Толкование Мэтью Генри на евангелие от Луки 10 глава

I. Обширное поручение, данное Христом семидесяти ученикам, - проповедовать Евангелие и подтверждать его чудесами; подробные наставления, какие Он дал им при этом относительно их поведения во время исполнения этого поручения, и великие утешения для ободрения их, ст. 1-16.

II. Отчет, сделанный семьюдесятью учениками своему Учителю об их успехах, и Его беседа с ними по этому поводу, см. 17-24.

III. Беседа Христа с законником о том, как достичь неба, и наставления, данные ему в виде притчи: считать своим ближним каждого человека, которому он имеет возможность оказать помощь или от кого сам получает ее, ст. 25-37.

IV. Прием, оказанный Христу в доме Марфы, упрек, сделанный Им за ее чрезмерную заботу о мирском, и Его похвала в адрес Марии за ее заботу о своей душе, ст. 38-42.

Стихи 1-16. Здесь повествуется о том, как семьдесят учеников были отправлены группами по два человека в различные области страны проповедовать Евангелие и творить чудеса в тех местах, которые Сам Христос намеревался посетить, чтобы они подготовили путь для Его приема. Другие евангелисты ничего не говорят об этом, но наставления, данные здесь семидесяти, в основном, те же самые, что были даны двенадцати ученикам.

I. Число учеников: их было семьдесят. Как при избрании двенадцати апостолов Христос имел в виду двенадцать патриархов, двенадцать колен и двенадцать князей этих колен, так при избрании семидесяти Он исходил, вероятно, из числа семидесяти старейшин израильских. В таком количестве взошли старейшины вместе с Моисеем и Аароном на гору и увидели славу Бога Израилева, Исх 24:1,9; позднее столько же было избрано для помощи Моисею в управлении народом, и с этой целью на них также был ниспослан дух пророчества, Числ 11:24,25. Двенадцать источников воды и семьдесят финиковых дерев в Елиме соответствуют двенадцати апостолам и семидесяти ученикам, Исх 15:27. Для перевода Ветхого Завета на греческий язык египетский царь Птолемей задействовал семьдесят иудейских старейшин, почему их перевод и называется Септуагинта. Великий синедрион включал в себя такое же количество членов. Итак,

1. Мы рады видеть, что Христос имел так много последователей, пригодных для того, чтобы быть посланными; Его труд был не совсем тщетен, хотя Он и сталкивался с сильным противодействием. Отметим, дело Христа - это растущее дело, и количество Его последователей умножается, как умножалось число израильтян в Египте несмотря на их угнетение. Эти семьдесят хотя и не сопровождали Христа так близко и так постоянно, как двенадцать учеников, тем не менее были постоянными слушателями Его учения, очевидцами Его чудес и веровали в Него. Те трое, о которых говорилось в конце предыдущей главы, могли быть в числе этих семидесяти, если бы с добрым рвением присоединились к их делу. Именно об этих семидесяти учениках Петр впоследствии говорит как о «тех, которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус», и которые были в числе ста двадцати, упоминаемых в Деян 1:15,21. Мы можем предположить, что многие, о ком мы читаем в Деяниях и Посланиях как о сотрудниках апостолов, были из числа этих семидесяти.

2. Радостно также видеть, что находилась работа для столь многих служителей и находились слушатели для такого множества проповедников: таким образом, горчичное зерно начало давать ростки и закваска начала проникать в тесто, чтобы заквасить его полностью.

II. Их труд и занятие: Он послал их по двое, с тем чтобы они могли поддерживать и ободрять друг друга. Если один упадет, то другой поможет ему подняться. Он послал их не во все израильские города, как посылал двенадцать апостолов, а только во вся кий город и место, куда Сам хотел идти (ст. 1), в качестве Его предвестников. И мы можем предположить, хотя об этом и не написано, что вскоре после этого Христос Сам посетил все эти места, задерживаясь в каждом из них лишь ненадолго. Им было поведено делать два дела, те же самые, какие совершал Сам Христос везде, куда приходил:

1. Они должны были исцелять больных (ст. 9), причем исцелять их во имя Иисуса, чтобы пробудить у народа желание видеть этого Иисуса и приготовить их к принятию Его, Чье имя столь могущественно.

2. Они должны были возвещать о приближении Царствия Божьего, о приближении его к ним. «Говорите им - приблизилось к вам Царствие Божие, и если вы оглянетесь вокруг себя, то увидите, что находитесь теперь прямо перед входом в него. Ныне день вашего посещения, узнайте и уразумейте это». Хорошо, когда мы сознаем свои преимущества и возможности, чтобы воспользоваться ими. Когда Царство Божие приближается к нам, это обязывает нас выйти ему навстречу.

III. Наставления, данные им Христом.

1. Они должны отправляться в путь с молитвой (ст. 2) и в молитве (1) Должны быть исполнены глубокого сочувствия к нуждам душ человеческих, зовущих их на помощь. Они должны посмотреть вокруг, чтобы убедиться, как много жатвы, как много людей, нуждающихся в проповеди Евангелия и готовых принять его; более того, к этому времени выросли их ожидания пришествия Мессии и Его Царствия. Это было зерно, готовое осыпаться на землю и погибнуть из-за недостатка рук, способных собрать его. Отметим: служители должны трудиться с искренней заботой о драгоценных душах, смотреть на них как на богатство этого мира, которое необходимо сохранить для Христа. Кроме того, они должны быть озабочены тем, что делателей мало. Иудейских учителей было много, но они не были делателями, они собирали души не для Божьего Царства, а для своих собственных партийных интересов. Отметим, добрые служители сами желают, чтобы добрых служителей было еще больше, поскольку работа есть для большего количества. Как правило, ремесленников не беспокоит, если мало занимающихся их ремеслом; но Христос хочет, чтобы работники в Его винограднике сожалели, что делателей мало.

(2) Они должны ревностно желать получить свое назначение от Бога, чтобы Он, Господин жатвы, послал их делателями на жатву Свою и чтобы Он выслал на нее и других; ибо если Бог пошлет их, то они могут надеяться, что Он и Сам пойдет с ними и обеспечит им успех. Поэтому пусть они скажут вместе с пророком (Ис 6:8): вот я, пошли меня. Хорошо получить поручение от Самого Бога, в таком случае мы можем смело идти вперед.

2. Они должны быть готовы встретить на своем пути трудности и гонения: «Идите! Я посылаю вас, как агнцев среди волков, но вы идите и старайтесь мужественно переносить их, не падать духом. Ваши враги будут, как волки, кровожадные и свирепые, готовые растерзать вас. В своих угрозах и оскорблениях они уподобятся воющим волкам, чтобы напугать вас, а в своих преследованиях - голодным рыскающим волкам, чтобы разорвать вас. Но вы должны быть, как агнцы, миролюбивы и терпеливы, хотя и будете легкой добычей для них». Было бы очень жестоко отправлять их, как агнцев среди волков, если бы Христос не наделил их Своим Духом и Своим мужеством.

3. Им не следует обременять себя запасами на дорогу, как если бы они отправлялись в дальнее путешествие, но они должны надеяться на Бога и на друзей в обеспечении их всем необходимым: «Не берите ни мешка с деньгами, ни сумы с одеждой, ни запасной обуви (это Христос говорил и двенадцати, Лук 9:3), и никого на дороге не приветствуйте». Такое же повеление давал Елисей своему слуге, когда отправлял его посмотреть на умершего сына женщины Сонамитянки, 4Цар 4:29. Это вовсе не означает, что Христос хочет видеть своих слуг грубыми, неприветливыми и нетактичными, но:

(1) Они должны идти, как люди, которые спешат, у которых намечены определенные места, куда они должны доставить свои сообщения и на пути к этим местам не должны задерживаться и мешкать ради ненужных церемоний или приветствий.

(2) Они должны идти как деловые люди, чье дело относится к иному миру, к которому они должны стремиться, и поэтому им не следует вмешиваться в разговоры о мирских делах. Вы служители слова и делайте свое дело.

(3) Они должны идти как люди серьезные и как люди скорбящие. Таков был обычай плакальщиков – никого не приветствовать в течение семи дней плача, Иов 2:13. Христос был мужем скорбей, изведавшим болезни, и Его посланники должны в том и другом быть похожими на Него, проявлять такую же, как и Он, отзывчивость к людским бедствиям, которые они призваны облегчить и которые должны трогать их. 4. Они должны оказывать не только свое собственное расположение, но и Божие благоволение ко всем, к кому будут приходить, предоставив Тому, Кто знает сердца людей, отвечать за исход и обеспечивать успех, ст. 5,6.

(1) Им дается повеление, чтобы в каждом доме, в какой они войдут, говорить: «мир дому сему!» Здесь:

[1] Предполагается, что они будут заходить в частные дома, так как в синагоги их не допустят, и они будут вынуждены проповедовать там, где представится возможность. И поскольку их общественная проповедь будет ограничена частными домами, то туда они и должны нести ее. Подобно своему Учителю они везде, куда приходили, проповедовали по домам, Деян 5:42; 20:20. Христова Церковь в начале своего существования в значительной степени была домашней церковью.

[2] Им повелевается говорить: «Мир дому сему, всем живущим под этой крышей, этой семье и всем, принадлежащим к ней». Мир вам - это была обычная среди иудеев форма приветствия. Они не должны использовать ее формально, согласно обычаю, по отношению к тем, кого встретят по дороге, так как им надлежит применять ее со всей серьезностью к тем, в чьи дома они будут входить: «Никого на дороге не приветствуйте из простой любезности, но тем, в чей дом входите, говорите Мир вам, со всей серьезностью и искренностью, ибо эти слова предназначены быть более, чем простым приветствием». Служители Христа должны идти по всему миру, неся приветствие от имени Его: мир вам.

Во-первых, мы должны предлагать мир всем, проповедовать мир через Иисуса Христа, возвещать Евангелие мира, завет мира, мир на земле и умолять сынов человеческих прийти и принять благословение мира.

Во-вторых, мы должны молиться о мире для всех. Мы должны искренно желать спасения душам всех, кому проповедуем, и приносить это желание в молитвах Богу; и может быть, было бы хорошо, чтобы они знали, что мы молимся о них и благословляем их именем Господа.

(2) Успех их проповеди будет различен, соответственно различному расположению тех, кому они будут проповедовать и за кого будут молиться. В зависимости от того, окажутся обитатели дома сынами мира или нет, мир их либо почиет на этом доме, либо нет. Достоинство получателя определяет характер получаемого.

[1] «Вы встретите некоторых, являющихся сынами мира, готовых, благодаря действию Божественной благодати и согласно определению Божественного совета, принять слово Евангелия в его свете и любви, их сердца, подобно мягкому воску, восприимчивы к его воздействию. Утешения Евангелия воспринимаются теми, в ком благодать совершила свой добрый труд. Что касается таковых, то ваш мир выявит их и почиет на них; ваши молитвы за них будут услышаны, евангельские обетования подтвердятся для них и евангельские привилегии будут дарованы им, плоды того и другого останутся и всегда будут пребывать у них - добрая часть, которая не отнимется от них.

[2] Вы встретите и таких, которые никак не захотят слушать или принимать ваше слово, и во всем доме их не найдется ни одного сына мира». На таковых, конечно, наш мир не почиет, они не будут иметь части, или удела, в нем. Благословения, почивающие на сынах мира, никогда не посетят сынов Велиара, не покоряющиеся завету не могут рассчитывать на его благословения. Мир возвратится к нам, то есть наша совесть будет спокойна, так как мы исполнили свой долг перед Богом и выполнили порученное нам. Наши молитвы, как молитвы Давида, возвратятся в недро наше (Пс 34:13), и мы получим задание продолжать свой труд. Наш мир вернется к нам не только для того, чтобы мы сами наслаждались им, но и для того, чтобы передать его другим, следующим, кого мы встретим на пути, кто относится к сынам мира.

5. Они должны принимать доброе расположение тех, кто радушно примет их, ст. 7, 8. «Те, кто принимает Евангелие, примут и вас, проповедующих его, и окажут вам свое гостеприимство. Не надейтесь разбогатеть таким образом, но на необходимые средства к существованию рассчитывать можете.

(1) Не стесняйтесь, не сомневайтесь в радушии хозяев, не бойтесь быть обузой для них, но ешьте и пейте в простоте сердца, что вам предложат, ибо как бы они ни были к вам добры, это только малое воздаяние за вашу доброту к ним, за принесенную вами радостную весть о мире. Вы заслужили это, ибо трудящийся достоин своей награды, и трудящийся на таком служении тоже, если только вы действительно трудящиеся. Когда наставляемый словом делится всяким добром с наставляющими, то это не акт милосердия, но дань справедливости.

(2) Не будьте разборчивы и привередливы в еде - ешьте и пейте, что у них есть (ст. 7), ешьте, что вам предложат, ст. 8. Будьте благодарны за простую пищу и не придирайтесь к ней, даже если она будет приготовлена не особенно искусно». Ученикам Христа не подобает стремиться к изысканности. Христос не связывает Своих учеников суеверными постами фарисеев, но и не позволяет им роскошные пиры эпикурейцев. Возможно, Христос имеет здесь в виду предания старцев, касающиеся еды, которые были настолько многочисленны, что соблюдающие их были чрезвычайно разборчивы, им едва ли можно было предложить какое-нибудь блюдо, чтобы оно не вызвало у них никакого сомнения. Но Христос не хочет, чтобы Его ученики придавали таким вещам значение, но ели бы все, что им предлагают, без всякого исследования, для спокойствия совести.

6. Они должны объявить о Божьем возмездии тем, кто отвергнет их самих и их слово: «Если вы придете в какой город, и не примут вас, если там не найдется ни одного, кто был бы расположен выслушать ваше учение, то оставьте его, ст. 10. Если они не пригласят вас в свои дома, то на улицах их сделайте им предупреждение». Христос повторяет наказ, который Он давал двенадцати апостолам (Лук 9:5): «Скажите им без гнева, обиды или презрения, но с сочувствием к их несчастным погибающим душам и со страхом перед гибелью, которую они сами навлекают на себя: И прах, прилипший к нам от вашего города, оттрясаем вам, ст. 11. Ничего не принимайте от них, чтобы не быть им ничем обязанными. Пророку Божьему, который ел вместе с пророком в Вефиле (3Цар 13:21,22), обошлось это очень дорого. Скажите им, что вы не хотите уносить с собой даже прах их города, пусть он остается им, ибо они - прах». Этот прах будет свидетельством того, что посланцы Христа были там по Его повелению; предложение и отказ означают, что они выполнили данное им поручение. Но это будет и свидетельством против них, что они не оказали приема посланникам Христа, не только не дали им воды для омовения ног, но даже вынудили их отрясти прах. «Но скажите им ясно и убедительно: приблизилось к вам Царствие Божие. Вам сделано прекрасное предложение, и если вы не воспользовались им, то это ваша собственная вина. Благовестие было принесено к вашим дверям, и если вы затворяете их для него, то ваша кровь будет на ваших собственных головах. Царствие Божие приблизилось к вам, и если вы не хотите приблизиться к нему и войти в него, то ваш грех будет непростителен, а наказание невыносимым». Отметим, чем прекраснее предложения благодати и жизни, получаемые нами через Христа, тем больше спросится с нас в день оный, если мы пренебрежем ими: Содому в день оный будет отраднее, нежели городу тому, ст. 12. Жители Содома, действительно, отвергли предупреждения Лота, но отвержение Евангелия – более ужасное преступление, и оно будет соответственно наказано в день оный. Здесь Христос имеет в виду день великого суда (ст. 14), но для большей выразительности называет его оный день, поскольку это последний и великий день, день, когда мы должны будем дать отчет за каждый день жизни и когда будет определено наше положение в вечности.

В связи с этим евангелист повторяет:

(1) Об особом осуждении тех городов, где было совершено более всего могущественных дел Христа, о чем мы уже читали в Мат 11:20 и далее. Здесь упоминаются города Хоразин, Вифсаида и Капернаум, расположенные на берегу Галилейского моря, где Христос бывал чаще всего.

[1] Они пользовались большими привилегиями. В них были явлены силы Христа, силы благодати и милосердия. Благодаря этому они были вознесены до неба, не только возвеличены и прославлены, но и поставлены на прекрасный путь к блаженству, они были настолько приближены к небу, насколько это возможно сделать внешними средствами.

[2] Божье намерение в проявлении такого благоволения к ним состояло в том, чтобы привести их к покаянию и исправлению жизни, чтобы они сели во вретище и пепле в знак сокрушения о совершенных грехах, смирения и кроткой покорности Божьей власти.

[3] Однако они расстроили это намерение, их принятие благодати Христовой оказалось тщетным. Это означает, что они не покаялись. Никакие чудеса Христа не заставили их лучше думать о Нем и хуже о грехе, они не принесли плода, соответствующего тем привилегиям, какими располагали.

[4] Было основание предполагать, с точки зрения морали, что если бы Христос пришел в языческие города, Тир и Сидон, и проповедовал бы там такое же учение, как и в городах израильских, и совершал бы такие же чудеса, то они уже давно бы покаялись, то есть их покаяние было бы быстрым, причем покаялись бы во вретище и пепле, то есть оно было бы глубоким. Только в великий день откровения мы сможем понять мудрость Бога, дающего средства благодати тем, кто не желает воспользоваться ими, и отказывающего в них тем, кто воспользовался бы ими.

[5] Гибель тех, кто тщетно принял благодать Божью, будет ужасной. Вознесшиеся до небес, но не извлекшие из этого возвышения пользы для себя, будут низвергнуты до ада, будут низвергнуты с позором и бесчестием. Они будут пытаться достичь неба в толпе исповедующих христианство, но тщетно: они будут низвергнуты, к своему вечному огорчению и разочарованию, в самую преисподнюю, и ад действительно будет для них адом.

[6] В день суда Тиру и Сидону будет гораздо лучше, отраднее, чем этим городам.

(2) О главном правиле, каким будет руководиться Христос в отношении тех, к кому Он посылал Своих служителей: отношение к Его служителям Он будет расценивать как отношение к Нему лично, ст. 16. Что делается послу, то делается и царю, пославшему его.

[1] «Слушающий вас и уважающий сказанное вами, Меня слушает и тем оказывает Мне честь.

[2] Но тот, кто отвергает вас, в сущности, отвергает Меня, он будет рассматриваться как оскорбивший Меня, более того, как отвергшийся Пославшего Меня». Отметим: те, что презирают христианскую религию, презирают, в сущности, естественную религию, совершенством которой является христианская. Отвергающие верных служителей Христа, хотя они не преследуют и не ненавидят их, тем не менее унижают их, смотрят на них с презрением, обращают свои спины к ним, будут приравнены к отвергающим Бога и Христа.

Стихи 17-24. Христос послал семьдесят учеников, так как Сам собирался в Иерусалим на праздник кущей, и пришел туда не явно, а как бы тайно (Иоан 7:10), далеко разослав большую часть Своей обычной свиты. Д-р Lightfoot считает, что они, или, по крайней мере, некоторые из них, вернулись к Нему прежде Его возвращения с праздника, когда Он был еще в Иерусалиме или в Вифании, находящейся поблизости (ибо Он был и там, ст. 38). Итак, здесь говорится о том,

I. Как отчитались ученики перед Христом об успехе своей миссии: Семьдесят учеников возвратились с радостью, ст. 17; не с жалобами на усталость от путешествия, на противодействие и трудности, с какими им пришлось столкнуться, но с радостью об успехах, и особенно об успехе в изгнании злых духов: Господи, и бесы повинуются нам о имени Твоем. Хотя в данном им поручении упоминалось только об исцелении больных (ст. 9), изгнание бесов, несомненно, тоже имелось в виду и в этом они достигли удивительных успехов.

1. Они воздали за это славу Христу: это было Твоим именем. Отметим, все наши победы над сатаной достигаются силою, получаемой нами от Иисуса Христа. Мы должны во имя Его вступать в борьбу с нашими духовными врагами, и каких бы успехов мы ни достигли при этом, вся слава должна принадлежать Ему. Если что-то делается во имя Его, то и слава должна принадлежать Его имени.

2. Они радуются этому и с восторгом говорят Христу: и бесы, эти сильные враги, повинуются нам. Отметим, ни одна победа не приносит святым большей радости и большего удовлетворения, чем победа над сатаной. Если бесы повинуются нам, то что может противостать нам?

II. Как Христос одобрил их и как воспринял этот отчет.

1. Он подтвердил сказанное ими, так как оно соответствовало Его собственным наблюдениям (ст. 18): «Мое сердце и Мои глаза были с вами, Я наблюдал за вашим успехом и видел сатану спадшего с неба, как молнию». Отметим, сатана и его царство падали перед проповедью Евангелия. «Я видел, как это происходило, когда вы одерживали победу, а сатана терпел поражение», - говорит Христос. Он пал, как молния с неба, так внезапно и безвозвратно, так зримо, что каждый мог сказать: «Смотрите, как разрушается царство сатаны, как оно падает». Ученики торжествовали по поводу изгнания бесов из тел людей, а Христос видел и радовался тому, что сатана утрачивает власть над человеческими душами, власть, называемую поднебесной, Еф 6:12. Он предвидит в этом залог того, что скоро совершится и уже начинает совершаться – разрушение царства сатаны в мире посредством уничтожения идолопоклонства и обращения народов к вере в Христа. Сатана падает с неба, когда он падает с трона в сердцах человеческих, Деян 26:18. Христос предвидел, что проповедь Евангелия, подобно молнии, облетит весь мир и во всяком месте, которого она достигнет, царство сатаны будет низвергнуто. Ныне князь мира сего изгнан будет вон. Некоторые дают иное толкование этим словам, а именно: они считают, что здесь вспоминается падение ангелов и дается предостережение ученикам не гордиться своим успехом: «Я видел ангелов, ставших бесами по причине гордости; именно за этот грех сатана был низвергнут с неба, где он был ангелом света. Я видел это и предупреждаю вас, чтобы вы не возгордились и не подпали осуждению с диаволом, падшим вследствие гордости» (1Тим 3:6).

2. Он повторил, подтвердил и расширил их полномочия: Се, даю вам власть наступать на змей, ст. 19. Отметим: тому, кто имеет и должным образом использует то, что имеет, будет дано еще больше. Они смело применяли свою власть против сатаны, и теперь Христос облекает их еще большей властью.

(1) Наступательной властью, властью наступать на змей и скорпионов, на бесов и духов злобы, на древнего змея: «Именем Моим вы будете поражать их в голову, в соответствии с первым обетованием, Быт 3:15. Подойдите, наступите ногами вашими на выи этих врагов, вам надлежит попирать этих львов и драконов, где бы они ни встретились вам, попирать их ногами, Пс 90:13. Вы должны наступать на всю силу вражию и на развалинах царства сатаны воздвигать повсюду Царство Мессии. Как бесы повинуются вам теперь, так и впредь они будут вам повиноваться.

(2) Оборонительной властью: «И ничто не повредит вам: ни змеи, ни скорпионы, когда будут подвергать вас наказаниям, бросать в тюрьмы и темницы; вы не потерпите никакого вреда ни от каких злых зверей, как говорил апостол Павел (Деян 28:5) и как обещано в Map 16:18. Если злые люди будут относиться к вам, как змеи, если вы будете жить у скорпионов (Иез 2:6), не обращайте внимания на их ярость, наступайте на нее, она не должна тревожить вас, ибо не имеет против вас никакой власти, кроме той, что дана им свыше, - они могут шипеть, но повредить вам не смогут». Вы можете играть над норой аспида, ибо сама смерть не сделает вам никакого зла и вреда, Ис 11:8,9; 25:8.

3. Он советует им направлять свою радость в правильное русло (ст. 20): «Однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются... повиновались и будут повиноваться. Не радуйтесь этому как своей славе, как подтверждению вашей миссии, как тому, что возвышает вас над другими добрыми людьми; не радуйтесь только этому, или главным образом этому, но радуйтесь более тому, что имена ваши написаны на небесах, тому, что вы избраны Богом к вечной жизни, что вы дети Божьи через веру». Христос, знающий определения Божьи, мог им сказать, что их имена записаны на небесах, поскольку книга, в которую они были записаны, являлась книгой жизни Агнца. Все верующие по благодати имеют право на сыновнее наследство, так как получили усыновление и приняли Духа усыновления, являющегося залогом этого наследства, и таким образом вошли в семью Божью. Вот о чем следует радоваться, радоваться больше, чем об изгнании бесов. Отметим, власть быть чадами Божьими следует ценить больше, чем власть творить чудеса, ибо мы читаем о тех, кто именем Христа изгоняя бесов, как например Иуда, но тем не менее они не будут признаны Христом в оный день. Но те, чьи имена написаны на небесах, никогда не погибнут, они Христовы овцы, которым Он даст жизнь вечную. Спасающей благодати следует радоваться больше, нежели духовным дарам, святая любовь - путь более превосходный, чем говорение языками.

4. Христос возносит торжественное благодарение Своему Отцу за то, что Он использует для столь высокого и почетного служения таких простых людей, какими были Его ученики, ст. 21, 22. Об этом мы уже читали (Мат 11:25-27), но здесь имеются следующие предваряющие слова: В тот час возрадовался духом Иисус... Лука особенно отметил тот час и правильно сделал, потому что у Христа, Мужа скорбей, таких часов было немного. В тот час, когда Он увидел сатану, спадшего с неба, и услышал о добрых успехах Своих служителей, именно в тот час Он возрадовался. Отметим, ничто не радует сердце Господа Иисуса так сильно, как успех Евангелия и его победа над сатаной, одерживаемая при обращении душ к Христу. Радость Христа была настоящей радостью, радостью внутренней: Он возрадовался духом. Однако эта радость, подобная глубоким водам, не производила шума, это была радость, в которую не мог вмешаться чужой. Прежде чем обратиться с благодарностью к Своему Отцу, Христос возрадовался, ибо благодарственная хвала – это истинный язык святой радости, так же как святая радость - это корень и источник благодарственной хвалы. Он благодарит Отца:

(1) За то, что было открыто Отцом через Сына: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, ст. 21. Поклоняясь Богу, мы должны взирать на Него как на Творца неба и земли и как на Отца нашего Господа Иисуса Христа, а в Нем - и нашего Отца. Итак, Христос благодарит Бога:

[1] За то, что определения Божьи относительно примирения Его с человеком открыты некоторым из сынов человеческих, могущим и других научить, что через Сына Своего Бог сказал нам о них, а Своим Духом открыл их в нас;

Он открыл то, что было сокрыто от начала мира.

[2] За то, что они открыты младенцам, людям средних способностей, в чьем происхождении и образовании не было ничего многообещающего, людям, которые были всего лишь детьми по разумению, пока Бог Духом Своим не расширил их способности, пока не дал им знания и умения передавать его другим. У нас есть основание благодарить Бога не столько за честь, какую Он оказал таким образом младенцам, сколько за честь, какую Он при этом приобрел Себе, совершая силу Свою в немощи.

[3] За то, что, открыв это младенцам, Он в то же время утаил сие от мудрых и разумных, языческих философов и иудейских раввинов. Он не открыл им тайн Евангелия и не использовал их для проповеди Своего Царства. Благодарение Богу, что апостолы были не из их школ, ибо в противном случае они,

Во-первых, были бы склонны смешивать их понятия с учением Христа, что привело бы к извращению этого учения, как и случилось впоследствии. В первые века христианство было сильно извращено философией Платона, в последние века - философией Аристотеля, а пи первом насаждении христианской веры иудействующими учителями.

Во-вторых, если бы раввины и философы стали апостолами, то весь успех Евангелия приписывался бы их учености и уму, силе их рассуждений и красноречию. Поэтому они не могли быть использованы, чтобы ни они сами не приписывали себе слишком много, ни другие не относили за их счет слишком много. Они были отставлены по той же самой причине, по которой было сокращено воинство Гедеона: все еще много народу, Суд 7:4. Павел, правда, был воспитан в среде мудрых и разумных, но когда стал апостолом, то уподобился младенцам и отложил в сторону убедительные слова человеческой мудрости, забыл их все, не стремился ни проявлять, ни использовать никакого другого знания, кроме знания Христа, и притом распятого, 1Кор 2:2,4.

[4] Зато, что Бог действовал в этом суверенным путем: ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение. Мы должны быть довольны тем, что Бог дарует Свою благодать и познание о Своем Сыне людям, которые кажутся менее способными передать их другим, и удерживает ее от тех, о которых мы думаем, что они лучше справились бы с этой задачей, ибо так угодно было Богу, мысли Которого несравненно выше наших. Он предпочитает доверять дело распространения Евангелия тем, кто с помощью Божественной силы обеспечат его прогресс, а не тем, которые с помощью человеческого искусства придадут ему красивый вид.

(2) За то, что было тайной между Отцом и Сыном, ст. 22.

[1] За огромное доверие, какое Отец оказал Сыну: все предано Мне Отцем Моим, вся мудрость и познание, вся сила и власть, вся благодать и все утешение, предназначенные для избранного остатка, - все это предано в руки Господа Иисуса, в Нем должна обитать вся полнота и из Него она должна исходить: Он великий Попечитель, управляющий всеми делами в Царстве Божьем.

[2] За доброе согласие между Отцом и Сыном, за их взаимное познание, такое, к которому не может быть допущена ни одна тварь: и кто есть Сын и каковы Его намерения, не знает никто, кроме Отца, Который имел Его началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони (Прит 8:22), и кто есть Отец и каковы Его планы, не знает никто, кроме Сына, Который находится в недре Отца от вечности и был при Нем художником и радостью всякий день (Прит 8:30), и кроме тех, кому Сын Духом Своим хочет открыть. Евангелие - это откровение Иисуса Христа, Ему мы обязаны всеми откровениями воли Божьей относительно нашего спасения. Христос говорит здесь об этом доверии, как о приносящем Ему огромную радость за что Он очень благодарен Своему Отцу.

5. Христос говорит ученикам, как хорошо для них, что им это открыто, ст. 23, 24. Обратившись сначала к Своему Отцу, Он затем обратился к Своим ученикам, стремясь довести до их сознания, какое это великое блаженство для них, а также какая великая честь и слава для Бога, что им дано было знать тайны Царства Божьего и что они были употребляемы для приведения других к познанию их; Он обращает их внимание на то, (1) Что это был шаг вперед к лучшему. Хотя одно знание тайн не спасает, однако оно приводит нас на путь спасения: блаженны очи, видевшие то, что вы видите. Бог благословил их в этом, и это будет их вечным блаженством, если они не потеряют его по собственной вине.

(2) Что это было на ступень выше тех, кто был прежде них, даже самых великих святых и тех, к кому более всего благоволило небо: «Многие пророки и праведники (как сказано у Матфея, Мат 13:17), многие пророки и цари (как сказано здесь) желали видеть и слышать то, с чем вы ежедневно и так близко соприкасаетесь, но ничего такого не видели и не слышали». Святые Нового завета имеют честь и блаженство намного более превосходные, чем пророки и цари Ветхого завета, хотя и они были в высшей степени благословенными. Общее представление о благодати и славе Царства Мессии, какое имели ветхозаветные святые в соответствии с данными им намеками, заставляло их желать, чтобы их жребий был перенесен на эти блаженные дни, чтобы они могли увидеть самый образ тех благ, какие они могли созерцать лишь в виде слабых теней. Отметим, размышления о великих преимуществах, какие мы имеем в свете Нового завета, превосходящих те, что имели живущие при Ветхом завете, должны побуждать нас более усердно использовать их, ибо в противном случае они усугубят наше осуждение за то, что мы не воспользовались ими.

Стихи 25-37. Здесь приведена беседа Христа с одним законником относительно некоторых вопросов совести; мы все заинтересованы быть правильно наставленными в них, что и делает здесь Сам Христос, хотя вопрос был поставлен пред Ним с недобрыми намерениями.

I. Нам следует позаботиться узнать о том, что доброго мы должны сделать в этой жизни, чтобы наследовать жизнь вечную. Этот вопрос был задан нашему Спасителю одним законником, или книжником, с единственной целью - искусить Его, а не научиться от Него, ст. 25. Законник встал и сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Если у Христа было особое предписание на этот счет, то законник надеялся выведать его у Него своим вопросом и, возможно, подвергнуть Его насмешкам; если же нет, то он мог высмеять Его учение как бесполезное, поскольку оно не дает никакого другого указания относительно достижения блаженства, кроме того, что они уже имеют. Может быть, он и не имел никакого злого умысла против Христа, как другие законники, а просто хотел немного поговорить с Ним, как некоторые люди ходят в церковь для того, чтобы послушать, что скажет проповедник. Вопрос был хороший: что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Но он терял всю свою ценность, так как был предложен с злым или с низким намерением. Отметим, недостаточно только рассуждать о Божественном, вопрошать о нем, но необходимо это делать с надлежащим беспокойством. Если мы разговариваем о вечной жизни и о пути к ней в легкомысленном духе, просто как о предмете рассуждения и, что еще хуже, как о предмете спора, то мы только произносим имя Божье напрасно, как делал этот законник. Заметим относительно заданного вопроса следующее:

1. Как Христос отсылает законника к закону Божьему и предлагает ему следовать его предписаниям. Хотя Он знал мысли и намерения его сердца, однако отвечал ему не по неразумию его сердца, но по мудрости его вопроса. Он ответил ему вопросом (ст. 26): в законе что написано? как читаешь? Законник пришел проверить Христа и узнать Его, но Христос хочет проверить его и заставить его познать самого себя. Он разговаривает с ним как с законником, с человеком, сведущим в законе: занятия, связанные с его профессией, должны были просветить его; пусть же он применяет свои знания на практике, и тогда не будет лишен вечной жизни. Отметим, на пути к небу нам очень полезно размышлять о том, что написано в законе, что мы читаем в нем. Мы должны обращаться за помощью к Библии, к закону, находящемуся теперь в руках Христа, и следовать путем, указанным в нем. Это великая милость, что мы имеем написанный закон, что имеем благодаря этому закон, переданный достоверно и могущий поэтому распространяться дальше и сохраняться дольше. Имея написанный закон, мы обязаны читать его, читать с пониманием и сохранять в памяти прочитанное, чтобы при необходимости могли сказать, что написано в законе и как мы его понимаем. К нему мы должны апеллировать, по нему мы должны испытывать учения и им заканчивать диспуты; он должен быть для нас непреложной истиной, нашим критерием и руководством. Что записано в законе? Как мы читаем? Если в нас есть свет, то будет уважение и к этому свету.

2. Как хорошо законник сказал о законе и о его главных заповедях, которые мы должны соблюдать, если хотим наследовать вечную жизнь. В отличие от фарисея, он обращается не к преданиям старцев, но, как хороший знаток по части толкования текстов Священного Писания, останавливается на двух первых и самых главных заповедях закона, которые, как он считает, необходимо строго соблюдать, чтобы наследовать вечную жизнь, и которые включают в себя весь остальной закон, ст. 27.

(1) Мы должны возлюбить Господа Бога всем своим сердцем и смотреть на Него как на совершеннейшее Существо, самое прекрасное, бесконечно совершенное и превосходное, как на Того, Кому мы более всего обязаны своей благодарностью и привязанностью. Мы должны ценить Его, судить о себе по нашему рвению к Нему, полностью посвятить себя Ему. Наша любовь к Нему должна быть искренней, сердечной и горячей, она должна быть высшей любовью, сильной, как смерть, но разумной, такой, о причинах и основаниях которой мы можем дать отчет. Она должна быть цельной, Бог должен всецело обладать нашей душой и Ему надо служить всей нашей внутренностью. Мы ничего не должны любить помимо Его, но то, что любим, любить ради Него и в подчинении Ему.

(2) Своих ближних мы должны любить, как самих себя, и мы легко этого достигнем если будем любить Бога, как и положено Его любить, больше, чем самих себя. Мы должны всем желать добра и никому не желать зла, наш долг в этом мире - творить добро всем, насколько это в наших силах, и никому не причинять зла; мы должны взять себе за правило так обращаться с другими, как хотим, чтобы они обращались с нами. Вот что означает любить ближнего своего, как самого себя.

3. Одобрение Христом ответа законника, ст. 28. Хотя он пришел искушать Христа, тем не менее ответил правильно, и Христос похвалил его: правильно ты отвечал. Христос Сам считал эти две заповеди наибольшими из всего закона (Мат 22:37), в этом были согласны обе стороны. Поступающие хорошо заслуживают той же самой похвалы, что и те, кто хорошо говорит. До сих пор все было правильно, но оставалось самое трудное: «Так поступай, и будешь жить, то есть наследуешь жизнь вечную».

4. Стремление законника избежать обличения, которое уже было готово для него. Когда Христос сказал: «Так поступай, и будешь жить», - он понял, чего намеревался добиться от него Христос: его признания в том, что он так не поступает, и просьбы просветить его, что же он должен делать, каким путем ему следовать, чтобы получить прощение грехов; а также его признания в том, что и в будущем он не сможет так поступать своими собственными силами, и поэтому нуждается узнать, каким путем он может получить силу, чтобы так поступать. Но он, желая оправдать себя, не захотел продолжать беседу, а сказал фактически то же, что и юноша, ответивший Христу (Мат 19:20): все это сохранил я от юности моей... Отметим, многие задают хорошие вопросы скорее с целью оправдать себя, чем поучиться чему-то, с горделивым стремлением показать свои достоинства, вместо смиренного желания увидеть свои недостатки.

II. Нас должно интересовать, кто наш ближний, кого, согласно второй главной за - поведи, мы обязаны любить. Таким был следующий вопрос законника, заданный им с единственной целью - закрыть предыдущий, чтобы Христос, в процессе его обсуждения не вынудил его осудить самого себя, когда он твердо решил оправдать себя. Что касается любви к Богу, он не хотел больше ничего говорить об этом, но был уверен, что его любовь к ближнему вполне соответствует заповеди закона, ибо он был всегда добр и почтителен ко всем окружающим его. Заметим,

1. Как превратны были понятия иудейских учителей по этому вопросу. Чтобы доказать это, д-р Лайтфут (Lightfoot) цитирует их собственные слова: «Когда Он сказал возлюби ближнего твоего, то исключил при этом всех язычников, ибо они не являются нашими ближними, к ним относятся только те, кто принадлежит к нашему народу и исповедует нашу веру». Они не осуждали на смерть израильтянина, убившего язычника, ибо он не был их ближним; правда, они говорили, что не следует убивать язычников, с которыми они не находились в состоянии войны, но если они видели язычника в смертельной опасности, то не считали себя обязанными спасать его жизнь. Такие безнравственные выводы они сделали из святого завета об избрании, которым Бог отличил их от всех других народов; злоупотребляя им, они лишились права на него. Бог справедливо прекратил это злоупотребление и передал милости завета языческому миру, которому они грубо отказывали в самых обычных милостях.

2. Как Христос исправляет это бесчеловечное понятие и с помощью притчи показывает, что мы не можем не считать своим ближним человека, в чьем милосердии нуждаемся и кто готов оказать нам это милосердие; и, следовательно, должны смотреть как на своих ближних на всех нуждающихся в нашем милосердии и соответственно проявлять его к ним, если даже они не нашей национальности и веры. Итак, рассмотрим:

(1) Саму притчу, которая повествует о том, как иудей попал в беду и как добрый самарянин оказал ему помощь. Заметим здесь:

[1] Как жестоко обошлись с ним его враги. Этот честный человек мирно шел по своим законным делам большой дорогой, которая вела из Иерусалима в Иерихон, ст. 30. Упоминание конкретных мест указывает на то, что это был реальный случай, а не притча; вероятно, он произошел незадолго до того, как об этом рассказывал Христос. Жизненные случаи могут дать нам много добрых поучений, если мы будем внимательно вникать в них и применять их к себе; они подобны притчам, составленным для назидания, но более действенны. Этот несчастный попал в руки разбойников. Неизвестно, кто совершил это злодеяние: аравийцы, грабители, жившие разбоем, или какие-то негодные люди из его же народа, или кто-то из римских воинов, которые, несмотря на строгую дисциплину в армии, занимались этими гнусными делами; одно ясно: они были очень жестоки, ибо не только отобрали у него деньги, но сняли с него одежду и, чтобы он не мог их преследовать или ради удовлетворения своей жестокости (ибо какая еще могла быть польза в его крови), изранили его и бросили полуживого умирать от ран. Здесь естественно возникает чувство справедливого негодования на разбойников, потерявших всякую человечность и уподобившихся грубым животным, хищным зверям, рожденным на уловление и истребление. В то же время мы не можем без сострадания думать о попавших в руки таких злых и несправедливых людей и должны быть готовы, когда это в наших силах, оказать им помощь. Как мы должны благодарить Бога за то, что Он охраняет нашу жизнь от разбойников!

[2] Как он был пренебрежет теми, кому следовало быть его друзьями, так как они были не только одной с ним национальности и веры, но один был священником, а другой - левитом, людьми общественного звания и положения; более того, они были людьми святыми по исповеданию, их положение обязывало их быть заботливыми и сострадательными (Евр 5:2), они должны были других учить исполнять в подобных случаях свой долг - спасать взятых на смерть. Однако они сами не делали этого. Д-р Лайтфут (Lightfoot) рассказывает, что многие священники жили в Иерихоне и оттуда ходили в Иерусалим, когда наступал их черед исполнять служение, и потом возвращались назад. Это было причиной большого количества проходящих туда и обратно по этой дороге священников и сопровождавших их левитов. Они шли тою дорогою и видели несчастного израненного человека. Вероятно, они слышали его стоны и не могли не сознавать, что если ему не оказать помощи, то он вскоре умрет. Левит не только увидел его, но подошел и посмотрел на него, ст. 32. Но они прошли мимо; увидев его бедственное положение, они постарались уйти как можно дальше от него, как бы для того, чтобы иметь повод сказать: вот, мы не знали этого. Как печально, когда те, кому надлежит быть образцом милосердия, изумляют своей жестокостью, когда обязанные являть милосердие Божье и пробуждать в других чувство сострадания заглушают его в самих себе.

[3] Как ему помог и облегчил его состояние чужеземец, некто самарянин, принадлежавший к народу, более всех других презираемому иудеями и самому ненавистному для них, с которым они даже не общались. И этот человек проявил участие к пострадавшему, ст. 33. Священник ожесточил свое сердце против соотечественника, а самарянин открыл его для чужеземца. Увидев его, он сжалился над ним, невзирая на его национальность. Хотя пострадавший был иудеем, но он был человеком, причем человеком, оказавшимся в беде, а самарянин научился уважать всех людей. Он не знал, когда такое же может случиться с ним, и поэтому сжалился над ним, надеясь, что так же сжалятся и над ним, когда он окажется в подобной ситуации. То что такая большая любовь была обнаружена у самарянина, могло показаться столь же удивительным как и великая вера, поразившая Христа в римлянине и в женщине хананеянке. Но на самом деле это не так, ибо сострадание - действие человека, в то время как вера - действие Божьей благодати. Сочувствие самарянина было не пассивным, он не посчитал вполне достаточным сказать пострадавшему: «Выздоравливай, поднимайся» (Иак 2:16), но, отдавая свою душу, он простер также и руку свою к этому несчастному нуждающемуся человеку, Ис 58:7,10; Прит 31:20. Смотрите, как благожелателен был этот добрый самарянин.

Во-первых, он подошел к человеку, от которого ушли священник и левит, и, наверно, поинтересовался, как он оказался в таком плачевном состоянии, и посочувствовал ему.

Во-вторых, он взял на себя роль врача, поскольку лучшего не было. Он перевязал его раны, используя для этого свое полотно, предназначенное, вероятно, для этой цели, и возлил на них масло и вино: вино - чтобы промыть, а масло - чтобы смягчить и заживить их; затем перевязал их. Он сделал все, что мог, чтобы облегчить страдания несчастного и предотвратить его гибель; его сердце обливалось кровью вместе с ним.

В-третьих, он посадил его на своего осла, а сам пошел пешком и привез его в гостиницу. Большое благо, когда на дороге есть гостиницы, где можно за деньги получить пищу и отдых. Возможно, если бы не это препятствие, самарянин в тот же вечер достиг бы цели своего путешествия, но, сочувствуя несчастному, он задержался в гостинице. Некоторые считают, что священник и левит оправдывали себя тем, что они спешили на служение в иерусалимский храм и поэтому не могли остановиться и оказать помощь несчастному. Можно предположить, что и самарянин шел по своим делам, но он понимал, что в таком случае, как этот, его собственные дела и жертвоприношение Богу должны уступить место делу милосердия.

В-четвертых, он позаботился о нем и в гостинице - уложил в постель, накормил его подходящей пищей, оказал необходимый уход и, возможно, помолился вместе с ним.

В-пятых, более того, на следующий день, покидая его, он оставил хозяину деньги на его содержание, как если бы это был его собственный сын, или это было его обязанностью заботиться о нем, и дал слово, что доплатит, если тот истратит больше. Два динария, равные нашим пятнадцати пенни, были, вероятно, в те времена значительной суммой, однако он дал их всего лишь как задаток, гарантирующий полную оплату всех услуг. Такую доброту и такое великодушие можно было бы ожидать от друга или брата, но их проявил чужой человек, причем иноверец и чужеземец.

Эту притчу можно использовать с целью, отличной от той, для которой она предназначалась, а именно: с целью показать доброту и любовь Бога, нашего Спасителя, к несчастному грешнику. Все мы были подобны этому пострадавшему путнику. Сатана, наш враг, ограбил нас, снял с нас одежду и изранил; таково зло, причиняемое нам грехом. По природе мы были более чем полумертвыми, мы были вдвойне мертвыми по преступлениям и беззакониям нашим; совершенно неспособными помочь себе сами, так как были без сил. Закон Моисея, подобно священнику и левиту, служителям закона, посмотрел на нас, но без сочувствия, и не имея ни сострадания, ни силы, чтобы помочь нам, прошел мимо нас. Но вот приходит благословенный Христос, этот добрый Самарянин (о Нем говорили с укором, что Он самарянин), Он проявляет к нам сострадание, перевязывает наши кровоточащие раны (Пс 116:3; Ис 61:1), возливает на них не масло и вино, а то, что несравненно драгоценнее, - Свою собственную кровь. Он заботится о нас и предлагает нам взять на Себя все расходы на наше излечение, и все это делает, несмотря на то что Он был вовсе не как один из нас, но бесконечно выше нас, пока не соблаговолил добровольно снизойти и сделаться подобным нам. Это возвеличивает богатства Его любви и обязывает всех нас сказать: «Какие мы великие должники, и чем мы можем воздать Ему?»

(2) Применение притчи.

[1] Истина, заключенная в ней, была высказана устами самого законника. Христос спросил: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? (ст. 36). Священник, левит или самарянин? Кто из них выполнил роль ближнего?» Законнику не хотелось отвечать на этот вопрос, поскольку он должен был бы ответить: «Несомненно, самарянин», и он сказал: «Оказавший ему милость; несомненно, он был его ближним, и очень добрым ближним, я не могу не признать, что спасти честного иудея от гибели - доброе дело».

[2] Вытекающий из притчи долг доводится до совести законника: иди, и ты поступай так же. Долг взаимоотношений - это обоюдный долг; звание друга, брата, ближнего, как утверждает Гротий (Grotius), одинаково обязывает обе стороны, если одна сторона несет обязательства, то и другая не может быть свободна от них, как оговаривается во всех контрактах. Если самарянин поступает хорошо, помогая бедствующему иудею, то иудей поступает, конечно, нехорошо, отказывая в такой же помощи бедствующему самарянину. Это доброе служение должно быть обоюдным. «Поэтому иди и поступай так, как поступил самарянин, каждый раз, когда тебе представится возможность: окажи милосердие нуждающимся в твоей помощи и делай это без принуждения, с состраданием и заботой, даже если они будут не из твоего народа и не твоей веры или не твоих взглядов и не из твоей общины. Прежде чем хвалиться своим соблюдением великой заповеди о любви к ближнему, сделай свое милосердие всеобъемлющим». Законник очень гордился своим знанием и пониманием закона и поэтому думал поставить в тупик самого Христа, а Христос отправил его в школу к самарянину, поучиться у него, как надо исполнять свой долг: «Иди и поступай так, как он». Отметим, долг каждого из нас, и особенно законников, - каждому на своем месте, соответственно своим возможностям, оказывать поддержку и помощь всем нуждающимся и бедствующим, стараясь превзойти в этом всех гордящихся своим званием священника и левита.

Стихи 38-42. В этой истории мы можем заметить следующее:

I. Прием, оказанный Марфой Иисусу и Его ученикам в ее доме, ст. 38.

1. Приход Христа в селение, где жила Марфа. В продолжение пути их (Христа с Его учениками) пришел Он и ученики с Ним в одно селение. Этим селением была Вифания, расположенная вблизи Иерусалима, куда направлялся теперь Христос, выбрав именно этот путь. Отметим:

(1) Наш Господь Иисус ходил всюду, делая добро (Деян 10:38) и распространяя Свои благотворные лучи как истинный свет мира.

(2) Куда бы ни приходил Христос, Его ученики всегда были с Ним.

(3) Христос оказывал честь Своим посещением и благоволением не только большим и многолюдным городам, но также и небольшим селениям, ибо Он предпочитал уединение и покровительствовал бедным.

2. Прием Христа в доме Марфы: здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в свой дом и оказала Ему гостеприимство, будучи хозяйкой дома. Заметим:

(1) Наш Господь Иисус, находясь на земле, был настолько беден, что средствами к существованию был всецело обязан Своим друзьям. Хотя Он был Царем Сиона, у Него не было Своего собственного дома ни в Иерусалиме, ни вблизи него.

(2) У Него были особенно близкие друзья, которых Он любил больше и посещал чаще, чем других. Он любил эту семью (Иоан 11:5) и был частым гостем в ней. Посещения Христа - знак Его любви, Иоан 14:23.

(3) Когда Христос жил на земле, были люди, сердечно принимавшие Его в своих домах. Этот дом назван домом Марфы, потому что она, вероятно, была вдовой и хозяйкой дома. Хотя прием Христа был сопряжен с большими затратами, поскольку Он никогда не приходил один, а приводил с Собой и учеников, однако она не считалась с этим. (На что можно лучше истратить свое имущество, как не на служение Христу!) Больше того, к этому времени стало опасно принимать Христа, особенно рядом с Иерусалимом, но Марфа не боялась рисковать собой ради Него. Хотя многие отвергали Христа и не хотели принимать Его, однако нашлась одна, которая радушно встретила Его. Хотя повсюду могут высказываться против Христа, однако всегда найдется остаток - те, для кого Он дорог и кто дорог Ему.

II. Внимание, оказанное словам Христа Марией, сестрой Марфы, ст. 39.

1. Она слушала слово Его. Видимо, наш Господь Иисус, как только вошел в дом Марфы, не дожидаясь угощения, приступил к Своему великому труду - проповеди Евангелия. Он сразу открыл торжественное собрание, и Мария села у Его ног, что указывает на продолжительность беседы. Заметим: хорошая проповедь никогда не бывает хуже от того, что произносится в частном доме; и посещения наших друзей должны быть организованы таким образом, чтобы они послужили к духовной пользе. Мария, имея такую драгоценную возможность, села, чтобы воспользоваться ею, так как не знала, когда ей представится еще такой случай. Когда Христос готов говорить, мы должны быть скоры на слышание.

2. Она села, чтобы послушать Его, что свидетельствует о ее серьезном внимании. Ее мысли были сосредоточены, и она решила пребывать в таком настроении, чтобы впитывать в себя все, что скажет Христос, а не схватывать время от времени отдельные слова. Она села у Его ног, как ученики сидят у ног своих наставников, когда те читают свои лекции; поэтому о Павле сказано, что он был воспитан у ног Гамалиила. Наше пребывание у ног Христа, когда мы слушаем Его слово, означает готовность принять слово, покорность слову и решение полностью отдаться его водительству. Мы должны либо сидеть у ног Христа, либо быть Его подножием. Если сейчас мы сидим у Его ног, то вскоре сядем с Ним на Его престоле.

III. Забота Марфы о домашних делах: Марфа же заботилась о большом угощении... (ст. 40) и поэтому не села рядом с Марией у ног Христа, чтобы послушать Его. Она готовила угощение для Христа и тех, кто пришел с Ним. Возможно, ее не предупредили о Его приходе, и она не подготовилась к нему, но хотела, чтобы всего было в изобилии на этом приеме - ведь не каждый день к ней приходили такие гости. Хозяйки знают, сколько бывает хлопот и суеты в связи с большими угощениями. Заметим здесь:

1. Нечто похвальное, чего нельзя упустить из виду.

(1) Похвально уважение, оказанное нашему Господу Иисусу, ибо мы имеем основание думать, что Марфа устроила такой прием не из тщеславия, но с одним желанием - засвидетельствовать Ему свое благорасположение.

Примечание. Искренно любящие Христа считают, что потраченное ради славы Христа потрачено хорошо.

(2) Похвальна также ее забота о домашних делах. Из уважения, каким пользовалась эта семья среди иудеев (Иоан 11:19), видно, что это было достойное, выдающееся семейство, и тем не менее Марфа не считала унизительным для себя своими руками обслуживать семью, когда в этом была необходимость.

Примечание. Долг тех, на кого возложено попечение о семье, - хорошо смотреть за домом своим. Стремление к роскоши и склонность к беспечной жизни приводят к тому, что многие семьи находятся в пренебрежении.

2. Нечто достойное порицания, чего также не следует оставлять без внимания.

(1) Она заботилась о большом угощении. Она была занята мыслями о том, чтобы оказать пышный и богатый прием, - о большом изобилии, о большом разнообразии, о большой аккуратности, в соответствии с обычаями той местности. Марфа была озабочена большим угощением.

Примечание. Ученикам Христа не подобает любить большие угощения, любить разнообразие, избыток и изысканность в пище и питье. Какая необходимость в большом угощении, если потребность человека в пище очень невелика?

(2) Она была озабочена этим; она была прямо-таки одержима этой заботой.

Примечание. Какие бы заботы провидение Божье ни возлагало на нас, мы не должны обременять себя ими, они не должны угнетать и смущать нас. Забота о ближних– хорошее дело, это наш долг, но чрезмерная озабоченность - грех и безумие.

(3) В то время, когда ей следовало бы вместе с сестрой сидеть у ног Христа и слушать Его, она заботилась о большом угощении.

Примечание. Если житейские дела мешают нам служить Богу и заботиться о своей душе, то они становятся сетью для нас.

IV. Жалоба, высказанная Марфой Христу в адрес своей сестры Марии на то, что она не помогает ей служить (ст. 40): «Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя, которая тоже должна, как и я, позаботиться о том, чтобы все было хорошо сделано, одну меня оставила служить? Отпусти ее и вели ей помочь мне».

1. В этой жалобе Марфы можно усмотреть проявление ее мирской настроенности; это был голос неумеренной заботы, чрезмерного попечения. Она говорит так потому, что очень рассердилась на свою сестру, иначе она не стала бы тревожить Христа по этому поводу.

Примечание. Неумеренность в житейских заботах и стремлениях часто является причиной нарушения мира в семье, конфликтов и распрей между родственниками. Кроме того, те, что сами прилагают большое попечение о мирском, склонны порицать и осуждать тех, кто не таков; оправдывая свою привязанность к мирскому и судя о других по их содействию им в их мирских устремлениях, они готовы осудить тех, кто посвящает себя упражнениям в благочестии и пренебрегает, как они выражаются, путем к наживе. Марфа, рассердившись на свою сестру, обращается к Христу и хочет, чтобы Он оправдал ее гнев как справедливый: «Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить?» Вероятно, Иисус когда-то проявлял нежную заботу о ней, о ее отдыхе и покое, не желая, чтобы она брала на себя слишком много труда и беспокойства, поэтому теперь она ожидала, что Он велит сестре разделить с ней ее хлопоты. Если Марфа заботится, то и Мария, и Христос, и все остальные тоже должны были заботиться вместе с ней, а иначе она будет недовольна.

Примечание. Не всегда прав тот, кто наиболее усердно обращается к Богу за помощью, поэтому мы должны остерегаться рассчитывать на поддержку Бога в наших несправедливых и необоснованных ссорах. Мы можем с радостью возлагать на Него заботы, какие Он возложил на нас, но не те, которые мы взваливаем на себя сами по собственной глупости. Он покровитель бедных и оскорбленных, но не беспокойных и несправедливых.

2. Эту жалобу можно расценить и как противодействие благочестивому и благоговейному настроению Марии. Марфа должна была бы похвалить свою сестру, сказать, что она правильно делает, но она, вместо этого, осуждает ее за оставление своих обязанностей.

Примечание. Подобная ситуация знакома ревностным последователям Христа, сталкивающимся не только с противодействием врагов, но и с упреками и критикой друзей. Радость Давида и его пляска перед ковчегом были обращены в укор ему.

V. Порицание, сделанное Христом Mapфе за ее чрезмерную заботу, cт. 41. Марфа обратилась к Христу за поддержкой, а Он выносит ей осуждение: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно.

1. Он сделал ей выговор, несмотря на то что был ее гостем. Ее вина заключалась в чрезмерной заботе об угощении для Него, и она ожидала, что Он оправдает ее, однако Христос укоряет ее при всех. Заметим: кого Христос любит, тех Он обличает и наказывает. Даже тот, кто дорог Христу, обязательно услышит от Него обличение, если будет в чем-то неправ. Но имею немного против тебя.

2. Обличая Марфу, Христос называет ее по имени - Марфа. Обличения тогда приносят наибольшую пользу, когда они конкретны, то есть адресованы конкретным людям по конкретному случаю, каким было обличение Нафана в адрес Давида: Ты - тот человек. Христос повторяет ее имя дважды: Марфа! Марфа! Он говорит как искренно и глубоко озабоченный ее благополучием. Тем, кто запутался в заботах этой жизни, нелегко выпутаться из них. Мы должны снова и снова обращаться к таковым: О, земля, земля, земля! слушай слово Господне.

3. Христос укорял Марфу за то, что она заботилась и суетилась о многом. Ему не было угодно то, что она думала угодить Ему богатым и обильным угощением и мучила себя приготовлением его; Он хотел бы научить нас не быть сластолюбивыми в употреблении пищи, а также не быть эгоистичными в желании обременять и других (неважно кого и как многих), чтобы угодить нам. Христос укорял ее как за напряженность ее забот («Ты заботишься и суетишься, твои заботы тебя расстраивают и возбуждают».), так и за их обширность: «Ты заботишься о многом, ты хватаешься за многое и поэтому расстраиваешься от многих разочарований. Бедная Марфа, ты беспокоишься о многом, и это выводит тебя из равновесия, в то время как вполне достаточно немногого». Отметим, чрезмерная забота или беспокойство о многом - это недостаток, распространенный среди учеников Христа; это очень неугодно Христу, и за это они часто получают укоры Провидения. Если они беспокоятся о неправедном, то Он будет праведен, послав им нечто, о чем следует побеспокоиться.

4. Греховность и неразумность ее забот усугублялись тем, что нужно было только одно. Некоторые истолковывают это в том смысле (слабое толкование), что Марфа заботилась о приготовлении многих блюд, в то время как требовалось всего лишь одно блюдо, одного было бы достаточно. Если понимать эти слова таким образом, то они диктуют нам закон умеренности, чтобы мы не стремились к разнообразию и изысканности в пище, но довольствовались одним блюдом, половиной одного блюда, Прит 23:1-3. Древние истолковывали эти слова так (усиленное толкование): нужно единство в противоположность рассеянности. Необходимо единое сердце, внимательное к слову, а не разделенное и мечущееся туда и сюда, каким было в то время сердце Марфы. Этим одним было, несомненно, то, что избрала Мария: сидеть у ног Христа и слушать Его слово. Марфа заботилась о многом, в то время как ей следовало бы заняться только одним; благочестие делает сердце единым, цельным, в то время как мир разделяет его. То многое, о чем она заботилась, было ненужным, тогда как то одно, чем она пренебрегла, было нужно ей. Заботы и труд Марфы были хороши в свое время и на своем месте. Но сейчас у нее было другом дело, несравненно более необходимое, поэтому его следовало сделать в первую очередь и о нем более всего нужно было позаботиться. Марфа ожидала, что Христос упрекнет Марию за то, что та не делала так, как она, но Христос упрекает Марфу за то, что она не сделала так, как Мария, а мы знаем, что суд Христов истинен. Настанет день, когда Марфа захочет сесть там, где сидела Мария.

VI. Христос одобряет и хвалит Марию за ее серьезное благочестие: Мария же избрала благую часть. Мария ничего не сказала в свою защиту, но поскольку Марфа обратилась к Учителю, то она передает решение вопроса Ему и готова смириться с Его решением. И вот оно.

1. Она справедливо отдала предпочтение тому, что более всего достойно этого, ибо одно только нужно, то одно, что она сделала, - подчиниться водительству Христа и принять закон из Его уст. Заметим: серьезное благочестие - вот то, что нужно, именно оно одно только нужно, ибо без благочестия ничто не принесет нам реального блага в этом мире и ничего, кроме благочестия, мы не возьмем с собою в иной мир.

2. В этом она поступила мудро, приобретя благо для себя. Христос оправдал Марию против шумных протестов ее сестры. Как бы люди ни критиковали и ни осуждали нас за наше благочестие и ревность, наш Господь Иисус будет на нашей стороне: но Ты, Господи, заступишься за меня. Не будем порицать благочестивое усердие других, чтобы не восстановить Христа против себя, и пусть не обескураживает нас, когда критикуют наше собственное благочестивое рвение, ибо Христос за нас. Заметьте: рано или поздно, выбор Марии будет оправдан, а также будут оправданы все, сделавшие такой же выбор для себя и оставшиеся верными ему. Но это было не все, Христос похвалил ее за мудрость: Мария же избрала благую часть, ибо она избрала быть с Христом, быть причастницей Его; приняв слово Христа в свое сердце, она избрала лучшее занятие и лучшее счастье, лучший путь почитания Христа и угождения Ему, чем Марфа, приготовившая Ему угощение в своем доме. Заметим:

(1) Часть с Христом - это благая часть, это часть для души, для вечной жизни, часть, какую Христос дает избранным Своим (Иоан 13:8), они являются причастниками Христа (Евр 3:14) и сонаследниками Христу, Рим 8:17.

(2) Эта часть, которая никогда не отнимется у имеющих ее. Часть в этой жизни в конце концов обязательно отнимется от нас, когда мы будем взяты из этого мира, но ничто не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, а мы имеем часть в этой любви. Люди и злые духи не могут отнять ее у нас, а Бог и Христос не хотят.

(3) Мудрость и долг каждого из нас состоит в том, чтобы избрать эту благую часть, избрать служение Богу своим делом, благоволение Божье - своим блаженством и поддержку Христа для достижения того и другого. В каждом конкретном случае мы должны отдавать предпочтение тому, что содействует благочестию, и считать для себя наибольшим благом то, что является благом для нашей души. Мария стояла перед выбором: или принять участие в заботах Марфы и заслужить репутацию прекрасной хозяйки, или сидеть у ног Христа и показать себя Его ревностной ученицей. По этому частному выбору Марии Христос определил ее общий выбор.

(4) Те, что избрали эту благую часть, не только будут иметь то, что избрали, но и обретут похвалу за свой выбор в великий день.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →