Толкование Мэтью Генри на евангелие от Марка 4 глава

I. Притча о семени и о четырех видах почвы (ст. 1-9), ее толкование (ст. 10-20) и применение, ст. 21-25.

II. Притча о постепенно и незаметно растущем семени, ст. 26-29.

III. Притча о горчичном зерне и общее замечание относительно притч Христа, ст. 30-34.

IV. Чудо мгновенного усмирения Христом бури на море, ст. 35-41.

Стихи 1-20. Предыдущая глава начиналась с того, что Христос пришел в синагогу (ст. 1), эта же начинается с того, что Он опять начал учить при море. Он изменял Свой метод, чтобы, по возможности, всех достичь и на всех воздействовать Своей проповедью. Чтобы удовлетворить щепетильную и более благородную публику, имевшую места, почетные места в синагоге, и не желавшую слушать проповеди ни в каком другом месте, Он не всегда проповедовал у моря, но, будучи волен в Своем поведении, часто ходил в синагоги и учил там. А чтобы удовлетворить простой люд, чернь, которым не было места в синагоге, Он не всегда проповедовал в ней, но опять начинал учить при море, куда они могли прийти послушать Его. Так и мы должны и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам, Рим 1:14. В данном случае был найден новый удобный метод проповеди, не применявшийся ранее, хотя и прежде Христос проповедовал у моря (гл 2:13), а именно: Он стоял в лодке, в то время как слушатели были на земле у моря; поскольку Тивериадское море было внутренним, то никакие приливы и отливы не мешали им. Принеся Свое учение в лодку и проповедуя его оттуда, Христос, как мне кажется, предсказывал этим, что Он пошлет Евангелие на острова народов, отправит Царствие Божье (такой драгоценный груз) по морю, возьмет его от иудейского народа, чтобы передать народу, который принесет больше его плодов.

I. Какой метод учения употреблял Христос, проповедуя народным массам, ст. 2. Он учил их много, но учил притчами, чтобы привлечь их внимание, ибо народ любит, когда с ним говорят на его языке, и даже невнимательные слушатели могут уловить простое сравнение, заимствованное из обыденной жизни, будут помнить и повторять его, в то время как саму истину, подразумеваемую в этом сравнении, они забывают или вообще не воспринимают ее. Но если они не позаботятся вникнуть в притчу, то она будет для них только развлечением: они своими глаза ми смотрят и не видят, ст. 12. Таким об разом, притча удовлетворяла их любопытство и в то же время была наказанием за их тупость; они сознательно закрывали от света глаза, и потому Христос поступил справедливо поместив его в темный фонарь притчи, обращенный светлой стороной к тем, кто применял ее к себе и готов был руководствоваться ею. А тем, кто только малое время хотел порадоваться им, он время от времени посылал вспышки света и снова оставлял их во тьме. Вполне справедливо говорит Бог о тех, кто не хочет видеть, что они не увидят, и скрывает от тех, кто беспечно оглядывается по сторонам и никогда не смотрит перед собой на то, что служит к миру их.

II. Какой метод толкования Он использовал в беседе с учениками. Когда же остался без народа, то не только двенадцать, но и другие, окружающие Его вместе с двенадцатью, воспользовались возможностью спросить Его о значении притчи, ст. 10. Они обнаружили, что хорошо быть возле Христа, и чем ближе к Нему, тем лучше. Хорошо быть с двенадцатью, общаться с теми, кто близок к Христу. Он сказал им, что обладали особым преимуществом - им было дано знать тайны Царствия Божия, ст. 11. Тайна Господня была с ними. То, что для других было лишь развлечением, для них было наставлением, с каждой притчей они возрастали в познании и больше понимали пути и методы, которыми Христос намеревался устанавливать Свое царство в мире, в то время как другие заблуждались и не становились мудрее. Примечание. Знающие тайны Царствия небесного должны сознавать, что это дано им; и свет, и зрение они получают от Иисуса Христа, Который после Своего воскресения изъяснял Писания и отверзал ум, Лук 24:27,45.

В частности, здесь приводится:

1. Притча о сеятеле, уже встречавшаяся нам в Мф. 13-9. Христос начинает ее (ст. 3) словом Слушайте и заканчивает словами (ст. 9): Кто имеет уши слышать, да слышит! Примечание. Слова Христа требуют внимания, и говорящие от имени Его могут требовать и должны возбуждать его. Даже к тем словам, которые мы еще не до конца или не совсем правильно понимаем, надо относиться с вниманием, веря в их разумность и важность и в то, что в конце концов мы поймем их. В словах Христа мы найдем больше, чем может показаться с первого взгляда.

2. Истолкование ее ученикам. Прежде чем объяснить притчу, Христос поставил перед учениками вопрос, который отсутствует у Матфея (ст. 13): «Не понимаете этой притчи? Не понимаете ее значения? Как же вам уразуметь все притчи?

(1) Если вы не понимаете значения этой притчи, такой простой и понятной, как же вы уразумеете другие притчи, менее ясные и понятные? Если вас приводит в замешательство эта притча, так ясно говорящая о различном успехе проповедования слова слушающим его, что вы и сами могли бы уразуметь это, то как же вы сможете понять притчи, говорящие об отвержении Израиля и призыве язычников, о чем вы не имеете никакого представления?» Примечание. Жажда знаний должна побуждать нас к молитве и стараниям, ибо много существует вещей, в познании которых мы заинтересованы, и если мы не понимаем простых евангельских истин, то как постигнем более трудные? Vita brevis, ars longa - жизнь коротка, искусство обширно. Если ты с пешими бежал, и они утомили тебя, как же тебе состязаться с конями? (Иер 12:5).

(2) «Если вы не знаете, как надо слушать слово, чтобы извлечь пользу из него, то как вы сможете получить пользу от того, что услышите потом? Эта притча должна научить вас быть внимательными и чуткими к слову, чтобы вы могли понимать его. Если не примете этого, то не узнаете, как пользоваться ключом, который отворит вам дверь ко всему остальному». Если мы не понимаем правила, которые должны соблюдать, чтобы получать пользу из слова, то как мы будем пользоваться каким-нибудь другим правилом?

Заметьте, что, прежде чем объяснить притчу, Христос:

[1] Указывает им на то, как печально положение тех, кому не открыто значение Его учения: Вам дано знать, а им нет. Примечание. Это помогает нам больше ценить преимущества, данные нам как ученикам Христа, когда мы видим плачевное состояние тех, которые лишены их, и особенно то, что они находятся вне пути обращения - да не обратятся и прощены будут им грехи, ст. 12. Только те, кто обратился, получают прощение грехов своих, несчастье необращенных душ заключается в том, что на них лежит вина непрощенных грехов.

[2] Он показывает им, какой это позор для них, что они нуждались в подробном разъяснении услышанного ими слова и не поняли его сразу же. Желающие возрастать в познании должны осознать свое невежество.

Подготовив их таким образом, Он дает им толкование притчи о сеятеле, такое же, как и у Матфея. Заметим здесь только следующее:

Во-первых, на огромном поле Церкви слово Божье распределяется между всеми без различия. Сеятель слово сеет (ст. 14), сеет наудачу, при всех водах, на всякой почве (Ис 32:20), не зная, куда оно попадет и какой принесет плод. Он разбрасывает семя, для того чтобы умножить его. Некогда Христос сеял Сам, когда ходил повсюду, уча и проповедуя, теперь Он высылает Своих служителей и сеет уже их руками. Служители - это сеятели, им необходимо иметь искусство и рассудительность земледельца (Ис 28:24-26), они должны смотреть не на ветры и облака (Еккл 11:4,6), а на Бога, Который дает семя сеющему, 2Кор 9:10.

Во-вторых, из множества тех, кто слушает слово Евангелия, читает его и сведущ в нем, лишь немногие принимают его так, чтобы принести плод: согласно этой притче только один из четырех приносит добрый плод.

Печально сознавать, как много драгоценных семян Божьего слова пропадает даром и посеяно напрасно. Но грядет день, когда придется дать отчет за все упущенные проповеди. Многим, слышавшим, как Сам Христос проповедовал на их улицах, будет предложено отойти от Него. Поэтому, те, для кого благочестие заключается только в слушании, как будто оно одно может спасти их, обманывают себя и строят свою надежду на песке, Пак 1:22.

В-третьих, многие попадают под влияние слова только на время и не получают от него никакой постоянной пользы. Душа их приходит в движение от услышанного слова, но оно подобно простой вспышке, как при потрескивании тернового хвороста под котлом. Мы читаем о лицемерах, что они хотели знать пути Божьи (Ис 58:2), об Ироде, что он с удовольствием слушал Иоанна (гл 6:20), и о других, которые радовались при свете его (Иоан 5:35), а также о тех, для кого Иезекииль был забавным певцом (Иез 33:32);

представленные здесь под каменистой почвой принимают слово с радостью, но ни к чему не приходят.

В-четвертых, причина того, почему проповедуемое слово не производит внушительного, продолжительного впечатления на умы людей, заключается в том, что их сердца не расположены и не подготовлены должным образом к принятию слова. Виноваты они сами, а не слово: одни беспечны и забывчивы, поэтому не получают никакой пользы от слова, оно входит им в одно ухо, а из другого выходит. У других сознание греховности подавляется их плотскими вожделениями, доброе впечатление, произведенное в них словом, стирается, так что они не достигают продолжительной пользы от слова.

В-пятых, диавол усердно хлопочет вокруг несобранных, беспечных слушателей, подобно птицам небесным, снующим среди лежащих на земле семян. Когда сердце, как большая дорога, не вспаханное, не смиренное, когда оно доступно всем и по нему шагает любой прохожий, как бывает у тех, кто любит большие компании, тогда диавол действует, как птицы: он быстро приходит и похищает слово, когда мы и не подозреваем этого. Поэтому, если эти птицы опускаются на жертвы, мы должны, подобно Аврааму, отгонять их (Быт 15:11), ибо хотя мы не можем запретить им летать над нашими головами, но можем не позволять им гнездиться в наших сердцах.

В-шестых, многие не доходят до открытого отступления, не отказываются от своего исповедания, как уподобляющиеся каменистой почве, однако их исповедание незаметно заглушается и подавляется, так что остается бесплодным. Они сохраняют чисто внешнее, лицемерное исповедание, которое ничего не осуществляет, и опускаются так же уверенно, как и те, хотя внешне более благовидно, до самой преисподней.

В-седьмых, неглубокое впечатление обычно бывает непродолжительным, дни страданий и испытаний уничтожают его, подобно тому как высокий прилив смывает следы на морском песке. Когда это беззаконие умножается, у многих охладевает любовь к путям Божьим; многие из тех, кто хранит веру в ясные дни, теряют ее во время бури, подобно тому как некоторые ходят в море для развлечения и возвращаются, когда поднимается ветер. Беда лицемеров заключается в том, что они не имеют в себе корня, действуют не из твердого жизненного принципа; они не заботятся о том, чтобы потрудиться над своим сердцем, а без этого благочестие пусто. Только тот христианин, кто внутренне таков.

В-восьмых, многим мешает приобретать пользу от слова Божьего изобилие мирских благ. Многие добрые наставления о смирении, милосердии, самоотречении и горних помышлениях заглушаются и теряются из-за подавляющего влечения к удовольствиям мира, к которым так склонны те, кому он улыбается. Таким образом, многие исповедующие веру хотя и могли бы чего-то достичь, оказываются подобными тощим коровам и тощим колосьям из снов фараона.

В-девятых, те, кто не обременен заботами века сего и обольщением богатством, могут потерять пользу от своего вероисповедания по причине других пожеланий, пожеланий других вещей, так говорит д-р Хаммонд (Hammond), то есть неумеренных желаний того, что удовлетворяет чувственность или воображение. Угождение плоти может погубить и тех, кто не многим обладает в этом мире.

В-десятых, Бог ожидает и требует плода от тех, кто утешается Евангелием, плода, соответствующего семени, - настроения ума и образа жизни, согласных с Евангелием, христианских добродетелей, упражняемых каждый день, и должного исполнения христианских обязанностей. Это есть плод, и он должен умножаться в нашу пользу.

И наконец, нельзя ожидать доброго плода, кроме как от доброго семени. Если семя сеется на доброй почве, если сердце смиренное, святое, небесное, то плод непременно будет добрым и будет умножаться иногда даже до ста крат, как это было у Исаака, Быт 26:12.

Стихи 21-34. Уроки, преподанные нам здесь нашим Спасителем посредством притч и образных выражений, заключаются в следующем:

I. Те, кто добр, должны считать своей обязанностью делать добро, то есть, как сказано в предыдущей притче, приносить плод. Бог ожидает благодарной отдачи от нас, получивших Его дары, и полезного их употребления, ибо (ст. 21): Для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? Нет, но чтобы поставить ее на подсвечнике. Апостолы были поставлены, чтобы принимать Евангелие не только для себя, но и для блага других, передавать его им. Все христиане должны служить тем даром, какой получили. Отметим:

1. Дары и добродетели делают человека подобным свече, светильнику Господню (Прит 20:27), зажженному Отцом светов; самые выдающиеся из них - не более чем светильники, жалкие огоньки в сравнении с Солнцем правды. Свеча освещает малое пространство и светит короткое время, ее легко задуть, она непрерывно сгорает и тает.

2. Многие, будучи зажженными, подобно свечам, прячут себя под кроватью или под сосудом: они не являют благодати в себе и не служат благодатью другим, они имеют имущество, но не творят добро, имеют тело и чувства, разум и, возможно, знания, но от них никому нет пользы; как тонкая восковая свечка в сосуде, они горят для себя.

3. Те, кто зажжен, подобно свечам, должны поставить себя на подсвечник, то есть использовать любую возможность для доброго дела, так как они сотворены для славы Божьей и служения обществу, членами которого являются. Мы рождены не для себя.

В качестве основания для этого приводятся слова: Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; или лучше - что не должно стать явным, ст. 22. Какое бы сокровище даров и добродетелей ни было заложено в человеке, единственное назначение этого сокровища состоит в том, чтобы быть достоянием всех. И Евангелие не должно оставаться тайной апостолов, оно не должно скрываться, но должно выйти наружу и быть разглашено по всему миру. И хотя Христос разъяснял ученикам притчи наедине, однако при этом преследовалась одна цель - сделать их более полезными для общества. Они учились для того, чтобы учить других. Общее правило таково: Каждому дается проявление Духа на пользу не только себе, но и другим.

II. Тем, кто слышит слово Евангелия, следует заботиться о том, чтобы быть внимательными к слышанному и извлекать из него пользу, потому что от этого зависит их благоденствие или горе. И здесь Христос повторяет слова, сказанные ранее: Если кто имеет уши слышать, да слышит, ст. 23. Благую весть надо слушать с почтительным вниманием, но этого недостаточно, и Христос добавляет (ст. 24): Замечайте, что слышите; имейте должное уважение к слышанному. Размышляйте над тем, что слышите,-™ толкует это место д-р Хаммонд (Hammond). Примечание. Слышанное не принесет нам никакой пользы, если мы не будем рассуждать о нем. Те, кому надлежит учить других, должны быть особенно внимательны к Божественному; должны вникать в то послание, которое им следует передать другим, чтобы передать его в точности. Мы тоже должны замечать, что слышим, и испытывать все, чтобы держаться хорошего. Мы должны быть осторожными и бодрствовать, чтобы не оказаться обманутыми. Для усиления этого предостережения рассмотрим следующее:

1. Как мы поступаем с Богом, так и Бог поступит с нами (так объясняет эти слова д-р Хаммонд): какою мерою мерите, такою отмерено будет вам... Если вы будете верными служителями Ему, то и Он будет для вас верным господином, с мужем искренним Он поступает искренно.

2. По мере того как мы употребляем доверенные нам таланты, мы умножаем их. Когда мы пользуемся своими знаниями для славы Божьей и пользы людей, они заметным образом возрастают, подобно капиталу, находящемуся в обращении. Прибавлено будет вам слушающим. Ибо, кто имеет, тому дано будет, ст. 25. Если ученики передают церкви то, что получили от Господа, то они будут еще больше посвящены в тайны Его. Дары и добродетели приумножаются при их упражнении; Бог обещал благословить руки усердного.

3. Если же мы их не используем, то теряем и то, что имеем. А кто не имеет, то есть не использует для блага других то, что имеет, так что оно пропадает впустую, как если бы он и не имел ничего, у того отнимется и то, что имеет. Закапывание таланта означает предательство по отношению к оказанному доверию и равносильно его потере. Дары и добродетели притупляются при недостаточном употреблении их.

III. Доброе семя Евангелия, посеянное в мире и посеянное в сердце, постепенно производит замечательное действие, но бесшумно (ст. 26 и далее): Так и Царствие Божие, так и Евангелие, когда оно сеется и принимается, как семя на доброй почве.

1. Оно взойдет. Хотя и кажется, что оно пропало, погребенное под глыбами земли, но оно найдет или проложит себе путь среди них. Семя, брошенное в землю, взойдет. Пусть только слово Христа найдет в душе место, которое оно должно там иметь, и оно проявит себя, подобно мудрости свыше, в добром хождении. После того как поле засеют зерном, как быстро изменяется его поверхность! Как весело и приятно оно выглядит, когда покрывается зеленью!

2. Земледелец не может описать, как оно всходит, это одна из тайн природы: и как семя всходит и растет, не знает он, ст. 27. Он видит его уже выросшим, но не может сказать, каким образом оно выросло или по какой причине и каким способом оно растет. Точно так же мы не знаем, как Дух Святой посредством слова производит перемену в сердце. Это еще труднее, чем заметить веяние ветра, звук которого мы слышим, но не знаем, откуда он приходит и куда уходит. Беспрекословно, это великая благочестия тайна: как Бог явился во плоти, как Он пришел, чтобы быть принятым верою в мире,- 1Тим 3:16.

3. Земледелец, когда посеет семя, больше ничего не делает для того, чтобы оно взошло. Он спит, и встает ночью и днем, и, возможно, никогда даже не думает о посеянном зерне и не смотрит на него, а занимается другими делами и развлекается, а земля сама собою производит плод, согласно естественному курсу природы и при содействии Божественной силы. Так же и слово благодати, когда оно принимается с верой, совершает в сердце труд благодати, и проповедующие нисколько этому не содействуют. Это совершает Дух Божий, когда они спят и ничего не могут сделать (Иов 33:15,16) или когда они встают, чтобы идти по другим делам. Пророки не вечно живут, но слово, произнесенное ими, совершает свой труд, когда они уже в могилах, Зах 1:5,6. Роса питающая семя, не зависит от человека и не полагается на сынов Адамовых, Мих 5:7.

4. Оно растет постепенно: сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе, ст. 28. Когда оно взойдет, то тянется вверх: в природе все идет своим чередом. Так же и в отношении благодати. Влияние Христа в мире и в сердце растет и всегда будет расти, и несмотря на то что начало невелико, будущий результат будет несравненно больше. Хотя ты сеешь не то тело, которое будет в будущем, а всего лишь голое зерно, однако Бог даст каждому семени свое тело. Вначале это только нежная зелень, которую может прихватить мороз или растоптать нога человека, и тем не менее она возрастает в колос, а потом и в полное зерно в колосе. Natura nin facit per saltum - природа ничего не делает внезапно. Бог совершает Свою работу бесшумно и незаметно, но твердо и успешно.

5. Наконец он достигает совершенства (ст. 29): Когда же плод созреет и готов упасть в руки хозяина, тогда он немедленно посылает серп. Это указывает на то, что:

(1) Христос теперь принимает служение, совершенное для Него от искреннего сердца и из добрых принципов; из плодов Евангелия, нашедшего место в душе и произведшего в ней свой труд, Христос собирает урожай славы для Себя, см. Иоан 4:35.

(2) Он вознаградит их в вечной жизни. Когда верно принявшие Евангелие заканчивают свой путь, приходит время жатвы, и они собираются, как пшеница в Божию житницу (Мф 13:30), как скирды хлеба в свое время.

IV. Вначале труд благодати незаметен, но в конечном счете он достигает значительного и великого результата, ст. 30-32. «Чему уподобим Царствие Божие, воздвигаемое Мессией? Как Мне довести до вашего понимания метод его становления?» Христос как бы рассуждает и советуется Сам с Собою, как представить Царствие Божье с помощью подходящего сравнения: Какою притчею изобразим его? Возьмем ли ее из движения солнца или кругообращения луны? Нет, сравнение берется из земных явлений: Оно – как зерно горчичное. Перед этим Он сравнивал его с посеянным семенем, здесь же - с горчичным зерном, намереваясь этим показать:

1. Что начало Евангельского Царства будет очень мало, подобно меньшему из всех семян на земле. Когда христианская церковь была посеяна на земле для Бога, вся она вмещалась в одном месте и количество членов ее было около ста двадцати (Деян 1:15), подобно тому как сынов Израилевых, когда они переселялись в Египет, было всего семьдесят душ. Труд благодати в душе поначалу всего лишь, как маловажный день, как облако размером с ладонь. Никогда такое великое дело, как дело научения целых народов через служение апостолов, не совершалось такой незначительной горсткой людей, и никогда никакой труд не завершался такой великой славой, как труд благодати, имевший такое неубедительное и малообещающее начало. Кто мне родил их?

2. Что его завершение будет необычайно великим: а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков. Царство Евангелия в мире будет расти и распространяться до самых отдаленных народов земли и продлится до самых последних веков. Церковь выпустит большие ветви, сильные, широко распространяющиеся и плодоносные. Труд благодати производит в душах великие плоды, находящиеся в настоящее время в стадии развития. Но какими они будут, когда их рост завершится на небе? Различие между горчичным зерном и разросшимся деревом ничтожно мало по сравнению с различием между молодым новообращенным на земле и прославленным святым на небе. См. Иоан 12:24.

После подробного изложения этих притч евангелист делает общее заключение относительно проповедования Христа: И таковыми многими притчами проповедовал им слово, (ст. 33), - намереваясь, вероятно, отослать нас к более пространному обзору притч такого рода, с которым мы уже познакомились, Мф. 13. Он говорил им притчами, сколько они могли слышать; Он заимствовал Свои примеры из хорошо знакомых им явлений и приспосабливался к уровню их развития, передавал их в простых выражениях, снисходя к их способностям. Хотя Он не открывал им тайны этих притч, однако Его манера выражаться была простой, такой, чтобы впоследствии они легко могли вспомнить преподанное Им к своему назиданию. Но в то время без притчи не говорил им, ст. 34. Слава Господа была покрыта облаком, и Бог разговаривал с нами на языке сынов человеческих, чтобы если не сразу, то постепенно мы могли понять его значение. Сами ученики только потом поняли высказывания Христа, вначале их истинный смысл был для них неясен. Но эти притчи Он изъяснял ученикам наедине. Мы не можем не желать такого же разъяснения других притч, какое имеем для притчи о сеятеле, но в этом нет большой необходимости, поскольку, когда Церковь будет расширяться, эти притчи разъяснятся сами собой.

Стихи 35-41. Об этом чуде укрощения бури, совершенном Христом ради спасения учеников, мы уже читали (Мф 8:23 и далее), однако здесь о нем повествуется более полно.

1. Это случилось вечером того же дня, когда Христос проповедовал с лодки, ст. 35. На протяжении всего дня Он трудился в слове и учении. Вместо того чтобы беречь Себя, Он Себя расточал, чтобы научить нас не думать о том покое, который еще остается для нас, пока не придем на небо. Конец утомительного труда может оказаться лишь началом бури. Однако Заметьте, лодка, служившая Христу кафедрой, находится под Его особой охраной и хотя подвергается опасности, но утонуть не может. Что используется для Христа, Он проявляет особую заботу о том.

2. Он Сам предложил выйти в море ночью, потому что не хотел терять времени: Переправимся на ту сторону. Там, как мы прочтем в следующей главе, Его ожидал труд. Христос ходил повсюду, делая добро, и никакие трудности не могли остановить Его. И мы должны так же усердно служить Ему и нашему поколению, в соответствии с Его волей.

3. Они не выходили в море, пока не отпустили народ, то есть не дали каждому из них того, за чем они пришли, пока не ответили на все их просьбы, ибо Он никого не отсылал сетующим на то что напрасно приходил к Нему. Или: они отпустили их с благословением, ибо Христос пришел в мир не только провозгласить благословение, но принести и дать его.

4. Они взяли Его, как Он был, то есть в той же самой одежде, в которой Он был, когда проповедовал, без какой-либо верхней одежды, которую следовало бы Ему накинуть, чтобы сохранить тепло перед выходом в море ночью, тем более после проповедования. Из этого вовсе не следует делать вывода, будто можно беспечно относиться к своему здоровью, но надо научиться не проявлять излишней заботы о своем теле.

5. Буря была настолько сильной, что лодка наполнялась водою (ст. 37), не потому, что стала протекать, но, вероятно, отчасти из-за ливня, так как употребленное здесь слово означает бурю с дождем. Как бы то ни было, поскольку лодка была небольшая, волны били в нее так, что она наполнилась водой. Примечание. Это не ново, что лодка, в которой находятся Христос и Его ученики, Христос, Его имя и Евангелие, подвергается серьезной опасности.

6. С Ним были и другие лодки, которые, без сомнения, так же бедствовали и подвергались той же опасности. Вероятно, на этих лодках переправлялись желающие сопровождать Христа ради Его проповеди и чудес на другой стороне. Когда Он отправился в море, народ разошелся, но были и такие, которые рискнули следовать за Ним по воде. Тот правильно следует за Агнцем, кто идет за Ним, куда бы Он ни пошел. Надеющиеся обрести блаженство во Христе должны добровольно связать с Ним свою судьбу и рисковать вместе с Ним. В обществе Христа можно смело и бодро выходить в море, даже если предвидится буря.

7. Христос спал во время бури. Здесь сказано, что Он спал на корме, на лоцманском месте; Он лежал у руля, чтобы показать, как написал Джордж Герберт, что когда ветры и волны атакуют корабль, Он оберегает его и ведет по курсу, Даже если кажется, что корабль дрогнул. Буря - триумф Его мастерства, Он может закрыть глаза, но не сердце. Там было возглавие, каким обычно оснащаются рыбацкие шлюпки. И Он спал на нем, чтобы испытать веру Своих учеников и возгреть их молитвы: во время испытания их вера оказалась слабой, а молитвы - сильными. Примечание. Когда Церковь переживает бури, иногда кажется, что Христос спит, что Его не беспокоят скорби Его народа, что Он безучастен к его молитвам и не торопится избавлять его. Истинно Он - Бог сокровенный, Ис 45:15. Но как Он медлит, когда в действительности не медлит (Авв 2:3), так Он спит, когда на самом деле не спит: Не дремлет и не спит хранящий Израиля, Пс 110:4. Он спал, но сердце Его бодрствовало, как сердце возлюбленной, Песн 5:2.

8. Ученики ободряли себя присутствием Христа и считали, что самое лучшее для них - воспользоваться им, обратиться к Нему, налегать на весла молитвы более, нежели на другие весла. Их уверенность опиралась на то, что с ними был их Учитель, а лодка с Христом, даже бросаемая бурей, потонуть не может; куст, где находится Бог, может гореть, но не сгорит. Находясь на борту корабля, Цезарь ободрял его капитана словами: С тобою Цезарь и его удача. Ученики разбудили Христа. Если бы их не вынуждали обстоятельства, они не стали бы тревожить, или будить, своего Учителя, доколе Ему угодно (Песн 2:7), но они знали, что Он не простит им такой вины. Когда кажется, что Христос спит во время бури, Его пробуждают молитвы Его народа; когда мы не знаем, что делать, наши глаза должны быть обращены к Нему (2Пар 20:12), мы можем находиться в тупике, но не в тупике веры, когда имеем возможность прийти к такому Спасителю. Их обращение к Христу передано здесь очень выразительно: Неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем? Я считаю, что это звучит довольно-таки грубо, больше похоже на упрек за то, что Он спал, чем на просьбу о пробуждении. И я не нахожу этому иного оправдания, кроме допущенной Им большой близости в отношениях с ними и свободы в их обращении с Ним, а также тех отчаянных обстоятельств, которые испугали их настолько, что они сами не знали, что говорят. Весьма оскорбляют Христа те, кто считают Его безразличным к страданиям Своего народа. Это вовсе не так: Он не хочет, чтобы кто-нибудь погиб, и тем более один из малых сих, Мф 18:14.

9. Здесь мы находим слово повеления, которым Христос запретил буре и которого нет у Матфея, ст. 39. Он сказал: Умолкни, перестань – Siwvpa, pefivmwso - стихни, замолчи. Пусть не воет больше ветер и не ревет море. Таким образом Он укрощает шум моря, шум его волн, при этом особый акцент делается на том, что они умолкают, Пс 64:8 и 93:3,4. Шум нагоняет страх и смятение, пусть мы не услышим его больше.

(1) Это слово повеления для нас. Когда наши злые сердца становятся как море взволнованное, которое не может успокоиться (Ис 57:20), когда наши чувства кипят, выйдя из-под контроля, представим себе, что мы слышим приказ Христа, гласящий: Умолкни, перестань. Не предавайся смущающим тебя мыслям и не произноси необдуманных слов, но успокойся.

(2) Это слово утешения для нас, а именно: какой бы грозной и свирепой ни была буря волнений, Иисус Христос может усмирить ее одним словом. Когда нас одолевают извне нападения и внутри страхи, когда дух находится в смятении, Христос может сотворить плод уст, мир. Если Он скажет: Умолкни, перестань, то немедленно наступит великая тишина. Повелевать морям – это, как сказано в Писании, прерогатива Бога, Иер 31:35. Тот, Кто сотворил моря, силен и успокоить их.

10. Упрек, сделанный Христом ученикам за их страхи, здесь звучит строже, чем у Матфея. Там написано: Что вы боязливы?.. Здесь же: Что вы так боязливы? Хотя и были основания для некоторого страха, но не для такого, как этот. Там написано: маловерные. Здесь: Как у вас нет веры? Это не означает, что у учеников вообще не было веры. Нет, они верили, что Иисус есть Христос, Сын Божий, но в тот момент их страх преобладал над верой, и казалось, что у них нет веры. Удивительно, что когда им представилась возможность проявить свою веру, они действовали так, как будто ее не было у них. «Как это случилось, что у вас не оказалось веры, что вы подумали, будто Я не приду своевременно на помощь к вам?» Кто способен допустить мысль, будто Христу нужды нет, когда Его народ погибает, тот может опасаться за свою веру, и Христос справедливо негодует на это.

И наконец: по-разному выражено впечатление, произведенное на учеников этим чудом. У Матфея сказано: Люди же удивлялись, а здесь: И убоялись страхом великим (так звучит это место в оригинале). Это уже был страх, очищенный верой. Когда они убоялись ветров и морей, причиной страха был недостаток благоговения перед Христом, которое им следовало бы иметь. Теперь же, когда они увидели проявление Его могущества над морем и ветром, то их стали бояться меньше, а Его больше. Они убоялись того, чтобы не оскорбить Христа своими страхами неверия, поэтому теперь постарались воздать Ему славу. Вначале они устрашились власти и гнева Творца, явленных в буре, в этом страхе были мучение и ужас. Теперь же они убоялись силы и благодати Искупителя, проявившихся в тишине, убоялись Господа и Его благости, и этот страх принес им наслаждение и удовлетворение, заставил их воздать славу Христу, подобно тому как спутники Ионы, когда утихло море от ярости своей, устрашились Господа великим страхом и принесли Господу жертву, Иона 1:16. Жертвой, принесенной учениками во славу Христа, были слова: Кто же это? Конечно, больше чем человек, ибо и ветер и море повинуются Ему.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →