Толкование Мэтью Генри на евангелие от Луки 15 глава

Злые нравы, говорим мы, порождают добрые законы; так и в этой главе: ропот книжников и фарисеев на Христа за Его благосклонность к мытарям и грешникам послужил поводом к более полному откровению Его благодати, которого мы не могли бы иметь без этих трех притч, содержащихся в данной главе; назначение всех трех одно и то же: показать, что Бог не только не находит никакого удовольствия в смерти и гибели грешника, как Он говорил и в чем клялся в Ветхом Завете, но что Он находит великое удовольствие в их возвращении и покаянии и с радостью принимает их. Здесь мы имеем:

I. Негодование фарисеев, вызванное тем, что Христос общался с язычниками и мытарями и проповедовал им Евангелие, ст. 1-2.

II. Христос оправдывает Свое общение с грешниками намерениями и стремлениями, состоящими в том, чтобы привести их к покаянию и исправлению жизни, что является самым угодным и приятным Богу служением и принесло уже много успеха; Он делает это с помощью притч:

1. О потерянной овце, возвращенной домой, ст. 4-7.

2. О потерянной драхме, которая была найдена с радостью, ст. 8-10.

3. О потерянном сыне, который был мотом и расточителем, но вернулся в отчий дом и был принят с большой радостью, хотя старший брат его, подобно книжникам и фарисеям, был недоволен этим, ст. 11-32.

Стихи 1-10. I. Усердие, с которым мытари и грешники посещали служения Христа. С Ним шло множество иудеев (Лук 14:25), настолько уверенных в своем праве на доступ в Царство Божье, что Христос счел необходимым сказать им нечто такое, что должно было поколебать их тщетные надежды. Здесь же говорится о мытарях и грешниках, которые приближались к Нему со смирением и трепетом, боясь быть отвергнутыми Им, и Он находит нужным ободрить их, особенно потому, что там присутствовали надменные и высокомерные люди, неодобрительно смотревшие в их сторону. Возможно, некоторые из мытарей, собиравшие подать для Рима, действительно были плохими людьми, но плохая репутация распространялась на всех мытарей по причине предубеждения иудеев против их профессии. Их иногда ставили в один ряд с блудницами (Мат 21:32), здесь и повсюду они зачисляются в одну категорию с грешниками, страдавшими явными пороками и дружившими с блудницами, известными распутниками. Некоторые считают, что под грешниками здесь подразумеваются язычники, что Христос был в то время по другую сторону Иордана, то есть в Галилее языческой. Возможно, они стали приближаться к Нему, после того как множество сопровождавших Его иудеев (после беседы, приведенной в заключение предыдущей главы) оставили Его. Так же как впоследствии язычники сменили иудеев, когда те отказались слушать апостолов. Они приближались к Нему ровно настолько, чтобы услышать Его, опасаясь подходить ближе. Они приближались к Нему не как другие, искавшие только исцеления, но чтобы послушать Его превосходное учение. Заметьте, что при всяком нашем приближении к Господу мы должны ставить своей целью послушать Его: послушать Его наставления, которые Он преподает нам, и выслушать Его ответы на наши молитвы.

II. Негодование книжников и фарисеев на это. Они роптали и обратили все это в повод для того, чтобы укорять нашего Господа Иисуса: Он принимает грешников и ест с ними, ст. 2.

1. Они негодовали на то, что мытари и язычники имели доступ к средствам благодати, призывались к покаянию и получали ободрение надеяться на прощение грехов после покаяния. Они смотрели на них как на безнадежных и считали, что никто, кроме иудеев, не имеет права на покаяние и прощение грехов, хотя пророки проповедовали покаяние всем народам, а Даниил, в частности, проповедовал его Навуходоносору.

2. Они считали, что сближаться с людьми такого сорта, допускать их в Свое общество и есть с ними было унизительным для Христа, не соответствовало достоинству Его положения. Они стыдились судить Его за Его проповедь им, хотя именно это более всего приводило их в ярость, поэтому упрекали за то, что Он ест с ними, что явно противоречило преданиям старцев. Осуждению подвергаются не только самые достойные и невинные люди, но и самые достойные и добрые дела, и мы не должны этому удивляться.

III. Христос оправдывает Свои действия в отношении мытарей и грешников, показывая, что чем хуже люди, которым Он проповедует, тем больше славы Богу и тем больше радости на небесах, когда Его проповедь приводит их к покаянию. На небе больше радости бывает о язычниках, когда они начинают поклоняться истинному Богу, чем об иудеях, делающих это в течение всей своей жизни. Также о мытарях и грешниках, обращающихся к правильному образу жизни, на небе радуются больше, чем о книжниках и фарисеях, продолжающих такую жизнь. Это иллюстрируется двумя притчами, имеющими одно и то же истолкование.

1. Притча о потерянной овце. Нечто подобное мы читали в Мат 18:12. Та притча предназначалась показать заботу Божью о Его святых для обоснования того, почему мы не должны обижать их; эта же показывает удовлетворение, испытываемое Богом при обращении грешников, для обоснования того, почему мы должны радоваться их обращению. Здесь представлены:

(1) Положение грешника, идущего по греховному пути. Он подобен потерянной овце, заблудившейся овце. Он потерян для Бога, лишившегося славы и служения, которое Он должен иметь от него; он потерян для стада, не имеющего больше общения с ним; он потерян для самого себя, так как не знает, где находится, бесцельно блуждает, постоянно подвергается опасности стать добычей диких зверей. Лишившись заботы Пастыря, он подвержен постоянным страхам и ужасам, ему недостает злачных пастбищ; он не может сам найти дорогу домой, к стаду.

(2) Забота Бога Небесного о бедных заблудших грешниках. Он продолжает заботиться об овцах, которые не сбились с пути, они находятся в безопасности в пустыне. Но о потерянной овце проявляется особая забота, и хотя пастырь имеет сто овец, значительное стадо, но он не хочет потерять и эту одну и идет за нею. Он прилагает много усердия:

[1] В поисках заблудшей овцы. Он идет по ее следам, ищет ее, пока не найдет. Бог преследует отступивших грешников, призывая их через Свое слово и действуя посредством Своего Духа, до тех пор пока не приведет их к сознанию, что им надо вернуться.

[2] В приведении ее домой. Хотя он находит ее уставшею, истерзанной блужданиями, неспособной самостоятельно идти домой, однако не оставляет ее на погибель и не говорит, что не стоит ее нести домой, но берет ее на свои плечи и с большой нежностью и заботою приводит в стадо. Это напрямую относится к великому делу нашего искупления. Весь род человеческий заблудился, Ис 53:6. Ценность, которую имеет для Бога весь род человеческий, не такова, как ценность одной овцы для имеющего сто овец; какой же была бы потеря для Бога, если бы все остались на погибель? Существует мир святых ангелов, которых можно уподобить девяносто девяти овцам, благородному стаду, однако Бог послал Сына Своего взыскать и спасти погибшее, Лук 19:10. О Христе сказано, что Он агнцев берет на руки и носит их на груди Своей. Это означает Его жалость и нежность к погибшим грешникам. Здесь же говорится, что Он взял овцу на Свои плечи, что говорит о силе, с которой он держит и несет их; кого Он несет на плечах Своих, тот никогда не погибнет.

(3) Радость, испытываемая Богом при покаянии и возвращении грешников. Он возьмет ее на плечи Свои с радостью, что не напрасно искал ее, и радость эта особенно велика потому, что он уже потерял было надежду найти ее. Он созовет Своих друзей и соседей, то есть пастухов, которые держали стада свои возле него, и скажет им: порадуйтесь со мною. Возможно, среди пастушеских песен, которые обычно пели пастухи, была песня, подходившая к данному случаю, и припевом к ней могли быть эти слова: Порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу; и, наверно, они никогда не пели: Порадуйтесь со мною, я никого не потерял. Заметьте, что Он называет ее Своею овцою, хотя она и заблудилась, сбилась с пути. Он имеет на это право (все души Мои) и претендует на Свою собственность, поэтому Сам ищет ее: Я нашел ее. Он не послал за ней раба Своего, но послал собственного Своего Сына, великого и доброго Пастыря, Который найдет тех, кого ищет, и будет найден теми, которые не искали Его.

2. Притча о потерянной драхме.

(1) Потерявшей в данном случае является женщина, которая более эмоционально и огорчается о своей потере, и радуется, найдя потерянное, чем мужчина, когда это случается с ним, поэтому она более соответствует цели этой притчи. У нее было десять драхм, из которых она потеряла только одну. Пусть это поддерживает в нас возвышенные мысли о Божьей благости, что при всей греховности и испорченности рода человеческого соотношение между теми, кто не потерял своей непорочности, в ком Бог прославляется и никогда не бесславился, и потерянными душами равно девять к одном– , а в предыдущей притче даже более того девяносто девять к одному. О, бесчисленные существа, бесчисленные миры существ, которые, насколько это нам известно, никогда не терялись, никогда не уклонялись от законов и целей их сотворения!

(2) Утрачена была драхма, кусок серебра - четвертая часть сикля. Душа есть серебро, она имеет подлинное достоинство и ценность; это не простой металл, вроде железа или свинца, но серебро; рудники, где добывается серебро, - царские рудники. В еврейском языке для обозначения серебра употребляется слово, производное от слова желанный. Это была серебряная монета, так как драхмы были из серебра, на ней было изображение Бога и Его надпись, поэтому она должна отдаваться Ему. Однако ценность этой монеты была сравнительно мала, она равна всего лишь семи с половиной пенни. Это говорит о том, что если бы грешные люди были оставлены на погибель, то Бог много не потерял бы. Эта монета потерялась среди мусора; душа, погрузившаяся в этот мир, захваченная любовью к нему, подавленная мирскими заботами, подобна монете, завалявшейся в грязи; всякий скажет: очень жаль, что она там лежит.

(3) Женщина предприняла много забот и усилий, чтобы отыскать эту монету. Она зажгла свечу, чтобы посмотреть за дверью, под столом и в каждом углу дома, вымела комнату и искала тщательно, пока не нашла ее. Это представляет разные пути и способы, какие использует Бог, чтобы вернуть Себе утраченные души: Он зажег свечу Евангелия не для того, чтобы осветить Себе дорогу к нам, но чтобы осветить нам дорогу к Нему; чтобы мы увидели самих себя. Он вымел комнату обличениями слова. Он тщательно искал, Он предал сердце Свое тому, чтобы возвратить к Себе потерянные души.

(4) Найденная монета вызвала очень большую радость: порадуйтесь со мною, ибо я нашла потерянную драхму, ст. 9. Радующиеся хотят, чтобы и другие радовались вместе с ними; те, кому весело, хотят, чтобы и другие веселились с ними. Она была рада тому, что нашла свою монету, хотя ей пришлось потратить ее для приема тех, кого она позвала порадоваться с ней. Приятная неожиданность привела женщину в состояние восторга: Лирлка, лирфса я нашла, я нашла, это язык радости.

3. Обе притчи имеют одно и то же толкование (ст. 7, 10): на небесах, у Ангелов Божиих, будет больше радости об одном грешнике кающемся, какими были мытари и грешники, по крайней мере некоторые из них (и если бы только один из них покаялся, то Христос считал бы, что это стоит затраченного труда), нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.

(1) Покаяние и обращение грешников на земле составляет предмет радости и ликования на небесах. Покаяние величайших грешников возможно. Для живых есть надежда, и самые худшие не должны отчаиваться; самые худшие из грешников, если они покаются и обратятся к Богу, обретут милость. Но это еще не все.

[1] Бот любит миловать их, когда они обращаются к Нему, Он считает, что все Его затраты на них возмещены. Небеса всегда радуются. Бот радуется о всех делах Своих, но особенно о делах благодати Своей. Он радуется, делая доброе кающимся грешникам, всем Своим сердцем и всею душою. Он радуется не только об обращении церквей и народов, но даже и об одном грешнике кающемся, хотя он всего лишь один.

[2] Добрые ангелы тоже радуются оказываемой грешникам милости, они совершенно далеки от того, чтобы роптать по этому поводу, хотя их собратья, согрешившие ангелы, оставлены на погибель и лишены милости, а раскаявшиеся грешники, такие ничтожные, такие отвратительные до своего покаяния, должны быть приняты после покаяния в их общество и вскоре стать подобными и равными им, ангелам. Обращение грешников - радость для ангелов, после их обращения они радостно служат им как служебные духи. Искупление рода человеческого было предметом радости для ангелов, ибо они пели: «Слава в вышних Богу» (Лук 2:14).

(2) Об одном грешнике кающемся и обращающемся к вере от порочного и развратного образа жизни бывает больше радости, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.

[1] Больше радости об искуплении и спасении падшего человека, чем о сохранности и утверждении ангелов, которые стоят и действительно не нуждаются в покаянии.

[2] Больше радости об обращении грешников из язычников и из тех мытарей, которые слушали теперь проповедь Христа, чем о всех тех славословиях и поклонениях, тех «Господи, благодарю Тебя» фарисеев и других самоправедных иудеев, которые думали, что они не нуждаются в покаянии и что поэтому Бог должен радоваться в них и устроить из них Себе хвалу, что они были Его наибольшей славой. Но Христос говорит им, что все совершенно иначе, что Бога более прославляет и более удовлетворяет сокрушенное сердце одного из этих отчаянных, отъявленных грешников, чем все длинные молитвы, которые возносят к Нему книжники и фарисеи, не видящие в себе ничего плохого. Более того:

[3] Больше радости об обращении одного такого великого грешника, одного такого фарисея, каким в свое время был Павел, чем от постоянных обращений того, кто всегда ведет себя прилично и добропорядочно, кто, по сравнению с другими, не нуждается в покаянии, не нуждается в таком полном изменении своей жизни, как великие грешники. Несомненно, лучше не сбиваться с пути, не блуждать; однако благодать Божья, ее сила и ее любовь, больше проявляется в приведении великих грешников на путь праведный, чем в управлении теми, кто никогда не сбивался с него. Часто те что до своего обращения были великими грешниками, потом становятся выдающимися, ревностными святыми, каким был и апостол Павел, почему Бог так и прославился в нем, Гал 1:24. Кому много прощается, тот много любит. Так обычно бывает среди людей. Мы испытываем больше радости о возвращении того, что потеряли, чем о сохранности того, чем всегда наслаждаемся; больше радуемся о выздоровлении от болезни, чем о здоровье без болезни. Это как жизнь после смерти. Постоянное следование путем благочестия само по себе может быть более ценно, и тем не менее внезапное обращение от злого пути, пути греха вызывает больше восхищения и радости. Итак, если обращение грешников вызывало такую радость на небе, значит фарисеи были чужды небесного духа, они делали все возможное, чтобы помешать этому, их огорчало это, они раздражались на Христа, когда Он совершал труд, приятный Небу более всякого другого.

Стихи 11-32. В этом отрывке содержится притча о блудном сыне, основная идея которой та же, что и первых двух притч, - показать, как радуется Бог обращению грешников, как готов Он принять таковых после их покаяния. Но обстоятельства, изложенные в этой притче, гораздо полнее и шире представляют богатство евангельской благодати, поэтому она была и будет впредь, пока стоит мир, невыразимой поддержкой для бедных грешников, как направляющей, так и ободряющей их на пути покаяния и возвращения к Богу.

I. Притча представляет Бога как единого Отца всего рода человеческого, всей семьи Адама. Мы все Его род, все имеем одного Отца, один Бог сотворил нас, Мал 2:10. От Него мы получили свое существование, в Нем мы существуем и от Него получаем поддержку для нашего существования. Он есть наш Отец, ибо Он воспитывает и обеспечивает нас, Он включает нас в Свое завещание или исключает из него, в зависимости от того, послушные или непослушные мы дети. Этой притчей наш Спаситель открывает гордым фарисеям, что те самые мытари и грешники, которых они так презирали, были их братьями, были одной с ними природы, и поэтому им следовало радоваться любому милосердию, оказываемому им. Бог есть Бог не иудеев только, но и язычников (Рим 3:29), един Бог над всеми, богатый в милости ко всем, призывающим Его.

II. Она представляет сынов человеческих как различных по своему характеру, хотя все они относятся к Богу как к их общему Отцу. У некоторого человека было два сына. Один из них был юноша твердого и серьезного характера, сдержанный и умеренный, здравомыслящий, хотя и не очень благожелательно относившийся к окружающим. Он твердо держался наставлений своего отца, и его не легко было совратить. Второй же был не уравновешенным, непостоянным, нетерпеливым, непоседливым, склонным испытывать свою судьбу; попав в плохие руки, он легко становится распутным, несмотря на хорошее воспитание. Этот сын представляет мытарей и грешников, которых Христос старается привести к покаянию, а также язычников, к которым были посланы апостолы проповедовать покаяние. Старший сын представляет иудеев вообще и фарисеев, в частности, которых Он стремится примирить с благодатью Божьей, предлагаемой и даруемой грешникам.

Младший сын - это блудный сын, его характер и состояние представляют характер и состояние грешников, то есть каждого из нас в нашем природном состоянии, но особенно некоторых. Мы должны заметить относительно этого сына следующее:

1. Его бунт и бродяжничество в тот период, когда он был блудным сыном; расточительность и нищета, постигшая его.

(1) Что потребовал он от отца своего (ст. 12): И сказал младший из них отцу, довольно гордо и дерзко: «Отче! дай мне...».

Он мог бы добавить немного вежливых слов: Прошу тебя, дай мне, пожалуйста, или: господин мой, если тебе будет угодно, то дай мне, но он повелительно требует: «Дай мне следующую мне часть имения, не то, что ты считаешь нужным выделить, но все, что следует мне по наследству». Заметьте: когда люди смотрят на Божьи дары как на долги, это плохо само по себе и влечет за собой еще худшее. «Дай мне следующую мне часть имения, всю мою сыновнюю долю, какая причитается мне». Он не говорит: «Испытай меня в малом, посмотри, как я могу управлять им, и тогда доверь мне больше», но требует: «Дай мне все, принадлежащее мне из имения, теперь же, я не хочу ничего оставлять про запас и на потом».

Примечание. Великое безумие грешников, приводящее их к погибели, состоит в том, что они хотят иметь свою долю сейчас, хотят получить свое имение в этой жизни. Они смотрят только на видимое, временное, домогаются удовлетворения только в настоящем, но не заботятся о будущем блаженстве, когда земное истощится и пройдет. Почему он хотел завладеть своей долей наследства? Может быть, он хотел вложить его в дело, торговать и таким образом увеличить его? Нет, об этом он не думал. Но:

[1] Он тяготился властью отца своего, добрым порядком и дисциплиной, царящими в отцовском доме, и стремился обрести то, что ложно называется свободой, а в действительности является самым страшным рабством, ибо свобода грешить есть рабство. Таково безумие многих молодых людей, которые получили религиозное воспитание, но не терпят связанных с ним ограничений, они никогда не считают себя хозяевами в своей жизни, независимыми людьми, пока не порвут все связи с Богом и не отвергнут Его узы, связав себя вместо этого узами своих собственных похотей. Это начало отступления грешников от Бога: они не хотят быть связанными законами Божьего правления, они сами хотят быть как боги, не знающими никакого иного добра и зла, кроме угождения самим себе.

[2] Он хотел избавиться от надзора отца, ибо он всегда сдерживал его и часто делал ему выговор. Стремление убежать от Бога, нежелание признавать Его всеведение составляют основу нечестия нечестивых.

[3]Он не доверял управлению отца. Он хотел сам распоряжаться своей долей имения, ибо думал, что отец захочет откладывать на будущее для него и ради этого будет ограничивать его расходы в настоящее время, а это ему не нравилось.

[4] Он гордился собою, был высокого мнения о своих способностях. Ему казалось, что если он завладеет своей долей, то сумеет распорядиться ею лучше своего отца, будет иметь больше дохода от нее. Гордость губит больше молодых людей, чем любая похоть. Наши прародители погубили себя и всех своих потомков безрассудным стремлением быть независимыми и не быть обязанными даже Богу. Причиной упорства грешников в грехе является то, что они хотят жить сами для себя.

(2) Как добр был к нему его отец: И отец разделил им имение. Он подсчитал, сколько ему надо было выделить каждому сыну, и отдал младшему его долю, а старшему предложил взять свою, которая должна была быть в два раза больше. Но старший, как видно, пожелал, чтобы она оставалась пока на хранении у отца, и ниже мы читаем, чего он этим достиг (ст. 31): веемое твое. Доверив отцу свою часть имущества, он приобрел все имущество. Младшему сыну он отдал все, что тот просил, и у того не было оснований жаловаться на то, что его обидели при разделе. Он получил все, что ожидал, а, может быть, и больше того.

[1] Таким образом, он мог теперь убедиться в том, как добр был его отец, как хотел он удовлетворить своего сына и утешить его; он вовсе не был таким злым, каким бы сыну хотелось представить его для оправдания своего ухода.

[2] А вскоре ему пришлось убедиться в своем собственном безумии, в том, что ему не удалось стать мудрым управителем своей собственной судьбы, каким он думал стать. Заметьте, что Бог есть добрый Отец для всех Своих детей, Он дает им жизнь, дыхание и все, даже злым и неблагодарным, SieiUev auroig rovpiov - Он разделил им жизнь. Дав нам жизнь, Бог наделил нас способностями служить Ему и славить Его.

(3) Как он распорядился полученной частью наследства. Он растратил ее так быстро, как только мог, и как обычно бывает со всеми расточителями, в течение короткого времени превратился в нищего: По прошествии немногих дней, ст. 13. Заметьте: если Бог ненадолго предоставляет нас самим себе, то вскоре мы оставляем Его. Если узда сдерживающей благодати отнимается, то мы очень скоро уклоняемся. То, на что решился младший сын, должно было произойти вскоре, и поэтому он собрал все. Грешники, удаляющиеся от Бога, рискуют всем, что имеют.

Состояние блудного сына, ушедшего из дома, представляет греховное состояние, несчастное состояние падшего человека.

[1] Греховное состояние есть состояние отделения и удаления от Бога.

Во-первых, именно в отступлении от Бога и состоит греховность греха. Он отправился в путешествие из дома своего отца. Грешники - это люди, убежавшие от Бога, они блудодействуют от Него, они изменяют Ему, как раб, сбежавший от своих обязанностей, или как жена, вероломно оставившая своего мужа; они говорят Богу: отойди. Они уходят от Него как можно дальше. Мир - это дальняя сторона, в которой они устраиваются и чувствуют себя, как дома; служа ему и наслаждаясь им, они растрачивают все, что имеют.

Во-вторых, несчастье грешников именно в том, что они далеки от Бога, от источника всяких благ, и удаляются от Него все дальше и дальше. Что есть ад по своей сути, как не пребывание вдали от Бога?

[2] Греховная жизнь есть расточительство: там он расточил имение свое, живя распутно (ст. 13), расточил его с блудницами (ст. 30) и в очень короткое время он прожил все, ст. 14. Он приобрел себе дорогие одежды, много тратил на еду и выпивку, роскошествовал, связался с теми, кто помог ему быстро все прожить. Применительно к земной жизни, живущие распутно тратят все, что имеют, и будут отвечать за то, что потратили на удовлетворение своих похотей предназначавшееся на необходимые нужды их самих и их семей. Но это следует применить в духовном смысле. Своевольные грешники расточают свое духовное наследство, так как, неправильно употребляя свои душевные силы и умственные способности, неправильно используя свое время и все свои возможности, они не только закапывают, но и растрачивают таланты, доверенные им для того, чтобы пустить их в оборот во славу своего Господа; дарами Провидения, предназначенными для того, чтобы сделать их способными служить Богу и творить добро, они питают и разжигают свои похоти. Душа, сделавшая себя рабом мира или плоти, расточает сама себя, живет распутно. Один погрешивший погубит много добра, Еккл 9:18. Добро, разрушаемое им, ценно и принадлежит не ему, он растрачивает имение своего Господа, за которое должен будет отчитаться.

[3] Греховное состояние есть состояние нужды: Когда же он прожил все, растратил все на блудниц, они оставили его в поисках другой добычи а в той стране настал великий голод: продуктов не хватало, они стали дороги, и он начал нуждаться, ст. 14. Заметьте: безрассудное расточительство приводит к горестной нужде. Распутная жизнь со временем, иногда за очень короткое время, приводит человека к крайней нужде, особенно когда в результате плохого ведения хозяйства наступают плохие времена, к которым разумно ведущий свое хозяйство заблаговременно готовится. Это представляет бедственное положение грешников, отвергших дарованные им милости, Божье благоволение, свою долю во Христе, побуждения Духа Святого и увещевания совести. Они отвергают их ради чувственных удовольствий и мирского богатства, а потом из-за недостатка их оказываются на краю гибели. Грешники испытывают нужду в самом необходимом для своих душ, они не имеют для них ни пищи, ни одежды, ни обеспечения для будущей жизни. Греховное состояние можно сравнить с землей, где господствует голод, сильный голод, ибо небо как медь (роса Божьего благоволения и благословения удерживается, Бог отказывает нам в своих благах, и мы испытываем нужду) и земля - как железо (сердце грешника, которое должно было бы приносить добрые плоды, сухое и бесплодное, ничего доброго нет в нем). Грешники жалки и несчастны, как нищие, и это положение особенно усугубляется тем, что они сами довели себя до него и, отказываясь от предлагаемой помощи, удерживают себя в нем.

[4] Греховное состояние есть состояние унизительного рабства. Бунтарский дух довел этого молодого человека до нужды, а нужда - до рабского положения. И пошел, пристал к одному из жителей страны той, ст. 15. Та же самая нечестивая жизнь, ранее изображенная как мятежная, разгульная, теперь представлена как рабская жизнь, ибо грешники - это совершенные рабы. Житель той страны - это диавол, ибо он обитает и в городе, и в деревне. Грешники пристают к нему, нанимаются к нему на службу, чтобы выполнять его работу, быть в его распоряжении и в зависимости от его обеспечения. Делающие грех - рабы греха, Иоан 8:34. Как унизился и деградировал этот благородный молодой человек, нанявшись на такую работу и к такому господину, как этот! Тот послал его на поля свои, не овец пасти (в этом было бы нечто почетное, так как Иаков, Моисей и Давид пасли овец), но пасти свиней. В обязанности слуг диавола входит угождать плоти, исполнять похоти ее, что ничуть не лучше, чем кормить прожорливых, грязных, шумных свиней; могут ли больше опозорить себя разумные, бессмертные души?

[5] Греховное состояние есть состояние постоянной неудовлетворенности. Начав испытывать нужду, блудный сын надеялся исправить свое положение, нанявшись на службу, и должен был довольствоваться не домашней пищей, а той, какую находил в поле, но это была скудная пища: И он рад был наполнить чрево свое, удовлетворить свой голод, напитать свое тело рожками, которые ели свиньи, ст. 16. До какого прекрасного положения довел себя наш молодой господин, оказавшись в компании свиней!

Примечание. То, в чем грешники, удаляясь от Бога, надеются найти удовлетворение, обязательно принесет им разочарование; они отвешивают трудовое свое за то, что не насыщает, Ис 55:2. То, что было поводом к беззаконию их, не насытит их души и не наполнит их утробы, Иез 7:19. Рожки - это пища для свиней, а не для людей. Богатства мирские и чувственные наслаждения служат лишь телу, но что они могут дать для драгоценных душ? Они не соответствуют природе души, они не могут ни удовлетворить ее желания, ни обеспечить ее нужды. Тот, кто занят ими, пасет ветер (Ос 12:1) и гоняется за пылью, Ис 44:20.

[6] Греховное состояние - это такое состояние, когда помощи ждать не от кого. Блудный сын, не имея возможности заработать на хлеб, стал просить, но никто не давал ему, потому что знали, что он сам навлек на себя свои несчастья, потому что он был распутным и всех раздражал; таким нищим сострадают меньше всего. Тем, кто удаляется от Бога, никто не может помочь. Тщетно вопиять к миру и к плоти (к тем богам, которым мы служили), они могут дать только то, что отравляет душу, но не может напитать и насытить ее. Если ты отвергаешь помощь Божию, то какое творение поможет тебе?

[7] Греховное состояние есть состояние смерти: этот сын мой был мертв, ст. 24, 32. Грешник мертв не только по своему положению перед законом, как находящийся под смертным приговором, но он мертв также по своему состоянию, по преступлениям и грехам, лишающим его духовной жизни. Он вне Христа, духовно не развивается, он не живет для Бога, следовательно, он мертв. Находясь в дальней стране, блудный сын был мертвым для своего отца и для своей семьи, был отрезан от них, как член от тела или ветвь от дерева, и поэтому был мертв, и это произошло по его собственной вине.

[8] Греховное состояние - это пропащее состояние: этот сын мой пропадал, пропадал для всего доброго, для всего, что есть добродетель и честь, пропадал для дома отца своего, семья не имела радости в нем. Отступившие от Бога души - это пропавшие души, пропавшие подобно путнику, сбившемуся со своего пути, и если не вмешается бесконечная милость, то они вскоре пропадут, как корабли, затонувшие в море, пропадут безвозвратно.

[9] Греховное состояние - это состояние безумия. Это следует из выражения (ст. 17): Пришед же в себя, которое означает, что до этого он был вне себя. Действительно, он был безумным, когда покидал дом своего отца и тем более когда пристал к жителям дальней страны. О безумии говорится, что оно находится в сердце грешников, Еккл 9:3. Сатана овладевает душой; каким яростно безумным был тот, в ком находился легион бесов! Грешники, уподобляясь сумасшедшим, губят сами себя своими безумными похотями и в то же время обманывают себя безумными надеждами; из всех больных людей они являются самыми большими врагами собственного исцеления.

2. Возвращение блудного сына из его скитаний, возвращение с покаянием к отцу. Дойдя до крайней нужды, он задумался о том, что в его интересах - вернуться домой. Заметьте: мы не должны отчаиваться и в самых плохих людях, ибо пока есть жизнь, есть и надежда. Благодать Божья способна смягчить самые жесткие сердца и повернуть в благом направлении самый сильный поток испорченности. Заметим здесь следующее:

(1) Что послужило поводом для его возвращения и покаяния. Это было его бедственное положение: когда он стал нуждаться, тогда пришел в себя.

Примечание. Бедствия освященные Божественной благодатью, могут оказаться счастливым средством обращения грешников от их ложных путей. Благодаря им наше ухо открывается для учения и сердце располагается для принятия наставлений; бедствия очень чувствительным образом доказывают суетность этого мира и пагубность греха. Применим это к духовной жизни. Когда мы убеждаемся в том, что никто не может сделать нас счастливыми, когда, испытав все другие пути в поисках утешения для своей души, мы находим их тщетными, тогда наступает время подумать о возвращении к Богу. Когда мы видим, как жалки все утешители, как бесполезны для нашей души, стонущей от власти греха и от вины греха, все врачи, кроме Христа, видим, что ни один человек не способен дать нам то, в чем мы нуждаемся, тогда мы обращаемся к Иисусу Христу.

(2) В чем заключалась его подготовка к возвращению. В том, что он начал рассуждать. Когда к нему возвратилось здравомыслие, он сказал себе: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом!..

Примечание. Рассуждение есть первый шаг к обращению, Иез 18:28. Он увидел и обратился. Рассуждать - это значит прийти в себя, размышлять о себе, сравнивать одно с другим и принимать соответствующее решение. Теперь заметьте, о чем он рассуждал.

[1] Блудный сын рассуждал о том, в каком жалком положении он оказался: я умираю от голода! Не просто: «я голоден», но: «я умираю от голода, ибо не вижу, откуда можно ожидать помощи». Грешники до тех пор не хотят служить Христу, пока не увидят, что дошли до края погибели в своем служении греху; размышление об этом должно привести нас к Христу. Учитель, спаси нас, мы погибаем. И хотя только таким путем мы приходим к Христу, Он не отвергает нас и не считает, что наше вынужденное обращение к Нему бесчестит Его, но, наоборот, видит Свою честь в том, что к Нему прибегают находящиеся в отчаянном положении.

[2] Блудный сын рассуждает о том, насколько было бы лучше для него возвратиться к отцу: сколько наемников у отца моего, самый последний человек в его доме, всякий поденщик, избыточествуют хлебом, какой богатый дом у отца! Заметьте,

Во-первых, что в доме Отца нашего Небесного есть хлеб для всей Его семьи. В этих словах заключен намек на двенадцать хлебов предложения, которые всегда лежали на столе в святилище, по одному хлебу на каждое колено.

Во-вторых, этого хлеба было не только достаточно, но он был в избытке, в достаточном количестве для всех и для каждого, в том числе и для тех, кто еще присоединится к семье, и при этом останется избыток для благотворительности. Еще есть место: с Его стола падают крошки, которым рады и за которые благодарны многие.

В-третьих, даже наемники в семье Божьей прекрасно обеспечены, самый ничтожный человек, который всего лишь наймется в Его дом, чтобы исполнять Его работу и получать Его вознаграждение, будет хорошо обеспечен.

В-четвертых, размышление об этом должно побудить далеко ушедших от Бога грешников подумать о возвращении к Нему. Таким образом рассуждают изменницы, когда они разочаровываются в своем новом любовнике: пойду я и возвращусь к первому мужу моему; ибо тогда лучше было мне, нежели теперь, Ос 2:7.

(3) Какова была цель его возвращения. Рассудив, что положение его скверное и что оно может быть исправлено только путем возвращения к отцу, блудный сын пришел наконец к следующему заключению: Встану, пойду к отцу моему. Заметим: добрые намерения - это хорошо, но главное - исполнить их.

[1] Он решил, что делать: Встану пойду к отцу моему. Он не хотел больше тратить времени на рассуждения, но тотчас встал и пошел. И хотя он находился в дальней стране, далеко от дома отца своего, тем не менее твердо решил вернуться, каким бы далеким ни был путь. Каждый шаг, проделанный на пути отступления от Бога, должен быть проделан в обратном направлении при возвращении к Нему. Хотя блудный сын пристал к одному из жителей той страны, тем не менее он без труда порвал с ним. Мы не должники плоти, мы не обязаны предупреждать египетских надсмотрщиков, но вольны оставить службу, когда того пожелаем. Обратите внимание, с какой решительностью он произносит эти слова: «Встану, пойду к отцу моему; я решил и сделаю так, каков бы ни был результат, это лучше, чем оставаться здесь умирать».

[2] Он решил, что сказать отцу. Истинно покаяться означает встать и пойти к Господу: вот, мы пришли к Тебе. Но с какими словами мы придем к Нему? Блудный сын думал о том, что он скажет отцу. Заметим: каждый раз, обращаясь к Богу, полезно заранее продумать, что мы будем говорить Ему, чтобы изложить пред Ним дело свое и наполнить уста свои доводами. Мы имеем свободу слова и должны серьезно рассудить сами с собой, как использовать эту свободу наилучшим образом, не злоупотребляя ею. Рассмотрим, что блудный сын намеревался сказать отцу.

Во-первых, он хотел исповедать свое заблуждение и безумие: я согрешил. Поскольку все мы согрешили, то нам подобает и следует признать, что мы согрешили. Исповедание греха требуется и настоятельно подчеркивается как необходимое условие мира и прощения. Если мы признаем себя невиновными, то подвергаем себя суду на основании завета невинности и, конечно, будем осуждены им. Если же признаем себя виновными, с сокрушением, покаянием и смирением сердца, то относим себя к завету благодати, предлагающей прощение тем, кто исповедует свои грехи.

Во-вторых, он намеревался всю вину взять на себя, он был далек от того, чтобы преуменьшать свою ответственность, но готов был возложить бремя ее на себя: я согрешил против Неба и пред тобою. Пусть те, кто не исполняет своих обязанностей перед собственными земными родителями, подумают о том, что они грешат против Неба и перед Богом. Преступления против родителей – это преступления против Бога! Каждый из нас должен понимать, что это делает наш грех крайне грешным, а наше положение - крайне прискорбным.

1. Совершая грех, мы пренебрегаем Божьей властью над нами: мы согрешили против Неба. Бог здесь назван Небом, чтобы показать, что Он высоко превознесен и владычествует над нами, ибо Небеса властвуют. О дерзких грешниках сказано, что они поднимают уста свои к небесам, Пс 72:9. Однако это бессильная злоба, ибо мы не можем повредить небесам. Больше того, это безумная злоба: выстрелы, направленные против неба, возвращаются на голову того, кто стрелял Пс 7:17. Грех есть оскорбление Бога небес, лишение небес их славы и радости, противодействие намерениям небесного Царства.

2. Совершая грех, мы пренебрегаем тем, что Бог видит нас: «Я согрешил против Неба и, кроме того, пред тобою, пред твоими глазами». Большего оскорбления нанести Богу невозможно.

В-третьих, он намеревался осудить себя за это и признать, что потерял все привилегии члена семьи: я уже недостоин называться сыном твоим, ст. 19. Он не отрицает своего родства (ибо это было все, на что он мог рассчитывать), но признает, что отец его имеет полное право отречься от него и затворить перед ним дверь. Он уже получил, по собственному требованию, свою долю наследства и не мог еще чего-то ожидать. Заметим: грешникам следует признавать себя недостойными благоволения Божьего, смиряться и унижаться перед Ним.

В-четвертых, несмотря на это он хотел просить, чтобы его приняли снова в семью, хотя бы на правах самого последнего члена: «Прими меня в число наемников твоих; это будет достаточно хорошо, даже слишком хорошо для меня». Заметим, что истинно раскаявшиеся грешники высоко ценят Божий дом и его привилегии и рады занять там любое место, хотя бы у порога, но в доме Бога, Пс 83:11. Если его, в знак уничижения, посадят вместе со слугами, то он не только подчинится этому, но почтет это положение более превосходным, чем то, которое занимал в настоящее время. Возвращающиеся к Богу после своего отступления от Него не могут не желать послужить Ему тем или иным путем и прославить Его: «Прими меня в число наемников твоих, чтобы я смог показать любовь мою к отчему дому и компенсировать свое прежнее пренебрежение им».

В-пятых, во всем этом блудный сын хотел иметь дело со своим отцом как с отцом: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: Отче!» Заметим, взирание на Бога как на Отца очень поможет нам при нашем покаянии и возвращении к Нему. Это сделает нашу печаль о грехе искренней, наше решение оставить его - сильным, и ободрит нашу надежду на прощение. Богу угодно, чтобы Его называли Отцом как кающиеся грешники, так и обращающиеся к Нему с просьбами. Не дорогой ли у Меня сын Ефрем (4) Как блудный сын осуществил свое намерение. Он встал и пошел к отцу своему. Свое благое решение он претворил в жизнь без промедления, ковал железо, пока оно было горячо, и не откладывал осуществление своего замысла до какого-то более подходящего момента. Заметим: это в наших интересах - как можно скорее признать себя виновными. Мы сказали, что встанем и пойдем? Так встанем и пойдем немедленно. Блудный сын не остановился на полпути и не говорил, что утомился и не может дальше идти, но, при всей своей слабости и переутомлении, осуществил свое намерение до конца. Если ты хочешь обратиться, Израиль, говорит Господь, ко Мне обратись и твори прежние дела.

3. Встреча блудного сына с отцом и прием, оказанный ему. Он пошел к отцу своему, но был ли он принят им? Да, его приняли сердечно. Попутно заметим, что здесь есть пример для родителей, чьи дети были некогда неразумны и непокорны: если они покаются и покорятся, то не будьте жестокими и суровыми с ними, но руководствуйтесь мудростью свыше, которая скромна и послушлива; будьте в этом подражателями Богу, милосердными, как Он. Однако главным образом здесь преследуется цель показать благодать и милость Бога к бедным грешникам, которые каются и возвращаются к Нему, и Его готовность прощать их. Заметьте следующее:

(1) С какой любовью и нежностью отец встретил сына: И когда он был еще далеко, увидел его отец его, ст. 20. Отец выразил свою любовь к сыну прежде, чем тот успел выразить свое покаяние, ибо Бог предваряет нас благословениями Своей благости. Прежде, чем мы воззовем к Нему, Он отвечает, ибо Он знает, что в сердце нашем. Я сказал: исповедаю Господу - и Ты простил. Как живы, как прекрасны образы, представленные здесь!

[1] Глаза милосердия. Эти глаза были острыми: когда он был еще далеко, увидел его отец его, прежде чем вся остальная семья узнала его, как будто он наблюдал с верха высокой башни за дорогой, по которой ушел его сын, и думал про себя: «О, если бы мне увидеть моего несчастного сына, возвращающегося домой!» Это говорит о том, что Бог желает обращения грешников и готов встретить тех, кто идет к Нему. Он смотрит на людей, когда они удаляются от Него, ожидая, не вернутся ли они, и замечает их самое первое устремление к Нему.

[2] Сердце милосердия. Сердце повернулось в нем и возгорелось при виде сына: Он сжалился. Несчастье вызывает жалость, даже если это несчастье грешника; хотя он сам навлек на себя беду, тем не менее Бог сострадает ему. И не потерпела душа Его страдания Израилева, Ос 11:8; Суд 10:16.

[3] Ноги милосердия. Это были быстрые, легкие ноги: он побежал. Это говорит о том, как спешит Бог явить милость. Блудный сын шел медленно, под бременем стыда и страха. Но его нежно любящий отец выбежал навстречу ему, чтобы ободрить его.

[4] Руки милосердия. Эти руки были простерты, чтобы обнять сына: он пал ему на шею. Хотя он был виновен и заслуживал наказания, хотя он был грязным и совсем недавно оставил свиней, так что любой другой, не имеющий нежного и сильного отцовского сострадания, не захотел бы и прикоснуться к нему, тем не менее отец заключил его в свои объятия и прижал к своей груди. Так дороги Богу истинно раскаивающиеся, так желанны они Господу Иисусу.

[5] Уста милосердия. Эти уста источали мед: он целовал его. Поцелуй не только удостоверял его в том, что он принят, но и запечатлевал, что он прощен; все его прежние безумства были прощены и более не будут упоминаемы, ни одного слова упрека не было сказано ему. Это напоминает нам тот случай, когда Давид поцеловал Авессалома, 2Цар 14:33.

(2) Смиренная покорность, которую оказал бедный блудный сын по отношению к отцу (ст. 21): Он же сказал ему, отче! я согрешил... Насколько похвально было милосердие отца, проявленное к блудному сыну прежде его покаяния перед ним, настолько же похвально и покаяние блудного сына, сделанное после того, как тот выказал ему так много милосердия. Получив целование как печать прощения, он тем не менее сказал: отче! Я согрешил. Заметим, что даже те, кто получил прощение грехов и имеет утешительное сознание этого прощения, должны искренне сокрушаться о своих грехах в сердце своем и исповедовать это устами своими, даже относительно тех грехов, которые, как они имеют все основания надеяться, прощены им. Давид написал пятидесятый псалом, после того как Нафан сказал ему: Господь снял с тебя грех твой, ты не умрешь. Больше того, утешительное сознание прощения греха должно увеличивать нашу скорбь о нем. Это чистая евангельская скорбь, увеличивающаяся от размышления о наших грехах: для того, чтобы ты помнила и стыдилась... когда Я прощу тебе все, Иез 16:63. Чем больше мы убеждаемся в Божьей готовности прощать нас, тем труднее должно быть для нас прощать самих себя.

(3) Великолепное угощение, которое добрый отец сделал для возвратившегося блудного сына. Сын оставался смиренным, однако мы не находим, чтобы он сказал своему отцу то (ст. 21), что намеревался сказать (ст. 19), а именно: прими меня в число наемников твоих. Мы не можем думать, что он забыл сказать эти слова отцу, еще менее вероятно, что он переменил свои мысли и теперь уже испытывал меньшее желание остаться в его доме или меньшую готовность быть наемником в нем, чем когда задумывал свое возвращение; дело в том, что отец прервал его, не дав ему сказать этого: «Постой, сын, не говори больше о своем недостоинстве, тебя сердечно приняли, и, хотя ты и недостоин называться сыном с тобой будут обращаться как с дорогим сыном, как с милым чадом». Кому с самого начала оказали такой прием, тому не нужно просить, чтобы его приняли в число наемников. Так, когда Ефрем оплакивал себя, Бог утешал его, Иер 31:18-20. Удивительно, что ни одного слова упрека не прозвучало при этом: «Почему же ты не остался со своими блудницами и свиньями? Ты никогда бы не нашел дорогу домой, если бы тебя не пригнал сюда жезл наказания, которое ты сам навлек на себя». Нет, ничего подобного здесь не сказано. Это означает, что когда Бог прощает истинно покаявшегося грешника, то Он забывает его грехи и не вспоминает о них более, Иез 18:22. Но это еще не все: для него приготовили богатое, царское угощение, в соответствии с его происхождением и положением, намного превосходящее то, что он ожидал или мог ожидать. Он счел бы вполне достаточным и был бы очень благодарен, если бы его отец обратил на него некоторое внимание и отправил бы его на кухню, чтобы он мог пообедать там с его слугами; но Бог обильно воздает тем, кто обращается к своему долгу и доверяется милости Его, сверх того, о чем они способны просить или помыслить. Идя домой, блудный сын колебался между страхом и надеждой, страхом быть отверженным и надеждой быть принятым, но отец его не только рассеял все его страхи, но и превзошел все его надежды, он не только принял его, но принял его с почетом.

[1] Он вернулся домой в лохмотьях, а отец не просто одел его, но нарядил. Он сказал рабам своим, которые собрались возле своего господина, узнав о возвращении его сына: принесите лучшую одежду и оденьте его. Самая старая одежда в доме могла бы вполне сойти для него, но отец повелевает принести ему не простое одежду, а одеяние (англ. - Примечание переводчика.), в которое облачаются князья и великие люди, лучшую одежду - rrjv aroArjv rrjv Trpwrrjv. «Ту одежду, самую лучшую, вы знаете, о какой я говорю». Прежнюю одежду (так понимают некоторые), одежду, которую он носил до ухода из дома. Когда отступники каются и возвращаются к прежним делам, их принимают и облекают в их прежние одежды. «Принесите сюда эту одежду и наденьте на него; сам он постыдится одеть ее, считая, что он недостоин ее, так как пришел домой в грязных рубищах, поэтому не просто предложите ее, а оденьте его в нее и дайте перстень на руку его, печатку с семейным гербом, в знак признания его принадлежности к семье». Богатые люди носили кольца, и его отец, подарив ему кольцо, тем самым показал, что хотя его сын растратил свою долю наследства, тем не менее после его покаяния он назначил ему другую. Блудный сын возвратился домой босым, ноги его были, может быть, изранены от долгого пути, поэтому: «Дайте ему обувь на ноги, чтобы ему было легче». Так и благодать Божья обеспечивает истинно раскаявшихся,

Во-первых, одеждой праведности Христовой, лучшей одеждой; они облекаются в Господа Иисуса Христа, облекаются в Солнце. Одежда праведности - это ризы спасения, Ис 61:10. Новая природа – это лучшая одежда, истинно покаявшиеся облекаются в нее, будучи полностью освященными.

Во-вторых, перстнем на руку, то есть залогом Духа, запечатлевающим нас на день искупления. В Нем и вы... уверовавши в Него, запечатлены. Освященные облекаются в нарядную одежду, возвеличиваются и наделяются властью, подобно тому как случилось с Иосифом, когда фараон дал ему кольцо: «Дайте перстень на руку его, чтобы он постоянно напоминал ему о благости отца его к нему, чтобы он никогда не забывал о ней».

В-третьих, готовностью благовествовать мир в качестве обуви для ног, Еф 6:15. Сопоставляя эти два места, можно сказать (считает Гротй (Grotius)), что Бог, принимая раскаявшихся грешников в Свое благоволение, использует их для обличения и обращения других грешников через их наставления или, по крайней мере, через пример их жизни. Давид, получив прощение, учит грешников путям Божьим, а Петр, обратившись, укрепляет своих братьев. Или же это означает, что они будут идти радостно и бодро по пути веры, как идет человек, имеющий обувь на своих ногах, который превосходит босого.

[2] Он пришел домой изголодавшимся, и отец его не только накормил, но устроил ему целый пир (ст. 23): «И приведите откормленного теленка, которого откармливали и берегли для особого случая, и заколите, чтобы сын мой насытился самой лучшей пищей, какая есть в доме». Сгодилась бы и холодная пища или остатки от последнего обеда, но нет, ему подадут свежую, горячую пищу; лучшего применения этого откормленного теленка не могло и быть. Заметим, что у нашего небесного Отца приготовлена превосходная пища для всех, кто встает и идет к Нему. Христос Сам есть Хлеб Жизни, Его плоть - истинная пища, Его кровь - истинное питие, Он является трапезой для души, трапезой из тучных яств. Какая большая перемена наступила для блудного сына, который только что перед этим был рад наполнить чрево свое рожками. Как сладостны дары Нового завета и как приятны его утешения для тех, кто тщетно трудился, ища удовлетворения в земных вещах! Итак, блудный сын убедился в справедливости своих собственных слов: в доме отца моего избыточествуют хлебом.

(4) Большая радость и веселье, вызванные возвращением блудного сына. Откормленный теленок предназначался не только для того, чтобы устроить пир для блудного сына, но чтобы сделать праздник для всей семьи: «Станем есть и веселиться, ибо это добрый день; ибо этот сын мой был мертв, когда бродяжничал, но его возвращение подобно жизни из мертвых, он ожил. Мы думали, что он мертв, поскольку ничего не слышали о нем в течение долгого времени, но вот, он жив. Он пропадал, мы почитали его потерянным, мы отчаялись что-то узнать о нем, однако он нашелся». Заметим:

[1] Обращение души от греха к Богу есть воскресение ее из смерти в жизнь, обретение того, что считалось пропавшим: это большая, замечательная и счастливая перемена. Что было мертвым - ожило, что было потеряно для Бога и Его Церкви - найдено и что было негодным - стало годным, Флм. 11. Это такая же перемена, какая происходит с приходом весны на поверхности земли.

[2] Обращение грешников доставляет большую радость Богу небесному, и все, кто принадлежит к Его семье, должны радоваться этому; обитающие на небесах радуются, и живущие на земле тоже должны радоваться. Заметим, что первым начал радоваться именно отец и всех остальных побудил к этому. Мы должны радоваться покаянию грешников, потому что это исполнение Божьего плана, это приведение к Христу тех, кого Ему дал Отец и в ком Он будет вечно прославляем. Мы радуемся о вас пред Богом нашим, взирая на Него (1Фес 3:9), я мы радуемся пред Господом нашим Иисусом Христом, Который является Хозяином дома, 1Фес 2:19. Семья присоединилась к своему хозяину: и начали веселиться. Заметим: Божьи дети и рабы Его должны разделять Его чувства.

4. Мы видим здесь недовольство и зависть старшего брата, который представлен с целью обличения книжников и фарисеев, чтобы показать им безрассудный и злобный характер их недовольства покаянием и обращением мытарей и грешников, а также благоволением, какое Христос оказывал им. При этом, описывая их состояние, Он не сгущает красок, но оставляет за ними привилегии старших братьев. Иудеи сохраняли эти привилегии (хотя и язычники обрели благоволение), ибо проповедь Евангелия должна была начаться в Иерусалиме. Укоряя их за их ошибки, Христос в то же время обращается с ними мягко, чтобы лаской расположить их сердца к бедным мытарям. Но мы под старшим братом можем понимать человека, действительно положительного, который был таковым от юности своей, никогда не уклонялся на путь порочной жизни и поэтому относительно не нуждается в покаянии. Именно к таковым можно без всякого затруднения отнести заключительные слова сын мой! ты всегда со мною, - но не к книжникам и фарисеям. Итак, относительно старшего брата следует заметить:

(1) Какое безумие раздражение проявил он в связи с приемом его брата, какое отвращение он выразил к нему. По-видимому, он находился вне дома, на поле, когда пришел его брат, и возвращался домой как раз в то время, когда началось веселье: когда он приблизился к дому, услышал пение и ликование, либо во время обеда, либо, скорее всего, после обеда, когда все насытились, ст. 25. Он спросил: что это такое? (ст. 26), и ему сказа - ли, что брат его вернулся домой и отец устроил пир в честь него, а великая радость вызвана тем, что он принял его здоровым, ст. 27. В оригинале стоит: он принял его uyiaivovra в здравии, то есть здоровым как телом, так и душой. Он был не только телесно здоров, но покаялся, вернулся к здравомыслию, примирился с отцовским домом и оставил свои пороки и развратные наклонности, а иначе отец не считал бы, что принял его здоровым. Это сообщение крайне возмутило старшего брата: он осердился и не захотел войти (ст. 28), и не только потому, что решил не присоединяться к общему веселью, но потому, что хотел тем самым показать свое недовольство и намекнуть отцу своему, что не принимает своего младшего брата. Это всеобщий недостаток, присущий:

[1] Человеческим семьям. Те что всегда были утешением для своих родителей, воображают о себе, что они одни имеют право на их благоволение, и склонны слишком жестко относиться к преступившим волю родителей и выражать недовольство по поводу их доброты к ним.

[2] Божьей семье. Те, которые сравнительно невинны, редко испытывают сострадание к раскаявшимся грешникам. Язык, которым они разговаривают, мы можем услышать в словах старшего брата (ст. 29-30), и это записано в предостережение тем, кто благодатью Божьей удерживается от совершения скандальных грехов и сохраняется на пути добродетели и целомудрия, чтобы они не грешили подобным образом. Отметим подробности.

Во-первых, он хвастается собою, своими добродетелями и своим послушанием. Он не только не покинул отцовского дома, как сделал его брат, но служил отцу, и служил долго: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего. Отметим, когда люди в чем-то превосходят своих ближних, они склонны хвастаться этим, более того, они хвастаются этим перед самим Богом, как будто Он что-то должен им за это. Я думаю, что старший брат несколько преувеличил хвалясь тем, что никогда не преступал приказания отца, ибо, как мне кажется, он не был бы тогда таким упрямым, каким показал себя в данном случае по отношению к просьбам своего отца. Однако мы можем допустить, что он был относительно послушным, он не был таким непослушным, как его младший брат. О, как должны хорошие люди остерегаться гордости, порока, который возникает из пепла других пороков! Кто долгое время служил Богу и удерживался от грубых грехов, должен быть смиренным и благодарным за это, а не гордиться и не хвастаться этим.

Во-вторых, он жалуется на своего отца, как если бы тот был недостаточно добр к нему, такому послушному сыну: ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими. Он находился в дурном расположении духа, иначе не жаловался бы так; ибо, вне всяких сомнений, если бы он попросил когда-либо нечто подобное для себя, то получил бы просимое по первому же слову; мы вполне можем предположить, что он сам этого никогда не хотел, но то, что для его брата закололи откормленного теленка, вызвало в нем раздражение. Когда люди находятся в состоянии гнева, они склонны рассуждать так, как никогда не рассуждают в уравновешенном состоянии духа. Он питался за столом отца, много раз веселился с отцом в кругу семьи но его отец не дал ему ни разу даже маленького козленка, который был бы лишь незначительным выражением его любви к нему по сравнению с откормленным теленком. Отметим, кто высоко думает о самом себе и о своем служении, тот склонен с ожесточением думать о своем хозяине и недооценивать его милостей. Мы должны считать себя совершенно недостойными тех милостей, которые Бог счел нужным даровать нам, и тем более тех, которые Он не счел нужным уделить нам, и не должны жаловаться. Ему захотелось козленка, чтобы повеселиться с друзьями своими на стороне, в то время как брат его получил откормленного теленка, для того чтобы он мог повеселиться не с друзьями своими на стороне, но дома, вместе со всею семьею: дети Божьи должны веселиться со своим Отцом и Его семьей, в общении с Богом и Его святыми, а не с какими-то другими друзьями.

В-третьих, он был очень дурно настроен против своего младшего брата и был очень суров в своих помыслах и высказываниях о нем. Некоторые добрые люди склонны впадать в эту ошибку, более того, слишком предаваться ей, а именно: смотреть с презрением на тех, которые не сохранили чистоты своей репутации так, как они, и обращаться с ними неприветливо и холодно, несмотря на свидетельство, какое они дают о своем покаянии и исправлении. Это не Дух Христа, но фарисейский дух. Рассмотрим проявления этого духа.

1. Он не захотел войти, если же уйдет его брат. Один дом не мог вместить его и его собственного брата, никакой дом, даже дом его отца. Это был фарисейский язык (Ис 65:5): остановись, не подходи, потому что я свят для тебя; и (Лук 18:11): я не таков, как прочие люди... или как этот мытарь. Отметим, хотя мы должны избегать общества грешников, таких, которые представляют для нас опасность заражения их грехами, однако мы не должны уклоняться от общения с раскаявшимися грешниками, которое может принести нам пользу. Старший брат видел, что отец принял его, но тем не менее не хотел войти к нему. Отметим, мы слишком хорошо думаем о себе, если не можем принять в свое сердце тех кого Господь принял, допустить к общению и дружбе с собой тех, кто получил доступ к общению с Ним, стал Его другом.

2. Он не захотел назвать его братом, но сказал: «Этот сын твой». Это звучало высокомерно и не без оттенка осуждения в адрес отца, как если бы он попустил ему стать блудным сыном: «Он - твой сын, твой любимчик».

Примечание. Забвение родственных отношений с нашими братьями как братьями, непризнание этих отношений лежит в основе всякого пренебрежения нашим долгом перед ними и несогласия с ним. Будем же называть наших родных, как по плоти, так и в Господе, теми именами, которые им соответствуют. Пусть богатые называют бедных братьями, и так же пусть называют раскаявшихся грешников те, которые никогда не отступали.

3. Он преувеличил преступления своего брата, представил их в наихудшем виде, чтобы настроить отца против него: «Этот сын твой, расточивший имение твое с блудницами». Это правда, он действительно расточил свою собственную часть имения довольно безрассудно (с блудницами или нет, об этом ничего не сказано, может быть, это были лишь догадки старшего брата, сказанные из чувства зависти и злобы), но что он расточил все имение отца своего - это было ложью; у отца еще оставалось достаточно большое имение. Это свидетельствует о том, как мы, осуждая своих братьев, склонны представлять все в наихудшем виде, сгущать краски, чего мы бы не хотели по отношению к себе со стороны других и как не поступает с нами Отец наш небесный, Который не придирается к нам слишком строго.

4. Он выразил своему отцу недовольство тем, что тот оказал милосердие младшему брату: ты заколол для него откормленного теленка, как если бы он был порядочным сыном. Отметим, завидовать тому, что Бог добр, что Он дарует благодать покаявшемуся грешнику, - это грех. Как не должны мы завидовать тому, что наихудшие из грешников пользуются обычными дарами провидения Божьего (Да не завидует сердце твое нечестивым.), так не должны завидовать наихудшим из грешников, когда после их покаяния на них изливаются дары любви Христовой; не следует завидовать тому, что они получают прощение, мир и утешение, а также сверхъестественные дары от Бога, делающие их особенно угодными Ему или полезными. Павел до своего обращения был блудным сыном, расточал имение своего Небесного Отца, опустошая церковь, и тем не менее, когда после обращения он удостоился большей меры благодати, чем прочие апостолы (которые были для него старшими братьями, служившими Христу в то время, когда он гнал Его, и никогда не преступавшими Его повелений), они не завидовали ни ему, ни его видениям и откровениям, ни его более плодотворной деятельности, но прославляли Бога за него; это должно быть примером для нас в противоположность примеру старшего брата из данной притчи.

(2) Теперь посмотрим, как благосклонно и дружелюбно отнесся к нему отец, когда он был в таком угрюмом, раздраженном состоянии духа. Это так же удивительно, как и его поведение в отношении блудного сына. Мне кажется, что милость и благодать Бога, явленная во Христе, сияет почти так же ярко в Его нежном и кротком снисхождении к сварливым верующим, представленным здесь в лице старшего брата, как и в принятии блудных сыновей, после их покаяния, представленных в лице младшего брата. Ученики Христовы также имели много немощей и были подвержены тем же страстям, как и прочие, и тем не менее Христос терпел их, как нянька терпит своих детей, 1Фес 2:7.

[1] Когда старший сын не захотел войти, отец его вышел к нему и звал его, обращался с ним мягко и говорил добрые слова, желая, чтобы он вошел в дом. Он мог бы вполне справедливо заявить: «Если он не желает входить, пусть остается во дворе, заприте двери, пусть ищет себе пристанище, где может. Разве это не мой собственный дом? Разве я не волен делать в нем, что хочу? Разве не мне принадлежит откормленный теленок, и разве я не могу распорядиться им по своему усмотрению?» Нет, он так не сказал; как он побежал навстречу своему младшему сыну, так теперь выходит, чтобы пригласить старшего, он не послал для этого слугу, но пошел сам. Все это описано,

Во-первых, с той целью, чтобы показать нам благость Божью, то, как удивительно мягко и обезоруживающе любезно обращается Он с теми, кто так удивительно упрям и раздражающе непокорен. Он вразумлял Каина: что ты сделал? Он терпел поведение израильского народа в пустыне, Деян 13:18. Как мягко Бог убеждал Илию, когда тот был раздражен, и особенно Иону, чей случай схож с описанным в притче, потому что, подобно старшему брату, он был раздражен и огорчен раскаянием Ниневии и милостью, оказанной ей. Вопросы: неужели это огорчило тебя так сильно? Мне ли не пожалеть Ниневию?.. - аналогичны увещеваниям отца, обращенным к старшему сыну.

Во-вторых, это должно научить всех начальствующих быть мягкими и кроткими со своими подчиненными, даже тогда, когда те, будучи неправыми, упорно оправдываются. Это обычно вызывает особенное раздражение, но даже и в таких случаях пусть отцы не раздражают детей своих, не доводят их до еще большего гнева, и господа пусть умеряют строгость свою; и те и другие пусть проявляют всякую кротость.

[2] Отец уверял его в том, что радушный прием, оказанный им его младшему брату, никоим образом не является оскорблением для него и не принесет ему никакого ущерба (ст. 31): «Из-за того что Я принял младшего сына, ты никогда не будешь жить хуже, ты не потерпишь никакого урона. Сын мой! ты всегда со мною; принятие младшего брата вовсе не означает твоего отвержения; то, что я уделил ему, нисколько не уменьшает того, что предназначено для тебя, за тобой по-прежнему остается право ж pars enitia (так гласит наш закон), на двойную часть (так гласит иудейский закон), ты будешь haeres ex asse (так называет это римский закон): все мое - твое, по неотъемлемому праву». Если он и не дал ему козленка повеселиться с друзьями его, то позволял есть хлеб со стола своего постоянно; лучше быть блаженным с Отцом нашим на небесах, чем веселиться с какими бы то ни было друзьями в этом мире. Заметьте,

Во-первых, как невыразимо блаженство всех детей Божьих, которые пребывают в Отцовском доме, что они сейчас и вечно будут с Ним. В этом мире они пребывают с Ним верою, а в вечности будут пребывать реально с Ним. Все, что Он имеет, принадлежит им, ибо если дети, то и наследники, Рим 8:17.

Во-вторых, мы не должны завидовать той благодати, которую получают другие, так как наша доля от этого никогда не уменьшится. Если мы искренне верующие, то все, чем является Бог, и все, что Он имеет, является нашим; и если другие приходят и становятся истинными верующими, то и им также принадлежит все, чем является их Отец и чем Он обладает. Мы же при этом ничего не теряем, подобно тому, как ходящие во свете солнца и греющиеся в его лучах пользуются всеми благами, какие только можно иметь от него, и в то же время другие имеют не меньше их, ибо Христос в Своей Церкви то же самое, что душа в теле - tota in toto, все во всем, и в то же время - tota in qualibet parte, все в каждой частице.

[3] Отец объясняет сыну причину этой необычной радости в доме: А о том надобно было радоваться и веселиться, ст. 32. Он мог бы опереться на свой авторитет: «Такова была моя воля, чтобы семья моя веселилась и радовалась». Stat pro ratione voluntas вот мой довод: я хочу, чтоб было так. Но даже тем, кто имеет власть, не подобает заявлять о ней и апеллировать к ней по всякому поводу, так как это только унижает ее и лишает ее силы. Лучше привести убедительный довод, как поступил в данном случае этот отец: А о том надобно было радоваться, и весьма подобало радоваться о возвращении блудного сына, более, чем о верности послушного сына. Ибо, хотя последний был большим благословением для семьи, первый все же принес более ощутимую радость. Любая семья будет больше радоваться воскрешению умершего ребенка или выздоровлению больного, приговоренного к смерти, чем тому, что остальные их дети живы и здоровы. Отметим, Бог всегда прав, когда говорит, и любая плоть, рано или поздно, замолчит перед Ним. Мы не видим, чтобы старший брат как-то возразил отцу на его слова, из чего можно заключить, что он полностью был удовлетворен его объяснением, уступил его воле и примирился с блудным братом; и отец его напомнил ему, что он был его братом: это брат твой. Отметим, хотя добрый человек не всегда может управлять собой так, чтобы сдерживать свой темперамент, однако с помощью благодати Божьей он может вновь обрести равновесие духа, хотя он и падает, но не падет совсем. Что же касается книжников и фарисеев, для обличения которых, главным образом, и предназначена эта притча, то, насколько нам известно, они сохранили прежнюю неприязнь к грешникам из язычников и к Евангелию Христову, из-за того что оно проповедовалось им.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →