Комментарии Джона МакАртура на послание К Римлянам 6 глава

Умереть, чтобы жить

Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога (6:1-10)

В ранней юности Джон Ньютон убежал из Англии и поступил в команду невольничьего корабля. Несколько лет спустя, он сам был отдан в услужение черной жене белого работорговца в Африке. С ним жестоко обращались, и он питался остатками со стола этой женщины и диким бататом, который он выкапывал по ночам. После побега он некоторое время жил среди туземцев, и в конце концов, ему удалось самому стать морским капитаном, став которым, он вел страшно неправедную и распутную жизнь. Но после своего чудесного обращения в 1748 году он возвратился в Англию и стал самоотверженным и неутомимым проповедником Благой вести в Лондоне. Он оставил потомкам множество гимнов, которые и сегодня находятся среди самых популярных гимнов в мире. Самый известный и самый любимый из них гимн "О, благодать, спасен тобой!" Ньютон стал пастором одной из церквей в Англии, и до сих пор на церковном кладбище можно видеть эпитафию, которую написал он сам ("Out of the Depths: An Autobiography" [Chicago, Moody, n.d.], стр.151):

"Джон Ньютон, священник, некогда безбожник и распутник, слуга рабов в Африке, был милостью нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа сохранен, оживотворен, прощен и поставлен учить вере, которую он долго старался уничтожить".

Как мог такой испорченный, провозгласивший себя врагом веры человек прийти к тому, чтобы говорить вместе с Павлом: "Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение. Меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии" (1 Тим. 1:12-13)? Как мог этот апостол обращаться к коринфским верующим, как к "освященным во Христе Иисусе, призванным святым" (1 Кор. 1:2) и в то же время говорить им: "Или не знаете, что неправедные царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас" (6:9-11а)? Павел немедленно дает ответ, напоминая им, что они "оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего" (ст. 116).

Об этих и подобных жизненно важных вопросах говорит Павел в главах 6-8 Послания к Римлянам. В этом месте послания он дает новое развитие своему учению о спасении и его практическом влиянии на спасенных. После широкого обсуждения человеческого греха и его искупления через Иисуса Христа апостол переходит к теме о святости верующих – праведной жизни, которую Бог требует от Своих детей и которую дает им – жизни в послушании Его Слову, данной силой Его Духа.

В своем послании галатийским церквям Павел дает краткое и замечательное изложение Божественного принципа, делающего возможным преобразование жизни: "Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал. 2:20).

В Рим. 6:1-10 Павел связывает три элемента в своей защите праведной жизни верующего: соперник (ст. 1), ответ (ст. 2), аргументы, объясняющие и защищающие ответ (ст. 3-10).

Соперник

Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? (6:1а)

Как это часто бывало, Павел предвидел главные возражения своих критиков. Задолго до написания послания он и Варнава, и без сомнения остальные апостолы, учителя и пророки, уже сталкивались со значительным противодействием проповеди о спасении исключительно по благодати. Типичный религиозный еврей тех времен не мог понять, как можно угодить Богу без строгой приверженности Моисеевому и раввинскому закону. Для них соответствие этому закону было воплощением благочестия.

В то время, как Павел и Варнава проповедовали в Антиохии Сирийской, некоторые иудеи, исповедовавшие веру в Христа, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись. Когда же произошло разногласие и не малое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим" (Деян. 15:1-2). Когда эти двое прибыли в Иерусалим, то некоторые другие иудеи, которые заявляли, что они христиане, а также группа следующих букве закона фарисеев выступили против их учения "и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедывать соблюдать закон Моисеев" (Деян. 15:5). На Соборе в Иерусалиме Петр смело заявил, что Бог "не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их. Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы? Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они" (Деян. 15:9-11). После дальнейших разъяснений Павла и Варнавы и после заключительного слова Иакова совет единодушно признал, что покорность закону Моисея никак не влияет на спасение, и он не должен быть обязательным ни для какого верующего, ни для язычника, ни даже для еврея (см. ст. 12-29).

Несколько лет спустя, возвратившись в Иерусалим после сбора пожертвований множества нееврейских церквей для нуждающихся верующих в Иудее, Павел искал способ снискать расположение незрелых еврейских верующих, а также уменьшить противодействие неверующих иудеев – он пошел в храм и совершил обряд. Когда несколько неверующих иудеев из Азии увидели его в храме, то ложно предположили, что он осквернил храм, введя язычников в запрещенную часть храма. Они едва не вызвали беспорядков в городе, когда кричали: "Мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввел в храм и осквернил святое место сие" (Деян. 21:28-36).

Ап. Павел также знал о другой крайности – некоторые читатели будут неправильно толковать его утверждение о том, что "когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. 5:20). Они будут безрассудно обвинять его в том, что он учит, будто грех прославляет Бога, вызывая увеличение Его благодати. Если бы это было так, рассуждают они, то люди не просто были бы вольны грешить, но обязаны грешить, чтобы дать возможность Богу увеличить Его благодать. Если все спасение от Бога и все по благодати и если Бог прославляется распространением благодати, то грешное сердце может быть склонно к таким рассуждениям: "Чем больше греха, тем больше благодати; следовательно, людям следует грешить без ограничения". Или, подобно другим, решить: "Если Богу приятно оправдывать неправедных, о чем ясно говорится в Рим. 4:5, то учение о благодати обещает награду за неправедность, поскольку она дает Богу больше возможностей проявить Свою благодать".

Именно такое извращенное толкование проповедовал печально известный Распутин, религиозный советник семьи Романовых, правившей в России в конце XIX – начале XX столетия. Он проповедовал (и сам был примером) антиномистическую точку зрения на спасение посредством многократного греха и ложного покаяния. Он верил в то, что чем больше человек грешит, тем больше благодати дает ему Господь. Так что чем больше человек бесконтрольно грешит, тем больше дает возможностей Богу прославиться. Распутин заявлял, что если вы просто обыкновенный грешник, то не даете Богу возможности продемонстрировать Свою благодать, поэтому вам необходимо быть чрезвычайным грешником.

Павел уже отверг подобное утверждение: "Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? – говорю по человеческому рассуждению". Апостол очень ясно отвечает на свой собственный вопрос: " Никак. Ибо иначе как Богу судить мир?"(Рим. 3:5-6). Далее он прямо осуждает тех, кто учит извращенной мысли: "Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро" (ст. 8).

Иудеи, приверженцы закона, обвиняли апостола именно в некоем виде антиномизма, в отрицании Божьего закона и в отстаивании морального и духовного права поступать так, как хочется, которое предположительно оправдано на основе того, что такая жизнь действительно прославляет Бога. Эти оппоненты особенно трудно воспринимали мысль о спасении на основе лишь одной веры, независимо от дел. Добавить к этой доктрине идею о том, что увеличение греха как-то увеличивает Божью благодать, значит соединить проклятие с еще худшим проклятием. В попытке защитить веру от нависшей над ней опасностью, они порождают другую опасность: идею о том, что спасение, так же как и духовность, даже для верующих в Иисуса Христа, происходит от соответствия внешним законам.

На протяжении истории Церкви некоторые христианские группы впадали в подобные ошибки, настаивая на том, что выполнение бесчисленного количества созданных людьми правил и обрядов необходимо для истинного благочестия. В виде крайнего следования обрядам или строго определенного кодекса поведения люди, путем добавлением строгих требований собственного изобретения, старались защитить и поддержать в чистоте Благую весть о благодати, которая дается лишь по вере.

Церковь также всегда подвергалась опасности осквернения лжеверующими, которые безнравственно использовали свободу Благой вести для оправдания греха. Как говорил Ап. Иуда: "Вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа" (Иуд. 4).

Здесь Павел наносит смертельный удар по этому типу антиномизма. Более того, он делает это, не уступая ни пяди земли тем, кто отрицает, что Божьей благодати достаточно для спасения. Ведомый Св. Духом, апостол избегает крайностей законничества с одной стороны и безнравственности с другой. Он никогда не отказывался от Божьей благодати, чтобы примириться с законничеством, и не отказывался от Божьей праведности, чтобы примириться с безнравственностью.

Как разъясняется на страницах Св. Писания от Бытия и до Откровения, спасительные взаимоотношения с Богом неразрывно связаны с праведной жизнью, а праведная жизнь возможна благодаря Божьему труду в сердце и через сердце истинного верующего. В Божьем искупительном действии в сердце человека истинная святость – это такой же дар Божий, как рождение свыше и духовная жизнь. Жизнь, которая в своей основе не отмечена святостью, не имеет оснований для спасения. Верно, что ни один верующий не безгрешен до тех пор, пока он не присоединится к Господу в результате смерти или взятия живым на небо, но мнимый верующий, который упорно пренебрегает властью Христа и Его нормами праведности, вследствие своего ослушания не имеет никаких оснований на Христово заступничество. Именно эту главную истину Благой вести Павел убедительно отстаивает в Рим. 6-7.

В свете всепроникающего антиномизма наших дней, верующему очень важно понимать мысль о неразрывной связи между оправданием и освящением как составляющими спасения; между новой жизнью в Христе и жизнью святости, которую требует и которую дает Иисус. Из-за своих небиблейских учений о "легкой вере" и мирского образа жизни служителей и членов церквей многие церкви, стоящие под знаменами евангельского течения, дают мало свидетельств искупления и святости, которые непременно сопутствуют спасительной благодати.

"Что же скажем на такие глупые утверждения? – спрашивает апостол и риторически прибавляет, – оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать?" "Епимено" (продолжать) имеет значение привычного постоянства. Это слово иногда обозначало ситуацию, при которой человек намеренно жил в определенном месте, делая его местом постоянного проживания. Именно это слово использовал Ап. Иоанн по отношению к определенным иудейским начальникам, которые упорствовали в попытках обвинить Иисуса в том, что Он противоречит закону Моисея (Иоан. 8:7).

Ап. Павел говорит не о грехах, совершаемых верующими время от времени вследствие слабости и несовершенства плоти. Он говорит о произвольном, обдуманном совершении греха, ставшем нормой жизни.

До спасения грех не может быть ничем иным, кроме установившегося способа жизни, поскольку грех в лучшем случае портит все, что делает неспасенный. Но верующий, который имеет новую жизнь, и которого не покидает Дух Божий, не имеет оправданий для того, чтобы продолжать оставаться в грехе. Возможно ли для него пребывать в успокоенных взаимоотношениях с грехом, в которых он был до спасения? Выражаясь богословскими терминами, может ли оправдание существовать без очищающего освящения? Может ли человек получить новую жизнь и продолжать жить по-старому? Неужели Божье дело искупления не порождает терпение и стойкость в тех, кто искуплен? Еще раз переформулируем вопрос: "Может ли человек, который упорствует, живя как дитя сатаны, быть воистину возрожденным как дитя Бога?" Многие отвечают: "Да". Павел говорит, что нет, о чем ясно сказано во 2-ом стихе.

Ответ

Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? (6:1б-2)

Тотчас отвечая на свой собственный вопрос, Павел восклицает с очевидным ужасом: "Никак". "Me геноито" буквально и точно переводится словом "никак", и это самое сильное выражение отрицания в греческом языке Нового Завета. Это выражение только в этом послании Павла используется около 14 раз. Апостол уже использовал его три раза в 3-ей главе Послания к Римлянам (ст. 4, 6, 31) и будет использовать еще 6 раз (см. 6:15; 7:7, 13; 9:14; 11:1, 11). Оно несет тот смысл, что оскорбительная идея такого рода никогда не могла быть принята как правда.

Само предположение, что грех может каким-то образом быть приятным Богу или прославить Его, было Павлу ненавистно. Эта ложь слишком очевидна, чтобы заслуживать детального опровержения. Она заслуживает лишь осуждения.

Но чтобы его читатели не подумали, что он избегает сложной проблемы, апостол, кажется, почти кричит о том, почему понятие, что грех приносит славу Богу – мерзость и абсурд. В этом месте он не вдается в рассуждения, но использует короткий и привлекающий внимание риторический вопрос: "Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?"

Ап. Павел не признает утверждение своих противников заслуживающим доверия. Он не обсуждает истину, он ее провозглашает. Человек, который жив в Христе, умер для греха, и невероятно и противоречиво предполагать, что верующий впредь сможет жить в грехе, от которого он был освобожден смертью. Божья благодать дана с единственной целью спасения от греха, и только крайне развращенный ум, используя крайне извращенную логику, может доказывать, что пребывание в грехе, от которого он был предположительно спасен, каким-либо образом прославляет святого Бога, Который отдал Своего Сына, чтобы освободить людей от неправедности.

По той же причине следует признать, что человек, который умер для одного образа жизни, больше не может жить в нем. Ап. Павел говорил не о настоящем состоянии верующего как ежедневно умирающего для греха, но о действии, произошедшем в прошлом ("апотнеско" – второе действительное время аорист) и состоящем в смерти для греха. Павел говорит, что невозможно для христианина пребывать в постоянном состоянии греховности. Действие в этом смысле совершилось раз и навсегда.

И снова, человек в сущности не умирает постоянно. Если его смерть реальна, то она постоянна. Человек, который истинно умер для греха, не может жить в нем. И в духовной, и в физической сфере смерть и жизнь несовместимы. Следовательно, ни из логических соображений, ни из богословских духовная жизнь не может сосуществовать с духовной смертью. Мысль о том, что христианин может постоянно жить в грехе, не только не Библейская, она лишена здравого смысла. Христиане, конечно же, до своего спасения могут совершить множество грехов, но они не могут жить постоянно в этих грехах, как они жили раньше. "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, – заявляет Ап. Иоанн, – потому что семя Его пребывает в Нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1 Иоан. 3:9). Это означает, что христианам не только не следует продолжать жить в грехе, но они и не могут продолжать так жить.

Апостол недвусмысленно говорит о преизобильности Божьей благодати. Но утверждение о том, что "когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (5:20б), сосредоточивает внимание на Божьей благодати и восхваляет ее, а не человеческий грех. Это утверждение говорит о том, что не существует ни одного слишком большого греха, чтобы Бог не мог простить его, и даже все грехи человечества во все времена – прошедшие, настоящие и будущие – с избытком покрываются неизмеримым обилием искупительной Божьей благодати.

Далее Павел заявляет так же определенно, что подлинно оправданная жизнь есть и будет оставаться очищенной жизнью. Для целей систематического богословия и чтобы сделать Божий труд искупления более понятным для ограниченного человеческого ума, мы часто говорим об освящении как о следующем за оправданием действии. Конечно же, этому есть объяснение, поскольку оправдание включает в себя то, что часто называется юридической декларацией о праведности, которая полна и вечна. Но оправдание и освящение – это не различные стадии в спасении; скорее это различные стороны непрекращающегося Божьего труда искупления в жизни верующего, в результате которого Он не только объявляет человека праведным, но воссоздает его, чтобы сделать праведным. Святость – это такой же труд Бога в верующем, как и любой другой элемент искупления.

Когда человек получает искупление, Бог не только объявляет его праведным, но и начинает развивать в нем Христову праведность. Таким образом, спасение не только законное действие, но и неизбежно имеет результатом чудо преобразования.

Рост в христианской жизни – это всегда процесс, который не может быть завершен "до дня Иисуса Христа" (Фил. 1:6). Не существует истинного обращенного в Христе, в котором не свершилось бы оправдание, и в котором не началось бы юридическое и фактическое освящение. Другими словами, не может быть разрыва между оправданием и освящением. Однако всегда с неизбежностью существует абсолютный и постоянный разрыв между прошлой личностью и нынешней. В Христе старая личность стала трупом; а труп не может иметь признаков жизни.

Прошлый человек, прошлая личность неисправимы. Они не праведные частично или грешные частично, но абсолютно грешны и не обладают ни малейшей внутренней возможностью стать праведными и угодными Богу. Новый человек, напротив, это преобразованная, духовно возрожденная личность. Он сделан угодным Богу через Иисуса Христа, и его новая сущность абсолютно благочестива и праведна. Он еще не совершенен и не прославлен, но уже духовно жив, и святость совершает в нем свою работу. Новый человек продолжит возрастать в этой святости, и не важно, что это может происходить медленно, с запинками, поскольку по самой своей природе жизнь растет. Д-р Дональд Грей Барнхауз писал: "Святость начинается там, где кончается оправдание, и если святости нет, мы вправе заподозрить, что оправдание не начиналось" ("Romans", vol. 3 [Grand Rapids: Eerdmans, 1961], 2:12).

Следовательно, просто не существует такого понятия, как оправдание без освящения. Не существует такого понятия, как благочестивая жизнь, без богоугодного образа жизни. Истинно спасенный человек живет новой и благочестивой жизнью в новом и благочестивом царстве. Отныне и вовек он живет в Божьем царстве благодати и праведности и никогда больше не сможет жить в сатанинском царстве эгоизма и греха. Как обыкновенный греховный, неисправимый человек не может скрыть, кто он такой, так не может этого сделать и духовно возрожденный, преобразованный человек.

И снова, спасение – это не только дело, но и преобразование, и не только юридическое, но и фактическое. Христос умер не только за то, что мы сделали, но и за то, что мы есть. Павел говорит верующим: "Ибо вы умерли и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге" (Кол. 3:3). Еще более ясно он заявляет, что "кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5:17).

Итак, фраза "умерли для греха" выражает главную мысль всей главы, остальная часть которой существенна как развитие этой главной истины. Невозможно быть живым в Христе и одновременно живым для греха. Это не значит, что верующий в какой-либо момент времени, перед тем как идти к Христу, абсолютно безгрешен. Однако с момента своего возрождения он абсолютно отделен от господствующей силы греха, от греховной жизни, из-за которой Христос умер, чтобы освободить его. Смысл этого важнейшего факта раскрывается в следующем тексте.

Аргументация

Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога (6:3-10)

Мысль о том, что верующий может славить Бога, продолжая оставаться в грехе, по-видимому, была распространена в римской церкви и в других местах, иначе Павел не уделил бы ей такого внимания. В ряду из четырех логических последовательных принципов Павел строит свои рассуждения на основе сказанного в ст. 2 – человек, который умер для греха, не может продолжать жить в нем.

Мы крещены в Иисуса Христа

Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса (6: За)

Первый принцип состоит в том, что все истинные христиане крещены в Христа Иисуса.

Когда Иоанн Креститель крестил в воде для покаяния в грехе, ясной и очевидной целью было обращение в праведность. Во время крещения Иоанном грешник отрекался от своих грехов и благодаря символическому обряду очищения начинал испытывать свою связь с Мессией и Его праведностью. Крещение представляет собой отождествление.

Кеннет С. Уэст определяет данное конкретное использование слова "баптизо" (быть крещенным) как "введение или помещение человека или вещи в новое окружение или в соединение с чем-нибудь другим так, чтобы изменить его положение или его взаимоотношения с предыдущим окружением или положением" ("Romans in the Greek New Testament" [Grand Rapids: Eerdmans, 1955], стр. 96-97).

В своем первом письме в Коринф Павел говорит об израильтянах, которые крестились в Моисея (1 Кор. 10:2), что символизировало для людей их отождествление или прочное единство с Моисеем как с Божьим представителем и вождем и признание его власти над собой. Благодаря этой тождественности и подчинению они разделяли начальство, последующие благословения и славу Моисея. Верующие израильтяне как бы слились с Моисеем, который слился с Богом. Подобным образом, но неизмеримо более глубоко и постоянно все мы, то есть все христиане, крещены в Христа Иисуса. Таким образом, мы постоянно погружены в Него, чтобы сделаться одним целым с Ним. Следует здесь отметить, что греческое слово, как и сама концепция, предусматривает водное крещение с погружением в воду.

В других посланиях Павел указывает на важность водного крещения в соответствии с прямыми указаниями Господа (см. 1 Кор. 1:13-17 и Ефес. 4:5). Но не только о внешнем проявлении крещения он говорит здесь. Он метафорически говорит о духовном погружении верующих в Христа через Св. Духа, о внутреннем единстве верующих с их Божественным Господом. Именно эту истину имел в виду Иисус, когда сказал: "И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Матф. 28:20), и которую Ап. Иоанн описывал как "наше общение – с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом" (1 Иоан. 1:3). В 1-ом Послании к Коринфянам Ап. Павел говорит о том, что верующий – один дух с Христом (1 Кор. 6:17), и он объясняет галатийским верующим, что "все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись" (Гал. 3:27). В каждом случае речь идет о полном соединении с Христом.

Именно в свете этой непостижимой истины Павел столь строго осуждает половую распущенность некоторых коринфских верующих. Он с негодованием восклицает: "Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!" (1 Кор. 6:15).

Как отмечено выше и повсеместно в Послании к Римлянам, спасение выражается не только в том, что Бог полагает грешника праведным, но и в том, что Он дарует ему новый праведный характер и новую природу. Праведность верующего в Христе – это и земная, и небесная реальность. Иначе это не было бы реальностью вовсе. Его новая жизнь – это благочестивая жизнь. Вот почему для истинного верующего невозможно продолжать жить прежней греховной жизнью, как это было до спасения.

Многие люди истолковывают доводы Павла в Рим. 6:3-10 как указание на водное крещение. Однако Павел лишь использует физическую аналогию водного крещения, чтобы учить о духовной реальности соединения верующих с Христом. Водное крещение – это внешнее отождествление внутренней реальности – веры в смерть Иисуса, Его погребение и воскресение. Павел не был сторонником спасения посредством водного крещения; что противоречило бы всему, что он уже сказал в Рим. 3:5 (где нет никакого упоминания о водном крещении) о спасении через благодать, а не по делам.

Водное крещение – это открытое проявлением веры в Бога. Ап. Петр говорил, что крещение – это признак спасения, поскольку оно дает внешнее свидетельство о внутренней вере в Христа (1 Пет. 3:21). В Тит. 3:4-5 сказано то же самое: "Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Св. Духом". В Деян. 22:16 Павел говорит: "Итак, что ты медлишь? встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа (Иисуса)". В этих стихах не сказано, что человек спасается водой, но что водное крещение – это символ искренней спасительной веры.

Римские верующие были хорошо осведомлены о символе крещения. Когда Павел говорит "неужели не знаете", то фактически он имеет в виду: "Неужели вы не осведомлены о значении своего собственного крещения? Вы забыли, что символизирует ваше крещение?" Они не знали, что водное крещение символизирует духовную реальность погружения в Иисуса Христа. Трагедия состоит в том, что многие ошибочно принимают символ водного крещения в качестве средства спасения, а не признака этого спасения. Подменить реальность образом значит уничтожить эту реальность, которая в данном случае – спасение по благодати только через веру в Христа.

Мы соединены в смерти и воскресении Христа

в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения (6:3б-5)

Второй подчеркиваемый Павлом принцип расширяет первый. Все христиане соединены не только с Христом, но и с Его смертью и воскресением.

Исходный элемент второго принципа состоит в том, что все истинные верующие в смерть Его [Христа] крестились. Это исторический факт, восходящий к нашему соединению с Ним на Кресте. И причина того, что "мы погреблись с Ним крещением в смерть", в том, чтобы "как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни". Это исторический факт, восходящий к нашему соединению с Ним в воскресении.

Эта истина слишком удивительна, чтобы мы могли полностью понять ее, но ее основополагающая и очевидная реальность состоит в том, что мы умерли вместе с Христом, для того чтобы иметь жизнь через Него и жить, как Он. И снова Ап. Павел подчеркивает не столько безнравственность, сколько невозможность для нас продолжать жить так, как мы жили до того, как были спасены. Через веру в Иисуса Христа как Господа и Спасителя мы были непостижимым Божественным чудом как бы перенесены назад на две тысячи лет, участвовали в смерти нашего Спасителя и были погребены вместе с Ним. Похороны были свидетельством смерти. Целью этого Божественного действия, состоящего в проведении нас через смерть (что явилось наказанием за наш грех) и воскресении вместе с Христом, было дать нам возможность с этого времени "ходить в обновленной жизни".

Замечательный богослов Чарльз Ходж резюмировал: "Не может быть участия в Христовой жизни без участия в Его смерти, и мы не можем испытать плоды Его смерти, если не будем участниками Его жизни. Мы должны примириться с Богом, чтобы стать святыми. Мы не можем примириться и не стать святыми" ("Commentary on the Epistle to the Romans" [Grand Rapids: Eerdmans, n.d.], стр. 195).

"Обновленный" – это перевод греческого слова "каирос", которое означает качественную новизну в отличие от слова "неос", обозначающего лишь новизну с точки зрения времени. Подобно тому, как наша прежняя жизнь характеризовалась грехом, так наша новая жизнь характеризуется теперь праведностью. Св. Писание наполнено описаниями новой духовной жизни верующего. Сказано, что мы получили новое сердце (Иез. 36:26), новый дух (Иез. 18:31), новую песнь (Пс. 39:4) и новое имя (Откр. 2:17). Мы названы новым творением (2 Кор. 5:17), новой тварью (Гал. 6:15) и новым человеком (Ефес. 4:24).

Продолжая подтверждать истину о том, что наше соединение с Христом в Его смерти дает новую жизнь, новый способ жизни, Павел говорит: "Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения". Иными словами, поскольку старая жизнь умерла, неизбежно родилась новая.

Епископ Хендли Моул красноречиво заявил:

"Мы получили примирение и можем теперь идти не от Бога, как если бы были освобождены из тюрьмы, но с Богом как Его дети в Его Сыне. Поскольку мы оправданы, то должны быть святыми, отделенными от греха, отделенными для Бога; не просто показывая, что наша вера реальна и, следовательно, мы спасены законно, но что мы оправданы для самой этой цели, чтобы нам быть святыми... Гроздья винограда на виноградной лозе – это не просто живой знак того, что это растение виноград и что оно живо; они – продукт, ради которого лоза существует. Не следует думать, что грешник должен принять оправдание и жить для себя. Подобное утверждение содержит глубочайшее противоречие и не может быть принято без совершения глубочайшей ошибки в вероучении" ("The Epistle to the Romans" [London: Piskering & Inglis, n.d.], стр. 160-61).

Наше греховное тело уничтожено

Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; Ибо умерший освободился от греха (6:6-7)

Третий принцип, на который обращает внимание Павел, состоит в том, что старая греховная природа была уничтожена. Фраза "зная то" – это, очевидно, обращение к тому, что должно быть общеизвестно среди верующих, которым и о которых говорит Павел. "Вам следует хорошо понимать, – говорил он, – что в Христе вы не те же самые, которыми были до спасения. Вы имеете новую жизнь, новое сердце, новую духовную силу, новую надежду и бесчисленное множество других новых вещей, которых не было в вашей прошлой жизни". Когда Христос искупил нас, "ветхий наш человек" был "распят с Ним", то есть убит и уничтожен.

"Ветхий" – это перевод не слова "архаиос", просто определяющего хронологический возраст, а "палаиос", обозначающее нечто абсолютно изношенное и бесполезное, пригодное лишь для мусорной кучи. Для всех практических целей он разрушен. В отрывке из Послания к Колоссянам, процитированном выше, Павел заявляет: "Я сораспялся Христу", – то есть мое ветхое, старое "я" мертво и не существует более – "и уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал. 2:20). Иными словами, наша новая жизнь как христиан – это не переделанная прежняя жизнь, а новая, Богом дарованная жизнь, жизнь Самого Христа.

Если сравнить различные места в Св. Писании, а это всегда подразумевает ответственное изучение, то становится ясно, что "ветхий человек", о котором Павел говорит в 6-ой главе Послания к Римлянам, не что иное, как неспасенный человек, описанный в виде Адама в 5-ой главе, человек вне Божественного искупления и новой жизни, которую оно приносит.

Дуалистическая точка зрения, что христианин обладает двойственной природой, использует небиблейскую терминологию и может привести к абсолютно неправильному восприятию святой жизни. Некоторые придерживавшиеся подобных взглядов во времена Павла опускались до извращенной крайности гностиков, утверждая, что поскольку собственная злая сущность человека не поддается управлению или изменению, и поскольку она все равно будет уничтожена в будущем, то не имеет большого значения, что вы ей позволяете делать. Имеют значение лишь "духовные" вещи, такие как мысли и намерения. Неудивительно, что в общинах, где царит подобная философия, безнравственное поведение среди членов общины и ее руководителей – обычное дело, и там, как правило, не существует церковной дисциплины.

Павел заявляет, что такой извращенный взгляд на христианскую свободу считается хорошо осведомленными верующими ложным и разрушительным, и такой взгляд должен быть осужден, как неприемлемый в церкви. В Рим. 6:6 Павел упоминает о трех удивительных истинах, которые должны защитить верующих от подобных ложных взглядов на прежнюю и нынешнюю природу.

Первая истина состоит в том, что "ветхий наш человек распят с Ним", то есть с Христом. Распятие – не просто причина величайших страданий, оно причина смерти. Быть распятым значит умереть. "Ветхий человек" каждого верующего был распят вместе с Господом, в противном случае он не был спасен. Не существует истинного христианина, который не умер бы вместе с Христом.

В Послании к Ефесянам Павел детально пишет о ветхом или прежнем человеке. Он говорит верующим: "Но вы не так познали Христа, потому что вы слышали о Нем и в Нем научились, – так как истина во Иисусе, – отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины" (Ефес. 4:20-24). Христианский новый человек действительно подобен Богу!

Как указал Джон Мюррей и другие исследователи Нового Завета, глаголы "отложить" (ст. 22) и "облечься" (ст. 24) – это перевод греческих инфинитивов, которые в данном контексте следует толковать как инфинитивы результата. Другими словами, Павел не увещевает или указывает, но скорее заявляет о том, что уже было совершено и завершено. Именно поэтому Мюррей дает следующий перевод ст. 22: "Так что вы должны отказаться от прежнего образа жизни ветхого человека" ("Principles of Conduct" [Grand Rapids: Eerdmans, 1957], CM. стр. 211-19).

Другой ученый, епископ Хендли Моул, перевел этот стих так: "Наш ветхий человек, наше прежнее состояние вне Христа и под попечительством Адама в грехе и в моральном рабстве было распято вместе с Христом" ("The Epistle to the Romans" [London: Piskering & Inglis, n.d.], стр. 164).

Еще один толкователь и комментатор, покорный Мартин Ллойд-Джонс, так перевел этот стих: "Не продолжайте прежней жизни ветхого человека, поскольку этот ветхий человек умер. Не живите так, будто он все еще здесь" ("Romans: An Exposition of Chapter 6" [Grand Rapids: Zondervan, 1972], стр. 64).

Даже если принять ст. 22 в качестве указания, то это не указание отвергнуть диктат нашей прежней природы, о которой апостол уже заявил, что она распята и мертва и, следовательно, не может больше влиять на нас. Это, скорее, указание не следовать оставшимся воспоминаниям о грешных путях нашей ветхой природы, как если бы мы все еще находились под ее злой властью.

Снова заявляя о том, что истинные верующие уже избавлены от присутствия своей прежней греховной сущности и ее управления, Павел говорит галатийской церкви: "Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24).

В некотором смысле в параллельном отрывке в Послании к Колоссянам Павел ясно говорит о том, что оставление верующим прежней сущности – свершившийся факт, что-то такое, что уже необратимо свершилось. "Не говорите лжи друг другу, – говорит он, – совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его" (Кол. 3:9-10). Это не означает, что каждый колосский верующий был абсолютно зрел и смог получить абсолютную власть над остатками ветхого человека. Павел, скорее, говорил о том, что каждый верующий на любом уровне зрелости может заявить, что он уже совлек с себя ветхого человека "с делами его". Точно так же его новый человек в Христе уже "обновился" в соответствии с образом Самого Бога, возродившего его.

Вторая великая истина, которую приводит Павел в ст. 6 в отношении старой и новой склонности, это истина о том, чтобы упразднено было тело греховное. Слово "чтобы" не содержит здесь мысли о возможности, но просто представляет собой оборот речи для указания на уже существующий факт. Иными словами, в Христе наша историческая смерть для греха на Кресте выражается в том, что наш грех упразднен. Эти истины настолько близки по смыслу, что ст. 6 – это почти тавтология. Грех, который мертв (распят), со всей очевидностью упразднен. Павел выражает эту истину двумя различными способами, чтобы сделать свою точку зрения более доступной пониманию и предотвратить любую двусмысленность.

Читая Библию, можно предположить, что греховное тело уничтожено, истреблено. Но "катаргео" (которое переводится как "упразднено") буквально означает "делать не имеющим силы или недействительным", делать что-либо неэффективным, устраняя его способность управлять. Это значение отражено в переводе других мест из Послания к Римлянам, таких как 3:3, 31, где этот термин переведен как "уничтожить", 4:14 – "бездейственно", 7:2 – "освобождать от".

Как знает каждый зрелый христианин, чем более он растет в Христе, тем более он становится осведомленным о грехе в своей жизни. Во многих местах Павел использует термины "тело" и "плоть", чтобы обозначить греховные наклонности, которые переплетаются с физическими слабостями и удовольствиями (см., например, Рим. 8:10-11, 13, 23). Новое рождение в Христе вызывает смерть греховной сущности, но оно не приводит к смерти тленной плоти и ее развращенных наклонностей до прославления в будущем. Очевидно, что тело христианина потенциально доброе и предназначено лишь для добрых дел, в противном случае Павел не велел бы верующим предоставить свои тела Богу в качестве живой святой жертвы, благоугодной Богу (см. Рим. 12:1). Это может отвечать новому святому расположению, но не всегда так бывает.

Как более полно объясняет Павел в 7-ой главе этого послания, неискупленная человеческая сущность верующего, примером которой он приводит свою собственную, остается вместе с человеком до тех пор, пока он не преобразуется в небесную славу. Как учит Св. Писание и опыт, эта оставшаяся человеческая сущность так или иначе сохраняет определенные слабости и предрасположенность к греху. Тирания и наказание греха как в жизни христианина, так и вне ее разбиты, но еще не полностью удалена возможность проявления греха в его жизни. Его человеческие слабости и инстинкты делают его уязвимым для искушений сатаны, когда он живет вне покоя, Духа и силы. Он новое спасенное святое создание, заточенное в неискупленной плоти.

Чтобы бороться с этой остающейся слабостью в отношении греха, апостол позже в этой главе убеждает верующих: "Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые" (Рим. 6:19).

Третья великая истина о прежней и нынешней сущности, которую открывает Павел в ст. 6, такова: "Нам не быть уже рабами греху". И снова перевод несколько искажает значение этого выражения. Но как ясно говорит апостол несколькими стихами позже: "Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности" (Рим. 16:17-18). Форма употребления глаголов в этих двух стихах ясно говорит о том, что рабство верующего перед грехом уже уничтожено Христом и ушло в прошлое. Несколькими стихами ниже Павел снова повторяет истину о том, что новое порабощение верующего праведностью стало возможным потому, что теперь он раб Божий (ст. 22).

Иными словами, выражение "не быть уже рабами греху" передает более краткую и чрезвычайно важную мысль, что верующие не могут быть более порабощены грехом. Как уже отмечалось раньше, Павел не говорит, что христианин больше не способен совершать грех, но что он больше не находится под принуждением и тиранией греха; он не будет покорен исключительно греху, как было раньше. Для всех истинных христиан порабощения греху больше не существует.

Причина конечно же в том, что "умерший освободился от греха". Поскольку прежняя жизнь умерла, то все, что характеризовало прежнюю жизнь, умерло вместе с ней, и самое главное – рабство греха, от которого все спасенные в Христе освободились раз и навсегда.

В своем 1-ом Послании Ап. Петр особо подчеркивает эту истину. "Итак, как Христос пострадал за нас плотию, – говорит он, – то вы вооружитесь тою же мыслию; ибо страдающий плотию перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией" (1 Пет. 4:1-2). Петр однако учит не о безгрешном совершенстве в настоящей земной жизни, поскольку далее он делает строгое предостережение: "Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое" (ст. 15).

Мартин Ллойд-Джонс предлагает полезный пример, иллюстрирующий отношение верующего к его прошлому греховному положению ("Romans: An Exposition of Chapter 6" [Grand Rapids: Zondervan, 1972], стр. 26-27). Он описывает два прилегающих друг к другу поля, одним из которых владеет сатана, а другим – Бог. Эти поля разделены дорогой. До спасения человек живет на поле сатаны и целиком находится в его юрисдикции. После спасения человек работает на другом поле, и теперь он находится под юрисдикцией Бога. Тем не менее, когда верующий пашет на новом поле, его часто обхаживает старый хозяин, который пытается переманить его обратно на старые греховные пути. Сатане часто удается временно отвлечь внимание верующего от его нового Господина и его нового способа жизни. Но он бессилен затянуть верующего обратно на старое поле греха и смерти.

Смерть Христа была смертью для греха

Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога (6:8-10)

Четвертый принцип состоит в том, что однажды умерев для греха, Христос вызвал не только смерть греха, но смерть смерти для тех, кто по вере умер вместе с Ним. Эти три стиха по существу излагают то, чему только что учил Ап. Павел: о смерти верующего для греха и его новой жизни в Христе. Он также подчеркивает незыблемость этой впечатляющей и чудесной истины.

Заверение в том, что "и жить будем с Ним", очевидно относится к конечному и вечному присутствию верующего вместе с Христом на небесах. Но контекст, в котором употреблена фраза, и который говорит о святой жизни, прямо свидетельствует в пользу того, что Павел здесь говорит прежде всего о нашей с Ним жизни праведности в настоящей жизни.

В греческом языке будущее время глаголов часто передает значение определенности, уверенности. Кажется, что именно так использует Павел слово "сазао" (или "санзао"), которое переведено здесь как "жить будем". Как апостол дает понять в ст. 10 относительно Христа, он не просто говорит о существовании в присутствии Бога, но о жизни для Бога, то есть о жизни, полностью согласующейся с Божьей святостью.

Отталкиваясь от этой мысли, Павел продолжает: "Зная, что Христос, воскресший из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти". Смысл состоит в том, что поскольку мы умерли и были воскрешены вместе с Христом (ст. 3-5), то мы также не умрем уже. Грех, который делал нас подверженными смерти, больше не властвует над нами. Точно так же, как смерть "уже не имеет над Ним власти", она не сможет быть и нашим палачом.

Кульминация этой части 6-ой главы – это слова: "Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога". Поскольку смерть – это наказание за грех (Рим. 6:23), то уничтожить власть греха значит уничтожить власть смерти.

Следует отметить две чрезвычайно важные истины, выраженные в ст. 10. Первое, что Христос "умер... для греха". Живший совершенной, безгрешной жизнью во время Своего воплощения, Христос никогда не был в таких же взаимоотношениях с грехом, в каких находился любой другой человек. Грех не только никогда не имел власти над Ним, но Он никогда не совершал никакого греха. Тогда мы спросим, как же Он мог умереть однажды для греха? Тем не менее, из этого стиха ясно, что по какой бы причине Христос ни умер для греха, верующие также умерли для греха.

Некоторые полагают, что верующие умерли для греха в том смысле, что грех потерял для них свою привлекательность. Но такая точка зрения не следует из христианского опыта и не может иметь отношения к Христу, Которого грех с самого начала никогда не привлекал. Другие считают, что Павел учит тому, что верующие должны умереть для греха. Но снова такое толкование не может быть применено к Христу. Нельзя полагать, что Христос умер для греха, став совершенным, поскольку Он всегда был совершенным.

Можно предположить, что Павел имел в виду две вещи, заявляя, что Христос "умер однажды для греха". Первое, Он умер в наказание за грех, приняв на Себя грехи всего мира. Он искупил грехи всего человечества, которое верит в Него. По вере в Него, данной по Его Божественной и безграничной благодати, верующие умерли для греха. Второе, Христос умер для власти греха, навсегда разрушив эту власть над теми, кто принадлежит Богу через веру в Его Сына. Павел заверил даже незрелых и склонных к греху верующий в Коринфе, что Бог "не знавшего греха... сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2 Кор. 5:21).

Возможно именно двойную истину о том, что верующие умирают как для наказания греха, так и для власти греха, имел в виду Августус Топледи в прекрасной строчке из своего великого гимна "Скала веков" – "быть от греха двойным лекарством, спасать от гнева и очищать меня".

Вторая важная мысль, заключенная в ст. 10, состоит в том, что Христос "умер однажды для греха". Он одержал победу, которая не нуждается в повторении. Эта глубокую истину снова и снова подчеркивается в Послании к Евреям (7:26-27; 9:12, 28; 10:10; ср. 1 Пет. 3:18).

Кроме того, что верующие были фактически соединены с Христом теми способами, о которых говорит Павел в этом отрывке, а именно Его смертью и воскресением, разрушением тела греха и смертью для греха, верующие также уподоблены своему Господу в Его непорочном рождении, поскольку и Он в Своем физическом рождении, и они в своем духовном рождении были зачаты Св. Духом. В Своем воплощении Он отождествлен с нашей человеческой природой. Затем, посредством Своего обрезания, Он временно поместил Себя под власть закона Моисея, чтобы искупить тех, кто под законом (Кол. 2:11). Мы также соединены с нашим Господом в Его страданиях, так как мы, подобно Павлу, носим знаки страдания за Него. Такими многочисленными узами верующие столь сильно и неразрывно связаны с Господом Иисусом Христом, что Он не стыдится называть их братьями (Евр. 2:11).

Живые для Бога

Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем.

Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности. Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью (6:11-14)

Лазарь был мертвым в течение четырех дней, после этого Иисус вызвал его из могилы. Когда Лазарь вышел из могилы, он все еще был обвит погребальными пеленами, и Иисус сказал стоявшим рядом: "Развяжите его, пусть идет" (Иоан. 11:44).

Эта история – яркий пример состояния верующего в момент его обращения. Уверовав в Христа как Спасителя и Господа, он оживает духовно, но все еще связан, так сказать, погребальными одеждами своей прежней греховной жизни. Различие, конечно же, заключается в том, что все греховные ветхие одежды верующего не удаляются немедленно, как это было у Лазаря. Но не только это. Верующие постоянно искушаемы снова одеть на себя старые одежды. Это та продолжающаяся битва с грехом и сатаной, о которой Павел говорит в Рим. 6:11-14.

Напомнив своим читателям, что они умерли для греха и воскрешены для новой жизни с Христом, апостол обращает их внимание на необходимость снять старые смертные одежды и жить новой жизнью для полноты Христовой праведности и для Его славы.

В 7-ой главе, используя себя в качестве примера, Павел более полно описывает сражение верующего с прежними греховными привычками и наклонностями. Он признается, что даже будучи апостолом, он не понял полностью, почему несмотря на то, что он умер для греха, сражение с грехом все еще бушует внутри него. "Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю" (Рим. 7:15). Однако он знает, где сосредоточена причина этого. Несколькими стихами ниже он заявляет: "Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу" (ст. 18).

В представленном отрывке Павел снова дает ответы на вопросы, которые, как он знает, зададут его читатели: "Если мы действительно освобождены от греха Христом (ст. 7), то почему же грех продолжает причинять нам столько неприятностей? Если мы теперь праведны перед Богом, то почему наша жизнь часто бывает такой порочной? Если мы праведны, то как лучше проявлять эту праведность в нашей жизни?" Три ключевых слова резюмируют ответы, представленные в 6:11-14: знать, сознавать и предоставлять.

Знать

Так и (6:11а)

Первое ключевое слово (знать) имеет отношение к разуму и подразумевается в переходной фразе "так и". Эти два слова важны для объяснения Павла, поскольку они обращают внимание на истины, которые он уже высказал в первых десяти стихах этой главы. Мысль такова: "Вы должны знать и полностью верить тому, что я уже сказал. Иначе то, что я собираюсь сказать, не будет иметь никакого смысла. Истина о том, что вы духовно мертвы для греха, и реальность состоит в том, что вы духовно живы для Христа. Это не абстрактные концепции для ваших ограниченных умов, которые следует попытаться проверить. Это Богом открытые основополагающие аксиомы христианской жизни, без которых вы не сможете жить святой жизнью, которой от вас требует новый Господь".

Понимая важность истин, представленных им в ст. 1-10, Павел использует слова "знать" и "верить" по крайней мере четыре раза (ст. 3, 6, 8, 9), и в других местах он предполагает, что его читатели знают некоторые другие истины (см., например, ст. 2, 5, 7).

Библейская проповедь всегда основывается на духовном знании. И хотя со стороны Бога было бы вполне оправдано просто и без всяких объяснений дать людям перечень дозволенного и недозволенного, Он по Своей благодати и состраданию решил не быть автократичным. Основная причина, почему люди должны жить в соответствии с Его установлениями, была лаконично открыта Им в заявлении древнему Израилю: "Будьте святы, ибо Я свят" (Лев. 11:44). Цитируя именно это указание, Ап. Петр убеждает христиан: "По примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках; ибо написано: "будьте святы, потому что Я свят" (1 Пет. 1:15-16).

Св. Писание изобилует конкретными указаниями и нормами поведения, и все эти указания и нормы явно или неявно основываются на Божьих истинах.

Павел только что заявил, что как верующие мы соединены с Иисусом Христом в Его смерти и через Него понесли наказание за наши грехи. Мы воскресли с нашим Господом Иисусом Христом в Его воскресении и, следовательно, можем войти в новую жизнь. Поскольку Христос никогда больше не умрет для греха, мы также никогда снова не умрем для греха.

Чтобы христианин жил во всей полноте своей новой жизни в Христе, чтобы он правильно жил как новое творение, каким он и есть, он должен знать и верить, что он не тот, кем он привык быть. Он должен понимать, что он не реконструированный грешник, а созданный заново праведник. Он должен понимать, что вопреки его теперешнему конфликту с грехом, он больше не находится под тиранией греха и больше никогда не будет под ней находиться. Существенным будет верное понимание им своей личности.

Через Осию Господь сокрушался: "Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною; и как ты забыл закон Бога твоего, то и Я забуду детей твоих" (Ос. 4:6). Исайя говорил: "Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет" (Ис. 1:2-3). Павел убеждал верующих в Филиппах: "Наконец, братия (мои), что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте" (Фил. 4:8). Он напомнил колосским верующим, что они должны облечься в нового человека, "который обновляется в познании по образу Создавшего его" (Кол. 3:10). Настоящая благочестивая жизнь невозможна без Божественного познания.

Сознавать

вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем. Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его (6:11б-12)

Второе ключевое слово (почитать) больше относится к тому, что мы будем называть сердцем. В буквальном смысле "логизомаи" попросту означает считать что-либо или причислять себя к чему-либо. Иисус использовал это слово, говоря о Себе во время Тайной вечери, когда Он раскрыл Своим ученикам, что Он Тот, Кто "и к злодеям причтен", о Ком пророчествовал Исайя (Лук. 22:37; ср. Ис. 53:12). Но это слово обычно употреблялось метафорически в значении полного подтверждения истины, наличия неограниченной внутренней уверенности в реальности того, что сознает рассудок. Хотя фактически и то и другое происходит в голове, мы называем это "чувствовать сердцем".

В следующей главе этого послания Павел на примере своей жизни покажет, как трудно христианину на собственном опыте осознать, что он свободен от рабства греха. Когда мы честно смотрим на нашу жизнь после спасения, то для нас более чем очевидно, что в нас все еще очень велико загрязнение грехом. Независимо от того, насколько большим во время спасения может быть наше преобразование к лучшему, трудно понять, что мы больше не обладаем падшей греховной сущностью и что наша новая сущность действительно Божественная. Трудно осознать, что в нас действительно пребывает Дух Святой, и что Бог теперь называет нас Своими детьми и считает нас достойными вечно жить с Ним на Его небесах.

Чтобы помочь себе "почитать себя мертвыми", полезно заметить, что существует много причин, по которым верующим часто сложно понять, что они теперь свободны от рабства греха. Многие из них не понимают этой чудесной истины просто потому, что они никогда не слышали о ней. Они предполагают, а возможно их неверно учили, что спасение дает лишь протокольную или юридическую святость, что вследствие их веры в Христа Бог теперь считает их святыми, но что их взаимоотношения с грехом такие же, как были всегда, и что они не изменятся до тех пор, пока они не пойдут, чтобы быть с Христом. Эта точка зрения на спасение часто подразумевает, что хотя вера в Христа дает верующему новую природу, прежняя природа все еще действует и что в жизни христианина между этими двумя природами по существу происходит борьба. Это делает спасение скорее "прибавлением", нежели "изменением".

Вторая причина, по которой христианам трудно поверить, что они действительно свободны от тирании греха, заключается в том, что сатана не хочет, чтобы они поверили в это. Если враг наших душ и обвинитель наших собратьев может заставить нас думать, что все еще властвует в нашей земной жизни, он ослабляет нашу решимость жить праведно, внушая, что это невозможно.

Третья причина, по которой христианам часто трудно поверить, что они свободны от принуждения греха, состоит в том, что реальность нового рождения в Христе – не эмпирическая, ее нельзя физически наблюдать или проверить. Искупление – это Божественное и духовное преобразование, которое может сопровождаться, а может и не сопровождаться физическими и эмоциональными проявлениями. Верующий не может постичь или ощутить момент своей смерти и воскресения с Христом никакими доступными человеку способами.

Четвертая и, пожалуй, наиболее распространенная причина того, что христианам трудно поверить, что они свободны от тирании греха в то время, когда они еще пребывают на земле, это то, что их продолжающаяся битва с грехом почти всегда противоречит этой истине. "Если у нас новая святая природа, и власть греха действительно была разрушена, – думают они, – то почему мы все еще подвержены такому сильному искушению и почему так часто уступаем искушению?"

Павел дает следующий ответ: "Почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе". Он говорил не о психологической умственной игре, когда мы повторяем что-либо снова и снова до тех пор, пока не убедим себя в неправильности нашего самого лучшего представления или даже начнем отрицать истинную реальность. Мы знаем, что мы "мертвы для греха" и "живы... для Бога во Христе Иисусе", потому что об этом говорит Божье Слово. Иными словами, это истины о вере, и они должны быть подтверждены в вере.

Давид С. Нидхем писал: "Что может быть более разрушительным, чем быть христианином, который считает себя прежде всего сосредоточенным на себе самом грешником, хотя жизненная цель его – являть святость, в центре которой – Бог?" ("Birthright: Christian, Do You Know Who You Are?" [Portland: Multnomah, 1979], стр. 69). До тех пор, пока верующий не примет истину о том, что Христос разрушил власть греха над его жизнью, он не сможет жить победоносно, поскольку в глубине своего существа он не будет считать это возможным.

Толкователь Дональд Грей Барнхауз рассказывает:

"Много лет назад во время революции в одной латиноамериканской стране был арестован и приговорен к смерти американский гражданин. Но перед готовым стрелять подразделением вышел вперед американский офицер, закрывший приговоренного большим американским флагом. "Стреляя в этого человека, – закричал он, – вы будете стрелять в американский флаг и вызовете гнев целой нации!" Революционеры были вынуждены немедленно освободить пленника" ("Romans: God's Freedom" [Grand Rapids: Eerdmans, 1961], стр. 118).

Подобным образом праведность Христа закрывает каждого верующего, защищая его от смертельных атак греха.

Мы верим, что пребываем в вечном Божьем предназначении, Его замысле, присутствии и власти, поскольку Его Слово убеждает нас, что это так. Павел уверял ефесских верующих, что Бог "избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним" (Ефес. 1:4). И церкви в Филиппах он писал: "Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа... Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 1:6;2:12-13).

Существует много важных и полезных следствий того, что мы считаем себя "мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе". Во-первых, мы имеем уверенность в себе перед искушением. Зная, что тирания греха разрушена, мы можем успешно противостоять ей в Божьей силе. "Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести" (1 Кор. 10:13).

Во-вторых, мы обладаем уверенностью, что не можем грешить сами вне Божьей благодати. Точно так же, как мы были спасены одной лишь силой Божьей, лишь одна Его сила хранит нас. "Овцы Мои слушаются голоса Моего, – говорил Иисус, – и Я знаю их, и они идут за Мною, и Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей; Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех, и никто не может похитить их из руки Отца Моего" (Иоан. 10:27-29).

В-третьих, когда мы искренне считаем себя мертвыми для греха и живыми для Христа, то обладаем уверенностью перед лицом смерти. "Я есмь воскресение и жизнь, – сказал наш Господь, – верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек" (Иоан. 11:25-26; ср. Евр. 2:14).

В-четвертых, мы знаем, что независимо от того, что происходит с нами в этой жизни, независимо от того, насколько это может быть гибельно для нас, Бог будет использовать происходящее не только для Своей славы, но также для нашего благословения. "Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу" (Рим. 8:28).

Все это, а также многое другое – правда, поскольку мы живы для Бога в Христе Иисусе. Ни одна религия в мире не может сделать и не делает такого утверждения. Даже наиболее ревностные мусульмане не заявляют, что пребывают в Мухаммеде или в Аллахе. Буддисты не говорят, что пребывают в Будде, а индусы не говорят о том, что пребывают в каком-либо из своих многочисленных богов. Однако мы как христиане знаем, что Бог благословил нас "во Христе всяким духовным благословением в небесах" (Ефес. 1:3).

Предоставлять

Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности. Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью (6:12-14)

Третье ключевое слово – отдавать или предоставлять (ст. 13) – очевидно имеет отношение к воле. Непостижимые истины о взаимоотношениях верующего с Богом, знакомые его рассудку и чувствам, глубоко проникли в его сердце, поэтому он может успешно использовать свою волю против греха и благодаря силе Божьей предотвратить его царствование в смертном теле.

В этой жизни грех всегда будет могущественной силой, и христиане должны принимать его во внимание. Но он более не хозяин, не господин. Он должен и может быть побежден. Павел изображает грех как лишенного трона, но все еще могущественного монарха, стремящегося царствовать в жизни верующего точно так же, как это было до спасения. Поэтому апостол предостерегает верующих не позволять греху царствовать, поскольку теперь он не имеет на это права. Он теперь не обладает силой, чтобы управлять верующим, если только верующий не решит повиноваться ему в похотях его.

Ап. Петр употребляет сходное обращение. Поскольку "вы – род избранный, царственное священство, народ святый, люди взятые в удел, – говорит он, – прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу" (1 Пет. 2:9, 11). В момент своего спасения христиане становятся гражданами Божьего царства праведности и поэтому становятся пришельцами и странниками для сатанинского царства греха и смерти.

Поскольку верующий – это новое творение в Христе, то его бессмертная душа всегда будет находиться вне досягаемости греха. Единственный оставшийся плацдарм, с которого грех может атаковать христианина, это его смертное тело. Однажды тело будет прославлено и навсегда выйдет за пределы досягаемости греха. Но пока оно смертно, то есть подвержено разложению и смерти, оно все еще обладает греховными похотями, поскольку мозг и мыслительный процесс – часть смертного тела, и сатана использует эти похоти, чтобы завлечь Божьих людей обратно в грех любыми доступными ему способами.

Ап. Павел заявляет ниже в своем послании: "Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего" (Рим. 8:22-23). Он писал филиппийским верующим, проповедуя ту же истину: "Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа (нашего) Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его" (Фил. 3:20-21). Он писал и коринфянам: "Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему – облечься в бессмертие" (1 Кор. 15:53).

Так как наши смертные тела все еще подвержены греху, то Павел говорит: "Не предавайте членов ваших греху в орудие неправды". Он не предупреждает о царствовании греха в наших душах, а лишь о царствовании греха в наших телах, поскольку грех может действовать только в теле христианина. Вот почему ниже в послании он сокрушается: "Ибо знаю, что не живет во мне, то есть, в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих" (Рим. 7:18, 22-23). Затем он заключает: "Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога (моего) Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха" (Рим. 7:24-25, курсив добавлен).

Поскольку война христианина с грехом ведется в теле, апостол также заявил: "Умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего" (Рим. 12:1), я "усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным" (1 Кор. 9:27, курсив добавлен).

Очевидно, что грех может царствовать в наших телах, иначе увещевание Павла было бы бессмысленным. Но также очевидно, что грех не должен царствовать в них, иначе предостережение также было бы бессмысленным. Поэтому он призывает: "И не предавайте членов ваших греху в орудие неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности".

По своей сути повеление предполагает наличие воли у того, кому оно адресовано. Повеления Божьего Слова – не исключение. Именно поэтому Павел говорит здесь о воле христианина. Для того чтобы грех обладал силой над дитям Божьим, этот грех должен сначала пройти через его волю. Именно поэтому Павел предупреждает верующих: "Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение. Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 2:12-13). Божья воля только тогда будет проявляться в нашей жизни, когда наша воля подчинена Его воле.

Когда верующий предает члены своего тела греху, то они становятся орудиями неправды. С другой стороны, когда в покорности своему небесному Отцу он представляет себя ожившим из мертвых путей греха и смерти, те же самые члены становятся святыми орудиями праведности.

В ст. 14 Павел переходит от увещевания к утверждению. Он говорит: "Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатию".

Божий закон "свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7:12). Но этот закон не может разрушить ни наказание за грех, ни власть греха. Он может лишь упрекать, сдерживать и осуждать. Христианин больше не находится под осуждением Божьего закона, но теперь он находится под искупительной силой Его благодати. Господь дает ему жизнь силой этой благодати.

Свободные от греха

Что же? станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатью? Никак. Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности. Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые. Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная. Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем (6:15-23)

Грех – самая опустошительная, истощающая и ведущая к вырождению сила, когда-либо вторгавшаяся в человеческое общество. Зло греха фактически испортило целое творение, которое "стенает и мучится доныне" (Рим. 8:22).

Св. Писание дает различные характеристики греху и его последствиям. Оно называет его осквернением, загрязнением души. Грех человеческой души – то же самое, что и коррозия для драгоценного металла или фабричный дым для прекрасного неба. Грех называют "нечистотой" (Ис. 30:22) и сравнивают с "ядом драконов и гибельной отравой аспидов" (Втор. 32:33). Даже то, что люди считают праведным, в глазах Бога подобно "запачканной одежде" (буквально "менструальной одежде") (Ис. 64:6; ср. Зах. 3:3-4). Павел называет грех "скверной плоти и духа" (2 Кор. 7:1), а грешников – теми, чей рассудок и совесть осквернены (Тит. 1:15).

Грех восстает против Божьего Слова, отвергает и даже попирает его. Кто-то назвал грех потенциальным убийцей Бога, потому что если бы грех мог, он уничтожил бы Бога и Его праведность.

Грех неблагодарен, поскольку он отказывается признать Бога источником всего доброго. Грешник позволяет себе пользоваться Божьей милостью (а это все, что окружает его), но не верит Богу и не благодарит Его за все это. Он берет Божьи благословения и использует их для службы себе и сатане. Каждый грешник подобен Авессалому, недисциплинированному сыну Давида, который целовал своего отца и в то же время плел заговор, чтобы захватить его трон (см. 2 Цар. 14:33-15:6).

Грех нельзя искоренить человеческими усилиями и человеческой властью. Даже если падший человек захотел бы очистить себя от греха, он не смог бы сделать этого, как не "может... Ефиоплянин переменить кожу свою и барс – пятна свои" (Иер. 13:23). Комментируя смертоносное действие греха, пуританский писатель Джон Флавел писал, что если бы покаянных слез грешника было так же много, как капель дождя, упавших с небес со времени творения, они не смогли бы смыть даже один грех.

Грех, висящий над павшим человечеством как ночная тьма, подавляет. Он подавляет рассудок (Рим. 1:21), любовь (Иоан. 3:19-21) и волю (Иер. 44:15-17).

Грех дает власть сатане, поскольку каждый грех служит целям "князя, господствующего в воздухе" (Ефес. 2:2). Каждый неискупленный грешник – духовное дитя дьявола (Иоан. 8:44). Хотя грех обещает удовлетворение, вместо этого он приносит несчастье, разочарование и безнадежность. Иов сокрушался, что "человек рождается на страдания, как искры, чтоб устремляться вверх" (Иов. 5:7). Фактически из-за греха вся "тварь покорилась суете" (Рим. 8:20).

Хуже всего то, что из-за проклятия греха неискупленные души попадают в ад. В своем видении на Патмосе Ап. Иоанн

"увидел... мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим, и смерть и ад повержены в озеро огненное.

Это – смерть вторая. И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное" (Откр. 20:12-15).

За единственным исключением, которым был Иисус Христос, каждый рожденный в этом мире человек рожден с греховной сущностью. Обыкновенный неискупленный человек находится под тиранией греха. Грех управляет его мыслями, словами, действиями – всем его существованием. Иисус заявил, что "всякий, делающий грех, есть раб греха" (Иоан. 8:34), и поскольку каждый неспасенный человек не способен совершать ничего кроме греха, то каждый неспасенный – раб греха.

Как Ап. Павел отмечает в данном отрывке, обыкновенный человек – добровольный раб греха. Люди доказывают эту истину каждодневно, так как они отвергают свет Бога, идущий к ним. И хотя падшие люди часто отчаянно хотят избежать неприятных и разрушительных последствий своих грехов, они не хотят оставить сами грехи.

Часто отмечается, что некоторые черные рабы добровольно сражались вместе со своими хозяевами во время гражданской войны в Америке. Подобно тому, как грешники оказывают сопротивление и отвергают Того, Кто предлагает спасти их, эти рабы сражались против объединенных сил, стремившихся освободить их.

Ап. Павел начал главную богословскую часть своего послания отрезвляющим заявлением о том, что "открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им; ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны" (Рим. 1:18-20).

Грех – это ужасная и разрушающая жизнь реальность, которая влечет на душу проклятие. Он, подобно неизлечимому раку, находится и произрастает в каждом неискупленном человеческом сердце. Даже когда люди пытаются избежать греха, они не могут, и когда они пытаются избежать вины, то не могут. Величайший дар, который Бог мог дать павшему человечеству, это свобода от греха, и именно этот дар Он предлагает через Своего Сына Иисуса Христа. Именно на этот великий, непревзойденный дар искупления от греха обращает теперь Павел свой великий, вдохновенный ум.

Продолжая свои рассуждения об освящении, Павел прежде всего напоминает своим христианским читателям об их порабощении грехом в прошлом и затем напоминает им об их новом порабощении праведностью через веру в Иисуса Христа. Его главная мысль в 6:15-23 заключается в том, что верующие в Иисуса Христа должны жить в абсолютной покорности Христу и Его праведности и не впадать снова в старые грехи, которые больше не имеют над ними власти. Поскольку они умерли в Христе для греха и воскресли с Ним для праведности, то они больше не находятся под властью греха, но теперь находятся под властью праведности. Поскольку христианин имеет новые взаимоотношения с Богом, он имеет и новые взаимоотношения с грехом. Впервые он в состоянии жить без греха и впервые он способен жить праведно.

Развиваемая Павлом в Рим. 6:15-23 тема очень близка к сказанному в ст. 1-10 (см. гл. 23 этого тома). Он представляет противника (ст. 15а), ответ (ст. 15б), аксиому (ст. 16), доводы (ст. 17-22) и непреложные истины (ст. 23).

Противник

Что же? станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатию? (6:15б)

Задавая короткий вводный вопрос: "Что же?", апостол снова предвидит ложные выводы, которые противники извлекут из его заявления о том, что верующие "не под законом, но под благодатию" (ст. 14б). Для них то, что они больше не находятся под законом, а под благодатью, равносильно свободе от любых моральных ограничений. "Если больше нет необходимости соблюдать закон, и если Божья благодать покрывает все грехи, – доказывали они, – то верующие абсолютно свободны делать все, что им хочется". Еврейские законники, напротив, верили, что повиновение Божьему закону – единственный путь к спасению. С их точки зрения, Павел одной стороной рта превозносит праведность, другой стороной рта позволяя на самом деле грешить. Они обвиняли Павла в попустительстве беззаконию во имя Божьей благодати.

Учение о благодати всегда подвергалось ложному обвинению, на которое апостол впервые отвечает в первой части 6-ой главы. Но поскольку непонимание было так распространено, а вопрос так важен, он снова освещает его с несколько другой стороны. Учение о спасении по Божьей благодати, действующей исключительно по вере и вне зависимости от дел, бесконечно далеко от попустительства греху.

Ответ

Никак (6:15б)

Павел говорит об этом так же сильно и недвусмысленно, как и в 1-ом стихе. Смысл таков: "Нет, нет, тысячу раз нет!" Предположение о том, что Божья благодать разрешает грешить, внутренне противоречиво и абсурдно из логических, нравственных и духовных соображений. Истинное назначение Божьей благодати – освобождение человека от греха. Но как тогда может благодать оправдывать продолжение пребывания в грехе? Благодать не только оправдывает, но и изменяет спасенную жизнь. Жизнь, не являющая свидетельств нравственного и духовного преображения, не дает также свидетельства о спасении.

Аксиома

Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? (6:16)

Аксиома – это общепринятая истина, которая настолько очевидна, что не нуждается в доказательстве. "Неужели вы не знаете?" – несомненно, риторический вопрос, предполагающий, что читатели охотно подтвердили бы истину, о которой Павел собирался говорить, стоило бы им лишь чуть-чуть задуматься. Что может быть более очевидным, чем то, "что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы?" Выражение "отдаете себя" указывает на добровольное решение о послушании господину и делает точку зрения Павла еще более очевидной. В сущности все "рабы", в частности добровольные, обязаны находиться в абсолютном "послушании" своему господину, тому, "кому повинуются". Человек, который не имеет таких обязательств, не раб.

Апостол применяет эту аксиому к образу жизни верующих, то есть к сущности очищенной жизни, о которой он учил (ст. 1-14). По отношению к Божьей воле спасенный человек имеет два выбора: либо грешить, то есть быть в неповиновении Богу, либо быть в послушании Ему. Общий образ жизни человека показывает, кто его истинный господин. Если для его жизни характерен грех, что противоречит Божьей воле, то он раб греха. Если для его жизни характерно послушание, которое отражает Божью волю, то он – Божий раб. Результатом первого рабства будет физическая и духовная смерть, тогда как результат второго – праведность, неизбежный признак вечной жизни. Верующие – это Божье "творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять" (Ефес. 2:10). У христианина не может быть привычки к неправедной жизни.

В предыдущей главе Павел описывал эту же истину с противоположной стороны, со стороны господина. В духовно падшей жизни, жизни в Адаме, царствует грех и смерть, тогда как в искупленной жизни, жизни в Христе, царствует праведность и вечная жизнь (5:12-21). Не существует третьей возможности, нет нейтральной земли. Все люди подчинены либо греху, что говорит о том, что они находятся под властью сатаны, либо они подчинены праведности и находятся под властью Иисуса Христа. Как заметил Метью Генри: "Если бы мы захотели узнать, к какой из этих двух семей мы принадлежим, нам следовало бы спросить, какому из этих двух господ мы отдаем свое послушание" ("Matthew Henry's Commentary on the Whole Bible", vol. 6 [Old Tappan, N.J.: Revell, n.d.], стр. 405).

Хотя обыкновенный ищущий свободы мятежный ум отвергает эту истину, все же никто не бывает сам себе господин. Распространенное мнение о том, что человек может управлять своей собственной жизнью и своей судьбой, это иллюзия, которую сатана навязывает человечеству со времени грехопадения. Фактически, именно эта ложь ввергла Адама и Еву в первородный грех. В 1-ом столетии, предостерегая о лжеучителях, которые провозглашали эту притягательную ложь, Ап. Петр писал: "Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении; обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб" (2 Пет. 2:18-19). Если честно взглянуть на ситуацию, в которой находится человек, то становится очевидно, что люди – это не независимые создания. Они не свободны и не могут быть свободными в том смысле, в котором мир определяет и ценит свободу.

Многие люди противятся требованиям Христа, потому что они боятся оставить свои нежно любимые свободы. В действительности они, конечно, не обладают свободами, которые можно потерять. Неспасенный человек несвободен делать добро или зло по своему выбору. Он связан и порабощен грехом, и единственное, что он может делать, это грешить. Единственный выбор, которым он обладает, это когда, как, почему и до какой степени грешить.

Должно быть так же очевидным и то, что никто не может быть рабом двух разных хозяев. "Никто не может служить двум господам, – говорил Иисус, – ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне" (Матф. 6:24).

Суть сказанного Павлом во второй части 6-ой главы совпадает со сказанным Иисусом в приведенном выше отрывке. У человека не могут одновременно быть две различные и противоположные природы. Он не может также одновременно жить в двух различных и противоположных духовных мирах. Он либо раб греха, каковым есть от рождения, либо раб праведности, которым он становится при рождении свыше.

Ап. Павел говорит здесь не о нравственном и духовном обязательстве, а о нравственной и духовной реальности. Он не говорит, что верующие должны восхищаться праведностью или желать праведности, или практиковать праведность, хотя конечно им следует именно так поступать. Он не учит здесь, что христианин должен быть рабом праведности, но он учит, что каждый христианин в результате Божественного творения сделан рабом праведности и не может быть никем другим. Павел говорит то же самое, что и Иоанн в своем 1-ом Послании: "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога. Дети Божий и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего" (1 Иоан. 3:9-10).

"И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, – говорил Павел колосским верующим, – ныне примирил в теле плоти Его, смертию (Его), чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою" (Кол. 1:21-22). Другими словами, для христианина жизнь в неправедности, отчуждении и вражде к Богу – в прошлом.. Прежняя греховная жизнь не может быть характерной для истинного христианина. Послушание Богу, выраженное в праведной жизни, становится непременным в жизни действительно спасенного человека. Из-за временной неверности греховное непослушание может иногда казаться преобладающим в жизни христианина. Но истинный верующий не может безгранично пребывать в непокорности, поскольку это диаметрально противоположно его новой и святой сущности, которая не может безгранично терпеть греховную жизнь.

Ап. Иоанн многократно подчеркивает эту истину в своем 1-ом Послании. "Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине... Кто говорит: "я познал Его", но заповеди Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины... Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1 Иоан. 1:6; 2:4; 3:9).

Доводы – объяснение двух рабств

Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности. Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые. Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная (6:17-22)

Здесь Павел объясняет и применяет принцип, о котором он только что сказал (ст. 16), а именно, что человек раб либо греха и сатаны, либо праведности и Бога. Делая это, он сопоставляет три аспекта этих двух областей служения: их место, их действие и их обещание.

Их положение

Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности (6:17-18)

Сначала апостол воздает благодарение Богу за то, что его верующие читатели больше не находятся в рабстве, ведущем к смерти. Он не благодарит и не восхваляет их за их собственную мудрость, рассудительность или решимость проводить нравственную и духовную жизнь. "Никто не может придти ко Мне, говорил Иисус, – если не привлечет его Отец, пославший Меня... и если то не дано будет ему от Отца Моего" (Иоан. 6:44, 65). Наше благодарение за спасение всегда должно быть лишь одному Богу, поскольку лишь Бог "дарует нам победу Господом нашим Иисусом Христом" (см. 1 Кор. 15:57).

Верующие спасаются исключительно Божьей благодатью и силой. И благодаря Его благодати, привычное неповиновение Ему остается в прошлом. Павел говорит, что "бывши прежде рабами греха", мы больше не таковые. "Бывши" – перевод греческого глагола в несовершенном времени, которое обозначает длительное действие. Иными словами, невозрожденный человек находится в постоянном рабстве греху. Это, без всяких исключений, постоянное состояние обыкновенного человека. Не имеет значения, насколько внешне нравственной, честной или милосердной бывает жизнь неспасенного человека; все, что он думает, говорит и делает, происходит от гордого, греховного, неверующего сердца. Павел уже указал на эту истину, цитируя из Пс. 13. "как написано: нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного" (Рим. 3:10-12).

То, что Павел говорит не только о внешней праведности, становится ясным из его заявления, что мы "от сердца стали послушны". Бог производит Свое спасение в глубине человеческого естества. Через благодать, данную Его Сыном, Бог изменяет саму природу людей, верующих в Него. Человек, чье сердце не изменилось, не спасен. Праведная жизнь, которая исходит от послушного сердца, представляется естественной. И точно так же, как Божья благодать действует исключительно через верующее сердце, Его праведность действует исключительно через послушное сердце.

Вера и послушание неразрывно связанны. Не существует спасительной веры в Бога без послушания Ему, и не может быть благочестивого послушания без благочестивой веры. Прекрасный и популярный гимн советует: "Верь и слушайся, нет другого пути". Наш Господь "дал Себя за нас, – говорит Ап. Павел, – чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам" (Тит. 2:14).

Спасение приходит "по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, – писал Ап. Петр гонимым верующим во всей римской империи, – к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа" (символ, указывающий на договор послушания, см. Исх. 24:1-8). Ниже в послании он убеждает: "Послушанием истине чрез Духа очистивши души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца, как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век" (1 Пет. 1:2, 22-23, курсив добавлен). Послушание Иисусу Христу и послушание Его истине – это полные синонимы, и Его истина – это Слово Божие, живое и пребывающее в век.

Послушание не дает спасения и не защищает его, но составляет неотъемлемое свойство тех, кто спасен. Вера сама по себе не представляется актом послушания, она сделана возможной и дана Божьей владыческой благодатью. Тем не менее, она всегда включает добрую волю верующего. Человек не перемещается пассивно из рабства в царстве тьмы сатаны в рабство в Божьем царстве света. Спасение не происходит вне связи с действиями верующего. Изменяющий жизнь труд спасения происходит исключительно благодаря Божьей силе, но он не происходит независимо от воли человека. У Бога нет детей, не желающих находиться в Его семье; нет и принудительного гражданства в Его царстве.

Искренняя вера – это не только вера в Божьего Сына, но и в Божью истину. Иисус сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня" (Иоан. 14:6). Павел верил в спасение своих читателей в римской церкви, поскольку они "послушны тому образу учения, которому предали себя". Ни один верующий, конечно, не понимает всей Божьей истины. Даже наиболее зрелый и верный христианин только начинает понимать богатство Божьего Слова в этой жизни. Но желание познавать Божью истину и повиноваться ей – один из главнейших признаков истинного спасения. С самого начала для раннехристианской церкви была характерна преданность "учению Апостолов" (Деян. 2:42). Иисус сказал, что те, кто слушается Его слова, – истинные верующие (см. Иоан. 8:31; 14:21, 23, 24; 15:10 и т.д.).

Слово "образ" – перевод греческого "тупое", буквально обозначавшего литейную форму, в которую выливался раскаленный металл. Слово "предали" передает греческий глагол "парадидоми", стоящий в пассивной форме времени аорист, который имеет основное значение "передавать". А раз предлог "еис" ("в") можно также перевести как "во что-то", более точный перевод этой фразы, очевидно, звучит так: "Тому образу учения, в которое вы переданы". Конечно же верно, что Слово Божье передано верующим посредством чтения и проповеди. Но Павел, пожалуй, подчеркивает здесь, что истинный верующий также передан в Божье слово, в Его Божественное учение. Смысл состоит в том, что когда Бог духовно возрождает верующего, Он отливает его в форму Божественной истины. Дж. Б. Филлипс, переводя Рим. 12:1, использует подобный образ: "Не позволяйте миру, окружающему вас, втискивать вас в его собственную форму, но пусть Бог изменит вас". Иными словами: "Не позволяйте силам сатаны втиснуть вас обратно в старую греховную форму, из которой Бог освободил вас. Пусть Бог продолжает превращать вас в совершенный образ Своего Сына".

Во всех своих посланиях Павел обращает внимание на важнейшие взаимоотношения Божьей истины и жизни верного христианина. Во 2-ом Послании к Тимофею он дает такой совет своему молодому ученику: "Держись образа здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе" (2 Тим. 1:13). Позже он предупреждает его, что "будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей" (4:3). Апостол утверждал, что руководящий или старший в церкви должен придерживаться "истинного слова, согласного с учением, чтоб он был силен и направлять в здравом учении и противящихся обличать" (Тит. 1:9). Ниже в том же послании он советовал Титу: "Говори то, что сообразно с здравым учением" (2:1). Верующий, который преданно повинуется Слову Божьему, сообразовывается с истиной этого Слова, живым образцом Благой вести. Божественное учение, которому верующий подчиняет себя в Иисусе Христе, сообщает ему подлинный образ его Спасителя и Господа,

Человек не становится христианином, когда провозглашает имя Христа, а затем верит во что угодно и делает все, что хочет. Невозможно стать христианином, если просто говорить или делать определенные, пусть даже богоугодные дела, превозносимые в Св. Писании. Но после истинного спасения человек будет обладать врожденным, данным Св. Духом желанием познавать Божью истину и повиноваться ей.

После одной встречи деловых людей, на котором я выступал, один человек сказал мне: "Я нахожусь в этой группе уже длительное время, и я расскажу вам о том, как, по моему мнению, можно прийти к Богу. Вот длинная лестница, и на ее вершине дверь, а за этой дверью Иисус. Все, что вам по сути нужно сделать, это попытаться подняться по лестнице, войти в дверь и надеяться, что Иисус впустит вас внутрь. Когда вы поднимаетесь по лестнице, вы встречаете всех этих проповедников и течения, которые ободряют вас, но вы просто продолжаете двигаться вверх по лестнице по своему собственному пути. Я называю это лестницей надежды. И это, я думаю, и есть благая весть". С тяжелым сердцем я ответил: "Вы не можете быть христианином. То, что вы только что сказали, не имеет никакого отношения к Благой вести, и ваша лестница на небо – это безнадежность. Для спасения вам следует полагаться лишь на одного Иисуса Христа. Вы не имеете понятия о том, что значит быть спасенным, и вы не можете находиться на пути к небесам".

Человек не может изобрести свой собственный путь к Богу, какими бы искренними не были его усилия. Бог установил единственный путь, чтобы прийти к Нему, и это путь веры в Его Сына Иисуса Христа. И спасительная вера в Иисуса Христа основана на Божьем откровении о Нем, а не на человеческих представлениях о Нем. Существует явленное Богом содержание Благой вести, и если человек отвергает или обходит это содержание стороной, то он дает безошибочное свидетельство того, что на самом деле он не ищет Божьего царства и Его праведности.

Уитнес Ли, основатель движения поместных церквей, написал книгу, озаглавленную "Христос против доктрины", основная мысль которой состоит в том, что имеют значение лишь личные взаимоотношения с Христом, и что доктрина в действительности лишь мешает этим взаимоотношениям. Эта книга не только небиблейская, но как можно догадаться из ее названия, она также противоречит сама себе. Доктрина – это просто другое слово, обозначающее учение, а целью книги Ли было, конечно же, обучение своей собственной доктрине.

Их дела

Говорю по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые (6:19)

Трудно выразить Божественные принципы истины в таких словах, чтобы ограниченный человеческий ум мог их понять. Говоря "по рассуждению человеческому, ради немощи плоти вашей", Павел подразумевает, что аналогия с господами и рабами была использована для удобства его читателей.

Слово "плоть" в этом месте выступает в качестве синонима человеческого происхождения или смертности и эквивалентно выражению "члены ваши" в ст. 13 и слову "члены" в конце ст. 19. "Плоть" – это то в человеке, что находится под влиянием греха, и пока верующие остаются в смертном теле, грех обладает плацдармом, местом, чтобы начать свое наступление. Вот почему Павел советует верующим представить свои тела "в жертву живую, святую, благоугодную Богу" (Рим. 12:1). Хотя внутренняя природа верующего изменена и сделана подобной Христу, внешняя сущность, представленная плотью, все еще осквернена грехом.

В этом тексте Павел переключает внимание с места на действие, убеждая верующих привести свою жизнь в соответствие с их новой природой. Хотя для христиан все еще остается возможность согрешения, они больше не связаны грехом. Теперь они свободны не грешить, и должны использовать эту Богом данную способность для послушания своему новому Господу и Владыке.

До спасения верующие были подобны остальному падшему человечеству, не имея других желаний и способностей, кроме следования своей природной склонности к "нечистоте и беззаконию". Эти два слова имеют отношение соответственно к внутреннему и внешнему греху. Духовно падший человек внутренне и внешне греховен, и так как он живет в своей греховности, то это приводит к "делам беззаконным". Подобно раковой опухоли, которая воспроизводит себя до тех пор, пока не будет уничтожено все тело, грех воспроизводит себя до тех пор, пока не будет уничтожен весь человек.

Выдающийся писатель Оскар Уайльд выставил на всеобщее обозрение гомосексуальность и другие виды извращенного поведения. Он писал: "Я забыл, что то, что человек держит в тайне, он однажды провозгласит во всеуслышание". Другой известный писатель Синклер Льюис был выдающимся литератором и в 1930 году получил Нобелевскую премию по литературе. Чтобы высмеять то, что он считал лицемерием в христианстве, он написал вымышленную историю под названием "Элмер Гентри" о проповеднике Библии, который был тайным алкоголиком, прелюбодеем и вором. Однако есть люди, которые знают, что сам Льюис – опустошенная жертва своего собственного греховного образа жизни – умер от алкоголя в третьесортной клинике близ Рима.

Поскольку верующие могут противостоять греху и жить праведно, то должны "ныне представить" свои "члены... в рабы праведности надела святые". И точно так же, как жизнь в грехе ведет к дальнейшему греху, жизнь в праведности ведет к дальнейшей праведности, конечная цель которой – полное освящение, то есть дела святые.

Покойный Мартин Ллойд-Джонс писал: "Когда вы будете жить такой праведной жизнью, направляя на это все свои возможности, силы и все свое время... то обнаружите, что процесс, который происходил раньше, и в котором вы двигались от плохого к худшему и становились все более мерзким и все более низким, повернулся вспять. Вы будете становиться все чище и чище, все более праведным и непорочным, все более и более соответствовать образу Сына Божьего" ("Romans: An Exposition of Chapter Six" [Grand Rapids: Zondervan, 1972], стр. 268-69).

Никто не остается на одном и том же уровне нравственности и духовности. Точно так же, как неверующие двигаются от греховности к еще большей греховности, верующий, который не растет в праведности, хотя никогда и не отступит полностью от праведности, будет все больше и больше скатываться к греху.

Божья цель в искуплении людей от греха состоит не в том, чтобы дать им свободу делать все, что они хотят, а в том, чтобы дать свободу делать так, как хочет Он, то есть жить праведно. Когда Бог приказал фараону отпустить Его народ, Он также указал Свою цель этого освобождения: "Чтобы он совершил Мне служение в пустыне" (Исх. 7:16). Бог освобождает людей от порабощения грехом с единственной целью, чтобы они стали рабами Его и Его праведности.

Их обещание

Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная (6:20-22)

Неспасенные люди, которые были рабами греха, были свободны от праведности. То есть они никак не связаны с праведностью; к ним невозможно предъявить никаких претензий, так как у них нет ни желания, ни возможности соответствовать этим требованиям. Они подчиняются греху и управляются грехом, хозяином, которому они обязаны служить. В этом смысле они не несут никакой ответственности перед праведностью, потому что они бессильны соответствовать ее нормам и требованиям. Вот почему глупо призывать грешников к исправлению. Они не могут изменить свою жизнь до тех пор, пока ее не изменит Бог.

Многие неспасенные люди, конечно, не думают, что их жизнь требует исправления, а тем более преобразования. В мире много приличных, честных, законопослушных, помогающих другим и часто очень религиозных людей, думающих, что они живут примерной жизнью. Но Ап. Павел провозглашает, что без спасения через Иисуса Христа все люди "рабы греха" и свободны, то есть полностью отделены от Божьих требований праведности и не имеют к ним отношения. Сам Павел говорит о своих добрых делах и религиозных достижениях до спасения, как о соре (Фил. 3:8).

С точки зрения Бога, люди не могут получить никакой плод за дела, которые они совершают без спасения, и за которые после совершения спасения им становится стыдно – "сами стыдитесь". Единственный возможный конец их – смерть, вторая смерть, то есть духовная смерть и вечные муки в аду.

Один из признаков истинного спасения – это чувство стыда за свою жизнь до прихода к Христу. Чем бы ни была отмечена предыдущая жизнь – низкой безнравственность или благопристойностью, отвратительными преступлениями или жертвенным служением другим людям, крайним эгоизмом или великой щедростью – это жизнь, за которую истинный верующий не может испытывать никаких чувств, кроме стыда. Независимо от того, какой она может казаться миру, жизнь без Бога – это жизнь без праведности.

Жан Кальвин писал:

"Поскольку добрые христиане начинаются с просвещения Духом Христа и проповеди Благой вести, то они добровольно признают, что вся их предыдущая жизнь, когда они жили без Христа, достойна осуждения. Они не пытаются оправдать себя, а испытывают стыд. Они идут дальше, постоянно ощущая свой позор, а раз так, то стыд делает их более смиренными и покорными Богу" ("The Epistles of Paul the Apostle to the Romans and to the Thessalonians" [Grand Rapids: Eerdmans, 1960], стр. 135).

Но для тех, кто "освободился от греха и стал рабом Богу" через веру в Иисуса Христа, "плодом... есть святость", а их конец – жизнь вечная. В спасении Бог не только освобождает нас от последнего наказания за грех, но и освобождает нас от тирании греха в настоящем.

"Освободился от греха" означает не то, что верующий больше не способен грешить, а то, что он больше не порабощен грехом; он больше не безнадежный грешник. Свобода от греха, о которой говорит здесь Павел, не долгосрочная цель или недостижимый идеал, а уже свершившийся факт. Каждый без исключения человек, который верит в Иисуса Христа как в Господа и Спасителя, "освободился от греха и стал рабом Богу". Ясно, что одни верующие более верны и покорны, чем другие, но христиане в равной степени освобождены от зависимости от греха и в равной степени "стали рабами Богу", в равной степени получили святость и жизнь вечную.

Непреложные истины

Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем (6:23)

В этом стихе выражены две непреложные истины. Первая – "возмездие за грех – смерть". Духовная смерть заслужена. Это справедливая и законная расплата за жизнь, в которой есть грех, а такой есть любая жизнь без Бога.

Вторая непреложная истина состоит в том, что бесплатный дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем. Спасение нельзя заслужить делами, человеческой добродетелью, религиозными обрядами или любыми другими делами, которые может совершать человек. "Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" (Ефес. 2:8-9).

Если человек хочет того, чего он заслуживает – вечной смерти – Бог даст ее, как справедливое возмездие. И если человек хочет того, чего он не заслуживает – вечной жизни – Бог также предложит ее, но как дар, единственный источник которого – Христос Иисус, наш Господь.

В этом кульминация сказанного Павлом в 6-ой главе Послания к Римлянам: Иисус Христос – единственный путь от греха к праведности, от проклятия к спасению, от вечной смерти к вечной жизни.

Представ перед синедрионом вскоре после праздника Пятидесятницы, Петр смело провозгласил ту же самую истину, свидетельствуя, что "нет ни в ком ином спасения; ибо нет другого имени под небом, данного человеком, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4:11-12). Неверующим фарисеям Иисус сказал: "Истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько б их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но вы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет" (Иоан. 10:7-9). Во время беседы в горнице Иисус сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня" (Иоан. 14:6).

Известный немецкий пастор и богослов Дитрих Бонхоффер был заключен нацистами в тюрьму, находился в ней несколько лет и был казнен незадолго до окончания 2-ой мировой войны. В своей книге "Цена апостольства" он написал приведенные ниже проницательные слова о том, что он называл "евангелием уцененной благодати":

"[Уцененная благодать] означает оправдание греха без оправдания кающегося грешника, который отрывается от греха и от которого отрывается грех. "Уцененная благодать" – это не разновидность прощения греха, которая освобождает нас от бремени греха... "Уцененная благодать" – это благодать без апостольства, без Креста, без Иисуса Христа.

...[Бесценная благодать, напротив] – это влечение за Иисусом Христом, в Котором христианин оставляет свои путы и следует за Ним... Когда [Мартин Лютер] говорил о благодати, [он] всегда подразумевал как само собой разумеющееся, что это стоит ему его собственной жизни, той жизни, которая теперь абсолютно подвластна Христу... Счастливы те, кто, зная эту благодать, может жить в мире, не принадлежа ему; кто, следуя за Иисусом Христом, настолько уверен в своем небесном гражданстве, что они действительно вольны жить своей жизнью в этом мире" ([New York: Macmillan, 1959], стр. 47, 53, 60).

Только Сын Божий мог заплатить цену спасения. Но Он призывает Своих последователей заплатить цену ученичества. "Если кто хочет идти за Мною, – говорил Иисус, – отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее" (Матф. 16:24-25).

Лука увековечивает тему о цене ученичества, когда приводит слова Иисуса в 14:26-33:

"Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником. Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить? Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире. Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником".

Наш Господь приводит две притчи о жемчужине и сокровище на поле (Матф. 13:44-46), и в обоих случаях человек продает все, что имеет, чтобы сделать покупку.

Иисус Христос не ищет людей, которые хотят прибавить Его к своим грехам как страховку против ада. Он не ищет людей, которые хотят приложить Его высокие нравственные принципы к своей духовно падшей жизни. Он не ищет тех, кто желает лишь внешнего преобразования и улучшения своей прежней природы.

Иисус Христос призывает к Себе тех, кто хочет быть внутренне преобразован Им; тех, кто желает, чтобы по Его образу и подобию была создана абсолютно новая природа. Он призывает к Себе тех, кто хочет умереть вместе с Ним, чтобы быть воскрешенным вместе с Ним; тех, кто хочет для Его праведности оставить свое рабство греху. И когда люди приходят к Господу, выполняя Его условия, Он изменяет их судьбу, заменяя вечную смерть вечной жизнью.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →