Толкование Мэтью Генри на евангелие от Матфея 19 глава

В этой главе описывается:

I. Как Христос меняет Свое местопребывание, уходя из Галилеи в пределы Иудейские, ст. 1-2.

II. Его диспут с фарисеями о разводе и беседа с учениками на эту же тему ст. 3-12.

III. Благорасположение Христа к малым детям, которых принесли к Нему, ст. 13-15.

IV. Что произошло между Христом и подающим надежды молодым человеком, который обратился к Нему с вопросом, ст. 16-22.

V. Его беседа с учениками по этому поводу относительно того, как трудно спастись богатым, и о воздаянии тем, кто оставил все ради Христа, ст. 23-30.

Стихи 1-2. Здесь говорится о выходе Христа из Галилеи. Заметьте:

1. Христос покинул Галилею. В этом отдаленном и презренном уголке страны Он вырос и провел большую часть Своей земной жизни; только в праздничные дни Он приходил в Иерусалим и там являл Себя народу. Мы можем предположить, что так как Христос не имел постоянного местопребывания там, то, когда приходил туда, Его проповеди и чудеса вызывали большой интерес у народа и лучше принимались. Но Он всегда являлся в облике галилеянина, жителя наиболее отсталого в культурном отношении северного края, и это было, как и во многих других вещах, примером Его уничижения. Большую часть Своих проповедей Он произнес в Галилее и большую часть чудес совершил там же, но теперь, окончив слова сии, Он вышел из Галилеи. Это было Его прощание с Галилеей (позже Он проходил через Самарию и Галилею (Лук 17:11), но это было лишь транзитом – Он прошел через страну), ибо Он никогда более не возвращался в Галилею, пока не воскрес из мертвых, что делает это событие весьма примечательным. Христос не покидал Галилею до тех пор, пока не совершил там весь труд, и только после этого оставил ее. Отметим: верные служители Христа не забираются не только из мира, но и из какого-то конкретного места, прежде чем они не завершат там свое свидетельство, Отк 11:7. Для тех, кто следует не собственным чувствам, а водительству Божьему, утешительно сознавать, что, прежде чем они уйдут, они успеют закончить свое свидетельство. И кто в таком случае захочет остаться в каком-либо месте дольше, чем того требует его труд ради Бога?

2. Он пришел в пределы Иудейские за Иорданскою стороною, чтобы и они могли иметь свой час посещения, как и Галилея, ибо и они принадлежали к погибшим овцам дома Израилева. Однако Христос по-прежнему держался тех районов Ханаана, жители которых были связаны с другими народами, - Галилея называлась языческой, за Иорданом жили сирияне. Таким образом Христос намекал, что хотя Он и держится границ иудейского государства, однако не забывает и язычников, Его Евангелие предназначено и для них, и оно придет к ним.

3. За Ним последовало много людей. Где Силом, там и собирается народ. Искупленные Агнца - это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел, Отк 14:4. Когда Христос уходит, самое лучшее для нас -последовать за Ним. То, что народ постоянно толпами следовал за Христом, куда бы Он ни пошел, было знаком уважения к Нему, но в то же время причиняло Ему много беспокойства. Но Он не искал покоя для Себя и не искал Своей чести, не смотрел на то, какой жалкой и презренной была эта толпа в глазах мира. Он шел, творя по пути добро, ибо далее следуют слова: И Он исцелил их там. Это показывает, ради чего они следовали за Ним- ради исцеления своих больных; и они убеждались, что Он может и готов помочь им здесь так же, как делал это в Галилее, ибо всюду, где восходило Солнце Правды, в Его лучах было исцеление. Он исцелял их там, не желая, чтобы они шли за Ним в Иерусалим, где могли бы соблазниться. Не воспрекословит, не возопиет.

Стихи 3-12. Здесь мы имеем заповедь Христа по вопросу о разводе, данную, как и некоторые другие Его заповеди, в связи с диспутами с фарисеями. Христос так терпеливо сносил противоречия грешников, что обращал их в повод для наставления Своих собственных учеников. Заметьте:

I. Вопрос, предложенный фарисеями (ст. 3): По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Они спрашивали об этом с целью искусить Его, а не получить от Него наставление. Некоторое время тому назад, в Галилее, Он выразил Свое мнение по этому вопросу, противное существующей практике (гл 5:31,32), и если бы Он подобным образом опять высказался против развода, то они могли бы извлечь из этого повод для того, чтобы настроить и ожесточить против Него жителей той страны, которые ревниво относились к попыткам ограничить дорогую для них свободу. Они надеялись, что это предписание Христа, как и всякое другое, лишит Его любви народа. Либо они намеревались этим искушением достичь следующего: если Он скажет, что разводы противозаконны, то они заклеймят Его как врага Моисеева закона, который разрешал развод; если же Он согласится с разводами, тогда можно будет представить Его учение как лишенное того совершенства, какое ожидалось от учения Мессии, так как хотя разводы и допускались, однако наиболее строгие люди не одобряли их. Некоторые считают, что хотя закон Моисеев допускал развод, однако между фарисеями возникали большие разногласия при определении справедливых причин для него, поэтому они хотели узнать мнение Христа по этому поводу. Брачные проблемы были многочисленными, и иногда весьма запутанными и сложными, не по причине закона Божьего, а по причине человеческих похотей и безумия, и часто люди сами разрешали их, прежде чем спросить, как им поступить. Вопрос фарисеев заключался в следующем: По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? То, что развод допустим по некоторым причинам, например по причине прелюбодеяния, считалось само собой разумеющимся; но допустим ли он в любом случае (как это повсеместно делается в наше время людьми распущенного нрава), по любой причине, какую человек посчитает справедливой, какой бы несерьезной она ни была, - что-то не нравится в жене или чем-то она не угодила? Развод допускался в таких случаях, если жена не найдет благоволения в глазах мужа своего, потому что он находит в ней что-нибудь противное (англ. что-нибудь нечистое. -Прим. переводчика.), Втор 24:1.

II. Ответ Христа на этот вопрос. Несмотря на то что он был задан с целью искусить Его, Христос, учитывая серьезность и важность этого вопроса, вопроса совести, дает на него полный ответ не совсем прямой, но вполне исчерпывающий. Он изложил принципы, неоспоримо доказывающие, что произвольные разводы, которые были тогда в обычае и делали брачные узы крайне ненадежными, никоим образом не были законными. Христос обычно не давал никаких законов, не подкрепленных разумными доводами, и не высказывал Своего суждения, не подтвердив его Священным Писанием. Итак, Его аргумент звучал следующим образом: «Если, согласно воле и назначению Божьему, муж и жена связаны таким строгим и тесным союзом, то они не должны легкомысленно и по любому поводу разводиться; священные узы нельзя легко развязывать». Для того чтобы доказать существование такого союза между женой и мужем, Христос ссылается на следующие три фактора:

1. На сотворение Адама и Евы, апеллируя к их знанию Писания: Не читали ли вы? То обстоятельство, что они признавали и читали Писание, давало Ему некоторые преимущества в аргументации: Вы читали (но не размышляли), что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? (Быт 1:27; 5:2). Отметим: нам очень полезно чаще задумываться о своем сотворении - как и через Кого, какими и для чего мы были сотворены. Он сотворил мужчину и женщину, одну женщину для одного мужчины, так что Адам не мог развестись со своей женой и взять другую, ибо другой не было, чтобы можно было взять ее. Нерасторжимость союза между ними определялась также тем, что Ева была ребром из бока Адама, он не мог отправить ее от себя, не оторвав при этом часть самого себя и не выступив против ясных указаний относительно ее сотворения. Они читали об этом, поэтому Христос ограничивается лишь кратким намеком и отсылает их к первоисточнику, где можно заметить, что хотя все остальные живые существа тоже были созданы мужского и женского рода, однако ни о ком их них не сказано ничего подобного, но только относительно человеческой расы, потому что связь между мужчиной и женщиной разумная, она предназначена для более возвышенных и благородных целей, чем простое удовлетворение потребности плоти и сохранение рода, и поэтому более тесная и прочная, чем между животными, не способными быть такими помощниками друг другу, какими были Адам и Ева. Поэтому-то нечто исключительное звучит в словах (Быт 1:27): И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их; его заменяется на их, как если бы это было одно и то же. Будучи сотворены как одно целое, прежде чем их стало двое, они снова соединились в одно целое посредством брачного союза, поэтому их единство стало еще более тесным и нерушимым.

2. На фундаментальный закон брака, состоящий в том, что человек должен оставить своих отца и мать и прилепиться к своей жене, ст. 5. Родство между мужем и женой ближе, чем между родителями и детьми. Если же отношения между родителями и детьми не легко порываются, то тем более брачные отношения. Может ли ребенок оставить своих родителей или родители покинуть своих детей по всякому поводу? Нет, никоим образом. Тем более муж не может оставить свою жену, так как между ними, хотя и не по природе, но по Божьему определению, существуют более близкое родство и более крепкая связь, чем между детьми и их родителями, последние в значительной мере вытесняются брачными узами, когда мужчина оставляет своих родителей и прилепляется к жене. Заметьте здесь силу Божественного установления, приводящего к более прочному союзу, чем союз, основанный на высших естественных обязанностях.

3. На природу брачного договора. Это есть союз двух личностей: И будут двое одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Дети человека являются частью его, но жена его - это он сам. Брачный союз теснее союза между родителями и детьми, он, в некотором смысле, тождественен союзу одного члена тела с другим. Это является причиной, почему мужья должны любить своих жен, а также почему они не должны оставлять их, ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, никто не отсекает от нее части, но питает и греет ее, делает все, что может, ради ее сохранности. Эти двое должны быть одно, следовательно, должна быть одна жена, ибо Бог создал для Адама только одну Еву, Мал 2:15. Из этого Господь делает заключение: Что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Отметим.

(1) Бог сочетал мужай жену, auvsuv - запряг их вместе, под одно ярмо, таково значение этого слова, и это очень важное значение. Бог Сам установил брачные отношения между мужем и женою, когда они были чисты и невинны. Брак и суббота - это самые древние Божьи установления. Хотя брак не ограничивается только рамками церкви, но является общим законом для всего мира, тем не менее, будучи установлен Богом и подтвержден нашим Господом Иисусом, он должен устраиваться по правилам благочестия и освящаться словом Божьим и молитвой. Сознательное уважение этого Божьего установления содействует соблюдению брачного долга и, как следствие, приносит утешение в брачных отношениях.

(2) Муж и жена, соединенные вместе согласно Божьему установлению, не должны разлучаться никакими человеческими установлениями. И человек да не разлучает их - ни сам муж, ни кто-то другой, ни суд, Бог никому не давал на это права. Бог Израилев сказал, что Он ненавидит разделение, Мал 2:16 (англ. текст. - Прим. переводчика.). Таков всеобщий закон - человек не должен разлучать то, что Бог сочетал.

III. Возражение, выдвинутое фарисеями против этого; оно не лишено благовидности и правдоподобия (ст. 7): «Как же Моисей заповедал давать разводное письмо в случае, когда муж отпускает свою жену?» Христос привел аргумент против развода из Священного Писания, и они ссылаются на авторитет Писания в поддержку развода. Отметим: кажущиеся противоречия в Слове Божьем представляют собой большие камни преткновения для людей превратного ума. Действительно, Моисей был верен Поставившему его, и не давал никаких заповедей кроме тех, что получал от Бога; но относительно развода фарисеи называли заповедью то, что было всего лишь разрешением (Втор 24:1) и предназначалось, скорее, для ограничения разводов, чем для поощрения их. Иудейские книжники сами соблюдали такие ограничения в законе, чтобы не допускать разводов без серьезных и основательных оснований. При разводе должны были указываться конкретные причины, должно было быть написано разводное письмо, должны были соблюдаться все формальности при написании документа, при исполнении решения и регистрации, как при отправлении любого акта правосудия. Разводное письмо следовало вручать самой жене, после развода им запрещалось когда-либо сходиться снова. Все это заставляло людей, имевших рассудительность, серьезно обдумывать свое решение.

IV. Ответ Христа на это возражение.

1. Он исправляет их ошибочное понимание закона Моисеева. Они сказали, что Моисей заповедал, а Христос употребляет слово позволил. Плотский человек норовит отхватить целый аршин там, где ему дается всего лишь пядь. Закон Моисея в данном случае был государственным законом, данным Богом как Правителем израильского народа, и разводы разрешались по некоторым соображениям. Поскольку строгость брачных уз основана не на законе природы, но на правовом законе, то в некоторых случаях Божья мудрость допускала разводы без ущерба для Его святости. Но Христос говорит им, что для этого позволения была причина, которая вовсе не делала им чести: По жестокосердию вашему позволено вам разводиться с женами вашими. Моисей жаловался на современный ему народ израильский, говоря, что сердца их были жестоковыйны (Втор 9:6; 31:27), ожесточены против Бога; в данном случае речь идет об их ожесточении против родственников; они вообще были неистовыми и жестокими, как в своих желаниях, так и в страстях, и если бы им не было позволено оставлять своих жен, когда они разлюбили их, то они обращались бы с ними очень жестоко, оскорбляли и избивали бы их и, возможно, даже убивали. Отметим: нет в этом мире большего жестокосердия, чем жестокое и суровое отношение мужа к своей жене. Иудеи, кажется, пользовались дурной славой в этом отношении, и поэтому им было позволено отпускать своих жен: лучше дать им развод, чем делать что-то худшее, чем обливать слезами жертвенник Господа, Мал 2:13. Небольшая уступка безумному или разъяренному человеку может предотвратить большее зло. Правовые законы могут быть обойдены ради соблюдения закона природы, ибо Бог хочет милости, а не жертвы; но те кто сделал это необходимым, являются жестокосердными, негодными людьми. Всякий, желающий свободы развода, должен признаться в собственном жестокосердии. Заметьте: Христос говорит, что развод разрешен по жестокосердию их сердец, не только живших прежде, во времена Моисея, но и их потомков. Отметим: Бог не только видит, но и предвидит жестокость человеческого сердца; Он соразмерил с нравом народа как установления Ветхого завета, так и предусмотрительные меры, и те, и другие действуют страхом. Заметьте еще следующее: закон Моисеев учитывал жестоковыйность человеческих сердец, а Евангелие Христово исцеляет их от нее, Его благодать забирает каменное сердце и дает сердце платяное. Законом грех познается, а Евангелием побеждается.

2. Он отсылает их к первоначальному установлению: А сначала не было так. Отметим: извращение, проникшее в какое-либо установление Божье, должно устраняться путем возвращения к его первоначальному виду. Если копия неверна, ее надо проверять и исправлять по оригиналу. Так Павел, желая исправить нарушения вечери Господней в коринфской церкви, обращается к установлению Господню (1Кор 11:23): так-то и так-то я принял от Самого Господа. Истина была от начала, поэтому мы должны исследовать пути древние, где путь добрый (Иер 6:16), и исправляться, руководствуясь не современными образцами, а древними законами.

3. В заключение Христос дает четкий, ясный закон (ст. 9): «Но Я говорю вам...» Это согласуется с тем, что Он говорил прежде (гл 5:32), тогда Он говорил в проповеди, а теперь - в беседе, но говорит то же самое, ибо Христос верен Себе. Итак, в обоих Своих изречениях:

(1) Он допускает развод только в случае прелюбодеяния. Причина, на основании которой закон отвергает развод, заключается в том, что они уже не двое, но одна плоть. Если же жена совершает прелюбодеяние, то она делается одной плотью с прелюбодеем, так что причина, на которой основывается закон, исчезает, и сам закон теряет силу. По закону Моисея блуд наказывался смертью, Втор 22:22. Наш Господь смягчает суровость этого закона и определяет в качестве наказания развод. Д-р Уитби (Whitby) считает, что здесь имеется в виду не прелюбодеяние (потому что Христос употребляет слово nopvsia - блуд), а нечистота, допущенная до брака и обнаруженная после него; если бы это имело место после брака, то это было бы преступление, караемое смертью, и в таком случае нужда в разводе отпадала.

(2) Во всех иных случаях Господь не допускает развода: Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует. Это прямой ответ на их вопрос о разводе: развод это беззаконие. В этом вопросе, как и во всех других, евангельское время - это время исправления, Евр 9:10. Закон Христа возвращает человека к его первоначальной непорочности; закон любви, супружеской любви, -не новая заповедь, она существовала от начала. Если мы поймем, какое зло семье и государству наносит произвольный развод, какое смятение и беспорядки вызывает он, то увидим, как много закон Христа содействует нашему же благу, как христианство служит нашим земным интересам.

То, что закон Моисея позволял развод по причине человеческого жестокосердия, а закон Христа запрещает его, означает, что от христиан, живущих в эпоху домостроительства любви и свободы, вполне справедливо ожидается мягкосердечие вместо жестокосердия, какое было у иудеев, ибо Бог призвал нас к миру. Не будет никакого повода для разводов, если мы долготерпим и прощаем друг друга с любовью, потому что сами прощены и впредь надееемся на прощение, и убедились, что Бог не желает отпускать нас, Ис 50:1. Никакой необходимости не возникнет в разводе, если муж любит жену, а жена повинуется своему мужу, если они живут вместе как сонаследники благодатной жизни. Таков закон Христа, который мы не находим ни в каком из законов Моисея.

V. Высказывание учеников против этого закона Христа (ст. 10): Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Похоже, что и сами ученики не склонны были расставаться со свободой развода, полагая, что развод целесообразен с точки зрения сохранения радостей брачной жизни, и уподобляясь рассерженным детям, швыряющим то, что имеют, потому что им не дают того, что им хочется иметь. Если они не имеют права отпустить свою жену, когда им того захочется, то лучше совсем не жениться. Хотя с самого начала, когда развод не был разрешен, Бог сказал: «Нехорошо быть человеку одному», - и благословил их Бог, провозгласил благословенными соединившихся в крепкий союз друг с другом, тем не менее они утверждают, что если они не могут свободно разводиться, то лучше вовсе не жениться.

Примечание:

1. Наша ветхая природа не терпит ограничений и готова отвергнуть все ограничения Христа относительно развода, чтобы иметь свободу для собственных похотей.

2. Однако это безрассудство, каприз, когда человек отказывается от радостей брачной жизни из-за трудностей, с которыми они неизбежно сопряжены; это равносильно уходу из этого мира на том основании, что мы не имеем всего, что желали бы иметь в нем, или отказу приступать к полезной деятельности потому, что она требует от нас верности. Каково бы ни было наше положение, нам должно смиряться с ним, быть благодарными за утешения, которые оно дает нам, и терпеть страдания, которые оно включает в себя, то и другое соделал Бог, и мы должны стараться наилучшим образом использовать то, что имеем. Хотя мы и не можем сбросить ярмо брачных уз, когда нам захочется, из этого вовсе не следует, что мы не должны брать его на себя. Из этого лишь следует, что, взяв его, мы должны решиться нести его с любовью, кротостью и терпением, и тогда развод будет совершенно ненужным и нежеланным.

VI. Ответ Христа на высказывание учеников (ст. 11-12), в котором:

1. Он признает, что для некоторых лучше не жениться. Кто может вместить, да вместит. Христос допускает, что лучше не жениться, но не как возражение против запрещения разводиться, что подразумевали ученики, а как правило (может быть, не менее неприятное для них) для имеющих особый дар воздержания и не нуждающихся в браке; для них лучше оставаться одинокими (1Кор 7:1), потому что это дает им больше возможности заботиться о Господнем, как угодить Господу (1Кор 7:32-34);

поскольку они меньше обременены житейскими заботами, их мысли и время более свободны, чтобы размышлять о лучшем. Возрастание в благодати лучше, нежели увеличение семьи, и общение с Отцом и Сыном Его Иисусом Христом предпочтительнее всякого иного общения.

2. Но запрещение брака Он отвергает как крайне вредное учение, так как не все вмещают слово сие. Действительно, не многие способны на это, и поэтому лучше для человека нести трудности брачной жизни, чем, избегая их, подвергать себя искушениям; лучше вступить в брак, нежели разжигаться. Христос говорит здесь о двух случаях, когда человек не пригоден для брачной жизни:

(1) Когда по несчастью, допущенному провидением Божьим, он оказывается скопцом, либо от рождения, либо в результате человеческого вмешательства; таковые, как не отвечающие главной цели брака, не должны вступать в него. Но, чтобы возместить это несчастье, пусть они противопоставят ему возможности которые дает им их одинокое состояние для лучшего служения Богу.

(2) Когда, благодаря действию благодати Божьей, человек сам себя делает скопцом ради Царства Божьего. Причина его нежелания вступать в брак в этом случае коренится не в его телесном недостатке (некоторые, неправильно поняв эти слова, безрассудно и нечестиво делают сами себя скопцами), но в решении их ума. К таковым скопцам относятся те, кто достиг святого равнодушия ко всем наслаждениям брачной жизни и твердо решил с помощью благодати Божьей полностью воздерживаться от них, кто постом и другими способами умерщвления плоти подавил всякое стремление к ним. Таковые могут вместить слово сие, и тем не менее они не должны связывать себя клятвой, что они никогда не вступят в брак, но что только в настоящее время они не склонны к этому.

Итак:

[1] Склонность к одинокой жизни должна быть дана от Бога, ибо никто не может вместить этого, если не будет дано ему с небес. Отметим: воздержание - это особый дар Божий, который Он одним дает, а другим не дает. Когда человек, живя один, убеждается на собственном опыте, что он имеет этот дар, то он может решить в своем сердце (как говорит апостол в 1Кор 7:37), будучи властен в своей воле и не стесняем нуждою, оставаться таковым. Однако люди, находящиеся в таком состоянии, должны остерегаться, чтобы не получилось так, что они хвалятся ложным даром, Прит 25:14.

[2] Одинокое состояние должно быть избираемо ради Царства Небесного. Если человек решил никогда не вступать в брак только ради того, чтобы избежать семейных обязанностей, или ради удовлетворения своему суровому эгоистическому нраву, или ради большей свободы служить другим похотям и удовольствиям, то это далеко не добродетель, а злой порок. Если же это делается ради благочестивых целей, не ради самого безбрачия как заслуги перед Богом (как делают паписты), но только ради полного посвящения себя на служение Богу и на дела милосердия (благодаря свободе от забот о семье), тогда оно одобряется и принимается Богом. Отметим: то состояние является лучшим для нас и должно избираться нами, которое лучше всего содействует нашей подготовке и нашему сохранению для Царства Небесного, и мы должны твердо держаться его.

Стихи 13-15. Мы видим здесь, как благожелательно принял Христос маленьких детей, принесенных к Нему. Заметьте:

I. Веру принесших детей. Нам не говорится, сколько детей было приведено, но они были так малы, что их надо было вести за руку; может быть, это были годовалые или, самое большее, двухгодовалые дети. Здесь только сказано, что приведены были к Нему дети, чтобы Он возложил на них руки и помолился, ст. 13. Вероятно, они были приведены своими родителями, опекунами, няньками, которые тем самым:

1. Засвидетельствовали о том, что они почитают Христа и ценят Его благоволение и благословение. Отметим: кто прославил Христа, придя к Нему сам, должен еще больше прославить Его, приведя к Нему всех, кто есть у него или на кого он имеет влияние, чтобы таким образом воздать славу неисследимому богатству Его благодати, ее полноте, изобилующей и никогда не оскудевающей. Мы не можем прославить Христа лучше, чем получая от Него.

2. Оказали большое благодеяние своим детям; они не сомневались в том, что не могли пожелать им лучшего, как для этой жизни, так и для будущей, чем молитва и благословение Господа Иисуса, Которого считали, по меньшей мере, экстраординарной личностью, пророком, если не священником и царем, чьи благословения были очень желанны и высоко ценились. Другие приносили своих больных детей к Христу, чтобы Он исцелил их, а эти дети не были больны, когда их привели, родители желали только благословения для них. Отметим: хорошо, когда мы сами приходим к Христу и приносим своих детей к Нему, прежде чем нужда и горе заставят нас это сделать. Господу приятно, когда мы приходим к Нему не потому, что нас подгоняет горе, но из сознания своей полной зависимости от Него и ожидания блага от Него.

Они желали, чтобы Он возложил руки Свои на них и помолился. Возложение рук обычно употреблялось при родительском благословении; так Иаков возложил свои руки на сыновей Иосифа, когда благословлял и усыновлял их, Быт 48:14. Это выражает любовь и близость в соединении с властью и авторитетом и говорит об эффективности благословения. О ком Христос молится на небе, на того Он возлагает руки Духом Своим. Отметим:

(1) Маленьких детей можно приводить к Христу, так как они нуждаются в Его благословении, способны принять его и заинтересованы в Его заступничестве.

(2) Поэтому они должны быть приведены к Нему. Ничего лучшего для своих детей мы не можем сделать, как предать их Господу Иисусу, чтобы Он возложил на них руки и помолился за них. Мы можем лишь просить о благословении, а дать благословение может только Христос.

II. Ошибку учеников, возбранявших тем, кто приводил детей. Они не одобряли этого прошения, считая его пустым и несерьезным, и упрекали обратившихся с ним за то, что оно было неуместным и причиняло беспокойство. Может быть, они считали недостойным их Учителя обращать внимание на малышей, за исключением случаев, когда они больны; может быть, они считали, что Он достаточно загружен Своей работой, и не хотели, чтобы Его отвлекали этим делом; или же думали, что если поощрять такие обращения, то со всей страны поведут детей к Христу, и этому никогда не будет конца. Отметим: к счастью для нас, у Христа гораздо больше любви и нежного сочувствия, чем у самых лучших из Его учеников. Научимся у Него не отталкивать никакую душу, которая стремится познать Его, которая ищет Его из самых лучших побуждений, даже если эта душа слабая. Если Он не сокрушал трости надломленной, то и мы не должны этого делать. Ищущий Христа не должен удивляться, если столкнется с противодействием и упреками даже со стороны добрых людей, которые считают, что знают мысли Христа лучше, чем они.

III. Благоволение нашего Господа Иисуса. Смотрите, как Он проявил его в данном случае:

1. Он упрекает Своих учеников (ст. 14): Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне... Затем он исправляет допущенную ими ошибку в отношении детей: Ибо таковых есть Царство Небесное. Отметим:

(1) Дети верующих родителей принадлежат Царству Небесному и являются членами видимой церкви. Таковых, не только таковых по нраву и наклонностям (что могло служить основанием для приношения в жертву Ему голубей и агнцев), но таковых и по возрасту, есть Царство Небесное, им принадлежат привилегии видимой церкви, как это было и среди иудеев в древности. Обетование вам и вашим детям. Я Бог ваш и семени вашего.

(2) По этой причине они приглашаются к Христу, Он всегда готов принять тех, кого приносили к Нему, так как они не могли прийти сами. Он делал это:

[1] Из уважения к самим детям, о которых Он всегда проявлял Свою заботу, которые, находясь под проклятием греха первого Адама, обязательно должны иметь свою часть в богатстве благодати второго Адама, а иначе, как понимать слова апостола? (1Кор 15:22; Рим 5:14,15). Христос достаточно мудр, чтобы отказываться от тех, кто дан Ему как часть Его приобретения.

[2] Учитывая веру родителей, приносивших к Нему детей и представлявших их как живую жертву. Родители являются попечителями, опекунами над волею своих детей, им дана власть вести их дела во имя их блага, поэтому Христос принимает родительское посвящение детей как акт и дело самих детей и признает его в тот день, когда будет собирать Свои жемчужины.

(3) Поэтому Он осуждает тех, кто запрещает приводить к Нему детей, кто отвергает тех, кого Он принял, кто отторгает их от наследия Господня и говорит: «Нет вам части в Господе» (Иис. Нав 22:27), кто запрещает крестить их, хотя они, во исполнение обетования (Ис 44:3), получили Духа Святого, как и мы, насколько нам известно.

2. Христос принял детей и исполнил просимое от Него: Он возложил руки на них, то есть благословил их. Самый сильный верующий живет не столько тем, насколько он постиг Христа, сколько тем, насколько Христос достиг его (Фил 3:12);

не столько тем, насколько он познал Бога, сколько тем, насколько его познал Бог (Гал 4:9), а это доступно и самому малому ребенку. Если они не могут простирать руки свои к Христу, то Он может возложить Свои руки на них и таким образом сделать их Своими, признать их Своими.

Как мне кажется, весьма примечательно то, что после этого Христос ушел, cт. 15. Он будто посчитал, что, отстояв права агнцев Своего стада и обеспечив преемственность подданных Его Царства, Он сделал вполне достаточно.

Стихи 16-22. Здесь повествуется о том, что произошло между Христом и подающим надежды молодым господином, который обратился к Нему с серьезным вопросом. О нем говорится, что он был юноша, ст. 20. Я назвал его также господином, ибо он не только владел большим имением, но был, кроме того, из начальствующих (Лук 18:18), мировой судья. Вероятно, он был не по возрасту способным молодым человеком, иначе его юность помешала бы ему занимать общественную должность.

Относительно этого молодого господина говорится, что он честно домогался заслужить небо, но это не удавалось ему.

I. Как честно он домогался неба и как доброжелательно отнесся к нему Христос, благоволя к его доброму началу.

1. Молодой господин обращается к Христу с серьезным вопросом (ст. 16): Учитель Благий, что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Лучшего и более серьезного вопроса не может быть.

(1) Он весьма почтительно называет Христа Учитель Благий - SiSdoKaAs ауссве. Это слово означает не правящий, а наставляющий Учитель. Называя Его Учителем, он тем самым выражает свою готовность подчиниться Ему и желание учиться у Него, а говоря Благий, обнаруживает свою любовь и особое почтение к Учителю, подобно Никодиму, сказавшему: Ты Учитель, пришедший от Бога. Мы не находим, чтобы кто-нибудь так почтительно обращался к Христу, как тот учитель израильский и этот начальник. Хорошо, когда знатность и высокое положение человека содействуют его вежливости и учтивости. Это было весьма благородно с его стороны, что он дал такой почетный титул Христу, несмотря на Его весьма скромный внешний вид. Среди иудеев не было принято называть учителей благими, и это обращение юноши к Христу свидетельствовало о его необычном, особом уважении к Нему. Отметим: Иисус Христос – благий Учитель, лучший из учителей, ни один учитель не учит так, как учит Он; Он отличается Своей благостью, ибо Он может снисходить к невежествующим, Он кроток и смирен сердцем.

(2) Он приходит к Христу с весьма важным вопросом (более важного и быть не могло), приходит не искушать Его, но с искренним желанием научиться от Него. Он желает знать: Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Из его вопроса явствует, что:

[1] Он твердо верил в загробную жизнь, он не был саддукеем. Он был уверен, что в потустороннем мире уготовано блаженство тем, кто подготовил себя к нему в этом мире.

[2] Он заботился о том, как обеспечить себе вечную жизнь, и желал той жизни больше, чем всех прелестей этой жизни.

Очень редко человек его возраста и положения проявляет такую заботу о будущей загробной жизни. Богатые склонны думать, что интересоваться этим вопросом ниже их достоинства, а молодые люди думают, что у них еще довольно времени впереди. Однако этот богатый и молодой человек был озабочен вопросом вечной участи своей души.

[3] Он сознавал, что ему нужно что-то сделать, что-то доброе, чтобы достичь этого блаженства. Именно постоянством в добром деле мы должны искать бессмертия, Рим 2:7. Мы должны делать, и именно добро. Кровь Иисуса Христа есть единственное средство к приобретению вечной жизни (Он заслужил ее для нас), но путем к ней является послушание Христу, Евр 5:9.

[4] Он желал, или, по крайней мере, считал, что желает, сделать все необходимое для приобретения вечной жизни. Те, кто знает, что значит иметь жизнь вечную и что значит лишиться ее, будут рады принять ее на любых условиях. Царство Небесное берется святым усилием. Отметим: в то время как многие вопрошают: Кто покажет нам благо? - мы должны спрашивать: Что нам делать, чтобы иметь жизнь вечную? Что мы должны делать, чтобы быть блаженными вечно, блаженными в ином мире? Ибо в этом мире нет ничего такого, что могло бы сделать нас блаженными.

2. Ободрение, выраженное Христом в ответ на это обращение. Не в Его обычаях отсылать без ответа того, кто приходит к Нему с таким серьезным вопросом, ибо ничего более угодного Ему не может быть, ст. 17. В Своем ответе:

(1) Христос осторожно помогает его вере, ибо, конечно же, Он не с упреком сказал ему: Что ты называешь Меня благим? Он, видимо, хотел найти в его словах Учитель благий ту веру, которую сам юноша не сознавал. Называя Христа благим, он тем самым признал Его и почтил Его как благого человека, а Христос хотел привести его к признанию и почитанию Его как благого Бога- никто не благ, как только один Бог. Отметим: Христос всегда готов великодушно извлекать наилучшее из того, что сказано или сделано неудачно, и наибольшее из того, что сказано или сделано хорошо. Его истолкование нашего намерения часто бывает лучше, чем само намерение: «Я был голоден, и вы дали Мне есть, хотя и не думали, что делаете это для Меня». Христос хочет, чтобы юноша либо признал Его Богом, либо не называл Его благим. Он хочет научить нас отдавать Богу всякую похвалу, какой мы удостоились. Нас кто-то назвал благим? Скажем тому, что все доброе - от Бога, и поэтому не нам, а Ему следует воздать хвалу. Все венцы должны быть сложены у Его престола. Отметим: только Бог благ, только Он благ по сути Своей, изначально и неизменно благ, и никто, кроме Него, не благ. Его благость - это Его собственная благость, она исходит из Него, и всякая благость, которой обладает тварь, - от Него, Он источник благости, все потоки - от Него, все источники- в Нем, Иак 1:17. Он великий Образец и Пример благости, Им измеряется всякая благость, только то можно назвать добром, что подобно Ему и соответствует Его меркам. В этом, как и во всем другом, наш Господь Иисус был сиянием Его славы (Его благость- это Его слава), образом ипостаси Его, поэтому Он достоин называться Учителем благим.

(2) Он обращается, в ответ на вопрос юноши, непосредственно к его практической жизни. Он начал с мысли о том, что если Он благ, значит Он - Бог, но не останавливается на этом, чтобы юноше не показалось, будто Он уклоняется от главного вопроса и хочет оставить его без ответа, как делают многие пустословы в своих словопрениях. Итак, ответ Христа вкратце звучит так: Если же хочешь войти в жизнь (вечную), соблюди заповеди.

[1] Предполагаемая цель - войти в жизнь. Молодой человек, обращаясь к Иисусу, говорил о вечной жизни. Христос же, отвечая ему, говорит о жизни. Тем самым Он хочет показать нам, что только вечная жизнь есть единственно истинная жизнь. Слова о вечной жизни есть слова жизни, Деян 5:20. Наша настоящая жизнь едва ли заслуживает названия жизнь, потому что между живыми мы, как мертвые. Либо под жизнью здесь следует понимать ту духовную жизнь, которая является началом и залогом вечной жизни. Молодой человек желал знать, как можно иметь вечную жизнь, а Христос говорит ему о том, как он может войти в нее. Мы можем иметь вечную жизнь только на основании заслуг Христа; это тайна, которая в то время не была еще полностью открыта, и поэтому Христос не касается ее. Но путь вхождения в жизнь открыт, и это есть путь послушания, на который Христос и указывает нам. Посредством заслуг Христа мы имеем право на жизнь, а посредством послушания, являющегося доказательством, подтверждаем его. Только в том случае, если мы прилагаем к вере добродетель, нам откроется свободный вход в вечное Царство, 2Пет 1:5,11. Христос, Который есть наша Жизнь, есть путь к Отцу, благодаря Ему мы можем увидеть Отца и общаться с Ним. Он есть единственный Путь к Отцу, а путь к Самому Христу есть путь послушания веры и исполнения долга. Существует вход в жизнь, который откроется позже, после смерти, в великий день; это окончательный вход, и только те в тот день войдут в жизнь, кто исполнял свой долг; добрый и верный раб войдет в радость Господина своего, и эта радость будет его вечной жизнью. Существует вход в жизнь, который открыт сейчас, - мы, уверовавшие, входим в покой Его, Евр 4:3. Созерцая очами веры славу, которая откроется в будущем, мы наслаждаемся миром, радостью и утешением, и для этого также необходимо иметь искреннее послушание.

[2] Путь к достижению этой цели - соблюдение заповедей. Отметим: соблюдение заповедей Божьих, в той мере, в какой они открыты и известны нам, является единственным путем к жизни и спасению. При этом наша искренность в стремлении соблюсти их принимается через Христа как наше евангельское совершенство, при условии, если мы каемся, когда падаем, и получаем прощение. Христос освободил нас от власти закона судить нас, но власть закона повелевать нами остается в руках Его как Посредника, поэтому мы подзаконны Христу (1Кор 9:21), находимся под законом как правилом жизни, хотя и не как заветом. Соблюдение заповедей включает веру в Иисуса Христа, ибо это самая великая заповедь Божья (1Иоан 3:23), одним из законов Моисея было - слушаться великого Пророка, когда Он восстанет. Заметьте: чтобы быть блаженными здесь, на земле, и в вечности, недостаточно только знать заповеди Божьи, надо соблюдать их, держаться их как своего правила и как своего пути, хранить их, как сокровище, как зеницу ока.

[3] В качестве примера Он приводит некоторые из заповедей, которые надо соблюдать, ст. 18-19. Молодой человек говорит Ему: какие? Отметим: тот, кто хочет соблюдать заповеди Божьи, должен усердно искать их и исследовать, в чем они состоят. Ездра расположил свое сердце к тому, чтобы изучать и исполнять закон Божий, Ездр 7:10. «В законе Моисея много заповедей, скажи мне, благий Учитель, соблюдение которых из них обязательно для получения спасения?»

В ответ на это Христос перечисляет некоторые из заповедей, заповеди второй скрижали.

Во-первых, заповедь, касающуюся нашей собственной жизни и жизни нашего ближнего: Не убивай.

Во-вторых, заповедь о целомудрии, которое мы должны ценить так же, как саму жизнь; здесь подразумевается как наше собственное целомудрие, так и целомудрие нашего ближнего: Не прелюбодействуй.

В-третьих, заповедь, охраняющую имущество и положение, как наши собственные, так и нашего ближнего, ограждающую закон собственности: Не кради.

В-четвертых, заповедь, охраняющую истину и доброе имя, как наше собственное, так и нашего соседа: Не лжесвидетельствуй, ни за себя, ни против своего ближнего; именно в таком широком смысле она здесь изложена.

В-пятых, заповедь, касающуюся родственного долга: Почитай отца и мать.

В-шестых, тот всеобъемлющий закон любви, из которого проистекают и в котором суммируются все эти обязанности, на котором они основываются и в котором исполняются: Люби ближнего своего, как самого себя (Гал 5:14; Рим 13:9);

это царский закон, Иак 2:8. Некоторые считают, что эта заповедь приводится здесь не как совокупность заповедей второй скрижали, а как внутренний смысл десятой заповеди: не пожелай, а у Марка - не обижай. Под этом подразумевается, что помышлять о каких-то выгодах и приобретениях для себя за счет других, причиняя им ущерб и вред (ибо это и есть пожелать), является противозаконным, это означает любить себя больше, чем своего ближнего, которого я должен любить, как самого себя и с которым я должен поступать так же, как хотел бы, чтобы поступали со мной.

Наш Спаситель ограничивается здесь только заповедями второй скрижали завета не потому, что заповеди первой скрижали были менее важны, но потому, что:

1. Сидевшие на Моисеевом седалище либо совсем пренебрегали ими в своих проповедях, либо сильно искажали их. Они делали акцент на десятинах с тмина, аниса и мяты, а главное - суд, милость, веру, то есть сущность заповедей второй скрижали, - упускали, гл 23:23. Их проповеди касались только обрядов и совершенно не затрагивали вопросов нравственности, поэтому Христос больше всего подчеркивал то, чему они менее всего уделяли внимания. Как ни одна истина, так ни одна обязанность не должны вытеснять друг друга, но всем следует давать свое место и все необходимо соблюдать; однако справедливость требует поддерживать то, чему грозит наибольшая опасность быть упущенным, забытым. Мы призваны свидетельствовать не только о том, чему противятся, но и о том, чем пренебрегают.

2. Он хотел научить его, и нас вместе с ним, что нравственность составляет необходимую часть истинного христианства, и об этом соответственно следует заботиться. Хотя просто нравственный человек - это еще не христианин, но, с другой стороны, безнравственный человек, конечно, не может быть истинным христианином, ибо благодать Христа учит нас жить не только благочестиво, но и целомудренно и праведно. Более того, если заповеди первой скрижали содержат в себе сущность благочестия, то заповеди второй относятся к практическим проявлениям его. Наш свет загорается от любви к Богу, но сияет он в любви к нашему ближнему.

II. Как и почему притязания юноши на небо не увенчались успехом, хотя они были так прекрасны; этому были две причины.

1. Гордость и тщеславное упование на свои собственные заслуги и силу. В этом заключается причина гибели тысяч людей, воображающих себя счастливыми, тогда как они несчастны. Когда Христос ему сказал, какие заповеди ему должно соблюдать, он весьма надменно ответил: Все это я сохранил от юности моей, ст. 20.

(1) Я склонен думать, что юноша сказал правду, согласно своему пониманию закона, как запрещающего только внешние проявления греха, и Христос знал это, ибо Он ничего не возразил ему; более того, как сказано у Марка, Он полюбил его, до такой степени тот понравился Ему. Апостол Павел считал своим преимуществом, хотя оно было тщетой по сравнению с познанием Христа, то, что он был по правде законной - непорочный Фил 3:6. Он соблюл все заповеди Божьи: Все это сохранил я от юности моей, с раннего возраста и был постоянен в соблюдении их. Отметим: человек может быть свободен от грубых грехов, и тем не менее находиться вне благодати и славы. Его руки были чисты от внешней нечистоты, однако он мог погибнуть навеки от внутреннего нечестия. Что же мы должны думать о тех, кто не достиг даже этого, против кого свидетельствуют их нечестность и мошенничество, пьянство и непотребство, кто нарушал все заповеди от самой своей юности, хотя назывался христианином? Печально, если мы не достигли тех, кто не достиг неба. Весьма похвально, что он желал знать больше о своем долге: Чего еще недостает мне? Он понимал, что ему недостает чего-то, чтобы выполнить свой долг пред Богом, и хотел знать, чего же именно, так как, если он не заблуждался на свой счет, то он был готов исполнить его до конца. Сознавая себя не достигшим цели, он стремится, казалось бы, усердно вперед. И он обращается к Христу, Чье учение, предполагал он, совершенствовало и довершало установления Моисея. Он желал знать некие особые заповеди Его религии, чтобы исполнить их все и таким образом достичь совершенства. Можно ли желать лучшего?

Но:

(2) В том, что он сказал о себе, обнаружилось его невежество и неразумие.

[1] Если рассматривать закон в его духовном значении, как делал Христос, то, несомненно, он согрешил против всех этих заповедей. Если бы он был знаком с глубиной закона и его духовным смыслом, то вместо того, чтобы говорить: Все это сохранил я, чего еще недостает мне? - он сказал бы с печалью и чувством стыда: «Все это я нарушал, что мне делать, чтобы получить прощение?»

[2] Как хотите понимайте его слова, но они сильно отдают гордостью и тщеславием, в них было много хвастовства, не совместимого с законом веры (Рим. 3: 27) и лишающего оправдания, Лук 18:11,14. Он слишком дорожил, подобно фарисеям, благовидным исповеданием перед людьми и гордился им, что весьма вредило этому исповеданию, делало его неугодным Богу. Его слова «Чего мне еще недостает?» выражали, возможно, не столько желание получить дальнейшие наставления, сколько притязание на похвалу его воображаемому совершенству, и были вызовом Христу показать ему хотя бы один его недостаток.

2. Чрезмерная любовь к миру, к мирским удовольствиям. Это было роковым камнем, на котором он преткнулся. Заметьте:

(1) Как он был испытан в этом (ст. 21): Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое... Христос оставил в стороне его хвастливые притязания на то, что он исполнил закон, ибо хотел разоблачить его более эффективным способом, чем прения относительно широты закона. «Пойди - говорит Христос, - если ты хочешь достичь совершенства, если ты хочешь доказать свою искренность в соблюдении заповедей (ибо искренность - это наше евангельское совершенство), если хочешь достичь того, что Христос добавил к закону Моисея, если хочешь быть совершенным, если ты хочешь войти в жизнь и быть совершенно блаженным». Христос предписывает здесь не сверхдолжные добрые дела (которые предписывали католики. Прим. ред.), не совершенство, без которого мы не можем спастись, но только то, что составляет наш обязательный и необходимый, с точки зрения главной цели и назначения, долг. То, что Христос сказал ему, Он сказал нам всем, а именно: если мы хотим доказать на деле, что являемся истинными христианами и желаем в конечном счете быть наследниками вечной жизни, то должны выполнить два условия:

[1] Показать на практике, что мы предпочитаем небесные сокровища всем богатствам этого мира. Небесную славу мы должны предпочесть земной и ценить ее выше. Нет ничего похвального в том, что небо мы предпочитаем аду, - даже самый нечестивый человек в мире был бы рад найти себе убежище в небесном Иерусалиме, когда уже не сможет оставаться долее в этом мире, иметь его в запасе. Быть настоящим христианином -это значит сделать свой выбор и предпочесть небо земле. Как доказательство этому мы должны:

Во-первых, отдать все, что имеем в этом мире, для славы Божьей и служения Ему: «Продай все, что имеешь, и раздай нищим». Если появилась настоятельная нужда в милосердии, то продай свое имение, чтоб было что уделить нуждающимся, как делали первые христиане, памятуя эту заповедь, Деян 4:34. «Продай то, что ты можешь пожертвовать на благочестивые цели, все излишки; если ты не можешь использовать их как-то иначе на добрые цели, то продай их. Освободись от них, будь готов отказаться от них ради Бога и помощи бедным». Святое презрение к миру и сострадание к бедным и страдающим в этом мире - необходимое условие спасения для всех, а для имеющих богатство благотворение необходимо как доказательство этого презрения к миру и сострадания к братьям, по нему мы будем получать оценку в великий день, гл 25:35. Хотя многие, называющие себя христианами, не поступают так, как если бы они верили в это, однако это непреложная истина, что если мы принимаем Христа, то должны оставить этот мир, ибо не можем служить Богу и маммоне. Христос знал, что этому юноше более всего препятствовал грех алчности, что хотя имение его было приобретено честным трудом, однако он не мог с радостью расстаться с ним, обнаружив этим свою неискренность. Это повеление Христа аналогично призыву к Аврааму: Пойди из земли твоей в землю, которую Я укажу тебе. Верующих Бог испытывает по их самым большим добродетелям, а лицемеров - по самым большим порокам.

Во-вторых, мы должны уповать на то, что надеемся иметь в будущем мире, как на компенсацию всего того, что оставили, или потеряли, или расточили ради Бога в этом мире. И будешь иметь сокровище на небесах. Исполняя свой долг, мы должны уповать на невидимое блаженство, даруемое Богом, которое вознаградит нас за все наши потери, понесенные во имя служения Богу. Заповедь прозвучала жестко и сурово: «Продай имение твое и раздай». На это легко можно возразить: «Милосердие начинается со своего дома», поэтому Христос не медлит добавить к ней обетование о небесном сокровище. Отметим: обетования Христа делают легкими все Его заповеди, а иго Его - не только удобоносимым, но и приятным, сладостным и утешительным. Однако для юноши это обетование было таким же испытанием для его веры, каким заповедь - для его милосердия и презрения к миру.

[2] Нам следует отдаться полностью под контроль и руководство Господа Иисуса. И приходи и следуй за Мной. Эти слова в данном случае, вероятно, означали постоянное и непосредственное следование за Иисусом и служение Ему, поэтому распродажа всего имущества для него была столь же необходима, как для учеников - оставление своего ремесла. Что же касается нас, то следование за Иисусом надо понимать в смысле соблюдения Его заповедей, строгого сообразования с Его образцом, радостного подчинения Его повелениям, правильного и полного соблюдения Его уставов, хранения Его законов - и все это из принципа любви к Нему и зависимости от Него и с святым презрением ко всему другому, что приравнивается к Нему, и тем более к тому, что соперничает с Ним. Это и означает следовать за Христом от всего сердца, полностью. Продать все и раздать нищим недостаточно, если мы не придем и не последуем за Иисусом. Если я отдам все имение мое бедным, а любви не имею, то нет мне в том никакой пользы. Итак, спасение обретается на этих условиях, и не меньших, и это очень легкие и разумные условия, они покажутся таковыми тем, кто рад получить его на любых условиях.

(2) Как юноша был разоблачен. Христос коснулся самого чувствительного места в его сердце, ст. 22. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.

[1] Он был богатый человек, и богатство свое любил, поэтому и отошел. На этих условиях вечная жизнь была ему не нужна. Отметим:

Во-первых, имеющие большое богатство в этом мире находятся в большом искушении полюбить его и прилепиться к нему сердцем. Обольщающая природа мирского богатства такова, что чем меньше человек нуждается, тем больше он желает иметь; когда умножается богатство, тогда возникает опасность привязаться к нему сердцем, Пс 61:11. Если бы он имел только две лепты, и ему было бы приказано отдать их нищим, или же всего одну меру муки в бочке и немного масла в сосуде, и ему было бы велено спечь из них хлеб для бедного пророка, то такие испытания, надо думать, были бы несравненно труднее, однако они были успешно преодолены (Лук 21:14; 1Цар 17:14);

это говорит о том, что любовь к мирскому влечет сильнее, чем самая настоятельная нужда.

Во-вторых, господствующая в сердце любовь к миру удерживает от Христа многих из тех, кто, казалось бы, имеет некоторое расположение к Нему. Богатство может оказать большую пользу тем, кто преодолевает привязанность к нему, но для тех, кто попадает в сеть обольщения им, оно является большим препятствием на пути к небу. Однако в этом юноше была изрядная доля честности: ему не понравились эти условия, и он ушел, он не захотел притворяться, притязать на то, чего не нашел в своем сердце, чтобы ответить на строгие условия Христа. Лучше поступить так, как поступил этот юноша, чем как Димас, который, познав путь правды, позже свернул с него, возлюбив мир, и опозорил тем самым свою веру. Он не смог быть истинным христианином и не хотел быть лицемером.

[2] Однако, будучи человеком мыслящим и расположенным к добру, он отошел с печалью. Он симпатизировал Христу и не хотел расставаться с Ним. Отметим: многие гибнут от греха, который совершают с нежеланием, оставляют Христа с печалью, и тем не менее никогда по-настоящему не печалятся о том, что оставили Его, ибо если бы они действительно печалились об этом, то могли бы вернуться к Нему. Таким образом, когда богатство этого человека стало его искушением, то оно превратилось для него в томление духа. Какова же будет его скорбь тогда, когда все его богатство уйдет и надежды на вечную жизнь также уйдут?

Стихи 23-30. В этом отрывке содержится беседа Христа с Его учениками по поводу ухода от Него богатого юноши.

I. Христос использует этот повод, чтобы показать, как трудно спастись богатым людям, ст. 23-26.

1. Богатому человеку, такому, какой изображен здесь, весьма трудно достичь неба. Отметим: хорошо, когда в бедствии или падениях других мы видим предупреждение для себя.

Итак, (1) Наш Спаситель утверждает это довольно резко, ст. 23-24. Он говорит это ученикам, которые были бедными людьми, мало имевшими в этом мире, желая этим примирить их с их положением, - чем меньше они имеют, тем меньше у них препон на пути в небо. Отметим: людей низшего сословия должно ободрять то, что они не знают искушений, каким подвергаются богатые и преуспевающие в этом мире люди. Хотя в этом мире им живется труднее, чем богатым, но если при этом им легче достичь лучшего мира, то у них нет оснований сетовать. Свое высказывание Христос усиливает словами: Истинно говорю вам... (ст. 23). Тот, Кто знает путь в небо, потому что Он открыл его, говорит нам, что богатство - одно из самых великих препятствий на этом пути. Затем Христос снова повторяет Свое предупреждение: И еще говорю вам... (ст. 24). О том, чего человек не склонен принимать и чему еще меньше склонен доверять, Христос говорит однажды и в другой раз.

[1] Христос говорит, что богатому трудно быть добрым христианином и спастись, ему трудно войти в Царство Небесное, и в этой жизни, и по ту сторону ее. Путь в небо для всех узок, а ворота, ведущие к нему, тесны, но для богатых особенно. От них требуется больше, чем от других, и они едва ли могут выполнить это; их осаждает больше грехов, и им трудно их избежать. Богатым людям надо противостоять великим искушениям, и все они прельщающего характера, трудно не обольститься, когда мир улыбается тебе. Весьма трудно, обладая большими сокровищами, не сделать их своим уделом в жизни. Богатые люди должны будут дать особый отчет за то, чем они владели, за влияние, время и возможности, какими они располагали для творения добра. Требуется весьма большая мера Божественной благодати, чтобы сделать человека способным пробиться сквозь все эти преграды.

[2] Христос говорит, что обращение и спасение богатого человека - это такое трудное дело, что легче верблюду пройти сквозь игольные уши, ст. 24. Это образное выражение для обозначения трудностей, непреодолимых для человека со всеми его искусством и силой; ничто, кроме благодати всемогущего Бога, не может сделать богатого человека способным преодолеть эти трудности. Спасение отступников (Евр 6:4) и закоренелых грешников (Иер 13:23) настолько трудно, что представляется как невозможное. Спасение любого человека является таким трудным делом (праведник едва спасется), что, когда возникают особые трудности, оно делается невозможным. Чтобы богатый человек не прилепился к своему богатству - это весьма редкое явление, а прилепившемуся к своему богатству совершенно невозможно достичь неба, ибо кто любит мир, в том нет любви Отчей, 1Иоан 2:15; Иак 4:4.

Во-первых: сравнение пути на небо с игольным ушком, в которое весьма трудно попасть и чрез которое трудно пройти, весьма удачно.

Во-вторых: таким же удачным является сравнение богатого человека с верблюдом, вьючным животным, потому что он нагружен своим богатством, как верблюд - грузом: он несет его, но это не его, а кого-то другого, он тратит его на других и вскоре должен совсем оставить его другим; это бремя, ибо люди обогащают себя не своим, Ав 2:6. Верблюд - крупное животное, но неуклюжее.

(2) Учеников эта истина весьма изумила, они едва могли поверить ей (ст. 25): Ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? Много удивительных истин открывал им Христос, которые приводили их в изумление, они не знали, как понимать их. Так было и с этой истиной, но причина их изумления лежала в немощи их. Они говорили это (так кто же может спастись?) не из противоречия Христу, но для своего собственного пробуждения. Отметим: если принять во внимание все трудности, встречающиеся на пути спасения, то действительно вызывает удивление, что кто-то спасается. Когда мы размышляем о том, как благ Бог, то кажется удивительным, что так мало принадлежащих Ему; но когда мы подумаем о том, как негоден человек, то становится еще более удивительно, что такого существует Его детей. Кто же тогда может спастись? Так как богатых много, много обладающих большими имениями, и еще больше тех, которые хотят разбогатеть, стремятся иметь большие владения, то кто же тогда может спастись? Если богатство является препятствием для богатых людей, то для тех, кто не богат, не является ли таковым же препятствием присущее им стремление к роскоши? Не опасно ли оно для них? И кто же тогда может достичь неба? Вот почему богатые люди должны плыть против течения.

2. Хотя богатым и трудно спастись, однако не невозможно (ст. 26): А Иисус воззрев -Он обратился к Своим ученикам и с печалью посмотрел на них, дабы пристыдить их за их безрассудные представления о преимуществах богатых людей в духовных вопросах. Он воззрел на них как уже преодолевших трудности и стоящих на верном пути к небу, тем более что они были бедными в этом мире, и сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно. Это великая истина - Бог способен сделать то, что выходит за пределы возможностей твари, для Него нет ничего слишком трудного, Быт 18:14; Числ 11:23. Бог не знает трудностей там, где человек приходит в полный тупик, ибо Его сила безгранична и непобедима. В данном случае эта истина применяется:

(1) К спасению любого человека. Кто же может спастись? - говорят ученики. Никто, говорит Христос, не может спастись, никакое творение не может этого сделать своей силой. Человекам это невозможно, мудрость человеческая быстро пришла бы в тупик в попытках изобрести способ спасения, а сила человеческая отступила бы в попытках осуществить его. Никакая тварь не может произвести изменений, необходимых для спасения души, ни в себе самой, ни в ком-то другом. Человеку невозможно обратить вспять такое мощное течение, смягчить такое каменное сердце, сломить такую непокорную волю. Спасение - это акт творения, воскрешения, и людям это невозможно, они никогда не спасут душу с помощью философии, медицины или политики, но Богу все возможно. Отметим: начало, развитие и завершение дела спасения полностью зависят от всемогущества Божьего, для которого все возможно. Его силой производится (Еф 1:19) и сохраняется вера, 1Пет 1:5. Познание на опыте обличающей, смиряющей благодати Божьей просветило Иова более, чем что-либо другое: Знаю, что Ты все можешь... (Иов 42:2).

(2) К спасению богатых людей, в особенности. Таким людям невозможно спастись, но Богу возможно даже таких спасти. Это не означает, что они будут спасены со всей их любовью к миру, нет, они будут спасены от нее. Отметим: не следует отчаиваться в освящении и спасении тех, кто окружен искушениями этого мира, оно возможно, вседостаточная Божья благодать может осуществить его, и, когда такие люди придут на небо, они будут там вечными памятниками Божьей силы. Я склонен думать, что этими словами Христос намекает на имеющуюся у Него в запасе милость для этого юноши, который сейчас ушел с печалью: для Бога возможно вернуть его и изменить к лучшему.

II. Петр, воспользовавшись случаем, спрашивает, а что же будет им, исполнившим те самые условия, из-за которых богатый юноша порвал с Христом, - ведь они все оставили и последовали за Ним, ст. 27 и далее. Мы видим здесь, что ученики чего-то ожидали от Христа и что Он обещает им что-то дать.

1. Ожидания учеников. Петр от имени остальных учеников заявляет, что они надеются получить от Христа нечто значительное взамен того, что оставили ради Него: Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам? Петр желает знать:

(1) Достаточно ли они удовлетворили требования Христа? Они не продали все (ибо многие из них имели жен и детей, которых нужно было обеспечивать), но они все оставили; они не раздали все нищим, но отказались от всего, что могло помешать их служению Христу. Отметим: когда мы слышим о том, каковыми должны быть надеющиеся на спасение, то стараемся узнать, принадлежим ли мы, по милости Божьей, к их числу. Господи, говорит Петр, вот мы оставили все. Увы! Как ничтожно было это все, что они оставили. Правда, один из них занимал должность в таможне, но Петр и большинство остальных учеников имели всего лишь лодки и сети, принадлежности бедных рыбаков. И тем не менее заметьте, как Петр говорит об этом, - так, будто это было что-то значительное: Вот, мы оставили все. Заметьте, как мы склонны придавать большое значение тому служению и тем страданиям, тем затратам и лишениям, которые переносим ради Христа, и воображать, что сделали Его своим большим должником. Но Христос не укоряет учеников за это: хотя то, что они оставили, было ничтожно, однако это было все, что они имели, это было подобно двум лептам вдовы, и оно было так дорого им, как если бы то было весьма много. Поэтому Христос сердечно принимает то, что они оставили ради следования за Ним, ибо Он принимает соответственно тому, что человек имеет.

(2) Могут ли они поэтому надеяться на то сокровище, которое получил бы молодой человек, если бы продал все. «Господи - говорит Петр, - получим ли мы, оставившие все, это сокровище?» Все люди стремятся получить что-то, и последователям Христа не возбраняется заботиться о своих интересах и спрашивать: Что мы будем иметь? Христос с радостью взирал на предлежащее Ему, а Моисей - на воздаяние. И перед нами поставлена цель- постоянством в добрых делах добиваться воздаяния. Сам Христос побуждает нас спрашивать, что мы приобретаем, оставляя ради Него все, чтобы последовать за Ним, дабы мы убедились в том, что Его призвание принесет нам не ущерб, а, напротив, невыразимое преимущество. Послушная вера взирает на заповеди и спрашивает: «Что нам делать?» А надеющаяся и доверчивая вера взирает на обетования и спрашивает: «Что мы будем иметь?» Прошло уже много времени, с тех пор как ученики оставили все и посвятили себя служению Христу, но они никогда еще не спрашивали: что мы будем иметь? Хотя они не видели в перспективе никаких выгод от того, что последовали за Христом, тем не менее они настолько были уверены в Его благости, что знали - с Ним они не ничего не потеряют. Они предоставили Ему решать, каким образом Он возместит их потери, а сами занялись трудом, не спрашивая, какова будет их награда. Отметим: это честь для Христа, что мы доверяем Ему и служим Ему, а не заключаем с Ним сделки. Теперь, когда богатый юноша ушел от Христа к своему богатству, настало время подумать и им, что они приобретут, на что им рассчитывать. Когда мы видим лицемерие и отступничество других, нам следует подумать о том, что мы надеемся получить, по благодати Божьей, не за, а через свою искренность и постоянство; тогда у нас будет больше причин сочувствовать им, чем завидовать.

2. Христос дает обетование ученикам, а также всем тем, которые пойдут по следам их веры и послушания. Христос не заостряет внимания на тщеславии или тщетных надеждах, какие могли проявиться в словах Петра, так как Он не был придирчив, но пользуется этим поводом, чтобы дать обетование:

(1) Своим непосредственным последователям, ст. 28. Они выразили свое почтение Ему, став первыми последователями Его, и Он обещает им, что они получат на небесах не только сокровище, но и славу; сейчас они получают дарственную, или жалованную грамоту на это: Вы, последовавшие за Мною, -в пакибытии... сядете на двенадцати престолах. Заметьте здесь:

[1] Предисловие к грамоте, или обоснование дарственной, представляющее собой, как обычно в документах, их послужной список: «Вы последовали за Мною, поэтому Я сделаю для вас то-то и то-то». Ученики последовали за Христом, когда Церковь была еще в зачаточном состоянии, когда евангельский храм находился еще в стадии проектирования, когда они несли труд и служение апостолов, но не имели славы и власти, принадлежащих этому званию. Они следовали за Христом, служа Ему до изнеможения, когда мало кто следовал за Ним, поэтому Христос отличает их особою честью. Отметим: Христос имеет особое благоволение к тем, кто рано вступил на путь следования за Ним, кто больше живет упованием, чем видением. Заметьте: Петр говорил о том, что они все оставили, чтобы последовать за Ним, Христос же говорит только об их следовании, как о самом главном.

[2] Время, когда им будет оказана высшая честь, когда исполнится обетование. Это произойдет не сразу после того, как им были обещаны эти дары, некоторое время они по-прежнему будут оставаться в неизвестности; но «когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, тогда вы, последовавшие за Мной сейчас, будете возвеличены». Второе пришествие Христа будет временем обновления, тогда будет новое небо, новая земля и все обновится. Тот, кто стал причастником возрождения в век благодати (Иоан 3:3), станет причастником возрождения во славе.

Итак, их прославление откладывается до того времени, когда Сын Человеческий воссядет на престоле славы Своей. Из этого вытекает следующее:

Во-первых, они должны продолжать идти вперед до наступления этого славного момента. Отметим: пока задерживается явление славы нашего Учителя, до тех пор задерживается и наше прославление, и мы должны ожидать его с ревностной надеждой, ожидать его как откровения, Рим 8:19. Нам должно жить, работать и страдать с верою, надеждой и терпением, которые испытываются этой задержкой.

Во-вторых, они разделят с Христом Его возвеличение, их слава будет частью Его славы. Кто страдает с страдающим Христом, тот будет царствовать с царствующим Христом, ибо Христос есть все во всем, как сейчас, так и потом, и мы будем там, где Он (Ион 12:26), явимся с Ним (Кол 3:4);

это будет щедрым вознаграждением не только за наши потери, но и за отсрочки; когда придет наш Господь мы получим не только свое, но свое с избытком. Длинное путешествие закончится щедрым воздаянием.

[3] В чем состоит даруемая им честь: Сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. Трудно определить конкретное значение этого обетования, я не вижу вреда в том, чтобы допустить, что оно имеет многократное исполнение.

Во-первых: когда Христос вознесется и сядет одесную Отца на престоле славы, тогда апостолы примут силу от Духа Святого (Деян 1:8) и, распространяя Евангелие по всей земле, настолько возвысятся над своим настоящим положением, что почувствуют себя сидящими на троне. Они будут возвещать Евангелие с властью, подобно судьям, восседающим на своих судейских местах; их миссия будет расширена, они будут возвещать Христовы законы и в соответствии с ними управлять Церковью, духовным Израилем (Гал 6:16), и судить Израиль по плоти, упорствующий в неверии со всеми другими такими же неверующими. Слава и сила, дарованная им, может быть выражена словами пророка Иеремии: И вот, Я поставил тебя ныне на всей этой земле... (Иер 1:18);

Иезекииля: Хочешь ли судиться с ними?.. (Иез 20:4);

Даниила: Потом примут царство святые Всевышнего... (Дан 7:18) и Отк 12:1, где учение Христа представлено как венец из двенадцати звезд.

Во-вторых: когда Христос явится для разрушения Иерусалима (гл 24:31), Он будет судить иудейский народ через апостолов, в том смысле, что в этом разрушении исполнятся их предсказания, данные по слову Христа.

В-третьих: некоторые считают, что это обетование относится к обращению иудеев, которое должно еще произойти в последнее время, после падения антихриста (так думает д-р Уитби, Whitby);

«это относится к правлению апостолов или двенадцати колен Израилевых, которое начнется не по воскресении их тел, а по оживлении того Духа, который обитал в них, и той чистоты и познания, которые они передали миру и, главным образом, по принятии ими Евангелия как закона веры и как нормы жизни».

В-четвертых: это обетование, несомненно, окончательно исполнится при втором пришествии Христа, когда святые, вообще, будут судить мир, а двенадцать апостолов особо, как советники Христа в суде великого дня: когда весь мир получит свой окончательный приговор, они утвердят и одобрят его. Колена Израилевы частично упоминаются потому, что количество апостолов совпадает с количеством этих колен, а частично потому, что апостолы сами были иудеями, которые более всех заботились о них, а те гнали их сильнее всех. Это означает, что святые будут судить своих знакомых и родственников по плоти, в великий день они будут судить тех, кого любили, и своих гонителей, которые судили их.

Но главное намерение этого обетования состоит в том, чтобы показать, что на небесах святых ожидают слава и величие, которые обильно вознаградят их за все то унижение, которое они претерпевают здесь за Его дело. Наивысшей чести там удостоятся те, кто более всех потрудился и пострадал на земле. Апостолов в этом мире ненавидели и гнали, там они обретут покой; здесь они претерпевали узы, скорбь и смерть, а там воссядут на престолах славы; здесь их влачили в судилища, а там они сами воссядут в суде; здесь двенадцать колен Израилевых попирали их, а там эти колена будут трепетать перед ними. И разве это не будет достаточным воздаянием за все их лишения и затраты во имя Христово?

[4] Подтверждение этого обетования; оно имеет твердые, незыблемые, неизменные гарантии, потому что Христос сказал: «Истинно говорю вам, Я Аминь, Верный Свидетель, имеющий власть даровать вам это, Я сказал, и никто не отменит».

(2) Это обетование распространяется и на всех остальных учеников, которые, подобно первым ученикам, оставят все, чтобы последовать за Христом. Оно дано не только апостолам, чтобы возвысить их над другими, эту честь будут иметь все святые. Христос позаботится о том, чтобы никто из них ничего не лишился из-за Него, ст. 29. Всякий, кто оставит что-либо ради Христа, получит воздаяние.

[1] Какие лишения ради Христа здесь подразумеваются. Христос уже говорил им, что ученики Его должны отвергнуть себя, отказаться от всего, что они имеют в этом мире, теперь же Он конкретизирует, от чего именно; хорошо, когда мы рассчитываем на худшее. Если они не оставили все, как апостолы, тем не менее они оставили очень много, например дома, и покинули их, чтобы странствовать по пустыне. Или дорогих сердцу родственников, которые не пожелали вместе с ними следовать за Христом. Особо упоминается, как самое трудное для мягкого, милосердного духа, оставление братьев, или сестер, или отца, или жены, или детей, а в заключение добавляется: или земель, так как доходы с земли были средством материального обеспечения семьи.

При этом предполагается, что,

Во-первых, все это оставляется ради имени Христа, в ином случае Христос не обязуется возмещать потери. Многие оставляют братьев или жену, детей ради своего удовольствия, ради страсти, как птица, покидает гнездо свое; такое оставление греховно. Но если мы оставляем их ради Христа, потому что не можем сохранить их, сохраняя при этом добрую совесть, потому что должны либо оставить их, либо предать интересы Христа; если мы оставляем не наши заботы о них, или наши обязанности по отношению к ним, но только наше утешение в них, и делаем это ради того, чтобы не отречься от Христа, то все это будет возмещено нам. Не само страдание, но причина его, делает нас мучениками и свидетелями Христа.

Во-вторых: потери ради Христа будут большими, тем не менее Христос берется возместить их, ибо Он силен сделать это, как бы велики они не были. Взгляните на жестокость гонителей, которые наказывали невинных людей не за какое-то преступление, но за их верность Христу. Взгляните на терпение гонимых, на силу их любви к Христу, которую не могли потушить все эти воды.

[2] Какие гарантии даются о возмещении этих потерь. Тысячи людей имели дело с Христом и доверяли Ему полностью, но никто никогда не был в убытке из-за Него, никогда не было ни одного человека, который при сведении счетов не получил бы великую прибыль. Христос дает слово, что Он не только возместит Своим страдающим слугам, так что они не понесут ущерба, но и щедро вознаградит их. Пусть они внесут в опись все, что потеряли ради Христа, и они обязательно получат:

Во-первых: во сто крат в этой жизни, иногда в том же самом, что они оставили. Бог пошлет Своим страдающим слугам друзей, которые станут их друзьями ради Христа, и этих друзей будет больше, чем тех, которых они оставили, которые были друзьями ради них самих. Апостолы, куда бы они ни пришли, везде встретят людей, которые будут расположены к ним, примут их, откроют для них сердца свои и двери домов своих. Но главное то, что они получат во сто крат больше в том, что намного лучше и ценнее оставленного ими. Их добродетели будут возрастать, их утешения будут умножаться, они будут иметь залоги Божьей любви, более свободное общение с Ним, более полные откровения, более ясное предвидение и более сладостное предвкушение славы, которая откроется в будущем. И тогда они могут действительно сказать, что они получили во сто раз больше утешения в Боге и Христе, чем могли бы получить его в жене или детях.

Во-вторых, жизнь вечную в конечном счете. Уже и первой награды предостаточно, даже если не будет ничего больше; процент за процент- это весьма большая прибыль. А если сто процентов на один процент? Но им дается еще больше, сверх договора, так сказать. Обещанная здесь жизнь включает в себя все утешения жизни в наивысшей степени, причем все они будут вечными. Если бы мы только могли растворить верою это обетование и уповать на Христа в том, что Он исполнит его, то никакое дело ради Христа не показалось бы нам слишком трудным, никакое страдание за Него - слишком тяжелым, никакое сокровище - слишком дорогим, чтобы ради Него расстаться с ним. В последних стихах наш Спаситель исправляет ошибку некоторых людей, думающих, будто превосходство в славе обеспечивается предшествованием во времени, а не мерой и степенью благодати. Нет: многие же будут первые последними, и последние первыми, ст. 30. Бог перекрещивает Свои руки – Он открывает младенцам то, что скрывает от мудрых и разумных, отвергает неверующих иудеев и принимает верующих язычников. Небесное наследство дается не так, как земное, - не по старшинству, не по праву первородства, но по благоволению Божьему. Это тема следующей проповеди, с которой мы встретимся в следующей главе.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →