Бог "вменил ему... в праведность" (Быт. 15:6). Но когда снова пришло испытание, он положился на свое собственное понимание, а не на слово Господа. Когда Сарра вышла из возраста нормального деторождения и осталась бесплодной, Авраам последовал ее неразумному совету и взял дело в свои собственные руки. Он совершил прелюбодеяние с Агарь, служанкой Сарры, надеясь, что она родит ему наследника. Но как всегда его непокорное действие обратилось против него и вызвало страдания невиновных (см. Быт. 16:1-15). Он также навлек несчастье на своих собственных потомков, с которыми арабские потомки Измаила, сына Агари, конфликтуют и до наших дней.

Несмотря на свое духовное несовершенство, Авраам всегда обращался в вере к Господу, и Господь чтил эту веру и продолжал повторять Аврааму Свои обещания. Бог чудесным образом дал Сарре родить сына, когда она находилась уже в почтенном возрасте, сына, которого Бог пообещал дать Аврааму. И когда случилось величайшее из всех испытаний, Авраам не колебался в своей вере в Господа. Когда Бог приказал ему принести в жертву Исаака, единственное человеческое средство, через которое могло быть выполнено обещание, Авраам ответил абсолютным послушанием, и Бог за это дал замену вместо Исаака (Быт. 22:1-18). Послание к Евреям указывает, что "верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: "в Исааке наречется тебе семя"; ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменовании" (Евр. 11:17-19).

Ни Авраам, ни его прямые наследники – его сын Исаак и его внук Иаков – никогда не имели никакой земли в Ханаане, за исключением небольшого поля близ Мамре, в котором была расположена пещера Махпелу. Авраам купил этот участок земли у Ефрона Хеттеянина для погребения Сарры (см. Быт. 23:3-11). Там также были похоронены сам Авраам, Исаак, Ревекка и Лия (49:31). Много лет спустя, по просьбе Иакова его тело было перенесено из Египта Иосифом и его братьями и похоронено рядом с отцом и дедом Иакова (Быт. 50:13-14).

Как это всегда бывает в случае истинной веры, Св. Дух просветил ум и сердце Авраама для того, чтобы он узнал истинного и единственного Бога, и дал Аврааму возможность ответить Ему верой. Авраам видел землю обетованную и странствовал по ней как кочевник, но никогда не обладал ею. Даже его потомки не обладали этой землей спустя более полстолетия после того, как обещание было дано в первый раз.

Точно так же, как Авраам верил Божьему слову и Его обещанию дать ему землю, которой он никогда не видел, он верил в Божью силу воскресить Исаака из мертвых, если необходимо, при помощи Божественного чуда, которого он никогда не видел. И в ответ на веру Авраама в Бога это вменилось ему в праведность.

Слово "вменилось" происходит от греческого "логизомаи", имеющего экономическое и юридическое значение "перечислить что-либо на другой счет". Единственное, что Бог получил от Авраама, – это его несовершенная вера, но Своей Божественной милостью и состраданием Он вменил это на духовный счет Авраама как праведность. Это милостивое вменение отражает сущность Божьего искупительного откровения, и ему уделено центральное место как в Ветхом, так и в Новом Заветах. Бог никогда не давал никаких других средств оправдания, кроме веры в Него.

Несмотря на то, что много раз проявлявшаяся непокорность Авраама была греховной и приносила вред ему самому и другим людям, Бог использовал даже эту непокорность, чтобы прославить Себя. Примеры этой непокорности говорят о том, что вопреки раввинскому учению Авраам был владычески избран Богом, исходя из Его собственных Божественных причин и целей, а не из-за верности или праведности Авраама. Авраам был выбран Божьей владыческой милостью, а не благодаря своим делам или даже своей вере. Его вера была угодна Богу лишь потому, что Бог милостиво вменил ее ему или посчитал ее праведной. Авраама спасла не величина его веры, а величие милостивого Господа, в Которого он верил.

Вера – не основа и не причина для оправдания, а лишь средство, с помощью которого действует Божья искупительная милость. Вера – это просто стремление осужденного сердца получить Божий безвозмездный и незаслуженный дар спасения.

Все, что было истинно в отношении веры Авраама, истинно и в отношении веры каждого верующего. "Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу, – заявляет Павел. – А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность".

Но хотя для спасения необходима вера, сама по себе она не имеет силы спасти. Спасающей силой обладает лишь Божья искупительная милость, проявившаяся через искупительный подвиг Его Сына на Кресте. Вера – это не разновидность действия, как утверждают некоторые. Павел здесь ясно говорит о том, что спасительная вера абсолютно отличается от любого вида человеческих действий.

Если бы человек был способен спасти себя сам при помощи своих дел, то спасение происходило бы не по Божьей милости, и жертва Христа на кресте была бы напрасной. Если бы такие праведные дела были доступны людям, то тогда спасение не было бы даром Божьей милости, а лишь воздаянием по долгу. Праведность по делам не только устранила бы Божью милость, но и лишила бы Его славы, ради которой и было создано все творение. "Ибо все из Него, Им и к Нему", – напомнил Павел римским верующим ниже в этом послании. "Ему слава во веки. Аминь" (Рим. 11:36). Главная цель Благой вести – не спасти людей, а прославить Бога. В другом прекрасном восхвалении в середине своего Послания к Ефесянам Павел торжествует: "А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь" (Ефес. 3:20-21).

Существует много причин, по которым грешный человек не может спасти себя своими собственными делами. Во-первых, из-за своего греха он не способен достичь Божественных норм праведности, то есть абсолютного совершенства. Во-вторых, какими бы благородными, жертвенными и благодетельными не были его дела, они не могут искупить его грехов. Даже если Бог признает добрыми все дела человека, он все равно заслуживает смертного наказания за грехи. В-третьих, как отмечалось выше, если бы люди были способны спасти себя сами, искупительная смерть Христа была бы ненужной. В-четвертых, как также уже отмечалось, если бы человек мог спасти себя сам, Божья слава была бы заслонена человеческой.

Бог спасает лишь того человека, который верит не в свои дела, а в Того, Кто оправдывает нечестивого. До тех пор, пока человек не признает, что он нечестив, он не может претендовать на спасение, поскольку все еще верит в свою добродетельность. Именно это имел в виду Иисус, когда сказал: "Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию" (Лук. 5:32). Те, кто праведен в своих собственных глазах, не имеют отношения к Божьей искупительной милости.

В притче о винограднике Иисус показал Божью нелицеприятную благодать. С точки зрения людей, те, кто работал весь день, заслуживают большего, чем те, кто работал лишь в последний час. Но Иисус указывает, что хозяин, который представляет Бога, имеет право поступать так, как хочет. Он не обманул работавших весь день и заплатил им ровно столько, сколько обещал, и на что они согласились.

По Божьим критериям, любое дело человека очень далеко от того, чтобы заслужить искупление, которое Он дает. С точки зрения совершенной праведности, даже самые преданные и долго принадлежавшие церкви христиане ни на йоту не ближе к тому, чтобы заслужить спасение, чем наиболее отвратительные преступники, принимающие Христа на своем смертном одре.

Даже искренняя вера сама по себе не заслуживает и не дает совершенной праведности, без которой ни один человек не может прийти к Богу. Скорее вера его вменяется как требуемая праведность.

"Вменение", о котором говорит здесь Павел, – это оправдание, судебное действие Бога, посредством которого Он вменяет грешнику Христову совершенную праведность, а затем объявляет Свое решение о том, что прощенный полностью оправдан. В своей книге "Искупление совершенное и примененное" Джон Мюррей писал: "Бог не может не принять под Свое покровительство тех, кто положился на праведность Его Сына. В то время как Его гнев открывается с небес против неправедности и нечестивости людей, Его добрая воля также открывается с небес в ответ на праведность Его возлюбленных и возрожденных детей" ([Grand Rapids: Eerdmans, 1955], стр. 124]).

Таким образом, Бог оправдывает нечестивого, не просто не замечая греха, но вменив наш грех Христу, полностью заплатившему наказание за него, и теперь Он вменяет нам праведность Христа. "Он взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни, а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились" (Ис. 53:4-5).

Поскольку Бог отнес грех верующего на счет Христа, Он может отнести праведность Христа на счет верующего. Бог не мог бы справедливо дать праведность Аврааму, если бы грех Авраама, подобно грехам каждого верующего, не был бы искуплен жертвой крови Христа.

До Креста грех верующего был искупаем ожиданием искупительной жертвы Христа, а со времени Распятия искупление греха верующего уже совершено.

Комментируя вменение Богом Его праведности верующим, Артур Пинк писал:

"Это называется "правдой Божией" (Рим. 1:17; 3:21), поскольку Он предписал, одобрил и вменил ее. Она называется "правдой Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа* (2 Пет. 1:1), поскольку Он выразил и представил ее Богу. Это называется "праведностью веры" (Рим. 4:13), поскольку вера понимает и вмещает ее. Это называется праведностью человека (Иов. 33:26), поскольку она была заплачена за него и вменена ему. Все эти различные определения описывают разные аспекты того, что составляет совершенную покорность до смерти, которую Спаситель принял ради Своих людей" ("The Doctrines of Election and Justification" [Grand Rapids: Baker, 1974], стр. 188).

To, что Бог вменяет веру верующих как Свою собственную Божественную праведность, – это непостижимая, но и неопровержимая истина. Она заставляет трепетать сердца тех, кто верит в Иисуса Христа как Господа и Спасителя.

Когда раскаивающийся грешник предстает перед величием, силой и справедливостью Бога, он не может не видеть своей погибели и бесполезности своих поступков. Благодаря данному Богом пониманию он видит, что заслуживает лишь Божьего осуждения. Но Бог дает Божественное заверение, что через веру грешника в Иисуса Христа Он не только спасет его от осуждения, но и наполнит его Своей вечной праведностью.

Истинно раскаивающийся грешник восклицает вместе с пророком Михеем, признавшим: "С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом Небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними? Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего – за грех души моей?" (Мих. 6:6-7).

Вот необходимые составляющие спасительной веры: факты, согласие, принятие, доверие, надежда.

Факты. Вера не основывается на слепом прыжке в неизвестное и непостижимое, как считают многие либеральные и неортодоксальные богословы. Она основывается на фактах о Божьей искупительной работе через Его Сына Иисуса Христа.

В первом послании к церкви в Коринфе Павел заявил:

"Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братии в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем Апостолам; а после всех явился и мне, как (некоему) извергу" (1 Кор. 15:1-8).

Чтобы лучше показать важность воскресения Иисуса, Павел продолжает: "А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша... А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших" (ст. 14,17).

Согласие. Одно дело знать истину Благой вести; совсем другое дело соглашаться с ней. Верующее сердце подтверждает истину, получаемую от Божьего Слова.

Принятие. Это внутреннее желание верующего принять и применить истину Благой вести в своей собственной жизни. Говоря о Христе, Ап. Иоанн писал: "Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились" (Иоан. 1:11-13). Принятие включает также искреннее желание повиноваться Христу как Господу. "Если пребудете в слове Моем, – говорил Иисус, – то вы истинно Мои ученики" (Иоан. 8:31).

Доверие. Очень часто мы используем слово "вера". Но когда используется слово "доверие", то подразумевается неограниченное доверие к Богу, вера в то, что Он выполнит Свое обещание никогда не оставлять нас, Своих детей, и восполнять наши нужды. Притчи о сокрытом сокровище и о жемчужине (Матф. 13:44-46) повествуют о необходимости для верующего отдавать все, что он имеет, ради Христа, ради подтверждения веры в Его владычество и Его милость.

Искренняя вера включает отказ от греха и эгоизма и обращение к Богу. Это обращение называется покаянием и без него никто не может быть спасен. Покаяние настолько важная часть Благой вести, что иногда ее приравнивают к спасению. Ап. Петр провозгласил: "Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медленней; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2 Пет. 3:9).

Надежда. Каждый верующий спасен в надежде вечной жизни с Богом на небесах, хотя он никогда не видел небес или Господа, в Которого верит. Когда Фома отказывался верить, что Иисус воскрес из мертвых, пока не прикоснулся к телу Господа, Иисус сказал: "Блаженны не видевшие и уверовавшие" (Иоан. 20:29). Огромное большинство тех, кто верил в Христа на протяжении столетий, никогда не видели Его. Даже те, кто видел Его после Воскресения и был свидетелем Его вознесения на небо, имели одну лишь надежду однажды присоединиться к Нему на небесах. До тех пор, пока верующий не встретит Господа после смерти или не будет взят живым на небо, он должен жить в уповании на то, что он еще не получил полностью.

Оправдание приносит благословение

Так и Давид называет блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел: "Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи покрыты; блажен человек, которому Господь не вменит греха" (4:6-8)

Павел цитирует здесь Давида, чтобы показать, что величайший царь Израиля понимал и учил тому, что оправдание возможно лишь по вере. Говоря "блаженный", Давид говорит о спасении – наивысшем Божьем благословении, предлагаемом падшему человечеству. И только тот может получить его, кому Бог вменяет праведность независимо от дел.

В Пс. 31 любимец Бога провозгласил: "Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты! Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в чьем духе нет лукавства!"

Давид ясно понимал Божью милость. В своем великом покаянном псалме, написанном после того, как Нафан уличил его в прелюбодеянии с Вирсавией и убийстве ее мужа, Давид целиком отдает себя на милость Бога. "Помилуй меня, Боже, – умолял он, – по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои". Он признался: "Тебе, Тебе единому согрешил я, и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем". Давид знал, что только Бог может очистить и искупить его грехи, загладить все его беззакония. Лишь Бог может дать ему чистое сердце и избавить его от вины и от греха, ее порождающего (Пс. 50:3-16).

Давид провозглашает блаженным человека, обладающего искренней верой, поскольку по Божьей милости его беззакония прощены, его многочисленные конкретные грехи покрыты, и поэтому Господь не вменит в грех главный грех человека и развращенность его падшей природы.

Авраам был оправдан исключительно по вере, Давид был оправдан исключительно по вере, и каждый верующий до и после них оправдан исключительно по вере. Вера грешника милостиво принимается Богом и вменяется ему в праведность ради Христа.

Рассказывают историю о бедном фермере, который многие годы собирал деньги на вола, чтобы на нем пахать поле. Когда он посчитал, что собрал достаточно денег, то отправился в далекий путь в ближайший город, чтобы купить вола. Однако там он обнаружил, что бумажные деньги, которые он собирал, заменены на новые, и дата обмена старых денег давно прошла. Поскольку фермер был неграмотным, он попросил соседского школьника написать письмо президенту страны, чтобы объяснить ужасную ситуацию и попросить о помощи. Президент был тронут письмом и ответил фермеру: "Закон должен действовать, поскольку прошла крайняя дата обмена банкнот. Правительство не может поменять ваши деньги на новые. Даже президент не может нарушить это правило. Однако, – продолжал президент, – поскольку я верю, что вы действительно тяжело трудились, чтобы скопить эти деньги, я поменяю ваши деньги на новые из моего личного фонда, чтобы вы могли купить вола".

Перед Богом добрые дела каждого человека так же бесполезны, как и вышедшие из употребления деньги фермера. Но Сам Бог в лице Своего Сына заплатил долг. И когда раскаявшийся грешник отдает себя на милость Божью и принимает через веру искупительный труд Господа, то получает прощение и оправдание перед Ним.

Авраам оправдан по благодати

Блаженство сие относится к обрезанию, или и к необрезанию? Мы говорим, что Аврааму вера вменилась в праведность. Когда вменилась? по обрезании или до обрезания? Не по обрезании, а до обрезания. И знак обрезания он получил, как печать праведности чрез веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании. Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование – быть наследником мира, но праведностью веры. Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обетование; ибо закон производит гнев, потому что, где нет закона, нет и преступления. Итак по вере, чтоб было по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам, – как написано: "Я поставил тебя отцом многих народов", – пред Богом, Которому он поверил, животворящим мертвых и называющим несуществующее, как существующее (4:9-17)

Посещать святые места католиков, такие как гробница в Гуадалупе в Мексике, – это ужасно грустное и подавляющее занятие. Гробница построена в том месте, где однажды, как предполагают, явилась Мария. Каждый год огромное количество паломников ползут на коленях полкилометра по пути к гробнице в надежде, что Мария заступится за них перед своим Сыном Иисусом Христом. Затем они входят в нее и зажигают свечки по одной за каждого друга или родственника, которым они хотят облегчить пребывание в чистилище.

Несколько лет назад меня посетил один индийский миссионер. Он показал мне свежий номер главного индийского журнала новостей, издаваемого на английском языке. Большая статья была посвящена великому индусскому религиозному празднику Маха Кумбх Мела, который проводится каждые двенадцать лет в месте слияния Ганга и Джамны. Сообщалось, что это наибольшее религиозное событие в мире.

Вопреки трудному путешествию, большим расходам и холодной воде на праздник собирается огромное количество верующих. На время ослабевает внимание к правителям и торговцам. Празднеством руководит группа окоченевших голых святых мужей, которые ведут процессию из миллионов странников вниз к воде. Факиры восседают на ложах из змей, ходят по разбитому стеклу и лежат на горячих углях. Всеобщее внимание обращено на поклоняющихся, которые протыкают свои языки длинными ножами, чтобы обречь себя на вечное молчание, дабы умилостивить своих многочисленных богов. Другие паломники смотрят на солнце, пока не лишатся зрения. Некоторые специально доводят свои конечности до атрофии, что по их мнению свидетельствует о поклонении. Один человек в течение восьми лет держал свою руку поднятой вверх. Хотя мышцы на его руке уже давно атрофировались, необрезанные ногти продолжают расти и достигли длины одного метра.

В одной из индусских священных книг сказано: "Тот, кто искупается в слиянии черной и белой рек, Ганга и Джамны, попадает на небо". В другом священном тексте сказано, что "паломник, который искупается в этом месте, получит прощение для всей своей семьи, и даже если он совершил сотню преступлений, его грехи искуплены в тот момент, когда он касается Ганга, чьи воды смывают их".

Во время праздника весь берег заполнен бесчисленным количеством будок для бритья, в которых паломники раздеваются догола и затем им сбривают все волосы, растущие на теле, включая брови и ресницы. Потом все срезанные волосы собираются и все вместе выбрасываются в грязную воду. Индусские тексты уверяют паломников, что "за каждый волос, выброшенный таким образом в воду, паломник получает право на миллион лет на небесах".

Статья заканчивается комментарием: "Миллионы людей, пришедших с чувством духовного голода, ушли с миром в душе и обновленной верой".

Адский, убийственный обман сатаны! Но он прекрасно показывает, что собой представляют религиозные системы, в центре которых находятся дела. Люди создали эти системы под влиянием сатаны, и все они убеждают людей в том, что они могут быть праведными перед Богом и обеспечить себе место на небесах при помощи соблюдения определенных обрядов и церемоний. Существуют еще более изощренные и привлекательные с точки зрения человека религии, но все они разделяют общее заблуждение о праведности по делам, выраженное в той или иной форме. Обыкновенный человек инстинктивно верит, что каким-нибудь образом ему удастся стать праведным перед Богом при помощи своих собственных усилий.

Продолжая развенчивать мысль о праведности по делам и установив, что Авраам – главнейший пример благочестивого человека – был спасен по вере, а не по делам (Рим. 4:1-8), Павел доказывает, что Авраам был спасен благодаря Божьей милости, а не вследствие обрезания или соблюдения закона. Павел говорил, что если Авраам, величайший человек в Ветхом Завете, спасен через веру по Божьей милости, то и любой другой человек может быть оправдан таким же образом, и, наоборот, если Авраам не мог быть оправдан благодаря обрезанию или соблюдению закона, то и никто другой не может быть оправдан вследствие этих причин.

В Рим. 4:9-17 Павел доказывает три тесно связанные между собой истины: оправдательная вера Авраама не пришла от обрезания (ст. 9-12); она не происходит и от соблюдения закона (ст. 13-15); но она дана исключительно по Божьей милости (ст. 16-17).

Авраам не был оправдан благодаря обрезанию

Блаженство сие относится к обрезанию, или к необрезанию? Мы говорим, что Аврааму вера вменилась в праведность. Когда вменилась? по обрезании или до обрезания? Не по обрезании, а до обрезания. И знак обрезания он получил, как печать праведности через веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании (4:9-12)

Павел предвидел вопрос, который иудеи могли бы задать в ответ на его доводы: "Если Авраам был оправдан исключительно по вере, то почему же тогда Бог требовал обрезания у Авраама и у всех его потомков?"

Большинство иудеев во времена Нового Завета были твердо убеждены, что обрезание было не только уникальным признаком, отделявшим их от всех других людей, как избранный Богом народ, но также и средством, через которое они становились угодными Богу.

В еврейской апокрифической книге Юбилеев провозглашается:

"Этот закон навсегда для всех поколений, и не существует обрезания времени, и не проходит один день без восьми дней; для этого вечный указ, предопределенный и написанный на небесных скрижалях. И каждый, кто рожден и плоть которого не обрезана на восьмой день, принадлежит не к детям завета, который Господь заключил с Авраамом, но принадлежит к детям погибели; нет тем более никаких признаков, что он принадлежит Господу, но он обречен на истребление и исчезновение с земли" (15:25 и далее).

Многие иудеи верили, что спасение основывается на их повиновении Богу в требовании быть обрезанными, и что, следовательно, их вечная безопасность покоится на этом обряде. В толковании к книгам Моисея раввин Менахим писал: "Наши раввины сказали, что ни один обрезанный человек никогда не увидит ада" (лист 7, колонка 2). Обрезание считалось настолько сильным признаком Божьего расположения, что утверждали, что если еврей предавался идолопоклонству, то прежде чем отправиться в ад, его обрезание должно быть уничтожено. А поскольку не в силах человека уничтожить обрезание, то предполагалось, что это могло быть совершено лишь при прямом вмешательстве Бога.

"Джалкат Рубэм" учит, что обрезание спасает от ада (номер 1), а в "Мидраш Миллим" сказано, что Бог пообещал Аврааму, что ни один обрезанный не будет послан в ад (лист 1, колонка 2). Книга "Акедаф Изехак" учит, что Авраам сидит перед воротами ада и не позволяет войти ни одному обрезанному израильтянину (лист 54, колонка 2).

Подобные убеждения были настолько сильны в иудаизме, что многие из них были перенесены в христианство еврейскими обращенными в раннехристианской церкви. Обрезание и более поздние законы Моисея стали такой проблемой, что в Иерусалиме был собран специальный совет апостолов и старейшин, чтобы урегулировать этот вопрос. Единодушное решение, выраженное в послании всем церквям, состояло в том, что соблюдение Моисеевых обрядов, включая обрезание, не представляется необходимым условием для спасения (см. Деян. 15:1-29).

Павел вырос в сильном фарисейском окружении, был обрезан в восьмой день, "Еврей от Евреев, по учению фарисей" (Фил. 3:5). Однако Дух Святой открыл ему, и Иерусалимский Собор подтвердил, что ни обрезание, ни другие обряды или человеческие действия, хотя и предписаны Богом, не могут принести спасения. Обрезание никогда не спасало иудея и оно не могло никогда спасти язычника (Рим. 2:25-29). Поэтому Павел предупреждал своих собратьев-христиан, особенно еврейских верующих: "Берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания, потому что обрезание – мы, служащие Богу духом, и хвалящиеся Христом Иисусом, и не на плоть надеющиеся" (Фил. 3:2-3). Он дал подобное предупреждение верующим в Галатии:

"Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства. Вот, я Павел говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнять весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати" (Гал. 5:1-4).

Человек, который верит в обрезание или в любой другой обряд или действие, сводит на нет совершенный ради него труд Христа. Он подчиняет себя закону и в таком случае должен с абсолютной строгостью соблюдать его, что для человека невозможно. "Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью" (Гал. 5:6).

Во Фригии, регионе, который граничил с Галатией, господствующая языческая религия включала в себя культ поклонения Кибелле. Жрецы Кибеллы обычно кастрировали себя в знак жертвенной преданности, и видимо это о них идет речь в Гал. 5:12. Если это так, то фактически Павел говорит, что если для иудействующих обрезание настолько похвальное религиозное действие, то почему бы им не совершать крайнее самовредительство по примеру жрецов Кибеллы?

Иудействующие – те, кто заявлял, что христианин – как еврей, так и не еврей – должен соблюдать закон Моисея для того, чтобы спастись (см. Деян. 15:5), – представляли настолько серьезную и сильную угрозу галатийским церквям, что в своих заключительных словах к ним Павел повторил свои предостережения. "Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов" (Гал. 6:12). Другими словами, даже многие из иудействующих были лицемерны в своих рассуждениях об обрезании, используя его как средство избежать преследований со стороны своих собратьев иудеев.

В Быт. 17:10-14 ясно сказано, что обряд обрезания был данным Богом признаком Его завета с Авраамом и его потомками иудеями. Ссылаясь на это место, раввины учили, что соблюдение обряда – это средство угождения Богу и способ стать праведным перед Ним, и этому верили большинство иудеев. Но Павел использует это же самое место, чтобы показать, что напротив, Авраам был сделан праведным перед Богом не посредством обрезания. Когда ему было велено обрезаться, он уже был праведником.

Павел начинает с вопроса: "Блаженство сие относится к обрезанию, или и к необрезанию? Мы говорим, что Аврааму вера вменилась в праведность. Когда вменилась? по обрезании или до обрезания?"

Значение этой основной истины велико и в наши дни. Хотя теперь лишь немногие даже среди иудеев верят, что обрезание дает спасение, бесчисленное множество твердо убеждено, что та или иная религиозная церемония или религиозная деятельность делает их праведными перед Богом.

Среди провозглашающих имя Христа римская католическая церковь самый большой нарушитель данной истины. На протяжении всей своей истории она учит, что спасение происходит благодаря делам человека и действует благодаря посредничеству католического духовенства.

Доктор Людвиг Отт в своей книге "Основы католического догмата" (St. Louis: В. Herder, 1962) объясняет основы учения римской католической церкви о спасении и духовном благословении.

Отт определяет причащение по римскому катехизису (II I, 8) как "нечто данное в ощущениях, что на основе Божественного закона обладает силой действительной святости и праведности" (стр. 326). Далее он говорит, что таинства даруют благодать немедленно, без посредничества веры человека (стр. 326), и что таинства дают освящающую милость причащающимся (стр. 332). Поскольку обряды причащения даруют духовное возрождение, прощение, Св. Дух и вечную жизнь, то "для распределения этой милости необходимо, чтобы священник правильно совершал обряд причащения" (стр. 343). Римская католическая церковь утверждает, что ни ортодоксальная вера, ни моральная чистота не представляются необходимыми для причащающегося, чтобы причастие имело силу (стр. 345).

В середине 16-го столетия Трентский собор (примечание: Трентский собор заседал с перерывами с 1545 по 1563 год, осудил Реформацию) издал заявление, в котором говорилось: "Если кто-либо отрицает, что по милости Господа нашего Иисуса Христа, которая дана в крещении, отпускается вина первородного греха; равно как утверждающий, что не очищается все, что имеет греховную природу... да будет проклят" (стр. 354).

Цитируя апокрифическое Послание Варнавы, Отт сообщает, что католики верили, что "мы опускаемся в воду [крещение] полные греха и скверны и выходим из нее новым плодом, поскольку в наших сердцах мы имеем страх перед Богом и духовную надежду в Иисусе" (стр. 355). Католики утверждают, что в соответствии со Св. Писанием крещение имеет силу искоренять грех и внутренне освящать. "Крещение дает прощение всех наказаний за грех, как вечных, так и временных" (стр. 355), и "необходимо всем людям без исключения для спасения" (стр. 356).

Римская католическая церковь утверждает, что таинство конфирмации привлекает Дух Святой к человеку и увеличивает освящающую милость (стр. 365). Церемония евхаристии (месса) соединяет ее участников с Христом (стр. 390). Подобно духовной пище месса "сохраняет и увеличивает сверхъестественную жизнь души" (стр. 395). Следовательно, если на любом континенте спросить верующего католической церкви, принял ли он Христа, то вероятно он ответит, что сделал это во время последней мессы и во время всех остальных месс, на которых присутствовал.

Таинства епитимий, степеней священства, венчания и елеопомазания также призваны дать различные духовные преимущества Божественной милости.

Некоторые протестантские группы придерживаются подобных убеждений, веря, например, что крещение вводит человека в Новый Завет, не требуя от него никаких знаний или веры. Следовательно, крещение ребенка имеет такую же ценность, как и крещение зрелого человека.

Но подобные доктрины – это разновидность чародейства, когда в действие сознательно не вовлечены ни получатели чего-либо, ни источник желаемого результата. Желаемое дается лишь благодаря произнесению соответствующих слов или совершению некоторых действий. Даже Бог непосредственно не вовлечен в совершение этих таинств. Они осуществляются не только без требования веры получающих, но и без требования того, чтобы Бог прямо ниспослал Свою милость. "Сила" заключена в самом обряде.

Эта ситуация подобна той, когда евреи во времена Павла приписывали силу обрезанию. И поскольку они верили, что то, что было истинно для Авраама в отношении оправдания, истинно для каждого человека, особенно для каждого иудея, то Павел также использовал жизнь патриарха в качестве примера. Отвечая на свой собственный вопрос о времени, когда Авраам был объявлен праведным, апостол заявляет, что это произошло "не по обрезании, а до обрезания".

Хронология событий, изложенных в книге Бытие, доказывает это. Когда Авраам был обрезан, Измаилу было тринадцать лет, а Аврааму девяносто девять (см. Быт. 17:23-25). Но когда Бог провозгласил Авраама праведником (15:6), Измаил еще не был рожден и даже не был зачат (16:2-4). Аврааму было восемьдесят шесть лет, когда родился Измаил (см. 16:16). Следовательно, Авраам был объявлен Богом праведным по крайней мере за четырнадцать лет до того, как был обрезан.

Авраам состоял в завете с Богом и находился под Его милостью задолго до того, как был обрезан, в то время как Измаил, также обрезанный, никогда не состоял в завете. Обрезание стало признаком заветных взаимоотношений между Богом и Его народом, но завет был установлен не на основе обрезания. Когда Аврааму было дано первое заветное обетование, ему было лишь семьдесят пять лет (Быт. 12:1-4). Обрезание не только было сделано по крайней мере через четырнадцать лет после того, как Авраам был объявлен праведным, но и через двадцать четыре года после того, как он впервые вступил в заветные взаимоотношения с Богом. Кроме того, поскольку в те времена не существовало иудеев, Авраам был объявлен праведным, будучи как бы необрезанным язычником.

Естественно было бы задать вопрос: "Почему обрезание? Почему Бог сделал этот обряд обязательным законом для всех потомков Авраама? " Павел говорит, что прежде всего обрезание было символом. Авраам получил "знак обрезания". Обрезание было для Его народа физическим признаком этнической самобытности. Даже по Новому Завету, пока обрезание рассматривается подобным образом, Павел не имел никаких возражений против обрезания евреев. Фактически, сам Павел обрезал Тимофея, который был лишь наполовину иудеем, для того чтобы Тимофей имел лучшие возможности свидетельствовать знавшим его иудеям, находясь при этом вблизи от родных мест (Деян. 16:3).

Обрезание было также признаком Божьего завета, выделяя потомков Авраама как уникально избранный Им народ, иудеев, или евреев, как они стали называться во время Вавилонского плена. Обрезание не совершалось непокорным поколением во время странствий по Синайской пустыне, и этому поколению Бог дал умереть, и оно не вошло в землю обетованную. Но когда Бог подготовил Свой народ для того, чтобы войти в землю, знак обрезания был вновь установлен Иисусом Навином по прямому указанию Бога (И. Нав. 5:2).

Во-вторых, обрезание было "как печать праведности чрез веру", которую Авраам "имел в необрезании". Иными словами, каждый раз, когда совершалось обрезание, это было напоминанием Божьему народу о Божьей праведности, которую имел Авраам и все остальные верующие через веру, абсолютно независимо от обрезания.

Хотя и выражая сходные понятия, знак указывает на что-либо, тогда как печать гарантирует это. Когда официальная печать ставится на письмо или декрет, то гарантируется их подлинность. В этом смысле обрезание было подтверждением того, что Божьи договорные обещания будут выполнены. Это говорит о том, что Бог хотел обрезать, то есть поставить в сердцах людей (а не просто на их телах) Свою удостоверяющую печать.

Это всегда было намерением Бога, и евреи должны были это знать задолго до того, как об этом сказал Павел в своем Послании к Римлянам. Моисей заявил: "И обрежет Господь, Бог твой, сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа, Бога твоего, от всего сердца твоего и от всей души твоей, дабы жить тебе" (Втор. 30:6).

Бог всегда прежде всего хотел удалить грех, покрывающий сердце. "Ибо так говорит Господь к мужам Иуды и Иерусалима, – писал Иеремия, – распашите себе новые нивы и не сейте между тернами. Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего, мужи Иуды и жители Иерусалима, чтобы гнев Мой не открылся, как огонь, и не воспылал неугасимо по причине злых наклонностей ваших" (Иер. 4:3-4). Через того же самого пророка Господь заявил:

"Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я – Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне, говорит Господь. Вот, приходят дни, говорит Господь, когда Я посещу всех обрезанных и необрезанных: Египет и Иудею, и Едома и сыновей Аммоновых, и Моава и всех стригущих волосы на висках, обитающих в пустыне; ибо все эти народы необрезаны, а весь дом Израилев с необрезанным сердцем" (Иер. 9:24-26).

Каждый ребенок мужского пола в Израиле был свидетельством того, что сердце человека нуждается в духовном обрезании или в очищении.

Подобным образом крещение символизирует смерть и воскрешение верующего вместе с Христом. Причастие символизирует Его искупительный подвиг ради нас, который мы должны возвещать до тех пор, пока Он снова не придет. Никакой обряд сам по себе не содержит никаких достоинств, и конечно же вода, вино и кусочки хлеба сами по себе не имеют никаких достоинств или силы. И крещение, и причастие – это внешне проявление и напоминание о внутренней действительности спасения через Иисуса Христа.

Как Павел уже пояснил в своем послании: "Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (Рим. 2:28-29).

Вопреки тому, что проповедуют сегодня в некоторых церквях, крещение детей не соответствует обрезанию еврейских мальчиков. Но даже если бы это было так, крещение могло бы дать спасение не более чем дает его обрезание.

Еврейская пасха, которая отмечается иудеями в течение трех с половиной тысяч лет, никогда не считалась средством спасения, а лишь символом и напоминанием о нем. Для еврея Пасха – это собирательный символ спасения, как обрезание – это индивидуальный символ оправдания. Для христианина причастие – это коллективный общий символ наших взаимоотношений с Христом; крещение – это личный символ этих взаимоотношений.

Авраам совершил обрезание после того, как ему была вменена праведность, чтобы "он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании".

Этнически – Авраам отец всех евреев. Духовно – он отец как всех верующих язычников, "верующих в необрезании", так и верующих евреев, "обрезанных". И тем, и другим верующим праведность вменена через Иисуса Христа в силу их веры в Бога, и они идут "по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании".

Авраам не был оправдан на основании закона

Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование – быть наследником мира, но праведность веры. Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обетование; ибо закон производит гнев, потому что, где нет закона, нет и преступления (4:13-15)

В этом отрывке выражена вторая мысль Павла о спасении Авраама: Авраам не только не был оправдан благодаря обряду обрезания, но не был также оправдан благодаря соблюдению закона Моисея. И снова хронология еврейского Св. Писания доказывает точку зрения Павла. Как хорошо знает каждый еврей, закон был открыт Моисею более чем через пять столетий после того времени, когда жил Авраам, и патриарх, со всей очевидностью, не мог знать требований закона.

Человек никогда не был способен прийти к Богу посредством внешних обрядов или норм поведения. Когда Авраам был объявлен праведным перед Богом, он не был обрезан, не обладал он и законом Моисея. Обрезание еще не требовалось Богом, и закон Им еще не был открыт. Следовательно, "не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование – быть наследником мира, но праведностью веры".

Обетование Аврааму заключалось в Божьем завете с ним, в котором патриарху было сказано, что его потомки будут наследниками мира (Быт. 12:3; 15:6; 18:18; 22:18). При рассмотрении Божьего обетования Аврааму видны четыре важные истины.

Первая: обетование включало в себя землю (см. Быт. 15:18-21), в которой будет жить Авраам, но которой не будет обладать, и лишь пять столетий спустя Иисус Навин руководил израильтянами в покорении Ханаана.

Вторая: обетование включало народ, который будет так многочислен, что его невозможно будет подсчитать, как песок на земле или звезды на небе (Быт. 13:16; 15:5). В конце концов Авраам станет "отцом множества народов" (Быт. 17:5; ср. Рим. 4:18).

Третья: обетование включало благословение целого мира через потомков Авраама (Быт. 12:3).

Четвертая: обетование будет осуществлено так, что будет дан Искупитель, Который будет потомком Авраама и через Которого весь мир будет благословлен обеспечением спасения. Это обещание Аврааму было в сущности провозглашением ему Благой вести (Гал. 3:8). Авраам поверил в эту Благую весть, и даже когда Исаак, единственный Божественно обещанный наследник, был близок к тому, чтобы быть принесенным в жертву, Авраам верил, что Бог каким-либо образом "усмотрит Себе агнца для всесожжения" (Быт. 22:8). Через Послание к Евреям Господь дает прекрасное откровение о степени понимания и веры Авраама. "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: "в Исааке наречется тебе семя"; ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование" (Евр. 11:17-19).

Иисус говорил неверующим еврейским религиозным деятелям: "Авраам, отец ваш, рад был бы видеть день Мой: и увидел и возрадовался" (Иоан. 8:56). Необъяснимым образом Авраам предвидел пришествие Мессии, Который будет рожден, как один из его обещанных потомков. И через потомка Мессию, Христа, Авраам благословит весь мир и будет наследником мира. Ссылаясь на еврейский текст Быт. 22:17-18, Павел дает толкование Слова Божьего, говоря что "Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос" (Гал. 3:16). Позже в этой же главе апостол говорит обо всех верующих язычниках и евреях, что "если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники" (ст. 29). В Нем они становятся частью единого духовного семени: "...которое есть Христос".

Все верующие составляют единое целое в Иисусе Христе, "один дух" (1 Кор. 6:17). Поскольку верующие отождествляются с Божьим Единородным Сыном, они сами становятся детьми Божьими. "Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божий, – заявляет Ап. Павел ниже в Послании к Римлянам, – а если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8:16-17).

Не человеческое происхождение от Авраама, а духовное происхождение от него через следование его примеру в вере делает верующего наследником и Авраама, и Христа. Как напомнил Павел коринфским верующим, большинство из них, без сомнения, были язычниками, но человеческое происхождение ничего не означает, когда рассматривается положение человека перед Богом.

"Итак никто не хвались человеками, ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, – все ваше; вы же – Христовы, а Христос – Божий" (1 Кор. 3:21-23). С другой стороны, Иисус сказал неверующим еврейским вождям, что хотя физически они потомки Авраама, духовно они дети диавола (Иоан. 8:44).

Оправдание никогда не было по Закону, как оно никогда не было также следствием обрезания. В греческом тексте подразумевается не какой-то определенный закон, а любой закон.

Следовательно, Павел говорил не только о законе Моисея, но и о Божьем законе в самом широком смысле, подразумевая все Божьи заповеди и нормы. Он также говорил вообще о соблюдении законов человеком, в чем многие иудеи видели способ спасения.

Как Павел поясняет дальше в послании, Божий закон "свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7:12; ср. Гал. 3:21). Но закон никогда не давался как средство спасения, даже для иудеев. "А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: "проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона" (Гал. 3:10). Человек, который верит в свою способность спастись, придерживаясь закона, проклят вследствие невозможности соблюдать Божий закон в совершенстве. Павел считал свои предыдущие усилия по соблюдению закона духовными долгами, потерями и вздором (Фил. 3:7-8).

Целью закона было открыть Божьи совершенные нормы праведности и показать людям, что они не способны своими собственными силами жить в соответствии с этими нормами. Знания об этой неспособности должны вести людей к вере в Бога. Закон был "детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24).

Бог никогда не признавал никакой праведности, кроме праведности веры в Него, и эта праведность, как данная и вмененная Им праведность, приходит через Его милость. Иисус Христос не только объект нашей веры, но также ее Первопричина и ее Совершитель (см. Евр. 12:2).

Авраам был оправдан, поскольку он верил Божьему обещанию и, как сказал уже Павел в этом послании, эта вера "вменилась ему в праведность" (Рим. 4:3; ср. Быт. 15:6). Точно так же, когда человек верит Божьему обещанию спасения посредством веры в Его Сына Иисуса Христа, этот акт веры вменяется ему, как праведность самого Христа (1 Кор. 1:30; 2 Кор. 5:21).

Вера Авраама была не в то, чем он обладал, а в то, что ему было обещано.

"Верою Авраам повиновался идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог" (Евр. 11:8-10).

Примером веры Авраама была его готовность идти в землю, которую он никогда не видел, которая была обещанным наследием, которым он никогда не будет обладать. Авраам отправился в эту землю и жил там, как чужестранец, поскольку его основной надеждой было унаследование "города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог".

Павел продолжает объяснять: "Если утверждающиеся на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обещание". Если бы люди были способны в совершенстве соблюдать Божий закон, они бы в самом деле были наследниками Бога. Это конечно же невозможно, но если бы это было правдой, то сделало бы веру тщетной и Божье обетование бездейственным.

Вера способна получить все, что обещает Бог. Если бы, с другой стороны, Божье обещание можно было получить только через соблюдение закона, что было невозможно ни для Авраама, ни для его детей, то упраздняется вера. Иначе говоря, основывать обетование на невыполнимых условиях – это значит упразднять его.

Закон не может спасти, поскольку закон производит гнев. Чем больше человек старается оправдать себя, придерживаясь Божьего закона, тем больше он доказывает свою неспособность сделать это вследствие своей греховности и тем большее наказание и гнев он навлекает на себя. Точно так же, как закон открывает Божью праведность, он открывает и греховность человека.

Как комментирует Павел ниже в Послании к Римлянам:

"Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак; но я не иначе узнал грех, как посредством закона, ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: "не пожелай". Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание; ибо без закона грех мертв. Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею" (Рим. 7:7-11).

"Для чего же закон?" – риторически спрашивает Павел галатийских верующих. "Он дан, – поясняет он, – по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан чрез Ангелов, рукою посредника" (Гал. 3:19). Как уже отмечалось, закон не был дан, чтобы спасти нас, но чтобы быть нашим "детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24).

Авраам был оправдан по Божьей милости

Итак по вере, чтоб было по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам, – как написано: "Я поставил тебя отцом многих народов", – перед Богом, Которому он поверил, животворящим мертвых и называющим несуществующее, как существующее (4:16-17)

Наиболее важное место данного текста – это стих 16. Бог вменяет верующим веру как праведность, чтобы спасение было по милости. Если Божья владыческая милость не даст спасения, то даже вера человека не может спасти его. Вот почему вера – это не просто еще одна форма человеческих дел, как на протяжении столетий утверждали некоторые богословы. Сила спасения или оправдания заключена в Божьей благодати, а не в человеческой вере. Вера Авраама сама по себе не была праведностью, но была вменена ему как праведность Тем, Кто Сам милостиво дал верующим, включая и Авраама, праведность, которой сами люди никогда не могли бы достичь.

Благодать – это Божественная сила, дающая оправдание, чтобы обетование было непреложно для всех. Павел здесь говорит именно обо всех, то есть о духовных, а не о физических наследниках. Это становится ясно из его следующих слов: "Не только по закону", то есть для евреев, "но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам".

Как отмечалось выше, когда Авраам был призван в Ур Халдейский, он был язычником и идолопоклонником. До Божьего завета с Авраамом, строго говоря, не было ни иудеев, ни язычников. Но Павел указывает здесь, что Бог вменил веру Авраама в праведность до того, как были сделаны такие различия. Это объясняется тем, что вера Авраама имеет всеобщий характер и касается всего человечества, а не только иудеев, то есть не только по закону. И поэтому Авраам стал "отцом всем нам", то есть всем, кто верит в Иисуса Христа, независимо от этнического или религиозного наследия. Авраам – духовный прототип каждого искреннего верующего. Он был язычником, идолопоклонником, неверующим грешником, который поверил не в свои собственные дела, а в Божье милостивое обетование.

Как всегда обоснование, даваемое Павлом, основано на Св. Писании. "Как написано" – это ссылка на Быт. 17:5; слова из книги Бытие Павел передает так: "Я поставил тебя отцом многих народов". Это обещание Аврааму было выполнено Тем, Которому он поверил. Хотя не может быть сомнений, о каком Боге он говорит, Павел приводит два определения. Первое, – это Бог, животворящий мертвых. Авраам первый испытал эту силу Бога. Ему чудесным образом был дан Исаак, обещанный сын, и это произошло через много лет после того, как Сарра вышла из возраста деторождения, и когда Авраам был "омертвелым" с той точки зрения, чтобы стать отцом ребенка (Евр. 11:11-12).

Во-вторых, – это Бог, называющий несуществующее как существующее. Очевидно, что здесь Павел говорит о Божьей силе, выраженной в творении, когда "из невидимого произошло видимое" (Евр. 11:3). Он единственный истинный Бог, Который призывает к существованию народы, города и события исключительно Своим Божественным владыческим решением.

Спасение при помощи Божественной силы, а не человеческих усилий

Он, сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов, по сказанному: "так многочисленно будет семя твое". И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное. Потому и вменилось ему в праведность. А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса (Христа), Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего (4:18-25)

Этот отрывок завершает даваемое Павлом описание Авраама как наивысший в Ветхом Завете пример спасительной веры. В нем поясняется тот факт, что хотя и вера человека, и Божья милость участвуют в спасении, их никоим образом нельзя считать равнозначными. Даже человеческая вера принимается благодаря Божьей благодати, как сказал апостол ефесянам: "Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы – Его творения" (Ефес. 2:8-10а).

Первоначальное имя Авраама было Аврам (см. Быт. 11:26 и далее), что означает "отец многих". Однако когда Бог призвал Авраама, когда он жил в Уре Халдейском (Быт. 11:28, 31; ср. Деян. 7:2-4), у патриарха не было детей. Когда Авраам покинул Харран после смерти своего отца Фарры, ему было семьдесят пять лет (Быт. 12:4), и он все еще не имел детей. Тем не менее, благодаря вере он начал последнюю часть своего путешествия к земле, обещанной Богом.

Первоначально Бог пообещал, что произведет от Авраама великий народ (Быт. 12:1-2). И когда это обещание было повторено несколькими годами спустя, Господь пообещал Аврааму, что его потомки будут так же бесчисленны, как звезды на небе (15:5; ср. 22:17), хотя патриарх и его жена Сарра все еще были бездетными. Это произошло тогда, когда Аврам "поверил Господу и Он вменил ему это в праведность" (15:6). Как становится ясно из предыдущих мест в книге Бытие, ответ Авраама Богу заранее заключался в искренней, безусловной вере.

Мы не знаем, что думал Авраам, когда он был первоначально призван в Уре или когда он впервые вошел в Ханаан, землю обетованную. Мы не знаем, как Бог убедил Авраама, идолопоклонного язычника (см. И. Нав. 24:2), что Он в самом деле истинный и единственный Бог, или как Он убедил Авраама поверить в Него. Но мы знаем, что тот же Бог, Который совершил призвание, в ответ на это призвание пробудил также веру.

Вера Авраама была действительно изумительной. За сорок лет до того, как это свершилось, Авраам поверил обещанию Бога дать ему наследника. В течение столетия пребывания Авраама в Ханаане (см. Быт. 25:7), он не имел ничего, за исключением небольшого участка земли, купленного им для погребения Сарры и себя (23:16-20). Авраам верил, что Бог сделает его отцом великого народа и множества народов, хотя народ в обычном смысле этого слова не будет существовать еще шестьсот лет, до тех пор, пока Иисус Навин не введет израильтян обратно в Ханаан, чтобы обладать им.

Сразу же после прихода в Ханаан Авраам столкнулся с множеством серьезных испытаний своей веры. Он столкнулся с голодом (Быт. 12:10), потенциально враждебным фараоном (12:14-20), конфликтом со своим племянником Лотом (13:5-9) и, по-видимому, боролся со страхом (см. 15:1). Тем не менее, во всех этих испытаниях он остался верным Богу, Который призвал его.

В своем толковании на Послание к Римлянам Дональд Грей Барнхауз проницательно писал об Аврааме:

"Теперь Авраам был жителем Востока. Он привык к восточной суете. К тому же место, где он жил, имело стратегическое расположение на пересечении караванных путей, по которым осуществлялась торговля между Египтом, Севером и Востоком. Он владел колодцами, и его овцы и рогатый скот были многочисленны. Св. Писание рассказывает, что "был Аврам очень богат скотом, и серебром, и золотом" (Быт. 13:2). Когда караваны богатых купцов приходили в его земли с севера или с юга, то останавливались у колодцев Авраама. Слуги Авраама заботились о верблюдах и слугах торговцев. Путешественникам продавали еду. А по вечерам купцы приходили в шатер Авраама, чтобы выразить свое уважение. Вот стандартный набор вопросов, с которых начинался разговор: "Сколько вам лет?

Кто вы? Как долго вы здесь?" Когда торговец называл себя, Аврам должен был сделать то же, назвать себя: "Авраам, отец многих".

Это должно быть происходило сотни раз, тысячи раз, и каждый следующий случай раздражал Авраама больше предыдущего. "О, отец многих! Поздравляю! И как много у вас сыновей?" Ответ на этот вопрос унижал Авраама: "Ни одного". И много раз, вероятно, купцы едва сдерживали смех, вызванный несоответствием имени и тем фактом, что не было детей, чтобы поддержать это имя. Наверняка у Авраама вызывал страдание и вопрос, и ответ. Подобная ситуация вызывала чувство горечи.

...Отец многих – ничей отец. Возможности менялись и, на наш взгляд, среди психологических особенностей повествования можно установить тот факт, что подобное положение вызывало множество слухов. Слуги, слышавшие остроты и видевшие смущение Авраама, пересказывали подробности в приукрашенном виде. Это был мир тканей и козьих шкур, где все жили в шатрах и где мало что было скрыто от глаз и совсем ничего от ушей. Было, должно быть, много разговоров на тему о том, кто же бесплоден – Авраам или Сарра? Действительно ли Авраам богатый человек? О, он патриарх; его слово закон; у него много скота и много слуг, но нет детей, а его имя – "отец многих" ("God's Remedy: Romans 3:21-4:25" [Grand Rapids: Eerdmans, 1954], стр. 311-12).

Такая напряженная обстановка, без сомнения, сильно повлияла на предложение Сарры о том, чтобы Авраам заимел сына от ее служанки, египтянки Агарь (Быт. 16:2). Вполне возможно, что слуги подслушали это предложение и знали, что Авраам в отчаянии согласился. И когда Агарь забеременела, каждый знал, что именно Сарра была бесплодной, и она скоро раскаялась в своем опрометчивом предложении, стала завидовать Агарь и обращалась с ней довольно жестоко.

Когда Агарь родила Измаила, Авраам наконец получил наследника, но это был наследник его собственной грешной затеи и плотской силы, а не Божественно обещанный и Божественно данный наследник, которого могла родить лишь Сарра. Тринадцать лет спустя, когда Аврааму было девяносто девять лет, ему снова явился милосердный Господь и повторил обещание о многочисленности потомков Авраама. Он также изменил имя Авраама, говоря:

"И не будешь ты больше называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам; ибо я сделаю тебя отцом множества народов. И весьма, весьма расположу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя. И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя. И дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом" (Быт. 17:5-8).

Но если прежнее имя смущало Авраама, то новое смущало его еще больше. Поскольку Авраам не мог понять, как может быть выполнено обещание о сыне от Сарры, которой теперь было девяносто лет и которая вышла из возраста нормального деторождения, он спросил Господа, может ли Измаил стать обещанным наследником (Быт. 17:18). Но Господь ответил: "Именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным, и потомству его после него" (Быт. 17:19). Теперь Бог ясно сказал Аврааму, что он в самом деле будет иметь сына от Сарры, что сын родится через год и что имя сына должно быть Исаак (ст. 21).

Это серьезный урок, который учит, что обещания Бога могут быть выполнены лишь при помощи Божьей силы, а человеческие попытки осуществить Его волю, даже очень искренние и разумные, обречены на неудачу, и эти попытки оскорбляют Бога, а не славят Его. Человеческие усилия, даже направленные на соблюдение Божьих заповедей или выполнение Его обещаний, тщетны и представляются разновидностью праведности по делам. Предупреждая галатийских верующих о фарисействе иудействующих (утверждавших, что христиане для своего спасения должны соблюдать закон Моисея наравне с верой в Иисуса), Павел сказал: "Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? ибо написано: "Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной". Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию" (Гал. 4:21-23).

Измаил – это пример фарисейских человеческих усилий, в то время как Исаак – пример действия Божьего владычества и милости. Павел напомнил галатийским верующим, что благодаря их вере в Иисуса Христа они, подобно Исааку, есть "детьми обетования" (4:28). Они Божьи дети благодаря Его Божественной милости, а не своим собственным человеческим усилиям.

Подобно тому, как Бог не признал Измаила сыном Его обетования, данного Аврааму, поскольку этот сын был зачат обычным образом, Он не признает Своими духовными детьми тех, кто верит в свою собственную добродетельность и в свои собственные достижения.

Показав, что спасение приходит по вере, а не по делам (Рим. 4:1-8), и по милости, а не по закону (ст. 9-17), Павел завершает главу (ст. 18-25), показывая, что вера также приходит благодаря Божественной силе, а не человеческим усилиям. В этих стихах апостол указывает на три аспекта спасительной веры: ее рассмотрение (ст. 18-21), ответ на нее (ст. 22) и ее применение (ст. 23-25).

Рассмотрение веры Авраама

Он, сверх надежды, поверил с надеждою, чрез что сделался отцом многих народов, по сказанному: "так многочисленно будет семя твое". И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении; не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу, и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное (4:18-21)

В этом месте Павел перечисляет семь ключевых свойств веры Авраама и вообще веры, данной Богом – единственной веры, дающей спасение.

Первое, апостол говорит, что Авраам, "сверх надежды, поверил с надеждою". Слова "надежда" и "вера" родственны, но не тождественны. Надежда в данном случае – это желание, чтобы что-нибудь было истинным или произошло, в то время как вера – это твердая уверенность в истинности, твердая уверенность в том, что что-либо произойдет. Древний патриарх имел надежду, когда с человеческой точки зрения для надежды не было абсолютно никаких оснований. Однако, несмотря на то, что надеяться, казалось было не на что, он верил, что все произойдет так, как сказал Бог.

Объектом веры Авраама был Бог и Его обещания, что он, то есть Авраам, станет отцом многих народов, ибо сказано: "...так многочисленно будет семя твое". Когда Господь вывел Авраама "и сказал: посмотри на небо, и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков", то Авраам "поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность" (Быт. 15:5-6).

Второе, Павел заявил, что Авраам верил Богу "не изнемогши в вере". Изнемочь в вере значит позволить сомнениям затмить и частично разрушить веру. Авраам верил Богу в течение двадцати пяти лет, признавая, как уже упомянул Павел, что Бог животворит мертвых и называет несуществующее как существующее (Рим. 4:17). Насколько нам известно, Авраам не был свидетелем никаких чудес Божьих. Он никогда не видел, как Бог воскрешает человека из мертвых или призывает к существованию кого-нибудь или что-нибудь, что не существовало. Тем не менее, он твердо верил, что для Господа не составляет труда совершить подобное. Комментируя эту свойство веры Авраама, автор Послания к Евреям отмечает: "Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: "В Исааке наречется тебе семя"; ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменовании" (Евр. 11:17-19).

Третье, Павел говорит нам, что вера Авраама предохранила его от того, чтобы поддаться своим собственным естественными слабостями. Поскольку вера Авраама в Бога была сильна и непоколебима, его собственное незнание и слабости не были для нее препятствием. Следовательно, он не споткнулся в вере и от того, что тело его было почти столетним. Естественная детопроизводящая сила Авраама уже ушла, омертвела, однако этот физиологический факт не ослабил его веры. Естественная человеческая неспособность не была проблемой для Авраама, поскольку на первом месте у него была вера в сверхъестественного Бога, Который создал его.

За много поколений до Авраама Ной продемонстрировал такую же непоколебимую веру в Бога. Когда Господь велел Ною построить ковчег, он никогда не видел дождя, поскольку всю необходимую влагу земля получала из тумана и росы. Тем не менее, в течение ста двадцати лет Ной честно продолжал строить ковчег по одной лишь причине: такова была Божья воля. Будучи покорным Богу, он собрал животных точно в соответствии с указаниями Господа и ввел их в ковчег до того, как начался дождь, феномен неизвестный до того момента, когда Бог владыческой рукой открыл небесные шлюзы.

"Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег" (Евр. 11:7). Ной построил ковчег не потому, что видел необходимость в нем, а исключительно потому, что в этом состояло его Божественное предназначение. Он не только строил ковчег из-за своей веры в Господа, но строя его, он был также верным "проповедником правды" (2 Пет. 2:5) неверующей толпе, окружавшей его, которая, без сомнения, непрестанно насмехалась над кажущейся глупостью и бессмысленность проекта. Именно такой неустрашимой верой обладал потомок Ноя Авраам.

Четвертое, Авраам не сомневался в Божьем обещании, когда обстоятельства, складывавшиеся вокруг него, казалось, делали невозможным выполнение этого обещания. Когда Бог повторил особое обещание, что Исаак будет рожден Авраамом и Саррой в следующем году, то "и Авраам же и Сарра были стары и в летах преклонных; и обыкновенное у женщин у Сарры прекратилось" (Быт. 18:11-14; ср. 17:21). Но то, что утроба Саррина была в омертвении не было большей помехой для веры Авраама, чем бессилие его собственного тела.

Пятое, Авраам не поколебался неверием в обетовании Божьем. Он не колебался между верой и сомнениями, как часто делают многие верующие. Легко верить Богу, когда с человеческой точки зрения дела идут хорошо. Но когда все плохо, то легче даже не верить Ему. Сарра была женщиной веры, "ибо знала, что верен Обещавший" (Евр. 11:11). Но прежде чем ее вера поднялась до этого уровня неограниченной веры, она смеялась над услышанным ею обещанием Господа, данным ее мужу (Быт. 18:12).

Из фактов, изложенных в книге Бытие, может показаться, что Павел ошибся, говоря о непоколебимой вере Авраама. Когда "было слово Господа к Авраму в видении, и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя весьма велика. Аврам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска. И сказал Аврам: вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой" (Быт. 15:1-3). Авраам открыто признает перед Богом, что не может понять, как может быть выполнено Божественное обещание о наследнике, а тем более о множестве народов. Единственный наследник, которого он имел, это глава слуг Елиезер, который получил бы наследство Авраама, но Елиезер не был сыном, рожденным Саррой.

Но борющаяся вера – это не сомнение, так же как искушение к греху – это не грех. Сам факт, что Авраам пытался понять, как может быть выполнено Божье обещание, указывает на то, что он искал способ его выполнения, хотя и не мог его еще увидеть. Слабая вера может просто уступить сомнениям. Искренняя борьба с духовными проблемами происходит от сильной, праведной веры. Такая вера отвергает сомнения и полагается на Божьи обещания, даже когда не существует доступного воображению человека способа их выполнения. Божье испытание веры Его детей предназначено для усиления их веры, и они должны благодарить Бога за это, даже если испытания кажутся тяжелыми (см. Иак. 1:2-4). Когда Авраам был испытан Богом, он пребыл тверд в вере.

Жан Кальвин мудро заметил, что верующие "не настолько просвещены, чтобы не иметь остатков невежества; и не настолько прочны в сердце, чтобы не иметь сомнений". Христианин, который утверждает, что понимает всю правду Божью и то, как осуществляются все Его обещания, показывает не великую веру, а великую самонадеянность. Праведная вера состоит не в полном понимании, а в полном доверии. "Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11:1).

Шестое, Павел говорит, что вера Авраама характеризовалась тем, что он воздал славу Богу. Праведная вера прославляет Бога; Тот, Кто дает веру, получает всю честь. И наоборот, вера, которая не прославляет Бога, не исходит от Него. Вера в Бога, будучи подтверждением Его заслуживающего доверия характера, – наивысший способ, которым человек может прославить Его, в то время как без веры любые попытки поклоняться, восхвалять, славить Его – это тщетный фарисейский обман. Ап. Иоанн отрезвляюще заявляет, что "не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем" (1 Иоан. 5:10).

Когда царь Навуходоносор под угрозой смерти приказал Седраху, Мисаху и Авденаго поклоняться золотому истукану, они спокойно ответили: "Нет нужды нам отвечать тебе на это. Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что богам твоим служить не будем, и золотому истукану, который ты поставил, не поклонимся" (Дан. 3:16-18). Первостепенной заботой этих трех юношей было почитать, повиноваться и прославлять Бога подобно их предку Аврааму.

Плывя по Средиземному морю в Рим, Павел и его спутники попали в страшный шторм, который грозил кораблю гибелью. Даже выбросив за борт весь груз и вещи, они продолжали тонуть, и все, кроме Павла, оставили надежду на спасение. Лука сообщает, что

"Павел, став посреди них, сказал: мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда; теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль; ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь и сказал: не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою. Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано" (Деян. 27:21-25).

Никакие, даже самые опасные, обстоятельства не могли ослабить веры Павла в своего небесного Отца, и именно посредством такой веры Его дети прославляют и почитают Его более всего.

Седьмое, Авраам был твердо уверен, что Божье обещание надежно и Его силы достаточны, чтобы исполнить обещанное. Это заявление подытоживает тот факт, что его вера в Бога была полной и незаслуженной.

Ответ на веру Авраама

Потому и вменилось ему в праведность (4:22)

Сущность этого текста, а фактически и всей главы, состоит в том, что в ответ на веру Авраама Бог милостиво вменил ему эту веру в праведность. В своей греховной плоти Авраам был абсолютно неспособен соответствовать Божьим нормам абсолютной праведности. Но добрая весть о спасении, "благовестив Божье" (Рим. 1:1), состоит в том, что Господь примет веру, возможность обладать которой Он Сам дал человеку, и вменяет эту веру грешнику, уверовавшему в Божественную праведность.

Спасение не заслуживается верой, но через веру спасение принимается из милостивых рук Господа. Через это принятие приходит праведность, которую может дать только Бог.

Применение веры Авраама

А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам: вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса (Христа), Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего (4:23-25)

Самое удивительное в том факте, что вера Авраама была вменена ему в праведность, это то, что подобный принцип применяется к каждому человеку, верящему в Божьего Сына. Дух Святой вдохновил, чтобы эта истина была написана "...и в отношении к нам: вменится и нам" так же, как это были сделано в отношении Авраама.

Ни одна из частей Св. Писания не была написана лишь для своего времени. Псалмопевец говорит: "Он постановил устав в Иакове и положил закон в Израиле, который заповедал отцам нашим возвещать детям их, чтобы знал грядущий род, дети, которые родятся, и чтоб они в свое время возвещали своим детям, возлагать надежду свою на Бога, и не забывать дел Божиих, и хранить заповеди Его" (Пс. 77:5-7). Павел выразил эту же истину позже в Послании к Римлянам: "А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду" (Рим. 15:4).

История об Аврааме и его вере важна для нас сегодня, поскольку люди сейчас спасаются точно на той же основе, на которой был спасен Авраам, – вере в Бога. Даже жертвенный труд Иисуса был совершен за грех Авраама, и благодаря ей Бог спас его. Сегодня люди имеют много больше Божественных откровений, чем Авраам. Во время его жизни и многие столетия после нее не существовало написанного Слова Божьего. Однако Иисус категорически заявил неверящим иудейским начальникам, что "Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался" (Иоан. 8:56).

С человеческой точки зрения, ключевая фраза в Рим. 4:24 – "верующим в Того". Вера – необходимое условие для спасения. Как объясняется в 11-ой главе Послания к Евреям, лишь те люди приняты Богом, которые приняли Его через веру.

Если, несмотря на ограниченное откровение, Авраам мог ожидать Спасителя и верить, что Бог может воскресить из мертвых, то насколько больше причин имеют люди сегодня, чтобы верить, что Отец действительно воскресил из мертвых Иисуса, Господа нашего, чтобы всякий верующий "в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3:16)!

Иисус был предан на смерть за наши грехи и воскрес для нашего оправдания. "Предан" – это судебный термин, означавший заключение преступника под стражу для наказания. Иисус Христос был предан, чтобы понести смертное наказание, которого заслуживали наши грехи, и был воскрешен, чтобы обеспечить оправдание перед Богом, которое мы никогда не могли бы получить своими собственными силами или заслугами.

Великий богослов 19-го столетия Чарльз Ходж писал:

"С умершим Спасителем, над Которым отпраздновала победу смерть и Которого она держит в плену, наше оправдание никогда не было бы возможным. Как было необходимо, чтобы по старому обычаю первосвященник не только принес жертву к медному жертвеннику, но и внес кровь в Святое Святых и окропил ею Ковчег Завета, так было необходимо, чтобы наш Первосвященник не только страдал во внешнем суде, но чтобы Он попал на небо, чтобы представить Свою праведность перед Богом для нашего оправдания. Следовательно, по двум причинам – как свидетельство платы за нас и как необходимый шаг для обеспечения применения заслуг Его жертвы – воскресение Христа было абсолютно необходимо, даже для нашего оправдания" ("Commentary on the Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eermans, 1983 reprint], стр. 129).

Вопреки своим утверждениям о научной объективности, современный человек очарован сверхъестественным, а также возможностью существования внеземных существ. Восточный мистицизм в различных формах и на различных уровнях как никогда ранее охватывает интеллектуально "просвещенный" мир. Многие мужчины и женщины, имеющие огромную известность, не могут и подумать о том, чтобы принять важное решение или предпринять длительную поездку, не проконсультировавшись со своим гороскопом.

Это показывает, что современный образованный, сложный человек не свободен от веры в сверхъестественное и чудесное. Более того, подобно неверующим людям всех времен, он врожденно противится сверхъестественному и чудесному в жизни и служении Иисуса Христа. Чтобы эта сверхъестественная, чудесная работа была действенной, человек должен признать свои грехи и отказаться от них, что человеческой развращенной природой воспринимается как наивысшее оскорбление. Но только при помощи такого признания и покаяния, которые всегда сопровождают истинную веру, человек может получить оправдание, когда ему будет вменена незаслуженная праведность, что стало возможным благодаря жертве Христа.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →