Толкование Мэтью Генри на евангелие от Матфея 26 глава

Повествование о смерти и страданиях Христа записано всеми четырьмя евангелистами более подробно и полно, нежели любая другая часть истории Его земной жизни; ибо о чем еще стоит говорить и о чем еще следует желать узнать, как не о Христе, и притом распятом? Этой главой начинается то самое незабываемое повествование. Ныне настало лето Его искупленных, исполнились определенные семьдесят седьмин, после которых должно было быть покрыто преступление, должны были быть заглажены беззакония и должна была быть приведена правда вечная через предание смерти Христа Владыки, Дан 9:24,26. Повествование начинается сценой, наводящей на читателя ужас, ее следует читать с благоговением и святым страхом. В этой главе описаны:

I. События, предваряющие страдания Христа.

1. Предупреждение учеников, см. 1, 2.

2. Заговор начальников против Него, ст. 3-5.

3. Помазание Его тела во время вечери в Вифании, ст. 6-13.

4. Договор Иуды со священниками о предании Его им, ст. 14-16.

5. Христос вкушает пасху со Своими учениками, ст. 17-25.

6. Установление Им Вечери Господней и Его беседа с учениками после нее, ст. 26-35.

II. Начало страданий Христа и некоторые обстоятельства Его страданий.

1. Он борется в Гефсиманском саду, ст. 36-46.

2. Он арестован воинами при поддержке Иуды, ст. 47-56.

3. Его допрашивают перед лицом первосвященника и осуждают на этом суде, ст. 57-68.

4. Петр отрекается от Него, ст. 69-75.

Стихи 1-5. В этом отрывке:

1. Христос предупредил Своих учеников о предстоящих Ему страданиях, ст. 1, 2. Пока Его враги готовились к тому, чтобы причинить Ему зло, Он готовил Себя и Своих последователей к тому, чтобы принять на себя это зло. В прошлом Он часто предупреждал их о Своих страданиях, которые в то время были еще очень далеки, теперь же Он говорит о них как о приблизившихся к Нему вплотную - чрез два дня.

Примечание: после того, как мы уже не раз были предупреждены о близящейся беде, мы по-прежнему нуждаемся в новых напоминаниях о ней. Заметьте:

(1) Время, когда Он поднял эту тревогу. Когда Иисус окончил все слова сии...

[1] Он не делал этого до тех пор, пока не сказал всего того, что должен был сказать.

Примечание: Христовы свидетели не умирают до тех самых пор, пока не окончат свидетельства своего. После того как Христос совершил дело Свое как пророк, Он приступил к Своему служению священника.

[2]Он сделал это только после того, как сказал слова, непосредственно предшествующие началу этой главы. До этого Он призвал Своих учеников к тому, чтобы они готовились к трудным временам, к узам и скорбям, а теперь Он говорит им: «...Сын Человеческий предан будет...» Этим Он как бы хотел сказать, что им придется не хуже, чем Ему и что Его страдания лишат их страданий мучительного жала.

Примечание: мысли о страдающем Христе способны сильно поддержать страдающего христианина, страдающего с Ним и за Него.

(2) В чем заключалось это предупреждение. ...Сын Человеческий предан будет... Это событие было не только совершенно неизбежно, но и настолько близко, что о нем вполне можно было говорить, как об уже совершившемся.

Примечание: хорошо, когда мы относимся к грядущим страданиям, как к уже осуществляющимся. Он уже предан, ибо Иуда в тот самый момент замышлял и планировал Его предательство.

2. Заговор первосвященников, и книжников, и старейшин народа против нашего Господа Иисуса, ст. 35. Много совещаний было проведено с целью выработать план физического уничтожения Христа, но этот заговор был самым сильным из всех, ибо в нем участвовали все важные персоны. Первосвященники, решавшие духовные дела, старейшины, разбиравшие гражданские вопросы, и книжники, направлявшие и тех, и других как законоучители, - из них состоял синедрион, или верховный совет, управлявший всей жизнью нации, - все они объединили свои усилия в борьбе против Христа. Заметьте:

(1) Местом, где они собрались, был двор первосвященника, ставший центром их объединения ради осуществления этого нечестивого замысла.

(2) Собственно целью заговора было взять Иисуса хитростью и убить. Ничто меньшее, чем Его кровь, та самая кровь, которая составляла основу жизни Его тела, не могло удовлетворить их. Такими жестокими и кровожадными были замыслы врагов Христа и Его Церкви.

(3) Образ действия заговорщиков: только не в праздник. Почему? Был ли образ их действий продиктован торжественностью нынешнего религиозного праздника, или же они просто не хотели, чтобы что-либо беспокоило их во время религиозного поклонения в этот день? Нет, но чтобы не сделалось возмущения в народе. Они знали, что Христос, о Ком не переставали говорить в этот праздничный день, имеет большую популярность в народе, и если бы они решили силой взять Христа, Которого все почитали за пророка, то непременно возникла бы опасность спровоцировать этим восстание против их правителей. Они были в страхе, но страх их был не перед Богом, а перед людьми; они беспокоились только о собственной безопасности, но никак не о чести Божьей. Они хотели бы осуществить свой замысел в праздник; ибо традиционно иудеи казнили преступников, особенно мятежников и самозванцев, в один из трех религиозных праздников, чтобы весь Израиль увидел и убоялся; но только не в этот праздник.

Стихи 6-13. Этот отрывок повествования описывает:

I. Необыкновенное милосердие, проявленное одной доброй женщиной к нашему Господу Иисусу, которое выразилось в том, что она помазала Ему голову, ст. 6, 7. Это событие происходило в Вифании - селении, расположенном в непосредственной близости от Иерусалима, - в доме Симона прокаженного. Вероятно, он был одним из тех, кого наш Господь Иисус чудесным образом очистил от болезни проказы, и теперь, в знак благодарности, он пригласил Его в свой дом. Христос не посчитал унизительным для Себя разделить с ним общение, войти к нему в дом и поужинать вместе с ним. Несмотря на то что он очистился от проказы, его по-прежнему именовали Симоном прокаженным. Виновные в позорных грехах обнаружат, что, хотя их грех и прощен, позор пристал к ним и едва ли может быть удален. Этой женщиной, помазавшей Иисуса, была, как полагают, Мария, сестра Марфы и Лазаря. А д-р Лайтфут (Dr. Lightfoot) считает, что это была Мария Магдалина. Она имела при себе алавастровый сосуд мира драгоценного, которое и возлила на голову Христа, когда Он возлежал за ужином. В нашей среде такая форма оказания почтения выглядела бы довольно странно. Однако в те времена возлить кому-либо миро на голову считалось проявлением высочайшего уважения, ибо распространяемый этой мастью аромат был чрезвычайно приятным, а само миро освежало голову. Давиду умастили елеем голову, Пс 22:5; Лук 7:46. Этот поступок женщины можно рассматривать:

1. Как акт веры в нашего Господа Иисуса, Христа, Мессию, Помазанника. В знак того, что она поверила в Него как в Помазанника Божьего, Которого Он посадил Царем, и она также помазала Его и сделала Его своим Царем. ...Поставят себе одну главу... (Ос 1:11). В этом проявляется почитание Сына.

2. Как проявление любви и уважения к Нему. Некоторые придерживаются мнения, что это была та самая женщина, которая в начале возлюбила много и обливала ноги Христа слезами (Лук 7:38,47), и что она не оставила своей первой любви, но, являясь теперь уже опытной христианкой, испытывала и сейчас такие же глубокие чувства, какие испытывала она в самом начале своего следования за Ним.

Примечание: когда сердце преисполнено истинной любовью к Иисусу Христу, тогда ничто не может показаться излишним, ничто не может показаться достаточным для того, чтобы достойно почтить Его.

II. Чувство возмущения, охватившее учеников. Они вознегодовали (ст. 8, 9), были раздражены, увидев, что это миро, которое, по их мнению, заслуживало лучшего применения, было потрачено таким образом.

1. Посмотрите, как они выразили свое недовольство этим. Они сказали: «К чему такая трата?» Это говорит:

(1) О недостатке снисходительности к этой доброй женщине; ее доброту (пусть даже и чрезмерную) они истолковали как расточительство. Милосердие учит нас в наилучшем свете рассматривать все то, что исходит из него, особенно слова и дела тех, кто ревнует в добром всегда, хотя нам может казаться, что они проявляют при этом недостаточную рассудительность. Это верно, что можно перестараться и в добром деле; однако это должно научить нас самим проявлять осторожность, чтобы не впадать в крайности, а не судить строго о поступках других, потому что может оказаться так, что то, что мы склонны приписывать недостатку благоразумия, Бог принимает как проявление преизобилующей любви. Мы не должны говорить, что кто-то слишком переусердствовал в служении Богу, потому что сделал больше, чем мы, а лучше будем стремиться делать так же много, как и они.

(2) О недостатке уважения к их Учителю. Вот как мы можем наилучшим образом истолковать их действия: они знали, что их Учитель был мертв ко всем чувственным удовольствиям. Тот, Кто так сильно болезновал о бедствии Иосифа, не заботился о том, чтобы быть помазанным наилучшими мастями, Ам 6:6. Поэтому они думали, что напрасно оказывать такие почести Тому, Кто находил в них так мало удовольствия. Но даже при таком образе их мыслей, им все же не следовало называть это дело тратой, после того как они убедились, что Он допустил и принял его как знак любви к Нему Своего друга.

Примечание: мы должны остерегаться называть пустой тратой то, что возливается на Господа Иисуса, будь то другими людьми или же нами самими. Мы не должны считать потерянными время, потраченное на служение Христу, или деньги, потраченные на всякое дело благочестия; ибо, хотя они и кажутся отпущенными по водам, выброшенными в реку, мы по прошествии многих дней опять найдем их, с избытком, Еккл 11:1.

2. Посмотрите, как они оправдывали свое недовольство этим и какую предъявили претензию: Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.

Примечание: нет ничего нового в том, когда под благовидными предлогами укрываются дурные наклонности, когда люди отказываются от дел благочестия, прикрываясь делами милосердия.

III. Упрек, сделанный Христом Своим ученикам за их выпад против этой доброй женщины (ст. 10, 11): Что смущаете женщину?..

Примечание: порицание и неправильное истолкование их благих дел вызывает у добродетельных людей большое смущение, и Иисус Христос считает это большим злом. Здесь Он встал на сторону доброй, честной, ревностной, имеющей благие намерения женщины и, таким образом, выступил против всех Своих учеников, несмотря на то что, казалось бы, так много доводов было в их пользу. Так искренно Он защищает дело малых сих, которым было выказано презрение, гл 18:10.

Причина, которую Он при этом выдвигает: ...ибо нищих всегда имеете с собою...

Примечание:

1. В жизни постоянно возникают те или иные возможности творить добро и достигать его, требующие того, чтобы мы неизменно ими пользовались. Библии мы всегда имеем с собой, субботы всегда имеем с собой, также и нищих мы всегда имеем с собою.

Примечание: те, у кого доброе сердце, никогда не будут жаловаться на недостаток возможностей. Нищие всегда будут среди земли Израильской, Втор 15:11. Невозможно не замечать в этом мире тех, кто ожидает от нас оказания помощи из милосердия, тех, кто является как бы Божьими получателями, нуждающимися членами Тела Христова, к которым Он проявляет доброту, как к Самому Себе.

2. Существуют и другого рода возможности творить добро и достигать его, возникающие лишь изредка, краткосрочные и неопределенные, и требующие большего усердия в их использовании, - их следует предпочитать всем остальным. «Меня не всегда имеете, поэтому пользуйтесь этой возможностью, пока Я с вами».

Примечание:

(1) Ученикам не следовало рассчитывать на постоянное присутствие Христа в теле в этом мире; Ему целесообразно было оставить его. Его реальное присутствие в Господней трапезе – идея, поддерживающая неосновательное, ничем не обоснованное самомнение, противоречащая тому, что Он сказал здесь: «...Меня не всегда имеете...»

(2) Иногда особым делам благочестия и поклонения Богу следует занять место обычных дел милосердия. Нищие не должны обирать Христа; мы должны делать добро всем, но наипаче своим по вере.

IV. Одобрение и похвала, высказанные Христом в адрес этой доброй женщины за проявленное ею милосердие. Чем больше недостатков находят люди в Его слугах и их служении, тем более Он выказывает им Свое одобрение. Он называет этот поступок добрым делом (ст. 10) и высказывает в отношении него похвалу, большую той, которую можно было бы ожидать услышать а именно:

1. Что это дело заключало в себе таинственный смысл (ст. 12): ...она приготовила Меня к погребению...

(1) Некоторые полагают, что именно это она и имела в виду и что эта женщина лучше уразумела часто повторявшиеся предсказания Христа о предстоящих Ему страданиях и смерти, нежели апостолы, за что и была вознаграждена вместе с другими женщинами честью быть в ряду первых свидетелей Его воскресения.

(2) Однако таково было истолкование Христом ее поступка, а Он всегда воспринимает в наилучшем свете благие слова и поступки Своего народа. Это было как бы бальзамирование Его тела, потому что сделать то же самое после Его смерти было бы невозможно в силу Его воскресения. А потому это дело было сделано прежде; ибо надлежало или сейчас, или потом быть бальзамированию, которое должно было показать, что Он по-прежнему остается Мессией даже тогда, когда, казалось бы, смерть восторжествовала над Ним. Ученики считали потраченным впустую миро, возлитое Ему на голову. «Но, - сказал Он, - если так много мира возливается на мертвое тело, согласно обычаю вашей страны, то вам не следует жалеть его и считать это тратой. Теперь оно на самом деле было таковым; то Тело, которое она помазала, было почти что мертвым, и ее милосердие оказалось очень своевременным для этой цели; поэтому вместо того, чтобы посчитать это тратой, лучше назвать это прибытком».

2. Что память об этом поступке будет почитаема (ст. 13): ...сказано будет в память ее... Этот акт веры и любви был настолько замечательным, что проповедники Христа распятого и вдохновенные летописцы Его страданий не могли оставить без внимания это событие, не свидетельствовать и не хранить память о нем. И, будучи однажды записанными в этой книге, эти слова резцом железным с оловом на вечное время на камне вырезаны были, и потому не могут быть забыты. Никакие юбилейные трубы не звучат так громко и так долго, как вечное Евангелие.

Примечание:

(1) История смерти Христа, хотя и трагической смерти, есть Евангелие, благая весть, потому что Он умер за нас.

(2) Евангелие должно было быть проповедано по всему мир, ; не в Иудее только, но и всякому племени, всей твари. Пусть ученики ободрятся тем что их голос пройдет до концов земли.

(3) Хотя Евангелие предназначено, главным образом, для прославления Христа, в нем, тем не менее, не опускается и то, что служит к чести Его святых и Его рабов. Память об этой женщине должна была сохраниться не посредством названия церковного здания ее именем, или соблюдения ежегодного праздника в ее честь, или хранения осколков ее разбитого сосуда как священной реликвии, а при помощи приведения на память ее веры и благочестия в проповеди Евангелия, в пример остальным, Евр 6:12. Таким образом, слава возвращается к Самому Христу, Который и в сем веке, и в будущем прославится во святых Своих и явится дивным во всех веровавших.

Стихи 14-16. Сразу же за описанием величайшего милосердия, оказанного Христу, следует описание величайшего немилосердия; такая смесь добра и зла существует среди последователей Христа. У Него есть верные друзья, а также лживые и притворные. Что могло быть более подлым, чем то соглашение, которое заключил Иуда с первосвященниками, чтобы предать им Христа?

I. Предателем был Иуда Искариот. О нем сказано, что он был один из двенадцати, - факт, усугубляющий его злодеяние. Когда умножились ученики (Деян 6:1), не было ничего удивительного в том, что среди них появились некоторые, ставшие позором и скорбью для остальных. Но когда учеников было всего двенадцать и один из них оказался диавол, после этого уже никак нельзя ожидать, что на земле возможно увидеть совершенно чистое общество. Эти двенадцать были избранными друзьями Христа, пользовавшимися привилегией Его особого благоволения; они были Его постоянными спутниками, имевшими преимущество самого близкого общения с Ним; у них имелись все основания любить Его и быть преданными Ему, и тем не менее один из них предал Его.

Примечание: никакие узы долга или благодарности не в силах удержать тех, в ком пребывает диавол, Map 5:3,4.

II. Предложение, сделанное им первосвященникам. Он пошел к ним и сказал: «Что вы дадите мне?..» (ст. 15). Они не посылали за ним и ничего не предлагали ему; они не могли и подумать, что один из ближайших учеников Христа окажется изменником.

Примечание: даже среди последователей Христа находятся те, кто хуже, чем можно было бы подумать, и кто не желает ничего, кроме возможности доказать это на деле.

Заметьте:

1. Что пообещал Иуда. «Я вам предам Его; я дам вам знать, где Он находится, и беру на себя ответственность привести вас к Нему в такое удобное время и место, чтобы вы имели возможность схватить Его без шума и без опасности мятежа». Это было именно то, чего они так боялись, составляя заговор против Христа, ст. 4, 5. Они не осмеливались брать Его при народе и не знали, как найти Его в уединении. Эта трудность казалась неразрешимой, а из-за этого все дело стояло на месте до тех пор, пока не пришел Иуда и не предложил им свои услуги.

Примечание: те, кто уступает воле диавола, получают от него помощь в своих тщетных усилиях сверх всяких ожиданий, так, как это было в случае с первосвященниками, которым помог Иуда. Хотя начальники, будь Он в их руках, и могли расправиться с Ним, имея для этого все необходимые власть и влияние, однако предать Его им не мог никто, кроме ученика.

Примечание: чем профессиональнее подходят люди к религии и чем больше они задействованы в исследовании ее и служении ей, тем большая возможность творить зло открывается для них, если их сердца не правы перед Богом. Если бы Иуда не был апостолом, то он не смог бы быть и предателем; если бы люди познали путь праведности, то они не могли бы бесчестить его.

Я вам предам Его. Он не предложил им себя в качестве свидетеля против Христа, и они не подкупили его, чтобы он стал та-ковым, хотя они и нуждались в свидетелях, ст. 59. И если что и можно было бы сказать к обвинению Христа, так это только голословно назвать Его самозванцем, и в таком случае Иуда был бы самым подходящим человеком, который мог бы засвидетельствовать об этом; но именно то и является доказательством невиновности нашего Господа Иисуса, что собственный Его ученик, который так хорошо знал Его учение и образ жизни и который Ему изменил, не мог обвинить Его ни в каком преступлении, хотя это и могло бы послужить оправданием его предательства.

2. Что он просил при обсуждении этого дела. Что вы дадите мне?.. Это было единственное, что заставило Иуду предать своего Учителя: он надеялся получить за это деньги. Учитель никак не провоцировал его на это, хотя и знал с самого начала, что он был диавол; и тем не менее, насколько это кажется очевидным, Он был столько же расположен к нему, сколько и к остальным, и не бесчестил того, кто мог досаждать Ему. Он доверил ему ту работу, которая ему нравилась, сделал его казначеем, и, хотя он и присваивал себе деньги, принадлежавшие всему обществу учеников (ибо он назван вором, Иоан 12:6), мы все же не находим того, чтобы он страшился быть призванным за это к ответу. Также не явствует, что у него были основания считать, что Евангелие было обманом; нет, им руководила не ненависть к своему Учителю, не какое-то разногласие с Ним, а исключительно любовь к деньгам. Она и только она сделала Иуду предателем.

Что вы дадите мне? Для чего? Чего ему недоставало? Он не имел нужды ни в хлебе, ни в одежде, ни в предметах первой необходимости, ни в удобствах. Разве его не принимали там, куда бы ни приходил Его Учитель? Разве он не жил так, как жил Он? Не побывал ли он только что на званом ужине в Вифании, в доме Симона прокаженного, а немногим ранее на другом ужине, где за столом служила не кто иная, как сама Марфа? И все же этот алчный негодяй не мог этим удовольствоваться, но приходит к священникам с вопросом, раболепствуя перед ними: «Что вы дадите мне?..»

Примечание: не нужда в деньгах, а любовь к деньгам является корнем всех зол и, особенно, отступничества от Христа; доказательством этого является Димас, 2Тим 4:10. Сатана искушал нашего Спасителя этой приманкой: «Все это дам Тебе...» (гл 4:9), Иуда же сам предложил себя этому искушению. Он спрашивает: «Что вы дадите мне?..», как если бы его Учитель был товаром, находящимся у него в руках.

III. Сделка, заключенная первосвященниками с Иудой. Они предложили ему тридцать сребреников... - тридцать шекелей, что составляет на наши деньги порядка трех фунтов стерлингов и восьми шиллингов, по одним подсчетам, и порядка трех фунтов стерлингов и пятнадцати шиллингов, по другим подсчетам. Как видно, Иуда сам обратился к ним с вопросом о цене сделки и был готов получить от них то, что они были готовы дать ему; он ухватился за первое же предложение, чтобы последующее не оказалось хуже предыдущего. Иуда не имел обыкновения торговать дорогостоящим товаром и потому был рад и небольшим деньгам. По закону (Исх 21:32), тридцать сиклей серебра были ценой раба высокая цена, в которую оценили Христа! См. Зах 11:13. Не удивительно, что сыны Сиона, хотя они и сравнимы по своей ценности с золотом чистым, ценятся людьми не выше глиняных кувшинов, когда Сам Царь Сиона был так обесценен. Они заключили с ним договор; iorrioav- appenderunt - заплатили ему наличными (так понимают некоторые), отдали ему серебро в руки, чтобы заверить и вдохновить его.

IV. Далее отмечается усердие Иуды, проявленное им при осуществлении своего замысла, ст. 16. ...Он искал удобного случая предать Его. Его голова была постоянно занята мыслями о том, как бы получше осуществить свой замысел.

Примечание:

1. Какое великое нечестие - искать возможности для греха и изобретать способы для совершения его. Это доказывает, что сердце человека имеет совершенную наклонность к злу и злому умыслу. 2. Те, кто уже попал в эту сеть, считают, что должны продолжать начатое, хотя положение их дел так прискорбно. После того как он заключил эту нечестивую сделку, он еще имел время покаяться и аннулировать ее; но теперь, посредством этого соглашения, диавол связывает его еще одним тросом и внушает ему, что он должен сдержать свое слово, даже если это потребует от него проявить неверность по отношению к своему Учителю, подобно тому как Ирод должен был обезглавить Иоаннами данной им клятвы.

Стихи 17-25. Здесь содержится описание того, как Христос совершил Пасху. Подчинившись закону, Он подчинился всем постановлениям закона и среди прочих также и постановлению о праздновании Пасхи. Она совершалась в память об освобождении Израиля из египетского рабства и знаменовала собой день рождения этого народа. Согласно иудейскому преданию, когда придет Мессия, они будут искуплены в самый день воспоминания их выхода из Египта. Их ожидания исполнились в точности, ибо Христос умер на следующий день после Пасхи - день, ставший началом их исхода.

I. Время, когда Он ел пасху, было определено Богом и соблюдалось всеми иудеями (ст. 17): в первый же день опресночный, который в тот год выпал на пятый день недели, каковым является наш четверг. Кто-то выдвинул предположение, что наш Господь Иисус праздновал Пасху в этот день раньше других людей, но ученый Уитби (Dr. Whitby) убедительно опроверг это предположение.

II. Место для вкушения пасхи было выбрано Самим Иисусом, и Он сообщил о нем ученикам в ответ на их вопрос (ст. 17): «Где велишь нам приготовить Тебе пасху?» Возможно, Иуда был одним из задававших этот вопрос (где Он будет есть пасху), имея при этом цель получше разузнать, где следует проложить свой маршрут; остальные же ученики спросили об этом с обычной для себя целью исполнить свои обязанности.

1. Они были совершенно уверены в том, что их Учитель будет есть пасху, несмотря на то что Он в это время преследовался первосвященниками и Его жизнь была в опасности. Они знали, что Он не будет уклоняться от исполнения Своего долга из-за нападений извне или страхов внутри. Те, кто оправдывает свое неучастие в трапезе Господней, нашей евангельской пасхе, тем, что имеют много переживаний и много врагов, полны забот и страха, не следуют примеру Христа; ибо если это действительно так, то они еще больше нуждаются в соблюдении этой заповеди, которая сильна избавить их от их страхов и успокоить их в их переживаниях, научить их прощать своим врагам и возлагать все заботы свои на Бога.

2. Они хорошо знали, что к Пасхе нужно готовиться и что их задачей, как Его слуг, было сделать приготовления: Где велишь нам приготовить Тебе пасху?

Примечание: торжественные обряды требуют предварительного торжественного приготовления.

3. Они знали, что у Него не было Своего дома, в котором бы Он мог есть пасху; в этом, как и в прочем, Он обнищал ради нас. Среди всех дворцов Сиона не нашлось ни одного для Царя Сиона; однако царство Его было не от мира сего. См. Иоан 1:11.

4. Они не хотели выбирать место без Его указания, и они его получили: Он послал их к такому-то человеку (ст. 18), который, вероятно, был Его другом и последователем и приглашал Его вместе с учениками в свой дом.

(1) «Скажите ему: время Мое близко». Он имеет в виду время Своей смерти, в другом месте названное часом Его (Иоан 8:20; 13:1);

это время и этот час были определены Божьим советом, это время было у Него в сердце, и о нем Он так часто говорил. Он знал, что время Его близко, и действовал соответственно. Мы не знаем своего времени (Еккл 9:12) и потому всегда должны бодрствовать. Для нас всегда время (Иоан 7:6), и потому мы всегда должны быть готовы. Заметьте: так как Его время было близко, Он приготовился совершить пасху.

Примечание: размышление о приближающейся кончине должно побуждать нас к усердному использованию всех возможностей, служащих во благо наших душ. Разве наше время не близко и разве вечность не открывается перед нами? Тогда будем праздновать с опресноками чистоты. Заметьте: когда наш Господь Иисус попросился в дом этого доброго человека, Он послал известить его о том, что время Его близко.

Примечание: кто принимает Христа в свое сердце, тому Он открывает Свои тайны. Ср. Иоан 14:21 с Отк 3:20.

(2) «Скажите ему: у тебя совершу пасху». Здесь Он проявляет Свою власть, как Учитель, которую этот человек, по-видимому, признал. Он не попросил, а повелел использовать его дом для этой цели. Так, когда Христос Духом Своим входит в сердце, Он требует признать Его Тем, Кому это сердце принадлежит и Кому не может быть отказано. И Он получает признание в нем как Тот, Кто имеет всю власть в этом сердце и Кому невозможно воспротивиться. Если Он говорит: «Я буду праздновать в такой душе», то Он то и сделает; ибо Он творит и никто не в силах помешать Ему в том. Его народ возжелает, ибо Он вызывает в нем это желание. ...Совершу пасху с учениками Моими.

Примечание: Христос рассчитывает на то, что всюду, где принимают Его, будут принимать и Его учеников. Когда мы принимаем Бога как своего Бога, тогда мы принимаем и Его народ как свой народ.

III. Приготовление, сделанное учениками (ст. 19): Ученики сделали, как повелел им Иисус...

Примечание: желающие, чтобы Христос пребывал с ними при совершении евангельской пасхи, должны в точности соблюдать Его указания и поступать так, как Он повелевает. Они приготовили пасху; они закололи агнца во дворе храма, испекли его, приготовили горькие травы, накрыли стол скатертью, разложили на нем хлеб и вино и все приготовили так, как полагалось для такого священного, торжественного праздника.

IV. Они ели пасху в соответствии с установлениями закона (ст. 20): Он возлег, приняв обычную в таких случаях позу за столом, не лежа на одном боку - ибо в такой позе трудно кушать и невозможно пить, - а сидя прямо, хотя, возможно, и низко. То же самое слово используется при описании Его позы во время других приемов пищи, гл 9:10; Лук 7:37; гл 26:7. Большинство исследователей считает, что только первую пасху, совершенную некогда в Египте, ели с чреслами их препоясанными, обувью их на ногах их и посохами в руках их, хотя все это, возможно, происходило сидя. То обстоятельство, что Он возлежал, указывает на расположение Его ума, с которым Он приступал к совершению этой торжественной церемонии. Он возлег с двенадцатью учениками, не исключая и Иуды. По закону, они обязаны были брать по агнцу на семейство (Исх 12:3,4), которое должно было состоять не менее чем из десяти и не более чем из двадцати членов; ученики Христа были Его семьей.

Примечание: те, кого Бог наделил семьей, должны служить Господу всем своим домом.

V. Далее следует беседа Христа с учениками во время пасхальной вечери. Обычной темой на Пасху была история исхода Израиля из Египта (Исх 12:26,27), но уже очень скоро должна была совершиться великая Пасха, и беседа об этом событии вытеснила все прочие темы, Иер 16:14,15. Здесь:

1. Христос в общем предупреждает учеников о том предательстве, которое должно было иметь место среди них (ст. 21): «...один из вас предаст Меня». Заметьте:

(1) Христос знал об этом. Мы не знаем ни того, какие испытания выпадут на нашу долю, ни того, откуда они придут, а Христос знал все, что с Ним произойдет. И тот факт, что Он заранее знал обо всем, что должно было случиться с Ним, и, несмотря на это, ни от чего не уклонился, в равной мере как доказывает Его всеведение, так и еще более возвеличивает Его любовь. Он предвидел предательство и низкое обращение с Ним собственного Своего ученика и, тем не менее, продолжал Свой земной путь. Он заботился о тех, кто был дан Ему, хотя и знал, что среди них находится Иуда. Он желал заплатить цену нашего искупления, хотя и предвидел, что некоторые отрекутся от искупившего их Господа. И пролил Свою кровь, хотя и знал, что ее будут попирать и не почитать за святыню.

(2) Когда находился повод, Он давал знать об этом тем, кто Его окружал. Он часто говорил им о том, что Сын Человеческий будет предан, теперь же Он говорит, что это сделает один из них, говорит для того, чтобы, видя то сбывающимся, они не только не удивились, но и утвердились в своей вере в Него, Иоан 13:19; 14:29.

2. Реакция учеников на это сообщение, ст. 22. Как они восприняли его?

(1) Они весьма опечалились...

[1] Известие о том, что их Учитель будет предан, сильно встревожило их. Когда Петр впервые услышал об этом, он сказал: «...да не будет этого с Тобою!» И потому слух о том, что вскоре это произойдет с Ним, вызвал большие переживания как в нем самом, так и в остальных учениках.

[2] Их особенно опечалило то, что, как они услышали, это сделает один из них. То, что апостол окажется предателем, было позором для их братства, и это опечалило их. Благородные души печалятся о грехах других людей, особенно же о грехах тех, кто занимает особое положение в церкви. См. также 2Кор 11:29.

[3] Более же всего их обеспокоило то, что они не знали, кто именно из них окажется предателем, и каждый из них переживал за себя, как бы ему не оказаться, по словам Азаила (4Цар 8:13), псом, что сделает такое большое дело. Те, кому известны сила и коварство искусителя, а также свои собственные слабость и глупость, не могут не переживать за самих себя, когда слышат, что во многих охладеет любовь.

(2) ...И начали говорить Ему, каждый из них: не я ли Господи?

[1] Они не были склонны подозревать Иуду. Хотя он и был вор, тем не менее ему, по-видимому, настолько хорошо удавалось внушать доверие, что никто из знавших его не считал его таковым, поэтому никто не стал озираться на него и никому из них не пришло в голову задать Иисусу вопрос: «Господи, не Иуда ли это?»

Примечание: лицемер может пройти через всю жизнь и не только не обнаружить себя, но даже и не подпасть под подозрение, подобно фальшивым деньгам, так искусно подделанным, что никто не отличит их от настоящих.

[2] Каждый из них был склонен подозревать себя самого: «Не я ли, Господи?» Несмотря на то что они не знали за собой наклонности к предательству (никогда еще такие мысли не приходили им в голову), все же они боялись самого худшего и спрашивали Того, Кто знает нас лучше нас самих: «Не я ли, Господи?»

Примечание: ученикам Христа всегда прилично ревновать о самих себе благочестивой ревностью, особенно во времена испытаний. Мы не знаем ни того, насколько сильному искушению мы можем подвергнуться, ни того, до какой степени Бог может предоставить нас самим себе, и потому у нас есть все основания для того, чтобы не высокомудрствовать, но бояться. Достоин внимания тот факт, что наш Господь Иисус, прежде чем учредить вечерю Господню, обременил Своих учеников этим испытанием и заставил их подозревать самих себя, чтобы тем самым научить нас испытывать и судить самих себя, и таким образом есть от хлеба сего и пить из чаши сей.

3. Дальнейшая информация, предоставленная им по этому вопросу (ст. 23, 24), посредством которой Христос доводит до их сведения то, что:

(1) Предателем является человек, приближенный к Иисусу, -опустивший со Мною руку в блюдо, то есть: «один из вас, находящихся сейчас со Мною за столом». Он указывает на это с целью сделать предательство еще более греховным.

Примечание: видимое постороннему взору наше общение с Христом посредством святых таинств только усугубляет нашу неверность по отношению к Нему. Какая низкая неблагодарность - опускать руку в одно блюдо с Христом и потом предать Его.

(2) Это случится во исполнение предсказаний Священного Писания, что снимало горечь оскорбления, нанесенного предателем. Разве не собственный ученик предал Христа? Так сказано об этом в псалме (Пс 40:10): тот, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту. Чем больше мы видим исполнение Писания в наших скорбях, тем легче мы способны переносить их.

(3) Это предательство очень дорого обойдется самому предателю - ...горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается... Он сказал эти слова не только для того, чтобы пробудить совесть Иуды и привести его к покаянию и отмене этой сделки, но и для того, чтобы предупредить всех остальных не повторить греха Иуды. Хотя грехи людей и могут содействовать исполнению Божьих намерений, тем не менее это обстоятельство нисколько не облегчает печального положения грешника: ...лучше было бы этому человеку не родиться.

Примечание: падение, случающееся у тех, кто предает Христа, так велико, что было бы намного лучше для них не существовать вовсе, чем быть такими ничтожными.

4. Осуждение Иуды, ст. 25.

(1) Он спросил: «Не я ли, Равви?», не желая навести подозрение на себя своим молчанием. Он очень хорошо знал, что предателем был он, но хотел сделать вид, что не причастен к заговору.

Примечание: многие, кого осуждает совесть, употребляют большие старания для того, чтобы оправдать себя в глазах людей, и принимают на себя невинный вид, задавая вопрос: «Не я ли, Господи?» Он не мог не знать того, что Христос все знал, и тем не менее, полагаясь на Его учтивость (ведь Он до сих пор не выдал его), имел наглость задать этот вопрос, или же, возможно, он настолько целиком находился во власти неверия, что вообразил, что Христос и в самом деле не знает, и уподобился говорившим: «Не увидит Господь...» (Пс 93:7) - и спрашивавшим: «...может ли Он судить сквозь мрак?»

(2) Христос сразу же ответил на этот вопрос: «Ты сказал», то есть: «Все обстоит именно так, как ты сказал». Эти слова не звучат так же прямолинейно, как слова Нафана: «Ты -тот человек», однако сказанного было вполне достаточно для того, чтобы привести его к осознанию своего греха и, если бы его сердце не ожесточилось до такой степени, также и к расторжению своего договора с первосвященниками, когда он увидел, что его Учитель знает об этом заговоре и даже раскрыл его перед другими.

Примечание: те, кто замышляет предать Христа, рано или поздно выдадут самих себя, и языком своим они поразят самих себя.

Стихи 26-30. В этих стихах описано учреждение великой евангельской заповеди – вечери Господней, принятой от Самого Господа. Заметьте:

I. Время, когда она была учреждена, -...когда они ели... Эта вечеря была совершена в самом конце пасхальной трапезы, прежде чем был убран стол, потому что, будучи празднеством, совершаемым по заклании жертвы, она, как таковая, должна была заменить собой прежнюю заповедь. Христос является для нас той самой пасхальной жертвой, которой обеспечивается искупление (1Кор 5:7): ...Пасха наша, Христос, заклан за нас. Этот обряд является для нас пасхальной трапезой, служащей видимым символом этой заповеди и совершаемой в память о более великом освобождении, нежели освобождение Израиля из Египта. Как смерть Христа объединяет в себе все предусмотренные законом жертвы умилостивления и таким образом упраздняет их, так и это святое таинство объединяет в себе все предусмотренные законом праздники и таким образом упраздняет их.

II. Собственно учреждение. Таинство должно быть учреждено. Оно не является частью морально-нравственного поклонения, не продиктовано оно и требованиями человеческой интуиции, а получило свое начало и значение от этого данного Богом установления. Скреплять печатями завет -исключительное право Того, Кто его и учредил. Поэтому известный апостол в своей беседе (1Кор 11:23 и далее), касающейся этой заповеди, все время называет Иисуса Хряста Господом, поскольку Он учредил эту заповедь именно как Господь, как Господь этого завета, Господь Церкви. В ней:

1. Хлеб символизирует и представляет Тело Христа. Он еще прежде говорил им (Иоан 6:35): «Я есмь хлеб жизни...» Эта метафора взята за основу этого таинства; как жизнь тела поддерживается хлебом, который поэтому предлагается для всякого телесного подкрепления (гл 4:4; 6:11), так и жизнь души обеспечивается и поддерживается посредничеством Христа.

(1) Он взял хлеб, еотцоссу dprov - тот хлеб, который они ели; хлеб, лежавший на столе, бывший под рукой, пригодный для этой цели. Это был, вероятно, пресный хлеб, однако, поскольку эта деталь не уточняется, мы не привязываемся к этому, как некоторые греческие церкви. Это взятие Им хлеба в руки было торжественным актом, который был, вероятно, совершен таким образом, что все располагавшиеся за столом могли наблюдать его, ожидая свершения чего-то необычного над этим хлебом. Так, Господь Иисус был отделен в советах Божьей любви для совершения нашего искупления.

(2) Он благословил его, то есть освятил его для назначенной ему цели посредством молитвы и благодарения. Мы не находим того, чтобы Он использовал по этому поводу какую-либо установленную форму молитвы, но то, что Он сказал, несомненно, соответствовало тому, что должно было вскоре произойти: посредством этой заповеди должен был быть запечатан и утвержден новый завет. Это было подобно Божьему благословению седьмого дня (Быт 2:3), которым он был отделен для прославления Бога и сделан благословенным днем для всех соблюдающих его должным образом. Христос мог властно изрекать это благословение, а мы имеем дерзновение просить этого же самого благословения во имя Его.

(3) Он преломил его, что указывает на то, что:

[1] Тело Христа преломляется за нас, чтобы принести нам пользу: Он был мучим за беззакония наши, подобно тому как вымолачивают зерновый хлеб (Ис 28:28);

хотя кость Его и не была сокрушена (ибо все перенесенные Им телесные муки не сломили Его), все же плоть Его была пробиваема в Нем пролом за проломом и раны Его умножались (Иов 9:17; 16:14), а это причиняло Ему боль. Бог сетует на то, что Его сокрушает блудное сердце грешников (Иез 6:9);

Его закон нарушен, наши заветы с Ним расторгнуты; теперь справедливость требует перелома за перелом (Лев 24:20), и Христос был сокрушен, чтобы это требование было удовлетворено.

[2] Тело Христа преломляется для нас, подобно тому как отцом семейства преломляется хлеб для детей. Это преломление Христа для нас есть то, что способствует правильному применению истины на практике; все приготовлено для нас дарами Божьего слова и действиями Его благодати.

(4) Он раздал его ученикам, как Глава семьи и как Распорядитель этого ужина. Не сказано: Он раздал его апостолам, хотя они таковыми и являлись и прежде часто были так называемы, - но сказано: ученикам, потому что все ученики Христа имеют право на участие в этой заповеди. Притом только те будут иметь от нее пользу, кто на самом деле является Его учеником. Кроме того, Он дал ее им точно так же, как некогда поступил с умножающимися хлебами, чтобы через них передать ее всем остальным Своим последователям.

(5) Он сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое (ст. 26). Он говорит им здесь:

[1] Что они должны были с ним сделать: «Приимите; ядите. Примите Христа так, как Его предлагают вам; примите искупление, одобрите его, согласитесь с ним, согласитесь на те условия, на которых вам предложены его преимущества; покоритесь Его благодати и единоначалию». Уверование во Христа выражается у Иоанна словами принять Христа (Иоан 1:12) и вкушать Его, Иоан 6:57,58. Если мы будем только смотреть на еду или на очень хорошо украшенное блюдо, то это действие ни в коей мере не насытит нас, -пищу нужно съесть. Точно так необходимо усваивать и учение о Христе.

[2] Что они будут иметь от этого: Сие есть Тело Мое; не оитод - этот хлеб, а тоОто - это вкушение и питие. Принятие Христа верой делает Его смерть действенной для наших душ. «Сие есть Тело Мое в духовном и священном смысле; этот хлеб символизирует и представляет Мое Тело». Он употребляет здесь сакраментальный язык, подобно тому как он был употреблен в Исх 12:11. ...Это Пасха Господня. Понимая эти слова по-плотски и весьма ошибочно, Римско-католическая церковь строит на них свое нелепое учение о пресуществлении, согласно которому хлеб превращается в реальное Тело Христа, причем видимые качества хлеба остаются неизменными. Такое учение оскорбляет Христа, искажает сущность таинства и превращает здравый смысл. Как пользуемся мы солнцем отнюдь не в том смысле, что держим солнечный шар в своих руках, а в том, что лучи его изливаются на нас, так точно пользуемся мы и Христом, принимая внутрь себя Его благодать и благословенные плоды Его преломленного Тела.

2. Вино символизирует и представляет Кровь Христа. Чтобы сделать пиршество настоящим, здесь предлагается не только хлеб, который дает силу, но и вино, которое веселит сердце, ст. 27, 28. Он взял чашу, чашу благодати, приготовленную для того, чтобы пить из нее после того, как будет совершена благодарственная молитва - иудейский обычай, имевший место во время празднования Пасхи. Христос взял ее и сделал ее священной чашей, чем совершенно изменил ее внутреннее свойство. Ее назначение было отражено в самом названии- чаша благословения (так называли ее иудеи), и потому апостол Павел проводил последовательное различие между той чашей благословения, которую мы благословляем, и той чашей благословения, которую благословляют они. Он возблагодарил, уча нас тем самым обращать взор к Богу не только в каждом случае совершения этого обряда, но и в каждой части этого обряда.

Он дал эту чашу ученикам:

(1) С повелением: «Пейте из нее все...» Таким образом Он приглашает Своих гостей к Своему столу, обязывая всех их пить из Своей чаши. Почему Он так нарочито повелевает пить из нее всем и при этом следить за тем, чтобы она никого не миновала, почему Он настаивает на этом более, чем на чем-либо другом в этом обряде? Конечно, потому, что Он предвидел, что в последующие века этот обряд будет расчленен на части строгим запретом подносить чашу мирянам nobstante - вопреки этому повелению.

(2) С пояснением: «...ибо сие есть Кровь Моя нового завета...» Поэтому пейте ее с наслаждением, с восторгом, ведь в ней - такой целебный напиток. До сих пор Кровь Христа представлялась кровью жертвенных животных, то есть реальной кровью, но после того, как она на самом деле была пролита, Кровь Христа стала представляться кровью виноградных ягод, то есть символической кровью; так названо вино в ветхозаветном пророчестве о Христе, Быт 49:10,11.

Теперь заметьте, что говорит Христос о Своей Крови, представленной в этом таинстве.

[1] ...Сие есть Кровь Моя нового завета... Ветхий завет был утвержден кровью тельцов и козлов (Евр 9:19,20; Исх 24:8), а Новый завет - Кровью Христа, на различие которой с той здесь указывается: ...сие есть Кровь Моя нового завета... И сам завет, который Богу угодно было заключить с нами, и все связанные с ним блага и привилегии основаны на заслугах отдавшего Свою жизнь Христа.

[2] Она изливается. Она излилась только на следующий день, однако сейчас она как бы уже готова была излиться, вот-вот изольется. «Прежде чем вы сами повторите этот обряд, она уже изольется». Он уже был готов стать жертвою, и Кровь Его готова была излиться, подобно крови заместительных жертв.

[3] Она изливается за многих. Христос пришел для того, чтобы утвердить завет для многих (Дан 9:27), и Его смерть совершенно соответствовала этой цели. Ветхозаветная кровь изливалась за немногих; она утверждала завет, который, по словам Моисея, Господь заключил с вами, Исх 24:8. Искупление было предусмотрено только для сынов Израилевых (Лев 16:34), а Иисус Христос является жертвой умилостивления за грехи всего мира, 1Иоан 2:2.

[4] Она изливается во оставление грехов, то есть для того, чтобы приобрести нам прощение грехов. То искупление, которое мы имеем посредством Его Крови есть прощение грехов, Еф 1:7. Новый завет, основанный и утвержденный Кровью Христа, является манифестом о прощении, актом об освобождении от наказания, назначение которого -примирить человека с Богом; ибо грех был единственной причиной раздора, а без пролития крови не бывает прощения, Евр 9:22. Прощение греха есть то великое благословение, которое в вечере Господней распространяется на всех истинных верующих; оно является основанием всех последующих благословений и источником вечного утешения, гл 9:2,3. Настало время прощания с плодами виноградной лозы, ст. 29. Христос и его ученики с большим утешением праздновали вместе и ветхозаветное, и новозаветное празднество, fibula utriusque Testamenti - связующее звено обоих заветов. Какими любезными были эти кущи! Как хорошо было им здесь! Никогда еще не бывало такого неба на земле, как за этим столом, но оно и не могло длиться за ним вечно. Он сказал им (Иоан 16:16), что вскоре они не увидят Его и опять вскоре увидят Его, что и объясняется здесь.

Во-первых, Он прощается с такого рода общением: «...отныне не буду пить от плода сего виноградного...», то есть: «Я уже не в мире» (Иоан 17:11);

«Я довольно уже пробыл в нем и с радостью думаю об уходе из него, с радостью думаю о том, что этот ужин для Меня последний. Прощай виноградная лоза, прощай пасхальная чаша и это священное вино». Когда святые умирают, они расстаются со святыми таинствами и с другими видами общения, которыми они наслаждались и утешались в этой жизни, ибо та радость и та слава, в которые они вступают, намного превосходят всех их; когда солнце восходит, наступает время прощаться со свечами.

Во-вторых, Он уверяет их в том, что в конце времен они снова разделят с Ним блаженное общение. Они расстаются надолго, но не навечно: ...до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

1. Одни полагают, что здесь подразумеваются Его беседы с ними после Его воскресения, что вместе явилось первым шагом Его возвышения в Царстве Отца. И, хотя в течение этих сорока дней Он не имел с ними постоянного общения, как это было прежде, тем не менее Он с ними ел и пил (Деян 10:41), что в равной мере как утвердило их веру, так и, бесспорно, немало утешило их сердца ибо они были вне себя от радости, Лук 24:41.

2. Другие считают, что эти слова относятся к будущему состоянию святых, когда они разделят радость и славу вечного общения с Господом Иисусом, которое представлено здесь наслаждением от пиршества. Таковым будет Царство Его Отца, ибо Ему будет тогда оно отдано. Вино утешения (Иер 16:7) будет там всегда новым; никогда не будет оно ни выдохшимся, ни прокисшим, подобно вину тех, кто им упивается, но оно будет вечно свежим. Сам Христос разделит наслаждение от этого вина; в этом наслаждении заключалась предлежавшая Ему радость, которую Он предвкушал и которую разделят с Ним все Его верные друзья и последователи.

Наконец, торжество завершилось пением гимна, ст. 30. Они воспели гимн, или псалом. Неизвестно, были ли это те самые псалмы, которые иудеи пели обыкновенно при завершении пасхальной трапезы (то есть '>Пс 112 и следующие пять, вместе называемые великой хвалой), или же это был какой-то новый гимн, который в большей степени подходил для данного случая. Я склонен придерживаться первого из указанных мнений; если бы это был какой-то новый гимн, то Иоанн не преминул бы записать его.

Примечание:

1. Пение псалмов является евангельским обычаем. То обстоятельство, что Христос перенес пение гимна с конца пасхальной трапезы на конец вечери Господней, ясно показывает, что Он определил то, чтобы этот обряд имел свое продолжение в Его Церкви, дабы как он не родился с обрядовым законом, так и не умер вместе с ним.

2. Пение псалмов является чрезвычайно уместным после совершения вечери Господней, когда оно служит выражением нашей радости в Боге через Иисуса Христа и благодарной признательности за ту великую любовь, которой Бог возлюбил нас в Нем.

3. Оно вполне уместно даже и во времена печали и страданий. Ученики были печальны, да и Христос входил сейчас в Свои страдания, и тем не менее они вместе могли петь гимн. Наши видимые бедствия не должны лишать нас духовной радости.

Закончив пение, они пошли на гору Елеонскую. Он не пожелал остаться в доме, чтобы не быть схваченным в нем и таким образом не навести беды на хозяина этого дома; не пожелал Он остаться и в городе, чтобы Его арест в нем не послужил поводом для народных волнений; но удалился в близлежащее место, на гору Елеонскую, ту самую, на которую Давид, в своем горе, шел и плакал, 2Цар 15:30. Их путь освещала луна, так как праздник пасхи всегда совпадал с полнолунием.

Примечание: после участия в вечере Господней хорошо удаляться для молитвы и размышлений и оставаться наедине с Богом.

Стихи 31-35. Этот отрывок представляет собой беседу Христа со Своими учениками, произошедшую в пути на гору Елеонскую. Заметьте:

I. Предсказание об испытании, которое предстояло как Ему, так и Его ученикам. Он предсказывает здесь следующее:

1. Поднимается грозная буря, которая всех их  рассеет, ст. 31.

(1) Все они соблазнятся о Христе в эту ночь, то есть страдания так сильно испугают всех их, что у них не окажется мужества остаться верными Ему, но все они позорно оставят Его. ...О Мне в эту ночь... iv Ио iv th vukti tаиth - о Мне, об этой самой ночи (так можно понимать этот текст), то есть «из-за того, что произойдет со Мною этой ночью».

Примечание:

[1] В час испытания и искушения среди учеников Христа возникают соблазны. Они и не могут не возникать, ибо ученики немощны, сатана занят делом, а Бог позволяет прийти соблазнам. Даже те, чьи сердца правы перед Богом, могут иногда поддаваться соблазнам.

[2] Существуют такие искушения и соблазны, которые оказывают всеобщее и повсеместное влияние на учеников Христа: ...все вы соблазнитесь... Христос совсем недавно открыл им предательство Иуды, но пусть остальные не успокаиваются: хотя предателем окажется только один из них, тем не менее все они будут дезертирами. Он говорит это с намерением взволновать всех их, чтобы все они бодрствовали.

[3] Нам необходимо быть готовыми к неожиданным испытаниям, которые за очень короткое время могут набирать большую силу. Христос и Его ученики вместе ужинали в мире и покое, однако эта же самая ночь оказалась такой ночью соблазна. Как быстро может разразиться буря! Мы не знаем ни того, что принесет с собой день или ночь, ни того, какое великое происшествие готово родиться на свет из чрева скоротечности, Прит 27:1.

[4] Крест Христов является великим камнем преткновения для многих считающихся Его учениками - равно как тот крест, который Он понес за нас (1Кор 1:23), так и тот крест, который мы призваны нести за Него, гл 16:24.

(2) Это произойдет во исполнение Писания: поражу пастыря... Это цитата из Зах 13:7.

[1] Нынешние страдания Христа суть поражение Пастыря. Бог поднимает на Своего Возлюбленного Сына меч Своего гнева, и Он оказывается им поражен.

[2] Последовавшее за этим бегство Его учеников есть рассеяние овец. Когда Христос впал в руки Своих врагов, Его ученики побежали один в одну сторону, другой - в другую, тогда каждый действовал самостоятельно и за счастье считал удалиться как можно дальше от креста.

2. Он открывает им утешительную перспективу того, что они вновь соберутся вместе после того, как эта буря стихнет (ст. 32): «По воскресении же Моем предварю вас в Галилее. Хотя вы и оставите Меня, Я все же не оставлю вас; хотя вы и совершите падение, Я все же позабочусь о том, чтобы вы не пали окончательно: мы опять соберемся в Галилее, и Я пойду впереди вас, как пастырь идет впереди овец». Некоторые находят в последних словах этого пророчества (Зах 13:7) обетование, равносильное следующему: И Я вновь обращу руку Мою на малых. Возвратить их назад можно только обращением Его руки на них.

Примечание: Вождь нашего спасения знает, как собрать Свою армию в тот момент, когда она уже распалась по причине малодушия и трусости.

II. Самонадеянность Петра, проявившаяся в его излишней уверенности в том, что он останется верным, что бы ни случилось (ст. 33): Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. Петр был очень самоуверенным человеком и по всякому поводу спешил сказать слово, особенно же тогда, когда дело касалось его; иногда это было ему во благо, а иногда, как и в этот раз, только вредило ему. Заметьте:

1. Как он связал себя обещанием, что никогда не соблазнится о Христе, притом же не только в эту ночь, но и вообще никогда. Если бы это обещание было дано в смиренной зависимости от милости Христа, то это было бы прекрасное слово. Перед вечерей Господней ученики под влиянием беседы Христа проверяли себя, говоря: «Не я ли, Господи?» Так и мы должны поступать, прежде чем участвовать в вечере. После вечери Он, беседуя с учениками, убеждает их тщательно наблюдать за своим хождением. Тоже следует делать и нам после того, как мы поучаствовали в вечере.

2. Как он поддался самообольщению, вообразив, будто бы он лучше всех остальных вооружен против искушения, и в этом проявились его слабость и неразумие: Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. Сказанное Петром было хуже сказанного Азаилом: «Что такое раб твой, пес?..» Ибо он полагал, что дело, о котором шла речь, было настолько мерзким, что ни один человек не решился бы совершить его. Петр же допускает, что некоторые и даже все могут соблазниться, а он, в отличие от других, сумеет избежать соблазна.

Примечание: считать себя свободным от искушений или извращений человеческой сущности, общих всем людям, есть очевидный признак непомерного тщеславия и излишней самоуверенности. Скорее следовало бы сказать, что если другие могут соблазниться, то эта же самая опасность существует и для меня. Те, кто слишком хорошо думает о себе, обычно легко подозревают в чем-либо других. См. Гал 6:1.

III. Данное Христом Петру личное предупреждение о том, что случится с ним, ст. 34. Он воображал, что в час искушения поведет себя лучше всех остальных, а Христос говорит ему, что он поведет себя хуже. Это предупреждение предваряет торжественное заявление: «Истинно говорю тебе, поверь Мне, ибо Я знаю тебя лучше, нежели ты сам себя знаешь». Итак, Он говорит ему следующее:

1. Что он отречется от Него. Петр пообещал, что он нисколько не соблазнится о Нем и не оставит Его, но Христос говорит ему, что он пойдет даже дальше: он отречется от Него. Петр говорил: «Хотя бы все, но не я», -и, однако же, он сделал это раньше других.

2. Что это случится очень скоро, в эту ночь, прежде чем наступит утро, даже прежде, нежели пропоет петух. Искушения диавола сравниваются со стрелами (Еф 6:16), которые уязвляют прежде, чем мы осознаем это; он поражает внезапно. Как не знаем мы того, насколько близко к нам испытание, так не знаем мы и того, насколько близки мы к падению. Когда Бог предоставляет нас самим себе, мы всегда оказываемся в опасности.

3. Что он трижды отречется от Него. Он думал, что не сделает этого даже однажды, а Христос говорит ему, что он снова и снова будет отрекаться от Него; ибо стоит только нашим ногам встать на скользкий путь, как уже очень трудно становится вновь обрести прежнее равновесие. Начало греха - как устремляющаяся вперед вода.

IV. Повторные заверения Петра в своей верности Христу (ст. 35): Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою... Он допускал, что искушение будет сильным, когда сказал: «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь». Однако здесь он допускает еще большую силу этого искушения, когда связывает его с опасностью для собственной жизни: «Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою...» Он знал, что ему следует делать -скорее умереть с Христом, нежели отречься от Него, - таково было условие ученичества, Лук 14:26. И он думал, что он сможет это сделать - ни разу не изменить своему Учителю, чего бы ему это ни стоило, однако на деле оказалось, что он Ему изменил. Легко рассуждать о смерти без страха и без тревоги, пока она далека от нас: «я скорее умру, чем это сделаю»; однако сказанное не так-то легко осуществить на практике, когда смерть вступает с нами в поединок и предстает перед нами в своем истинном обличье.

Остальные ученики повторяли слова Петра: Подобное говорили и все ученики.

Примечание:

1. Добродетельные люди склонны переоценивать свои силы и свою верность.

Мы с готовностью думаем о себе, что мы способны бороться с сильнейшими искушениями, совершать труднейшие и опаснейшие служения и переносить величайшие несчастья за Христа, и все это только потому, что мы не знаем самих себя.

2. Очень часто те, кто более других уверен в себе, падают быстрее и глубже, чем кто бы то ни было. Менее всего защищен тот, кто более всего уверен в собственной безопасности. Сатана активнее всего обольщает именно таковых. Они уже совершенно не бодрствуют, и Бог предоставляет их самим себе для того, чтобы смирить их. См. 1Кор 10:12.

Стихи 36-46. До сих пор мы наблюдали приготовления к страданиям Христа, теперь же мы переходим к кровавому зрелищу. Эти стихи описывают Его борение в Гефсиманском саду. Здесь было положено начало скорбей нашего Господа Иисуса. Ныне начал подниматься меч Господень на ближнего Его, и как ему успокоиться, когда Господь дал ему повеление? Тучи собирались долго и выглядели зловеще. Он сказал за несколько дней до этого: «Душа Моя теперь возмутилась...» (Иоан 12:27). Теперь же буря начала разыгрываться не на шутку. Он Сам вступил в это борение, прежде чем враги успели Его побеспокоить, чтобы показать тем самым, что Он был Жертвой добровольной, что Его жизнь не была отнята у Него силой, но что Он Сам отдал ее, Иоан 10:18. Заметьте:

I. Место, где Он переживал это сильнейшее борение. Им было место, называемое Гефсимания. Это название означает torculusolei - мельница для олив, то есть давильный пресс для олив, подобный виноградному, где давили оливки, Мих 6:15. И это место было самым подходящим для выдавливания масла, ведь оно находилось у подножия Елеонской горы. Здесь начинались страдания нашего Господа Иисуса, здесь Господу угодно было сокрушить Его и поразить Его, чтобы из Него потек свежий елей на всех верующих, чтобы мы воспользовались от корня и тука этой доброй Маслины. Здесь Он топтал точило гнева Отца Своего, и Он топтал его один.

II. Кого Он взял с Собой быть свидетелями этого борения.

1. Он взял с Собой в сад всех Своих учеников, за исключением Иуды, который в это время был занят другими делами. Несмотря на то что время было уже позднее, ночь, когда все уже должны были находиться в кроватях, они продолжали оставаться с Ним и вместе с Ним предприняли это путешествие под луной, подобно Елисею, который, когда узнал, что его учитель вскоре будет вознесен над его головой, заявил, что не оставит его, хотя не он направлял Илию, а Илия - его; так и ученики следуют за Агнцем всюду, куда бы Он ни шел.

2. Но в тот уголок сада, в котором Ему надлежало претерпеть эту мучительную борьбу, Он взял с Собой только Петра, Иакова и Иоанна. Остальных же Он оставил на некотором расстоянии, возможно, у входа в сад, наказав им при этом: «Посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там», подобно тому как Авраам оставил такое повеление своим отрокам (Быт 22:5): «Останьтесь вы здесь... а я и сын мой пойдем туда и поклонимся».

(1) Христос отправился молиться один, хотя незадолго до этого Он молился вместе с учениками, Иоан 17:1.

Примечание: наши молитвы, совершаемые в семейном кругу, не должны освобождать нас от обязанности творить наши тайные молитвы.

(2) Он приказал им посидеть здесь.

Примечание: нам следует обращать внимание на то, чтобы ничем не беспокоить и не мешать тем, кто уединяется для тайного общения с Богом. Он взял с Собой этих троих потому, что именно они были свидетелями Его славы, открывшейся в момент Его преображения (гл 17:1,2), а это должно было подготовить их к тому, чтобы стать свидетелями Его борения.

Примечание: лучше всего приготовлены страдать с Христом те, кто верой созерцал Его славу и имел общение с прославленными святыми на святой горе. Если терпим со Христом, то с Ним и царствовать будем; а если мы надеемся на то, что будем царствовать с Ним, то почему бы нам не рассчитывать и на то что мы будем и терпеть с Ним?

III. Само борение, в котором Он находился: И... начал скорбеть и тосковать. Лука называет это состояние борением (Лук 22:44), внутренним конфликтом. Он испытывал не какую-то телесную боль или мучение, ибо ничто извне не причинило Ему такой боли, но это были внутренние терзания; Он возмутился, Иоан 11:33. Здесь для описания употреблены очень сильные выражения: Он начал ЛитгеТовт кт do - скорбеть и ужасаться. Это последнее слово обозначает такое состояние скорби, когда находящийся в нем человек не желает общества и оно также тяготится им. Состояние Его духа было как бы утяжелено свинцовой гирей. Врачи используют слово, родственное этому, для обозначения состояния человека во время приступа лихорадочного озноба при малярии или же приступа начинающейся лихорадки. Ныне исполнилось слово (Пс 21:15): Я пролился, как вода... сердце мое сделалось, как воск, растаяло... Исполнились также и другие отрывки книги Псалмов, в которых Давид жалуется на скорби души его, см. Пс 17:5,6; 41:8; 54:5,6; 68:2-4; 87:4; 1 4:3; а также жалоба Ионы, Иона 2:4,5.

Но что было причиной всего этого? Что привело Его к такому борению? Почему Ты пал на лицо Свое, благословенный Иисус, и почему возмутился духом? Конечно, это был вовсе не приступ отчаяния или недоверия Своему Отцу, тем более не конфликт или борьба с Ним. Так как Отец возлюбил Его за то, что Он полагал душу Свою за овец, то и Он всецело покорился в этом воле Отца Своего. Но:

1. Он вступил в схватку с властями тьмы, на что указывают сказанные Им слова (Лук 22:53): ...но теперь - ваше время и власть тьмы. Он говорил об этом и раньше (Иоан 14:30,31): «Идет князь мира сего. Я вижу, как он собирает свои силы и готовится к генеральному сражению, но во Мне он не имеет ничего, ни своих гарнизонов, ни того, кто бы тайно имел сношения с ним. И потому его усилия, хотя и яростные, не будут иметь успеха; но как заповедал Мне Отец, так Я и творю. Как бы тяжело это ни было, Мне должно с ним бороться, Мне еще надлежит выиграть сражение. Поэтому встаньте, пойдем отсюда, поспешим же на поле брани, чтобы встретиться с врагом». Ныне произойдет встреча в единоборстве между Михаилом и драконом, лицом к лицу; ныне суд миру сему. Ныне должен разрешиться великий вопрос и должна состояться решающая битва, в которой князь мира сего обязательно будет разбит и изгнан вон, Иоан 12:31. Христа, совершающего наше спасение, Исайя описывает как героя, одерживающего победу в сражении, Ис 59:16-18. Ныне змей совершает свое самое неистовое нападение на семя жены и направляет свое жало, жало смерти, в самое его сердце; animamque in vulnere ponit - и рана оказывается смертельной.

2. Он брал сейчас на Себя наши беззакония, которые Отец возложил на Него, и Своими скорбью и изумлением Он покорился, смирился и согласился исполнить то, что Ему было поручено. Страдания, в которые Он теперь входил, были страданиями за наши грехи. Его ожидали все грехи, совершенные в мире, и Он знал это. Как Он скорбел о грехах всех нас, так и нам должно сожалеть о грехах, совершенных лично нами. Об этом пишет епископ Пирсон (Pearson), см. стр. 191. Ныне, в долине Иосафата, где и был сейчас Христос, Бог собрал все народы и произвел над ними суд в Сыне Своем, Иоил 3:2,12. Он знал пагубность возложенных на Него грехов и то, какими оскорбительными для Бога и губительными для человека они были; и, поскольку все они теперь выстроились перед Ним и взыскивались с Него, Он скорбел и тосковал. Постигли Его беззакония, так что Он видеть не мог, как было предсказано о Нем, Пс 39:8,13.

3. Он имел полное и ясное осознание всех предлежавших Ему страданий. Он предвидел предательство Иуды, неверность Петра, злоб, иудеев и их низкую неблагодарность. Он знал, что через несколько часов Он будет избит, оплеван, увенчан терниями, пригвожден к кресту. Смерть в самых ужасных своих проявлениях, сопровождаемая всеми ее ужасами, смотрела Ему в глаза. Все это заставляло Его скорбеть, особенно потому, что то была плата за наш грех, который Он взялся искупить. Верно то, что мученики, пострадавшие за Христа, перенесли величайшие мучения и самую ужасную смерть, не испытав при этом такой скорби и такого ужаса. Они называли темницы своими прелестными фруктовыми садами и огненное ложе - розовой клумбой, но тогда:

(1) Христу было отказано в той поддержке и тех утешениях, которые имели они, то есть Он Сам отказал Себе в них и Его душа не принимала утешения, не в части страданий, а в части справедливости Его предприятия. Та радость, с которой каждый из них нес свой крест, объяснялась Божьим благоволением к ним, и именно в нем было отказано в этот час Господу Иисусу.

(2) Его страдания совершенно отличались от их страданий. Когда Павел должен был сделаться жертвой за служение вере святых, он мот радоваться и сорадоваться всем им, но быть принесенным в жертву, чтобы совершить очищение за грех, совершенно иное дело. Над крестом этих святых провозглашается благословение, делающее их способными с радостью переносить страдания, гл 5:10,12. А над крестом Христа тяготело Божье проклятие, заставлявшее Его скорбеть и тосковать в страданиях. Его скорбь под крестом была источником их радости.

IV. Его жалоба на Свои страдания. Находясь под гнетом тяжелых душевных переживаний, Он идет к ученикам (ст. 38) и:

1. Он извещает их о Своем состоянии: «Душа Моя скорбит смертельно...» Обремененный дух получает некоторое облегчение, когда рядом оказывается друг, которому можно открыться и излить свою печаль. Христос говорит им здесь:

(1) Что было вместилищем Его печали. Этим вместилищем была Его душа, находившаяся теперь в борении. Это доказывает, что у Христа была настоящая человеческая душа, ибо Он страдал не только телом, но и душой. Мы согрешили и против собственных наших тел, и против наших душ; как те, так и другие служили греху и были повреждены им. И потому Христос страдал душой, также как и телом.

(2) Какова была мера Его скорби. Он сильно скорбел, JTEpiAujrdg - был объят скорбью со всех сторон. То была крайняя, наивысшая степень страдания - смертельная скорбь, скорбь убивающая, такая, какую простой смертный не мог бы перенести и остаться в живых. Он был готов умереть от печали: то были смертные страдания.

(3) Какова была ее продолжительность. Она будет продолжаться до самой смерти. «Моя душа будет скорбеть до тех пор, пока она будет оставаться в этом теле. Я не вижу никакой иной отдушины, кроме смерти». Теперь Он только начал скорбеть и не перестал до тех самых пор, пока наконец не воскликнул: «Свершилось». Только тогда окончилась та печаль, которая началась в саду. О Христе было предсказано, что Он будет Мужем скорбей, Ис 53:3. Он был таковым все время, мы нигде не читаем, что Он смеялся. Но все Его скорби, бывшие до сих пор, были ничем в сравнении с этой.

2. Он обращается к сопровождавшим Его с просьбой: «...побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». Несомненно, Он на самом деле нуждался в помощи, когда упрашивал тех, которые, как Он знал, будут всего лишь жалкими утешителями, однако Он таким образом желал научить нас видеть преимущество общения святых. Когда мы находимся в каком-нибудь борении, хорошо получать помощь от наших братьев, и потому хорошо также и искать ее; ибо двоим лучше, нежели одному. То же, что Он сказал им, Он говорит всем: «Бодрствуйте» (Map 13:37). Не только бодрствуйте ради Него, ожидая Его будущего пришествия, но и бодрствуйте с Ним, совершая свой нынешний труд.

V. Что происходило между Ним и Его Отцом в то время, когда Он находился в борении: И находясь в борении... молился... Молитва всегда своевременна, но особенно своевременна она во время борения.

Заметьте:

1. Место, где Он молился. Он отошел немного от них, чтобы исполнилось место Писания: Я топтал точило один... Он уединился для молитвы. Скорбящая душа находит наибольшее облегчение тогда, когда оказывается наедине с Богом, Который понимает сокрушенный язык вздохов и стенаний. Вот благочестивое замечание Кальвина, достойное того, чтобы его здесь привести: Utile est seorsim orare, tunc enim magis familiariter sese denudat fidelis animus, et simplicius sua vota, gemitus, curas, pavores, spes, et gaudia in Dei sinum exonerat - Полезно молиться наедине; ибо тогда верная душа раскрывает себя более естественно и с большей простотой изливает свои мольбы, вздохи, заботы, страхи, надежды и радости у груди Божьей. Этим Своим примером Христос научил нас тому, что личная молитва должна совершаться втайне. Все же некоторые считают, что даже ученики, которых Он оставил у входа в сад, невольно услышали Его; ибо сказано (Евр 5:7), что это был сильный вопль.

2. Его молитвенная поза. Он пал на лице Свое. Это распростертое положение указывает на:

(1) Состояние борьбы и невыносимой скорби, в котором Он находился. Иов в великой печали пал на землю, и великое мучение выражается внешне при помощи покрытия себя пеплом, Мих 1:10.

(2) Его смирение в молитве. Эта поза выражала Его йАара - благоговейный страх (о котором сказано в Евр 5:7), с которым Он возносил эти молитвы; и это было во дни плоти Его, в состоянии Его уничижения, до которого Он таким образом смирился.

3. Сама молитва. В ней можно выделить три момента:

(1) Как Он обращается к Богу. Отче Мой!.. Хотя над Ним нависла тяжелая непроницаемая туча, Он, тем не менее, видел сквозь нее Бога как Отца.

Примечание: во всех наших обращениях к Богу мы должны видеть в Нем Отца, нашего Отца. Когда мы находимся в борении, такое обращение к Богу приносит нам особое утешение. Как отрадно тогда в такое время коснуться этой сладкой струны: Отче Мой. Куда еще идти сыну, когда что-то печалит его, как не к отцу своему?

(2) О каком благоволении Он просит Его. ...Если возможно, да минует Меня чаша сия... Он называет Свои страдания чашей, не рекой, не морем, а чашей, дно которой скоро можно будет увидеть. Когда нам случится переживать скорби, не будем тогда преувеличивать их, но, напротив, будем извлекать из них драгоценное. Его страдания вполне можно было назвать чашей, потому что они предназначались для Него, точно так, как на пирах чаша подавалась к каждому блюду. Он просит о том, чтобы эта чаша миновала Его, то есть о том, чтобы Ему можно было избежать предстоящих страданий или, по крайней мере, чтобы они были уменьшены. Этот факт свидетельствует о том, что Он был истинным Человеком и, как Человек, Он не мог не отвращаться от мук и страданий. Отпрянуть от того, что явно мучительно для нас, и желать предотвращения и устранения этого есть первая и вместе с тем простейшая реакция человеческой воли. Закон самосохранения заложен в невинную природу человека, и он правит в ней до тех пор, пока какой-нибудь другой закон не заменит его. Поэтому Христос и допустил в Себе и выразил в мольбе нежелание страдать, чтобы показать тем самым, что Он из человеков избран (Евр 5:1), что Он может сострадать нам в немощах наших (Евр 4:15) и что Он, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.

Примечание: молитва веры об избавлении от страданий может очень хорошо сочетаться с терпением упования во время страданий. Когда Давид сказал: «Я стал нем, не открываю уст моих; потому что Ты соделал это»; его следующими словами были: «Отклони от меня удары Твои...» (Пс 38:10,11). Однако обратите внимание на оговорку: ...если возможно... Если Бог может быть прославлен, а человек- спасен и если цель Его миссии может быть достигнута без того, чтобы Ему пить эту горькую чашу, то в этом случае, но не иначе, Он желает быть избавленным от нее. То, что не служит достижению нашей великой цели, мы, как и Христос, должны считать неприемлемым для себя. Id possumus quod jure possumus - Мы можем делать то, что мы можем делать на законных основаниях. Нам не только не позволительно делать что-либо вопреки истине, но мы и не можем ничего делать вопреки ей.

(3) Его всецелая покорность воле Божьей и согласие с ней. ...Впрочем не как Я хочу, но как Ты. Не то чтобы человеческая воля Христа была враждебна или противилась Божественной воле: она только в самом начале разнилась с ней; впрочем, Он свободно покорился ей во втором движении Своей воли, которое сравнивает и избирает.

Примечание:

[1] Хотя наш Господь Иисус и имел ясное сознание того, какие горькие страдания Ему предстоит перенести, тем не менее Он был готов добровольно принять их ради нашего искупления и спасения, и Он принес Себя в жертву и отдал Себя за нас.

[2] Причина готовности Христа принять на Себя эти страдания заключалась в том, что на то была воля Его Отца. Он говорит: «...как Ты хочешь» (ст. 39). Он основывает Свою готовность на воле Отца и совершает порученное Ему дело по Его воле. Именно потому, что такова была воля Божья, Он и делал все то, что Он делал, и делал все это с удовольствием, Пс 39:9. Он часто ссылался на волю Божью как на то, что определяет все Его дела, все Его служение. Воля же пославшего Меня Отца есть та... (Иоан 6:39,40). Ее Он искал (Иоан 5:30), ее творить было Его пищей и питием, Иоан 4:34.

[3] Сообразуясь с примером Христа, мы тоже должны пить из той чаши, которую Бог подает нам в руки, какой бы горькой она ни была. Хотя наша плоть и протестует, наш внутренний человек все же должен подчиниться. Мы только тогда расположены подражать Христу, невзирая на недовольства плоти и крови, когда наша воля во всякой жизненной ситуации растворяется в воле Божьей. ...Да будет воля Господня! (Деян 21:14).

4. Повторение молитвы. Еще, отошед в другой раз, молился (ст. 42), и потом еще и в третий раз (ст. 44), и все с тем же; только, как сказано здесь, во второй и третий раз Он не просил, как в первой молитве, чтобы эта чаша миновала Его.

Примечание: хотя мы и можем молиться Богу о предотвращении страдания и избавлении от него, тем не менее нашей главной просьбой, которую мы особенно настойчиво должны повторять, должна быть просьба о том, чтобы Он дал нам силы перенести его. Мы должны более заботиться о том, чтобы наши скорби были освящены и чтобы наши сердца благодушествовали в них, нежели добиваться того, чтобы они были удалены от нас. Он молился, говоря: ...да будет воля Твоя.

Примечание: молитва есть приношение Богу, притом не только наших желаний, но и нашей покорности Ему. Обращаться к Богу и вверять Ему наш путь и наш труд всякий раз, когда мы страдаем, равносильно желанной молитве: «Да будет воля Твоя». В третий раз Он сказал то же слово, EuAapsia - то же самое слово, то есть тот же довод, или аргумент; Его последнее слово имело тот же самый смысл, что и первые два. У нас имеются основания полагать, что то, что здесь записано как Его слова, было далеко не все, что Он в действительности сказал, ибо, как следует из ст. 40, Он провел около одного часа в борении и молитве. Но, что бы Он ни говорил еще, смысл этих Его слов был один: сопротивляясь приближающимся страданиям, Он, тем не менее, покорялся воле Божьей, заключавшейся в них, и мы вполне можем быть уверены в том, что, выражая оба наполнявших Его чувства, Он не ограничивал Себя в словах.

Однако какой ответ получил Он на Свою молитву? Можно со всей определенностью сказать, что Его молитва не была напрасной. Тот, Кто слышал Его всегда, и теперь не оставил Его без ответа. Верно то, что эта чаша не миновала Его, ибо Он отозвал это Свое прошение и не настаивал на нем (если бы Он настоял на Своем, то, насколько мне известно, эта чаша миновала бы Его), тем не менее Он получил ответ на Свою молитву, ибо:

(1) В день, когда Он воззвал, вселилась в душу Его бодрость (Пс 117:3), и это был истинный ответ на молитву, Лук 22:43.

(2) Он был избавлен от того, чего Он боялся, то есть от того, чтобы нетерпением и недоверием огорчить Своего Отца и таким образом оказаться неспособным исполнить Свое назначение, Евр 5:7. В ответ на Его молитву Бог гарантировал Ему, что Он не потерпит поражения и не падет духом.

VI. Что происходило между Ним и тремя Его учениками в это время; здесь мы видим, что:

1. Они оказались виновными в том, что в то время, когда Он находился в борении, когда Он скорбел и тосковал, страдал, боролся и молился, они настолько мало сочувствовали Ему, что не могли бодрствовать. Он приходит к ним и находит их спящими, ст. 40. Необычайность происходящего должна была бы побудить их души пойти и посмотреть на сие великое явление - терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. В еще большей мере их любовь к своему Учителю и их сострадание к Нему обязывали их к более тесному и более неусыпному общению с Ним, а они были настолько равнодушными, что не могли удержаться от сна. Что стало бы с нами, если бы Христос в тот момент был таким же сонливым, какими были Его ученики? Благо для нас, что наше спасение находится в руках Того, Кто не дремлет и не спит. Христос попросил их бодрствовать с Ним, как бы ожидая от них некоторой поддержки в эту трудную для Него минуту, а они все же уснули. Конечно, это было крайне немилосердно с их стороны. Когда Давид плакал у этой самой горы Елеонской, все люди, сопровождавшие его, плакали вместе с ним (2Цар 15:30);

когда же Сын Давидов плакал на этом же самом месте, Его последователи спали. Его враги, следившие за Ним, проявили достаточную бдительность (Map 14:43), а Его ученики, которые должны были бы бодрствовать с Ним, заснули. Господи, что есть человек! Чем становятся наилучшие из людей, когда Бог предоставляет их самим себе!

Примечание: беззаботность и плотская беспечность, особенно проявляемые тогда, когда Христос находится в борении, являются великими пороками каждого человека, но особенно тех, кто исповедует свои самые близкие родственные отношения с Ним. Церковь Христа, которая есть Его Тело, часто находится в борении, испытывает нападения извне и страхи внутри, поэтому можно ли нам тогда спать, подобно Галлиону, который ни мало не беспокоился о том, или же подобно тем (Ам 6:6), кто лежал в покое и не болезновал о бедствии Иосифа?

2. И все-таки Христос любил их. Те, кто страдает, склонны ворчать, и раздражаться на окружающих, и, если им кажется, что ими пренебрегают, принимать это близко к сердцу; но Христос и в борении остается таким же кротким, каким был всегда, и проявляет такое же терпение в отношениях со Своими последователями, какое проявлял в отношениях со Своим Отцом, и не склонен представлять все в мрачном свете.

В то время как ученики Христа выказали такое неуважение к Нему, (1) Он пришел к ним, как бы ожидая получить от них некоторое утешение. И если бы они напомнили Ему о том, что когда-то слышали от Него о Его воскресении и славе, то они, возможно, и оказали бы Ему некоторую помощь, однако вместо этого они только прибавили печаль к Его скорби. Несмотря на это Он все же пришел к ним, заботясь о них более, нежели они сами о себе заботились. Хотя Он и был чрезмерно поглощен Своим делом, тем не менее Он пришел присмотреть за ними, ибо те, кто был дан Ему, были у Него на сердце - живые и умирающие.

(2) Он нежно укорил их, ибо Он, кого любит, тех и укоряет. Он адресовал Свой укор Петру, который обычно говорил от лица всех остальных, пусть же теперь он и выслушивает за всех. Этот укор был очень ласковым: Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? Он говорит, как человек, удивленный такой их бесчувственностью, таким отупением. Каждое слово, если к нему внимательно отнестись, выражает тяжесть этого случая. Посмотрите:

[1] Кем были они. -«Как не могли вы бодрствовать - вы, Мои ученики и последователи? Не удивительно, что другие пренебрегают Мной, когда земля населена и спокойна (Зах 1:11), но от вас Я ожидал большего».

[2] Кем был Он. - «Бодрствуйте со Мною. Если бы кто-нибудь из вас был болен или находился в борении, то не бодрствовать с ним было бы крайне немилосердно, а не бодрствовать с вашим Учителем, Который так долго охранял вас во благо вам путеводил вас, и питал вас, и учил вас, носил и сносил вас, - значит пренебрегать чувством долга. Так ли вы воздаете Ему за добро?» Он пробудился от сна, чтобы помочь им, когда они бедствовали в море (гл 8:26), а они не могли проснуться, хотя бы для того только, чтобы показать свое расположение к Нему, особенно если учесть то, что Он страдал сейчас за них и находился в борении сейчас за них? Jam tua res agiture Я страдаю вместо вас.

[3] Сколь немногого Он ожидал от них - только бодрствовать с Ним. Если бы Он попросил их сделать для Него что-то важное, если бы Он попросил их пребыть с Ним в борении или умереть с Ним, то они решили бы, что могут сделать это; однако они не смогли сделать даже то малое, о чем Он их попросил, - бодрствовать с Ним, 4Цар 5:13.

[4] Каким коротким было то время, в продолжение которого Он попросил их не спать, - только один час. Их поставили на стражу не на целые ночи, как того пророка (Ис 21:8), а только на один час. Иногда Он проводил всю ночь в молитве к Богу, но тогда Он не просил Своих учеников бодрствовать с Ним. Он попросил их об этом только теперь, когда для молитвы у Него оставался всего один час.

(3) Он дал им добрый совет: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение...» (ст. 41).

[1] Приближался час искушения, он был уже очень близок. Страдания Христа представляли для Его последователей большое искушение: они могли разувериться и разочароваться в Нем, отречься и оставить Его, порвать с Ним всякие отношения.

[2] Они находились в большой опасности впасть в это искушение, подстерегавшее их, подобно сети или западне; в опасности пойти на переговоры с ним или же переменить свое плохое мнение о нем на доброе, в опасности оказаться под его влиянием и склониться к соглашательству с ним, что является первым шагом к поражению им.

[3] Поэтому Он призывает их бодрствовать и молиться: «Бодрствуйте со Мной и молитесь со Мной». Проспав все это время, они тем самым лишили себя преимущества присоединиться к молитве Христа. «Бодрствуйте над собой и молитесь о себе. Бодрствуйте и молитесь против нынешнего искушения к дремоте и беспечности. Молитесь о том, чтобы бодрствовать. Теперь, пока еще есть такая возможность, умоляйте Бога о том, чтобы Он силой Своей благодати помог вам бодрствовать». Если мы в поклонении Богу дремлем, то нам в таком случае следует молиться так же, как помолился однажды один добрый христианин: «Господи, освободи меня от этого духа сонливости!» Господи, животвори меня на пути Твоем. Или: «Бодрствуйте и молитесь против следующего искушения, могущего застать вас врасплох; бодрствуйте и молитесь, чтобы этот грех не стал лазейкой для множества других грехов».

Примечание: когда мы замечаем, что уже впадаем в искушение, нам необходимо бодрствовать и молиться.

(4) Он проявил к ним милость, оправдав их немощи: «...дух бодр, плоть же немощна». Мы не находим ни одного слова, которое они могли бы сказать в свое оправдание (сознание собственной немощи не позволяло им открыть уста), но тогда же у Него нашлось доброе слово в защиту их, ибо Его служение быть Заступником. В этом Он подает нам пример любви, которая покрывает множество грехов. Он учел то, что они персть, и потому не стал бранить их, ибо Он не забыл о том, что они всего лишь плоть, а плоть немощна хотя дух и бодр, Пс 77:38,39.

Примечание:

[1] Пока ученики Христа находятся в этом мире, они имеют и тела, равно как и души, и в них сосуществуют прежняя ветхая природа и господствующая ныне благодать, подобно Иакову и Исаву, находившимся в одной утробе, и подобно хананеям и израильтянам, жившим в одной земле, Гал 5:17,24.

[2] Великое несчастье учеников Христа заключается в том, что их тела не в состоянии поспевать за их душами в делах благочестия и поклонения Богу, но очень часто служат им препятствием и помехой; в том, что, когда их дух ощущает свободу и стремится к добрым делам, их плоть противится и восстает против этого стремления. Апостол Павел так оплакивает это (Рим 7:25): «...я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха». Наше бессилие в служении Богу является великим беззаконием и неверностью нашей ветхой природы, оно порождается этими жалкими останками ее, которые суть постоянная печаль и бремя народа Божьего.

[3] Однако наше утешение заключается в том, что наш Учитель великодушно учитывает это обстоятельство и принимает порывы нашего духа, снисходя, сочувствуя и извиняя слабости и немощи нашей плоти, ибо мы не под законом, а под благодатию.

(5) Хотя они и продолжали спать дальше, Он уже больше не укорял их; ибо, хотя мы и огорчаем Его каждый день, Он не бранит нас постоянно.

[1] Придя к ним вторично, Он не сказал им ни слова, ст. 43. ...Находит их опять спящими... Казалось бы, вполне достаточно было того, что Он предупредил их о том, чтобы они бодрствовали, однако избавиться от духа дремоты трудно. От единожды овладевшей людьми плотской беспечности избавиться нелегко. Слова: ...у них глаза отяжелели - указывают на то, что они, сколько могли, боролись со сном, но сон все же одолел их, как ту невесту, которая говорит: «Я сплю а сердце мое бодрствует...» (Песн 5:2);

и потому их Учитель посмотрел на них с состраданием.

[2] Придя к ним в третий раз, Он подал им тревожный сигнал о приближающейся опасности (ст. 45, 46): «Вы все еще спите и почиваете?..» В Его словах слышится ирония: «Теперь спите, если сможете, спите, если отважитесь. Я не побеспокою вас более, если только того не сделает Иуда со своим сборищем». Посмотрите, как Христос обращается с теми, кто страдает самоуверенностью и не желает расстаться с ней.

Во-первых, иногда Он оставляет их во власти ее; ...все еще спите?.. Кто хочет спать, пусть продолжает спать. Проклятие духовной дремоты является справедливым наказанием за этот грех, Рим 11:8; Ос 4:17.

Во-вторых, часто Он посылает какой-нибудь страшный суд, чтобы пробудить тех, кто не желает поддаваться воздействию слова, а тех, кого не могут пробудить доводы разума, пусть лучше пробудят меч и копье, нежели они останутся погибать в своей самоуверенности. Пусть же те, кто не верит слову, почувствуют на себе, как опасно спать.

Что же касается учеников здесь, то:

1. Их Учитель предупредил их о скором приближении врагов, которые, вероятно, находились теперь уже в пределах видимости или слышимости, ибо они пришли со свечами и факелами и подняли, по-видимому, большой шум. ...Сын Человеческий предается в руки грешников... И еще: ...вот, приблизился предающий Меня.

Примечание: для Самого Христа Его страдания не были неожиданными; Он знал, как и когда Он должен был пострадать. К этому времени самый накал Его борьбы был уже позади или, по крайней мере, Его внимание было отвлечено от него; несмотря на это Он с неустрашимостью и бесстрашием готовится к следующей схватке, подобно сильному воину, рвущемуся в бой.

2. Он пригласил их подняться и идти. Он не говорит им: «Вставайте, побежим от опасности», но: «Встаньте, пойдем навстречу ей». Прежде Он молился, Он страшился Своих страданий, а теперь Он преодолел Свой страх. Однако:

3. Он указал им на то, как безумны они были, проспав то время, которое им следовало бы потратить на приготовления к близящемуся испытанию. Теперь же оно застало их не приготовившимися к нему и привело их ужас.

Стихи 47-56. Этот отрывок повествует о том, как благословенный Иисус был арестован и взят под стражу. Это событие произошло сразу же после Его борения в саду, когда еще говорил Он. Ибо от начала и до конца Своих страданий Он не имел ни малейшей паузы или передышки, но бездна призывала бездну. До сих пор Он переносил лишь внутренние страдания, но теперь происходящее приняло иной оборот: филистимляне идут на тебя, благословенный Самсон. Дыхание жизни нашей, помазанник Господень пойман в ямы их... (Плач 4:20).

Заметьте, что сообщается об аресте Господа Иисуса:

I. Кто участвовал в этом деле.

1. Иуда, один из двенадцати, возглавивший этот бесславный конвой. Именно он был вождем тех, которые взяли Иисуса (Деян 1:16), без его помощи они не смогли бы найти Его в месте Его уединения в саду. Смотрите и подивитесь: первый, кто появляется вместе с Его врагами, оказывается одним из Его учеников, который еще час или два тому назад ел с Ним хлеб!

2. С ним было множество народа, да исполнится место Писания: Господи! как умножились враги мои! (Пс 3:2). Это множество состояло частично из отряда войск гвардии, расквартированного по указанию римского правителя в крепости Антония; они были язычниками, грешниками, как называет их Христос в ст. 45. Остальные же были служителями и воинами первосвященника, то есть иудеями. Прежде враждовавшие друг с другом, они теперь объединились в общей вражде против Христа.

II. Как они были снаряжены для этого дела.1. Каким оружием они были вооружены.

Они пришли с мечами и кольями. У римских воинов, несомненно, имелись мечи; слуги же первосвященников, те из них, у которых не было мечей, взяли с собой колья или дубинки. Furor arma ministrat - Ярость заменяла им оружие. Это была не регулярная армия, а беспорядочная толпа. Но к чему был весь этот шум? Даже если бы их было и в десять раз больше, они все равно не смогли бы взять Его силой если бы Он Сам не сдался им. Теперь же, когда пришел Его час предать Себя им, во всей этой вооруженной силе не было никакой необходимости. Когда мясник идет на пастбище, чтобы взять агнца для заклания, разве тогда он поднимает для этого целую армию вооруженных людей? Нет, она ему не нужна, однако для того, чтобы схватить Агнца Божьего, была задействована такая большая сила.

2. Какими полномочиями они были наделены. Они пришли от первосвященников и старейшин народных, которые и послали это вооруженное множество с таким поручением. Он был взят по приказу великого синедриона как человек, совершенно ненавистный для них. Римский правитель Пилат не отдавал им приказа искать и найти Его, ведь он не завидовал Ему. В этом деле преследования Христа проявили активность люди, претендовавшие на особую религиозность и заведовавшие церковными делами; они и были Его злейшими врагами. Это означало, что Он был поддерживаем Божественной силой, ибо все земные власти не только оставили Его, но и воспротивились Ему. Пилат с укором сказал Ему об этом: «Твой народ и первосвященники предали Тебя мне...» (Иоан 18:35).

III. Каким образом они осуществили свое дело и что при этом произошло.

1. Как Иуда предал Его. Он выполнил свою задачу успешно, и его решительность в этом нечестии может устыдить нас за то, что мы не так активно ревнуем в добрых делах. Заметьте:

(1) Наставления, которые он дал воинам, ст. 48. Он дал им знак; как руководитель группы в этом деле, он подает им сигнал. Он дал им знак, чтобы они по ошибке не схватили кого-нибудь из учеников вместо Него, ведь еще совсем недавно ученики в присутствии Иуды заявили, что охотно умерли бы за Него. Сколько предусмотрительности было проявлено здесь для того, чтобы не упустить Его: ...Тот и есть..., - и когда Он уже был в их руках, сколько осторожности было проявлено здесь для того, чтобы не выпустить Его: ...возьмите Его. Ибо прежде Он уже не раз ускользал от тех, кто намеревался взять Его под стражу. В то время как иудеи, часто посещавшие храм, не могли не знать Его в лицо, римские воины, возможно, никогда и не видели Его, и потому этот знак был сделан для них. И своим целованием Иуда намеревался не только показать воинам, кто Иисус, но и задержать Его на месте, пока шедшие за ним не подойдут и не возьмут Его.

(2) Притворное приветствие, с которым он обратился к своему Учителю. Он приблизился к Иисусу. Если его злобное сердце и могло вообще когда-нибудь смягчиться, то, наверное, это должно было бы произойти именно сейчас, когда он подошел, чтобы взглянуть Ему в лицо, и, несомненно, он должен был быть потрясен величием или очарован красотой представшего перед ним взора. Как он осмелился вплотную приблизиться к Христу, войти в Его присутствие с тем, чтобы предать Его? Петр отрекся от Христа, но, когда Господь обратился и взглянул на него, тот сразу же смягчился; Иуда же приближается к самому лицу своего Учителя и предает Его. Me mihi (perfide) prodis? me mihi prodis? - Вероломный человек, ты предаешь Меня самому себе? Он сказал: «Радуйся, Равви!» И поцеловал Его. По-видимому, наш Господь Иисус имел обыкновение дозволять Своим ученикам такую фамильярность в обращении с Ним: после их длительного отсутствия Он подставлял им щеку для поцелуя, - фамильярность, которую злодейски употребил Иуда, чтобы посодействовать этой измене. Целование является знаком преданности и дружбы, Пс 2:12. Но, когда Иуда попрал все законы любви и долга, он тем самым осквернил этот священный знак в угоду своим нечистым намерениям.

Примечание: многие предают Христа поцелуем и со словами на устах: «Радуйся, Равви!», многие под видом оказания Ему чести предают и подрывают интересы Его Царства. Mel in ore, fel in corde Мед на устах, желчь в сердце. Катаф1А£у оик eoti ф1А£у - Обнимать - это одно, а любить – это другое (Филон Александрийский). Поцелуи Иоава и Иуды были очень похожи.

(3) Как ответил ему на это его Учитель, ст. 50.

[1] Он называет его другом. Если бы Он назвал его негодяем и предателем, рака, безумным и сыном диавола, то Он не назвал бы его неправильно. Но Он желал научить нас в минуты сильнейшей провокации сносить колкости и злословие и являть всю кротость. Друг... Ибо другом он был, и должен был быть, и казался таковым. Этим словом Он упрекает его, как Авраам, который назвал богача в аду сыном. Он называет его другом, потому что тот посодействовал Его страданиям и таким образом удружил Ему, в то время как Петра Он назвал сатаной за то, что тот попытался воспрепятствовать им.

[2] Он спрашивает его: «...для чего ты пришел? С миром ли, Иуда? Объясни Мне сам. Если ты пришел как враг, то к чему этот поцелуй? Если же как друг, то к чему эти мечи и колья? Для чего ты пришел? Какое зло сделал Я тебе? Или чем утомил тебя? Ефоndpsi - Для чего ты здесь? Неужели не осталось в тебе стыда, чтобы избегать встречи со Мной, ведь ты мог бы и из укрытия дать знак служителю и указать, где Я нахожусь?» С открытым лицом способствуя этой нечестивой сделке, Иуда показал пример чрезвычайной дерзости. Обычно отступники от веры оказываются самыми злейшими врагами ее; пример тому- Юлиан. Так же поступил и Иуда.

2. Как служители и воины арестовали Его. Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его; они сделали Его своим узником. Как не боялись они поднять руки свои на Помазанника Господня? Можно представить себе, какими грубыми и жестокими были те руки, которые это множество варваров возложило на Христа, и как, вероятно, они с тем большей грубостью обращались с Ним сейчас из-за того, что в прошлом, когда они искали наложить на Него руки, их так часто постигало разочарование. Они не смогли бы взять Его и сейчас, если бы Он Сам не предал Себя им и если бы не было на то определенного совета и предведения Божия, Деян 2:23. Тот, Который сказал о Своих помазанных служителях: не прикасайтесь к ним и не делайте им зла (Пс 114:14,15), Сына Своего помазанного не пощадил, но предал Его за всех нас; и еще: ...отдал в плен крепость Свою и славу Свою в руки врага... (Пс 77:61). Посмотрите, на что пожаловался Иов (Иов 16:11): «Предал меня Бог беззаконнику...», и примените это и другие места в книге Иова как представляющие прообраз Христа.

Наш Господь Иисус сделался узником, потому что хотел, чтобы с Ним во всем обращались как со злодеем, наказанным за наши преступления, и как с заложником, взятым за наши долги. Ярмо наших беззаконий было сплетено рукой Отца и поднято Им на шею Господа Иисуса, Плач 1:14. Он стал узником, чтобы сделать нас свободными, ибо Он сказал: «...итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут...» (Иоан 18:8), а кого Он освобождает, те поистине свободны.

3. Как Петр вступился за Христа и был остановлен в своих стараниях. Здесь о нем сказано только то, что это был один из бывших с Иисусом в саду, но из Иоан 18:10 мы узнаем, что именно Петр отличился в этой ситуации. Заметьте:

(1) Стремительность Петра (ст. 51): он извлек меч свой. У всех них было с собой всего два меча (Лук 22:38), и один из них, по-видимому, достался Петру. Теперь же он решил, что настало время извлечь его из ножен, и он нанес им удар, как если бы совершил какое-то великое дело. Но все, что ему удалось сделать, было то, что он отсек ухо рабу первосвященника. Намереваясь, вероятно, разрубить ему голову за то, что, как он увидел, тот более других усердствовал в том, чтобы наложить на Христа руки, он промахнулся. Но если ему действительно хотелось помахать мечом, то, мне думается, ему следовало бы скорее целиться в Иуду и таким образом отметить негодяя. Петр прежде много говорил о том, что бы он сделал для своего Учителя, он намеревался даже жизнь свою положить за Него. Да, он хотел этого и теперь хотел сдержать свое слово и положить свою жизнь ради избавления своего Учителя. То, что Он имел великую ревность о Христе, о Его чести и безопасности, было достойно похвалы, однако эта его ревность была не по рассуждению, ею не руководила осторожность; ибо:

[1] Он действовал, не обладая для этого никакими полномочиями. На самом деле, некоторые из учеников спросили: «...не ударить ли нам мечем?» (Лук 22:49). Но Петр ударил прежде, нежели они получили ответ. Прежде чем извлечь меч, мы должны не только убедиться в том, что дело наше доброе, но и ясно увидеть свое призвание к нему. Мы должны показать, какой властью мы это делаем и Кто дал нам эту власть.

[2] Он безрассудно подверг себя и своих товарищей опасности со стороны разъяренной толпы, ибо что они могли сделать двумя мечами против такого множества?

(2) Упрек, высказанный ему нашим Господом Иисусом (ст. 52): Возврати меч твой в его место... Он не приказывает служителям и воинам вложить в ножны свои мечи, направленные против Него: Он оставил их правосудию Бога, Который судит внешних; но повелевает Петру вложить его меч в ножны. Он не укоряет его за содеянное им, потому что он сделал это из добрых побуждений, но останавливает его и предотвращает превращение этого случая в прецедент. Миссией Христа в этом мире было умиротворять.

Примечание: оружия воинствования нашего не плотские, но духовные; и служители Христа, хотя и являются Его воинами, не по плоти воинствуют, 2Кор 10:3,4. Не то чтобы закон Христов уничтожал собой закон, который действует в природе, или же закон, по которому живут язычники, поскольку последние два дают тем, кем они управляют, право вставать на защиту своих гражданских прав и свобод и на защиту своей религии, когда первый начинает внедряться в них; но закон Христов обеспечивает сохранение общественного спокойствия и порядка, запрещая частным лицам qua tales как таковым не покоряться существующим властям. Более того, нам дано общее предписание не противиться злому, гл 5:39. Также, Христос не желает, чтобы Его служители распространяли Его религию силой орnжия. Religio cogi non potest; et defendenda on occidendo, sed moriendo -Религию невозможно навязать силой, однако ее следует защищать, но не насилием, а жертвой (Lactantii Institut). Как прежде Христос запретил Своим ученикам пользоваться мечом правосудия (гл 20:25,26), так и теперь Он запрещает им пускать в ход меч войны. Христос повелел Петру вложить свой меч в ножны и больше никогда не вынимать его оттуда. И все же в вину Петру здесь ставится то, что он сделал это несвоевременно; пришел час страданий и смерти Христа, и Он знал, что Петр об этом знает. Меч Господа поднялся на Него (Зах 13:7), и то, что Петр поднял свой меч в защиту Христа, было подобно тому, чтобы сказать: «Учитель, пожалей Себя».

Христос указывает Петру три причины Своего запрета:

[1] Извлечение меча грозило опасностью ему самому и его товарищам: ...все, взявшие меч, мечем погибнут... Употребляющие насилие падут жертвами насилия; люди сами ускоряют свою собственную погибель, когда идут путем пролития крови в целях самозащиты. Берущие в свои руки меч прежде, чем он будет дан им, и пользующиеся им, не получив указания на то или призвания к тому, подставляют себя под меч войны или же общественного правосудия. Если бы не особая забота и провидение Господа Иисуса, то и Петр, и остальные с ним были бы, насколько мне известно, тотчас же изрублены в куски. Гроций (Grotius) вкладывает другой, также возможный, смысл в эти слова, полагая, что они относятся не к Петру, а к служителям и воинам, пришедшим с мечами, чтобы взять Христа. Это они погибнут от меча. «Петр, тебе не нужно извлекать меч для наказания их. Бог Сам скоро и строго сочтется с ними». Они взяли с собой римский меч, чтобы схватить Христа, но вскоре после этого и они сами, и их место, и их народ были поражены тем же самым римским мечом. Мы потому не должны мстить за себя, что Бог воздаст (Рим 12:19);

и мы потому должны страдать с верой и терпением, что гонителям будет отплачено той же монетой. См. Отк 13:10.

[2] Не было никакой необходимости в том, чтобы он извлек меч в защиту своего Учителя, Который, если бы пожелал, мог бы призвать на служение Себе все воинства небесные, ст. 53. «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне с небес реальную помощь? Петр, если бы Я хотел отстраниться от этих страданий, то Я легко мог бы этого достичь, не прибегая к твоей помощи и к твоему мечу».

Примечание: Бог не нуждается ни в нас, ни в нашем служении, ни, тем более, в наших грехах, чтобы осуществить Свои цели; и, когда мы, думая послужить Его интересам, оставляем путь исполнения нашего долга, это доказывает только наше неверие и недоверие могуществу Христа. Бог может делать Свое дело без нас; если мы взглянем на небо и посмотрим, как Ему там повинуются, то мы легко сможем сделать вывод, что, если мы и праведны, Он нам ничем за это не обязан, Иов 35:5,7. Хотя Христос и был распят в немощи, эта немощь была добровольной. Он уступил перед смертью, но не потому, что не мог, а потому, что не хотел с ней бороться. Это снимает соблазн креста и доказывает, что Христос был распят властью Бога. Даже теперь из глубины Своих страданий Он мог бы призвать на помощь легионы ангелов. Теперь, фп - еще. «Несмотря на то что дело зашло так далеко, Я все же еще мог бы, сказав слово, изменить ситуацию». Здесь Христос открывает нам:

Во-первых, то, какое большое влияние Он имел на Своего Отца: «Я могу умолить Отца Моего, и Он пошлет Мне помощь из святилища. Я могу параксёот- потребовать от Моего Отца эти экстренные подкрепления». Христос молится, как власть имеющий.

Примечание: когда народ Божий со всех сторон оказывается окруженным врагами, великим утешением для него является то, что ему всегда открыт путь в небо; если он уже совсем ничего не может сделать, то он все же может обратиться в молитве к Тому, Кому все возможно. И те, кто много молится в обычное время, находят особое утешение в молитве тогда, когда наступает время скорби. Заметьте: Христос говорит, что Бог не только мог бы послать такое множество ангелов, но и сделал бы это, если бы Он настойчиво попросил Его об этом. Хотя Он и взял на Себя задачу совершить дело нашего искупления, тем не менее, если бы Он возжелал освободиться, из сказанного Им явствует, что Отец не удерживал бы Его. Он мог бы освободить Себя от этого служения, однако Он возлюбил его и потому не захотел отказаться от него. Так что единственными узами, привязавшими Его к жертвеннику, были узы Его любви.

Во-вторых, то, какое большое влияние Он имел на небесные воинства: ...и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов, что составляет свыше семидесяти двух тысяч. Заметьте здесь:

1. На небе обитают тьмы Ангелов, Евр 12:22. Даже если бы для служения нам и был выделен отряд численностью более, нежели двенадцать легионов, то их недостаток не был бы замечен у престола. См. Дан 7:10. Все они выстроены в строгом порядке, подобно хорошо обученным легионам; они представляют собой не беспорядочную толпу, а регулярные войска; каждый знает свое место и в точности исполняет команду.

2. Все эти тьмы ангелов находятся в распоряжении нашего Небесного Отца и исполняют Его волю, Пс 112:21,22.

3. Эти воинства ангелов были готовы прийти на помощь к нашему Господу Иисусу в час Его страданий, если бы Он вознуждался в этом или же пожелал этого. См. Евр 1:6,14. Они были бы для Него тем же, чем некогда были и для Елисея - огненными колесницами и огненными конями, задачей которых было не только охранять его, но и истреблять нападающих на него.

4. Во всех служениях этих небесных воинств необходимо уметь различать и признавать нашего Небесного Отца. ...Он представит Мне... Поэтому не ангелам следует молиться, а Господину ангелов, Пс 90:11.

5. То обстоятельство, что на службе у Господа Иисуса всегда находится сонм ангелов, могущий творить чудеса, является предметом утешения для всех желающих блага Царству Христа. Тот, Кто имеет небесное воинство всецело в Своем распоряжении, может делать то, что Ему угодно, среди живущих на земле. «Он тотчас же предоставит их Мне». Посмотрите, как Отец готов был услышать Его молитву и как ангелы готовы были исполнить Его распоряжения. Они суть послушные слуги, крылатые посланники, они быстро прилетают. Это очень ободряет тех, кто от всего сердца печется о славе Христа и желает благоденствия Его Церкви. Неужели они думают, что проявляют больше заботы и участия о Христе и Его Церкви, нежели Бог и святые ангелы?

[3] Совсем не время было сейчас для какой-либо защиты или для уклонения от постигшего удара. Как же сбудутся Писания, что так должно быть? (ст. 54). В Писании сказано, что, как овца, веден будет Христос на заклание, Ис 53:7. Если бы Он призвал Себе на помощь ангелов, то никак не был бы веден на заклание; если бы Он позволил Своим ученикам сражаться, то не был бы, как овца, веден тихо и без сопротивления; поэтому Он и Его ученики должны были уступить перед исполнением данных предсказаний.

Примечание: во всех затруднительных случаях Слово Божье (а не наши собственные соображения) должно быть конечной инстанцией, имеющей право решающего голоса, и ничего не следует предпринимать против Писания, которому надлежит исполниться, ни даже пытаться это делать. Если облегчение наших страданий, разрыв наших уз, спасение наших жизней не согласуется с исполнением Писания, то нам в таком случае следует сказать: «Да будет по Слову Божьему и по Его воле, да возвеличится и да прославится Его закон, что бы с нами ни случилось». Так Христос остановил Петра, когда тот взял на себя роль Его защитника и начальника телохранителей.

4. Далее сообщается о том, как Христос дискутировал с пришедшими взять Его, ст. 55. Хотя Он и не противился им, однако урезонивал их.

Примечание: проявление нами христианского терпения в страданиях не противоречит спокойному увещеванию наших врагов и преследователей, какое можно было услышать в разговорах Давида с Саулом, 1Цар 24:14; 26:18. «Вышли вы:

(1) С яростью и враждебным настроением, как будто на разбойника, как если бы Я был врагом общественного мира и спокойствия и заслуживал такого обращения с Собой?» Разбойники навлекают на себя всеобщее недовольство; каждый готов протянуть руку, чтобы остановить вора; так и они напали на Христа, как на последнего отщепенца. Даже если бы Он был самой настоящей язвой общества, то и тогда они не набросились бы на него с большими насилием и яростью.

(2) Со всем этим могуществом и силой, как на наихудшего из тех разбойников, которые бросают вызов закону, не считаются с мнением общества и добавляют возмущение к своему греху? Вы выходите, как будто на разбойника, с мечами и кольями; выходите так, как если бы существовала опасность того, что вам будет оказано сопротивление; тогда как вы убили праведника, он не противился вам (Иак 5:6). Если бы Он шел страдать не добровольно, то в таком случае глупо было бы прийти с мечами и кольями, ибо они все равно не смогли бы одолеть Его; если бы Он был настроен сопротивляться, то в таком случае Он посчитал бы их железо соломой, а их мечи и колья стали бы, словно колючки перед все истребляющим огнем; но, поскольку Он все же страдал добровольно, глупо было прийти, вооружившись до такой степени, ибо Он и не собирался состязаться с ними.

Затем Он увещевает их, напоминая им о том, как Он до сих пор обращался с ними и как они до сих пор обращались с Ним.

[1] О Своем выходе на общественное служение. ...Каждый день с вами сидел Я, уча в храме... И:

[2] Об их молчаливом согласии в присутствии общественности. ...Ивы не брали Меня. Что же послужило причиной такой перемены в них? Они поступали крайне неразумно, обращаясь с Ним таким образом.

Во-первых, Он никакого повода не подавал им к тому, чтобы они смотрели на Него, как на разбойника, ибо Он учил в храме. И суть, и методы Его учения были таковы, что ни у кого из слушавших Его не сложилось впечатление о Нем как о негодном человеке. Слова благодати, исходившие из Его уст, не были словами ни разбойника, ни того, в ком был бес.

Во-вторых, также никакого повода не подавал Он им и к тому, чтобы они смотрели на Него, как на человека, скрывающегося от правосудия, которого нужно вылавливать ночью. Если у них было что сказать Ему, то они в любой день могли бы найти Его в храме, готового ответить на все затруднительные вопросы, на все обвинения, и там они могли бы поступить с Ним по своему усмотрению, ибо первосвященники имели при храме темницу и стражу, находящуюся под их командованием. Но выходить на Него тайно, настигать Его в месте Его уединения было низко и трусливо. Так можно злодейски убить в темном углу величайшего героя, которому в открытом поле убийца побоялся бы и в лицо взглянуть.

Сие же все было (как следует из ст. 56), да сбудутся писания пророков. Трудно сказать, были ли это слова святого историка, комментирующие записанную им историю и побуждающие христианского читателя сравнить ее с теми писаниями Ветхого Завета, которые указывали на нее, или же это были слова Самого Христа, объясняющие, почему, хотя Его и не могло не возмущать это подлое обращение, Он все же подчинился: дабы исполнились писания пророков, на которые Он Сам только что перед этим сослался, ст. 54.

Примечание: Писание исполняется каждый день; и все те места Писания, которые говорят о Мессии, полностью исполнились в нашем Господе Иисусе.

5. Как во всех этих бедах Он был позорно оставлен Своими учениками. Тогда все ученики, оставивши Его, бежали, ст. 56.

(1) Это был их грех; и оставить Его теперь, и притом не зная ради чего, было большим грехом для тех, кто некогда оставил все и последовал за Ним. Это было жестокостью с их стороны, особенно если принять во внимание те близкие отношения, в которых они находились с Ним, те знаки благоволения, которые они приняли от Него, и те тяжелые обстоятельства, в которых Он теперь оказался. Это было неверностью с их стороны, ибо они торжественно обещали навеки быть верными Ему и никогда не оставлять Его. Он уже позаботился об их безопасности (Иоан 18:8), однако они не смогли положиться на Его заботу о них и вместо этого решили положиться на самих себя и спастись позорным бегством. Разве не глупо было из-за страха смерти бежать от Того, Кого они сами знали как Источника жизни и Кого сами признали Таковым? См. Иоан 6:67,68. Господи, что есть человек!

(2) Это была часть страданий Христа; то обстоятельство, что Он был так оставлен Своими учениками, лишь добавляло скорбь к Его узам, как это было в случае с Иовом (Иов 19:13): Братьев моих Он удалил от меня... - и в случае с Давидом (Пс 37:12): Друзья мои и искренние отступили от язвы моей... Им следовало бы остаться с Ним, чтобы послужить Ему, поддержать Его и, если бы возникла такая необходимость, выступить на суде в качестве Его свидетелей; но вместо этого они вероломно оставили Его, как и у апостола Павла при первом его ответе никого не было с ним. Но в этом была тайна.

[1] Христос как жертва за грехи был оставлен всеми. Лань, отмеченная стрелой хранителя заповедника для дальнейшего преследования и поражения, немедленно оставляется всем остальным стадом. Так и Он, будучи оставлен и определен на злую участь, сделался за нас проклятием.

[2] Христос как Спаситель наших душ остался совершенно один. Поскольку Он не нуждался в посторонней помощи для совершения нашего спасения, Он и не получил ее. Он все понес на Себе и все совершил Сам. Он топтал точило один, и, когда не нашлось поддерживающего, помогла Ему мышца Его, Ис 63:3,5. Так Господь один водил Израиль, а они стояли и только смотрели на это великое спасение, Втор 32:12.

Стихи 57-68. Здесь наш Господь Иисус обвиняется в церковном суде перед великим синедрионом. Заметьте:

I. Заседание суда. Книжники и старейшины заседали, хотя было уже далеко за полночь - время, когда остальные люди давно уже спали. Тем не менее, желая удовлетворить чувство собственной озлобленности против Христа, они отказали себе в этом естественном отдыхе и прозаседали целую ночь, готовые наброситься на жертву, которой Иуда со своими людьми, по их ожиданиям, вот-вот должен был завладеть.

Посмотрите:

1. Кто были эти заседавшие. Это были книжники, то есть главные учители иудейской церкви, и старейшины, то есть ее главные начальники. Они были самыми ярыми врагами Христа, нашего великого Учителя и Начальника, Которому поэтому они и завидовали как Человеку, затмившему их. Возможно, одни из этих книжников и старейшин не были столь озлоблены на Христа, как другие, но, будучи заодно с остальными, и они сделались виновными наравне с ними. Ныне исполнилось место Писания (Пс 21:17): ...скопище злых обступило меня... Иеремия жалуется на скопище вероломных, также и Давид жалуется на своих врагов, собиравшихся против него, Пс 34:15.

2. Где они заседали. Во дворе первосвященника Каиафы. Там они собирались двумя днями ранее, чтобы составить заговор (ст. 3), теперь же они вновь собрались, чтобы и осуществить его. Первосвященника называли аб-бет-дином - отцом дома суда, однако теперь он выступает покровителем беззакония. Его дом должен был быть убежищем притесняемой невинности, однако он оказывается престолом несправедливости, и это не удивительно, если даже Божий дом молитвы стал вертепом разбойников.

II. Узника подводят к скамье подсудимых. Возложившие на Иисуса руки свои повели Его. Несомненно, они подгоняли Его с насилием, вели Его, как трофей своей победы, вели Его, как жертву на алтарь. В Иерусалим Его привели через так называемые Овечьи ворота, так как через них пролегала в город дорога ведущая с Елеонской горы. Они назывались так потому, что овец, предназначенных для жертвоприношения, обычно вели в храм через эти ворота. Поэтому Христу, этому Агнцу Божьему, Который берет на Себя грех мира, надлежало пройти именно этим путем. Сначала Христа привели к первосвященнику, ибо по закону все жертвы вначале должно было представлять священнику и предавать в его руки, Лев 17:5.

III. Трусость и малодушие Петра, ст. 58. Петр же следовал за Ним издали... Этот факт упоминается здесь как предисловие к последующей истории его отречения от Христа. Когда Христа схватили, он оставил Его, как и все остальные, и то обстоятельство, что он следовал за Ним теперь, нисколько не противоречит тому, что он оставил Его тогда. Такие Его последователи были ничуть не лучше тех, кто оставил Его; ибо:

1. Он следовал за Христом, но издали. В его груди кое-где еще теплились искорки любви и сострадания к его Учителю, и поэтому он следовал за Ним; но страх и забота о собственной безопасности превозмогали, и потому он следовал издали.

Примечание: когда желающие быть учениками Христа не хотят, чтобы об этом узнали другие, это не очень хорошо выглядит и предвещает еще худшее. Отречение Петра от Него началось уже здесь, ибо следовать за Ним издали означает мало-помалу отступать от Него. Опасно же не только отступать, но даже оглядываться назад.

2. Он следовал за Ним, однако, вошед внутрь, сел со служителями. Ему следовало бы пойти в зал суда, и послужить своему Учителю, и выступить в Его защиту; но он пошел туда, где был разведен огонь, и сел со служителями, не для того, чтобы заставить замолчать злые языки, а для того, чтобы скрыться. Подвергая себя искушению, Петр проявил самонадеянность, а тот, кто так поступает, лишается Божьей защиты. Христос говорил Петру, что он не может теперь за Ним идти, и особенно предупреждал его об опасности, подстерегавшей его в эту ночь; и тем не менее он позволил себе оказаться в этой нечестивой компании. Ходить в своей непорочности Давиду помогало то, что он ненавидел сборище злонамеренных и не сидел с нечестивыми.

3. Он последовал за Ним, но только для того, чтобы видеть конец, побуждаемый больше любопытством, нежели велением совести. Он вел себя скорее как праздный наблюдатель, чем как ученик, человек, которого происходящее касается непосредственно. Ему следовало бы войти во двор для того, чтобы оказать Христу какую-нибудь услугу или же приобрести мудрость и благодать для себя, наблюдая за тем, как ведет Себя Христос в Своих страданиях; а он вошел туда только для того, чтобы посмотреть на Него. Весьма вероятно, что Петр вошел во двор, ожидая, что Христос чудесным образом избавит Себя от рук Своих гонителей, что теперь Он поразит смертью севших судить Его, как совсем недавно поверг наземь пришедших схватить Его; вот что он надеялся увидеть. Если же все это так, то как неразумно было с его стороны надеяться увидеть какой-то иной конец, кроме предсказанного Христом: Он будет предан смерти.

Примечание: мы должны больше заботиться о том, чтобы приготовить себя к концу, каким бы он ни был, нежели стремиться узнать, каков будет конец. Божье дело - совершать события, а наше дело - исполнять свой долг.

IV. Суд над нашим Господом Иисусом во дворе первосвященника.

1. Первыми стали допрашивать свидетелей, выступавших против Него, хотя осудить Его было решено заранее - будет ли это решение справедливым или несправедливым. И тем не менее, желая выставить все в лучшем свете, они решили представить улики, имеющиеся против Него. Преступлениями подлежащим рассмотрению в их суде, были лжеучения и богохульство, именно в этих преступлениях они и попытались обвинить Христа. Здесь заметьте:

(1) Их поиски доказательств. ...Искали лжесвидетелей против Иисуса... Его схватили, связали, унизили и после всего этого вынуждены были искать, что бы поставить в обвинение Ему, так как ничем нельзя было оправдать Его арест. Стали расспрашивать друг друга, может ли кто-нибудь из них предъявить какую-либо улику против Него, известную им самим. И начали предлагать одну клевету за другой, которая бы в случае, если бы она оказалась достоверной, могла посягать на Его жизнь. Так человек лукавый замышляет зло, Прит 16:27. В этом они последовали примеру своих предшественников, которые составляли замыслы против Иеремии, Иер 18:18; 20:10. Они объявили, что если кто может дать на суде какие-нибудь показания против этого узника, то они готовы принять их, и вскоре нашлось немало лжесвидетелей против Него (ст. 60);

ибо если правитель слушает ложные речи, то и все служащие у него нечестивы и будут сообщать ему лживые слухи, Прит 29:12. Это зло часто встречается под солнцем, Еккл 10:5. Когда Навуфея нужно уничтожить, находятся сыны Велиара, готовые дать свои показания под присягой.

(2) Результаты их поисков. В нескольких попытках они потерпели поражение: они и сами искали лжесвидетельства, и другие приходили им на помощь, однако ими так ничего и не было найдено. Они ничего не могли сделать, не могли собрать и представить доказательства в сколько-нибудь правдивом или логически выстроенном виде, они и сами только назывались судьями. Предъявляемые улики были очевидной ложью, поскольку содержали в себе опровержение на самих себя. Теперь, когда Христа бесчестили, это делало Ему немалую честь.

Но наконец пришли два лжесвидетеля, которые, казалось, были согласны в своих показаниях, поэтому их внимательно выслушали в надежде, что теперь-то желанная цель была достигнута. Они поклялись в том, что Он якобы говорил: «Могу разрушить храм Божий и в три дня создать его» (ст. 61). При помощи этих показаний они намеревались обвинить Его:

[1] Как врага храма, желающего его разрушения, о чем они даже слушать не могли; ибо они гордились храмом Господним (Иер 7:4) и, когда оставили иных идолов, тогда же сделали настоящим идолом его. Стефан был обвинен в том, что говорит хульные слова на святое место сие, Деян 6:13,14.

[2] Как повинного в колдовстве или каких-нибудь иных противозаконных действиях, при помощи которых Он мог бы воздвигнуть такое сооружение за три дня. Они часто высказывали предположение о том, что Он был в сговоре с Веельзевулом. Что же до этого, то,

Во-первых, они неточно процитировали Его слова. Он сказал: «Разрушьте храм сей...» (Иоан 2:19), а это ясно указывает на то, что Он говорил о храме, который хотели разрушить Его враги. Они же приходят и клянутся в том, что Он говорил: «Я могу разрушить этот храм», что означает, что Он Сам намеревался это сделать. Он сказал: «...Я в три дня воздвигну его», употребив при этом словосочетание ёуерй айтоу, которое может быть употреблено только по отношению к живому храму. Другими словами, Он сказал: «Я возвращу его к жизни». Они же приходят и клянутся в том, что Он говорил: «Могу... oiKoSoam - создать его», что может быть сказано только по отношению к храмовому зданию.

Во-вторых, они неправильно истолковали Его слова. А Он говорил о храме Тела Своего (Иоан 2:21), и, возможно, произнеся эти самые слова этот храм, Он указал или возложил руку на Свое тело. Они же поклялись в том, что Он говорил: храм Божий, имея в виду это святое место.

Примечание: всегда были, да и сейчас еще находятся люди, превращающие слова Христа к собственной своей погибели, 2Петр 3:16.

В-третьих, они совершенно извратили Его слова. Даже по собственному их закону то, в чем Его обвиняли, не было преступлением, наказуемым смертной казнью. Если бы то, в чем Он обвинялся, было уголовным преступлением, то в таком случае, вне всякого сомнения, Он был бы привлечен к ответственности сразу же после того, как Он произнес эти слова в одном публичном выступлении несколько лет тому назад. Более того, эти слова можно было бы тогда истолковать очень даже похвальным образом, а именно как пожелание блага храму. Если бы он и в самом деле был разрушен, то Он со Своей стороны приложил бы все возможные усилия для того, чтобы восстановить его. Однако все, что выглядело преступным в их глазах, годилось для того, чтобы ужесточить их злобные преследования. Ныне исполнилось место Писания, в котором сказано: ...восстали на меня свидетели лживые... (Пс 26:12; см. также Пс 34:11). Я спасал их, а они ложь говорили на Меня, Ос 7:13. Нам предъявляют справедливые обвинения, закон обвиняет нас, Втор 27:26; Иоан 5:45. Сатана и собственные наши совести обвиняют нас, 1Иоан 3:20. Творение вопиет против нас. Поэтому, чтобы снять с нас все эти справедливые обвинения, наш Господь Иисус с покорностью принял на Себя обвинения несправедливые и ложные, дабы благодаря Его страданиям нам было дано право восторжествовать над всеми испытаниями. Кто будет обвинять избранных Божьих? (Рим 8:33,34). Он был обвинен, чтобы нам не быть осужденными; и, если нам придется когда-нибудь пострадать таким же образом, когда не только скажут, но и поклянутся против нас ложно, вспомним тогда, что мы не можем ожидать лучшего отношения к себе, нежели то, какого удостоился наш Учитель.

(3) Молчание Христа в ответ на все эти обвинения, приведшее суд в изумление, ст. 62. Первосвященник, будучи судьей этого верховного судилища, поднялся в гневе и сказал: «Что же ничего не отвечаешь?.. Что, подсудимый, Ты слышишь, что они против Тебя свидетельствуют, что Ты имеешь теперь сказать в Свое оправдание? Как можешь Ты защититься? Или что соизволишь предложить в ответ на это обвинение?» Но Иисус молчал (ст. 63), впрочем, не так, как молчит человек, замкнувшийся в себе, или осуждающий сам себя, или пребывающий в состоянии удивления и смущения; молчал не потому, что Ему нечего было сказать или Он не знал, как выразиться, а потому, чтобы таким образом исполнилось место Писания (Ис 53:7): ...как агнец пред стригущим его безгласен и как безгласен он перед мясником, так Он не отверзал уст Своих- и чтобы Ему таким образом быть Сыном Давида, который в то время, когда его враги говорили о его погибели, как глухой, не слышал, Пс 37:13-15. Он молчал потому, что пришел час Его. Он не хотел опровергать возводимые на Него обвинения, потому что добровольно подчинялся приговору; в противном случае Он мог бы и теперь с легкостью повергнуть их в молчание и стыд так же, как неоднократно делал это и прежде. Если бы Бог вступил в суд с нами, то мы молчали бы (гл 22:12), были бы не способны ответить ни на одно прение из тысячи, Иов 9:3. Поэтому, когда Христос сделался грехом за нас, Он молчал и предоставил возможность говорить Своей Крови, Евр 12:24. Он отказался отвечать на вопросы человеческого суда, чтобы у нас было что сказать перед судом Божьим.

Таким образом, допрос свидетелей ни к чему не привел; alia aggrediendum est via -следовало прибегнуть к помощи какого-то иного средства для достижения цели.

2. После этого стали допрашивать Самого нашего Господа Иисуса с клятвой, как бы ex officio (лат. по обязанности. - Прим. ред.);

но, поскольку им не удалось обвинить Его, они, в нарушение права справедливости пытаются заставить Его Самого обвинить Себя.

(1) Допрос ведет первосвященник. Заметьте:

[1] Сам вопрос: ...Ты ли Христос, Сын Божий? Другими словами, «Претендуешь ли Ты на звание Сына Божьего?» Ибо они даже и не рассуждают о том, действительно ли Он Сын Божий или нет. Хотя Мессия и должен был быть Утешением Израилевым и хотя много славного было сказано о Нем в Ветхом Завете, тем не менее они были на удивление до того одурманены ревностью ко всему, что угрожало их непомерной власти и величию, что ни за что не соглашались поднимать вопрос о том, был ли Иисус Мессией или нет. Никогда не допускали они даже мысли о том, что Он может быть Мессией. Они хотели лишь одного - чтобы Он исповедал устами, что Он называет Себя Сыном Божьим, чтобы на основании этого признания они имели возможность осудить Его как самозванца. До чего только не доводят людей гордость и злоба!

[2] Торжественность этого обращения: Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам... Не то чтобы он сколько-нибудь чтил живого Бога, нет, но он употребил Его имя напрасно, рассчитывая таким путем добиться своей цели в отношении нашего Господа Иисуса: «Если Ты вообще дорожишь благословенным именем Бога и чтишь Его Величие, то скажи нам это». В случае если бы Он отказался отвечать на этот вопрос после того, как Его так закляли, Его обвинили бы в пренебрежении благословенным именем Божьим. Так, гонители добродетельных людей часто злоупотребляют их совестями, как и враги Даниила злоупотребили его совестью в вопросе его богопочитания.

(2) Ответ Христа на этот вопрос (ст. 64), в котором:

[1] Он признает Себя Христом, Сыном Божьим. Ты сказал..., то есть: «Как ты сказал, так оно и есть», ибо у евангелиста Марка в этом месте значится: Я... До сих пор Он редко с такой же определенностью исповедовал Себя Христом, Сыном Божьим; общее направление Его учения свидетельствовало об этом, и Его чудеса доказывали это, но теперь Он не стал уклоняться от такого исповедания, потому что,

Во-первых, подобное уклонение выглядело бы как отвержение той самой истины, свидетельствовать о которой Он и пришел в этот мир.

Во-вторых, подобное уклонение выглядело бы как уклонение от Его страданий, а Он знал, что признание Им этого факта даст Его врагам все те преимущества в их борьбе против Него, которые они так желают получить. Итак Он исповедал Себя Сыном Божьим в пример для подражания Своим последователям и в целях ободрения их, чтобы и они, когда их призовут к ответу, исповедовали Его пред людьми, чем бы им это ни грозило. И, следуя этому примеру, такие известные мученики, как, например, мученики в Тивеях (Евсевий. История. 50.8, 100.9), охотно исповедовали себя христианами, хотя и знали, что поплатятся за это жизнью. Я не думаю, что Христос ответил на поставленный вопрос из чувства большего уважения к тому заклинанию Богом живым, которое богохульно применил Каиафа, чем то, с которым Он отнесся к подобному же заклинанию, прозвучавшему некогда из уст диавола, Map 5:7.

[2] В доказательство истинности этого утверждения Он ссылается на Свое второе пришествие, когда Он воистину будет превознесен. Вероятно, они посмотрели на Него с насмешливой, презрительной улыбкой, когда Он сказал им: «Я». «Хорошенький же Он Мессия, - подумали они, - Мессия, Который должен прийти с великой пышностью и властью»; ответом на эту презрительную усмешку и было сказанное Им слово даже. «Хотя Я сейчас и предстою перед вами таким униженным и жалким и хотя вы и считаете смешным то, что Я называю Себя Мессией, тем не менее настанет день, когда Я явлюсь в совершенно ином виде». Отныне, an apn - a modo - вскоре; ибо Его возвеличение началось спустя всего несколько дней после этого, уже совсем скоро начало учреждаться Его Царство; и отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы, чтобы судить этот мир. Прообразом и залогом этого грядущего суда должен был стать Его скорый суд над Израилем.

Примечание: ужасы Судного дня будут ощутимым приговором для самого упорного неверия, приговором не к обращению от злых дел (тогда каяться будет слишком поздно), а к вечному осуждению. Заметьте:

Во-первых, Кого они узрят - Сына Человеческого. Признав Себя Сыном Божьим даже в нынешнем состоянии уничижения, Он говорит о Себе даже в состоянии прославления как о Сыне Человеческом, ибо Он совмещал в Себе эти две противоположные природы. Воплощение Христа сделало Его Сыном Божьим и Сыном Человеческим, ибо Он есть Еммануил - Бог с нами.

Во-вторых, в каком положении они узрят Его:

1. В положении сидящего одесную силы, согласно пророчеству о Мессии (Пс 119:1): «Седи одесную Меня...», что указывает на владычество и на звание, до которого Он превознесен. Хотя сейчас Он и сидит на скамье подсудимых, вскоре они увидят Его сидящим на престоле славы.

2. В положении грядущего на облаках небесных; эти слова отсылают нас к другому пророчеству, в котором говорится о Сыне человеческом (Дан 7:13,14) и которое применяется по отношению к Христу (Лук 1:33), когда Он приходил разрушить Иерусалим. Таким ужасным был суд и такими ощутимыми были знаки гнева Агнца, что то, что произошло с городом, вполне можно было бы назвать видимым явлением Христа. Но, несомненно, сказанное выше относится к всеобщему суду: Он ссылается на этот день и оповещает их о том, что они должны будут явиться на этот суд с тем, чтобы ответить там и тогда за все то, что они делают сейчас. Ранее Он говорил об этом дне Своим ученикам, чтобы утешить их, и призывал их поднять головы свои в виду ожидающей их радости, Лук 21:27,28. Теперь же Он говорит о нем Своим врагам, чтобы устрашить их; ибо ничто так не утешает праведных и не ужасает нечестивых, как суд Христов над этим миром в последний день.

V. Признание Его виновным на этом суде. Тогда первосвященник разодрал одежды свои по иудейскому обычаю так поступать в тех случаях, когда они слышали или видели что-нибудь такое, что, по их мнению, бесславило Бога; см. Ис 36:22; 37:1; Деян 14:14. Каиафа хотел выглядеть в глазах окружающих так, как если бы он с великим усердием ревновал о том, чтобы слава принадлежала одному только Богу (пойдем, посмотрим на его ревность о Господе Саваофе), но, хотя он и претендовал на то, что ненавидит богохульство, он сам был величайшим богохульником. Он теперь же позабыл закон, запрещавший первосвященнику при каких бы то ни было обстоятельствах разрывать одежду, если только мы не рассматриваем этот случай как исключительный. Заметьте:

1. Преступление, в котором Он был признан виновным, - богохульство. Он богохульствует!.. Иными словами, Он оскорбительно высказывается в адрес Бога живого; именно это мы понимаем под словом богохульство. Поскольку мы грехом оскорбили Господа, Христос, когда Он был сделан для нас жертвою за грех, был осужден как богохульник за то, что сказал им истину.

2. На основании чего Его признали виновным. «Вот, теперь вы слышали богохульство Его! Зачем нам утруждать себя дальнейшими допросами свидетелей? Он Сам признал, что исповедует Себя Сыном Божьим». И тогда они расценили Его слова как богохульство и осудили Его на основании Его исповедания. Первосвященник торжествует, видя, что западня, которую он устроил, сработала удачно: «Думаю, что теперь я закончил Его дело». Хорошо, по душе нашей. Так, на их суде Он был осужден на основании собственных слов, потому что на суде Божьем нам должно было быть судимыми на том же основании. Против нас не нужны никакие свидетели: наша собственная совесть выступает против нас вместо тысячи свидетелей.

VI. Вынесение Ему приговора на основании оглашенного судом вердикта о признании Его виновным, ст. 66.

Здесь:

1. Каиафа обращается к судебным заседателям: «Как вам кажется?» Посмотрите на его подлое лицемерие и пристрастие: несмотря на то что он уже предрешил дело и объявил Христа виновным в богохульстве, он сейчас обращается к своим братьям и спрашивает их мнения, как бы желая получить у них совет, но злоба, даже так ловко скрываемая под мантией правосудия, так или иначе откроется. Если бы он вел слушание честно, то он собрал бы голоса судебных заседателей seriatim - no порядку, и, начав с младших, высказал бы свое мнение последним. Но он знал, что, занимая такое высокое общественное положение, он может влиять на мнение остальных, и потому высказывает свое суждение, полагая, что все с ним согласятся. Он рассматривает преступление Христа pro confesso так, как оно было исповедано, а решение судаpro concesso - так, как они договорились.

2. Судебные заседатели соглашаются с ним. Они сказали: «Повинен смерти». Возможно, не все они были согласны; нет никаких сомнений в том, что Иосиф из Аримафеи, если он присутствовал на том заседании, был иного мнения (Лук 23:51), также и Никодим и, вероятно, другие с ними. Однако большинство все же высказалось за вынесенный приговор. Поскольку же это был необычный совет, а лучше сказать, клика заговорщиков, по-видимому, никто не получил уведомления о предстоящем заседании, кроме тех, кто, как они знали, будет со всем соглашаться, и, таким образом, голосование прошло nemine contradicente - единогласно. Приговор гласил: «Повинен смерти, по закону заслуживает смерти». Хотя в настоящее время они и не имели власти предавать кого бы то ни было смерти, тем не менее посредством вынесения подобного приговора они делали человека изгнанником в собственном народе (qui caput gerit lupinum - он носит волчью голову; так наш старый закон определяет человека, находящегося на положении вне закона) и таким образом могли предать его либо в руки разъяренной толпы, как это было со Стефаном, либо суду озлобившегося народа перед лицом правителя, как это случилось с Христом. Так Господин жизни был приговорен к смерти, чтобы через Него не было никакого осуждения нам.

VII. Оскорбления и унижения, причиненные Ему после вынесения приговора, ст. 67, 68. Тогда, после того как признали Его виновным, они плевали Ему в лице. Так как они не имели власти предавать Его смерти и не могли гарантировать, что им удастся убедить правителя стать их судебным исполнителем, они и постарались, пока Он находится в их руках, причинить Ему все то зло, какое только позволяло им их положение. Осужденные узники находятся под особой защитой закона, перед которым они в долгу, и все цивилизованные народы всегда обращались с ними милосердно: довольно для них того, что они наказаны. Когда же был вынесен приговор нашему Господу Иисусу, с Ним стали обращаться так, как будто целый ад был спущен на Него, как будто Он был не только достоин смерти, но и, как если бы даже и она была слишком хороша для Него, не достоин сострадания, оказываемого наихудшим преступникам. Так Он сделался за нас клятвою. Но кто же были те, проявившие такую жестокость? По-видимому, это были те же самые люди, которые до того вынесли Ему приговор. Они же сказали в ответ: повинен смерти. Тогда плевали Ему в лице... Начало этим издевательствам положили священники, и не удивительно, что после этого и служители их, которые готовы были делать все, лишь бы развлечься, которые готовы были заискивать перед своими нечестивыми учителями, продолжили насмехательства. Посмотрите, как они уничижали Его:

1. Они плевали Ему в лице. Так исполнилось место Писания (Ис 50:6): ...лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания. Иов жаловался на то же самое оскорбление, которое было причинено и ему, и в этом заключался прообраз Христа (Иов 30:10);

Они... не удерживаются плевать пред лицем моим. Смотреть на Него с большим презрением, нежели на самый пол, на который они плевали, есть выражение величайшего презрения и бесчестья, какое только может быть. Когда Мариамь покрылась проказой, в глазах окружающих она была опозорена не меньше, чем в том случае, если бы отец ее плюнул ей в лице, Числ 12:14. Тот, кто отказывался восстановить семя брату своему, должен был по закону подвергнуться такому же бесчестью, Втор 25:9. Тем не менее Христос принял на Себя этот позор, когда исправлял повреждения в великой семье человечества. Лицо Того, Кто был прекраснее сынов человеческих, Кто был бел и румян и Кого чтят ангелы, было так непристойно поругано подлейшими и нижайшими из сынов человеческих. Такое поругание претерпел Он над Своим лицом, чтобы наши лица не покрылись вечным позором и презрением. Разве те, кто сейчас хулит Его благословенное имя, ругает Его слово и ненавидит Его образ в посвященных Ему людях, поступают лучше тех, кто тогда плевал Ему в лицо? Если бы оно было в пределах их досягаемости, они и сегодня делали бы то же самое.

2. Они заушали Его и ударяли Его по ланитам. Кроме позора эти их действия причиняли Ему еще и боль, ибо и то, и другое вошло в мир вместе с грехом. Ныне исполнились места Писания: Я предал... ланиты Мои поражающим... (Ис 50:6), и: ...подставляет ланиту свою бьющему его; пресыщается поношением (Плач 3:30), но, несмотря на это, молчит (Плач 3:28), и: ...тростью будут бить по ланите судью Израилева, Мих 5:1. Читаем заметку на полях: били Его палками, ибо таково значение слова ipamoav; и Он покорился этому.

3. Предварительно завязав Ему глаза, они заставляли Его отгадывать, кто ударял Его. Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

(1) Они стали забавляться Им, как некогда филистимляне - Самсоном. Людей, оказавшихся в бедственном положении, огорчает уже то, что другие вокруг них шутят и веселятся, но еще больше их огорчает то, когда подшучивают над ними и их бедой. Здесь был показан пример величайшей развращенности и величайшего упадка человеческой природы, какие только могут быть, и этот пример показывает, что необходима вера, способная возвратить людям утраченное человеколюбие.

(2) Они стали высмеивать Его пророческое служение. Они слышали, что Его называли пророком и что Он славился Своими удивительными откровениями. Они укоряли Его за это и делали вид, что хотят испытать Его как пророка, как будто Божественное всеведение обязано было снизойти до уровня детской игры. Подобным же образом оскорбляют Христа те, кто богохульно подшучивает над Писаниями и потешается над святыми вещами; они уподобляются Валтасару, употребившему для своих пиршеств сосуды из Иерусалимского храма.

Стихи 69-75. В этом отрывке содержится история отречения Петра от своего Учителя, и она также записана здесь как часть страданий Христа. Наш Господь Иисус находился сейчас в доме первосвященника, куда Его привели не для того, чтобы Его допросить, а, скорее, для того, чтобы над Ним поиздеваться. В этих обстоятельствах, в которых Он теперь оказался, видеть Своих друзей рядом было бы для Него некоторым утешением. Однако мы не находим здесь ни одного из Его друзей, за исключением одного лишь Петра, да и то лучше было бы, если бы он подальше держался от этого места. Посмотрите, как произошло его падение и как он вновь был восстановлен через покаяние.

I. Его грех, беспристрастно описанный здесь к чести автора этой части Писания, верно изложившего происшедшее. Заметьте:

1. Непосредственным поводом к согрешению Петра послужило то, что он сел на внешнем дворе вместе со служителями первосвященника.

Примечание: худое сообщество является для многих тем, что приводит к греху; и те, кто без нужды вступает в контакт с ним, оказываются на территории диавола, рискуют попасть в его ряды и могут рассчитывать либо на то, чтобы быть искушенными и уловленными в сети, как Петр, либо на то, чтобы быть осмеянными и обесчещенными, как его Учитель. Едва ли такие люди могут потом избавиться от влияния такого сообщества, не совершив греха или не нажив беды либо без того и другого вместе. Тот, кто хранит Божьи заповеди и Его завет, должен говорить беззаконным: «Удалитесь от меня...» (Пс 118:115). Когда Петр предупреждал новообращенных о необходимости спасаться от рода сего развращенного, он говорил это, основываясь на собственном опыте, ибо однажды он уже потерпел урон, просто оказавшись в таком сообществе.

2. Искушение к греху приступило к нему тогда, когда к нему обратились как к приверженцу Иисуса из Галилеи. Сначала одна служанка, потом другая, затем уже все остальные служители стали изобличать его в этом: «И ты был с Иисусом Галилеянином» (ст. 69). И: «И этот был с Иисусом Назореем» (ст. 71). И: «Точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя в том, что ты галилеянин» (ст. 73);

диалект и произношение галилеян отличались от выговора иудеев. Блажен человек, речь которого выдает в нем ученика Христа, святость и серьезность рассуждений которого указывают на то, что и он был с Иисусом! Посмотрите, как пренебрежительно они отзываются о Христе - Иисус Галилеянин и Иисус Назорей, попрекая Его той местностью, из которой Он происходил; и как презрительно они отзываются о Петре - этот, как бы показывая тем самым, что они считают позором для себя находиться в обществе такого человека, а он для их общества очень даже подходил. Тем не менее они ни в чем другом не могли обвинить его, кроме того, что он был с Иисусом, чего, по их мнению, было достаточно для того, чтобы представить его скандальной и подозрительной личностью.

3. Собственно, грехом Петра было то, что, когда его уличили в том, что он является одним из учеников Христа, он начал это отрицать, стыдясь и боясь признать себя учеником, и делал все для того, чтобы ему поверили что он не знает Его и не испытывает ни доброжелательности, ни расположения к Нему.

(1) В первый раз он сказал: «Не знаю, что ты говоришь». Это был уклончивый ответ; он сделал вид, что не понял, в чем его обвиняют, что не знает, кого она имеет в виду, называя имя Иисуса Галилеянина или говоря, что он был с Ним. Так, он чуждался на словах того, что так занимало теперь его сердце, занимало настолько, насколько только могло занимать его в настоящий момент.

[1] Мы совершаем большую ошибку, когда искажаем собственные наши представления, мысли, сердечные привязанности с тем чтобы достичь определенных целей; когда делаем вид, будто чего-то не понимаем или никогда не знали или не помним того, что в действительности мы и понимаем, и знаем, и помним. К этой разновидности лжи мы склонны более, нежели к какой-либо другой, потому что ее нелегко разоблачить; ибо кто знает, что в человеке, кроме духа человеческого? Но Бог знает все, и мы должны обуздывать в себе это нечестие страхом Его, Прит 24:12.

[2] Однако мы совершаем еще большую ошибку, когда стыдимся Христа, скрываем от других то, что мы Его знаем, и отказываемся исповедовать Его тогда, когда нас к тому призывают. Поступать так означает на деле то же самое, что и отречься от Него.

(2) При повторной атаке он сказал ясно и категорично: «Не знаю Сего Человека», -и подтвердил свой ответ клятвой, ст. 72. Это было равносильно тому, как если бы он сказал: «Я не признаю Его, я не христианин»; ибо христиане суть люди, знающие Христа. Почему же, Петр? Можешь ли ты взглянуть на того Узника, Который стоит сейчас перед судьями, и сказать, что ты не знаешь Его? Разве ты не оставил все и не последовал за Ним? И разве ты не был одним из Его людей? Разве ты не знал Его лучше, чем кто бы то ни было? Не ты ли исповедовал, что Он Христос, Сын Благословенного? Неужели ты забыл Его добрый и нежный взгляд, забыл ту близкую дружбу, которую имел с Ним? Можешь ли ты посмотреть Ему в глаза и сказать, что не знаешь Его?

(3) Во время третьего нападения он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека, ст. 74. Последнее отречение было наихудшим из всех, ибо путь греха всегда ведет вниз. Он клялся и божился:

[1] Чтобы подтвердить уже сказанное им и приобрести доверие к своим словам, чтобы уже никто не подвергал их сомнению. Он не только сказал, но и божился, и, однако же, сказанное им было ложью.

Примечание: есть все основания сомневаться в истинности того, что подтверждается запальчивыми клятвами и божбой. Только диавольские высказывания нуждаются в диавольских доказательствах. Кого не сильна удержать от насмешек над своим Богом третья заповедь, того не сильна удержать от обмана своего брата и девятая заповедь.

[2] Чтобы доказать, что он был не из учеников Христа, ибо они так не говорили. Клятва и божба достаточны для того, чтобы доказать, что человек не является учеником Христа, ибо для речи Его врагов ха-рактерно произносить имя Его напрасно.

Все же это написано в предостережение нам, чтобы мы не грешили, подобно Петру, чтобы никогда, ни прямо, ни косвенно, отклоняя ли Его предложения, противясь ли Его Духу, скрывая ли то, что мы знаем Его, стыдясь ли Его Самого и Его слов или же страшась пострадать за Него и с Его страдающим народом, мы не отрекались от Христа, искупившего нас Господа.

4. Рассмотрение обстоятельств, усугубляющих этот грех, может быть полезно для нас тем, что оно способно научить нас видеть подобные же проявления беззакония в собственных наших греховных действиях. Посмотрите:

(1) Кем он был. Апостолом, одним из первых трех учеников, тем, кто во всяких ситуациях больше всех остальных стремился сказать что-либо к чести Христа. Чем больше мы преуспеваем в исповедании нашей веры, тем больше мы грешим, если в чем-нибудь поступаем недостойно нашего исповедания.

(2) Как недвусмысленно его Учитель предупреждал его о грозящей ему опасности. Если бы он тогда отнесся к этому предупреждению так, как ему и следовало бы отнестись к нему, то он не впал бы теперь в это искушение.

(3) Как торжественно он обещал быть верным Христу в эту ночь испытания. Он снова и снова повторял тогда: «Я никогда не отрекусь от Тебя, я первым умру с Тобой». И все же он нарушил свое обещание, и его слово было: и да и нет.

(4) Как скоро после вечери Господней он впал в этот грех. Получить такой бесценный залог искупительной любви во время вечери и в ту же самую ночь, еще до наступления утра, отречься от своего Искупителя было поистине стремительным падением.

(5) Каким относительно слабым было это искушение. Нет, не судья и не кто-нибудь из служителей судилища обвинил его в том, что он ученик Иисуса, а просто какая-то служанка или две служанки, которые, вероятно, и не думали причинить ему зло, да и не причинили бы его, если бы даже он и признал справедливость выдвинутого против него обвинения. Это был всего лишь бег с пешими, Иер 12:5.

(6) Сколько раз он повторил свое отречение. Даже после того, как петух пропел в первый раз, он не остановился на пути искушения и еще дважды повторял этот грех. Неужели это Петр? Как упал ты!..

Все эти обстоятельства усугубляли его вину, но, с другой стороны, ее смягчало то, что все, что он говорил, он говорил в опрометчивости своей, Пс 115:2. Он впал в этот грех неожиданно для самого себя, не преднамеренно, как Иуда. Сердце его было против греха; он говорил очень плохо, но его речь была необдуманной; он только после осознал, что сказал.

II. Покаяние Петра в этом грехе, ст. 75. Описание греха приводится здесь в предостережение нам, чтобы мы не согрешали, а если все же грех когда-нибудь и овладеет нами, то здесь приводится также и описание покаяния в пример нам, чтобы мы торопились каяться. Теперь заметьте:

1. Что привело Петра к покаянию.

(1) ...Запел петух, ст. 74. Это было самое обычное явление, однако поскольку Христос в данном Им предостережении Петру упомянул пение именно петуха, постольку оно послужило средством для его отрезвления. Слово Христа может сделать значимым любой знак, какой Ему угодно будет избрать, и посредством этого слова Он может сделать его чрезвычайно полезным для душ тех людей, которые Ему принадлежат. Пение петуха было для Петра подобно голосу Иоанна Крестителя, зовущему к покаянию. Наша совесть должна действовать на нас подобно пению петуха, восстанавливая в нашей памяти все то, что мы позабыли. Когда вздрогнуло сердце Давида, запел петух. Там, где в душе действует принцип благодати, хотя бы в настоящий момент она и находилась во власти искушения, бывает достаточно легкого намека, посланного от Бога в напоминание, чтобы вернуть ее с окольных путей. В данном случае счастливым поводом к обращению души послужило пение петуха. Иногда Христос посещает нас Своей милостью при пении петуха.

(2) И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом... То, что он услышал, привело его в себя и вызвало у него слезы печали ради Бога. Теперь он осознал свою неблагодарность Христу и то, что пренебрег милостивым предостережением, данным ему Христом.

Примечание: серьезное размышление над словами Господа Иисуса служит мощным стимулом к покаянию и содействует сердечному сокрушению о грехе. Ничто так не печалит покаявшегося человека, как то, что он согрешил против благодати Господа Иисуса и против памятных знаков Его любви.

2. В чем выразилось его покаяние. И вышед вон, плакал горько.

(1) Его печаль была тайной. Из двора первосвященника он вышел на улицу, досадуя на себя за то, что вообще вошел в него. Теперь, когда он понял, в какую западню он попал, он начал выбираться из нее что было сил. Перед этим он уже выходил за ворота (ст. 71), и если бы тогда он совсем покинул двор, то его второго и третьего отречения могло бы и не быть. Однако тогда он вернулся, теперь же он вышел вон и больше уже не заходил во двор. Он пошел в какое-то пустынное место, где можно было уединиться и плакать о себе, как голуби долин, Иез 7:16; Иер 9:1,2. Он вышел, чтобы никто не мешал ему молиться по поводу этого печального случая. Мы тогда только можем испытывать наибольшую свободу в нашем общении с Богом, когда мы испытываем наибольшую свободу от общения и торговли этого мира. Оплакивая грех, мы находим племена особо и жен их особо, Зах 12:11,12.

(2) Его печаль была серьезной. ...Плакал горько. Печаль о грехе не должна быть поверхностной, но должна быть сильной и глубокой, как о единственном сыне. Те, кто сладко грешил, должны горько плакать ибо рано или поздно грех станет, как полынь. Эта глубокая печаль нужна не для того, чтобы удовлетворить Божественное правосудие (целое море слез не может удовлетворить его), а для того, чтобы доказать, что произошла действительная перемена ума, являющаяся сущностью покаяния, чтобы сделать прощение более желанным, а грех в будущем более отвратительным. Петр, который так горько оплакивал свое отречение от Христа, никогда уже больше не отрекался от Него, но часто и открыто исповедовал Его, и даже перед лицом опасности. После этого он стал настолько далек от сказанного когда-то: «Не знаю Сего Человека», что сделал так, что весь дом Израилев твердо узнал, что Сей Иисус есть Господь и Христос. Истинное покаяние в каком-либо грехе лучше всего доказывается нашим усердием в том, что ему противоположно, – в хождении в благодати и исполнении нашего долга; это есть признак не только горького, но и искреннего оплакивания нами нашего проступка. Предание гласит, что в течение всей своей жизни Петр не мог слышать пения петуха без того, чтобы при этом не заплакать. Те, кто искренне оплакал свой грех, будут печалиться при всяком упоминании о нем. Однако это будет содействовать не уменьшению, а скорее возрастанию их радости о Боге, о Его милости и благодати.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →