Толкование Мэтью Генри на евангелие от Матфея 23 глава

В предыдущей главе были представлены беседы нашего Спасителя с книжниками и фарисеями; здесь же содержится Его беседа о них, или, скорее, против них.

I. Христос признает их служение, ст. 2, 3.

II. Он предостерегает Своих учеников, чтобы они не подражали их лицемерию и гордости, ст. 4-12.

III. Он обвиняет их в различных преступлениях и проступках, в извращении закона, в противодействии Евангелию и в вероломстве по отношению к Богу и человеку, предпосылая каждому обвинению слова «горе вам», ст. 13-33.

IV. Он выносит приговор Иерусалиму и предсказывает разрушение города и храма, причиной которого, прежде всего, будет грех преследования Его, ст. 34-39.

Стихи 1-12. Во всех Своих проповедях Христос ни к кому не был так суров, как к этим книжникам и фарисеям, потому что поистине ничто так не противоречит духу Евангелия, как нравы и образ жизни этого рода людей, скрывавших под маской благочестия свою гордость, любовь к миру и тягу к господству над другими. Несмотря на это они все же были кумирами и любимцами народа, среди которого было распространено мнение, что если на небо попадут только двое, то одним из них будет фарисей. И вот, Христос обращается здесь к народу и ученикам Своим (ст. 1), с тем чтобы исправить их неверные представления об этих книжниках и фарисеях, показав их в истинном свете, и таким образом удалить из сердец некоторых из народа предубеждение против Христа и Его учения, которое они составили в себе в силу противодействия ему со стороны этих представителей их церкви, называвших себя вождями народа.

Примечание: хорошо знать истинные характеры людей, чтобы не обманываться их громкими именами, высокими титулами и притязаниями на силу. Людей необходимо предупреждать о волках (Деян 20:29,30), о псах (Фил 3:2), о лукавых делателях (2Кор 11:13), чтобы они знали, против кого им следует стоять на страже. В этих предостережениях нуждались не только люди из толпы, но даже и Его ученики, ибо и добрые люди бывают подвержены ослеплению мирским великолепием.

Итак, в этой беседе:

I. Христос признает их служение как толкователей закона: на Моисеевом седалище (ст. 2) в качестве народных учителей и истолкователей закона сели книжники и фарисеи, то есть весь синедрион, находившийся у руля управления церковью (который состоял, в основном, из книжников, но были среди них и фарисеи). Ввиду того что закон Моисея был их государственным законом, они выступали также и как судьи или как судебная коллегия, ибо, как следует из сравнения двух текстов - 2Пар 17:7,9 и 2Пар 19:5,6,8, учительство и судейство суть одно и то же. Это был не выездной суд, объезжающий весь округ, а постоянно действующая коллегия, на основании закона рассматривающая апелляции, выносящая особые вердикты или разбирающая судебные ошибки. Они сидели на Моисеевом седалище, названном так не потому, что Моисей был Посредником между Богом и Израилем, а лишь потому, что он был верховным судьей, Исх 18:26. Или же этот фразеологизм можно применить не к синедриону, а к другим фарисеям и книжникам, изъяснявшим закон и учившим народ тому, как его следовало применять в конкретных случаях. В таком случае под Моисеевым седалищем следует понимать деревянное возвышение, такое, какое было сделано для Ездры, книжника, сведущего в законе Моисеевом (Неем 8:4), потому что (как сказано в Деян 15:21) закон Моисеев по всем городам имел проповедующих его на этих возвышениях. Таково было их служение, и оно было законным и почетным, так как было совершенно необходимо, чтобы были люди, от уст которых народ мог бы искать закона, Мал 2:7.

Примечание:

1. Часто хорошие места занимают недостойные люди, и не стоит удивляться тому, что ничтожные из сынов человеческих возвышаются даже до Моисеева седалища (Пс 11:9);

когда же это случается, тогда не столько место возвышает человека, сколько человек бесчестит место. Итак, сидевшие на седалище Моисеевом дегенерировали до такой степени, что пришло время восстать великому Пророку, подобному Моисею, Который бы установил другое седалище.

2. Не следует осуждать и упразднять хорошие и полезные должности и учреждения лишь потому, что они иногда оказываются в руках недостойных людей, которые злоупотребляют ими. Мы не должны сносить седалище Моисеево из-за того, что им завладели книжники и фарисеи, пусть лучше растет вместе то и другое до жатвы, гл 13:30.

Из этого Христос делает следующий вывод (ст. 3): «Итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте. Коль скоро они сидят на Моисеевом седалище, то есть читают и проповедуют закон, данный через Моисея (который пока еще остается в силе), и судят на основании этого закона, вы должны выслушивать их как напоминающих вам Писания». Книжники и фарисеи сделали изучение Писания своей профессией, они хорошо знали его язык и историю, его стиль и фразеологию. Итак, Христос желал, чтобы люди пользовались помощью, оказываемой им книжниками и фарисеями в вопросах толкования Писания, и поступали согласно их поучениям. До тех самых пор, пока их комментарии лишь поясняли текст а не извращали его, объясняли, а не уничтожали заповедь Божью, они должны были соблюдать и исполнять их, но с благоразумной осторожностью и рассудительностью.

Примечание: не следует плохо думать о добрых истинах лишь потому, что они преподаются нам плохими служителями, также как и не следует пренебрегать добрыми законами из-за того, что они приводятся в исполнение плохими правителями. Мы бы очень желали, чтобы пищу нам приносили ангелы, однако если Богу угодно посылать нам ее через воронов и если это хорошая и здоровая пища, то нам следует принимать ее и благодарить за нее Бога. Наш Господь Иисус говорит об этом с тем, чтобы предотвратить придирки, которые эта беседа могла бы вызвать, будто, осуждая книжников и фарисеев, Он намеревался унизить закон Моисеев и увести от него народ, в то время как в действительности не нарушить пришел Он, а исполнить.

Примечание: мы поступаем благоразумно, когда предупреждаем возможные обиды в ответ на справедливые обличения, особенно же тогда, когда есть повод провести различие между служителями и их служением, чтобы, при порицании самих служителей, не было порицаемо служение.

II. Христос осуждает этих людей. Он только что повелел народу поступать так, как они учили, но здесь же Он произносит предостережение не поступать так, как они поступали, беречься их закваски. ...По делам же их не поступайте... Их предания были их делами, их идолами, делами их воображения. Или же Он говорит народу: «Не следуйте их примеру». Учения и обычаи суть духи, которых надо испытывать и, когда появляются на то основания, тщательно отделять и различать. И как не следует принимать ложные учения ради каких бы то ни было добрых обычаев проповедующих эти учения, так и не следует подражать дурным примерам ради здравых учений подающих эти примеры. Книжники и фарисеи одинаково хвалились как добротой своих дел, так и ортодоксальностью своего учения, и надеялись оправдаться ими; именно этот довод они и выдвигали (Лук 18:11,12), однако то, что они в себе так ценили, было мерзостью в глазах Божьих.

Здесь и в последующих стихах наш Спаситель перечисляет ряд конкретных дел фарисеев, которым нам не следует подражать. Говоря в общем, Он обвиняет их в лицемерии, притворстве, или двоедушии, в религиозных вопросах; это такое преступление, какое не может быть исследовано человеческим судом, ибо мы можем судить только по наружности, но Бог, испытующий сердца, может признать человека виновным в лицемерии; и для Него нет ничего более отвратительного, чем лицемерие, ибо Он желает истины.

В этих стихах Он выдвигает против них четыре обвинения.

1. Их дела расходились с их словами. Их практическая жизнь не соответствовала ни их проповедям, ни их исповеданию. ...Ибо они говорят, и не делают... Они учат доброму из закона, но своим поведением опровергают его, поступая так, как будто бы нашли для себя лично иной путь на небо, отличный от того, на который указывают другим. Посмотрите, как развивает эту мысль и обличает их в этом апостол Павел, Рим 2:17-24. Самыми неизвинительными из всех являются грешники, позволяющие себе те грехи, которые осуждают в других, или даже худшие. Особенно это касается нечестивых служителей, которые обязательно будут подвергнуты одной участи с лицемерами (гл 24:51);

ибо может ли быть большее лицемерие, чем то, когда других заставляют верить в то, во что сами заставляющие их не верят, и строго придерживаться тех правил, которые сами они нарушают; когда они разрушают своими делами то, что созидают своей проповедью; когда они стоя за кафедрой, проповедуют настолько хорошо, что приходится сожалеть о том, что они вынуждены покидать ее, а, сойдя с кафедры, поступают настолько плохо, что приходится сожалеть о том, что они вообще поднимаются на нее; когда они уподобляются колоколам, которые приглашают других в церковь, а сами болтаются вне ее, или Меркуриевым столбам, которые указывают путь другим, а сами остаются на своих местах? Таковые от слов своих осудятся. Это относится ко всем тем, кто говорит, но не делает, кто хорошо исповедует свою веру устами, но не живет достойно своего исповедания, кто хорошо обещает, но не исполняет своих обещаний, кто умеет хорошо говорить и каждому может объяснить закон, но не имеет добрых дел; это великие ораторы, но ничтожные делатели; голос, голос Иакова; а руки, руки Исавовы. Vox et praeterea nihil-пустой звук. Они говорят нежным голосом: «Иду, государь», но не верьте им, потому что семь мерзостей в сердце их.

2. Они со всей строгостью возлагали на других тяжелые бремена, которые сами нести не хотели, ст. 4. ...Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые...; то есть не только настаивают на каждой букве закона, который назван игом (Деян 15:10), и требуют соблюдения его с большей строгостью, чем потребовал того Сам Бог (тогда как принцип, которого придерживаются юристы, гласит: apices juris son sunt jura - отдельные пункты закона - это еще не закон), но и прибавляют к Его словам и насаждают собственные правила и предания, несоблюдение которых ведет к строжайшим наказаниям. Они любили показывать свою власть и упражнять свои деспотические способности, господствуя над наследием Божьим и говоря ему: «Пади ниц, чтобы нам пройти по тебе»; об этом свидетельствуют их многочисленные добавления к закону четвертой заповеди, с помощью которых они сделали субботу бременем для плеч людей, в то время как она, по замыслу Законодателя, должна была стать радостью для их сердец. Так, как и издревле, эти пастыри правили стадом с насилием и жестокостью, Иез 34:4. Однако посмотрите на их лицемерие: ...а сами не хотят и перстом двинуть их...

(1) Они не хотели сами исполнять то, к чему обязывали других; навязывали народу строгие правила, которыми сами не желали себя связывать; тайно нарушали собственные свои традиции, которые публично отстаивали. Они питали свою гордость, преподавая закон другим, но при этом сами себе позволяли полную свободу действий. Так, к стыду католических священников, уже было сказано, что они во время поста употребляют вино и лакомства, в то время как народ заставляют употреблять только воду и хлеб, и уклоняются от епитимий, которые налагают на мирян.

(2) Видя, как иные изнемогают под бременем их законов, они не хотели помочь народу, ни даже пальцем пошевелить, чтобы облегчить это бремя. Они могли вольно истолковывать закон Божий, могли и вовсе обходиться без него, но не хотели отказываться от детально разработанных собственных установлений, не хотели допускать нарушения даже самых незначительных их формальностей. Они не допускали никаких послаблений для облегчения суровости их неписаного закона. Насколько противоположна этому была жизнь апостолов Христа, позволявших другим те христианские свободы, в которых они отказывали себе самим ради созидания Церкви и устроения мира в ней! Они не возлагали на других никакого иного бремени, кроме необходимого, да и то это было легкое бремя, Деян 15:28. Как заботливо щадит Павел тех, кому он пишет свои послания! См. 1Кор 7:28; 9:12.

3. Они стремились иметь только вид благочестия, но не его сущность, ст. 5. ...Все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди... Мы должны делать добрые дела с тем, чтобы видящие их прославляли за них Бога, но мы не должны провозглашать о наших добрых делах с тем, чтобы люди видели их и прославляли за них нас; именно в этом наш Спаситель и обвиняет здесь фарисеев в общем, как до этого обвинил их в частных нарушениях, сославшись на примеры их молитв и милостыней. У них была только одна цель -заслужить похвалу у людей, и потому все их старания были направлены на то, чтобы люди видели их, чтобы они могли хвалиться по плоти. Никто не упражнял себя в делах благочестия, видимых для постороннего глаза, с таким постоянством и усердием, с какими делали это они, но от тех обязанностей, которые они должны были исполнять лично перед Богом, уединившись в своих комнатах, в глубине души, они себя освобождали. Видом благочестия они приобретали себе имя, чтобы с ним жить, и это было все, к чему они стремились, и потому не заботились иметь силу благочестия, действительно необходимую для жизни. Поистине тщетен труд тех, кто все делает только напоказ. Христос указывает на два конкретных дела, которые они делали с тем, чтобы люди видели их.

(1) Они расширяли хранилища свои. То были маленькие свитки из папируса или пергамента, на которые с величайшей аккуратностью были переписаны четыре отрывка из закона: Исх 13:2-11; 11-16; Втор 6:4-9; 11:13-21. Эти свитки были зашиты в кожаные коробочки, которые носили на лбу и на левой руке. Таково было предание старцев, основанное на Исх 13:9 и Прит 7:3, где вероятно, авторы в образных выражениях хотели сказать только то, что мы должны так же бережно хранить Божьи постановления в своих душах, как если бы они были повязаны у нас между глазами. Фарисеи же расширяли эти хранилища, чтобы казаться людям более святыми, более строгими и более ревностными в исполнении закона, чем другие. Жаждать того, чтобы быть поистине более святыми, чем другие люди, - благородное стремление, но жаждать того, чтобы только казаться таковыми, - тщеславные амбиции. Хорошо превосходить других в истинном благочестии, а не в его наружности, ибо чрезмерное усердие вызывает справедливые подозрения, Прит 27:14. Усердствовать больше необходимого в видимой стороне служения, больше, нежели необходимо для того, чтобы доказать, или показать, добрые чувства и наклонности души, есть не что иное, как скрытое лицемерие.

(2) Они увеличивали воскрилия одежд своих. Бог повелел иудеям делать кисти на краях одежд своих (Числ 15:38), которые должны были отличать их от других народов и напоминать им о том, что они народ особенный. Однако фарисеи не довольствовались такими кистями, какие были у других и какие вполне соответствовали цели их установления Богом, но удлиняли их, чтобы они соответствовали их собственной цели - обратить на себя внимание, как если бы они были благочестивее других. Однако те, кто расширяет хранилища свои и увеличивает воскрилия одежд своих, в то время как сердца их остаются узкими и лишенными любви к Богу и ближнему, в конце концов обманут самих себя, хотя сейчас им и удается обманывать других людей.

4. Они имели страсть первенства и старшинства перед другими и чрезвычайно этим гордились. Гордость была господствующим грехом фарисеев, залипающим их грехом, против которого наш Господь Иисус всегда пользовался возможностью засвидетельствовать.

(1) Он описывает их гордость, ст. 6, 7. Они домогались:

[1] Почетных и высоких мест. Во всех общественных собраниях, на пиршествах и в синагогах, они стремились занять главные места, предвозлежания и председания, и, к своему великому удовлетворению, занимали их. Им отдавалось предпочтение перед другими и признавалось их более высокое положение, поскольку они считались людьми выдающимися и заслуженными; и нетрудно представить себе, как самодовольны они были; они любили первенствовать, 3 Иоан. 9. Фарисеи осуждаются здесь не за то, что они предвозлежали и председали (должен же ведь кто-то занимать и первые места), а за то, что они любили это. Дорожить такими незначительными формальностями, как сидеть на самом почетном месте, идти первым, не уступать другому дороги или иметь превосходство, и еще этим гордиться, желать этого и чувствовать досаду, когда это оказывается невозможно, - значит то же самое, что и делать из самих себя идолов, повергаться перед ними и поклоняться им, а это - наихудшее из всех святотатств! Это мерзко на всяком месте, но особенно - в синагогах. Искать себе славы там, куда мы приходим для воздаяния славы Богу и для смирения самих себя перед Ним, - значит, в действительности, передразнивать Бога, вместо того чтобы служить Ему. Давид был настолько далек от стремления председатъ в храме, что готов был находиться у порога дома Божьего, Пс 83:11. Когда люди не желают ходить в церковь, если только в ней они не будут выглядеть непревзойденно и обращать на себя внимание, их поведение очень сильно отдает гордостью и лицемерием.

[2] Почетных титулов и знаков уважения. Они любили приветствия в народных собраниях, им нравилось, когда люди снимали перед ними шляпы и выказывали им свое почтение при встрече на улицах. О, какое удовольствие им доставляло и как питало их тщеславие digito monstrari et dicier, Hic est - обращать на себя внимание и слышать в свой адрес: «Это он», видеть, как перед ними расчищают дорогу в толпе простых людей и кричат: «Посторонись, фарисей идет!», и слышать, как их одаривают высоким и помпезным титулом учитель! учитель! Это было их пищей, и питьем, и лакомством; они находили в этом такое же огромное удовлетворение, какое находил Навуходоносор в своем дворце, когда говорил: «Это ли не величественный Вавилон, который построил я!..» Приветствия и вполовину не были бы столь приятны для них, если бы они не произносились в народных собраниях, где каждый мог видеть, как их почитают и как высоко их ценит народ. Совсем незадолго до времени Христа иудейские учители, учители Израилевы, присвоили себе титул равви, рае, или равван, означающий великий или много и могущий быть истолкован как учитель или господин. Фарисеи настолько это подчеркивали, что даже сделали правилом следующее изречение: «кто приветствует своего учителя и не называет его равви, тот вынуждает Божественное Величество удалиться от Израиля», - столько религиозного смысла вкладывали они в то, что было всего лишь обычной вежливостью! Когда поучаемый Слову почтительно относится к поучающему его, это достойно похвалы, но, когда поучающий любит и требует к себе этого уважения, когда он превозносится, когда ему оказывают его, и сердится, когда этого не делают, это является грехом и мерзостью. Тогда, вместо того чтобы учить других, такому учителю нужно самому усвоить самый первый урок в школе Христа–урок смирения.

(2) Христос предостерегает Своих учеников против подражания в этом фарисеям; они не должны были поступать по их делам. «А вы не называйтесь учителями, ибо вы должны быть иного духа» (ст. 8 и далее).

Здесь содержится:

[1] Запрещение гордиться.

Во-первых, ученикам здесь запрещается присваивать себе почетные титулы и власть, ст. 8-10. Он дважды повторяет: «А вы не называйтесь учителями [...] и не называйтесь наставниками...» Это не означает, что оказывать принятое в обществе уважение тем, кто выше нас в Господе, является неправильным; нет, наш долг - почитать и ценить их, однако:

1. Служители Христа не должны предпочитать имена учитель или наставник как знаки отличия от других людей, ибо стремление к почестям или принятие почестей, оказываемых живущим в чертогах царских, противоречат евангельской простоте.

2. Они не должны присваивать себе авторитет и власть, которые несут в себе эти имена; они не должны господствовать и возвышаться над своими братьями, над наследием Божьим, как если бы они имели власть над верой христиан. То, что они приняли от Господа, должны принять от них и все остальные, но что касается других вопросов, то они не должны навязывать верующим свои личные мнения и желания в качестве правила и образца, требующих безоговорочного принятия. Причины же этого запрета таковы:

(1) ...Ибо один у вас Учитель-Христос... (ст. 8 и 10).

Примечание:

[1] Христос является нашим Учителем, нашим Наставником, нашим Советником. Когда Георг Герберт (George Herbert) упоминал имя Христа, он всегда присовокуплял к нему слова мой Наставник.

[2] Только Христос является нашим Учителем, служители же суть только младшие учителя в Его школе. Только Христос является Наставником, великим Пророком, Которого мы должны слушать и Которому мы должны подчиняться. Его слова должны быть для нас непреложной истиной и законом; одних только слов: истинно говорю вам -должно быть для нас достаточно. И если только Он является нашим Учителем, то в таком случае Его служители, ведущие себя как диктаторы и претендующие на верховную власть и непогрешимость, дерзко узурпирует славу Христа, которую Он не отдаст иному.

(2) ...Все же вы - братья... Служители суть братья не только друг другу, но и всем верующим, и потому им не пристало быть учителями когда кроме их же братьев нет никого, над кем они могли бы властвовать; больше того, все мы являемся наименьшими братьями, так как в противном случае самый старший мог бы заявить о своих правах на верх достоинства и верх могущества, Быт 49:3. Чтобы это предотвратить, Христос Сам стал первородным между многими братиями, Рим 8:29. Вы - братья, так как являетесь учениками одного и того же Учителя. Однокашники - братья и, как таковые, должны помогать друг другу в усвоении преподаваемых уроков; в то же время никому из учеников никогда не будет позволено занять место учителя и преподавать учащимся урок. Если все мы братья, то в таком случае не должно быть такого, чтобы многие делались учителями, Пак 3:1.

Во-вторых, ученикам запрещается наделять такими титулами других людей, ст. 9. «И отцем себе не называйте никого на земле, никого не делайте отцом вашей веры, то есть ее основателем, создателем, лидером и управителем». Наших отцов по плоти мы должны называть родителями и бояться их как отцов, но только Бога можно признавать за Отца наших духов, Евр 12:9. Наша вера не должна иметь своим началом человека или зависеть от человека. Мы возрождаемся к новой, духовной жизни не от тленного семени, но от слова Божия, ни от хотения плоти, ни от хотения мужи, но от Бога. Итак, как человеческое желание не является причиной возникновения нашей веры, так не должно оно быть и принципом ее управления. Мы не должныyWe in verba magistri - утверждать под присягой диктаты какой бы то ни было твари, даже самого мудрого или лучшего из людей; не должны мы и слепо полагаться на кого бы то ни было, потому что нам не известно, куда этот человек заведет нас. Правда, апостол Павел называл себя отцом тех, обращению кого он содействовал (1Кор 4:15, Фил. 10), однако он не претендовал на господство над ними и называл себя их отцом не с той целью, чтобы заявить о своей власти над ними, а с той, чтобы выразить свою любовь к ним. Поэтому он и называл их возлюбленными детьми своими, а не детьми, ему обязанными, 1Кор.4: 14.

Причина этого запрета заключается в следующем: ...ибо один у вас Отец, Который на небесах... Бог - наш Отец, и Он же есть все во всем в вопросах нашей веры. Он ее Источник и Основатель, ее Жизнь и ее Господин, от Него одного как от Первопричины берет начало наша духовная жизнь, и от Него одного она целиком и полностью зависит. Он есть Отец всех светов (Иак 1:17), Тот Самый один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, Еф 4:6. Поскольку Христос научил нас говорить: «Отче наш, сущий на небесах...», не будем отцом себе называть никого на земле, потому что человек... есть червь, и сын человеческий... есть моль; он высечен из той же самой скалы, что и мы. Здесь сказано на земле, ибо человек на земле - грешный червь; нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы, и потому никто не достоин называться Отцом.

[2] Призыв к смирению и взаимной покорности, ст. 11. Больший из вас да будет вам слуга не просто называет себя так (нам известен человек, который величает себя servus servorum Dei - рабом рабов Божьих, а действует, как раввин, отец, учитель и Dominus deus noster - Господь наш Бог и тому подобное), но и будет таковым на деле. Эти слова можно истолковать как обетование: «Самый покорный и услужливый будет признан наибольшим и заслужит наивысшую оценку у Бога» - или как повеление: «Тот, кому дано занять в церкви ответственное высокое и почетное место, да будет вам слуга» (в некоторых списках написано: ато вместо iarai), «да не думает такой человек, что почетное место дает ему право на отдых нет, больший - это не господин, а слуга». Апостол Павел, знавший свои права так же хорошо, как и обязанности, будучи свободен от всех... всем поработил себя, 1Кор 9:19. Также и наш Учитель неоднократно напоминал Своим ученикам о том, чтобы они были смиренными и самоотверженными, кроткими и снисходительными, чтобы они пребывали во всяком служении христианской любви, каким бы незначительном оно ни было и ради каких бы незначительных людей оно ни совершалось; Он Сам оставил нам пример такого служения.

[3] Обоснование этих увещаний, ст. 12. Рассмотрим:

Во-первых, наказание, ожидающее гордых. ...Кто возвышает себя, тот унижен будет... Если Бог даст им покаяние, то они очень упадут в своих глазах и будут питать к себе отвращение за то, что возвышали самих себя; если же не они покаются, то рано или поздно они будут унижены перед всем миром. Навуходоносор с высоты своей гордости был низведен на один уровень с животными, Ирод был изъеден червями, а Вавилон, сидевший, как царица, стал посмешищем для народов. Гордых и алчных священников Бог сделал презренными и униженными (Мал 2:9), а пророка-лжеучителя Он сделал хвостом, Ис 9:15. Но если даже гордецов и не постигают унижения, уготованные им в этом мире, то все равно придет день, когда они пробудятся на вечное поругание и посрамление (Дан 12:2);

поступающим надменно Он воздает с избытком, Пс 30:24.

Во-вторых, возвышение, ожидающее смиренных. ...Кто унижает себя, тот возвысится. Смирение драгоценно пред Богом. Уже в этом мире смиренные удостаиваются благоволения святого Бога и уважения со стороны всех мудрых и добрых людей; они нередко избираются на самые почетные служения, как наиболее подходящие для них; ибо слава подобна тени, убегающей от тех, кто гоняется за ней, и преследующей тех, кто бежит от нее. Однако в загробном мире те, кто смирил себя, сокрушаясь о своих грехах, соглашаясь со своим Богом и снисходя к своим братьям, будут вознесены до положения наследников престола славы; таковые не только получат признание перед ангелами и людьми, но и будут увенчаны в их присутствии.

Стихи 13-33. В этих стихах восемь раз встречается слово горе, которое наш Господь Иисус Христос сказал прямо в лицо книжникам и фарисеям. Эти слова прозвучали, подобно многочисленным раскатам грома или вспышкам молний с горы Синай. Три горя (Отк 8:13; 9:12) производят весьма устрашающее впечатление, а здесь их восемь; они противостоят восьми блаженствам, гл 5:3-9. Евангелие, как и закон, имеет свои «несчастья», то есть проклятия, и евангельские проклятия являются самыми тяжкими из всех. Данные проклятия примечательны тем, что их изрекли уста Того, Кто не только обладает властью, но и отличается кротостью и нежностью. Он пришел, чтобы благословлять, и Он любил благословлять, но если гнев Его возгорелся, то, очевидно, на то должна быть своя причина. Да и кто станет ходатайствовать за того, против кого выступает великий Ходатай? Проклятие, звучащее из уст Христа, неотвратимо.

Слова: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры... – звучат здесь рефреном, печальным рефреном.

Примечание:

1. Книжники и фарисеи были лицемерами. Лицемерие было главной чертой их характеров, закваской, пропитавшей все их слова и дела. Лицемер - это лицедей, актер в религии (таково первоначальное значение этого слова);

он представляет или играет роль того, кем на самом деле не является и не может быть или же, возможно, не является и не хочет быть.

2. Лицемеры находятся в жалком состоянии. «Горе вам... лицемеры...», - так сказал Тот, Чьи слова о бедственности их положения делают его таковым; пока они живут, их вера остается тщетной, когда же они умирают, их гибель оказывается ужасной.

К каждому из этих проклятий, адресованных книжникам и фарисеям, добавляется причина, указывающая их конкретное преступление, доказывающая их лицемерие и оправдывающая суд Христа над ними; ибо Его проклятия никогда не бывают необоснованными.

I. Они были заклятыми врагами Евангелия Христа и, как следствие, спасения душ людей, ст. 13. Они затворяли Царство Небесное человекам, то есть делали все возможное со своей стороны, чтобы не дать людям уверовать во Христа и таким образом войти в Его Царство. Христос пришел для того, чтобы отворить Царство Небесное, то есть открыть нам к нему путь новый и живой, сделать людей подданными этого Царства. Книжники и фарисеи, восседавшие на седалище Моисеевом и претендовавшие на владение ключами к уразумению, должны были содействовать этому, открывая истинное и верное значение тех мест Ветхого Завета, которые указывали на Мессию и Его Царство. Взявшие на себя роль толкователей Моисея и пророков, они должны были разъяснять народу, что и Моисей, и пророки свидетельствовали о Христе, что седмины Даниила уже подошли к концу, что отошел скипетр от Иуды и что поэтому пришло время явиться Мессии. Тем самым они могли бы облегчить этот великий труд и помочь тысячам людей попасть на небо; однако вместо этого они затворяли Царство Небесное, ратовали за обрядовый закон, близкий к уничтожению, замалчивали пророчества, ныне исполняющиеся, и внедряли в умы людей предубеждения против Христа и Его учения.

1. Они сами не хотели войти. Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? (Иоан 7:48). Нет, они были слишком горды, чтобы снизойти до Его уничижения, слишком официальны, чтобы примириться с Его простотой; им не по душе была религия, которая такое большое значение придавала смирению, самоотречению, презрению к миру и духовному поклонению. Дверью, открывающей вход в это Царство, было покаяние, а для фарисеев, которые оправдывали самих себя и любовались самими собой, не было ничего более неприятного, чем каяться, то есть обвинять, унижать и ненавидеть себя. Поэтому они сами не входили, но это было еще не все.

2. Они хотящих войти не допускали. Плохо, когда мы сами не идем к Христу, но еще хуже, когда мы удерживаем от Него других; однако именно так обычно и поступают лицемеры: им не нравится, когда кто-то превосходит их в благочестии или оказывается лучше их. Их нежелание войти в это Царство было препятствием для многих, ибо, поскольку их влияние на народ было очень большим, люди отвергали Евангелие только потому, что это делали их вожди. Кроме того, они противились тому, чтобы Христос принимал грешников (Лук 7:39) и грешники принимали Христа; они извращали Его учение, противостояли творимым Им чудесам, спорили с Его учениками и представляли народу как Его Самого, так и Его уставы и порядки в самом лживом и неприглядном свете; они угрожали отлучением тем, кто Его исповедовал, и использовали все имеющиеся у них знания и силы для того, чтобы укрепить свою ненависть к Нему. Так они затворяли Царство Небесное людям, поэтому хотящие войти должны были употреблять усилие (гл 11:12) и усилием входить в него (Лук 16:16), протискиваясь через толпу книжников и фарисеев и пробираясь через все преграды и трудности, которые те изобретали и устанавливали на их пути. Как хорошо, что наше спасение не доверено никакому человеку и никакой человеческой организации на земле! Если бы это было так, то мы бы погибли. Затворяющие вход в Церковь с радостью затворили бы и вход в небо, если бы им было это под силу, но, благодарение Богу, это невозможно, человеческая злоба не может оставить Его избранных без обетования Божьего.

II. Они сделали религию ширмой и вид благочестия маской для прикрытия своей алчности и любостяжания, ст. 14. Заметьте здесь:

1. В чем заключалось их нечестие. Они поедали домы вдов, то есть либо останавливались в их домах вместе с сопровождавшими их лицами и жили на их содержание, которое, конечно, было самым лучшим для таких важных персон, либо втирались к ним в доверие и добивались положения опекунов над их имуществом, чтобы впоследствии завладеть им; ибо кто мог осмелиться привлечь их за это к ответственности? Они стремились лишь к собственному обогащению, и поскольку это являлось их главной и наивысшей целью, то всякие соображения о честности и справедливости отметались в сторону, даже дома вдов приносились в жертву их устремлениям. Вдовы среди представительниц слабого пола -люди самые беззащитные, их легко обмануть, поэтому они и приставали к ним и делали их своей добычей. Они поедали тех, кого, по закону Божьему, должны были особым образом защищать и опекать. Ветхий Завет возвещает горе тем, кто вдов делает добычею своею (Ис 10:1,2), и здесь Христос вторично возвестил уже Свое «горе». Господь – Судья вдов, Он окружает их особой заботой, укрепляет их межу (Прит 15:25) и слышит вопль их (Исх 22:22,23);

несмотря на это фарисеи поглощали именно их дома и с такой ненасытимой жадностью наполняли утробы свои сокровищами неправедными! Такое отношение к вдовам свидетельствует не только об их алчности, но и о той жестокости, с которой они притесняли этих бедных женщин, см. Мих 3:3, где сказано: ...едите плоть народа Моего и сдираете с них кожу их... И, несомненно, все это они делали под прикрытием закона, ибо они действовали настолько искусно, что это не вызывало никакого осуждения и нисколько не уменьшало уважения к ним народа.

2. Под какой маской они скрывали свое нечестие. Они лицемерно долго молились; действительно очень долго, если верить некоторым иудейским авторам: проводили в молитвах и размышлениях по три часа подряд и делали это трижды в день. Это больше того, на что обычно дерзает претендовать праведная душа, которая добросовестно, не напоказ исполняет свой долг перед Богом. Но для фарисеев, никогда не считавших своим трудом исполнение этого долга и всегда делавших своим ремеслом соблюдение его видимости, это было достаточно просто. Таким хитрым путем они сколачивали себе богатство и поддерживали свое величие. Маловероятно, чтобы такие длинные молитвы были импровизацией, ибо в таком случае (как отмечает господин Бакстер, Baxter) фарисеи обладали бы несоизмеримо большим даром молитвы, чем ученики Христа; скорее всего, они бессчетное число раз произносили раз и навсегда установленные молитвы, подобно тому как паписты перебирают свои четки. Христос не осуждает здесь длинные молитвы как лицемерные сами по себе; более того, если бы они и в самом деле не казались положительными, то точно не служили бы фарисеям в качестве прикрытия, а прикрытие, используемое для сокрытия такого вопиющего нечестия, определенно должно было быть чрезвычайно надежным. Христос Сам пробыл всю ночь в молитве к Богу, и мы также имеем повеление непрестанно молиться. Когда необходимо исповедаться во многих грехах, или помолиться о восполнении многих нужд, или за многие милости вознести благодарение Богу, тогда длинные молитвы действительно необходимы. Но длинные молитвы фарисеев были бессмысленным повторением заученных фраз и совершались ими только для вида (что и было их целью);

ими они приобретали себе репутацию набожных, благочестивых людей, любящих молиться и любимых Небом. Все это внушало людям уверенность в том, что такие люди не могут обкрадывать их, и вдовы почитали за счастье иметь их своими попечителями и опекунами своих детей! Таким образом, когда, казалось бы, они парили к небесам на крыльях молитвы, их глаза, как у коршуна, были постоянно устремлены на добычу на земле -на дом той или другой вдовы, наиболее удобный для них. Так, обрезание было прикрытием алчности Сихема (Быт 34:22,23), исполнение обета в Хевроне было маскировкой восстания Авессалома (2Цар 15:7), пост в Изрееле должен был узаконить убийство Навуфея, а истребление Ваала служило честолюбивым замыслам Ииуя. Папистские священники обогащаются за счет вдов и сирот, совершая длинные молитвы по умершим, служа мессы и панихиды.

Примечание: нет ничего нового в том, что под маской показного благочестия совершаются чудовищные преступления. Здесь, на земле, лицемерное благочестие может обмануть людей, однако в день, когда Бог будет судить тайные дела человеков, за него взыщется вдвое.

3. Приговор, вынесенный за это фарисеям. ...За то примете тем большее осуждение.

Примечание:

(1) Существуют различные меры осуждения; есть такие грешники, грех которых не извинителен в большей степени, и поэтому их беда будет ужасней.

(2) Притворство, при помощи которого лицемеры скрывают или оправдывают свои нынешние грехи, отягчит их вину и осуждение в будущем. Грех так обманчив, что то самое, чем грешники надеются искупить и загладить свои грехи, обратится против них и сделает их грехи еще более и крайне грешными. Поистине прискорбно положение преступника, когда его защита обращается против него и когда его оправдания («Не от Твоего ли имени мы пророчествовали и не во имя ли Твое мы так долго молились?») только усиливают предъявляемые ему обвинения.

III. Являясь ярыми врагами обращения душ в христианство, фарисеи в то же время весьма усердно старались обратить их в свою секту. Они затворяли Царство Небесное желающим обратиться к Христу, но в то же самое время обходили море и сушу, дабы обратить кого-нибудь в свое иудейство, ст. 15. Заметьте здесь:

1. Их похвальное усердие в деле обращения язычников в иудейскую веру. Они делали их не только прозелитами врат, которые соглашались только на то, чтобы соблюдать семь заповедей сыновей Ноя, но и прозелитами праведности, которые посвящали себя выполнению всех без исключения обрядов иудейской религии; именно за такой добычей они и носились. Ради одного такого прозелита, ради всего только одного, они обходили море и сушу, прибегали к различным хитростям, устраивали многочисленные заговоры, скакали верхом и ходили пешком, посылали и писали, трудились без устали. Но какую же цель они при этом преследовали? Они не искали славы Божьей и блага для душ людей, а стремились обеспечить себе репутацию спасителей тех, кого они делали прозелитами, и нажиться за счет тех, кого они делали своей добычей, когда те становились прозелитами.

Примечание:

(1) Обращение язычников в иудейство, если оно совершается искренне и серьезно и имеет благие намерения, есть доброе дело, стоящее того, чтобы над ним попотеть. Ценность души велика настолько, что ради спасения ее от смерти никакие усилия не должны почитаться слишком большими. Усердие фарисеев в деле искания прозелитов обличает небрежность многих, желающих показаться людьми, действующими из лучших побуждений, чем они, но не желающих страдать или слишком много издерживать ради проповеди Евангелия.

(2) Чтобы сделать язычника прозелитом, не обходимо обойти море и сушу и испробовать все способы и средства, сначала - один способ, потом - другой; все употребленные усилия могут быть не вполне достаточными, зато они весьма хорошо вознаграждаются, если цель оказывается достигнутой.

(3) Плотские сердца обычно не считаются с усилиями, затрачиваемыми для достижения их плотских целей; когда обращение в прозелиты служит их интересам, они готовы для этого обойти море и сушу, не смиряясь ни с каким неуспехом.

2. Крайнее нечестие фарисеев, развращающих тех, кого они делали прозелитами. «Вы сразу же отдаете его в ученичество к фарисею, и он впитывает в себя все фарисейские понятия, таким образом вы делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас».

Примечание:

(1) Хотя лицемеры и воображают себя наследниками неба, но, с точки зрения Христа, они являются сыновьями геенны. Их лицемерие исходит из геенны, ибо диавол есть отец лжи, и устремляется оно в геенну, в то место, которому и принадлежит, к наследию, наследником которого оно и является. Они названы сынами геенны за глубоко укоренившуюся в них вражду против Царства Небесного, которая являлась сущностью и духом фарисейства.

(2) Несмотря на то что все злобствующие противники Евангелия являются сыновьями геенны, одни из них оказываются вдвое худшими, нежели другие, более злобными и нетерпимыми, чем другие.

(3) Развращаемые прозелиты обычно становятся величайшими фанатиками, учениками, которые превзошли своих учителей:

[1] В приверженности обрядам. Фарисеи сами сознавали неразумность своих установлений ив глубине души насмехались над угодничеством тех, кто их соблюдал, а прозелиты были в этом чрезвычайно прилежны.

Примечание: неразумные головы обычно восхищаются теми внешними формами и обрядами, которым мудрые люди придают очень мало значения (хотя и придерживаются их на людях ради приличия).

[2] В яростной оппозиции христианству. Прозелиты охотно усваивали те принципы, которых их хитрые вожди не считали нужным держаться, и таким образом становились страстными противниками истины. Самыми яростными врагами, каких во всех местах встречали апостолы, были иудеи-эллинисты, которые в основной своей массе были прозелитами, Деян 13:45; 14:2-19; 17:5; 18:6. Павел, ученик фарисеев, в чрезмерной против них ярости, преследовал христиан (Деян 26:11), в то время как его учитель Гамалиил был, кажется, намного терпимее в отношении их.

IV. Искание собственной мирской выгоды и славы вместо славы Божьей побудило фарисеев изобрести ложное и ничем не оправданное разграничение, введшее народ в опасные заблуждения, в частности относительно клятв, которые будучи проявлением общего всем религиозного чувства, всеми народами признавались священными, ст. 16. Горе вам, вожди слепые...

Примечание:

1. Печально сознавать, как много людей находятся под водительством тех, кто сам ничего не видит, а берется показывать другим путь, которого сам не знает. Стражи их слепы все... (Ис 56:10), и слишком часто народ любит именно таковых и говорит провидящим: «Перестаньте провидеть». Но плохо, когда вожди народа вводят его в заблуждение, Ис 9:16.

2. Хотя положение тех, чьи вожди слепы, и очень печально, тем не менее положение самих слепых вождей является еще более горестным. Христос объявляет горе слепым вождям, так как им придется отвечать за кровь такого большого множества людей.

Итак, чтобы доказать их слепоту, Христос рассматривает вопрос о клятвах и показывает фарисеям, какими испорченными казуистами они были.

(1) Он излагает преподаваемое ими учение.

[1] Они позволяли клясться творениями при условии, что они были посвящены на служение Богу и находились в каком-то особом отношении к Нему. Они позволяли клясться храмом и жертвенником, несмотря на то что они были творениями человеческих рук и по замыслу должны были служить во славу Божью, а не разделять ее с Ним. Клятва есть обращение к Богу, к Его всемогуществу и справедливости; обращаться таким образом к какой-либо твари равносильно тому, чтобы ставить тварь на место Бога. См. Втор 6:13.

[2] Они делали различие между клятвой храмом и клятвой золотом храма, между клятвой жертвенником и клятвой тем даром, который на жертвеннике: исполнять первые клятвы было не обязательно, тогда как вторые - обязательно. Вот оно, двойное нечестие.

Во-первых, они считали, что есть клятвы, которыми можно пренебрегать и к которым можно легкомысленно относиться как не налагающим на человека обязанности говорить правду или исполнять обещанное. Не следовало бы клясться храмом или жертвенником, но если все же такая клятва была произнесена, то поклявшиеся только уловлялись словами уст своих. Это учение не может исходить от Бога истины, ибо Он никогда не поощряет вероломства, независимо от ситуации. Клятвы это острые орудия, и с ними нельзя шутить.

Во-вторых, они предпочитали золото храму и дар жертвеннику, чтобы таким образом побуждать людей приносить дары на жертвенник и золото в храмовую сокровищницу, за счет чего они рассчитывали поживиться. Те, кто сделал золото своим упованием и чьи глаза были ослеплены тайными дарами, являлись главными сторонниками корвана. Видя в благочестии средство, служащее для прибытка, они с помощью тысячи ухищрений подчинили религию своим мирским интересам. Нечестивые церковные вожди определяют греховность или негреховность чего-либо в зависимости от своих целей и гораздо большее значение придают тому, что касается их личной выгоды, нежели тому, что служит к славе Божьей и во благо человеческих душ.

(2) Христос показывает безумие и абсурдность такого разграничения, ст. 17-19. Безумные и слепые!.. Назвав их безумными, Христос тем самым обличил их с необходимостью, а не упрекнул их с гневом. Для нас достаточно, имея слово мудрости, изобличать греховные учения и греховный образ жизни, а давать характеристики конкретным личностям предоставим Христу, Который один знает, что в человеке, и Который запретил нам называть кого-либо безумным.

Чтобы помочь фарисеям увидеть собственное безумие, Христос взывает к их здравому смыслу: «Что больше: золото (золотые сосуды и украшения или же золото в сокровищнице) или храм, освящающий золото; дар, или жертвенник, освящающий дар?» Любой здравомыслящий человек согласится с тем, что propter quod aliquid est tale, id est magis tale - то, что придает ценность чему-либо, само по себе должно быть тем более ценным. Клявшиеся золотом храма смотрели на это золото как на святыню, но что делало его святыней, как не святость храма, для служения в котором оно предназначалось? Следовательно, храм не может быть менее святым, чем золото; если свято золото, то тем более свят храм, ибо меньшее благословляется и освящается большим, Евр 7:7. Сначала Богу были посвящены храм и жертвенник, а затем уже - золото и дары. Христос является нашим жертвенником (Евр 13:10), нашим храмом (Иоан 2:21), ибо именно Он освящает все наши дары и делает их благоприятными Богу, 1Пет 2:5. Те, кто в деле оправдания подменяет Христову праведность собственными делами, так же безумны, как и фарисеи, предпочитавшие дар жертвеннику. Всякий истинный христианин является живым храмом, вследствие чего самые обыкновенные вещи становятся освященными для него; для чистых все чисто (Тит 1:15), и неверующий муж освящается женою (верующею), 1Кор 7:14.

(3) Христос исправляет их ошибочные понятия (ст. 20-22), приводя все придуманные ими клятвы к истинному их назначению, состоящему в призвании имени Господа; так что хотя клятва храмом, жертвенником или небом и могла быть формально неверной, тем не менее она налагала на произнесшего ее опonеделенную ответственность. Quod fieri n debuit, factum valet-Обязательства, которые бы не следовало на себя брать, все же должны выполняться, коль скоро они взяты. Человек никогда не извлечет выгоды из своей ошибки.

[1] Пусть не думает клянущийся жертвенником, что ему удастся избавиться от обязанности ее выполнения словами: «Жертвенник - это всего лишь дерево, камень и медь», ибо его клятва будет со всей строгостью истолкована против него самого; поскольку он связал себя, его обязательство сохраняется и ut res potius valeat quam pereatобязательство таким образом усиливается, а не ликвидируется. А потому клятва жертвенником интерпретируется как клятва им самим и всем, что на нем, ибо принадлежности какого-либо устройства переходят вместе с самим устройством. А так как приносимое на жертвеннике приносилось в жертву Богу, то клясться жертвенником и тем, что на нем, означало, в действительности, призывать Самого Бога в свидетели, ибо это был жертвенник Божий и приходивший к жертвеннику приходил к Богу, Пс 42:4; 25:6.

[2] Если клянущийся храмом понимает, что он делает, то он не может не сознавать того, что такое уважение к храму объясняется не красотой здания, а тем, что он является домом Божьим, посвященным на служение Ему, тем самым местом, которое Бог избрал, чтобы на нем было наречено имя Его, и потому клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем. В храме Богу благоугодно было особым образом открываться людям и давать им знаки Своего присутствия, так что клянущийся храмом клянется и Тем, Кто сказал: «Это покой Мой на веки, здесь вселюсь...» Искренние христиане суть храмы Божьи, и Дух Божий живет в них (1Кор 3:16; 6:19), и Бог воспринимает сделанное им так, как если бы то было сделано Ему Самому; кто оскорбляет добрую душу, тот оскорбляет ее и живущего в ней Духа, Еф 4:30.

[3] Если человек клянется небом, то он грешит (гл 5:34), однако это не означает, что он поэтому свободен от взятого им на себя обязательства; нет, Бог сделает так, что он узнает, что небо, которым он клянется, является Его престолом (Ис 66:1), а тот, кто клянется престолом Божьим, обращается к Сидящему на нем. Тот, Кто негодует по поводу оскорбления, нанесенного Ему посредством клятвы, обязательно отомстит за еще большее оскорбление, нанесенное Ему вследствие неисполнения этой клятвы. Христос не одобряет уклонения от исполнения торжественной клятвы, под каким бы благовидным предлогом это уклонение ни совершалось.

V. Фарисеи были весьма скрупулезны и точны в соблюдении незначительных деталей закона, но столько же беспечны и небрежны в более важных его вопросах, ст. 23, 24. Они лицеприятствовали в делах закона (Мал 2:9), выбирали для себя обязанности в соответствии со своими интересами и наклонностями. Искреннее же послушание универсально: тот, кто из верного принципа подчиняется любому из постановлений Божьих, почтительно относится ко всем им, Пс 118:6. Но лицемеры, делающие все в религии ради себя, а не ради Бога, исполняют только то в ней, что могут обратить себе на пользу. Пристрастное отношение книжников и фарисеев к закону иллюстрируется здесь двумя примерами.

1. Они исполняли незначительные обязанности, зато упускали важнейшие. Они были весьма точны в уплате десятин с мяты, аниса и тмина. Эта точность обходилась им недорого, но кричали они о ней много и таким образом дешево покупали себе хорошую репутацию. Один фарисей хвастался: «...даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лук 18:12). Но, вероятно, и здесь у них были свои цели и свой расчет, потому что священники и левиты, которым приносились эти десятины, были заинтересованы в них и знали, как вознаградить себя за свое доброе дело. Выплата десятин была их обязанностью и предписывалась законом, и Христос говорит им, что они не должны были оставлять ее.

Примечание: все, каждый на своем месте, должны вносить свою лепту для поддержания постоянно совершаемого служения: неуплата десятины равносильна обкрадыванию Бога, Мал 3:8-10. Наставляемые словом и не делящиеся всяким добром с наставляющими их, любящих дешевое евангелие, не лучше того фарисея.

Но Христос осуждает их здесь за то, что они оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; их аккуратность в уплате десятин должна была если не оправдать их перед Богом, то, по крайней мере, извинить их перед людьми и загладить их вину в упущении важнейших заповедей закона. В Божьем законе все важно, однако самым важным в нем является то, что более всего выражает внутреннюю святость сердца: проявления самоотречения, презрения к миру и покорности Богу, - все то, в чем заключается жизнь религии. Справедливость и милость по отношению к людям и вера в Бога - важнейшее в законе; это то добро, которого требует от нас Господь, Бог наш (Мих 6:8), - действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить перед Богом. Это то самое послушание, которое лучше, нежели жертва или десятина; суд предпочтительнее жертвы, Ис 1:11. Честно платить свою десятину священникам и при этом обманывать и притеснять всех остальных - значит насмехаться над Богом и обманывать самих себя. Милость также предпочтительнее жертвы, Ос 6:6. Кормить тех, кто утучняет себя начатками всех приношений Господних, и в то же время отказывать в сострадании брату или сестре, которые наги и не имеют дневного пропитания, платить десятину с мяты священнику и не давать крошки хлеба Лазарю - значит подвергать себя суду без милости, ожидающему тех, кто претендовал на справедливость, но не оказывал милости. Более того, суд и милость сами по себе не достаточны без веры в Божественное откровение, ибо Бога следует почитать не только послушанием Его законам, но и принятием Его истин.

2. Они избегали меньших грехов, зато совершали большие, ст. 24. Вожди слепые... Так Он до этого уже (ст. 16) назвал их за их извращенное учение, а здесь Он называет их так за их развращенную жизнь, ибо их жизненный пример был столько же авторитетен, сколько и их учение. И на деле тоже, как и на словах, они были слепы и пристрастны: оцеживали комара, а верблюда поглощали. В своем учении они оцеживали комаров, предупреждая людей о малейшем нарушении предания старцев. И в своей жизни они также оцеживали комаров, набрасывались на них с видимой боязнью, как бы испытывая сильное отвращение к греху и страшась допустить его в самой незначительной ситуации; однако они не останавливались перед теми грехами, которые по сравнению с первыми были словно верблюд в сравнении с комаром. Когда они поедали дома вдов, они воистину поглощали верблюда; а тогда, когда они заплатили Иуде цену невинной крови, но постеснялись положить возвращенные им деньги в сокровищницу (гл 27:6), когда не захотели войти в преторию, чтобы не оскверниться, но пожелали остаться стоять в дверях и выкрикивать обвинения против святого Иисуса (Иоан 18:28), когда спорили с учениками из-за того, что те ели немытыми руками, но ради пополнения корвана учили людей нарушать пятую заповедь, - тогда они оцеживали комаров, то есть мелочи, а верблюдов поглощали. Христос укоряет их не за щепетильное отношение к какому-то малом, греху (грех, даже самый маленький, такой, как комар, следует «оцеживать»), а за то что, оцеживая комара, они при этом поглощали верблюда.

VI. Они заботились лишь о внешней стороне благочестия и совершенно не обращали внимания на его внутреннюю сущность. Они в большей мере желали и стремились показаться благочестивыми перед людьми, нежели старались явиться таковыми перед Богом. Это иллюстрируется двумя сравнениями:

1. Они сравниваются с чашей, начисто вымытой снаружи, но внутри наполненной всякой нечистотой, ст. 25, 26. Фарисеи свели благочестие к тому, что, в лучшем случае, является всего лишь соблюдением правил хорошего тона, - к омовению чаш, Map 7:4. Они заботились о том, чтобы есть из чистой посуды, но не стыдились добывать себе пищу вымогательством и быть неумеренными в ее потреблении. Итак, каким бы это было безумием, если бы человек очищал наружность чаши, на которую можно только смотреть, и оставлял нечистой ее внутренность, которой пользуются! Но ведь именно так поступают те, кто избегает только грубых грехов, могущих испортить их репутацию пред людьми, но допускает внутри себя нечестие, делающее их отвратительными в очах чистого и святого Бога. В этой связи заметьте:

(1) Практика фарисеев в этом вопросе была такова: они очищали внешность. Они казались очень аккуратными в том, что было открыто человеческому взору, и так хитро устраивали свои нечистые дела, что никто не мог заподозрить их в безнравственности, поэтому обычно люди считали их очень добродетельными. Но внутри, в глубине своего сердца, в сокровенных уголках своей жизни они были полны хищения и неправды, жестокости и невоздержанности (д-р Хаммонд, Dr. Hammond), то есть несправедливости и несдержанности. Имеющие благочестивый вид, они не были ни воздержанными, ни праведными. ...Сердце их - пагуба... (Пс 5:10);

каковы мы внутри, таковы мы в действительности.

(2) Христос предлагает правило, противоположное практике фарисеев, ст. 26. Оно адресуется слепым фарисеям. Они считали себя провидцами земли, а Христос называет их слепыми, Иоан 9:39.

Примечание: по мнению Христа, слепыми являются те, кто не подозревает о нечестии своего сердца, кто (как бы хорошо ни видел он все остальное) не знает о нем и не противится ему, кто не видит своего тайного греха, в нем живущего, и не питает ненависти к нему. Незнание самого себя - самое позорное и самое опасное неведение, Отк 3:17. Правило же это таково: ...очисти прежде внутренность чаши...

Примечание: первоочередной заботой каждого из нас должно стать омытие злого с наших сердец, Иер 4:14. Главное занятие христианина - внутри его самого, и оно заключается в том, чтобы очищать себя от скверны духа. Порочные привязанности и наклонности, тайные вожделения, таящиеся в душе, невидимые и незаметные, - вот что должно быть умерщвлено и подавлено в первую очередь. Мы должны сознательно воздерживаться от тех грехов, свидетелем которых является только Бог, испытующий сердца.

Обратите внимание на предлагаемый здесь метод очищения: ...очисти прежде внутренность чаши..., то есть не только внутренность, но и прежде внутренность, потому что если приложить все старание к очищению внутренности, то и внешность тоже будет очищена. Внешние стимулы и мотивы способны поддерживать внешнюю чистоту, в то время как внутренняя нечистота остается, но если обновляющая, освящающая благодать сделает чистой внутренность, то это скажется и на внешности, ибо повелевающий принцип находится внутри. Если сердце будет поддерживаться в чистоте, то и все будет поддерживаться в чистоте, потому что из него источники жизни; все неугодные Богу проявления исчезнут. Если обновятся сердце и дух, то обновится и сама жизнь; поэтому мы должны начинать с себя, и очищать прежде то, что находится внутри, и если это будет сделано в первую очередь, то в таком случае мы будем иметь в нашем труде успех.

2. Они сравниваются с окрашенными гробами, ст. 27, 28.

(1) Они были прекрасны внешне, подобно гробам, которые снаружи кажутся красивыми. Некоторые относят эти слова к иудейскому обычаю белить гробницы исключительно с целью пометить их, особенно если они находились не в обычных для них местах, чтобы люди могли избегать их, поскольку прикосновение к гробам оскверняло, Числ 19:16. В обязанности дорожных надзирателей входило подновлять их окраску, когда этого требовала необходимость. Вследствие этого гробницы было очень легко распознать, 4Цар 23:16,17. Формализм лицемеров, с помощью которого они стараются завоевать добрую репутацию, должен побуждать всех мудрых и добрых людей лишь с большей тщательностью избегать их из страха перед осквернением. Остерегайтесь книжников... (Лук 20:46). Однако, что более вероятно, эти слова содержат в себе намек на обычай белить гробы выдающихся людей с целью придания им более красивого вида. Ниже говорится (ст. 29), что они украшали памятники праведников, подобно тому как мы сегодня воздвигаем памятники на могилах великих людей и усыпаем цветами могилы любимых друзей. Итак, праведность книжников и фарисеев была чисто показной, подобно украшенной гробнице или разодетому мертвецу. Пределом их стремлений было по наружности казаться людям праведными и снискать их одобрение и восхищение.

(2) Однако внутренне они были нечисты, подобно гробам, которые полны костей мертвых и всякой нечистоты; такими отвратительными делаются наши тела, когда души оставляют их! Так и они были полны лицемерия и беззакония. Лицемерие есть наихудшее из всех беззаконий.

Примечание: те, чьи сердца исполнены греха, могут вести безупречную жизнь и производить очень хорошее впечатление. Но какая нам польза оттого, что наши товарищи хорошо отзываются о нас, если наш Господин не скажет нам: «Хорошо, добрый и верный раб!..»? Когда все остальные гробы откроются, люди заглянут и в эти побеленные гробы, и выбросят из них кости и все нечистоты, раскидают их пред всем воинством небесным, Пер 8:1,2. Ибо в тот день Бог будет судить не внешнее, а внутреннее человеков. И тогда слабым утешением будет для тех, кто разделит участь с лицемерами, вспоминать, как они с благовидным и похвальным видом, под аплодисменты всех своих ближних шагали в ад.

VII. Они делали вид, что чтят память об умерших, ушедших в вечность пророках, в то же время они ненавидели и преследовали своих современников. Об этом говорится в последнюю очередь, потому что эта черта их характера была самой скверной. Бог ревнует о том, чтобы чтили Его законы и уставы, и негодует, когда их нарушают и профанируют; но Он часто показывал такую же ревность о том, чтобы чтили Его пророков и служителей, и больше всего негодует, когда их обижают и преследуют. Поэтому, когда наш Господь Иисус переходит к данному разделу, Он высказывается более пространно, чем по любым другим поводам (ст. 29-37), ибо это касается Его служителей, касается Его помазанников, касается зеницы ока Его. Заметьте здесь:

1. Почитание умерших пророков, на которое претендовали книжники и фарисеи, ст. 29, 30. Это было их маскировкой, при помощи которой они могли внешне казаться людям праведными.

(1) Они почитали мощи пророков, строили на их могилах надгробия, украшали их гробницы. Места их захоронений были им, по-видимому, известны; гроб Давида находился у них, Деян 2:29. Могилу одного пророка называли могилой человека Божия (4Цар 23:17), и Иосия считал, что, если ник-то не будет трогать костей его, это будет достаточным выражением почтения по отношению к этому пророку, 4Цар 23:18. Они же стремились сделать больше: они восстанавливали гробницы и украшали памятники. Рассмотрим это:

[1] Как образец почитания умерших пророков, которых при жизни считали сором земли и всячески неправедно злословили.

Примечание: даже злых людей Бог может заставить почитать благочестие и святость. Тех, кто чтит Бога, и Бог чтит, притом иногда устами тех, от кого можно ожидать только поношение, 2Цар 6:22. Память праведника пребудет благословенна, тогда как имена тех, кто ненавидел и преследовал их, покроются позором. Честь, которую приобретает человек своей верностью и твердостью в деле исполнения своего долга, будет вечной честью, и те, кто открыт Богу, будут открыты также и совестям окружающих их людей.

[2] Как образец лицемерия книжников и фарисеев, чтивших память пророков.

Примечание: плотские верующие охотно чтят память верных служителей, ныне уже почивших, потому что те не тревожат их своими обличениями в их грехах. Мертвые пророки -это провидцы, переставшие провидеть, -таких они вполне могут переносить; эти пророки не мучают их в отличие от живых свидетелей, свидетельствующих viva voce - живым голосом, Отк 11:10. Они могут с почтением относиться к писаниям отошедших в вечность пророков, которые говорят им о том, какими они должны быть, но только не к обличениям живых пророков, которые открывают им, каковы они есть. Sit divus, modo non sit vivus. Пусть будут святые, только неживые. Чрезмерное почтение, с которым Римско-католическая церковь относится к памяти почивших святых, особенно мучеников, - их именами называют дни и места, помещают их мощи в раки, молятся им и приносят жертвы их изображениям - и которое при этом не мешает ей упиваться кровью святых нашего времени, ясно доказывает, что она не только является преемницей дела книжников и фарисеев, но и превосходит их в фальшивом, лицемерном благочестии, строящем гробницы пророкам, но ненавидящем учение пророков.

(2) Они не соглашались с их убийствами, ст. 30. Если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их... Они ни за что не запретили бы говорить Амосу, не посадили бы в темницу Михея, не наказали бы колодой Анания, не заточили бы в подземелье Иеремию, не побили бы камнями Захарию, ни за что не стали бы смеяться над всеми посланниками Господними и оскорблять Его пророков; они скорее лишились бы правых рук, чем сделали бы что-либо из перечисленного. Что такое раб твой, пес?.. Но в то же самое время они замышляли убить Христа, о Котором все пророки свидетельствовали. Они считали, что если бы они жили в дни пророков, то с радостью слушали бы их и подчинялись бы им, но, несмотря на это, восстали против того света, который принес в этот мир Христос. Хотя совершенно ясно, что Ирод и Иродиада были для Иоанна Крестителя то же, что и Ахав и Иезавель - для Илии.

Примечание: лукавство сердец грешников особенно проявляется в том, что, плывя по течению грехов своего времени, они воображают, что плыли бы против течения грехов прежних дней; что если бы они располагали возможностями других людей, то использовали бы их с большей верностью, чем они; что если бы они подверглись искушениям других людей, то сопротивлялись бы им с большей силой, чем они; в то же время они не используют своих возможностей и не сопротивляются собственным искушениям. Порой мы думаем, что если бы мы жили в одно время с Христом, то неуклонно следовали бы за Ним, не презрели бы и не отвергли бы Его, как сделали жившие в то время. Однако и сегодня Христос встречает не лучшее к Себе отношение в лице представляющих Его Духа, Слова и служителей.

2. Их враждебность и противление по отношению к Христу и Его Евангелию вопреки всему и неминуемая гибель, которую они вследствие этого навлекали на себя и на свое поколение, ст. 31-33. Заметьте здесь:

(1) Подтверждение обвинения. ...Вы сами против себя свидетельствуете...

Примечание: грешники могут не рассчитывать на то, что им удастся избежать суда Христова из-за недостатка обвинений против них, так как они сами против себя свидетельствуют; и их же оправдания не только будут отклонены, но и обратятся против них самих. Языком своим они поразят самих себя... (Пс 63:9).

[1] По собственному признанию фарисеев, их отцы совершили великое беззаконие, убив пророков, так что они понимали неправоту такого дела, но, несмотря на это, сами были повинны в том же самом.

Примечание: те, кто осуждает грех, живущий в других людях, а сам допускает в своей жизни тот же самый грех или даже худший, не извинительны более кого бы то ни было, Рим. 1:32 2:1. Они знали, что они никогда не стали бы соучастниками гонителей, и все же они были их последователями. Такое противоречие самим себе в настоящее время будет равнозначно осуждению самих себя в день суда. Христос дает Свое, отличное от их, истолкование факта строительства гробниц пророкам: украшая эти могилы, они оправдывали их убийц (Лук 11:48), ибо закоснели в этом грехе.

[2] По собственному признанию фарисеев, эти пресловутые гонители пророков являются их предками. ...Вы сыновья тех, которые избили пророков... Они имели в виду только то, что они являются их детьми по плоти и крови, а Христос обратил их слова против них же самих, утверждая, что они являются их детьми по духу. «Ваши отцы они, и вы хотите исполнять похоти отцов ваших. Они, вы говорите, ваши отцы, и вы patrizare - походите на ваших отцов; этот же грех течет и в ваших жилах. Как поступали отцы ваши, так поступаете и вы». См. также Деян 7:51. Они происходили из рода гонителей, были племенем злодеев (Ис 1:4), восставшим вместо отцов их, Числ 32:14. Злоба, зависть и кровожадность были у них в крови, они и прежде держались принципа делать то же, что делали отцы их, Иер 44:17. В данном случае (ст. 30) достойно внимания то обстоятельство, с какой теплотой они упоминают это родство: «Избивавшие пророков были нашими отцами, и мы являемся сыновьями и преемниками людей уважаемых и сановитых». Если бы они возненавидели нечестие своих прародителей, что им и следовало бы сделать, то им было бы уже не так приятно называть их отцами нашими, ибо никому не делает чести родство с гонителями, даже если они когда-то и обладали величием и властью.

(2) Повторное вынесение им приговора. Здесь Христос:

[1] Предает их греху как неисправимых, ст. 32. ...Дополняйте же меру отцов ваших. Если Ефрем привязался к идолам и презирает саму мысль об исправлении, то оставь его. ...Нечистый пусть еще сквернится... Христос знал, что они сейчас замышляют убить Его и через несколько дней осуществят свой замысел. «Ну что же, - говорит Он, - продолжайте строить ковы, берите на себя ваше проклятие, ходите по путям сердца вашего и по взгляду очей ваших, и вы увидите, что из этого получится. Что делаете, делайте скорее. Вы лишь дополните меру вины, которая потом перельется и станет потоком гнева».

Примечание:

Во-первых, существует определенная мера греха, которая должна наполниться, прежде чем окончательное уничтожение постигнет человека, семью, церковь и народ. Бог долготерпит, но наступает время, когда Он уже не сможет более терпеть, Иер 44:22. Мы читаем о мере беззаконий аморреев, которая должна была наполниться (Быт 15:16), о жатве на земле, которая созрела для серпа (Отк 14:15-19), и о грешниках, которые прекращают грабительства, достигнув полной меры грабительства, Ис 33:1.

Во-вторых, дети дополняют меру грехов своих умерших отцов, если они упорствуют в тех же самых или подобных им грехах. Общенациональная вина, которая в ко- нечном итоге становится причиной национальной катастрофы, накапливается в течение веков, счет ей ведется непрерывно, ибо Бог справедливо наказывает беззаконие отцов в детях, идущих по пути беззакония.

В-третьих, преследование Христа, Его народа и служителей является грехом, наполняющим меру общенациональной вины быстрее, чем любой другой грех. Именно это навлекло гнев на отцов, от которого не было спасения (2Пар 36:16), и именно это навлечет гнев до конца на детей, 1Фес 2:16. Это было тем самым четвертым преступлением, за которое, вместе с тремя другими, Господь не пощадит, Ам 1:3,6,9,11,13.

В-четвертых, Бог справедливо предает похотям сердец своих тех, кто упрямо и настойчиво им предается. Пусть на шеи тех, кто безудержно стремится в погибель, будет возложена узда; это самое печальное состояние, в котором может находиться человек по эту сторону ада.

[2] Предает их гибели как непоправимых, гибели их душ за гробом, ст. 33. Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну? Эти слова очень странно звучат в устах Христа, в которые некогда излилась благодать. Однако Он может говорить и действительно говорит страшные вещи, и эти Его слова объясняют и суммируют те восемь проклятий, которые Он изрек на книжников и фарисеев. Здесь Он:

Во-первых, дает им характеристику - змии. Неужели Христос обзывается? Да, однако это не дает нам права делать то же самое. Он безошибочно знал, что в человеке, знал, что они хитры, как змеи, которые ползают по земле и питаются прахом; они имели благовидную наружность, но внутренность их была исполнена злобы, под языками у них находился яд, семя древнего змея. Они были порождениями ехидниными; они и те, которые были прежде них и которые присоединились к ним, были порождениями исполненных злобы, ярости, ненависти противников Христа и Его Евангелия. Им нравилось, когда люди называли их учитель, учитель, а Христос называет их змеями и ехиднами, ибо Он дает людям верные характеристики и любит унижать гордых.

Во-вторых, предсказывает их осуждение. Христос представляет их положение как очень тяжелое и в некотором смысле даже безнадежное: «...как убежите вы от осуждения в геенну?» Христос Сам проповедовал об аде и вечной погибели, за что так часто укоряют Его служителей те, кому не по душе такая проповедь.

Примечание:

1. Осуждение в геенну будет страшным концом всех нераскаявшихся грешников. Это осуждение, исшедшее из уст Христа, было ужаснее любого из осуждений, когда-либо исшедших из уст всех Его пророков и служителей, ибо Он есть Судья, в Чьих руках находятся ключи ада и смерти, и одни только Его слова о том, что они осуждены, уже сделали их осужденными.

2. Существует путь, позволяющий избежать этого осуждения; намек на него содержится в словах Христа: убежите вы от осуждения. Действительно, некоторые люди избавлены Им от грядущего гнева.

3. Тем из грешников, которые одного духа с книжниками и фарисеями, избежать этого осуждения труднее всего ибо для этого необходимы покаяние и вера, а как будут приведены к покаянию и вере те, кто точно так же доволен собой и точно так же предубежден против Христа и Его Евангелия, как они? Как можно исцелить и спасти тех, кто не позволяет исследовать свои раны и приложить к ним бальзам Галаада? Мытари и блудницы, признавшие себя больными и обратившиеся к Врачу, скорее могли избежать осуждения в геенну, нежели те, кто, идя прямым путем в ад, были уверены о себе, что находятся на пути в небо.

Стихи 34-39. Мы оставили слепых вождей, упавших в яму по приговору Христа и ожидающих осуждения в геенну. Теперь давайте посмотрим, что ждет их слепых последователей, собственно иудейскую церковь и, в особенности, Иерусалим.

I. Иисус Христос все еще намерен испытать их средствами благодати. Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников... Какая странная связь: казалось бы, за словами: «Едва ли вы, порождения ехиднины, убежите от осуждения в геенну» -должны были бы последовать слова: «Посему к вам никогда уже не будет послан ни один пророк»; однако вместо этого Он говорит: «Посему, вот, Я пошлю к вам пророков, чтобы узнать, не исправитесь ли вы в конце концов, и чтобы, в случае если вы не исправитесь, оставить вас без всякого извинения и оправдать Бога в вашей погибели». Потому эти слова и предваряются возгласом восхищения: вот. Заметьте:

1. Их посылает Сам Христос. ...Вот, Я посылаю к вам... Тем самым Он открыто признает Себя Богом, имеющим власть назначать пророков и наделять их дарами. Это есть проявление царственного служения; Он посылает их как Своих послов, которые должны вести с нами переговоры касательно наших душ. После Своего воскресения Он сдержал данное Им слово: «...Я посылаю вас» (Иоан 20:21). Хотя сейчас Его наружность и не выдавала в Нем кого-то великого, Он был наделен большой властью.

2. Он посылает их прежде всего к иудеям: «Вот, Я посылаю их к вам». Они начали с Иерусалима и, куда бы ни приходили, везде придерживались правила в первую очередь предлагать Евангелие благодати иудеям, Деян 13:46.

3. Те, кого Он посылает, названы пророками, и мудрыми, и книжниками. Новозаветным служителям даются ветхозаветные наименования, что должно было показать, что служители, посылаемые к ним теперь, нисколько не ниже ветхозаветных пророков, премудрого Соломона или книжника Ездры. Служители, поставленные на служение Самим Богом и вдохновляемые Им в первые века христианства, были то же, что и пророки, поставленные непосредственно самим Небом; служители же, которые были поставлены на служение обычным путем тогда, есть в Церкви и сейчас и пребудут в ней до конца времени, суть то же, что и мудрые и книжники, научающие народ истинам Божьим. Или же под пророками и мудрыми можно понимать апостолов и евангелистов, а под книжниками, наученными Царству Небесному (гл 13:52), – пастырей и учителей, ибо служение книжника было почетным до тех пор, пока его не обесчестили люди.

II. Он предвидит и предсказывает, какое злое обращение встретят среди них Его посланные: «И вы иных убьете и распнете, и все-таки Я пошлю их к вам». Христос заранее знал, как плохо будут поступать с Его слугами, и все равно посылает их, определяя каждому из них свою меру страданий. Однако то, что Он подвергает их таким испытаниям, не означает, что Он любит их меньше, ибо Он намерен прославить Себя через их страдания, а после, по окончании их, и их самих. Он уравновесит их страдания, хотя и не предотвратит их. Заметьте:

1. Жестокость этих гонителей. ...И вы иных убьете и распнете... Их жестокость может удовлетвориться только их кровью, их душа может насытиться только их истреблением, Исх 15:9. Они убили двух Иаковов, распяли Симона, сына Клеопы, и бичевали Петра и Иоанна; так члены тела стали соучастниками страданий его Главы: Его убили и распяли - так же поступили и с ними. Христиане должны рассчитывать на то, что им придется сражаться до крови.

2. Их неутомимое усердие. ...А иных будете... гнать из города в город... Когда апостолы обходили один город за другим с проповедью Евангелия, иудеи убеждали народ отстать от них, и преследовали их, и воздвигали на них гонения, Деян 14:19; 17:13. Неверующие в Иудее были более жестокими врагами Евангелия, чем все остальные неверующие, Рим 15:31.

3. Их притязания на благочестие. Они били посланников Христа в своих синагогах, в местах поклонения Богу, там, где они совершали свои церковные суды; так что для них это было частью церковного служения. Они гнали их и говорили: «Пусть явит Себя в славе Господь...» (Ис 66:5; Иоан 16:2).

III. Он вменяет им грех отцов их, потому что они повторяли его. ...Да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле... (ст. 35, 36). Хотя Бог и долготерпит род гонителей, тем не менее Он не будет терпеть всегда; терпение, которым злоупотребляют, рано или поздно обернется величайшим гневом. Чем дольше грешники собирают себе богатства неправедные, тем глубже и полнее становятся сосуды гнева, и, когда они разобьются, гнев выльется из них наружу, подобно мощному фонтану. Заметьте:

1. Величина вменяемой им вины: вся кровь праведная, пролитая на земле, то есть кровь, пролитая за правду, - вся она хранится в Божьей сокровищнице, так что ни одна капля ее не является пропавшей, ибо она драгоценна, Пс 71:14. Бог ведет счет, начиная с крови Авеля праведного, - с него начинается aera martyrum - эра мучеников. Авель назван праведным, потому что он получил свидетельство с небес, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его. Как рано вошло мученичество в мир! Первый умерший человек умер за свое благочестие, он и по смерти говорит еще. Его кровь не только вопияла тогда против Каина, но и теперь еще вопиет против всех ходящих путем Каиновым, и ненавидящих, и преследующих своих братьев за то, что дела их праведны. Он ведет этот счет до крови Захарии, сына Варахиина (ст. 35), не пророка Захарии, как полагают одни, хотя он и был сыном Варахииным (Зах 1:1), и не Захарии, отца Иоанна Крестителя, как считают другие, а, вероятнее всего, Захарии, сына Иодая, который был убит на дворе дома Господня, 2Пар 24:20,21. Его отец назван Bapaxиин - именем, означающим почти то же самое, что и имя Иодай; у иудеев было принято давать одному и тому же человек – два имени. Слова: ...которого вы убили... означают: «которого убили вы, происходящие из того же народа, хотя и не принадлежащие к тому же самому поколению людей». Об этом говорится особо, так как того требовал случай с Захарией (2Пар 24:22), равно как и случай с Авелем. Иудеи воображали, будто они вполне искупили эту вину своим пленением, но Христос дает им понять, что они еще не полностью рассчитались, что счет их еще не закрыт. Некоторые высказывают предположение, что эти слова несут в себе некий оттенок пророчества, ибо был один Захария, сын Варуха, праведный и добродетельный человек, которого, по свидетельству Иосифа Флавия (Иудейские войны. 4.335), убили в храме незадолго до его разрушения римлянами. Архиепископ Тиллотсон (Tillotson) считает, что Христос намекает здесь на того Захарию о котором повествуется в книге Паралипоменон, и одновременно с этим предсказывает смерть того Захарии, о котором впоследствии написал Иосиф Флавий. Хотя к тому времени последний Захария еще и не был убит, тем не менее, прежде чем произойдет разрушение храма, они действительно убьют его, так что все, от первого и до последнего, будет записано на их счет.

2. Результат этого: все сие придет, то есть вся вина за эту кровь, все наказание за нее -все сие придет на род сей. Бедствия и разрушение, которые идут на них, будут такими великими (хотя если принять во внимание меру зла от сотворенных лично ими грехов, то эти бедствия покажутся меньше тех, которых они заслуживали, и все же в сравнении с другими судами они были поистине великими), что создастся впечатление, будто им предъявлен счет за все злодеяния их прародителей, и особенно за воздвигнутые ими гонения, с которыми Бог особо связывал предреченное Им разрушение города. Это разрушение будет настолько ужасным, что им покажется, будто Бог решил сразу посчитаться с ними за всю праведную кровь, пролитую на земле. Она придет на род сей. Это указывает на то, что ожидающая их пагуба была не за горами, живущие в то время должны были увидеть ее на своем веку.

Примечание: чем суровее и ближе наказание за грех, тем громче призыв к покаянию и исправлению.

IV. Христос оплакивает нечестие Иерусалима и со справедливым укором напоминает ему о тех многих добрых предложениях, которые Он делал им, ст. 37. Посмотрите, с какою тревогой Он говорит об этом городе: «Иерусалим, Иерусалим!..» Это повторение знаменательно, оно говорит о глубине и силе сострадания. За день или два до этого Христос плакал об Иерусалиме, а теперь Он вздыхает и сокрушается о нем. Иерусалим, или Видение мира (таково значение этого названия), должен был вскоре стать местом войны и смятения. Иерусалим, который был радостью всей земли, должен был стать ныне посмеянием, и ужасом, и притчей во языцех. Иерусалим, который был городом, слитым в одно, должен был быть теперь разрушен и погублен собственными же мятежниками. Иерусалим, это самое место, которое избрал Господь, чтобы пребывать имени Его там, должен был быть теперь предан разорителям и грабителям, Плач 1:1; 4:1. Но за что Господь сделает все это Иерусалиму? За что? Тяжко согрешил Иерусалим... (Плач 1:8).

1. Он преследовал Божьих посланников. Он избивал пророков и камнями побивал посланных к нему. Этот грех особо вменялся в вину Иерусалиму, потому что здесь заседал синедрион, или верховное судилище, который решал все церковные вопросы, поэтому пророк и не мог погибнуть за пределами Иерусалима, Лук 13:33. Теперь, правда, Иерусалим не имел права предавать смерти кого бы то ни было, но пророков все же убивали; это происходило во время народных мятежей, а также тогда, когда на них натравливали толпу, как в случае со Стефаном, когда их предавали римским властям для вынесения смертных приговоров. Именно в Иерусалиме, где впервые было проповедано Евангелие, были воздвигнуты первые гонения (Деян 8:1);

именно здесь находилась штаб-квартира гонителей Евангелия, отсюда рассылались приказы в другие города и сюда приводили связанных святых, Деян 9:2. ...Камнями побивающий посланных к тебе!.. Избиение камнями было высшей мерой наказания, принятой только у иудеев. По закону лжепророки и обольстители должны были побиваться камнями (Втор 13:10), под этим видом они и убивали истинных пророков.

Примечание: сатана часто прибегает к такой уловке - обращает против Церкви то оружие, которое изначально предназначалось для ее защиты. Поставьте на истинных пророках клеймо обольстителей, а на истинных верующих клеймо еретиков и раскольников, и преследование их уже не покажется трудным делом. Много и других беззаконий творилось в Иерусалиме, но этот грех был самым вопиющим, вызывавшим у Бога наибольшее желание навести на них опустошение. См. также 4Цар 24:4; 2Пар 36:16. Заметьте: Христос говорит здесь в настоящем времени - избивающий и побивающий, ибо все, что они уже сделали и что еще только собирались сделать, было в глазах Христа как делаемое в настоящее время.

2. Он отверг Христа и Его Евангелие. Предыдущий их грех был грехом без спасительного средства, а этот их грех был грехом против спасительного средства. Здесь:

(1) Удивительные благодать и благоволение Иисуса Христа, явленные им. ... Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья!.. – с такой добротой и снисходительностью предлагается евангельская благодать детям Иерусалима, всем его жителям без исключения, каким бы плохим он ни был.

[1] Благоволение, оказанное им, заключалось в том, что Христос желал собрать их. Он хотел собрать бедные души, собрать их с тех путей, на которых они блуждали, собрать их к Себе как к Центру единения ибо Ему покорность народов (англ. собрание народа. -Прим. ред.). Он желал принять в Церковь весь иудейский народ и таким образом собрать всех их (как обыкновенно говорили о прозелитах иудеи) под крылья Божественного Величества. Здесь это желание иллюстрируется простым примером: ...как птица клохтаньем собирает птенцов своих... Христос хотел собрать их,

Во-первых, с такой же нежностью, с какой это делает птица, которая, в силу заложенного в ней инстинкта, нежно заботится о своих птенцах. Христос собирает души потому, что любит их, Иер 31:3.

Во-вторых, с той же целью, что и птица. Птица собирает птенцов своих под крылья, чтобы защитить и сохранить их, а также чтобы согреть и приютить их. Бедные души находят во Христе вместе прибежище и отдых. Птенцы в силу естественных причин бегут под крылья матери, чтобы найти там убежище, когда им угрожают птицы-хищники. Возможно, Христос ссылается здесь на обетование из псалма: Перьями Своими осенит тебя... (Пс 90:4). Есть исцеление в лучах Христа (Мал 4:2);

это больше того, что могут найти птенцы под крыльями птицы.

[2] Готовность Христа явить это благоволение. Его предложение было,

Во-первых, добровольным: Я хотел сделать это. Иисус Христос поистине желает принять и спасти бедные души, приходящие к Нему. Он не желает их смерти, Он радуется их покаянию.

Во-вторых, неоднократным: сколько раз! Христос часто восходил в Иерусалим, где проповедовал и совершал чудеса, делая все это с единственной целью собрать их к Себе. Он ведет счет тому, сколько раз Он повторял Свои призывы. Сколько раз мы слышали призыв Евангелия, сколько раз мы чувствовали побуждение от Духа Святого, столько раз и Христос желал собрать нас.

[3] Их упрямый отказ от Его благодати и благоволения. ...И вы не захотели! Как выразительно их упорство противопоставляется милости Христа! Он как бы говорит: «Я хотел, а вы не захотели». Он желал спасти их, а они не пожелали этого.

Примечание: исключительно благодаря собственной злой воле грешники не собираются под крылья Господа Иисуса. Их не устраивают условия, на которых Христос предлагает им собраться; они любят свои грехи и одновременно с этим уповают на свою праведность; они не хотят подчиниться благодати Христа и Его правлению, поэтому эта сделка не может состояться.

V. Он выносит приговор Иерусалиму, ст. 38, 39. Се, оставляется вам дом ваш пуст. Город и храм, дом Божий и их собственный - все будет опустошено. Но особенно это относится к храму, которым они хвалились и на который надеялись, к той святой горе, из-за которой они так надмевались.

Примечание: те, кто не хочет быть собран любовью и благодатью Христа, будут истреблены и рассеяны Его гневом: ...хотел Я... и вы не захотели! ...Израиль не покорялся Мне. Потому Я оставил их... (Пс 80:12,13).

1. Их дом будет оставлен. ...Оставляется вам дом ваш... Христос сейчас выходил из храма и уже больше никогда не приходил в него вновь, но этим Своим словом предал его на разрушение. Они любили храм и хотели, чтобы он был только для них: Христу не должно было быть в нем ни места, ни части. «Ну что ж, - говорит Христос, - он вам и оставляется; берите его, пользуйтесь им так, как сочтете лучшим; Я больше не хочу иметь с ним никакого дела». Они сделали храм домом торговли и вертепом разбойников, таким он им и оставляется.

Примечание: с тех прошло немного времени, и в храме прозвучал возглас: «Уйдем отсюда». Когда Христос ушел из храма, тогда наступило бесславие, ихавод отошла слава. Их город также был оставлен им, лишенный Божьих присутствия и благодати; Он уже не был огненною стеною вокруг него и не прославлялся посреди него.

2. Он опустеет. Се, оставляется вам дом ваш пуст. Он оставляется рцод - пустыней.

(1) Сразу же после того, как Христос покинул его, он сделался в глазах всех разумеющих унылым и скучным местом. Христос уходит, и самые красивые, самые оживленные места превращаются в пустыню, даже если это и храм, главное место стечения народа; ибо какое утешение может быть там, где нет Христа? Хотя бы там имелось и множество других удовольствий, тем не менее, если там нет особого духовного присутствия Христа, та душа или то место становится пустыней, страной мрака, каков есть мрак тени смертной. Это происходит в результате того, что люди отвергают Христа и удаляют Его от себя.

(2) Немного времени спустя Иерусалим был разрушен, не осталось в нем и камня на камне. Участь врагов Иерусалима становится теперь участью самого Иерусалима. Ты превратил город в груду камней, твердую крепость в развалины... (Ис 25:2), ...поверг его, поверг на землю, бросил его в прах, Ис 26:5. Храм, это святое, прекрасное здание, опустел. Когда Бог уходит из храма, в него вторгаются враги.

Наконец, последнее прощание Христа с ними и с их храмом. ...Не увидите Меня отныне, доколе не воскликните: «благословен Грядый во имя Господне!» Это говорит:

1. О Его уходе от них. Приближалось время, когда Он должен был оставить мир и идти к Отцу и когда они уже больше не смогут увидеть Его. После Его воскресения Его видели лишь немногие избранные свидетели, но и они видели Его недолго, ибо Он вскоре перешел в мир невидимый, где будет оставаться до времен совершения всего, когда с громкими восклицаниями повторится то самое приветствие, которым приветствовали Его при первом Его пришествии: «...благословен Грядущий во имя Господне!..» Никто не увидит Христа до тех пор, пока Он не грядет с облаками, и узрит Его всякое око (Отк 1:7);

тогда даже те, кто в свое время отверг и пронзил Его, будут рады присоединиться к Его поклонникам; тогда перед Ним преклонится всякое колено, и даже то колено, которое прежде преклонялось перед Ваалом; тогда даже делатели неправды воскликнут: «Господи! Господи!..» – и, когда гнев Его возгорится, признают, что блаженны все, уповающие на Него. Хотим ли мы в тот день иметь одну и ту же часть с теми, кто воскликнет: «Благословен Грядый!..»? Если да, то в таком случае давайте и сейчас не разлучаться с ними, с теми, кто поклоняется Иисусу Христу в истине и кто истинно принимает Его.

2. Об их продолжительном ослеплении и упорстве. «Не увидите Меня отныне, то есть не увидите, что Я Мессия» (ибо они увидели Его на кресте), «не увидите света истины обо Мне, ни того, что служит к миру вашему, доколе не воскликнете: «благословен Грядый!»». Они не уверуют до тех самых пор, пока второе пришествие Христа не заставит их уверовать, но тогда будет уже слишком поздно интересоваться Им и уже ничего не останется, кроме страшного ожидания суда.

Примечание:

(1) Упрямая слепота часто наказывается слепотой, поражающей человека по приговору суда. Если они не захотят видеть, они и не будут видеть. Этими словами Он заканчивает Свою публичную проповедь. После Его воскресения, которое было знамением Ионы пророка, они уже не должны были получать никакие иные знамения до тех пор, пока не явится знамение Сына Человеческого, гл 24:30.

(2) Когда придет Господь со тьмами святых (ангелов) Своих, Он убедит всех и заставит самых гордых Своих врагов признать тот факт, что Он Мессия, и тогда они будут раболепствовать Ему. Те, кто сейчас не пожелал откликнуться на Его призыв, потом будут вынуждены уйти прочь с Его проклятием. Первосвященникам и книжникам не понравилось, что дети кричали Христу осанна, но придет день, когда гордые гонители будут рады оказаться в положении самых нищих и униженных, тех, кого они сейчас попирают. Те, кто в настоящее время укоряет и высмеивает святых, восклицающих: «Осанна!», вскоре изменят свое мнение; поэтому было бы лучше переменить свои мысли уже сейчас. Некоторые относят эти слова к обращению иудеев в христианскую веру; в таком случае они, увидев Его, скажут: «Благословен Грядый!..» Однако здесь, скорее всего, имеются в виду более отдаленные события, ибо совершенное явление Христа и обличение грешников сберегаются для славного дня суда.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →