Толкование Мэтью Генри на четвертую книгу Царств 1 глава

Здесь мы становимся свидетелями восхождения на израильский престол Охозии истинного сына и преемника Ахава. Но не прошло и двух лет, как его царствование прекратилось: он умер от падения в собственном доме; и повествование об этом начинается после упоминания о бунте Моава (ст. 1). I. Вопрос по поводу своего падения, с которым Охозия отправил послов к божеству аккаронскому (ст. 2). II. Весть царю от Бога Израилева (ст. 3-8). III. Истребление (причем неоднократное) воинов, посланных царем, чтобы схватить пророка (ст. 9-12). IV. Сострадание пророка к третьему отряду посланников и его согласие пойти с ними, вследствие чего он сам передает царю сообщение (ст. 13-16). V. Смерть Охозии (ст. 17,18). Эта история дает нам представление о том, сколь великим был пророк и сколь ничтожным правитель.

Стихи 1-8. Здесь Господь выносит порицание нечестивому царю Израиля Охозии, причем как посредством Своего провидения, так и через Своего пророка как жезлом, так и словом.

I. Дела у Охозии идут плохо. И вправе ли рассчитывать на процветание тот, кто делал неугодное пред очами Господа и прогневал Его? Когда он взбунтовался против Бога и отступил от Него, тогда и Моав восстал против Израиля и вышел из подчинения его царям, в котором так долго пребывал (ст. 1). Что же касается Иудеи, то граничившие с ней идумеи все еще оставались данниками ее царей, о чем упоминалось в предшествующей главе (3Цар 22:47), пока не свергли это иго во время нечестивого царствования Иорама (гл 8:22), как это сделали сейчас моавитяне. Если люди нарушают заключенные с нами заветы и пренебрегают своим долгом, то нам следует задуматься, не нарушили ли мы сами завет с Богом и не пренебрегаем ли своим долгом перед Ним. Грех делает нас слабыми и доводит до обнищания. И тогда дадут о себе знать моавитяне (гл 3:5).

II. Царь оказался заложником телесной немощи, но не в результате внутренней болезни, а вследствие несчастного случая. Он упал чрез решетку и получил травмы; возможно, у него из-за этого начался жар (ст. 2). Куда бы мы ни шли, от смерти нас отделяет всего лишь шаг. Дом человека это его крепость, но и она не защитит его от Божьих судов. Когда Богу угодно, тогда и сломанная решетка представляет такую же опасность для сына, как некогда пущенная наугад стрела для его отца. Охозия не стал пытаться подавить бунт моавитян, чтобы не погибнуть на поле боя; но его совсем не спасло то, что он оставался дома. Царские дворцы не гарантируют твердой непоколебимости. Для грешника силки разложены по земле там, где он меньше всего ожидает (Иов 18:9,10). Все творение, стенающее из-за греха человека, однажды сломается и провалится под его тяжестью, подобно упомянутой решетке. Кто стал Богу врагом, тот никогда не будет в безопасности.

III. Несчастный случай побудил Охозию отправить к аккаронскому божеству посланников с вопросом, выздоровеет он или нет (ст. 2).

1. И здесь мы видим, что вопрос был совершенно неразумным: выздоровею ли я от сей болезни? Естественнее было бы спросить: "К каким средствам мне прибегнуть, чтобы выздороветь?" Но как человек, которого интересует лишь собственная судьба, а не долг, Охозия спрашивает только о том, будет ли он здоров. Причем ответ на этот вопрос не заставит себя ждать. Нам же следует больше думать о том, что нас ждет после смерти, а не как, когда и где мы умрем; и мы должны руководствоваться желанием узнать, как нам правильно себя вести в случае болезни, чтобы таковая пошла душе на пользу, вместо того чтобы спрашивать, когда мы выздоровеем от нее.

2. Обращение к Веельзевулу само по себе было нечестивым поступком. Отношение к мертвому и бессловесному идолу (и, наверно, недавно воздвигнутому, ибо идолопоклонники обожали новых богов) как к оракулу свидетельствовало о недостатке не только религиозности, но и ума. Веельзевул, что означает господин мухи, был одним из Ваалов, который давал ответы либо властью демонов, либо благодаря хитрости жрецов, которые имитировали жужжание огромной мухи. Или же этому божеству приписывали избавление страны от множества расплодившихся в ней мух или от смертельной болезни, которую они распространяли. Возможно, это никчемное божество в то время было так же знаменито, как и много лет спустя дельфийский оракул у греков. В Новом Завете Веельзевул назван князем бесовским (Мат 12:24), ибо богами язычников были бесы, и этот, наверно, добился наибольшей известности.

IV. По Божьему указанию Илия выходит навстречу посланникам и отправляет их назад к царю с ответом, который избавит их от необходимости идти в Екрон. Если бы Охозия сам послал за Илией, смирился и попросил бы пророка помолиться, то мог бы получить и мирный ответ; но поскольку он послал вопросить божество аккаронское, а не Бога Израилева, то этим поступком (как и в ситуации, когда Саул обратился к волшебнице из Аэндора) царь наполнит меру своего беззакония и навлечет на себя смертный приговор. Кто не желает обратиться к Божьему Слову и утешиться, тому придется услышать таковое (хочет он того или нет) и изумиться.

1. Илия честно обличает Охозию в грехе: разве нет (то есть вы думаете, что нет) Бога в Израиле (или еще можно прочесть: разве во всем Израиле не найдется Бога), что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское (ст. 3), идете в Ёкрон презренный город филистимлян, давно покоренный Израилем (Зах 9:7)? Здесь мы узнаем, что (1) грех Охозии был достаточно тяжким, ведь он воздавал дьяволу честь, надлежащую исключительно Богу, причем не только обращением к нему с вопросами, но и жертвоприношениями. Следует заметить: советоваться с дьяволом по какому бы то ни было поводу или под каким бы то ни было предлогом весьма нечестиво. Это нечестие господствовало в языческом мире (Ис 47:12,1 3) и сохранилось даже в христианском; и таким образом советующиеся поддерживают царство сатаны.

(2) Объяснение поступку Охозии, которое приводит Илия, представляет его грехом еще более тяжким: "Ты это сделал не только потому, что считаешь Бога Израилева неспособным ответить тебе, но и потому, что думаешь, якобы в Израиле совсем нет Бога, иначе не отправлял бы посланников так далеко за ответом свыше". Следует заметить: практичный и конструктивный атеизм может стать причиной и представляет для нас опасность отступничества от Бога. Если мы позволяем себе вольности, полагаемся на плоть и ищем удел в этом мире, то, по всей видимости, считаем, что нет Бога в Израиле.

2. Илия четко выносит приговор: "Идите, скажите царю, что он умрет (ст. 4). Поскольку он так беспокоится узнать свою судьбу, то вот она; пусть примирится с неизбежным". Определенная перспектива суда и ярости, которую сулило это сообщение, непременно пронзит царя в самое сердце. V. Слуги передали царю сообщение, и он спрашивает их, кто таковое послал, и по описанию догадывается, что это Илия (ст. 7,8).

1. Ибо на нем та же одежда, в которой Охозия видел его при дворе своего отца. Илия облачался во власяницу и препоясывался кожаным поясом: эта одежда была простой и удобной. В этом на него похож Иоанн Креститель Илия Нового Завета, ибо его одежда была из верблюжьего волоса и он носил пояс кожаный на чреслах своих (Мат 3:4). Кто облекся в Духа, тот презирает роскошные наряды.

2. И сообщение для Охозии не отличалось от тех, которые Илия передавал его отцу, никогда не пророчествуя о нем доброе, а только злое. Илия один из тех свидетелей, которые до сих пор мучают живущих на земле (Отк 11:1 0). Он был терном в глазах Ахава и будет таковым для Охозии, пока тот идет по стопам своего нечестивого отца; и Охозия готов закричать, как и Ахав: нашел ты меня, враг мой! Пусть грешники учтут, что слова, которые постигли отцов их, попрежнему живы и действенны как никогда (см. Зах 1:6; Евр 4:12).

Стихи 9-18. Здесь мы узнаем, что:

I. Царь издает приказ об аресте Илии. Если бы божество аккаронское сказало, что он умрет, то, вероятно, Охозия принял бы весть без возмущения; но когда ему говорит об этом пророк Господень, обличая его в грехе и напоминая о Боге Израилевом, то он не может этого вынести. Царь настолько далек от того, чтобы воспользоваться данным ему предостережением, что воспламеняется гневом на пророка; ни болезнь, ни мысли о смерти не производят на него должного впечатления и не внушают ему страх перед Богом. Никакие внешние угрозы не испугают и не сделают беспечных грешников чувствительнее, но, скорее, приведут таковых в ярость. Считал ли Охозия Илию пророком истинным пророком? Если да, то почему осмелился преследовать его? Или он думал, что имеет дело с обычным человеком? Зачем же тогда бросать на его поимку такие силы? Так и на задержание нашего Господа Иисуса вышел целый отряд воинов.

II. Командир, поставленный во главе отряда из пятидесяти воинов, нашел Илию на вершине горы (существует мнение горы Кармил) и от имени царя приказал ему сдаться (ст. 9). Илия не собирался скрываться, как прежде, в тайных местах и пещерах, более того, он смело явился на вершину холма; на собственном опыте убедившись в Божьей защите, пророк стал храбрее. Командир обращается к нему "человек Божий", но не потому, что считает его таковым или проявляет должную почтительность, но потому, что так Илию называли все. Если бы он на самом деле думал, что Илия пророк, то не пытался бы сделать его узником; и если бы знал, что ему вверено Божье слово, то не решился бы приказывать пророку, ссылаясь на слово царя.

III. Илия призывает огонь с неба, чтобы сжечь этого надменного грешника, а не обезопасить себя (он мог бы это сделать каким-то другим способом), не из чувства личной мести (ибо действовал не от собственного имени), но в подтверждение своей миссии и чтобы открылся гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков. Этот командир в насмешку назвал Илию человеком Божьим? "А коли так, говорит Илия, ты дорого заплатишь за то, что превратил это в шутку". Получив поручение, командир думал о себе высоко (царь говорит: сойди), но Илия покажет ему, что Бог Израилев выше царя Израилева и обладает большей властью приводить Свои приказы в действие. Прошло не так много времени с тех пор, как Илия низводил огонь с неба для сожжения жертв (3Цар 18:38) в знак того, что Бог принял жертвоприношение во искупление грехов народа; но поскольку тогда этому не придали значения, то теперь огонь нисходит с неба не на жертву, а на самих грешников (ст. 10). Здесь обратите внимание:

(1) какое преимущество имели пророки на небесах: чего требовал пребывавший в них Божий Дух, то и осуществляла Божья сила. Не успел Илия сказать, как это свершилось. Раньше он низвел с неба воду, а теперь огонь. О как велика сила молитва! О деле Моих рук указываете Мне (англ. пер., Ис 45:11).

(2) Каким преимуществом были небеса для пророков! Бог всегда готов защитить их дело и воздать за причиненные им обиды; цари получат порицание и приказ от Господа: пророкам Моим не делайте зла. Один Илия Богу дороже 10 ООО начальников вместе с их пятью десятками. Вне всякого сомнения, Илия поступил так по побуждению свыше, тем не менее наш Спаситель не позволил Своим ученикам следовать примеру пророка. А ведь дело было недалеко от того места, где Илия совершил акт правосудия над непокорными израильтянами: как тут не низвести подобным же образом огонь на непокорных самарян? "Нет, говорит Христос, ни в коем случае; не знаете, какого вы духа" (Лук 9:54,55). То есть: [1 ] "Вы не учли, к какому духу вы призваны как ученики и как сильно он отличается от духа эпохи Ветхого Завета, который вполне соответствовал ужасам того времени и букве закона, поэтому Илия низвел огонь; но в эпоху Духа благодати это совершенно недопустимо". [2] "Вы не знаете, какого вы духа, именно в этой ситуации, которая очень сильно отличается от той, где действовал Илия: он руководствовался святой ревностью, а вы страстью; он заботился о Божьей славе, а вы лишь о собственной репутации". Бог судит о поступках людей по их мотивам, и Его суд по истине.

IV. Это повторяется еще раз. Вы только подумайте!

1. Охозия во второй раз посылает воинов, чтобы арестовать Илию (ст. 11), как будто решительно не желает потерпеть поражение от Всемогущего. Упрямых грешников нужно убеждать и побеждать, в конце концов, огнем ада, ибо, повидимому, огню с неба они не покоряются.

2. Еще один командир идет во главе пятидесяти воинов и, в слепой ярости против пророка и со слепым подчинением царю, осмеливается предпринять действия, имевшие фатальный исход для предшественников. Он столь же дерзок и властен, как и первый, к тому же проявляет еще большее нетерпение, говоря не только: "сойди спокойно, без сопротивления", но и, не придавая никакого значения происшедшему ранее, велит: "сойди скорее, не мешкая, ибо царское дело требует поспешности; сойди, или я сам спущу тебя вниз".

3. Илия не уступает, но вновь призывает вспышку молнии, которая тотчас же убивает наповал командира и его пятьдесят воинов. Кто желает грешить, как другие, тому следует ожидать и страданий, которые постигли других. Бог непреклонен в Своем правосудии. V. Третий командир смирил себя и сдался на милость Бога и Илии. Не похоже, чтобы такое указание он получил от Охозии (упрямое сердце царя оставалось ожесточенным столь безразличен он был к ужасам Господним и невосприимчив к проявлениям гнева Всевышнего, к тому же он не жалел жизни своих подданных, ибо посылал к Илии уже третий отряд с одной и той же неприятной миссией);

а этот командир принял постигшее его предшественников (которые, наверно, погибли у него на глазах) в качестве предостережения и, вместо того чтобы призывать пророка сойти вниз, пал перед Илиею ниц, умоляя пощадить жизнь ему и его воинам, признавая власть пророка, тогда как они сами ничего хорошего не заслужили: да не будет презрена душа моя пред очами твоими (ст. 13,14). Следует заметить: кто состязается с Богом, тот ничего не добьется; если мы и получаем от Него какие-либо преимущества, то лишь благодаря прошениям; если мы не хотим пасть перед Господом замертво, то нам надлежит преклониться перед Ним; и кто учится покорности, узнав о фатальных последствиях упрямства других людей, тот поступает мудро. VI. Илия готов сделать нечто большее, чем просто удовлетворить просьбу третьего командира. Суровость Бога с противоставшими Ему не столь сильна, как милость, которую Господь являет раскаявшимся и покорившимися. Еще никто не пожалел о том, что сдался на милость Божью. Этому командиру не только пощадили жизни, но и позволили выполнить задание: получив указание от ангела, Илия пошел с ним к царю (ст. 15). Так пророк показал, что прежде он отказывался идти не из страха перед царем или его двором, а потому, что не желал, чтобы его властно к этому принуждали, унижая тем самым честь его Господина. Илия прославляет служение свое. Он смело приходит к царю и говорит ему прямо в лицо (пусть принимает как угодно) слова, с которыми уже посылал к нему (ст. 16), а именно что он непременно и очень скоро умрет; Илия не смягчает приговор, не страшась вызвать при этом недовольство царя и не проявляя сострадания к его горю. Охозию осудил Бог Израилев пусть он теперь пошлет спросить у божества аккаронского, сможет ли оно освободить его. Охозия был настолько поражен сообщением, прозвучавшим непосредственно из уст пророка, что ни он и никто другой из его окружения не осмелился применить силу или даже просто оскорбить пророка, который, подобно Даниилу, выходит целым и невредимым из львиного рва. Кто может причинить вред человеку, нашедшему прибежище у Бога? И наконец, предсказание Илии сбылось через несколько дней. Охозия умер (ст. 17);

и поскольку он умер бездетным, то царство перешло к его брату Иораму. Нечестивое правление его отца длилось двадцать два года, тогда как самого Охозии меньше двух лет. Подчас беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки; но кто на этом основании надеется преуспевать в нечестии, тот может убедиться, что заблуждался; ибо, как отмечает по этому поводу епископ Холл: "Некоторые грешники живут долго и отягчают суд над собой, другие умирают рано, тем самым приближая его". Но несомненно, грешников преследует зло и рано или поздно погубит их. Мера беззакония Охозии наполнилась чрезвычайно быстро именно потому, что он удостоил чести слова дьявола и пренебрег словами Божьими.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →