Толкование Мэтью Генри на евангелие от Марка 6 глава

В этой главе мы читаем о многих достойных внимания событиях из жизни нашего Господа Иисуса; с сущностью всех их мы уже познакомились у Матфея, однако здесь отмечаются обстоятельства, которых мы не встречали у него.

I. Презрение, выраженное Христу Его соотечественниками на том основании, что Он был одним из них и они знали (или думали, что знали) о Его происхождении, ст. 1-6.

II. Власть над нечистыми духами, которую Он дал Своим апостолам, и описание их деятельности, ст. 7-13.

III. Странное мнение о Христе, бывшее у Ирода и других, в связи с чем мы имеем здесь историю мученичества Иоанна Крестителя, ст. 14-29.

IV. Удаление Христа в пустынное место; толпа, последовавшая за Ним с целью услышать Его наставления; насыщение Им пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбками, ст. 30-44.

V. Христос, идущий по морю к Своим ученикам; множество исцелений, совершенных Им на другом берегу, ст. 45-56.

Стихи 1-6. I. Христос посещает Свое отечество, место, где Он не родился, но воспитывался, то есть Назарет; там жили Его родственники. Пребывание среди них было опасным для Его жизни (Лук 4:29), и все же Он опять пришел к ним; так удивительно Он сохранял Свое милосердие к Своим врагам и искал их спасения. Куда бы Христос ни шел, даже в опасность, за Ним следовали Его ученики (ст. 1), ибо они оставили все, чтобы следовать за Ним, куда бы Он ни пошел.

II. Там Он учил в их синагоге в субботу, ст. 2. По-видимому, здесь не было такого огромного стечения народа к Нему, как в других местах, так что Он не имел возможности проповедовать, пока они не собрались вместе в субботний день; и тогда Он очень понятно объяснял отрывок из Священного Писания. На религиозных собраниях, в субботние дни, должно, по примеру Христа, проповедоваться Слово Божье. Принимая от Бога наставления, мы тем самым воздаем Ему славу.

III. Они не могли не признать того, что составляло большую честь для Него:

1. Что Он говорил с великой премудростью и что эта премудрость была Ему дана, ибо Он, как было им известно, не получил никакого образования.

2. Что Он творил чудеса, совершал их Своими руками для подтверждения Своего учения. Они признали два великих доказательства Божественного происхождения Его Евангелия - Божественную мудрость, явленную в его изобретении, и Божественную силу, которая действовала для его подтверждения. Но хотя они и не могли отрицать эти свидетельства, однако не пожелали сделать из них соответствующее заключение.

IV. Несмотря на эти доказательства, они старались умалить Его достоинство и вызвать в умах людей предубеждение против Него. Вся эта премудрость и все эти чудеса в счет не принимались, потому что Он воспитывался дома, никогда не путешествовал, не учился ни в школе, ни у ног кого-нибудь из их учителей (ст. 3): Не плотник ли Он? По Матфею, они укоряли Его за то, что Он был сыном плотника, поскольку Его предполагаемый отец плотничал. Но, видимо, они добавили затем: Не плотник ли Он? - поскольку наш Господь Иисус, вероятно, занимался этим ремеслом вместе со Своим отцом, прежде чем вышел на общественное служение, по крайней мере иногда, как поденщик. Этим самым Он хотел:

1. Смирить Себя, отказаться от славы, как принявший на Себя образ раба и пришедший для того, чтобы послужить. Так глубоко унизился наш Искупитель, когда пришел искупить нас из нашего низкого положения.

2. Научить нас отвращаться праздности и находить себе занятие в этом мире, предпочитать заниматься простым и тяжелым трудом, обеспечивающим лишь скудные средства к существованию, чем предаваться лени. Ничто так не вредно для молодых людей, как склонность к праздности. У иудеев было хорошее правило: их молодые люди, собиравшиеся в будущем стать учеными, обучались еще какому-нибудь ремеслу, чтобы они могли заполнять свое время тем или иным делом, а в случае нужды заработать себе на хлеб; так, например, Павел был делателем палаток.

3. Оказать честь презренным ремесленникам и ободрить тех, кто живет трудом рук своих, хотя великие люди смотрят на них с пренебрежением. Еще они укоряли Его за то, что родственники Его были простыми людьми: «Он сын Марии; не здесь ли между нами Его братья и сестры? Мы знаем Его семью и родственников». Поэтому, несмотря на свое изумление Его учением (ст. 2), они все же соблазнялись о Нем (ст. 3), относились к Нему с предубеждением и с презрением смотрели на Него. По этой причине они не принимали Его учения, хотя оно прекрасно зарекомендовало себя. Можем ли мы предположить, что если бы они не знали о Его происхождении, если бы Он спустился к ним на облаке, не имел бы ни отца, ни матери, не унижал Себя, то они приняли бы Его с большим почтением? Конечно, нет, ибо в Иудее, где Его не знали, именно это было выдвинуто в качестве предлога для отвержения Его (Иоан 9:29): Сего же не знаем, откуда Он. Упорное неверие никогда не испытывает недостатка в извинениях.

V. Посмотрим, как Христос переносил это презрение.

1. Он отчасти извинял его как естественное явление, которое можно ожидать, хотя оно неразумно и несправедливо (ст. 4): Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем... Возможны некоторые исключения из этого правила, без сомнения, многие преодолевали такие предубеждения. Но обычно оно неукоснительно соблюдается: служители редко пользуются таким же приемом и успехом в своем отечестве, как среди иноплеменников; близкие отношения в молодые годы порождают впоследствии пренебрежение; продвижение того, кто некогда занимал более низкое положение, рождает зависть; вряд ли люди согласятся иметь своими душепопечителями тех, чьих отцов они готовы были поставить на один уровень с псами стад своих.

2. Несмотря на их пренебрежительное отношение к Нему, Он сотворил среди них некоторые благодеяния, потому что Он добр даже к злым и неблагодарным: на немногих больных возложив руки, исцелил их. Примечание. Это благородно и достойно последователей Христа находить удовлетворение и наслаждение в делании добра, даже если им будет несправедливо отказано в похвале за это.

3. Однако Он не мог совершить там таких чудес, во всяком случае, не так много, какие творил в других местах, из-за неверия, преобладавшего среди людей по той причине, что их начальники внушили им предубеждение против Христа, ст. 5. Это странное выражение, как будто неверие связало руки самому всемогуществу. Он совершил бы там столько же чудес, сколько и везде, но не смог, потому что люди не хотели обращаться к Нему, не просили Его о благоволении. Он мог бы совершить среди них чудеса, но они лишили себя чести быть удостоенными их. Примечание. Неверием во Христа и презрением к Нему люди останавливают потоки Его благоволения к себе и затворяют свои двери.

4. Он дивился неверию их, ст. 6. Мы не находим Христа удивляющимся ничему, кроме как вере язычников, бывших иноплеменниками, таких как сотник (Мф 8:10) и женщина самарянка, и неверию иудеев, которые были Его соотечественниками. Примечание. Неверие располагающих средствами благодати самая поразительная вещь.

5. Он ходил по окрестным селениям и учил. Если мы не можем делать добро, где бы нам хотелось, то должны делать его там, где можем, радуясь тому, что имеем возможность послужить Христу и душам хотя бы в деревнях. Иногда Евангелие Христа находит лучший прием в сельской местности, где меньше роскоши, богатства, веселья и лукавства, чем в многолюдных городах.

Стихи 7-13. I. Поручение двенадцати апостолам проповедовать и совершать чудеса; мы уже читали об этом, только более подробно, в Мф. 10. Марк, в отличие от Матфея, не перечисляет апостолов поименно, поскольку сделал это раньше, когда описывал, как Христос впервые позвал их следовать за Собой, Map 3:16-19. До сих пор они общались с Христом и сидели у Его ног, слушали Его учение и видели Его чудеса, теперь же Он решает использовать их: они уже получили, чтобы давать другим, и научились, чтобы учить других, поэтому Он начал посылать их. Они не всегда должны учиться в школе, чтобы приобретать знания, но должны проповедовать по стране, чтобы делать добро с помощью полученных знаний. Хотя они были еще не настолько совершенными, как следовало бы им быть, тем не менее они должны были приступить к работе, соответственно уже достигнутому уровню способностей и возможностей, а впоследствии продолжить свое усовершенствование. Здесь обратите внимание на следующее:

1. Христос посылал их по два; это отмечает Марк. Они шли по два в одно место, чтобы устами двух свидетелей подтверждалось каждое слово; чтобы там, среди незнакомых им людей, они могли иметь общение, поддерживать руки и ободрять сердца друг друга; чтобы помогать друг другу, если что-то будет неладно, и морально поддерживать друг друга. Каждый воин имеет своего товарища; это проверенный принцип: двоим лучше, нежели одному. Этим Христос хотел научить Своих служителей сотрудничать друг с другом, оказывать помощь и получать ее.

2. Он дал им власть над нечистыми духами. Он поручил им наступать на царство диавола и наделил их силой изгонять его из тел одержимых им людей, как предзнаменование уничтожения его власти в душах людей посредством учения Христа. Д-р Лайтфут (Lightfoot) предполагает, что они исцеляли больных и изгоняли бесов Духом Святым, но проповедовали только то, чему научились от Христа.

3. Он заповедал им ничего не брать с собой, ни пищи, ни денег, чтобы везде, куда бы они ни приходили, они имели вид бедных людей, не от мира сего; это поможет им с большей благодатью призывать народ из этого мира в мир иной. Когда позднее Он повелел им взять мешок и суму (Лук 22:36), то это означало не то, что Он стал больше о них заботиться (как замечает д-р Лайтфут), но что им предстояло встретиться с худшими временами и с худшим приемом, чем было во время их первой миссии. Согласно Матфею и Луке, им было запрещено брать с собой посохи, то есть палки для сражения. Здесь же, у Марка, им сказано ничего не брать, кроме одного посоха, то есть дорожного посоха, с какими ходили странники. Им не следовало носить другой обуви, кроме сандалий, которые представляли собой подошву, привязываемую к ноге, и напоминали мужские бальные туфли или домашние туфли. Они должны отправиться в самой простой, удобной одежде и не иметь двух одежд, ибо их отсутствие будет недолгим, до зимы они должны вернуться домой, а нуждам их с радостью послужат те, кому они будут проповедовать.

4. Он повелел им, чтобы в каждом городе, в какой бы они ни пришли, их постоянным местом пребывания был тот дом, где они остановились вначале, ст. 10. «Оставайтесь в нем, доколе не выйдете из того места. И так как вы знаете, что идете по поручению, делающему ваш приход желанным, то к первым, кто пригласит вас, проявите такую любовь, чтобы быть уверенным, что они не тяготятся вами».

5. Он выносит тяжкий приговор тем, кто отвергнет проповедуемое ими Евангелие (ст. 11): «И если кто не примет вас, или даже не будет слушать вас, то, выходя оттуда (если они вас не приняли, то другие примут), оттрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них. Пусть они знают, что им было сделано прекрасное предложение - жизнь и блаженство, свидетелем чего является прах. Но поскольку они отказались от него, другого им не приходится ждать, пусть они остаются со своим собственным прахом, ибо таков будет их приговор». Этот прах, как прах в Египте (Исх 9:9), обернется им язвами, а их осуждение в день суда будет более невыносимым, чем осуждение Содома. Содом оскорбил посланных в него ангелов, но это вина не такая большая, и она не влечет за собой столь страшной гибели, как пренебрежение и оскорбление апостолов Христа, предлагавших им евангельскую благодать.

II. Образ действий апостолов при исполнении данного им поручения. Хотя они и сознавали свою крайнюю немощь и не ожидали никакой мирской выгоды от этого поручения, однако, повинуясь повелению своего Господа и уповая на Его силу, они вышли, как Авраам, не зная, куда идут. Заметим здесь:

1. Какое учение они проповедовали: Они... проповедовали покаяние (ст. 12), говорили людям, что они должны переменить свои мысли и исправить свою жизнь в связи с приближением Царства Мессии. Примечание. Великая цель проповедников Евангелия и великое направление евангельской проповеди состоят в том, чтобы привести людей к покаянию, к обновлению сердца и образа жизни. Они не забавляли людей увлекательными вымыслами, но говорили им, что нужно покаяться в грехах и обратиться к Богу.

2. Какие чудеса они творили. Власть над нечистыми духами, данная им Христом, не была бездейственной, и она не тщетно была принята ими, но они употребляли ее, ибо изгоняли многих бесов (ст. 13) и многих больных мазали маслом и исцеляли. Некоторые полагают, что это масло использовалось как целебное средство, согласно иудейскому обычаю. Однако я склонен думать, что оно использовалось как символ чудесного исцеления по указанию Христа, хотя и не упомянутому здесь. Впоследствии то же самое делали пресвитеры церквей, наделенные от Духа даром исцеления, Иак 5:14. Совершенно определенно можно сказать, что здесь, у Марка (вероятно, и в послании Иакова), помазание больного маслом связано с действием сверхъестественной силы, которое уже давно прекратилось, следовательно, вместе с ним и этот символ должен прекратить свое существование.

Стихи 14-29. I. Причудливые представления людей о нашем Господе Иисусе, ст. 15. Его соотечественники не могли верить, что в Нем может быть что-то великое, потому что знали о Его бедном родстве. Однако и другие, свободные от этого предубеждения, были готовы поверить чему угодно, только не истине - что Он Сын Божий и истинный Мессия. Говорили, что Он Илия, которого ждали, или пророк, то есть один из ветхозаветных пророков, воскресший из мертвых, или как один из пророков, появившийся теперь, равный ветхозаветным пророкам.

II. Мнение о Нем Ирода. Услышав об Иисусе и Его славе, о том, что Он говорил и делал, Ирод сказал: «Это Иоанн Креститель, ст. 14. Это Иоанн, которого я обезглавил (ст. 16), это так же верно, как то, что мы сейчас находимся здесь. Он воскрес из мертвых, пока он был с нами, то не совершал чудес, но удалившись на некоторое время в иной мир, вернулся с большей силой, и потому чудеса делаются им».

Отметим:

1. Где вера бездействует, там обычно активно действует воображение. Народ говорил, что это пророк, воскресший из мертвых; Ирод сказал, что это Иоанн Креститель воскрес из мертвых. Из этого можно заключить, что воскресение пророка из мертвых и творение им чудес было ожидаемым событием, оно не считалось ни невозможным, ни невероятным, и именно оно в данном случае предполагалось людьми, тогда как это не было истиной. Впоследствии же, когда Христос истинно воскрес из мертвых, и эта истина была неопровержимо доказана, они упорно противоречили ей и отвергали ее. Те, кто особенно упорно не верит истине, обычно с легкостью верят заблуждениям и вымыслам.

2. Сражающиеся против дела Божьего увидят себя пораженными, в то время как считают себя победителями; они не достигнут своей цели, ибо слово Господне пребывает в век. Веселившиеся по поводу убийства двух свидетелей были крайне напуганы, когда через три с половиной дня те воскресли в своих преемниках, Отк 11:10,11. Нераскаявшийся и неисправившийся грешник, избежавший меча Ииуя, будет убит Елисеем.

3. Виновная совесть не нуждается ни в каких обвинителях или мучителях, кроме самой себя. Ирод обвинял себя в смерти Иоанна, в чем никто другой не посмел бы обвинить его: которого я обезглавил. В ужасе от соделанного им, Ирод вообразил, что Христос - это воскресший Иоанн Креститель. Он боялся его и при жизни, а теперь, когда Иоанн был мертв, боится его в десять раз сильнее. Обвиняющая совесть может внушать такие же ужасы, как призраки и привидения. Поэтому кто хочет сохранить нерушимым свой внутренний мир, тот должен сохранять непорочной свою совесть, Деян 24:16.

4. Когда нет спасительного обращения, тогда постигают ужасы тяжкого осуждения. Ирод, имевший такое мнение о Христе, позже искал убить Его (Лук 13:31), а потом уничижил Его, Лук 23:11. Так что ничто не могло убедить его, даже если бы кто воскрес из мертвых, будь то сам Иоанн Креститель.

III. История умерщвления Иродом Иоанна Крестителя, приведенная здесь в связи с этим, как и в Евангелии Матфея. Здесь мы можем отметить следующее:

1. Ирод одно время очень ценил и почитал Иоанна; об этом повествует только евангелист Марк, ст. 20. Мы видим здесь, как много может пройти человек по пути к благодати и славе, и тем не менее не достичь ни того, ни другого и погибнуть навеки.

(1) Он боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый. Человек может иметь глубокое почтение к добрым людям, и особенно к добрым служителям, к тому, что есть доброго в них, но при этом сам может оставаться плохим человеком.

Заметьте:

[1] Иоанн был мужем праведным и святым. Чтобы быть безукоризненно хорошим человеком, необходимы как праведность, так и святость - святость по отношению к Богу и праведность по отношению к людям. Иоанн был мертв для этого мира, поэтому был добрым другом как праведности, так и святости.

[2] Ирод знал об этом не только по слухам, но и через личное знакомство с ним. Те, в ком нет ни капли праведности и святости, тем не менее могут с уважением замечать это в других.

[3] Поэтому он боялся Иоанна и почитал его. Святость и праведность внушают почтение, и многие, сами не являясь хорошими людьми, уважают таковых.

(2) Он берег его. Он защищал его от злобы его врагов (так некоторые понимают эти слова);

а скорее, уважал его примерный образ жизни, замечал в нем достойное похвалы и хвалил его в присутствии окружающих. Таким образом он производил впечатление, будто соблюдал то, что Иоанн говорил и делал.

(3) Он слушал его проповедь, и это было великим снисхождением с его стороны, если учесть, каким незначительным был внешний облик Иоанна. Слушание Самого Христа, проповедующего на наших улицах, будет слабым оправданием в день великого суда, Лук 13:26.

(4) Он многое делал из того, чему учил его Иоанн в своей проповеди. Он был не только слышателем слова, но отчасти и исполнителем. Он оставил некоторые грехи, в которых Иоанн обличал его через свои проповеди, и обещал исполнять некоторые обязанности. Однако недостаточно делать многое, если мы не чтим все заповеди.

(5) И с удовольствием слушал его. Он слушал Иоанна не со страхом, как Феликс слушал Павла, а с удовольствием. Но это была поверхностная, минутная радость, какую может испытывать лицемер при слышании слова. Иезекииль был для своих слушателей забавным певцом (Иез 33:32);

каменистая почва с радостью принимает слово, Лук 8:13.

2. Верность Иоанна в отношении Ирода, выражавшаяся в том, что он указывал ему на его грехи. Ирод женился на жене своего брата Филиппа, ст. 17. Вся страна, конечно, срамила и укоряла его за это, но только Иоанн обличал его и прямо говорил: Не должно тебе иметь жену брата твоего. Это был личный грех Ирода, который он не мог оставить, в то время как делал многое из того, чему учил его Иоанн, поэтому об этом Иоанн говорил ему особо. Хотя он был и царь, однако Иоанн не щадил его, так же как Илия Ахава, сказавший ем? : Ты убил, и еще вступаешь в наследство Хотя Иоанн был заинтересован в Ироде и мог опасаться, что такая прямота повредит его интересам, тем не менее он обличал его. Ибо искренни укоризны от любящего, Прит 27:6; хотя есть и такие, которые, подобно свиньям, возвращаются на блевотину свою и разрывают тех, кто мечет бисер перед ними, однако, как правило, обличающий человека (если обличаемый способен вообще что-то понимать) найдет после большую приязнь, нежели тот, кто льстит языком, Прит 28:23. И хотя опасно было оскорблять Ирода и еще опаснее - Иродиаду, все же Иоанн пошел на риск, не пожелав отступать от своего долга. Примечание. Служители, желающие оказаться верными в служении Богу, не должны бояться лица человеческого. Если мы стремимся угождать человеку больше, чем это необходимо для его духовного блага, то мы не слуги Христа.

3. Злоба, затаенная Иродиадой на Иоанна за это, ст. 19. Она, злобясь на него, желала убить его, но поскольку не могла этого достичь, то сделала так, чтобы его заключили в темницу, ст. 17. Ирод уважал Иоанна, пока тот не касался его отношений с Иродиадой. Многие, претендующие на уважение к пророчествующим, делают это только из лести; они любят хорошую проповедь, если она держится подальше от любимых ими грехов, но не могут переносить ее, как только она коснется их. Неудивительно, что мир ненавидит тех, кто свидетельствует ему о том, что его дела злы. Но пусть лучше теперь грешники преследуют служителей за их верность, чем будут вечно проклинать их за неверность.

4. Заговор, составленный с целью обезглавить Иоанна. Я склонен думать, что Ирод участвовал в этом заговоре, хотя и выражал свое огорчение и удивление, и что между ним и Иродиадой было полное согласие, ибо сказано: Настал удобный день (ст. 21), подходящий для этой цели.

(1) По случаю дня рождения Ирода во дворце должен был состояться пир для вельмож, тысяченачальников и старейшин Галилейских.

(2) В честь торжества дочь Иродиады должна была плясать перед гостями, и Ирод должен был выразить свое восхищение ее пляской, чтобы и в все сидящие с ним, в угоду ему, не могли не сделать того же самого.

(3) Вслед за этим царь должен щедро обещать дать ей все, чего ни попросит, даже до половины царства. Однако это, если правильно понимать написанное, вовсе не соответствовало задуманной цели поскольку голова Иоанна Крестителя была намного ценнее, чем все царство. Обещание было скреплено клятвой, чтобы не оставлять никакой возможности для отступления: И клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе. Я полагаю, что вряд ли бы Ирод дал такое безрассудное обещание, если бы не знал, о чем она будет просить его.

(4) Она же, наученная матерью своей Иродиадой, попросила головы Иоанна Крестителя, чтоб принесли ей ее на блюде, как забавную безделушку, с которой можно поиграть, ст. 24, 25; причем она должна была получить ее без задержки, не теряя времени, теперь же.

(5) Ирод дал согласие, и казнь совершили незамедлительно, пока еще все гости были в сборе; едва ли бы он мог это сделать, если бы у него не решено было все это заранее. Но он делает вид, будто:

[1] Очень сожалеет об этом, что ни за что на свете не сделал бы этого, если бы с него не взяли неожиданно такого обещания. Царь опечалился, то есть казался весьма опечаленным, он сказал, что опечален, и выглядел опечаленным. Но все это было притворством и гримасой, в действительности же он радовался тому, что нашел повод убрать Иоанна. Qui nescit dissimulare nescit regnare - кто не может лицемерить, тот не умеет править. Однако он не мог совсем не опечалиться, он не мог сделать это без большого сожаления и нежелания. Совесть не дает людям легко грешить, само свершение греха вызывает чувство тревоги, а каким же будет осуждение за него?

[2] Очень чувствителен в вопросе исполнения данной клятвы. Однако я не сомневаюсь, что если бы девица попросила только четверть царства, то он нашел бы способ уклониться от исполнения своей клятвы. Его обещание было опрометчивым и не обязывало его совершать неправедный поступок. В греховных клятвах нужно раскаиваться, а не исполнять их, ибо раскаяние есть аннулирование того, что мы сделали неправильно, насколько это в нашей власти. Когда императора Феодосия принуждали дать обещание, он отвечал: Я сказал это, но я не обещаю, если это несправедливо. Если предположить, что Ирод, давая это опрометчивое обещание, ничего не знал об истинной цели задуманного, то, вероятно, окружающие торопили его с исполнением обещанного с целью позабавиться, потому что сказано, что он сделал это ради возлежавших с ним, ради того общества, которым он гордился и поэтому делал все чтобы угодить ему. Так князья делают себя рабами тех, чьего уважения они домогаются, чьим уважением они дорожат. Никто из подчиненных Ирода не трепетал перед ним больше, чем он сам трепетал перед своими вельможами, тысяченачальниками и вождями. Царь послал оруженосца, воина из своей гвардии. Кровавые тираны всегда имеют наготове палачей, повинующихся самым жестоким и самым неправедным их повелениям. Так Саул имел под рукой Дойка, чтобы тот поразил священников Божиих, когда его собственные слуги уклонились от этого.

5. В результате:

(1) Нечестивый двор Ирода торжествовал победу, потому что этот пророк мучил их; голова была отдана девице, а через нее - ее матери, ст. 28.

(2) Святое общество Иоанна Крестителя было все в слезах. Ученики Иоанна ничего не подозревали, ко услышавши пришли, взяли брошенное тело и положили его во гробе, где Ирод, если бы захотел, мог найти его, когда испугался собственной выдумки, будто Иоанн Креститель воскрес из мертвых.

Стихи 30-44. В этих стихах описывается:

I. Возвращение к Христу апостолов, посланных Им (ст. 7) проповедовать и творить чудеса. На некоторое время они разошлись по разным местам, но когда исполнили порученное, то, сговорившись, собрались вместе, чтобы обменяться впечатлениями, и потом пришли все к Иисусу, центру их единства, чтобы дать Ему отчет за все, что сделали, следуя своему назначению. Как раб, посланный на пир, получив ответы от гостей, пришел и передал все Господину своему, так поступили и апостолы. Они рассказали Ему все, и что сделали, и чему научили. Служители подотчетны как в том, что делают, так и в том, чему учат; они должны бодрствовать как над своими душами, так и над душами других, как обязанные дать отчет, Евр 13:17. Да не делают и не учат они ничему, кроме того, что готовы были бы рассказать и повторить Господу Иисусу. Большим утешением для верных служителей является то, что они могут обращаться к Христу, ища у Него защиты своего учения и образа жизни, когда люди неправильно истолковывают то и другое. Христос позволяет им свободно приходить к Нему, излагать свое дело перед Ним, рассказывать Ему все - как с ними обращались, каковы их успехи и разочарования.

II. Нежная забота, проявленная Христом об их отдыхе после утомительного труда (ст. 31): Он сказал им, понимая, что они уже изнемогли, выдохлись: Пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного. Ученики Иоанна приходили, по-видимому, к Христу с печальной вестью о смерти своего учителя приблизительно в то же самое время, как вернулись и Его собственные ученики с отчетом о своей деятельности. Примечание. Христос замечает страхи одних и изнеможение других, Своих учеников, и оказывает необходимую помощь тем и другим - отдых усталым и убежище пережившим большое потрясение. С какой добротой и состраданием сказал им Христос: Пойдите и отдохните! Примечание. Даже самые активные слуги Христа не могут без конца трудиться, так как живут в теле, которое нуждается в некотором расслаблении, передышке. Мы не сможем служить Богу беспрерывно, день и ночь, пока не придем на небо, где никогда не будем иметь покоя, восхваляя Его, Отк 4:8. Ведь и Господь - для тела, Он учитывает его немощь и не только дает ему время для отдыха, но и напоминает о нем. Приди, народ Мой, войди в покои свои. Вернись в покой свой. Усердные и верные труженики могут радостно отдыхать. Сладок сон трудящегося. Но заметим:

1. Христос призывает их, чтобы они пошли одни, потому что если бы с ними был кто-нибудь то им пришлось бы что-нибудь говорить или делать, если же им надо отдыхать, то необходимо уединиться.

2. Он приглашает их не в приятную сельскую усадьбу с красивыми строениями и садами, а в пустынное место, где удобств для отдыха и покоя было весьма мало – только то, что приготовила сама природа, а не руки человеческие. Но так было и во всех других обстоятельствах, в которых приходилось бывать Христу. Не было ничего удивительного в том, что Тот, Чьим местом для проповеди была лодка, не имел другого места для отдыха, кроме пустыни.

3. Он призывает их отдохнуть лишь немного. Пусть они не рассчитывают на длительный отдых, им удастся только перевести дыхание, чтобы снова продолжить работу. Для народа Божьего не будет продолжительного отдыха, пока они не придут на небо.

4. Причина, приведенная для этого, состояла не столько в том, что они находились в постоянном труде, сколько в том, что у них была постоянная спешка, так что труд их был неупорядочен. Ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда. Всему должно быть определено свое время и его надо соблюдать, и тогда большая работа будет проделана с большой легкостью. Но если постоянно приходят и уходят люди и никакие правила не соблюдаются, то и небольшая работа не обойдется без трудностей.

5. Поэтому они удалились в лодке, не на противоположный берег, но вдоль берега, к пустынным местам Вифсаиды, ст. 32. Путешествие по воде было гораздо менее утомительным, чем по суше. Они удалились тайно, чтобы остаться наедине. Самые активные общественные деятели не могут не желать остаться иногда наедине с собой.

III. Усердие в следовании людей за Христом. Так поступать было нетактично с их стороны, когда Он и Его ученики хотели валиться, имея для этого уважительные причины. Однако их за это не укоряют, не отсылают назад, но радушно принимают. Примечание. Недостаток хороших манер легко извиняется в последователях Христа, если он восполняется добрыми чувствами. Они последовали за Ним самовольно, без Его приглашения. Никто не устанавливал время, не назначал встречу, не звонил в колокол, они двигались, как облака, как голуби, слетающиеся к своим окнам. Они следовали за Ним из всех городов, оставив дома и торговые лавки, свои дела и занятия, чтобы услышать Его проповедь. Они шли за Ним пешие, хотя Он Сам отправился по морю, как бы испытывая их, выражая неуважение к ним и желая отделаться от них; однако они прилепились к Нему. Они бежали пешие, причем так поспешно, что предупредили учеников и собрались к Нему, исполненные жажды услышать слово Божье. Более того, они последовали за Ним, хотя это означало идти в пустынное место, непривлекательное и неуютное. Присутствие Христа превращает пустыню в рай.

IV. Прием, оказанный им Христом, ст. 34. Когда Он увидел множество народа, то, вместо того чтобы выразить неудовольствие, потому что они потревожили Его, когда Он желал остаться один (как поступили бы многие на Его месте, многие хорошие люди), Он сжалился над ними, взглянул на них с участием, потому что они были как овцы, не имеющие пастыря. Они, кажется, были добро душными и послушными, как овцы, готовы ми учиться, но не имеющими пастыря, ни кого, кто мог бы вести и направлять их на верный путь. Поэтому, сжалившись над ними, Он не только исцелил больных их, как написано у Матфея, но и учил их много, и мы можем быть уверены, что Он учил их добру и истине, тому, чему их следовало научить.

V. Угощение, приготовленное Им для них. Всех Своих слушателей Он великодушно сделал Своими гостями и устроил им роскошный прием: его вполне можно так назвать, потому что это было чудо.

1. Ученики хотели отправить их домой. И как времени прошло много, приближалась ночь, они сказали: Место здесь пустынное, а времени уже много; отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ст. 35, 36. Так советовали ученики Христу, но мы не находим, чтобы народ предлагал это. Они не сказали: Отпусти нас (хотя не могли не проголодаться), ибо слова уст Христовых ценили больше, чем хлеб насущный, и забывали о себе, когда слушали Его. Ученики же думали, что, отпустив народ, они сделают ему доброе дело. Примечание. Ревностные души способны делать больше и держаться дольше на пути добра, чем можно было бы от них ожидать.

2. Христос повелел, чтобы все они были накормлены (ст. 37): Вы дайте им есть. Хотя постоянное скопление народа вокруг Христа и Его учеников мешало им принимать пищу (ст. 31), тем не менее Он не хотел отплатить им за это тем же, то есть отправить их голодными, но повелел приготовить для них пищу, чтобы этим научить нас быть добрыми с теми, кто досаждает нам. Хлеб, который Христос и ученики взяли с собой в пустынное место, чтобы спокойно пообедать, Он разделил на всех. Так Он проявил верность долгу гостеприимства. Они получили духовную пищу в Его слове, после чего Он позаботился, чтобы и их тела не остались без пищи. На пути повиновения долгу нам гарантирована как безопасность, так и восполнение всех наших нужд. Для тех, кто идет к Сиону, переходя от силы в силу, Сам Бог покрывает благословением даже долину плача и открывает в ней источники, Пс 83:7,8. Провидение никогда еще не оставляло никого из верных рабов Божьих, если они Его не искушали, но должным образом доверяли Ему, но многим из них оказывало своевременную и удивительную поддержку. На горе Господней, Иегова-Ире, часто наблюдалось, как Господь усматривал обеспечение для уповающих на Него.

3. Ученики возражали против этого повеления как неисполнимого: Разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть? Таким образом, имея слабую веру, они, вместо того чтобы ждать указаний от Христа, усложняют дело своими собственными расчетами. Это еще вопрос, имели ли они с собой двести динариев, а если имели, то дадут ли им в селении сразу столько много хлеба, и будет ли его достаточно для такого множества? Точно так же возражал Моисей (Числ 11:22): Заколоть ли всех овец и волов, чтобы им было довольно? Христос позволил им увидеть, как неразумна была их предусмотрительность в заботах о себе, чтобы они больше оценили Его попечение о них.

4. Христос осуществил Свое попечение, удовлетворив всех. Они принесли с собой пять хлебов - съестные припасы, находившиеся в их лодке, и две рыбы, пойманные ими, вероятно, во время плавания вдоль берега; вот и все меню. Этого было совсем немного даже для Христа и Его учеников, но и это немногое они должны были отдать, как вдова отдала свои две лепты и как глубокая нищета церкви в Македонии преизбыточествовала в богатстве их радушия. Мы часто встречали Христа за столами других людей, обедающего с одним и ужинающего с другим. Здесь же Он кормит ужином огромное количество народа за Свой счет. Это означает, что другие служили Ему своим имуществом не потому, что Он не в состоянии был обеспечить Себя никаким другим способом (если Он был голоден, Ему не нужно было говорить им об этом). Нет, это было проявлением Его смирения, Он добровольно покорялся этому. Кроме того, Он не хотел совершать чудес для Себя Самого, так как они предназначались не для этого.

Заметьте:

(1) Угощение было простым. Там не было ни деликатесов, ни разнообразия, хотя Христос, если бы пожелал, мог обеспечить Свой стол и этим. Но Он хотел таким образом научить нас довольствоваться пищей, подходящей для нас, и не желать изысканных яств. Когда мы нуждаемся в необходимом, нам не нужны деликатесы и лакомства. Пищу голодному Бог дает в любви Своей, а пищу по нашей душе дает во гневе, Пс 77:18. Обетование боящимся Господа заключается в том, что они поистине будут сыты; Он не сказал что они будут пировать. Если Христос и Его ученики могли довольствоваться малым, то можем и мы.

(2) Гости были усажены по порядку: они сели рядами на зеленой траве по сту и по пятидесяти (ст. 39, 40), чтобы легче было распределять пищу между ними; ведь Бог не есть Бог неустройства, но порядка. Так была предпринята забота о том, чтобы каждый из присутствующих получил достаточно еды, чтобы никто не был обойден, и никто не получил больше потребного.

(3) Благословение, испрошенное на пищу: Воззрев на небо, благословил. Христос не велел кому-либо из Своих учеников попросить благословения на пищу, но сделал это Сам, ст. 41. Благодаря этому благословению хлеб, а также и рыба, удивительным образом умножились, так что ели все и насытились, хотя их было числом около пяти тысяч мужей, ст. 42-44. Это чудо было знаменательным, показывающим, что Христос для того пришел в мир, чтобы быть как великим целителем, так и великим кормильцем, чтобы не только возрождать, но и поддерживать и оберегать духовную жизнь. В Нем изобилие всего для всех приходящих к Нему, достаточно для того, чтобы наполнить душу, наполнить сокровищницы. Никто не уходит от Христа с пустыми руками, но всякий приходящий к Нему получает все сполна.

(4) Забота об оставшихся кусках, которыми наполнили двенадцать коробов. Хотя Христос имел достаточно хлеба в Своем распоряжении, однако Он желал научить нас бережно относиться ко всякому творению Божьему, помнить о том, как много нуждающихся, а также о том, что мы не знаем, не вознуждаемся ли сами когда-нибудь в тех кусках, которые сейчас выбрасываем.

Стихи 45-56. Этот отрывок повествования мы уже читали у Матфея (14:22 и далее), за исключением эпизода с Петром, упущенного Марком. Здесь содержится следующее:

I. Роспуск собрания. Христос понудил учеников Своих отправиться прежде в лодке к Вифсаиде, намереваясь потом последовать за ними, как они предполагали, по суше. Люди никак не хотели расходиться, так что отправить их стоило Ему некоторых затрат времени и труда. Теперь, хорошо поужинав, они не спешили расставаться с Ним. Однако пока мы находимся в этом мире, то не имеем постоянного града, даже в общении с Христом. Вечный пир ожидает нас в вечности.

II. Христос пошел на гору помолиться. Заметим:

1. Он молился. Несмотря на то что у Него было много проповеднического тру- да, Он много времени посвящал молитве; Он молился часто и подолгу. Это должно ободрять нас в нашем уповании на Его ходатайство, то постоянное ходатайство, которое Он совершает за нас, сидя одесную Отца.

2. Он пошел один, чтобы помолиться. Хотя Ему не требовалось уединяться, для того чтобы из бежать каких-либо помех или искушений тщеславия, тем не менее, желая оставить нам пример и поощрить нас к тайным обращениям к Богу, Он молился наедине, и, за не имением кабинета, уходил молиться на гору. Хороший человек бывает менее всего одинок тогда, когда остается наедине с Богом.

III. Ученики терпели бедствие на море: ветер им был противный (ст. 48), так что они бедствовали в плавании и не могли продвигаться вперед. Это был образец тех трудностей, с которыми им предстояло встретиться впоследствии, когда Он вышлет их на проповедь Евангелия, что будет подобно выходу в море при встречном ветре: они должны готовиться к утомительной гребле, к усердному труду, чтобы противостать сильной буре; они также должны ожидать, что волны будут бросать их из сторону в сторону - враги будут преследовать их. Подвергая Своих учеников испытаниям теперь, Христос готовит их к будущим трудностям, чтобы они научились переносить страдания. Церковь часто напоминает собой лодку в море, терзаемую бурями и безутешную; даже когда Христос за нас, ветер и волны могут быть и против нас. Утешение же учеников Христа, застигнутых бурей, в том, что их Господь находится на небесной горе, ходатайствуя за них.

IV. Христос встречается с ними на воде. Он мог бы остановить ветер, находясь на земле, или послать им на помощь ангела, но Он захотел помочь им самым утешительным образом, какой был только возможен, и потому пришел к ним Сам.

1. Он не приходил к ним, пока не наступила четвертая стража ночи, то есть три часа утра; лишь тогда Он пришел. Примечание. Хотя Христос может надолго откладывать посещение Своего народа, в конце концов Он все-таки приходит. Крайняя нужда, в которой оказались ученики, была самым подходящим моментом для Его прихода к ним. Хотя спасение медлит, мы должны ожидать его, оно придет в конце, в четвертую стражу ночи, и не обманет.

2. Он пришел, ступая по воде. На море бушевали волны, а Он все-таки шел по нему, ибо, хотя возвышают реки голос свой, силен в вышних Господь, Пс 92:3,4. Никакие трудности не могут воспрепятствовать милостивому приходу Христа к Своему народу, когда наступит для этого время. Он либо найдет, либо проложит силой путь для его избавления среди самого бурного моря, Пс 41:8,9.

3. И хотел миновать их, то есть держал Свое лицо и направлял Свой курс, как бы собираясь идти дальше, не замечая их. Он сделал это с той целью, чтобы побудить их воззвать к Нему. Примечание. Провидение действует намеренно и целенаправленно, чтобы оказать помощь народу Божьему, хотя иногда кажется, что оно хочет пройти мимо и не замечает их положения. Ученики думали, что Христос хочет миновать их, но мы можем быть уверены, что Он не хотел делать этого.

4. Они испугались, увидев Его, полагая, что видят призрак: Ибо все видели Его и испугались, ст. 50. Они подумали, что это какой-то демон, или злой гений, преследующий их, и поэтому он поднял бурю на море. Мы часто сами себя смущаем и пугаем призраками, плодами своей собственной фантазии и своего воображения.

5. Он ободрил их и успокоил их страхи, дав им узнать Себя. Он дружески заговорил с ними: ободритесь; это Я, не бойтесь. Отметим:

(1) Мы не можем узнать Христа до тех пор, пока Он Сам не пожелает открыться нам. «Это Я; Я, твой Учитель, Я, твой Друг, Искупитель и Спаситель. Это Я, пришедший на эту скорбную землю, а теперь на это бурное море, чтобы найти тебя».

(2) Знать Христа, знать, что Он близок к нам, - этого вполне достаточно, чтобы ободрить учеников даже во время бури и изгнать все их страхи. Если это так, зачем мне бояться? Если Сам Христос с тобой, ободрись, не бойся. Наши страхи проходят, как только устранены наши заблуждения, особенно заблуждения, касающиеся личности Христа. См. Быт 21:19; 4Цар 6:15-17. В грозный день достаточно одного присутствия Христа, чтобы сделать нас бодрыми, хотя бы вокруг сгущались тучи и тьма. Он не говорил им, кто Он (не было нужды в этом), они узнали Его голос, как овцы узнают голос своего пастыря, Иоан 10:4. С какой радостью супруга повторяет снова и снова: Это голос возлюбленного моего! (Песн 2:8; 5:2). Он сказал: egwv eimi - Это Я, то есть Я есмь. Этим именем назвал Себя Бог, когда пришел избавить Израиль, Исх 3:14. Теперь, когда Христос пришел спасти Своих учеников, Он называет Себя тем же именем. Когда Христос сказал тем, кто пришел взять Его силой: Это Я, то они пали на землю, Иоан 18:6. Но когда Он сказал Это Я тем, кто приступил к Нему с верой, они воспрянули от этих слов и утешились.

6. И вошел к ним в лодку, вошел в одну лодку с ними и таким образом совершенно успокоил их. Только бы их Учитель был с ними, и тогда все будет хорошо. Как только Он вошел в лодку, ветер утих. Когда они в предыдущий раз попали в шторм, то было сказано: И встав, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань, Map 4:39. Здесь же мы не находим такого официального повеления, однако ветер внезапно утих. Примечание. Наш Господь Иисус всегда делает Свою работу эффективно, хотя не всегда с такой торжественностью и не так заметно. Хоть и не слышно было отданного повеления, но если утих ветер и мы наслаждаемся тишиной, то скажем тогда: это потому, что в лодке находится Христос, и Он отдал Свое повеление, а мы не знали, Песн 6:12. Когда мы войдем с Христом на небо, ветер немедленно стихнет, там не будет бурь.

7. Они были удивлены и поражены этим чудом более, чем следовало бы, и в основе их изумления лежало то, что заслуживало порицания: И они чрезвычайно изумлялись в себе. Они находились в исступленном восторге, как если бы произошло нечто невиданное и необъяснимое, как если бы прежде Христос никогда ничего подобного не совершал и у них не было никаких оснований ожидать от Него такого. Им следовало восхищаться силой Христа и утверждаться в своей вере в Него как в Сына Божьего, но почему же это чудо привело их в такое изумление? Потому что они не вразумились чудом над хлебами; если бы они придали ему должное значение, то не изумлялись бы так этому чуду, ибо умножение хлебов было таким же великим проявлением Его власти и силы, как и хождение по воде. Ученики были удивительно тупы и несмысленны, сердца их были окаменены, иначе они не посчитали бы усмирение бури, совершенное Христом, чем-то неправдоподобным. Именно из-за недостатка правильного понимания прежних дел Христа мы приходим в изумление при мысли о нынешних Его делах, как будто ничего подобного никогда не было прежде.

V. Когда они прибыли в землю Теннисаретскую, расположенную между Вифсаидой и Капернаумом, люди очень тепло встретили их: жители тех мест тотчас узнали Иисуса (ст. 53), они знали, какие чудеса Он творил везде, куда ни приходил, каким великим Целителем Он был. Они знали также, что обычно Он недолго оставался на одном месте, поэтому постарались воспользоваться возможностью, Его добрым визитом к ним, и с большой поспешностью обежали всю окрестность ту и начали на постелях приносить больных, не способных ходить самостоятельно. Можно было не опасаться охлаждения их рвения, когда они надеялись получить исцеление, ст. 55. Куда бы ни приходил Он, повсюду Его окружали страждущие - в селениях, городах, в окрестных деревнях; люди клали больных на открытых местах, чтобы оказаться на Его пути, и умоляли позволить им прикоснуться хотя к краю одежды Его, как это сделала некогда женщина, страдавшая кровотечением, которая, вероятно, впервые применила этот способ прикосновения; и которые прикасались к Нему, исцелялись. Мы не находим, чтобы они горели желанием быть наученными Им, они хотели лишь исцелиться. Если бы служители сегодня могли исцелять телесные недуги, какие толпы народа окружали бы их! Но как печально сознавать, что люди больше беспокоятся о своих телах, чем о душах.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →