Толкование Мэтью Генри на евангелие от Марка 12 глава

В этой главе описывается:

I. Как Христос изобразил грех и падение иудейской церкви с помощью притчи о винограднике, отданном неблагодарным виноградарям, ст. 1-12.

II. Как Он привел в молчание тех, кто думал уловить Его вопросом об уплате подати кесарю, ст. 13-17.

III. Как заставил замолчать саддукеев, пытавшихся внести путаницу в учение о воскресении мертвых, ст. 18-27.

IV. Обсуждение с книжником первой и величайшей заповеди в законе, ст. 28-34.

V. Как Он привел в затруднение книжников вопросом о том, является ли Христос Сыном Давидовым, ст. 35-37.

VI. Данное народу предупреждение о том, чтобы остерегаться книжников, ст. 38-40.

VII. Похвальный отзыв Христа о бедной вдове, опустившей две последние лепты в сокровищницу, ст. 41-44.

Стихи 1-12. Ранее Христос показал в притчах, как Он намерен создать евангельскую Церковь; теперь же Он начинает открывать через притчи, как намерен устранить иудейскую церковь, к стволу которой евангельская Церковь могла бы быть привита, но она была построена на ее руинах. Эту притчу мы уже читали в Мф 21:33. Мы можем заметить здесь:

I. Пользующиеся преимуществами видимой Церкви как бы имеют в своем распоряжении доверенный им виноградник, который может приносить большую прибыль, и от занимающихся им справедливо ожидается арендная плата. Когда Бог возвестил слово Свое Иакову, уставы Свои и суды Свои Израилю (Пс 117:8), когда Он воздвиг Себе храм среди них, учредил Свое священство и из дал Свои постановления, тогда Он отдал им Свой виноградник, который Сам насадил, обнес оградою и построил башню в нем, ст. 1. Члены Церкви- Божьи арендаторы, имеющие доброго Землевладельца и заключившие с Ним выгодный договор, так что они могут прекрасно жить, если только не допустят какой-нибудь ошибки со своей стороны.

II. Бог посылает Своих слуг к тем, кому отдал Свой виноградник, чтобы напомнить им о Своих справедливых ожиданиях, ст. 2. Он не спешил со Своими требованиями и не завышал их, ибо не посылал к ним за арендной платой до тех пор, пока у них не появилась возможность выплатить ее, но послал в свое время; к тому же Он не заставлял их платить деньгами, но довольствовался выплатой натурой.

III. Печально думать о том, с каким унизительным обращением сталкивались верные Божьи служители во все времена со стороны тех, кто пользовался привилегия ми Церкви и не производил соответственного плода. Ветхозаветных пророков гнали даже те, кто носил имя Ветхозаветной Церкви. Их били и отсылали ни с чем (ст. 3) - это было плохо; им камнями раз бивали голову и отпускали с бесчестьем (ст. 4) - это было еще хуже; более того, нечестие людей дошло до такой степени, что они убивали их, ст. 5.

IV. И не было ничего удивительного в том, что оскорблявшие пророков оскорби ли и Самого Христа. Напоследок Бог по слал к ним Своего Сына, любезного Ему; послав Его к ним, Он проявил такую же великую доброту, что и Иаков, пославший Иосифа посетить его братьев, Быт 37:14. Можно было надеяться, что они окажут уважение и любовь к Тому, Кого любил их Господин (ст. 6): Постыдятся сына мое го, и из уважения к нему выплатят ренту. Но, вместо того чтобы почтить его как сына и наследника, они именно поэтому возненавидели его, ст. 7. Из-за того что Христос с большей властью, чем пророки, призывал и требовал покаяния и исправления, они больше возненавидели и решили убить Его, чтобы завладеть всей властью над Церковью, чтобы народ почитал толь ко их и был послушен только им: «И наследство будет наше, мы будем верховными владыками, мы будем господствовать». Существует наследство, небесное наследство, которое могло бы принадлежать им, если бы они постыдились Сына, но они пренебрегли тем наследством и предпочли иметь наследство в богатстве, величии и власти мира сего. Итак, они, схвативши его, убили (они пока еще не сделали этого, но вскоре сделают) и выбросили вон из виноградника - они отказались принять Его Евангелие, когда Он ушел; оно никак не согласовывалось с их планами, поэтому они отшвырнули его с презрением и ненавистью.

V. За такие греховные и постыдные дела нельзя ожидать ничего, кроме страшной гибели (ст. 9): Что же сделает хозяин виноградника? Нетрудно ответить на это, ибо ничего более вызывающего нельзя было сделать.

1. Он придет и предаст смерти виноградарей, кого хотел спасти. Когда они всего лишь отказывались отдавать урожай, Он не описывал их имущества в счет ренты, не лишал их права владения за неуплату; но, когда они убили Его слуг и Сына, Он постановил предать их смерти. Это осуществилось, когда Иерусалим был разрушен, а иудейское государство разорено и уничтожено.

2. Он отдаст виноградник другим. Если Он не получал дохода от них, то получит его от другого народа, ибо Бог никогда не будет в убытке. Это исполнилось в принятии язычников и в том изобилии плода, которое слово благовествования принесло во всем мире, Кол 1:5. Если те, от кого мы ожидали доброго, оказались плохими, из этого не следует, что другие не окажутся лучше. Этим и ободрял Себя Христос в Своем служении: Хотя Израиль не был собран, не собрался к Нему, но собрался против Него, тем не менее Он будет прославлен (Ис 49:5,6) как свет к просвещению язычников.

3. Их сопротивление возвышению Христа никак не будет ему помехой (ст. 10, 11): Камень, который отвергли строители, тот самый, несмотря на это сопротивление, сделался главою угла, был высоко оценен как краеугольный камень, как необходимый и важный еловой камень. Бог поставит Христа как Своего Царя на святой горе Сион, невзирая на замыслы тех, кто хотел бы расторгнуть узы их. И весь мир увидит и признает, что это - от Господа, что это сделал Господь из правосудия по отношению к иудеям и из сострадания к язычникам. Возвышение Христа было от Господа, и это Его дело - возвеличивать Христа в наших сердцах и устанавливать в них Его престол; и если Он это делает, то это не может не быть дивным в глазах наших. Какое же действие возымела эта притча на первосвященников и книжников, которых она должна была убедить? Они поняли, что это о них Он сказал притчу, ст. 12. Они не могли не увидеть себя в этом зеркале, и можно было подумать, что оно показало им, как омерзителен их грех и как неотвратима и ужасна их погибель, что это должно было заставить их согласиться с Христом и Его Евангелием и привести их к покаянию, по крайней мере, отвратить их от злобных намерений против Христа. Однако вместо этого:

(1) Они старались схватить Его и немедленно сделать своим узником, чтобы таким образом осуществить то, о чем Он только что говорил им, что так поступят с Ним, ст. 8.

(2) Ничто не удерживало их от этого, кроме страха перед народом; они не стыдились Христа, и не было страха Божьего в глазах их, но они боялись, что если открыто схватят Христа, то народ поднимется и схватит их, а Его освободит.

(3) Оставивши Его, они отошли; они не могли причинить Ему зла, а доброго не хотели получать от Него, и потому удалились, не желая слышать Его властной проповеди, чтобы не обратиться, чтобы не быть исцеленными. Примечание. Если человеческие предубеждения не покоряются свидетельству истины, то они только укореняются, и если пороки не подавляются верным обличением, то они только усиливаются и разжигаются. И если Евангелие не становится запахом живительным на жизнь, то оно будет запахом смертоносным на смерть.

Стихи 13-17. Когда враги Христа, жаждущие Его крови, не смогли извлечь из сказанного Им против них никакого повода против Него, то попытались уловить Его вопросом. Здесь мы видим, как искушают Иисуса, точнее, пытаются уловить Его вопросом о законности уплаты подати кесарю. Мы читали об этом в Мф 22:15.

I. Лица, посланные с этой целью, были фарисеями и иродианами, имевшими совершенно противоположные взгляды по этому вопросу, и тем не менее они объединились против Христа, ст. 13. Фарисеи были известными поборниками иудейской свободы, и если бы Он сказал, что позволительно давать подать кесарю, то они постарались бы настроить народ против Него, и иродиане тайно помогали бы им в этом. Иродиане же были великими поборниками римской власти: если бы Христос высказался неодобрительно в отношении уплаты подати кесарю, то они настроили бы против Него правителя, и даже фарисеи, вопреки собственным принципам, были бы с ними заодно. Это не ново, когда люди, не согласные в чем-то другом объединяются в заговоре против Христа.

II. Они сделали вид, будто ждут от Него разрешения этого вопроса совести, имевшего большую важность в обстоятельствах того времени, и будто имеют высокое мнение о Его способности решить его, ст. 14. Они весьма польстили Ему, назвав Его Учителем и признав, что Он учит пути Божию, причем учит ему в истине; что ни одобрение, ни недовольство мира не заставят Его сделать ни одного шага в сторону от правил справедливости и добра: «Ты... не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, Ты не боишься возбудить ни ревности царя, ни ревности народа; Ты справедлив и всегда прав, Ты правильно открываешь, что есть добро и зло, истина и ложь». Если они говорили то, что думали о Нем, когда сказали: мы знаем, что Ты справедлив, то их преследование Христа и предание Его смерти как обманщика было грехом против познания, -они знали Его и все-таки распяли. Свидетельство человека будет грозным свидетельством против него самого, от слов своих он осудится. Они знали, что Он истинно учил пути Божьему, и тем не менее отвергли определения Божьи о себе. Исповедание и притворство лицемеров будут свидетельствовать против них, они сами себя осудят. Если же они не знали или не верили в это, то лгали на Бога своими устами и льстили Ему своим языком.

III. Заданный ими вопрос заключался в следующем: Позволительно ли давать по дать кесарю, или нет? Можно было подумать, что они хотят знать свои обязанности. Как бы народ, поступающий праведно, они вопрошают Бога о судах правды, в то время как на самом деле им ничего не нужно было, как только узнать, что Он скажет, в надежде найти повод к обвинению Его, не зависимо от того, какую сторону Он займет в этом вопросе. Ничто не поможет уловить служителя с наибольшей вероятностью, как втягивание его в споры по вопросам гражданского права, в попытки расставить меже вые вехи между царем и подданными, что должно делаться, однако только не служителями. Казалось, они предоставили Христу решение этого вопроса, и Он действительно способен был решить Его, ибо Им цари царствуют и повелители узаконяют правду. Они ясно поставили вопрос: давать ли нам, или не давать? Они как будто решили твердо следовать Его решению: «Если Ты скажешь, что мы должны платить ему подать, то мы будем платить, если даже обнищаем из-за этого. Если же скажешь, что мы не должны, то не будем платить, если даже станем изменниками». Многие, казалось бы, желают так поступать, подобно гордым людям в Иер 42:20.

IV. Христос разрешил этот вопрос и из бежал ловушки, отослав их к уже заключенному ими национальному договору в этом вопросе, исключающему споры о нем, ст. 15-17. Он знал их лицемерие, злобу, затаенную в их сердцах против Него, хотя устами они выказывали любовь. Лицемерие, даже так искусно управляемое, не может укрыться от Господа Иисуса. Он видел черепок, покрытый серебряной окалиной. Он знал об их намерении уловить Его и потому повернул дело так, чтобы уловить их и их собственными словами обязать делать то, чего им так не хотелось делать, -спокойно и честно платить подати, и одновременно защитить Себя от их обвинений. Он заставил их признать, что деньги, находящиеся в обращении у народа, были римскими; на одной стороне монет было изображение кесаря, а на другой - его надпись, и если это так, то значит:

1. Кесарь мог распоряжаться их деньгами в целях общественного блага, так как в его руках было сосредоточено руководство государством и попечение о нем; поэтому они должны платить ему подати: отдавайте кесарево кесарю. Оборот денег начинается с кесаря как источника его и должен возвращаться к нему. Поскольку это его деньги, то они должны быть отданы ему; насколько они его и насколько он может распоряжаться ими, должно определяться государственной конституцией, соответственно тому, как она установила прерогативы царя и права собственности подданных.

2. Кесарь не мог распоряжаться их совестью, да и не претендовал на это, он не предлагал им никакой альтернативы их религии. «Потому платите подати без ропота и спора, но непременно отдавайте Божие Богу». Может быть, Он имел в виду только что рассказанную Им притчу, в которой осудил их за то, что они не отдавали плоды Хозяину виноградника, ст. 2. Многие, старательно отдающие людям положенное им, не заботятся о том, чтобы воздавать имени Божию должную славу, в то время как наши сердца и лучшие наши чувства так же причитаются Богу, как рента землевладельцу и подать царю. Все слушавшие Христа дивились благоразумию Его ответа и тому, как бесхитростно Он избежал ловушки; но сомневаюсь, чтобы это побудило их отдать себя Богу и поклоняться Ему, как следовало бы ожидать. Многие готовы похвалить мудрую проповедь, но не хотят руководствоваться ее Божественными законами.

Стихи 18-27. Саддукеи, деисты того времени, обрушивают теперь свои нападки на Господа Иисуса, но не так, как это делали книжники, фарисеи и первосвященники, замышлявшие зло лично против Христа; они были не фанатиками и не гонителями, но скептиками и материалистами, и их умысел был направлен против Его учения - воспрепятствовать его распространению. Они отвергали воскресение мертвых, существование мира духов, вознаграждение и наказание после смерти. Утверждение и доказательство этих великих и фундаментальных истин, которые они отвергали, Христос считал Своим делом, и в этот раз Он дал более глубокое понятие о них, чем когда-либо прежде; поэтому они решили внести путаницу в Его учение.

I. Посмотрите, какой метод они избрали, чтобы запутать дело: они процитировали древний закон, по которому, если мужчина умирал, не оставив потомства, его брату было положено жениться на вдове умершего, ст. 19. Они предположили, что может возникнуть ситуация, когда, в соответствии с законом, семеро братьев были поочередно мужьями одной женщины, ст. 20. Возможно, эти саддукеи, склонные к богохульству, намеревались поднять на смех этот закон и таким образом вызвать неуважение ко всей структуре Моисеевых постановлений, как нелепых и трудных для исполнения. Отвергающие Божественные истины обычно стараются умалить и очернить Божественные законы и уставы. Однако это было только мимоходом, их главной целью было поставить под сомнение учение о воскресении, так как они полагали, что если и существует будущее состояние, то оно должно быть полной копией настоящего, и тогда учение о воскресении, думали они, приводит либо к непреодолимой нелепости - женщина должна будет иметь семерых мужей, либо к неразрешимому затруднению: чьей женой она должна быть? Посмотрите, как глубоко подкапывают под истину эти еретики; они не отвергают ее, не говорят, что воскресения не может быть; более того, они, кажется, даже не сомневаются в нем поскольку не говорят: Если существует воскресение, то чьей женой она будет? – как диавол говорил Христу: Если ты Сын Божий... Эти полевые звери были как будто хитрее самого змея, они претендуют на то, что признают истину, как если бы вовсе и не были саддукеями, нет, они не саддукеи: кто сказал, что они отвергают воскресение? Они принимают как само собой разумеющееся, что воскресение будет; можно подумать, что они хотят разъяснений по поводу его, тогда как на самом деле замышляли нанести Христу сокрушительный удар и думали, что им это удастся. Примечание. Запутывание истины – обычная уловка еретиков и саддукеев, когда у них недостает наглости открыто отвергать ее.

II. Посмотрите, какой метод избирает здесь Христос, чтобы объяснить и утвердить истину о воскресении, которую они пытались затемнить и потрясти. Это был важный вопрос, и потому Христос не отнесся к нему легко, но остановился на нем подробно, чтобы если не удастся исправить одних, то утвердить других.

1. Он обвинил саддукеев в заблуждении и указал, что причиной его было их невежество. Те кто подтрунивает над учением о воскресении, как это делают некоторые и в наше время, хотели бы, чтобы их считали единственными в мире знающими людьми, так как только они являются свободомыслящими, тогда как в действительности это безумцы в Израиле, люди с самым порабощенным и предубежденным мышлением. Этим ли приводитесь вы в заблуждение? Вы не можете не сознавать своего заблуждения и причины его:

(1) Вы не знаете Писаний. Это не означает, что саддукеи не читали Писаний, они, возможно, были даже хорошо в них наставлены; и все же о них действительно можно было сказать, что они не знают Писаний, потому что они не понимали их значения и смысла и неверно их толковали. Или они не принимали Писания как слово Божье, но противопоставляли ему свои собственные порочные понятия, не желая верить ничему, кроме того, что могли видеть. Примечание. Оградить нас от заблуждений лучше всего может верное знание Писаний как источника, откуда проистекает вся данная по откровению свыше религия, и как основания, на котором она построена. Храните истину, истину Писаний, и она сохранит вас.

(2) Потому что вы не знаете силы Божией. Они не могли не знать, что Бог всемогущ, но не хотели применить эту истину к данному случаю, отказались от нее из-за своих сомнений в ее реальности, которые рассеялись бы, если бы они только держались учения о всемогуществе Бога, для Кого нет ничего невозможного. Поэтому то, что Бог сказал однажды, мы должны услышать дважды, услышать и поверить, услышать и применить, - что сила у Бога, Пс 61:12; Рим 4:19-21. Та же самая сила, что сотворила душу и тело и оберегает их, когда они соединены, может сохранить тело невредимым и душу деятельной, когда они отделятся друг от друга, и может их снова соединить, ибо рука Господня не сократилась. Сила Божья, видимая в возвращении весны (Пс 113:30), в возрождении зерна (Иоан 12:24), в восстановлении благоденствия отверженного народа (Иез 37:12-14), в воскрешении к жизни, чудодейственным образом, столь многих, как в Ветхом, так и в Новом Завете, и особенно в воскресении Христа (Еф 1:19-20)- все это залог нашего воскресения той же самой силой (Фил 3:21), которою Он действует и покоряет Себе все.

2. Он сокрушает всю силу их возражений, представляя учение о будущем состоянии в истинном свете (ст. 25): Когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить... Глупо спрашивать: которого из них будет она женою? Ибо хотя отношения между мужем и женой и были установлены в земном раю, но в небесном их не будет. Мусульмане и атеисты ожидают чувственных наслаждений в своем раю, раю безумных, но христиане знают нечто лучшее, они знают, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия (1Кор 15:50), они ожидают лучших благ, а именно: полного удовлетворения в Божьей любви и в уподоблении Ему, Пс 16:15; они будут как ангелы на небесах, а мы знаем, что ангелы ни жен, ни детей не имеют. Нет ничего удивительного в том, что мы запутываемся в бесконечных противоречиях, когда пытаемся измерять понятия мира духовного мерками чувственного мира.

III. Он строит учение о будущем состоянии и о блаженстве праведных в нем на основании завета Бога с Авраамом, на том, что Богу угодно было уже умершего Авраама признавать Своим, ст. 26, 27. Он обращается к Писаниям: разве не читали вы в книге Моисея? Мы имеем некоторое преимущество, общаясь с теми, кто читал Писания, хотя многие, читавшие Писания, извращают их, как эти саддукеи, к собственной погибели. Он ссылается на то, что сказал Бог Моисею при купине: Я Бог Авраама; не только: Я был, но: Я есмь, Я удел и блаженство Авраама, Я Бог, вседостаточный для него. Примечание. Нелепо полагать, что отношения Бога с Авраамом могли бы продолжаться и так торжественно признаваться, если бы Авраам был уничтожен; или что живой Бог может быть уделом и счастьем для человека, который мертв и таковым должен оставаться навсегда. Следовательно, вы должны заключить:

1. Что душа Авраама существует и действует в состоянии разделения с телом.

2. Что поэтому, рано или поздно, тело должно воскреснуть, ибо в человеческой душе заложена такая склонность к своему телу, что полное и вечное их разделение сделало бы невозможными покой и тем более блаженство и радость для тех душ, для которых Господь есть их Бог. Подводя итог всему, Он говорит: Итак вы весьма заблуждаетесь. Отвергающие воскресение весьма заблуждаются, и им должно сказать об этом.

Стихи 28-34. Книжники и фарисеи были врагами саддукеев (как бы ни были они плохи в других отношениях), и теперь можно было ожидать, что, услышав, как хорошо Христос опроверг их, они поддержат Христа, как в свое время поддержали Павла, когда тот выступил против саддукеев, Деян 23:9; однако этого не произошло: поскольку Он не соглашался с ними в вопросах обрядовой религии, то не мог приобрести их уважения, соглашаясь с ними в сущности ее. Здесь говорится только об одном из них, о книжнике, проявившем такую учтивость к Христу, что обратил свое внимание на Его ответ саддукеям и признал, что Он хорошо им отвечал и по существу, ст. 28; мы имеем основание надеяться, что он не объединился с другими книжниками в преследованиях Христа, так как обратился к Нему за наставлением и сделал это подобающим образом -не искушая Его, но ища более близкого знакомства с Ним.

I. Он спросил: какая первая из всех заповедей? (ст. 28). Он не имел в виду первую по порядку, но первую по важности и достоинству. «На какую заповедь мы должны обратить особое внимание, послушание какой заповеди закладывает основание для по слушания всем остальным?» При этом не подразумевается, чтобы какие-нибудь из заповедей Божьих были незначительными (все они - заповеди великого Бога), но одни из них важнее других, как например, нравственные законы в сравнении с обрядовыми, а о некоторых можно сказать, что они самые великие из всех.

II. На этот вопрос Христос дал ему прямой ответ, ст. 29-31. Того, кто искренне желает быть наставленным в отношении своего долга, Христос направляет к правде и научает путям Своим. Он говорит ему:

1. Что самой великой из всех заповедей, действительно включающей в себя все остальные, является заповедь о том, чтобы возлюбить Господа Бога всем нашим сердцем.

(1) Если в душе есть этот господствующий принцип, то она будет расположена к исполнению и всякого другого долга. Любовь есть ведущее чувство души, любовь к Богу - ведущая добродетель в обновленной душе.

(2) Где ее нет, там не может делаться ничего доброго, правильного, угодного Богу, или делаться длительное время. Любовь к Богу от всего сердца сильна удержать нас от всего, и вооружить против всего, что может соперничать с Ним на престоле нашей души, и обязать нас делать все, что служит Его славе, что угодно Ему. Ни одна заповедь не будет тяжелой там, где руководит и господствует этот принцип. Здесь, в Евангелии от Марка, наш Спаситель добавляет к этой заповеди великую доктринальную истину, на которой она построена (ст. 29): слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый. Если мы твердо верим в это, то следствием будет то, что мы будем любить Его всем сердцем своим. Он Иегова, в Нем заключены все совершенства; Он наш Бог, с Которым мы находимся в родстве и Которому многим обязаны; поэтому мы должны любить Его, сосредоточить на Нем все наши чувства, выражать наше желание к Нему и находить наслаждение в Нем. Он единый Господь, поэтому мы должны любить Его всем сердцем; Он имеет исключительное право на нас, поэтому должен иметь исключительное обладание нами. Если Он единый Бог, то наше сердце должно слиться с Ним, а поскольку нет иного Бога, кроме Него, то не должно быть места никакому сопернику Его на престоле сердца.

2. Что второй великой заповедью является любовь к нашему ближнему как к самому себе (ст. 31): такая же искренняя и истинная, как любовь к себе, и мы должны показать это, поступая с людьми так, как хотим, чтобы они поступали с нами. И как мы должны любить Бога больше, чем себя, потому что Он Иегова и несравненно лучше нас, и должны любить Его всем нашим сердцем, потому что Он Господь единый, и нет другого, подобного Ему, так должны мы возлюбить ближнего своего, как самого себя, потому что мы с ним одной природы; наши сердца одинаково устроены, мы и наши ближние имеем одинаковые тела, относимся к одному обществу, к обществу рода человеческого, а если наш ближний – христианин и принадлежит к тому же священному обществу, как и мы, то наша обязанность любить его усиливается. Не один ли Бог сотворил нас?.. (Мал 2:10). Не тот же ли Христос искупил нас? Христос мог с полным основанием сказать: иной большей сих заповеди нет, потому что в них исполняется весь закон, и если мы добросовестно повинуемся им, то, конечно, будем послушны и всем остальным.

III. Книжник соглашается с тем, что сказал Христос, и рассуждает об этом, ст. 32, 33.

1. Он одобряет ответ Христа на его вопрос: Хорошо, Учитель! истину сказал Ты... Христовы утверждения не нуждались в аттестации книжника, но этот книжник, будучи человеком авторитетным, считал, что его похвала в адрес сказанного Христом послужит доброй репутацией для него. Она будет свидетельством против тех, кто гнал Христа как обманщика, ибо такой же книжник, как и они, исповедал, что Христос сказал истину и сказал хорошо. Так и мы должны подписываться под словами Христа, ставить свою печать, подтверждая, что они верны.

2. Он комментирует сказанное. Христос процитировал великую заповедь, гласящую, что Господь Бог наш есть Господь единый; и он не только согласился с этим, но и добавил: «И нет иного, кроме Него, поэтому мы не должны иметь другого Бога кроме Него». Это исключает всех соперников и сохраняет сердечный трон только за Ним. Христос изложил великий закон о том, что мы должны любить Бога всем сердцем; книжник поясняет и его, добавляя, что это означает любить Его всем разумением, то есть разумея, как много причин имеется для этого. Наша любовь к Богу должна быть не только всепоглощающей, но и разумной; мы должны любить Его всем разумением, ex olh th sunevsew" - от всего разумения; все силы и способности нашего ума должны содействовать тому, чтобы привязанности нашей души были направлены к Богу. Христос сказал: «Любовь к Богу и к ближнему является величайшей из всех заповедей». «Да, - согласился книжник, - это больше всех всесожжении и жертв, это более приятно Богу и послужит во благо нам самим». Были такие, которые держались мнения, будто закон жертвоприношений есть величайшая из всех заповедей; этот же книжник с готовностью согласился с нашим Спасителем в том, что закон любви к Богу и к ближнему больше жертвы и даже всесожжения, хотя они предназначались исключительно для славы Божьей.

IV. Христос одобрил сказанное им и побуждал его продолжать спрашивать у Него, ст. 34.

1. Он признал, что книжник правильно понял все то, о чем говорилось до сих пор; пока все хорошо. Иисус видел, что он разумно отвечал, и это было Ему особенно приятно, потому что за последнее время Он встречался с многими, даже из книжников, людей ученых, которые отвечали неразумно, как не имеющие разумения и не желающие обрести его. Этот же отвечал как nounecw – как имеющий разум, как разумный мыслящий человек, как человек здравого смысла, чей разум не ослеплен, чьи суждения беспристрастны и не связаны предубеждениями, во власти которых находились другие книжники. Он отвечал как человек, который сумел найти время для размышлений и предавался размышлениям.

2. Христос признал, что он стоит на верном пути и может теперь идти дальше: «Недалеко ты от Царствия Божия, Царства благодати и славы, ты подаешь надежду стать христианином учеником Христа, ибо учение Христа, главным образом, настаивает на этих заповедях, предназначено и направлено на то, чтобы привести тебя к исполнению их». Примечание. Можно надеяться, что использующие тот свет, которым они располагают, и продвигающиеся вперед, пока он ведет их, будут водимы и дальше благодатью Божьей и более ясными откровениями, какие даст им Бог. Нам не сказано, что было потом с этим книжником, но мы очень надеемся, что он воспользовался намеком, данным ему Христом, и, получив удовлетворительный ответ на вопрос о наибольшей заповеди закона, продолжал спрашивать Его или апостолов о великой заповеди Евангелия. Если же он этого не сделал, но прервал на этом свои расспросы, не став углубляться дальше, то мы не удивимся, ибо много тех, которые недалеки от Царствия Божия, но никогда не входят в него. Можно было бы подумать, что этот разговор должен многих побудить к беседе с Христом, но все случилось наоборот: После того никто уже не смел спрашивать Его; все сказанное Христом было сказано с такой властью и силою, что все застыли в благоговейном страхе, желающие научиться стыдились задавать вопросы, а желающие придраться - боялись.

Стихи 35-40. I. Христос показывает народу, какими слабыми и несовершенными были книжники в своих поучениях и как они были неспособны разрешать трудности, встречавшиеся в писаниях Ветхого Завета, когда пытались толковать их. Он приводит пример этому, описанный здесь далеко не так полно, как у Матфея. Христос учил в храме. Он говорил о многом, что не записано на страницах Евангелия, но это отмечено с той целью, чтобы побудить нас спрашивать о Христе и спрашивать Его, ибо никто не может получить правильного познания о Христе кроме как от Него Самого; его нельзя было получить от книжников, что вскоре обнаружилось, когда они были приведены в тупик.

1. Они говорили народу, что Мессия должен быть сыном Давидовым (ст. 35), и в этом они были правы, Он должен был не только произойти от его чресл, но и занять его трон (Лук 1:32): и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его. Писание много говорит об этом, но народ воспринимал это как сказанное книжниками, тогда как истины Божьи должны цитироваться нами из нашей Библии как их первоисточника, а не со слов служителей. Dulcius ex ipso fonte bibunter aque - Воды сладки, когда текут непосредственно из своего источника.

2. Однако они говорили об этом не в духе, не в духе пророчества, что было свойственно Давиду; они не могли назвать Христа Господом Давида, как делал сам Давид, Пс 119:1. Они учили народ тому, что было к чести их нации - что Мессия будет потомком их царского рода; но не заботились учить их тому, что служило к чести Самого Мессии- что Он Сын Божий и как таковой, и не иначе, Господь Давида. Таким образом они подавляли истину неправдою, были пристрастны в отношении Евангелия, так же как и в отношении закона, Ветхого Завета. Они могли сказать и доказать, что Христос должен быть сыном Давида, но если бы кто-нибудь стал возражать: Как же сам Давид называет Его Господом? - они не смогли бы ответить на это возражение. Примечание. Способные проповедовать истину, но не способные защитить сказанное ими и убедить противников не достойны сидеть на седалище Моисеевом. Когда таким образом было обнаружено невежество книжников, они разозлились и, несомненно, еще больше настроились против Христа; но простые люди слушали Его с услаждением, ст. 37. То, что Он проповедовал, удивляло и волновало, и хотя бросало тень на книжников, но было весьма поучительно для них, они никогда не слышали ничего подобного. Вероятно, в Его голосе и манере говорить было нечто большее, чем обычная властность и обаяние, и это сильно располагало к Нему простых людей; но мы не находим, чтобы кого-нибудь это побудило верить в Него или следовать за Ним - Он был для них лишь как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий, каким был Иезекииль для своих слушателей, Иез 33:32. И, возможно, некоторые из них же кричали потом: Распни Его, подобно Ироду, который некогда с удовольствием слушал Иоанна Крестителя, и тем не менее снял с него голову.

II. Он предупреждает народ, чтобы они не позволяли книжникам обманывать себя, чтобы не заражались их гордостью и лицемерием. И говорил им в учении Своем: «Остерегайтесь книжников, (ст. 38), будьте бдительны, не принимайте ни их понятия, ни мнения людей относительно их». В параллельном месте (Мф. 23) приводится длинный ряд обвинений в адрес книжников, здесь он дан в сокращенном виде.

1. Они стремились казаться величественными, так как ходили в длинных одеждах, в одеяниях, спускающихся до самых пят; в них они гуляли по улицам, как князья или судьи. Греховным было не ношение таких одежд само по себе, а то, что они любили ходить в них, гордились собою в этих одеждах и превозносились ими, требовали уважения ради них и говорили своим длинным одеяниям, как Саул говорил Самуилу: Почтите меня теперь перед народом; это было плодом гордости. Христос же хотел, чтобы Его ученики ходили с препоясанными чреслами.

2. Они стремились показаться очень хорошими, потому что долго молились, как будто были особенно близки к небу и имели там много дел. Они заботились о том, чтобы все знали, что они молятся, и молятся долго, и это должно было указывать на то (как некоторые думают), что они молятся не только о себе, но и о других, проявляя в этом большое попечение и великодушие. Но они делали это притворно, чтобы показать, будто любят молиться не только ради Бога, претендуя этим на прославление Его, но и ради своих ближних, претендуя на свое служение им.

3. Они стремились возвыситься: они жаждали рукоплесканий, им это очень нравилось; они любили принимать приветствия в народных собраниях, сидеть впереди в синагогах и возлежать на первом месте на пиршествах; это тешило их тщеславие, и определяло, как они думали, их значимость для тех, кто знал их, и завоевывало уважение тех, кто не был знаком с ними.

4. Во всем этом они преследовали цель обогатиться. Они поядали домы вдов, завладевали их имуществом тем или иным коварным путем; чтобы укрыться от подозрения в нечестности, они надевали маску благочестия; чтобы их не считали самыми безнравственными людьми, старались казаться самыми добродетельными. Обман и притеснения должны почитаться особенно отвратительными потому, что они бесчестят и оскверняют длинные молитвы; но молитвы, долгие молитвы, совершаемые в смирении и искренности, не должны почитаться плохими, из-за того что некоторые злоупотребляли ими. Нечистота, спрятанная под благочестивой наружностью, - это двойная нечистота, поэтому и осуждение за нее будет тяжелее вдвойне: Сии... примут тягчайшее осуждение, более суровое, чем те, кто жил без молитвы, и чем приняли бы они сами за обиды, причиненные вдовам, если бы делали это открыто. Примечание. Осуждение лицемеров будет самым тяжким.

Стихи 41-44. Этот отрывок повествования отсутствует у Матфея, но имеется здесь и у Луки; он содержит похвалу Христа в адрес бедной вдовы, опустившей в сокровищницу две лепты; наш Спаситель, при всей Своей занятости проповедью, нашел время обратить на это внимание. Заметим:

I. В храме находился общественный фонд милосердия, ящик для бедных, куда вносились пожертвования и откуда производилось распределение их, ибо дела милосердия и дела благочестия должны дополнять друг друга- там, где мы почитаем Бога своими богослужениями, следует почитать Его и делами милосердия. Мы часто находим на страницах Священного Писания совместное упоминание молитвы и милостыни, как в Деян 10:2,4. Это хорошо, когда создаются общественные фонды милосердия с целью привлечения частных лиц к помощи бедным; хорошо, когда имеющие собственные средства отлагают у себя и сберегают, сколько позволит им состояние (1Кор 16:2), чтобы, когда представится случай для благотворительности, предназначенное для этой цели было всегда наготове.

II. Иисус Христос обращает на это внимание: И сел Иисус против сокровищницы, и смотрел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Он не испытывал чувства недовольства по поводу того, что Ему нечего было положить в сокровищницу или что Ему ни чего не давали из нее, нет, Он просто наблюдал, что бросают туда. Примечание. Наш Господь Иисус замечает, как мы жертвуем для святых и благотворительных целей – щедро или скупо, охотно или без желания, по принуждению; больше того, Он смотрит на сердце, Он видит, что движет нами и каковы наши намерения, когда мы подаем милостыню - делаем ли это как для Господа или только перед людьми.

III. Он видел, как многие богатые клали много; это было приятное зрелище - видеть милосердных богатых людей, видеть многих таких богатых, видеть, что они не только кладут, но кладут много. Примечание. Богатым следует давать много; если Бог посылает нам многое, Он ждет, что мы будем щедро давать бедным. Для богатого человека недостаточно давать столько же, сколько дают остальные, имеющие, может быть, значительно меньше, чем они; богатые должны давать соответственно своему состоянию, и если нуждающиеся в их милосердии не идут к ним сами, то они должны расспрашивать о таковых и помышлять о том, чтобы быть щедрыми.

IV. Там была одна бедная вдова, которая положила две лепты, что составляет код-рант (ст. 42), и наш Господь Иисус весьма похвально отозвался о ней; подозвав учеников Своих, Он обратил их внимание на нее, ст. 43. Он сказал им, что она пожертвовала с большим ущербом для себя, едва ли у нее было достаточно средств для самой себя, это было все пропитание ее, все, что она имела на этот день, и, вероятно, большая часть того, что она заработала своим трудом накануне. Зная, что она сделала это из чувства истинного милосердия, Христос оценил ее жертву выше, чем все, вместе взятое, брошенное богачами, потому что они клали от избытка своего, а она от скудости своей, ст. 44. Возможно, многие готовы были осудить бедную вдову, считая, что она поступила неправильно: зачем давать другим, когда самой себе едва хватает? Милосердие должно начинаться со своего дома. Если же она хотела пожертвовать, то почему не дала милостыню какому-нибудь бедняку, которого знала? Что заставило ее принести свой дар в сокровищницу, находившуюся в распоряжении первосвященников, которые были пристрастными, как мы имеем основание думать, в распределении помощи? Едва ли найдется человек, который не осудил бы бедную вдову, поэтому мы не надеемся найти хоть кого-нибудь, кто подражал бы ей, и все же наш Спаситель похвалил ее, поэтому мы можем быть уверены, что она поступила хорошо и мудро. Если Христос сказал хорошо, то неважно, что кто-то говорит иначе, и мы должны извлечь из этого для себя следующие уроки:

1. Благотворение - превосходное дело, весьма угодное Господу Иисусу; если мы делаем его смиренно и искренно, то Он с радостью примет его, хотя при некоторых обстоятельствах оно может и не вызвать всеобщего одобрения в мире.

2. Имеющие немного должны давать милостыню из этого немногого. Тот, кто живет своим трудом, кормится трудом своих рук, должен уделять нуждающимся, Еф 4:28.

3. Это очень хорошо, когда мы ограничиваем себя, в чем-то отказываем себе, чтобы больше дать нуждающимся; из сострадания к бедным отказываем себе не только в излишествах, но и в обычных удобствах. Во многих случаях мы должны отказывать в чем-то себе, чтобы восполнить нужды других; это и есть любовь к ближнему, как к самому себе.

4. Общественная благотворительность должна поощряться, поскольку это служит к всеобщему благу, и хотя в ней могут быть какие-то неустройства, однако это не может быть оправданием для нас, чтобы не вносить в нее свою часть.

5. Хотя мы можем пожертвовать очень немного на нужды благотворения, однако если наша жертва соразмерна нашим возможностям и дается с честным сердцем, то она непременно будет принята Христом, Который ожидает от человека, смотря по тому, кто что имеет, а не по тому, чего не имеет; две лепты, пожертвованные от чистого сердца, будут приняты во внимание и посчитаны, как два фунта.

6. Особой похвалы достойна благотворительность, когда мы жертвуем не только по силам, но и сверх сия, как македонские церкви, глубокая нищета которых преизбыточествовала в богатстве их радушия, 2Кор 8:2.

7. Когда мы с радостью выделяем другим из того необходимого, что имеем сами, как сделала сарептская вдова в отношении Илии и как сделал Христос в отношении пяти тысяч Своих гостей, и доверяем Богу обеспечить нас тем или иным путем, то это достойно благодарности.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →