Толкование Мэтью Генри на евангелие от Марка 15 глава

То, что мы читали о страданиях Христа в предыдущей главе, было всего лишь прологом, или введением к ним, здесь же мы имеем полное завершение их. Мы оставили Христа, осужденного первосвященниками, но они могли только показать свои зубы, а укусить не могли. В этой главе описывается:

I. Как Христа привели на суд к римскому правителю Пилату и обвиняли Его перед ним, ст. 1-5.

II. Как Он был отвержен простым народом по подстрекательству священников, ст. 6-14.

III. Как Его приговорили к немедленному распятию, ст. 15.

IV. Как Он был осмеян и уничижен римскими воинами, ст. 16-19.

V. Как Его вели на место казни, подвергая всяческим поношениям и позору, ст. 20-24.

VI. Как Его пригвоздили к кресту между двумя разбойниками, ст. 25-28.

VII. Как все проходящие мимо злословили Его и насмехались над Ним, ст. 29-32.

VIII. Как Он был оставлен на время Своим Отцом, ст. 33-36.

IX. Как Он умер и завеса в храме разодралась, ст. 37, 38.

X. Какие показания и свидетельства дали о Нем сотник и некоторые другие, ст. 39-41.

XI. Как Он был погребен в гробе Иосифа из Аримафеи, ст. 42-47.

Стихи 1-14. I. Совещание великого синедриона, пред- принятое с целью быстрого расследования дела нашего Господа Иисуса. Они встретились для этого немедленно поутру и собрали высшую комиссию, чтобы выискать пути и средства предать Его смерти. Они не теряли времени, но с великим рвением преследовали свою цель, чтобы не было возмущения среди народа. Неутомимое усердие нечестивых в совершаемых ими злодеяниях должно постыжать нас за наше нерадение и лень в добрых делах. Те, кто борются против Христа и твоей души, поднимаются рано; доколе ты, ленивец, будешь спать?

II. Предание Его как узника в руки Пилата: Его связали. Ему надлежало стать вели кой жертвой, а жертвы должны связываться веревками, Пс 117:27. Христос был связан, чтобы облегчить наши узы и сделать нас способными, как Павел и Сила, петь в узах. Нам полезно чаще вспоминать узы Господа Иисуса, связывающие нас с Тем, Кто был некогда связан за нас. Его провели по улицам Иерусалима, чтобы возбудить презрение к Тому, Кто всего лишь два дня назад вызывал благоговение у людей, когда учил их в храме. Можно легко представить, какое жал кое зрелище Он являл Собой после всего перенесенного Им минувшей ночью - избитый, оплеванный, оскорбленный. Предание Христа римским властям было прообразом крушения церкви иудеев, которое они заслужили и навлекли сами на себя. Оно означало, что обетование, завет и пророчества, данные Богом, и видимая Церковь то, что было славой Израиля и чем так долго они владели, - ныне должно быть передано язычникам. Сдача Царя, произведенная ими, фактически была сдачей Царства Божия, оно было взято от них с их согласия и отдано другому народу. Если бы они отдали Христа, с тем чтобы угодить римлянам или удовлетворить их подозрительность в отношении Его, это было бы другое дело. Но они добровольно предали Того, Кто был венцом Израиля, в руки тех, кто был игом для Израиля.

III. Допрос у Пилата (ст. 2): «Ты Царь Иудейский? Ты претендуешь на титул Царя, того Мессии, которого иудеи ожидали как земного царя?» - «Да, - ответил Иисус, - это так, как ты говоришь, Я- Мессия, но не такой, какого ожидали они». Он Царь для Своего Израиля по духу, для иудеев, являющихся внутренне таковыми, через обрезание духовное; Он управляет ими и защищает их. А для плотских иудеев, пребывающих в неверии, Он есть Царь, обуздывающий и наказывающий их.

IV. Обвинения, выставленные против Него, и Его молчание на все эти обвинения. Первосвященники, забыв собственное достоинство, сделались доносчиками и лично обвиняли Его во многом (ст. 3) и свидетельствовали против Него, ст. 4. Многие из ветхозаветных пророков обвиняли священников своего времени в великих злодеяниях и тем самым хорошо пророчествовали о злодеяниях священников времени Христа, см. Иез 22:26; Ос 5:1; 6:9; Мих 3:11; Зах 3:4; Мал 1:6; 2:8. В Священном Писании сказано, что разрушение Иерусалима халдеями произошло за беззаконие священников его, которые среди него проливали кровь праведников, Плач 4:13. Примечание. Нечестивые священники - это худшие из людей. Когда лучшее портится, то становится наихудшим. Мирские гонители обычно более сострадательны, чем церковные. Священники обвиняли очень шумно и настойчиво, но Христос ничего не отвечал, ст. 3. Когда Пилат убеждал Его высказаться в свое оправдание и желал, чтобы Он это сделал (ст. 4), Христос продолжал хранить молчание (ст. 5) и ничего не отвечал, что очень удивляло Пилата. Пилату Он прямо ответил (ст. 2), а обвинителям и свидетелям не хотел отвечать, так как то, что они приписывали Ему, было явной ложью, и Он знал, что и сам Пилат был убежден в этом. Примечание. Христос так же восхищал, когда молчал, как и когда говорил.

V. Предложение Пилата отпустить Иисуса, сделанное им народу в связи с существовавшим обычаем отпускать одного из узников в честь праздника. Люди ожидали и требовали, чтобы он сделал то, что всегда де лал для них (ст. 8), это был не плохой обычай, чтобы не соблюдать его. Пилат понял, что первосвященники предали Иисуса из зависти, потому что Он приобрел среди на- рода такую славу, которая затмила их собственную, ст. 10. Сравнивая пыл гонителей с слабостью их доказательств, легко понять, что их раздражало в Нем не Его преступление, а Его благость, не что-то вредное и позорное, но нечто похвальное и славное. По этому, слыша о том, как Он был любим простым народом, Пилат подумал, что может смело апеллировать от первосвященников к народу, что народ будет гордиться, освободив Его из рук первосвященников. И он предложил им способ осуществить это без риска возбудить возмущение: пусть народ потребует Его освобождения, и Пилат с готовностью пойдет на это, заставив таким образом замолчать первосвященников - на Его освобождении настаивал народ. Правда, был еще и другой узник, некто Бараева, который также претендовал на освобождение и получил бы несколько голосов, но Пилат даже не сомневался в том, что большинство проголосует за Иисуса.

VI. Единогласный гневный крик народа, требующего предать Христа на смерть, а именно: распятие. Для Пилата было большой неожиданностью, когда он увидел, что народ находится под сильным влиянием первосвященников и весь единодушно желает, чтобы он отпустил им Варавву, ст. 11. Он, насколько мог, противился этому: «Что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским? Значит, вы не хотите, чтобы я освободил Его?» (ст. 12). «Нет, - сказали они, - распни Его». Первосвященники научили народ настаивать на этом требовании, и когда Пилат возразил им: «Какое же зло сделал Он?» (очень существенный вопрос в данном случае), они не собирались отвечать на это, а только еще сильнее закричали, как будто священники все больше и больше подстрекали и раздражали их: «Распни Его! Распни Его!» Священники и их ставленники, рассеявшиеся среди черни, чтобы поддерживать ее крики, рассчитывали с помощью их заставить Пилата осудить Христа тем или другим путем:

1. Всеобщий крик против Христа может склонить его к убеждению, что Он действительно виновен. «Наверно, - мог подумать Пилат, - Он непременно должен быть плохим человеком, если весь мир не может терпеть Его». И пришел бы к выводу, что его ввели в заблуждение, когда говорили о большом влиянии Его среди народа, что в действительности все было не так. Дело было в том, что священники чрезвычайно торопились с судом, поэтому друзья Христа, которые воспротивились бы этим крикам, находились (как можно предположить) в это время на другом конце города и ничего не знали о происходящем. Примечание. Это была обычная уловка сатаны - опорочить Христа и Его учение и таким образом низложить их. Когда в будущем эту секту, как ее называли, начали всюду злословить, хотя и без причины, то это рассматривалось как достаточная причина для осуждения ее. Но мы должны судить о людях и вещах по их достоинствам и согласно стандартам Божьего слова, а не с предубеждением, согласно общественному мнению или голосу народа.

2. К осуждению Христа могли склонить Пилата также желание угодить народу и еще более - страх не угодить ему. Хотя он был не настолько слаб, чтобы руководиться их мнением и поверить в Его виновность, однако он был настолько нечестив, что поддался их неистовству и осудил Христа, хотя и верил в Его невиновность; его подвигли к этому политические соображения и мирская мудрость. Умирая как жертва за грехи многих, наш Господь Иисус пал жертвой ярости многих.

Стихи 15-21. I. Пилат, ради удовлетворения злобы иудеев, предает Христа на распятие, cт. 15. Желая сделать угодное народу, сделать их довольными (таково значение этого слова), сделать им приятное, чтобы успокоить их, он отпустил им Варавву, который был позором и бедствием для своего народа, а Иисуса, Который был славой и благословением для народа, предал на распятие. Хотя перед этим он повелел Его бить, надеясь сделать угодное им, и не намеревался распинать Его, однако пошел все-таки и на этот шаг. Тот, кто мог убедить себя в необходимости наказать невиновного (Лук 23:16), постепенно убедил себя и в том, что нужно распять Его.

Христос был распят, для того чтобы Его смерть была:

1. Кровавой смертью, так как без пролития крови не бывает прощения, Евр 9:22. Кровь – это жизнь (Быт 9:4), это средство сообщения животного духа, соединяющее душу и тело, так что при пролитии крови уходит жизнь. Христос должен был положить жизнь Свою за нас и потому пролил Свою кровь. Кровь очищает душу (Лев 17:11), поэтому был дан специальный устав относительно всякой искупительной жертвы- проливать кровь и кропить ею перед Господом. Итак, Христос, в соответствии со всеми этими символами, пролил Свою кровь.

2. Мучительной смертью. Страдания Христа были сильными и острыми, смерть атаковала жизненно важные органы через самые чувствительные наружные части тела. Христос умирал так, чтобы Он мог ощущать Себя умирающим, потому что Он должен был быть и священником, и жертвой; так, чтобы Он мог быть активным в Своей смерти, потому что Он должен был сделать Свою душу жертвой за грех. Тулий (Tully) называет распятие Teterrimum suplicium - самым ужасным наказанием; Христос хотел встретить смерть во всем ее ужасе и победить ее.

3. Позорной смертью, смертью рабов и самых низких злодеев; именно такой она считалась среди римлян. Крест и позор неразделимы. Поскольку Бог был оскорблен в Своей чести человеческим грехом, то ради восстановления Его чести Христос совершает искупление, не только на время отказавшись от чести, достойной Его Божественной природы, но покорившись самому великому бесчестью, какое только может быть оказано человеческой природе. Но это еще не самое худшее.

4. Это была проклятая смерть; иудейский закон наложил на нее такое клеймо (Втор 21:23): Проклят пред Богом всякий повешенный на дереве, он несет на себе знак особой Божьей немилости. Именно этой смертью умерли сыны Сауловы, чтобы искупить вину кровожадного рода отца их, 2Цар 21:6. Так были повешены Аман и его сыновья, Есф 7:10; 9:13. Ни об одном из пророков Ветхого Завета мы не читаем, чтобы они были повешены; но теперь, когда Христос предал Себя, чтобы быть повешенным на древе, позор и проклятие полностью сняты с такой смерти, так что нет никакого препятствия для утешения тех, кто умирает либо невинным, либо раскаявшимся, а также не умаляется, а, скорее, умножается слава умирающих мученической смертью за Христа, через повешение на дереве, подобно Ему.

II. Потакая наклонности римских воинов к развлечениям, Пилат предал им Иисуса, чтобы они, пока происходили приготовления к казни, могли поглумиться и посмеяться над Ним. Они собрали весь полк, уже ожидавший этого, и пошли внутрь двора, где подвергли нашего Господа Иисуса всяческим насмешкам и оскорблениям, в шутку изобразив из Него царя, подобно тому как слуги первосвященника бесчестили и оскорбляли Его как Пророка и Спасителя.

1. Цари носят одежды багряного или пурпурного цвета. И они одели Его в багряницу. Это оскорбление Христа посредством царского одеяния должно побудить христиан ж украшать себя одеждой, 1Пет 3:4. Неужели христианин будет гордиться пурпуровой, то есть ярко-красной одеждой, которая была позором для Христа?

2. Цари носят венцы. Они тоже сплели терновый венец и возложили на Него. Венец из соломы или тростника был бы достаточно смешон, этот же причинял еще и боль. Он понес терновый венец, который заслужили мы, чтобы венец славы, которого заслуживал Он, мог быть надет на нас. Пусть эти тернии научат нас, как Гедеон научил жителей Сокхофа, ненавидеть грех, тяготиться грехом и любить Иисуса Христа уподобившегося лилии среди терний. Если иногда нас удручает жало в плоти, будем утешаться тем, что наш Первосвященник сострадает нам в немощах наших, поскольку Сам вкусил, что такое жало в плоть.

3. Подданные царя встречают его восклицаниями: Царь, во веки живи. И это они имитировали, приветствуя Его словами: «Радуйся, Царь Иудейский! Такой царь и такой народ достаточно хороши друг для друга».

4. Цари держат в руках скипетр - знак власти, как венец - знак достоинства; подражая этому, они дали Ему в правую руку трость. Те, кто презирают власть Господа Иисуса, не повинуясь ей, не почитают заповеди Его и не страшатся Его гнева, фактически дают Ему в руку трость, более того, подобно римским воинам, бьют Его по голове тростью, именно такое оскорбление наносят они Христу.

5. Подданные, принося клятву верности своему государю, должны были по обычаю целовать его; они же, вместо этого, плевали на Него.

6. К царям обычно обращались, стоя на коленях; и это также они обратили в насмешку: становясь на колени, кланялись Ему; они делали это с презрением, чтобы посмеяться самим и рассмешить других. Наш Господь Иисус смирился с этим позором и бесчестьем, чтобы избавить нас от вечного позора и бесчестья, уготованных нам за наши грехи. Он был сделан посмешищем, но не в собственной одежде, а в одежде другого; это означало, что Он страдал не за Свои грехи; преступления были наши, а позор - Его. Тот, кто делает вид, будто покоряется Христу, но в то же самое время служит миру и плоти, фактически делает то, что делали воины, насмехавшиеся над Ним, склонявшие перед Ним колени с восклицанием «радуйся, царь иудейский» и в то же время заявлявшие: «Нет у нас другого царя, кроме кесаря». Те, кто склоняет перед Христом колени, но не склоняет душу, кто приближается к Нему устами своими и чтит Его языком, а сердцем далек от Него, оскорбляют Его подобно этим воинам.

III. В назначенный час воины повели Христа из зала суда Пилата к месту казни (ст. 20), повели, как овцу на заклание; Он был ведом делателями неправды, хотя Сам не совершил никакого греха. Чтобы смерть Христа под тяжестью креста, который Он должен был нести, не помешала исполнению задуманной ими жестокости, они заставили некоего Киринеянина Симона нести крест Его. Тот проходил мимо, идя с поля, ни о чем не подозревая. Примечание. Нам не должно казаться странным, если внезапно на наши плечи ложится крест, мы не должны этому удивляться. Крест был очень неудобным, громоздким, но тот, кто нес его несколько минут, удостоился быть записанным в книге Божьей, хотя ничем иным не прославился. И где бы ни было проповедано Евангелие, будет сказано в память и о нем. Подобным образом скорби и крест, приносящие в настоящее время не радость, а печаль, потом принесут венец славы для тех, кто переживал их.

Стихи 22-32. Здесь описано распятие нашего Господа Иисуса.

I. Место, где Он был распят. Оно называлось Голгофа, лобное место, потому что, как некоторые считают, там отрубались головы преступникам, то есть это было обычное место казни, ибо Он во всех отношениях был причислен к злодеям. Не знаю, насколько можно доверять этому, но различные древние авторы упоминают как общеизвестное предание, что на этом месте был захоронен наш праотец Адам, и видят весьма знаменательное совпадение в том, что Христос был распят именно там, ибо как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут. Об этом говорят Тертуллиан, Ориген, Златоуст и Епифаний (великие имена);

больше того, Киприан добавляет: Creditur apiis - множество добрых людей убеждены, что кровь распятого Христа капала на лоб Адама, погребенного на том же месте. Предание более заслуживающее доверия, говорит о том, что эта гора Голгофа была той самой горой в стране Мориа (в стране Мориа она действительно и была, ибо так называлась окрестность Иерусалима), на которой Исаак должен был быть принесен в жертву, но вместо него жертвой стал овен; именно тогда Авраам увидел день Христов, когда назвал это место Иегова-ире, Господь усмотрит, полагая при этом, что этот день увидят на горе Господней.

II. Время, когда Христос был распят. Это был час третий, ст. 25. К Пилату Он был приведен в шесть часов (Иоан 19:14) со гласно римскому исчислению времени, которое использует Иоанн и с которым совпадает наше, современное исчисление, то есть в шесть часов утра; затем, в третьем часу, согласно иудейскому исчислению, что со- ответствует нашим девяти часам утра, или чуть позже, они пригвоздили Его к кресту. Д-р Lightfoot считает, что упоминание о третьем часе делается здесь для того, чтобы показать особую злобность священников: они убивали Христа, несмотря на то что был третий час, когда они должны были служить в храме и приносить мирные жертвы; это был первый день после праздника опресноков, день собрания святого синода. В то самое время, когда они должны были исполнять свои обязанности, председательствовать на публичном богослужении, они изливали злобу против Господа Иисуса хотя представляли себя ревнующими о храме и осуждали Христа за высказывания против него. Примечание. Многие люди, делающие вид, что ревнуют о церкви, не беспокоятся о том, что редко посещают ее.

III. Оскорбления, нанесенные Ему, когда Он висел пригвожденным к кресту; как если бы Он был недостаточно обесчещен, они добавили еще ряд бесчестий.

1. Существовал обычай давать вино осужденным на смерть; они смешали вино со смирною, горькой на вкус, сделав его отвратительным. Он попробовал вино, но пить не стал, ибо хотел принять только горечь его, но не хотел принимать облегчения от него.

2. Одежды распятых принадлежали (как и у нас) палачам в качестве вознаграждения, поэтому воины делили одежды Его, бросая жребий (ст. 24), то есть бросали кости о них (как делают наши солдаты на барабане). Так они превратили Его страдания в повод для веселья и развлечения, пока Он висел в муках.

3. Над головой Христа они поместили надпись, намереваясь опорочить Его ею, но фактически оправдали и прославили Его: Царь Иудейский, ст. 26. Это было не подтверждением Его преступления, а признанием Его высшей власти. Возможно, Пилат думал этим обесчестить либо Христа как отвергнутого царя, либо иудеев (вынудивших его своей настойчивостью осудить Христа против его совести) как не заслуживающих лучшего царя. Однако в этом осуществилось намерение Божие, чтобы Христос, даже висящий на кресте, был провозглашен Царем Израиля, хотя сам Пилат знал о том, что писал, не более, чем Каиафа - о том что говорил, Иоан 11:51. Распятый Христос - Царь Своей Церкви, Своего духовного Израиля, и даже тогда, когда Он висел на кресте, Он был подобен царю, попиравшему Своих врагов и врагов Своего народа и восторжествовавшему над ними, Кол 2:15. Он писал Свои законы Своей собственной кровью и готовил Свои милости для Своих подданных. Когда мы взираем на распятого Христа, то должны помнить надпись над Его головой, гласящую, что Он Царь, делая себя Его подданными, как истинные израильтяне.

4. С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его, Его же - посередине, как худшего из троих, ст. 27; так велико было бесчестье, которое они намеревались нанести Ему. Несомненно, это тоже было неприятно Ему. Некоторые из заключенных за свидетельство о Христе в общие тюремные камеры более жаловались на общество злословящих узников, чем на любые другие тюремные невзгоды. И вот, Христос был распят именно в таком обществе; во дни жизни Своей Он сообщался с грешниками, делая им добро, и теперь, умирая, был вместе с ними с той же целью, ибо Он пришел в мир и ушел из него для того, чтобы спасать грешников, в том числе и наихудших. Но евангелист особо отмечает, что в этом исполнилось Писание, ст. 28. В знаменитом пророчестве о Христовых страданиях (Ис 53:12) было предсказано, что Он будет к злодеям причтен, потому что сделался грехом за нас.

5. Зеваки, то есть большинство из них, вместо того чтобы выразить сочувствие Его страданиям, отягощали их, оскорбляя Его. Несомненно, никогда такой варварской бесчеловечности не было проявлено ни к какому злостному преступнику. Таким образом сатана обнаружил величайшую злобу против Христа, а Он - покорность величайшему бесчестью, какое только можно было нанести Ему.

(1) Даже проходящие, не имевшие никакого отношения к делу, злословили Его, ст. 29. Если их сердца были настолько черствы, что такое зрелище не вызывало в них сострадания, то они должны были бы посчитать его хотя бы достойным любопытства. Но этого было недостаточно для них: у них не было не только никакой человечности, но они были как будто демонами во плоти; они издевались над Ним, выражали крайнее отвращение к Нему и негодование на Него, метали в Него горькие слова, как тучу стрел. Без сомнения, к этим саркастическим высказываниям их побуждали первосвященники: Э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Если можешь, спаси Себя Самого и сойди со креста. Они торжествовали, как если бы теперь, когда они вознесли Его на крест, исчезла угроза того, что Он разрушит храм, в то время как храм, о котором говорил Христос, Он разрушал сейчас, на их глазах, а потом в три дня воздвиг его. Храм же, о котором говорили они, Он разрушил человеческими руками, которые были Его мечом и Его мышцей, по прошествии немногих лет. Когда беспечные грешники думают, что опасность миновала, именно тогда она более всего готова настичь их; день Господень придет, как тать, на тех, кто отвергает Его приход и говорит: «Где обетование пришествия Его?» И тем более на тех, кто бросает вызов и говорит: «Пусть Он поспешит и ускорит дело Свое».

(2) Даже первосвященники, из человеке избираемые и для человеков поставляемые, которые должны были сочувствовать людям, сбившимся с пути, страдающим и умирающим (Евр 5:1,2), поливали Его раны не елеем, а уксусом; они преследовали Того, Кого поразил Бог (Пс 68:27), и, насмехаясь, говорили друг другу: «Других спасал, исцелял и помогал другим, а теперь, оказывается, не в состоянии помочь Себе Сам, ибо не может спасти Себя!» Они побуждали Его сойти с креста, если может, ст. 32. Дай им только увидеть это, и они уверуют. Однако они не поверили, когда Он дал им увидеть более убедительный знак, восстав из гроба. Эти первосвященники думается, могли бы найти себе другое дело: если они не хотели идти в храм, чтобы исполнять свои обязанности, то могли бы заняться служением, не чуждым их призванию; если они не хотели дать утешение Господу Иисусу, то могли бы как-то помочь разбойникам в их смертный час (монахи и священники в католических странах очень стараются послужить преступникам, приговоренным к колесованию, к казни, очень похожей на распятие): но эти священники не считали это своим долгом.

(3) И даже распятые с Ним поносили Его, ст. 32; это делал один из них- так было ожесточено его сердце даже в таких сильных страданиях, на пороге вечности.

Стихи 33-41. Здесь говорится о смерти Христа, о том, как враги поносили Его, когда Он умирал, а Бог прославил.

I. В течение трех часов по всей земле была кромешная тьма (некоторые думают, что тьма покрыла всю землю), от полудня до трех часов. В этом исполнилось Писание (Ам 8:9): Произведу закат солнца в пол день и омрачу землю среди светлого дня, и Иер 15:9: еще днем закатилось солнце ее. Иудеи часто требовали от Христа знамения с небес, и теперь они его получили, но такое, которое знаменовало собой их ослепление. Это было предзнаменованием тьмы, грядущей на иудейский народ и на его церковь и уже приближающейся. Они делали все, что было в их силах, чтобы загасить Солнце правды; и вот, оно теперь закатилось, а восход его они никогда не признают; чего же они могли ожидать, как не тьмы, худшей, чем египетская? Это затмение означало, что то, что могло послу жить к миру их, теперь сокрыто от глаз их и что день Господень, день тьмы и мрака для них (Иоил 2:1,2), уже близок. Они находились теперь во власти тьмы и творили дела тьмы; для тех, кто возлюбил тьму более, нежели свет, такое наказание вполне справедливо.

II. Когда эта тьма закончилась, наш Господь Иисус воскликнул в предсмертном борении души Своей: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (ст. 34). Для Христа эта тьма означала облако, скрывав шее Его человеческую душу, в то время как Он приносил ее в жертву за грех. Мр. Фокс в своей книге «Дела и памятники» (т. 3, стр. 160) рассказывает о Хантере, мученике времен королевы Марии, о том, как тот, будучи привязанным к столбу для сожжения, произнес краткую молитву: «Сын Божий, осияй меня» и как тут же сквозь темное облако пробилось солнце, осветившее его лицо так, что он вынужден был отвернуться. Это было для него великим утешением. Но наш Господь Иисус во время Своих страданий, напротив, был лишен солнечного света, и это означало удаление света Божьего лица, от чего Он страдал более всего. Он не жаловался, когда Его оставили ученики, а только когда Его оставил Отец:

1. Так как это ранило Его дух, что тяжелее всего переносить (Прит 18:14), воды дошли до Его души, Пс 68:2-4.

2. Так как именно тогда Он соделался грехом за нас, наши беззакония навлекли ярость и гнев на душу Его (Рим 2:8), поэтому, сделавшись жертвой, Он испытал их в такой мере, на какую был способен; они не могли не быть суровыми для Того, Кто от вечности возлежал в недре Отчем и всегда был Его Светом. Эти признаки Божественного гнева были подобны огню с неба, который посылался в особых случаях, чтобы поглотить жертвы (Лев 9:24; 2Пар 7:1; 3Цар 18:38), и всегда был знаком принятия их Богом. Огонь сходил на жертву в знак того, что Бог был умилостивлен, а иначе он должен был бы пасть на грешника. Поэтому теперь он сошел на Христа и исторг из Его уст этот громкий, мучительный вопль. Когда Павел должен был соделаться жертвой за служение веры святых, он мот радоваться и сорадоваться им, Фил 2:17; но совсем другое дело - быть принесенным в жертву за грех грешников. Итак, от шестого часа и до часа девятого была тьма по причине совершенно необычайного затмения, и, если астрономы не ошибаются в своих расчетах, вечером того дня, когда умер Христос, произошло и лунное затмение, которое было естественным и закономерным. Во время этого затмения диск луны был закрыт на семь двенадцатых диаметра его. Оно продолжалось с пяти до семи часов и было еще одним замечательным знамением тьмы, царящей в те времена. Коты меркнет солнце, луна тоже не дает света.

III. Молитва Христа была с насмешкой воспринята стоявшими рядом, ст. 35, 36. Когда Он воскликнул: Или, Или! (или, как здесь у Марка, на древнесирийском диалекте, Элои, Элои!), то они сказали: «Вот, Илию зовет», - хотя очень хорошо знали, что Он сказал и что это означало, а именно: Боже мой, Боже мой! Таким образом они представили Христа как молящегося святым, либо потому, что Он оставил Бога, либо потому, что Бог оставил Его; этим самым они хотели сделать Его еще более отвратительным для народа. Один из них наполнил губку уксусом и, наложив на трость, протянул Ему: «Пусть Он охладит Свои уста этим напитком, он как раз для Него» (ст. 36). Это было продолжением оскорблений и надругательств над Ним, и кто бы ни был тот, кто останавливал делающего это, он лишь дополнил это глумление: «Постойте, Он звал Илию, посмотрим, придет ли Илия снять Его; а если нет, мы сможем заключить, что и он оставил Его».

IV. Христос, снова возгласив громко, испустил дух, ст. 37. Теперь Он предавал Свою душу в руки Отца, и хотя Бога нельзя подвигнуть никакими телесными упражнениями, тем не менее этот громкий голос свидетельствовал о силе чувств, побудивших Его так возопить; это учит нас во все, в чем мы имеем дело с Богом, вкладывать все силы, исполнять свой долг, особенно долг послушания, от всего сердца и от всей души; и тогда хотя речь ослабевает, так что мы не можем возгласить громким голосом, как Христос, однако сердце не ослабеет, если Бог является его твердыней. Христос действительно, истинно умер, потому что испустил дух; Его человеческая душа отошла в мир духов и оставила Тело бездыханным прахом.

V. В тот самый момент, когда Христос умер на горе Голгофе, завеса в храме разодралась надвое, сверху до низу, ст. 38. Это было:

1. Великим ужасом для неверующих иудеев, предзнаменованием полного уничтожения их религии и нации, которое и последовало вскоре. Это было подобно преломлению жезла благоволения (ибо эта завеса была необыкновенно красива, Исх 26:31), имевшему место в то самое время, когда они давали за Него плату в тридцать серебренников (Зах 11:10,12), чтобы уничтожить завет, который Он заключил с этим народом. Настало время воскликнуть: «Ихавод, отошла слава от Израиля». Некоторые считают, что описанная Иосифом история о том, как за несколько лет до разрушения Иерусалима в храме сама собой отворилась дверь и при этом послышался голос, произнесший: Уйдем отсюда, есть та же самая история, что и описанная здесь; но это невероятно. Однако она имела то же самое значение, согласно словам, записанным в Ос 5:14: Я растерзаю и уйду...

2. Великим утешением для всех верующих христиан, символом нашего освящения и открытия нового и живого пути во Святое-святых посредством Крови Иисуса.

VI. Сотник, который командовал отрядом, производившим казнь, убедился в том, что Иисус воистину был Сыном Божиим, и исповедал это, ст. 39. Уже то убедило его в этом, что Христос, возгласив громко, испустил дух; было очень удивительно, что испускающий дух мог так громко кричать. Ни на одном из печальных зрелищ такого рода он никогда не наблюдал ничего подобного. И еще поразило его то, что Тот, Кто имел столько силы, чтобы громко закричать, тут же испустил дух. И он сказал к чести Христа и к стыду тех, кто издевался над Ним: «Истинно Человек Сей был Сын Божий». Но какие он имел основания так говорить? Я отвечу.

1. У него были основания говорить, что Христос страдал несправедливо, что Ему причинили великое зло. Примечание. Он страдал потому, что назвал Себя Сыном Божиим, и это было истиной, Он действительно говорил это, так что если Он страдал несправедливо, как свидетельствуют о том все перенесенные Им страдания, значит сказанное Им было истиной и Он воистину был Сыном Божиим.

2. У него были основания говорить, что Христос был любимцем Неба, что ради Него вступила в действие всемогущая сила, ибо видел, как Небо почтило Его смерть и как оно разгневалось на Его гонителей. «Несомненно, - думал он, - это была какая-то Божественная личность, сильно возлюбленная Богом». Он выражает это словами, означающими Его происхождение от вечности как Бога и Его предназначение как Посредника, хотя сам он не имел этого в виду. Наш Господь Иисус даже среди глубокого унижения и тягчайших страданий оставался Сыном Божьим и был явлен таковым в силе.

VII. Там находились некоторые из Его друзей, добрые женщины, сопровождавшие Его (ст. 40, 41): Были тут и женщины, которые смотрели издали; мужчины же вообще не смели появляться на глаза, поскольку толпа была очень разъярена. Currenti cede furori, уступите дорогу яростному потоку -этот совет они посчитали на данный момент подходящим. Женщины не отваживались подойти ближе и стояли поодаль, подавленные горем. Некоторые из них названы поименно. Здесь была Мария Магдалина; она была в прошлом Его пациенткой и всем своим счастьем была обязана Его силе и доброте, избавившими ее от одержимости семью бесами, поэтому полагала, что никогда не сможет отблагодарить Его за это в полной мере. Была здесь также Мария, мать Иакова меньшого, Jacobus parvus, названного так, вероятно, за его малый, как у Закхея, рост. Эта Мария была женой Клеопы, или Алфея, и сестрой Девы Марии. Эти женщины следовали за Христом из Галилеи, хотя им и не было предписано присутствовать на празднике, как мужчинам; вероятно, они пришли в надежде, что скоро будет установлено царство Мессии и они и их близкие получат от Него большие привилегии. Очевидно, среди них была и мать сыновей Зеведеевых, Мф 20:21. Они не могли не испытывать большого разочарования, видя на кресте Того, Кого они уже представляли себе на престоле.

Примечание. Те, которые следуют за Христом, ожидая великих дел от Него в этом мире, через свою веру в Него, могут увидеть себя сильно разочарованными.

Стихи 42-47. Здесь мы присутствуем на погребении нашего Господа Иисуса, торжественном и скорбном погребении. О, если бы и нам благодатью Божьего быть соучастниками подобия его! Заметим:

I. Как было выпрошено Тело Христа. Оно находилось в распоряжении правителя как тело преступника. Те, кто так торопился Его распять, назначали Ему гроб со злодеями, но Бог распорядился, чтобы Он был погребен у богатого, Ис 53:9; так и произошло. Здесь сообщается следующее:

1. Когда было испрошено Тело Христа для погребения и почему так торопились Его похоронить: уже настал вечер, потому что была пятница, то есть, день пред субботою, ст. 42. К соблюдению субботы иудеи относились строже, чем к соблюдению любого другого праздника, и потому хотя тот день сам по себе был праздничным, однако они придавали ему особое религиозное значение как кануну субботы, как дню, когда готовились к роскошному и радостному празднованию субботы. Примечание. День перед субботой должен быть днем приготовления к субботе - приготовления не наших домов и столов, но наших сердец, чтобы они, насколько это возможно, освободились от мирских забот и дел и сосредоточились на служении Богу и радостном общении с Ним. В субботний день должен совершаться такой труд и приобретаться такие преимущества, что необходимо готовиться к этому накануне; более того, вся неделя должна делиться на воспоминания о прошедшей субботе и на приготовления к последующей.

2. Кем был человек, просивший Тело и позаботившийся о достойном погребении его. Это был Иосиф из Аримафеи, названный здесь знаменитым членом совета, ст. 43; он был человек выдающийся, с сильным характером, состоявший на государственной службе, как полагают некоторые, в качестве одного из членов тайного совета Пилата. Однако более вероятно, что он занимал пост в церкви и был членом великого Синедриона иудеев, или одним из членов совета первосвященников. Он был sJaxnv pouAsuTrfg - советником, достойным своего места. Только те из обладающих властью и положением действительно достойны уважения, кто по совести исполняет свой долг и чье поведение соответствует их высокому чину. Но здесь в нем отмечена более замечательная черта: он был человеком, который ожидал Царствия Божия, Царства благодати на земле и Царства славы на небе, Царства Мессии. Примечание. Те, кто ожидают Царствия Божия и надеются на участие в его блаженстве, должны показать это своей приверженностью делу Христа даже тогда, когда оно кажется сокрушенным и уничтоженным. Заметим, что даже среди почетных членов синедриона были некоторые, по крайней мере один, кто ожидал Царствия Божьего и чья вера осудит неверие остальных. На это нужное служение Бог поставил Своего человека, когда ни один из учеников Христа не мог или не решался взять его на себя, не имея для этого ни средств, ни желания, ни мужества. Иосиф... осмелился войти к Пилату; хотя он и знал, что это будет оскорбительно для первосвященников видеть, как оказывается честь Тому, Кого они так унизили, он все же нашел в себе мужество; может быть, вначале ему было немного страшно, но rorfaag, воспрянув духом, он решился оказать почтение к останкам Господа Иисуса - пусть будет, что будет.

3. Какой неожиданностью было для Пилата услышать, что Христос умер (Пилат, вероятно, ожидал, что Христос спасет Себя и сойдет с креста), а более того, что Он уже умер, что Тот, Кто обладал, казалось, сверхъестественной силой, так быстро уступил смерти. Все обстоятельства Христовой смерти были удивительны, ибо от начала и до конца Его имя было Чудный. Пилат сомневался (так понимают некоторые), действительно ли Он был мертв, и боялся, как бы его не обманули и не сняли Тела живым, чтобы потом вылечить его, тогда как согласно приговору (как и у нас) оно должно было висеть, пока не умрет. Поэтому он призвал сотника, своего офицера, и спросил его, давно ли Oн умер (ст. 44), прошло ли достаточно времени с тех пор, когда они еще могли различить какой-либо признак жизни в Нем, дыхание или движение, чтобы можно было заключить, что Он мертв. Сотник мог заверить его в этом, потому что он наблюдал, как Иисус испустил дух, ст. 39. В этом было особое Божье провидение, что Пилат провел такое тщательное исследование факта смерти Христа, так как это не оставило никакого повода говорить, будто Он был похоронен живым, и таким образом опровергнуть истину о воскресении; факт смерти был настолько ясно установлен, что никогда не возникало никаких возражений относительно него. Вот так истина Христова получает иногда подтверждение даже из уст ее врагов.

II. Как было погребено Тело Христа. Пилат позволил Иосифу снять Тело и поступить с ним так, как было ему угодно. Удивительно, что первосвященники не поспешили к Пилату и первыми не попросили Его тело, чтобы протащить его по улицам: Бог обуздал остаток их ярости и дал этот неоценимый приз Иосифу, знающему его ценность. Сердца первосвященников оказались под таким влиянием, что они не воспротивились этому. Sit divus, modo non sit vivus - Нас не заботит, что Ему поклоняются, лишь бы Он не ожил.

1. Иосиф купил новую плащаницу, чтобы обвить Тело, хотя в подобном случае могла подойти и старая, использованная. Воздавая честь Христу, мы должны быть щедрыми, служить Ему лучшим, что имеем, а не тем что нам досталось дешево.

2. Он снял Тело, изуродованное и истерзанное, и обвил плащаницею, как великую драгоценность. Наш Господь Иисус отдает Себя нам в таинстве вечери Господней, которую мы должны принимать так, чтобы наилучшим образом выразить нашу любовь к Нему, возлюбившему нас и умершему за нас.

3. Он положил Его в собственном гробе, в частном месте. В истории иудейских царств о погребении безнравственных царей вне царских гробниц говорится как о порочащем их память. Наш Господь Иисус не сделал ничего, кроме добра, Ему был отдан престол Его отца Давида, и тем не менее Он был похоронен в гробу простого человека, ибо не в этом мире, а в ином покой Его будет славой. Этот гроб принадлежал Иосифу. Авраам, не имевший никакого имущества в земле Ханаанской, все же имел место для погребения, у Христа же не было и этого. Гроб этот высечен был в скале, ибо Христос умер, чтобы сделать могилу убежищем и укрытием для святых; высеченная в скале, она представляла собой крепкое убежище. О, если бы Ты в преисподней сокрыл меня! Христос Сам покров для Своего народа, тень от высокой горы.

4. Он привалил камень к двери гроба, потому что у евреев был такой обычай хоронить умерших. Когда Даниил был брошен в львиный ров, к устью этого рва привалили камень, чтобы Даниил не смог выбраться из него, как здесь был привален камень к гробу Христа; но ни тот, ни другой камень не смогли помешать ангелу посетить узников.

5. Некоторые из добрых женщин присутствовали при погребении и смотрели, где Его полагали, чтобы по прошествии субботы прийти и помазать мертвое Тело, так как сделать это сейчас у них не было времени. Когда погребалось тело Моисея, посредника и законодателя иудейской веры, то были предприняты меры, чтобы никто не знал о месте погребения его (Втор 34:6), так как из уважения к его личности люди готовы были умереть вместе с ним. Но когда был погребен наш великий Посредник и Законодатель, Его гробнице было уделено особое внимание так как Ему предстояло воскреснуть из мертвых. Забота, проявленная о Его Теле, говорит о заботе, которую Он Сам проявляет по отношению к Своему телу, Церкви. Даже тогда, когда тело кажется мертвым, подобным долине, полной сухих костей, оно должно сберегаться для воскрешения; с прахом святых заключен завет, который не будет забыт. Эти размышления о погребении Христа должны наводить нас на размышления о нашем собственном погребении и помочь нам примириться с мыслью о могиле и некогда с легкостью лечь на постель, которой должно будет стать смертным одром. Частые размышления о смерти сделают ее не страшной для нас, но побудят подготовиться к тому, чтобы сойти в могилу, ибо гробы всегда готовы для нас, Иов 17:1.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →