Комментарии Джона МакАртура на послание К Римлянам 5 глава

Незыблемость спасения

Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божьей. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его; и не довольно сего, но и хвалимся Богом через Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение (5:1-11)

Одна из основных тактик сатаны, применяемой им против верующих, это стремление вызвать в них сомнение в том, что спасение обеспечено навсегда, или в том, что оно реально в данном конкретном случае. Возможно, по этой причине Павел описывает одну из главных частей христианских доспехов как "шлем спасения" (Ефес. 6:17; ср. 1 Фес. 5:8), данный чтобы оградить и защитить их разум от сомнений и неуверенности в искуплении. Все это и объективно, и субъективно. Первое, спасение может быть показано объективным свидетельством из Св. Писания, чтобы быть вечно надежным для всех спасаемых.

Вопрос вечной безопасности или "однажды спасенный – навсегда спасенный", горячо обсуждался на протяжении большей части истории Церкви. Все соглашаются, что истинность или ложность этой доктрины имеет огромное значение. Но для верующего также очень важно признать очевидность того, что он действительно имеет настоящее спасение. Поскольку надежность – это сущность спасения, то уверенность должна субъективно поддерживаться в сердце христианина.

Если, по утверждению некоторых, человек спасается верой в Иисуса Христа, но согрешив лишается Божьей милости, то христиане по этой причине должны жить в постоянной неопределенности в отношении своей духовной судьбы. То, что они получали на основе Божьего труда, должно было поддерживаться их собственными делами; Божественная праведность, которую они получали как дар от Бога, должна была поддерживаться праведностью, которой они достигают сами.

В соответствии с этой доктриной, спасение дается по вере, но поддерживается делами, дано Божьей силой, но поддерживается человеческой силой. Следовательно, это разновидность праведности по делам. Она учит, что если жизнь верующего не соответствует Божьим установлениям, то его спасение утрачивается, и он снова погрязает в своем грехе. Сегодня он может быть духовно живым, а завтра – духовно мертвым. Сегодня он может быть дитем Божьим, а завтра возвратиться в семью сатаны. Очевидно то, что если не существует (объективно) вечной надежности, то (субъективно) в сердце спасаемого из-за недостатка уверенности существуют основания для страха.

В 3-й и 4-й главах Послания к Римлянам Павел абсолютно точно доказывает, что спасение приходит исключительно благодаря Божьей благодати, действующей через веру человека. Роль человека в спасении состоит исключительно в том, чтобы получить прощение и примирение в вере из милостивых рук Господа. Человек, верящий во что-нибудь другое, включая покорность закону Божьему, не может быть спасен. Следует отметить, что даже большинство тех, кто отвергает уверенность в спасении, по этому пункту полностью сходятся во мнениях.

Апостол установил тот факт, что вера всегда была единственным путем к спасению. Авраам, физический прародитель всех евреев и их наивысший пример человека праведного перед Богом, достиг таких взаимоотношений не своими добрыми делами, а исключительно через свою веру. Цитируя Быт. 15:6, Павел говорит, что "поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность" (Рим. 4:3).

Но во времена Павла такая вера большинством иудеев уже давно была утеряна. Она была заменена системой праведных дел, основанной на частичном соответствии закону Ветхого Завета и на многочисленных традициях, развитых раввинами. С этой точки зрения, народный иудаизм ничем не отличался от других созданных человеком религий, любая из которых основана на принципе умилостивления и угождения человека божеству на основе человеческой добродетели и достижений. Вследствие духовной слепоты и гордыни, порожденных грехом, падший человек всегда был уверен, что он способен поднять себя своими собственными духовными усилиями. И если он вообще верил в Бога, то он верил либо в то, что он от рождения добр настолько, чтобы угодить Богу или что он может сам сделать себя угодным Богу посредством своих собственных усилий. (Павел комментирует это ниже в 10:1-4).

В Рим. 3-4 доводы Павла особо обращены к иудеям (см., например, 3:1, 9, 29; 4:1,13), и кажется вероятным, что евреи остаются его главной аудиторией в 5-ой главе. Как часто было видно в послании, великий апостол предвидел типичные аргументы против своего вдохновляющего учения, многие из которых несомненно уже встречались ему во время его служения.

Вопросы и возражения, которых теперь касается Павел, относятся к тому, как обеспечивается спасение. "Оправдание получено даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе (3:24; ср. 4:24), но при каких условиях тогда сохраняется искупление?" – спросят некоторые из читателей Павла. Если человек спасается исключительно через веру, вне связи с любыми добрыми делами, которые он может совершить, то означает ли это, что впредь он может жить так, как ему нравится, поскольку его праведные взаимоотношение с Богом прочны навечно? Или спасение сохраняется посредством его добрых дел?"

Павел ответил на второй вопрос, когда опроверг ложные утверждения, что учение о спасении по благодати через веру поощряет верующего к греху. В ответ на учение апостола, что "наша неправда открывает правду Божию" (3:5), некоторые из его оппонентов обвинили его в поощрении греха, в провозглашении учения о том, что христиане должны делать "зло, чтобы вышло добро" (3:8). Теперь он опровергает в какой-то степени противоположную мысль о том, что хотя спасение получено через веру, оно должно быть обеспечено добрыми делами.

Если сохранение спасения зависит от того, что сами верующие делают или не делают, то их спасение лишь настолько надежно, насколько надежна их преданность, которая не дает никакой надежности вообще. В соответствии с этой точкой зрения, верующие своими собственными человеческими силами должны защищать то, что Христос начал при помощи Своей Божественной силы.

Чтобы опровергнуть подобное предположение и вытекающую из него безнадежность, Павел уверил церковь в Ефесе такими утешительными словами: "И просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых, и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах" (Ефес. 1:18-20). Как указывает апостол в этом отрывке, для христиан очень важно быть осведомленными об уверенности, которую они имеют теперь и будут вечно иметь в Христе; уверенности, которая зависит не от их грешных и бесполезных усилий, а от "безмерного величия могущества Его в нас" и от "державной силы Его". Эта истина – краеугольный камень уверенности.

Наша надежда не на нас самих, а на нашего великого Бога, Который даже "если мы неверны... пребывает верен, ибо Себя отречься не может" (2 Тим. 2:13). Исайя говорит, что Божья праведность есть "препоясанием чресл Его" (Ис. 11:5). Давид заявил, что Господня "истина... до облаков" (Пс. 35:6), а Иеремия восхвалял Его, восклицая: "Велика верность Твоя" (Пл. Иер. 3:23). В Послании к Евреям христиане увещеваются словами: "Будем держаться исповедания упования неуклонно, ибо верен Обещавший" (Евр. 10:23). Необходима непрерывная вера, и наша способность придерживаться ее основана на верности Господа, а не на нашей верности.

Развивая в Послании к Римлянам свои доводы против разрушительного мнения, что верующие вынуждены жить в неопределенности относительно своего спасения, Павел представляет шесть "звеньев" в цепи истины, которая навечно связывает настоящего верующего с его Спасителем и Господом абсолютно независимо от любых усилий или заслуг со стороны верующего. Эти звенья таковы: мир верующего с Богом (5:1), пребывание его в благодати (ст. 2а), его надежда славы (ст. 2б-5а), его обладание Божественной любовью (ст. 5б-8), его уверенность в спасении (ст. 9-10) и радость верующего, благодаря Богу (ст. 11).

Мир верующего с Богом

Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа (5:1)

Первое звено в неразрывной цепи, навечно связывающей верующих с Христом, – это их мир с Богом.

Слово "итак" соединяет теперешние аргументы Павла с тем, что он уже сказал, особенно в главах 3 и 4. В этих главах апостол доказал, что как верующие, мы оправданы верою. И вследствие нашего оправдания по вере, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа.

Глагол в фразе "мы имеем" стоит в настоящем времени, указывая на что-то, чем мы уже обладаем. Многие благословения верующего должны ждать его воскресения и прославления, но мир с Богом устанавливается в тот момент, когда он возлагает свою веру на Господа нашего Иисуса Христа.

Мир, о котором говорит здесь Ап. Павел, не субъективен, а объективен. Это не чувство, а реальность. Без спасения через Иисуса Христа каждый человек находится во враждебных отношениях с Богом, духовно воюет с Ним (см. ст. 10; ср. 8:7), независимо от того, какие чувства к Богу он испытывает. Подобным образом человек, оправданный через веру в Христа, находится в мире с Богом, независимо от того, что он чувствует в данный момент. Через веру в Иисуса Христа война грешника с Богом прекращается навсегда.

Большинство неспасенных людей не считают себя врагами Бога. Поскольку они не имеют осознанного чувства ненависти к Нему, активно не противопоставляют себя Его работе и не противоречат Его Слову, то считают себя самое большее "нейтральными" по отношению к Богу. Но подобный нейтралитет невозможен. Разум каждого неспасенного человека находится в мире лишь с делами плоти и, следовательно, тем самым он враждебен против Бога и не может быть другим (см. Рим. 8:7).

После того как знаменитый проповедник Давид Ливингстон провел несколько лет среди зулусов Южной Африки, он отправился со своей женой и маленьким ребенком вглубь страны. Когда же он возвратился, то обнаружил, что вражеское племя совершило нападение на зулусов, убило много людей и захватило сына вождя. Зулусский вождь не хотел войны с другим племенем, но он спросил доктора Ливингстона: "Как я могу быть в мире с ними, в то время как они держат в заключении моего сына?"

Комментируя эту историю, Дональд Грей Барнхауз писал: "Если этот подход истинен для дикого вождя, то насколько он более истинен для Бога Отца по отношению к тем, кто попирает Его Сына, пренебрегает кровью завета, отделяет себя как безбожники, продолжает презирать Дух благодати (Евр. 10:29)?" ("God's River: Romans 5:1-11" [Grand Rapids: Eerdmans, 1959], стр. 26).

Но не только все неверующие – враги Бога, но и Бог также враг всех неверующих настолько, что Он каждодневно гневается на них (ср. Пс. 6:11) и осуждает их на вечный ад. Бог – враг грешника, и эта враждебность будет существовать до тех пор, пока грешник не поверит в Иисуса Христа. Каждый человек, который не дитя Божье, это дитя сатаны (см. Иоан. 8:44), и каждый человек, который не гражданин Божьего Царства, – гражданин царства сатаны. Как сказал Павел в начале своего послания: "Открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою" (Рим. 1:18).

При отсутствии личной веры в Бога даже принадлежность к Его избранному народу Израилю не избавляет от враждебности и Божьего гнева. "И воспламенится гнев Мой, и убью вас мечом", – предупредил Бог древний Израиль вскоре после того, как вывел его из Египта (Исх. 22:24). Во время последующих блужданий по пустыне Господь заявил неверующим израильтянам: "Они раздражили Меня не богом, суетными своими огорчили Меня: и Я раздражу их не народом, народом бессмысленным огорчу их. Ибо огонь возгорелся во гневе Моем, жжет до ада преисподнего, и поядает землю и произведения ее, и попаляет основания гор" (Втор. 32:21-22). Вскоре после того, как Израиль вступил в землю обетованную, Бог предупредил: "Если вы преступите завет Господа, Бога вашего, который Он поставил с вами, и пойдете и будете служить другим богам и поклоняться им: то возгорится на вас гнев Господень, и скоро сгибнете с этой доброй земли, которую дал вам Господь" (И. Нав. 23:16; ср. 4Цар. 22:13; Ис. 5:25; 13:9; Наум. 1:2).

Тем, кто глупо считает, что Бог слишком любящий, чтобы послать кого-нибудь в ад, Павел сказал: "Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это [за грехи, перечисленные в ст. 5] приходит гнев Божий на сынов противления" (Ефес. 5:6).

Я однажды услышал, как профессиональный футбольный тренер сказал во время служения, которое я проводил перед игрой для его команды: "Я не знаю, существует ли Бог, но мне нравятся эти богослужения, поскольку если Он существует, я хотел бы иметь уверенность, что Он на моей стороне". Мнения, подобные вышеприведенному, часто выражаются неверующими, которые думают, что Создатель и Вседержитель вселенной может склоняться на чью-либо сторону при помощи поверхностной словесной службы Ему. Бог никогда не бывает на стороне неверующих. Он их враг, и Его гнев, направленный против них, может быть успокоен лишь их верой в искупительный труд Его Сына Иисуса Христа.

Но на кресте Христос принял на Себя всю величину Божьего гнева, которую заслуживает грешное человечество. И те, кто верит в Христа, больше не враги Богу и не находятся больше под Его гневом, а живут в мире с Ним.

Павел уверял колосских верующих: "Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное. И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле плоти Его, смертью (Его), чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою" (Кол. 1:19-22).

Прямое средство оправдания – это примирение, которое обсуждается в 5-ой главе Послания к Римлянам. Примирение с Богом приносит мир с Ним. Мир этот постоянный и окончательный, поскольку Иисус Христос, через Которого верующие получают примирение, "всегда жив, чтобы ходатайствовать за них" (Евр. 7:25). "Потому что Я буду милостив к неправдам их, – говорит Господь тем, кто принадлежит Ему, – и грехов их и беззаконий их не вспомяну более" (Евр. 8:12; ср. 10:17). И если кто-либо когда-либо должен будет понести наказание в будущем за грехи верующих, то это должен быть Тот, Кто принял их на Себя – Иисус Христос. И это невозможно, поскольку Он уже понес наказание во всей его полноте.

Когда человек в покаянной вере принимает Иисуса Христа, то безгрешный Сын Божий, полностью искупивший все наши грехи, дает этому человеку вечный мир с Богом Отцом. Фактически, Христос не только дает мир верующему, но Сам "Он есть мир наш" (Ефес. 2:14). Все это указывает на то, как важно понимать сущность и величину искупительного труда Господа Иисуса Христа как основу уверенности.

Мир, о котором Павел говорит в этом отрывке, это объективный мир, то есть примирение с Богом. Но осознание этой объективной истины дает верующему также глубокий и удивительный субъективный мир. Знание того, что он дитя Божье, брат Иисуса Христа, не может не дать христианину того, что Чарльз Ходж назвал "сладким спокойствием души" ("Commentary on the Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1974 reprint], стр. 132).

Осознание нашего мира с Богом через Иисуса Христа дает нам намного больше, чем замечательное само по себе чувство благодарности и теплоты. Когда христианин убежден, что он вечно защищен в Христе, он свободен от акцентирования внимания на собственных благах и выгодах и способен с безграничной преданностью служить Господу, так как ничто не может отделить его от его небесного Отца. Он может сказать вместе с Павлом: "Я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 8:38-39).

Мир, который верующий имеет благодаря знанию, что в Христе он навсегда в безопасности, усиливает не только его веру, но и его служение. Знание того, что мы находимся в вечном мире с Богом, готовит нас к тому, чтобы вести эффективную духовную борьбу ради Христа и Его власти. Готовясь к битве, римский солдат одевал сапоги с шипами на подошве, которые придавали ему устойчивость во время боя. Поскольку христиане подкованы благовествованием мира (ср. Ефес. 6:15), то они обладают уверенностью, чтобы твердо стоять за Христа, и не подвержены духовному скольжению и эмоциональной неустойчивости, к которым неизбежно приводит неопределенность относительно спасения. Христиане знают, что Бог на их стороне!

Утверждение верующего в благодати

чрез Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим (5:2а)

Второе звено в неразрывной цепи, которая навечно связывает верующих с Христом, – это их пребывание в Божьей благодати.

"Чрез Которого" обозначает, конечно же, Господа Иисуса Христа (ст. 1). Вследствие нашего примирения с Богом Отцом через нашу веру в Его Сына мы получили доступ к той благодати. Слово "просагоге" (доступ) используется в Новом Завете лишь три раза и во всех случаях обозначает доступ верующих к Богу через Иисуса Христа (см. также Ефес. 2:18; 3:12).

Для иудеев сама мысль о прямом доступе к Богу была невообразимой, поскольку увидеть Бога лицом к лицу означало смерть. Когда Бог на Синае давал Израилю Свой закон, то "сказал... Моисею: вот, Я прийду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда" (Исх. 19:9).

Но после того, как в соответствии с Его указаниями народ очистил себя, "сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей. И сказал Господь Моисею: сойди, и подтверди народу, чтобы он не порывался к Господу видеть Его, и чтобы не пали многие из него" (ст. 20-21).

Когда была построена скиния, а затем храм, были установлены четкие границы. Язычники могли идти только до внешней границы и не дальше. Еврейские женщины могли заходить за границу, установленную для язычников, но не далее. Подобные правила существовали для мужчин и обычных священников. Каждая группа могла подходить ближе к Святая Святых, где было явлено Божье присутствие, но никто фактически не мог войти туда. Лишь первосвященнику позволялось войти туда только раз в году и то очень ненадолго. Он мог даже потерять жизнь, если бы зашел недостойно. На особую одежду, которую он надевал в день очищения, были пришиты колокольчики, и если бы их звук прекратился во время его служения в Святая Святых, все узнали бы, что он поражен Богом насмерть (Исх. 28:35).

Но смерть Христа положила конец этому. Через Его искупительную жертву Он сделал Бога Отца доступным для каждого человека – еврея или нееврея – который верит в эту жертву. В Послании к Евреям верующие призываются "с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи" (Евр. 4:16).

Чтобы сделать эту истину наглядной, когда Иисус был распят, "завеса в храме раздралась на двое, сверху до низу"; это было сделано Божьей силой (Матф. 27:51). Его смерть навсегда разрушила барьер, отделявший от Божьего святого присутствия, который был представлен завесой в храме. Комментируя эту поразительную истину, Послание к Евреям гласит: "Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам чрез завесу, то есть, плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистивши сердца от порочной совести, и омывши тело водою чистою" (Евр. 10:19-22),

Предсказывая новые взаимоотношения, которые будут иметь верующие с Богом по Новому Завету, пророк Иеремия писал: "Они будут Моим народом, а Я буду им Богом... И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтоб они не отступали от Меня" (Иер. 32:38, 40).

На основе нашей веры в Него Иисус Христос приводит верующих к той благодати, в которой стоим. "Хистеми" (стоять) в данном случае передает значение постоянства, непоколебимого и твердого пребывания. Хотя вера необходима для спасения, Божья благодать, а не вера верующего, обладает силой спасать и беречь спасенных. Ситуация не такова, что мы спасаемся Божьей благодатью, а затем сохраняемся человеческими усилиями. Это было бы насмешкой над Божьей благодатью, означающей, что то, что Бог начал в нас, Он либо не желает, либо не в состоянии сохранить и завершить. Павел недвусмысленно заявил филиппийским верующим: "Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело, будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6). Подчеркивая ту же высокую истину, Ап. Иуда говорит о Христе как о Могущем "соблюсти вас от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости" (Иуд. 24). Мы начинаем духом не для того, чтобы окончить плотью (Гал. 3:3).

Верующие будут часто впадать в грех, но их грех не сильнее Божьей благодати. Это те самые грехи, за которые понес наказание Иисус. Если никакой грех, совершенный человеком до спасения, не бывает большим, чтобы быть покрытым искупительной смертью Иисуса Христа, то очевидно, что никакой грех, который он может совершить после спасения, не бывает слишком большим, чтобы не быть покрытым. Позже в этой же главе апостол говорит: "Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его" (Рим. 5:10). Если умирающий Спаситель может ввести нас в Божью благодать, то конечно же живой Спаситель может поддерживать нас в Его благодати. Еще ниже в этой главе Ап. Павел снова подтверждает эту истину: "Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. 5:20). Пребывая в благодати, мы находимся в области постоянного прощения.

Толкователь Библии Артур Пинк образно писал: "Абсолютно невозможно, чтобы приговор Божественного Судьи когда-либо был отменен или пересмотрен. Скорее молнии Всемогущего сотрясут скалу веков, чем те, кто нашел в Нем убежище, снова подвергнутся осуждению" ("The Doctrines of Election and Justification" [Grand Rapids: Baker, 1974], стр. 247-48).

С величайшей уверенностью Павел заявил Тимофею, своему возлюбленному сыну по вере: "Я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (2 Тим. 1:12). С такой же уверенностью он писал: "Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос (Иисус) умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас" (Рим. 8:31-34).

Если Бог вседержавно заявляет, что те, кто верит в Его Сына, будут навсегда оправданы, то кто может опровергнуть Его решение? Какой высший суд может упразднить это Божественное оправдание? Конечно же, не существует более высокого суда и более великого судьи. Иисус Христос – Божественный Судья всего человечества и Он дает Своим истинным ученикам невыразимо утешительное обещание, что "все, что дает Мне Отец, ко Мне прийдет, и приходящего ко Мне не изгоню вон" (Иоан. 6:37).

Это не значит, что верующий может свободно грешить, и при этом гарантировано его спасение. Суть и значение спасения в том, чтобы освободить людей от греха, а не позволить им свободно грешить. "Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности", – напоминает Павел римским верующим ниже в своем послании (Рим. 6:18). Если человек заявляет, что он христианин, но упорно и постоянно грешит, то он этим доказывает, что не принадлежит Господу. Как сказал Ап. Иоанн о некоторых отступниках в раннехристианской церкви: "Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши" (1 Иоан. 2:19). Ниже в послании Иоанн говорит: "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, ...всякий, не делающий правды, не есть от Бога" (3:9-10). Истинный верующий начнет с момента спасения праведную жизнь, источник которой – его новая природа, которая ненавидит грех и любит Бога. Он не будет совершенен, но изменятся его желания, а следовательно, и образ его поведения. Это новое развитие в направлении к святости, как мы увидим в следующих главах. Это Божий труд.

В Св. Писании многократно описываются греховность, моральная неустойчивость и слабость людей, включая верующих. Здравомыслящий и честный человек может понять эти очевидные истины. Следовательно, только самообман может привести христианина к вере в то, что учитывая свою слабость и несовершенство, он может сохранить великий дар духовной жизни, которая может быть куплена лишь драгоценной, безгрешной кровью Сына Божьего.

Подвергать сомнению надежность своего спасения означает для верующего усомниться в Божьей справедливости и Его силе. Это также означает прибавить заслугу человеческой работы к милостивой бескорыстной работе Бога. Это также означает добавить веру в себя к вере в нашего Господа, поскольку если спасение может быть потеряно вследствие нашей способности или неспособности что-либо сделать, то наша главная вера, очевидно, должна быть верой в себя, а не в Бога.

Надежда славы

И хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает (5:2б-5а)

Третье звено в неразрывной цепи, которая навечно связывает верующих с Христом и дает им причину для похвалы, – это их надежда Божьей славы. С любой точки зрения, то, что спасение надежно гарантировано, – это исключительно работа Бога. И завершение этого удивительного Божьего труда – окончательное прославление каждого верующего в Иисусе Христе. Тех, "кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями; а кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил" (Рим. 8:29-30).

Как уже установил апостол, спасение закреплено в прошлом, поскольку Христос установил мир с Богом для всех, кто верит в Него (5:1). Оно закреплено в настоящем, поскольку благодаря постоянному ходатайству Христа (Евр. 7:25), каждый верующий теперь надежно пребывает в Божьей благодати (ст. 2а). Этим он провозглашает, что спасение также закреплено в будущем, поскольку Бог дает каждому Своему дитяти неизменное обещание, что однажды он будет облачен в славу Его Сына.

Слово "каухаомаи" (хвалить) обозначает ликование и веселье. У христианина нет оснований бояться будущего и у него есть все основания радоваться ему, поскольку он имеет Божественно охраняемую надежду на то, что его главное предназначение – разделить славу Божью. Иисус Христос гарантирует надежду верующего, поскольку Он Сам наша надежда (1 Тим. 1:1). В Своей прекрасной первосвященнической молитве Иисус говорил Своему небесному Отцу: "И славу, которую Ты дал мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино" (Иоан. 17:22). Верующий не заслуживает будущей славы на небесах, но получит ее из милостивых рук Бога точно так же, как он получил искупление и очищение, когда впервые поверил в Иисуса Христа.

Вы знаете, "что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас, уверовавших чрез Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога" (1 Пет. 1:18-21; ср. Кол. 3:4; Евр. 2:10). И когда однажды наши тленные и смертные тела облекутся в нетление и бессмертие (1 Кор. 15:53-54), они будут достойны того, чтобы показать Божью славу. "Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа (нашего) Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все" (Фил. 3:20-21).

Св. Дух Сам также залог безопасности верующего. "В Нем [Христе] и вы, услышавши слово истины, благовествования вашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его" (Ефес. 1:13-14).

Как объясняет Павел коринфским верующим, наше прославление начинается отчасти даже в нашей теперешней земной жизни: "Мы же все, открытым лицеи, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2 Кор. 3:18).

Поскольку наше человеческое понимание так несовершенно, нам невозможно охватить чудесность и величину славы Божией. Тем не менее, мы имеем заверения нашего Господа, что однажды мы не только увидим Его Божественную славу, но и получим ее часть. Слава Его собственной Божественной святости и величественного совершенства будет сиять в нас и через нас вовеки веков. Мы разделим Божью славу, поскольку мы предопределены быть подобными образу Его Сына (см. Рим. 8:29; ср. 1 Кор. 2:7). Бог так предопределил нам, объясняет Павел ниже в послании, "дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе" (Рим. 9:23). Другими словами, Божья слава явлена в Его благодати через разделение Им Его Божественной славы с теми, кто заслуживает лишь уничтожения (ст. 22).

Хотя безопасность христиан всецело покоится на совершенном труде Христа и поддерживающей силе Христова Духа, их внешняя жизнь будет свидетельствовать о внутренней духовной жизни. Покорность Господу не оберегает спасение, но являет свидетельство о нем. Стойкость нашей веры не сохраняет нашего спасения, но являет внешнее свидетельство его. Те, кто отрекается от Христа либо еретическими словами, либо упорством в неправедной жизни, доказывают, что они никогда не принадлежали Ему (см. 1 Иоан. 2:19).

В Послании к Евреям сказано, что "Христос – как Сын в доме Его; дом же Его – мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца". Несколькими стихами ниже он прибавляет: "Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца" (Евр. 3:6,14). Он не говорит о том, что наша духовная безопасность покоится на нашей собственной способности точно следовать за Христом, но эта данная Богом способность следовать за Ним – свидетельство того, что мы принадлежим Христу. Только то, что Он ведет нас, дает нам возможность следовать за Ним. Две стороны претерпения христиан таковы: с Божественной точки зрения, Господь хранит верующих; с человеческой точки зрения, они следуют за Ним благодаря силе, которую дает Св. Дух.

В добавление к похвале нашей надежды славы Божьей, мы хвалимся и скорбями. Поскольку они способствуют благословению в настоящем и славе в будущем. "Флипсис" (скорби) имеет основное значение "находиться под давлением" и обозначало сжатие маслин под прессом с целью получения масла и сжатие винограда, чтобы получить сок.

Скорби, о которых говорит Павел, – это не общие для всего человечества беды, а те притеснения, которые христиане испытывают в служении своему Господу. Одно из наименее приятных обещаний, которое дает Св. Писание верующим, состоит в том, что тот, кто верен, обязательно будет испытывать давление со стороны сатаны и современной мировой системы, которая находится под его контролем. "Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы", – уверял Павел Тимофея (2 Тим. 3:12). Последняя заповедь блаженства наряду со всеми остальными содержит обещание, что преследования дают Божье благословение (см. Матф. 5:10-12). Возможно потому, что эта заповедь слишком непривлекательна с точки зрения человека, она дана дважды (ст. 10, 11), и ее сопровождает замечание: "Радуйтесь и веселитесь", когда наступают гонения (ст. 12).

Гонения, претерпеваемые ради Христа в этой жизни, это залог или гарантия нашей будущей славы. "Ибо кратковременное легкое страдание наше, – уверяет нас Павел, – производит в безмерном преизбытке вечную славу" (2 Кор. 4:17). Гонения за Христа показывают, что мы живем подобно Ему. "Помните слово, которое Я сказал вам, – напомнил Иисус Своим ученикам,- раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас" (Иоан. 15:20; ср. Матф. 10:24-25).

"Итак страждущие по воле Божией, – говорит Ап. Петр, – да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро" (1 Пет. 4:19). У христиан нет причин для отчаяния в настоящей жизни, какими бы большими не были их страдания, и как безнадежно ни выглядело бы их положение с человеческой точки зрения. Мы всегда должны быть способны сказать с безграничной уверенностью Павла: "Думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас" (Рим. 8:18). Как продолжает раскрывать апостол, даже "сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих... И не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего" (ст. 21, 23).

Христиане не только должны радоваться в скорбях, поскольку эти трудности – свидетельство верной жизни, которая благословляется и вознаграждается, но также потому, что эти трудности приносят духовную пользу. "От скорбей происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает". Наши страдания за Христа дают все увеличивающиеся благословения. Поэтому не должно казаться странным, что дети Божьи обречены на страдания в этой жизни (1 Фес. 3:3).

Стихи 3-5а пятой главы Послания к Римлянам – это конспект по христианской зрелости и очищению, которые, как и все другие стороны спасения, совершаются Божьей милостивой силой. В своем прекрасном благословении в конце 1-го Послания к Фессалоникийцам Павел провозглашает: "Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествии Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие" (1 Фес. 5:23-24).

Слово "хупомоне" (настойчивость) часто переводится, как "терпение". "Хупомоне" также означает выносливость, способность продолжать работу, несмотря на сильное сопротивление и значительные препятствия.

Терпение в свою очередь приносит опытность. Греческое слово "докиме", которое переводится как опытность, просто означает "испытание", что в данном контексте, конечно же, связано с христианским характером. "Докиме" обозначало испытание драгоценных металлов, таких как серебро и золото, проводившееся, чтобы продемонстрировать их чистоту. Когда христиане испытывают беды и скорби, то это требует терпения. Терпение в свою очередь порождает духовную опытность. Подобно тому, как плавильщик металла использует сильный нагрев, чтобы расплавить серебро или золото для того, чтобы очистить их от физических примесей, Бог использует скорби, чтобы очистить Своих детей от духовного загрязнения. "Блажен человек, который переносит искушение, – уверяет верующих Ап. Иаков, – потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его" (Иак. 1:12).

Как бы обойдя полный круг, Павел говорит, что праведная надежда умножается. Наша "надежда славы Божией" (ст. 2) увеличивается и усиливается нашим небесным Отцом в процессе испытания терпения и опытности, результатом чего есть надежда, которая не постыжает. Чем больше верующий стремится к святости, тем больше его преследуют и мучат, и тем большею будет его надежда, когда он выдержит все это благодаря Божьей могущественной благодати.

Обладание верующим божественной любовью

потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (5:5б-8)

Четвертое удивительное звено в неразрывной цепи, которая навечно связывает верующих с Христом, – это обладание Божественной любовью, которая излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Когда человек получает спасение через Иисуса Христа, он вступает в духовные взаимоотношения любви с Богом, которые длятся вечно.

Как недвусмысленно говорит апостол в 8-ом стихе, любовь Божия означает здесь не нашу любовь к Богу, а Его любовь к нам. Наиболее впечатляющая истина о Благой вести состоит в том, что Бог возлюбил грешное, падшее, непокорное человечество настолько сильно, "что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3:16). И как провозглашает апостол в ст. 9 настоящей главы, если Бог возлюбил нас так сильно до того, как мы были спасены, когда мы еще были Его врагами, то насколько сильнее Он любит нас теперь.

Более того, Бог по милости Своей даже вменяет нам Свою любовь. В отношении тех, кто принял предложенное Богом спасение, Он берет Свою неописуемую и незаслуженную людьми любовь и изливает ее Святым Духом в сердца тех, кто верит. Получив объективную истину о вечной безопасности, которая не зависит от области разума, Павел теперь обнаруживает, что в Христе нам дается также субъективное свидетельство о незыблемости спасения, которое Сам Бог вкладывает в глубину нашего существа. Это наша любовь к Тому, Кто прежде полюбил нас (1 Иоан. 4:7-10; ср. 1 Кор. 16:22).

Изливать означает чрезмерно лить до состояния переполнения. Наш небесный Отец предлагает Свою любовь не в ограниченных каплях, а в неограниченном потоке. Тот факт, что Бог дает Свой Дух Святой, чтобы Он постоянно пребывал в верующих, сам по себе удивительное свидетельство Его любви к нам, поскольку Он едва ли поступил бы так по отношению к тем, кого Он не любит. И только благодаря пребыванию Св. Духа Его дети способны искренне любить Его. Говоря Своим ученикам о Духе Святом, Иисус сказал: "Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой" (Иоан. 7:38; ср. ст. 39). Эти реки благословения могут изливаться из верующих только благодаря Божественным рекам благословения, включая и благословения Божественной любви, которые Бог излил на них.

Подобно этому наша духовная безопасность состоит не в нашей способности жить праведно, а в силе пребывающего Духа Святого сделать нас праведными.

Лишь Бог может сделать людей праведными, и то, что Св. Дух ведет нас к благочестию, это одно из великих свидетельств спасения. "Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий" (Рим. 8:14).

Не только страстное желание любить, но даже искреннее желание быть добрым христианином, исходит от Духа Святого. Всегда, когда мы искренне стремимся к праведной жизни, всегда, когда мы горячо стремимся к молитве, к изучению Божьего Слова, к искреннему поклонению Господу Иисусу Христу, мы знаем, что нас ведет Дух Святой.

Всегда, когда мы абсолютно точно осознаем, что Бог наш небесный Отец, это "Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божий. А если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу" (Рим. 8:16-17). Обыкновенный человек не имеет таких желаний и жизненного опыта, и даже христиане не обладали бы ими, если бы им не был дан и не управлял ими Дух Святой.

Поскольку осознание Его обещаний умом не обязательно приводит к уверенности в сердце, Бог обеспечивает вместе с умственным просвещением Своих детей их эмоциональное ободрение. Когда Господь будет свободно царствовать в нашей жизни, Св. Дух даст нам и через нас плод, первое свойство которого – любовь (Гал. 5:22). Но когда мы огорчаем Его своим непослушанием (Ефес. 4:30), Он не может давать то, что Он намеревался. Следовательно, когда мы живем в непослушании, мы не только не будем испытывать чувства любви к Богу, но не будем испытывать Его любви к нам.

Возможно, помня именно об этом, Павел молился о ефесских верующих: "Для сего преклоняю колена мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле, – да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы нам исполниться всею полнотою Божиею" (Ефес. 3:14-19).

Дух Святой укрепляет внутреннего человека и дает возможность "уразуметь превосходящую разумение любовь Христову". Благодаря милостивой работе Св. Духа внутри нас, наши сердца способны ощутить глубину любви, которую не в состоянии охватить наш разум, "превосходящую разумение любовь Христову" .

Зная, что его читатели захотят узнать больше о качестве и характере Божественной любви, которая наполнила их, Павел напоминает им о величайшем проявлении Божьей любви во всей истории: "ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых". Когда люди были абсолютно немощны, чтобы прийти к Богу, Он послал Своего единственного Сына Иисуса Христа на смерть за нас несмотря на то, что мы были нечестивы и абсолютно не заслуживали Его любви. Когда мы были бессильны избежать греха, бессильны избежать смерти, бессильны противостоять сатане и бессильны как бы то ни было быть угодными Ему, Бог послал Своего Сына умереть за нас.

Любовь обыкновенного человека почти всегда основывается на привлекательности объекта любви, и мы склонны любить тех, кто любит нас. Поэтому мы склонны приписывать Богу подобную разновидность любви. Мы думаем, что Его любовь к нам зависит от того, насколько хороши мы или насколько сильно мы любим Его. Но, как указал Иисус, даже мытари склонны любить тех, кто любит их (Матф. 5:46). И как заметил богослов Чарльз Ходж: "Если бы Бог любил нас, поскольку мы любим Его, Он любил бы нас лишь настолько долго, насколько долго мы любили бы Его и на таких же условиях; и тогда бы наше спасение зависело от постоянства наших ненадежных сердец, но поскольку Бог возлюбил нас, когда мы были грешниками, поскольку Христос умер за нас, нечестивых, наше спасение зависит, как говорит апостол, не от нашей привлекательности, а от постоянства любви Бога" ("Commentary on the Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1974, reprint], стр. 136-37).

Безмерная Божья любовь проявилась в наивысшей степени в смерти Христа за нечестивое, абсолютно неправедное, незаслуживающее и недостойное любви человечество. Павел замечает, что среди людей наоборот "едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть". Павел не противопоставляет праведника и благодетеля, звучание этих слов в некоторой степени синонимично. Он указывает, что для человека необычно пожертвовать своей собственной жизнью для того, чтобы спасти жизнь другого, даже очень достойного человека. Еще меньше людей согласятся отдать свою жизнь для того, чтобы спасти человека, которого они считают грешником и негодяем. Но Бог поступил именно так, и в этом наша безопасность и гарантия. Спасенные, мы никогда не сможем быть такими негодными, как до спасения, а Он любил нас абсолютно и тогда.

"Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками". Такая самоотверженная, бескорыстная любовь абсолютно недоступна человеческому пониманию. Однако, это любовь, которую справедливый и бесконечно святой Бог испытывал к нам, даже когда мы были еще грешниками. Бог, Который ненавидит каждую греховную мысль и каждый греховный поступок, тем не менее, любит грешников, у которых возникают такие мысли и которые совершают такие поступки, даже когда они все еще безнадежно опутаны грехом. Даже когда человек открыто ненавидит Господа и не имеет наименьшего желания оставить свой грех, он на протяжении всей своей жизни все равно объект Божьей искупительной любви. Только после смерти неверующий теряет любовь Бога. Только после смерти он навечно попадает за пределы Божьей любви и навсегда будет обречен на Его гнев. В Христе мы навсегда связаны с Богом, Его любовью, что выражается (положительно) в благословениях и (отрицательно) в милости.

Уверенность верующих в спасении

Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его (5:9-10)

Если первых четырех звеньев в неразрывной цепи, навечно связывающей верующих с Христом, не хватило, чтобы абсолютно наполнить нас уверенностью, то существует пятое звено – уверенность верующих в освобождении от Божьего наказания.

Выражение "посему тем более" указывает, что будет сказано нечто даже более ошеломляющее и важное, чем сказанное ранее, хотя и сказанное ранее поражает и изумляет. "Будучи оправданы Кровию Его" относится к началу спасения, что для верующих уже в прошлом. В свете того, что мы уже оправданы, говорит Павел, мы уверены, что спасемся Им от гнева, то есть спасемся через Христа. Поскольку теперь мы связаны с Христом и приняты через Него как Божьи дети, то мы более не чада гнева (см. Ефес. 2:3). Часть искупительной работы Иисуса состоит в том, что Он освободил нас "от грядущего гнева" (1 Фес. 1:10; ср. 5:9), поскольку на кресте Он принял на Себя все наказание и испытал гнев, которого заслуживали мы.

Следующая мысль Павла тесно связана с предыдущей (ст. 9) и выражена в следующем отрывке: "Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его". Если Бог имел власть и желание искупить нас, то насколько же больше Он имеет власти и желания сохранять нас искупленными! Другими словами, если Бог привел нас к Себе смертью Своего Сына, когда мы были Его врагами, то насколько сильнее Он будет поддерживать нас теперь, когда мы примирившиеся с Ним дети и спасены жизнью Его Сына! Если Спаситель Своей смертью примирил нас с Богом, то Своей жизнью Он, конечно же, может и будет сохранять наше примирение.

Суть этой истины для верующих состоит в том, что наш Спаситель не только освободил нас от греха и наказания за грех, но также освобождает нас от неопределенности и сомнений в этом освобождении. Если Бог уже обеспечил наше спасение от греха, смерти и последующего наказания, то как может подвергаться опасности наша настоящая духовная жизнь? Как может христианин, чье спасение в прошлом и в будущем обеспечено Богом, подвергаться опасности в настоящем? Если грех не явился преградой для начала нашего искупления, то как он может стать преградой для его завершения? Если грех в своей наивысшей степени не может повлиять на наше примирение, то как он может в своем низшем уровне разорвать примирение? Если Божья благодать прощает грехи даже Его врагов, то насколько сильнее она прощает грехи Его детей?

Рассуждения Ап. Павла в данном месте основываются на сравнении большего и меньшего. Для Бога больше труда привести грешников к благодати, чем привести верующих к славе, поскольку грех дальше от благодати, чем благодать от славы.

Все благословения христианина исходят от Христа. Через Него мы имеем мир с Богом (Рим. 5:1), благодать и надежду славы (ст. 2), терпение, опытность и надежду (ст. 3-4), Божья любовь излилась в наши сердца Его Духом, Который Сам – дар Спасителя нам (ст. 5), освобождение от греха через Его искупительную смерть (ст. 6-8), освобождение от Божьего гнева (ст. 9), примирение с Богом Отцом (ст. 10а) и сохранение в настоящей жизни (ст. 10б).

Радость верующего в Боге

И не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение (5:11)

Шестое и последнее звено в неразрывной цепи, которая навечно связывает верующих с Христом, это их радость, их великое счастье в Боге. Возможно, это не самое важное и не самое глубокое свидетельство нашей безопасности в Христе, но, наверное, наиболее прекрасное. И хотя это Божественное свидетельство субъективно, от этого оно не становится менее реальным. Почему мы хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, Который дал нам доступ к Богу? Потому что от Него мы получили примирение. Он дал Его нам как дар.

Обильная радость, которую Бог дает Своим детям через Господа Иисуса Христа, включает радостную благодарность за их спасение и просто радость в Боге.

Конечно же, одной из причин, по которой Давид был человеком по сердцу Божьему, была его радость в Господе ради Господа. "Величайте Господа со мною, – говорил он, – и превознесем имя Его вместе" (Пс. 33:4). Другой псалмопевец также выражал подобную радость. Он писал: "О Нем веселится сердце наше; ибо на святое имя Его мы уповали" (Пс. 32:21), и еще один писал: "И подойду я к жертвеннику Божию, к Богу радости и веселия моего, и на гуслях буду славить Тебя, Боже, Боже мой!" (Пс. 42:4).

Где шесть звеньев связывают верующего с Господом, – там истинное, вечное спасение и абсолютная в нем уверенность.

Адам и царство смерти

Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над не согрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего (5:12-14)

Настоящая цитата – это вступление к ст. 12-21 пятой главы Послания к Римлянам, и многие считают это место наиболее тяжелым для понимания во всем послании. При первом чтении оно кажется сложным и непонятным, и в некотором смысле так оно и есть. Ниже будет обсуждаться, что с точки зрения обыкновенного человеческого понимания истину, заключенную в этом отрывке, невозможно понять. Но с другой стороны сами по себе эти истины удивительно просты и ясны, если принимать их в смиренной вере, как Божье Слово. Точно так же, как возможно без полного понимания принять закон тяготения и жить в соответствии с ним, так для верующего возможно принять без полного понимания Божью истину и жить в соответствии с ней.

Ст. 12-14 закладывают фундамент для остальной части главы, указывая на очевидную истину о том, что смерть всеобща для рода всего человеческого. В этих трех стихах Павел сосредотачивает внимание на Адаме и царстве смерти, которое породил его грех. В остальной части главы (ст. 15-21) он говорит о Христе и царстве жизни.

Дальше в послании апостол объясняет, что вызванная грехом гибель, поражает все творение (см. Рим. 8:19-22). Но сейчас апостол обращает внимание на всеобщее разрушение человеческой жизни, которое грех принес в мир, – смерть тех, кого Бог создал по образу и подобию Своему.

Нет истины более очевидной, чем неизбежность смерти. Земля покрыта оспинами могил, и не подлежит сомнению, что все люди независимо от их богатства, положения или достижений подвержены смерти. Со времени творения умерли все люди, кроме двоих – Еноха и Илии. И если бы Иисус Христос не брал на небо Свою Церковь, все люди продолжали бы умирать.

Мучительная реальность смерти касается всего человечества, всегда и без каких-либо исключений. Восточная пословица гласит: "Черный верблюд смерти однажды преклоняет колени у каждой двери, и каждому смертному придется сесть на него, чтобы никогда больше не вернуться". Само слово "смертный" означает "подвластный смерти".

В поэме Шекспира "Ричард II" король мудро замечает (III.II.201):

Внутри венца, который окружает
Нам, государям, бренное чело,
Сидит на троне смерть, шутиха злая,
Глумясь над нами, над величьем нашим.
Она потешиться нам позволяет:
Сыграть роль короля, который всем
Внушает страх и убивает взглядом:
Она дает нам призрачную власть
И уверяет нас, что наша плоть –
Несокрушимая стена из меди.
Но лишь поверим ей, – она булавкой
Проткнет ту стену, – и прощай, король!

(У. Шекспир, Полное собрание сочинений, М. "Искусство" 1958, том 3, "Ричард II" в переводе М. Донского, стр. 465)

Ввиду того, что смертность всеобща, на ум приходят вопросы: "Почему смерть царствует в мире? Почему каждому предстоит умереть, кому в конце долгой жизни, а кому в ее начале? Как стала смерть бесспорным победителем над человечеством?"

В представленном тексте Павел дает ответы на эти вопросы. И хотя основополагающие истины, о которых он говорит, сами по себе достаточно просты, о доводах, которые подтверждают их, этого сказать нельзя. Его Богодухновенные объяснения увлекают читателя вглубь тайн, которые мы не сможем полностью понять до тех пор, пока однажды лицом к лицу не увидим нашего Господа. Главная цель этого текста, однако, состоит не в том, чтобы объяснить, почему все умирают. Павел обращается к теме смерти лишь для того, чтобы установить принцип: дела одного человека могут прямо влиять на судьбы многих других людей. Основная цель Павла в этой главе – это показ того, как смерть одного Человека дала спасение многим, и чтобы сделать это апостол сначала доказывает резонность этой истины тем, что грех одного человека вызвал осуждение многих.

Проведенная Павлом аналогия между Адамом и Христом проясняет некоторые истины о Божьем замысле искупления, но никоим образом не объясняет само чудесное искупление. Это означает не то, что Божьи истины необъяснимы, а что объяснение многих из них находится вне пределов человеческого понимания. Наша обязанность – принять по вере то, что ясно, и что неясно; то, что можно понять, и что остается тайной.

После описания ужасающего греха и погибшего состояния всего человечества (1:18-3:20), Ап. Павел показал, как Христос Своей искупительной смертью на кресте дал путь к спасению каждому, кто в вере приходит к Богу (3:21-5:11). Возникает неизбежный вопрос: "Как могло получиться, что один человек в некоторый момент истории человечества совершил поступок, который имеет такое абсолютное влияние на все человечество?"

Аналогия между Адамом и Христом – это антитеза, т.е. аналогия по противоположности. Вследствие греха Адама все люди подвергаются наказанию; благодаря послушанию Христа многие прощены. Следовательно, Адам аналогичен Христу только в смысле применения общего принципа, состоящего в том, что поступки одного человека влияют на бесчисленное множество других людей.

Аргументация Павла в ст. 12-14 состоит из четырех логических элементов или составляющих: грех вошел в мир через одного человека (ст. 12а); смерть вошла в мир через грех (ст. 12б); смерть перешла во всех людей, потому что все согрешили (ст. 12в); история доказывает, что смерть царствует среди всех людей (ст. 13-14).

Грех вошел в мир через одного человека

Посему, как одним человеком грех вошел в мир (5:12а)

Слово "посему" связывает то, о чем будет идти речь дальше, с тем, что уже рассматривалось, а именно – как верующие мы примирены с Богом посредством жертвы Его Сына Иисуса Христа (ст. 8-11). Теперь Павел проводит аналогию между Христом и Адамом. В обоих случаях общее – это то, что причиной далеко идущих последствий для бесчисленного множества людей был один человек.

В случае Адама "одним человеком грех вошел в мир". Важно отметить, что Павел не говорит, что грех происходит от Адама. Он лишь говорит, что грех в мире, то есть в человеческой сфере, начался с Адама. Грех порожден сатаной, "потому что сначала диавол согрешил" (1 Иоан. 3:8). Ап. Иоанн не уточняет, когда это произошло, но очевидно, что это было до создания Адама и Евы, поскольку они были искушены сатаной.

После помещения Адама в Едемский сад, "заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь" (Быт. 2:15-17). Бог дал Адаму лишь один простой запрет, однако последствия нарушения этого запрета были суровы.

После того как от Адама была создана Ева, и после того, как она присоединилась к нему в саду в качестве жены и помощницы, сатана искушал ее, чтобы вызвать сомнение в Божьей заповеди, а также ослушание ей. В свою очередь она склонила к ослушанию своего мужа, и вместе они согрешили. Но хотя Ева ослушалась первой, главная ответственность за грех лежит на Адаме, во-первых, потому, что именно ему Бог дал указание, и, во-вторых, потому что он руководил Евой и должен был настоять на их обоюдном послушании Богу вместо того, чтобы позволить ей вовлечь себя в непослушание.

Это указание было единственным подчинением Богу, которое требовалось от Адама. За исключением этого ограничения Адаму была дана власть над всей землей и управление ею (Быт. 1:26-30). Но когда Адам ослушался Бога, грех вошел в его жизнь и вызвал изменения в его природе от невинности к греховности, врожденной греховности, которая передается каждому из его потомков.

Рассуждения Павла начинаются с утверждения, что через Адама грех вошел в мир. Он говорит не о грехах во множественном числе, а о грехе в единственном числе. В этом смысле грех представляет собой не конкретное неправедное действие, а скорее врожденную склонность к неправедности. Это не многочисленные другие грехи, которые Адам со временем совершил, а внутренняя греховная сущность, которую он приобрел вследствие первого ослушания, и которую он передал последующим поколениям. Точно так же, как он передал свою физическую сущность своим потомкам, Адам передал им свою духовную сущность, для которой с этого времени характерен грех и в которой доминирует грех.

Бог создал людей как род, производящий потомство, и поэтому люди передают своим детям и детям своих детей свою собственную сущность – физическую, психологическую и духовную.

Джон Донн написал эти хорошо известные строки в своем "Созерцании" XVII:

"Ни один человек – не остров, совершенный в самом себе; каждый человек – часть континента, часть большего; если море размоет глыбу, Европа станет меньше, точно так же, как станет меньше каждый мыс, а также каждый надел у твоих друзей и у тебя; каждая человеческая смерть уменьшает меня, потому что я часть человечества; и поэтому никогда не посылай узнать, по ком звонит колокол; он звонит по тебе". Человечество – это единый организм, образованный на основе Божественно предписанной сплоченности. Адам представляет весь произошедший от него человеческий род, вне зависимости от того, на сколько наций он делится. Следовательно, когда Адам согрешил, согрешило все человечество. А поскольку его первородный грех изменил его внутреннюю природу, то теперь эта испорченная природа передана его потомкам. Поскольку он стал духовно развращенным, то все его потомки будут такими же развращенными. Фактически, это духовное загрязнение и развращение накапливалось и усиливалось на протяжении всей истории человечества. Вместо того, чтобы эволюционировать, о чем говорят гуманисты, человек деградировал, опускаясь до все большей и большей греховности.

Древние иудеи хорошо понимали, что такое национальная общность. Они никогда не думали о себе, как об изолированных личностях или массе отдельных личностей, которые вследствие обстоятельств имеют общую родословную. Подобным образом они относились и к другим народам. Каждый ханоней или едомит, или египтянин был неразрывно связан со всеми остальными представителями своего народа. То, что делал один, влияло на всех остальных, и то, что делали остальные, влияло на него. Это трудно понять представителю современного индивидуалистического общества.

Именно на этой основе Бог часто наказывал или благословлял целое племя, город или народ в зависимости от того, что делали некоторые люди или даже один человек. Руководствуясь именно этим принципом, Авраам просил Господа пощадить Содом, если в нем можно найти хоть несколько праведных людей (Быт. 18:22-33). На основе этого же принципа Бог считал весь Израиль виновным и, в конце концов, уничтожил семью Ахана вместе с ним самим, поскольку тот ослушался и оставил для себя часть добычи из Иерихона (см. И. Нав. 7:1-26).

Автор Послания к Евреям знал, что еврейские читатели поймут его утверждение о десятине, которую Левий платил Мелхиседеку. "Без всякого же прекословия, – говорит он, – меньший благословляется большим. И здесь десятины берут человеки смертные, а там имеющий о себе свидетельство, что он живет. И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину: ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его" (Евр. 7:7-10; ср. ст. 1-3; Быт. 14:18-20). Иными словами, несмотря на то, что Левий, отец священнического колена, родился много лет после того, как жил Мелхиседек, он вместе со всеми остальными потомками Авраама участвовал в выплате этой десятины древнему царю, поскольку был в чреслах Авраама.

Подобным образом, хотя и с неизмеримо большими последствиями, грех Адама распространился на всех его потомков. Когда он согрешил в Едемском саду, то он согрешил не только как один из людей, но как представитель рода человеческого. Когда он и его жена, будучи одна плоть (Быт. 2:24), согрешили против Бога, все их потомки, то есть весь род человеческий, в их чреслах разделили их грех и их отлучение от Бога и, как следствие, подчинение смерти. "В Адаме все умирают", – объяснил Павел коринфянам (1 Кор. 15:22). Таким образом, можно сказать, что все люди присутствовали в саду вместе с Адамом и разделяют грех, который он там совершил.

Тот факт, что Адам и Ева были не только реальными историческими личностями, но и первыми людьми, от которых произошли все остальные, чрезвычайно важен для рассуждений Павла и для действия Благой вести Иисуса Христа. Если бы историческая личность Адам не представлял всего человечества в греховности, то историческая Личность Христос не мог бы представить все человечество в праведности. Если бы все люди не пали вместе с первым Адамом, все люди не могли бы спастись благодаря Христу, второму и последнему Адаму (см. 1 Кор. 15:20-22, 45).

Смерть вошла в мир через грех

и грехом смерть (5:12б)

Второй элемент аргументации Павла состоит в том, что поскольку грех вошел в мир через одного человека, то и смерть – последствие греха – вошла в мир через грех этого человека.

Бог не создавал Адама как смертное существо, то есть как подверженное смерти существо. Но Он ясно предупредил Адама о том, что ослушавшись и съев плод познания добра и зла, он станет подвержен смерти (Быт. 2:17). И вопреки лжи сатаны (3:4), это был тот удел, на который Адам обрек себя вследствие своего ослушания. Даже до человеческого греха Бог предписал, что платой за него будет смерть (Рим. 6:23; ср. Иез. 18:4). Смерть – это неизменный результат яда, который вошел в сердце Адама и в сердца всех его потомков.

Даже младенцы могут умереть не потому, что они совершили грехи, но потому что их сущность греховна, и основное следствие этого – смерть. Человек становится грешником не потому, что он совершает грехи, но он совершает грехи, потому что он по своей природе грешник. Человек не становится лжецом, когда говорит ложь; он говорит ложь, поскольку его сердце уже лживо. Человек не становится убийцей, когда убивает кого-нибудь; он убивает, поскольку его сердце уже кровожадно. "Ибо из сердца, – говорил Иисус, – исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления" (Матф. 15:19).

Грех порождает несколько видов смерти для людей. Смерть – это отделение, и первой смертью Адама было духовное отделение от Бога, которое Адам испытал немедленно после своего ослушания.

Павел напомнил ефесским верующим, что они мертвы по своим преступлениям и грехам, в которых они "некогда жили по обычаям мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления" (Ефес. 2:1-2). Неспасенные "будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их" (Ефес. 4:18). Падшие духовно очень живы для мира, но они мертвы для Бога и для Божьих дел.

Второй очевидный вид смерти, который приносит грех, это физическая смерть, отделение от других людей. И хотя Адам не утратил тотчас физической жизни, он с момента своего согрешения стал подвержен физической смерти.

Третий вид смерти, который приносит грех – это вечная смерть, неизмеримо худшее продолжение первого вида. Эта смерть, о которой в Св. Писании говорится как о второй смерти (Откр. 21:8), не только вызывает вечное отделение от Бога, но и вечные муки в аду.

Неверующий имеет основания бояться всех этих трех смертей. Духовная смерть разрушает его земное счастье; физическая смерть лишает его возможности спасения; и вечная смерть принесет вечное наказание. Но верующему не следует бояться ни одной из этих смертей. Верующие постоянно спасаются Христом от духовной и вечной смерти, и их физическая смерть (или взятие на небо) введет их в Божественное общение с Ним. Христос устранил для верующих страх смерти (Евр. 2:14-15).

Смерть перешла во всех, потому что все согрешили

так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили (5:12в)

Третий элемент доводов Павла заключается в том, что смерть распространилась на всех людей без исключения. Ни один человек никогда не избегал смерти.

Енох и Илия, которые избежали физической смерти, были духовно мертвы до того, как поверили в Господа. Даже Иисус умер, но не потому что в Нем был грех, а за грех мира, который Он заместительно принял на Себя. И когда Он принял грех на Себя, Он также принял на Себя наказание за грех.

Слово "согрешили" передает греческое глагольное время "аорист", указывающее на то, что все люди согрешили в один момент времени. Это конечно же случилось тогда, когда Адам впервые согрешил. Его грех стал грехом всего человечества, поскольку все человечество было в его чреслах.

"Вот, я в беззаконии зачат, – признался Давид, – и во грехе родила меня мать моя" (Пс. 50:7). Это признание – не что-то необычное для Давида. В другом псалме он свидетельствует, что "с самого рождения отступили нечестивые; от утробы матери заблуждают, говоря ложь" (Пс. 57:4). Иеремия заявлял, что "лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?" (Иер. 17:9). Елифаз риторически спросил Иова: "Что такое человек, чтоб быть ему чистым, и чтобы рожденному женщиною быть праведным?" (Иов. 15:14).

Каждый, кто духовно не возродится через Иисуса Христа (Иоан. 3:3), – дитя сатаны. Иисус сказал неверующим иудейским начальникам: "Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи" (Иоан. 8:44).

Как уже было отмечено, хотя Ева первой нарушила Божье указание, Адам несет большую ответственность за свое ослушание, поскольку "не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление" (1 Тим. 2:14). Адаму вообще нет оправдания. Не будучи обманут, полностью осознавая, что он делает, он преднамеренно ослушался Бога.

Некоторые протестуют против того, что они согрешили в Адаме, доказывая, что они не только не присутствовали там, но даже и не существовали, когда он согрешил. Но мы физически не присутствовали при распятии, когда Христос умер, но как верующие мы с готовностью принимаем истину о том, что по вере мы умерли вместе с Ним. В буквальном смысле мы не были погребены вместе с Христом и в буквальном смысле не воскрешены вместе с Ним, но по вере мы считаемся погребенными и воскрешенными вместе с Ним. Если бы не был истинным тот принцип, что все согрешили в Адаме, то было бы невозможно говорить, что все могут быть сделаны праведными в Христе. Эту истину Павел ясно высказывает ниже в своем послании (5:15-19) и в своем первом послании в Коринф: "Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" (1 Кор. 15:22).

Другие доказывают, что родиться виновным в грехе Адама – несправедливо. "Мы не просили, чтобы нас родили, – доказывают они, – и ни наши родители, ни родители наших родителей, ни родители родителей родителей не просили об этом". Но не было "справедливым" также то, чтобы безгрешный Сын Божий понес наказание за грехи ради всего человечества. Если бы Бог был только беспристрастным, то Адам и Ева за свое непослушание были бы немедленно уничтожены, и это был бы конец роду человеческому. И лишь благодаря тому, что Бог проявляет милосердие и прощение, а не только беспристрастность, люди могут быть спасены. Важность проведенной Павлом аналогии трудно оценить, и ее значение нельзя понять полностью; ее можно принять только по вере.

Аввакум имел большие трудности в понимании Господа. Сначала он не мог понять, почему Бог не дал возрождения Своему избранному народу Израиля. Он восклицал: "Доколе, Господи, я буду взывать – и Ты не слышишь, буду вопиять к Тебе о насилии – и Ты не спасаешь?" (Авв. 1:2). Еще меньше он мог понять, почему Бог накажет Свой народ руками халдеев, которые были язычниками и были неизмеримо более греховными, чем израильтяне. "Чистым очам Твоим не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснение Ты не можешь. Для чего же Ты смотришь на злодеев и безмолвствуешь, когда нечестивец поглощает того, кто праведнее его" (Авв. 1:13).

В конце концов осознав, что пути Господни вне человеческого понимания, Аввакум заявляет: "Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах, – но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего. Господь Бог – сила моя" (3:17-19).

Аввакум постиг, что когда мы не можем понять пути Господни, нам следует избегать зыбучих песков человеческих рассуждений и оставаться в вере на скале Божьей праведности.

Тем не менее, стоит обратить внимание на ангелов. Это может помочь в понимании того, что было Божьей целью, когда Он предложил спасение павшему человечеству. В отличие от людей ангелы не были созданы по Божьему подобию или как дающие потомство существа (Матф. 22:30), и когда они пали вместе с Люцифером (Откр. 12:7-9), они пали индивидуально и были немедленно прокляты и направлены навсегда в ад без какой-либо возможности искупления.

Бог создал ангелов, чтобы они служили Ему и воздавали Ему славу. Поскольку они были созданы святыми, то имели полное понимание Божьей святости, праведности и величия. Но они не обладали пониманием Его благодати, милости, сострадания и всепрощения, поскольку эти свойства имеют значение лишь там, где существует вызванное грехом чувство вины. Возможно по этой причине святые ангелы желали познать Благую весть о спасении (1 Пет. 1:12). Но даже святые ангелы не могут со всей полнотой восхвалять Бога, поскольку они не могут полностью осознать Его величие.

По Своим Божественным побуждениям Бог создал человека существом, дающим потомство. И когда Адам пал и вследствие этого навлек осуждение на себя и на своих потомков, Бог милостиво открыл путь к спасению, для того чтобы те, кто испытает Его благодать, имели повод прославлять Его за это. Павел заявляет, что именно через искупленных верующих, спасенных людей "соделалась известною чрез Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия", имеется в виду сделалась известною Его небесным ангелам (Ефес. 3:10).

Поскольку цель творения – прославление Бога, то естественно, что Бог наполняет небеса созданиями, которые получили Его благодать и Его милость и были созданы по Его Божественному подобию, чтобы воздать Ему вечную славу.

История доказывает: смерть царствует среди всех

Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего (5:13-14)

Четвертый элемент рассуждений Павла состоит в том, что история подтверждает: смерть всеобща.

Апостол указывает, что перед тем как Бог дал закон на Синайской горе, грех уже был в мире. Но неспособность людей соответствовать установлениям закона не была вменена против них, потому что в то время у них не было закона. Тем не менее, поскольку смерть царствовала от Адама до Моисея, то есть смерть была всеобщей, даже когда не было закона, то очевидно, что люди уже были греховны. Все люди от Адама до Моисея были подвержены смерти не как следствие их греховных поступков, состоящих в нарушении закона Моисея, которого они еще не имели, но вследствие их греховной природы.

Поскольку Адам и Ева были изгнаны из Едемского сада после того, как они согрешили, то они не имели больше возможности нарушить единственный Божий запрет. У них больше не было доступа к запретному плоду дерева познания добра и зла. То же самое касается и их потомков. Следовательно, для любого человека, жившего до или после Моисея, было невозможно совершить преступление подобно преступлению Адама.

Но, принимая во внимание принцип человечества как единого целого, Адам – это прообраз Иисуса Христа. В рассуждениях Павла эта истина становится переходом к великолепию спасения от греха и смерти – Благой вести, которую Бог предлагает павшему человечеству через Своего возлюбленного Сына, Который есть образ будущего.

Христос и царство жизни

Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, переизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление – к осуждению; а дар благодати к оправданию от многих преступлений. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие. Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим (5:15-21)

Ап. Павел продолжает проводить аналогию между Адамом и Христом, сопоставляя противоположности: жизнь, которая была сделана возможной для всех людей благодаря искупительной жертве Иисуса, и смерть, которая стала неизбежной для всех людей вследствие греха Адама. Эту истину апостол резюмирует в первом послании в Коринф: "Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут..." (1 Кор. 15:22).

Как отмечалось в предыдущей главе, единственное настоящее сходство между Адамом и Христом заключено в принципе "один человек – один поступок". То есть, точно так же, как один грех одного человека Адама навлек грех на все человечество, одна жертва одного Человека Христа сделала возможным спасение для всех людей.

В приведенном отрывке, как бы для рассмотрения всех аспектов этой удивительной аналогии, Павел исследует пять существенных различий между осуждаемого поступка Адама и искупительного свершения Христа. Эти поступки различны в их результате (ст. 15), мере (ст. 16), действенности (ст. 17), сущности (ст. 18-19) и силе (ст. 20-21).

Различие в результате

Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествует для многих (5:15)

Первое различие четко сформулировано как различие между даром благодати Христа и преступлением Адама – поступками, которые абсолютно противоположны.

По сути своей любой дар бесплатный, но слово "харизма" означает что-либо данное с особой милостью и расположением, и поэтому вполне естественно может также быть названо "дар благодати". В случае, когда речь идет о том, что дано Богу, этот термин обозначает нечто праведное и приемлемое с Его точки зрения; когда речь идет о том, что дано Богом, как в нашем случае, то он обозначает нечто даваемое абсолютно независимо от человеческих заслуг. В отношении искупительной жертвы Иисуса справедливы оба значения. То, что Иисус взошел на крест, было наивысшим действием Его послушания Отцу и, следовательно, было полностью принято Отцом. Его восшествие на Крест было также наивысшим действием Божьей милости, Его даром благодати, предложенным грешному человечеству.

Слово "преступление" передает греческое "параптема", основное значение которого – отклонение от правильного пути или отклонение от нормы. В более общем смысле это слово передает значение движения в направлении, которое не следовало бы избирать, и оно, следовательно, иногда переводится как "прегрешение, проступок". Один грех Адама, который был передан всем потомкам и который привел к царству смерти в мире, был нарушением одной заповеди, одной нормы послушания, которую дал Бог.

Влияние дара благодати и воздействие преступления различны по своей сути. Преступлением одного, то есть Адама, подверглись смерти многие. Возможно в качестве параллели Павел в этом стихе использует слово "многие" в двух различных значениях. Как будет показано ниже, он подобным образом использует слово "все" в ст. 18. Относительно поступка Адама "многие" означает всемир-ность, всеобъемлемость и соответствует слову "все" в ст. 12. Поскольку все люди без исключения несут в себе природу и знак греха, все они без исключения приговорены к смерти (как он объяснил в предыдущих главах).

Вкусив плод с дерева познания добра и зла, Адам отступил от Божьих установлений и вошел в запрещенную Богом область. И вместо того, чтобы по обещанию сатаны уподобиться Богу, человек стал меньше похож на своего Создателя и отделился от Него. И вместо того, чтобы привести человека в Божественную сферу, преступление Адама привело его и всех его потомков в сферу сатаны.

Сущность сравнения, проводимого Павлом, состоит все же в том, что один спасительный поступок Христа имел неизмеримо большее влияние, чем один поступок Адама, приведший к проклятию. "Тем более, – говорит он, – благодать Божия и дар по благодати одного человека, Иисуса Христа, преизбыточествует для многих". Божественное обеспечение спасения – не только выражение благодати Бога Отца, но и выражение благодати Бога Сына, одного Человека Иисуса Христа.

Грех Адама принес смерть. Но дар по благодати одного Человека Иисуса Христа дает больше, чем простое обеспечение способа возвращения падшего человечества в состояние первоначальной невинности Адама. Иисус Христос не только снял проклятие смерти прощением и очищением от греха, но дал искупленным путь, чтобы они полностью наслаждались Божьей праведностью и славой.

Жан Кальвин писал: "Грехопадение Адама имело достаточно влияния, чтобы вызвать гибель многих, но Божья благодать оказывает намного больше влияния, будучи направленной на пользу многим; так как признано, что Христос имел намного больше силы спасти, чем Адам – разрушить" ("Commentaries on the Epistle of Paul the Apostle to the Romans" [Grand Rapids: Baker, 1979], стр. 206). Божья благодать больше, чем грех человека. Она не только больше, чем один первородный грех Адама, который навлек смерть на всех людей, но она больше, чем все грехи, которые люди совершили или когда-либо совершат.

Можно сказать, что грехопадение Адама, само по себе разрушительное, все же имело одномерное действие – оно навлекло смерть на всех людей. Но действие искупительного свершения Христа – неизмеримо, поскольку Он не только возродил человека для духовной жизни, но дал ему истинную жизнь в Боге. Смерть по природе своей статична и пуста, тогда как жизнь характеризуется деятельностью и полнотой. Лишь жизнь может преизбыточествовать.

В противовес своему употреблению в начале этого стиха по отношению к Адаму, термин "многие" теперь передает свое обычное значение, относясь к тем, для кого Христов дар спасения по благодати вступил в силу благодаря их вере в Него. Хотя Павел не упоминает здесь эту определяющую истину, он уже заявил, что верующие оправдались верой и через веру получили доступ к благодати, в которой пребывают (см. Рим. 5:1-2). Это, несомненно, основная истина Благой вести, если объект рассмотрения – человек; эта истина лежит в центре учения Ап. Павла, изложенного в послании в главах 3:21-5:2.

Многие пуритане и реформисты заканчивали свои проповеди или комментарии утверждением о "практической пользе" рассматриваемых отрывков. Практическая истина Рим. 5:15 состоит в том, что сила греха, то есть смерть, может быть разрушена, но сила Христа, то есть спасение, неподвластна разрушению. Павел заверил Тимофея, что "наш Спаситель Иисус Христос разрушил смерть и явил жизнь и нетление чрез благовестив" (см. 2 Тим. 1:10).

Иисус Христос разрушил силу греха и смерти, но обратное невозможно. Грех и смерть не могут разрушить силу Иисуса Христа. Осуждение греха Адама обратимо, искупление Иисуса Христа – нет. Воздействие поступка Адама постоянно, только если оно не упразднено Христом. Однако воздействие свершения Христа постоянно для верующих и не может быть изменено или упразднено. Мы имеем великую уверенность в том, что раз мы в Иисусе Христе, мы в Нем навсегда.

Различие в мере

И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многих преступлений (5:16)

Второе различие между поступком Адама и свершением Христа заключено в их мере. В этом отношении, а также и в действенности, Христово оправдание намного больше, чем Адамово осуждение.

В ст. 15 Павел говорит о "преступлении одного", в то время как в ст. 16 он говорит об одном согрешившем, то есть об одном, который преступил закон. В первом случае ударение делается на грехе, во втором – на грешнике. Но основной смысл один и тот же. Это был один грех одного человека, совершенный в одно время, что привело к Божьему суду и осуждению.

Но дар Божьей благодати через Иисуса Христа не как суд. Божий суд Адама и его потомков – лишь за одно преступление. А дар благодати к оправданию не просто от этого единичного преступления, но от многих преступлений, и его результат ведет не просто к восстановлению, но к оправданию.

Джон Мюррей предлагает полезное наблюдение: "Одно преступление требовало не меньше, чем осуждение всех. Но дар оправдания по благодати таков, что он должен искупать многие прегрешения; он не был бы даром оправдания по благодати, если бы не оправдывал от многих преступлений. Поэтому дар благодати по своей природе и действию таков, что снимает многие преступления, в то время как наказание по своей природе и действию обусловлено одним грехом" ("The Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1965], стр. 196).

В этом стихе содержатся две тесно связанные между собой практические истины. Первая заключается в том, что Бог настолько ненавидит грех, что одного греха достаточно, чтобы осудить весь род человеческий и отделить его от Себя. Это не означает, что первый грех Адама был хуже других его грехов или хуже грехов, которые с тех пор совершают люди. Попросту его первый грех был грехом. В то время вкушение запретного плода было единственным грехом, который Адам и Ева могли совершить, потому что Бог дал им лишь одно ограничение. Но любой другой грех имеет подобное же действие, если бы был возможен только он. Подобным образом любой грех, когда-либо совершенный любым человеком, равно как и грех Адама, – это достаточное основание для осуждения всего рода человеческого. В самом деле отрезвляющая мысль.

Другая истина ст. 16 еще более замечательна и непостижима. Она столь же ободряет, сколь первая отрезвляет. Божья любовь к грешнику превосходит Божью ненависть к греху. Несмотря на тот факт, что Бог ненавидит грех настолько, что за любой единичный грех может осудить весь род человеческий, Его любящая благодать, направленная на человека, настолько велика, что Он обеспечивает не только искупление от греха одного человека, но искупление всех людей от всех грехов. Иисус Христос принял на Себя грехи всего мира. "Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их" (2 Кор. 5:19).

Различие в действенности

Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа (5:17)

Третье различие между поступком Адама и свершением Христа касается действенности, способности произвести желаемый результат.

Как уже указал Ап. Павел, один грех одного человека Адама привел к царству смерти (ст. 12-14). Именно на эту истину указывает слово "если", которое передает значение "поскольку". Было установлено, что один греховный поступок Адама навлек царство смерти. Но едва ли это было целью первородного греха. Адам и Ева согрешили не потому, что хотели умереть; они согрешили, поскольку надеялись стать подобными Богу. Их грех породил результат, противоположный их ожиданиям, и это подчеркивает, что искуситель обманул их. Как отмечено выше, вместо того, чтобы стать более похожими на Бога, они стали более непохожими на Него.

Один поступок одного Человека Иисуса Христа, напротив, дал в точности желаемый результат. Божественной целью жертвы Иисуса на кресте было то, чтобы те, кто приемлет полноту от этого не имеющего себе равных действия благодати и дар праведности, царствовали в жизни посредством Единого, Который умер за них, то есть Иисуса Христа.

Одномерным результатом поступка Адама была смерть, в то время как результат свершения Христа – это жизнь, которая многомерна. Христос предлагает не просто жизнь, но обильную жизнь, жизнь, которая изобилует (ст. 15; ср. Иоан. 10:10). В Христе искупленные получают как дар не только обильную жизнь, но и праведность (ср. 2 Кор. 5:21). Они царствуют в этой праведной жизни вместе с их Господом и Спасителем. Они обладают праведной, славной, вечной жизнью Самого Господа.

"Практическое применение" этой великой истины заключается в том, что Тот, Кто даровал нам духовную жизнь, будет осуществлять ее в нас. "Будучи уверен в том, – заверял Павел филиппинских верующих, – что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6). Великий Бог преобразовывает и совершает жизнь. "Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5:17).

Царствовать в жизни посредством Христа означает также иметь власть над грехом. Позже в своем послании Павел говорит: "Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности" (6:17-18). Как верующие мы знаем из своего опыта и из Св. Писания, что все еще имеем проказу греха, все еще одеты в грешные лохмотья своей прежней природы (см. Ефес. 4:22). Но грех больше не представляется сущностью или господином для верующего. В Христе мы выше греха, мы победители над ним (1 Кор. 15:57).

Различие в сущности

Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие (5:18-19)

Четвертое различие между поступком Адама и свершением Христа касается их сущности. Данные два стиха подводят итог аналогии между Адамом и Христом.

Так же, как слово "многие" в ст. 15, Павел, по-видимому, использует слово "все" в ст. 18 для параллелизма, хотя в этих двух случаях слова передают различное значение. В то время как в выражении "подверглись смерти многие" в ст. 15 подразумеваются все люди, в выражении "всем... оправдание к жизни" имеются в виду исключительно те, кто верит в Христа. Этот стих не учит универсализму, как на протяжении столетий полагали некоторые. Из других частей послания, включая первые два стиха этой главы, абсолютно ясно, что спасение приходит только к тем, кто имеет веру в Иисуса Христа (см. там же 1:16-17; 3:22, 28; 4:5,13).

Главное в учении, которое Павел излагает в этих двух стихах, это то, что сутью преступления Адама (ст. 8а) было непослушание (ст. 9а), в то время как суть праведности Христа – послушание (ст. 19б). Когда Бог велел Адаму не есть запретного плода, Адам ослушался и навлек смерть. Когда Бог послал Своего Единородного Сына в мир на страдания и смерть, то Сын повиновался и принес жизнь.

Слово "сделать" переведено с греческого слова "катистеми" и передает здесь значение установления или становления. Непослушание Адама привело к тому, что он и его потомки сделались грешными по своей природе и сущности. Подобным образом, но с прямо противоположным результатом, послушание Христа привело к тому, что верующие в Него, сделались праведными по своей природе и сущности.

От самого начала и до самого конца земная жизнь Иисуса характеризуется совершенным послушанием Его небесному Отцу. Даже в возрасте 12 лет Он напомнил Своим родителям, что Он должен участвовать в делах Своего Отца (Лук. 2:49). И единственной целью Иисуса на земле было выполнение воли Его Отца (Иоан. 4:34; 5:30; 6:38; ср. Матф. 26:39, 42). В Своем воплощении Он "смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Фил. 2:8).

В человеке, который искренне принадлежит Иисусу Христу, будет отражаться этот же дух послушания, поскольку он имеет в себе жизнь Самого Христа. Когда человек верит в Иисуса Христа, то он не только объявляется праведным с точки зрения суда, но действительно делается праведным, то есть получает внутреннюю праведность, которая должна принести и приносит плод. Поскольку верующий существует в плоти, он будет иметь недостатки и слабости плоти, и его праведность не будет явлена в совершенстве. Но если жизнь человека характеризуется грехом и не являет плода Св. Духа (Гал. 5:22-23), то этот человек не может иметь законной надежды на Христа. Человек, которого Христос сделал праведным, будет жить праведно.

Истинные верующие могут искренне воспеть о практическом использовании этой истины вместе с X. Г. Спаффордом в его замечательном гимне:

Что в мире сравнится с усладой такой?
Мой грех весь, как есть, целиком,
К кресту пригвожден, и я Кровью святой
Искуплен всесильным Христом.

Различие в силе

Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность и жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим (5:20-21)

Пятое и последнее различие между поступком Адама и свершением Христа касается силы.

Как Павел более полно объяснит в 7-ой главе, побуждающей силой человеческого греха есть закон, который пришел после, и таким образом умножилось преступление. Зная, что он будет обвинен в противоречивости и в том, что он якобы говорит злое о том, что Сам Бог открыл через Моисея, Павел ясно заявляет, что "закон свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7:12). Тем не менее, Божий закон вызвал умножение преступлений.

Следует отметить здесь, что Божий закон – обрядовый, нравственный или духовный – никогда не был средством спасения. Божественно предписанное место, которое он имел в Божьем замысле, было дано ему временно. Как заметил исследователь Библии Ф. Ф. Брюс: "Закон не имеет постоянного значения в истории искупления" ("The Letter of Paul to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, 1985], стр. 121). Павел уже заявил, что Авраам был оправдан Богом исключительно на основе его веры – абсолютно вне зависимости от добрых дел, которые он совершил, за несколько лет до своего обрезания и за много столетий до того, как был дан закон (4:1-13).

Закон был производным элементом в Божьем замысле искупления и отвечал временной цели, никогда сам по себе не будучи искуплением. Неповиновение закону никогда не осуждало душу на пребывание в аду, и послушание закону никогда не приводило душу к Богу. Грех и его осуждение были в мире задолго до закона. То же самое можно сказать о пути, дающем возможность избежать грех и осуждение.

Бог дал закон через Моисея как пример праведности, но не как средство ее достижения. Закон не обладает силой, дающей праведность, но для человека, который принадлежит Богу и искренне желает выполнять Его волю, он служит руководством к праведной жизни.

Закон определяет конкретные преступления, чтобы можно было легче увидеть их греховность, и таким образом способствует тому, чтобы люди легче осознавали себя как грешников. По этой причине закон также имеет силу побуждать людей к неправедности, не потому что закон зол, но потому что люди злы.

Человек, который читает в парке объявление, запрещающее срывать цветы, а затем рвет их, проявляет свой естественный инстинктивный бунт, направленный против властей. Это абсолютно нормальное объявление; то, о чем в нем идет речь, абсолютно законно и правильно. Но поскольку оно налагает ограничение на свободу людей поступать так, как им хочется, оно вызывает возмущение и побуждает некоторых людей поступать так, как в иной ситуации им даже не пришло бы в голову.

Закон, следовательно, побуждающая причина как к праведности, так и к неправедности. Необузданных людей он побуждает к непослушанию и неправедности, к которым они уже предрасположены. Людей, которые верят в Бога, закон побуждает к послушанию и праведности.

Снова обращая внимание на ту истину, что искупительное свершение Христа намного больше, чем приведший к осуждению поступок Адама, Ап. Павел торжествует: "А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать". Божья благодать не только превосходит один грех Адама, но превосходит все грехи человечества.

Подобно искусному ткачу, Павел собирает все нити вместе в своем гобелене об искупительной истине, провозглашая: "Как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим".


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →