Толкование Мэтью Генри на послание к Галатам 1 глава

После предисловия, или вступления (ст. 1-5), апостол строго укоряет галатийские церкви за их отступление от веры (ст. 6-9), затем доказывает свое апостольство, так как его враги заставили галат усомниться в нем; при этом он исходит из:

I. Тех целей и намерений, какие преследовал в своем благовествовании (ст. 10).

II. Того факта, что он принял Евангелие через непосредственное откровение Иисуса Христа (см. 11, 12). Для доказательства этого он ставит их в известность о том,

1. Какой была его жизнь до обращения (ст. 13, 14).

2. Как он был обращен и призван к апостольскому служению (ст. 15, 16).

3. Как изменилась его жизнь после обращения (ст. 17-24).

Стихи 1-5. Эти стихи являются предисловием, или вступлением к посланию, где отмечается следующее:

I. От кого было это послание: от Павла Апостола и далее, и от всех находящихся с ним братьев.

1. Послание писал Павел, он единственный его автор. И, поскольку среди галат были такие, что стремились ума лить его достоинство и авторитет, он прежде всего дает краткий отчет о своем звании и о том, каким образом был призван к нему, о чем ниже, в этой и в последующей главе, напишет более подробно. Что касается его звания, то он был апостолом. Он не боялся называть себя так, хотя его противники с трудом признавали его апостольство; чтобы показать галатам, что он присвоил себе это звание вполне обоснованно, рассказывает им о том, каким образом был призван к апостольскому служению, и уверяет их в том, что его призвание было божественного происхождения, ибо он был избран апостолом не человеками и не чрез человека; он был призван на это служение не обычным путем, как другие служители, но необыкновенным, по прямому призыву с неба. Ни подготовку к этому служению, ни назначение на него он получил не через человека, но то и другое ему было дано свыше, ибо он был апостолом, избранным Иисусом Христом, получившим указания и полномочия непосредственно от Него, а следовательно, от Бога Отца, с Кем Христос был одно по Своей божественной природе и Кто определил Его, как Посредника, быть Посланником и Первосвященником исповедания нашего, чтобы Он мог других ставить на это служение. Павел добавляет - воскресившим Его из мертвых, чтобы показать нам, что этим самым Бог засвидетельствовал о Христе как о Своем Сыне и обещанном Мессии, а также то, что он был призван непосредственно самим Христом и что это имело место после Его воскресения из мертвых, когда Он вошел в Свою славу, так что Павел имел все основания считать себя не только равным другим апостолам, но, в некотором смысле, выше их, ибо их Христос призвал к служению, будучи на земле, а его - будучи уже на небе. Таким образом, апостол возвеличивает свое служение, принужденный к этому своими противниками. Это говорит о том, что хотя человек не должен гордиться никакой властью, данной ему, однако при определенных обстоятельствах ему необходимо защищать ее. Но 2. В предисловии к посланию Павел упоминает всех братьев, находящихся в то время с ним, и пишет не только от своего, но и от их имени. Несмотря на свое превосходство и свои достижения, Павел с готовностью признает их своими братьями, и хотя он один писал это послание, но включает и их как соавторов. В этом он обнаруживает большую скромность и смирение, отсутствие всякого высокомерия, стараясь расположить церкви к большему уважению к тому, что он писал им, поскольку это должно было означать их согласие с его учением, которое он проповедовал, а теперь собирался подтверждать.

II. Кому адресовано это послание - церквам Галатийским. В то время в этой провинции было несколько церквей, и, вероятно, все они, более или менее, были развращены искусными обольстителями, проникшими в их среду. Павел, который ежедневно заботился о всех церквах, был глубоко взволнован их состоянием и озабочен тем, как возвратить их к вере и утвердить в ней; с этой целью он и пишет им это послание. Он адресует его всем церквам, поскольку каждая была заинтересована в его содержании. Павел называет их церквами, хотя они сделали достаточно для того, чтобы потерять право на это звание, ибо развращенной церкви не позволительно называться церковью. Но, несомненно, среди них были такие, которые продолжали стоять в вере, и Павел надеялся, что и других можно возвратить к ней.

III. Апостольское благословение, ст. 3. Павел и бывшие с ним братья желают галатам благодати и мира от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа. Это было обычное благословение, каким он благословлял церкви во имя Господа. Благодать включает Божие благоволение к нам и Его действия внутри нас; под миром подразумевается внутренний покой или внешнее благоденствие, необходимое для нас; все это приходит от Бога Отца как источника и через Иисуса Христа как Посредника. Здесь мы можем заметить, что на первое место апостол ставит благодать, а затем мир, ибо без благодати нет истинного мира. Упомянув имя Господа нашего Иисуса Христа, Павел не может не сказать о Его любви и поэтому добавляет (ст. 4), Который отдал Себя Самого за грехи наши. Христос отдал Самого Себя как великую жертву за наши грехи, чтобы совершить наше искупление; этого требовала Божия справедливость, и ради нас Он добровольно подчинился этому требованию. Чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, не только спасти нас от Божия гнева и проклятия закона, но также избавить от господствующего в мире растления похотью, освободить от его порочных правил и обычаев, каким мы были порабощены по своей природе. Можно заметить здесь следующее:

1. Настоящий век лукавый век; он стал таковым вследствие грехопадения человека, таким его делают грех и скорби, которыми он изобилует, и множество искушений, которым мы подвергаемся, живя в нем.

Но, 2. Иисус Христос умер, чтобы избавить нас от этого лукавого века, не вывести из него, а спасти от его власти, сохранить от зла и в свое время ввести нас в другой, лучший мир. Апостол говорит, что Христос совершил этот подвиг согласно воле Бога и Отца нашего. Принося Себя в жертву во имя этой цели, Христос действовал по предопределению Отца, а также по Своему доброму согласию. Поэтому у нас есть все основания для надежды, что Его жертва, принесенная за нас, действенна и принята Богом. Более того, мы имеем дерзновение считать Бога своим Отцом, ибо именно таковым представляет Его здесь апостол: Он является Отцом нашего Господа Иисуса, а в Нем и через Него - Отцом всех истинных верующих; об этом говорит нам и Сам благословенный Спаситель, Иоан 2:17.

Апостол заканчивает вводную часть своего послания торжественным восхвалением и прославлением Бога (ст. 5): Ему слава во веки веков. Аминь. И Бог Отец, и наш Господь Иисус Христос - достойные объекты нашего поклонения, вся слава принадлежит Им за Их бесконечное превосходство и за благословения, дарованные нам.

Стихи 6-9. Теперь апостол приступает непосредственно к теме своего послания и начинает его с общего порицания галатийских церквей за их непостоянство в вере, на чем он более подробно останавливается в последующих частях послания. Заметьте:

I. Как сильно Павел был озабочен их отступлением: Удивляюсь... Оно наполнило его одновременно крайним удивлением и большим огорчением. Грех и неразумие галат заключались в том, что они не держались христианского учения так, как оно было преподано им, но позволили увести себя от его чистоты и простоты. Некоторые обстоятельства особенно усугубляли их отступничество:

1. Они удалились от призвавшего их; не только от апостола, через кого они были призваны в евангельское братство, но и от Самого Бога, по Чьему повелению им было проповедано Евангелие и открыт доступ к участию в его привилегиях; таким образом они оказались виновными в том, что оскорбили Божию благость и милосердие, проявленные к ним.

2. Они были призваны благодатию Христовой. Евангелие, проповеданное им, было самым славным откровением Божией благодати и милости в Иисусе Христе; они были призваны разделить величайшие благословения и привилегии, такие, как: оправдание, мир с Богом здесь, на земле, и вечное блаженство на небе. Все это наш Господь Иисус Христос приобрел для нас ценою Своей Крови и дарует каждому, кто искренно принимает Его. Величие полученных ими привилегий делало оставление их и отступление от установленного пути получения этих благословений великим грехом и безумием.

3. Они отступили очень скоро. В течение короткого периода времени они потеряли то утешение, какое имели в благодати Христовой, и перестали ценить ее. Они так легко согласились с проповедующими оправдание делами закона, которые, будучи воспитанными в фарисейских понятиях и представлениях, смешивали их с учением Христа и таким образом извращали его. В этом проявилась слабость веры галат, и это, кроме того, усугубляло их вину. 4. Они перешли к иному благовествованию, которое впрочем не иное. Так апостол определяет учение иудействующих учителей. Он называет его иным благовествованием, потому что оно предлагало путь оправдания и спасения, отличный от евангельского, а именно, через дела закона, а не единственно через веру во Христа. Однако он добавляет при этом: «Которое впрочем не иное - вы убедитесь, что их благовествование вовсе не благовествование, что оно не иное, а извращенное, подрывающее основы благовествования Христова ». Этим апостол хочет сказать, что тот, кто собирается проложить на небо путь, отличный от пути, открытого Христовым Евангелием, виновен в великом извращении Евангелия и в итоге убедится, как он страшно заблуждался. Таким образом, Павел стремится указать галатам на их вину за оставление ими евангельского пути оправдания, но в то же время он смягчает свой упрек, предполагая, что они не добровольно оставили евангельский путь, но были уведены хитростью и стараниями смущающих их; это обстоятельство хотя и не извиняло их, но несколько смягчало их вину. Этим Павел учит нас, чтобы, обличая других, мы были не только верными, но и кроткими, стараясь исправлять их в духе кротости.

II. Как уверен был Павел в том, что Евангелие, проповеданное им, было единственно истинным Евангелием. Он настолько был убежден в этом, что провозглашает анафему на тех, кто решался проповедовать иное благовествование (ст. 8), и дважды повторяет ее, чтобы показать, что это делается им не по чрезмерной ревности или опрометчивости, ст. 9. Но это не может оправдать нас в тех случаях, когда мы провозглашаем анафему на тех, кто отличается от нас в каких-нибудь несущественных вопросах. Павел провозглашает анафему только на тех, кто изобретает новое благовествование, кто извращает основы завета благодати, заменяя Христову праведность делами закона и добавляя к христианскому учению примесь иудейского. Павел делает предположение: «Предположим, мы, или, более того, ангел с неба будет проповедовать вам какое-то другое благовествование». Он говорит так не потому, что это возможно, чтобы ангел стал вестником лжи, но для усиления сказанных им слов. «Если кто-нибудь будет проповедовать вам какое-то иное благовествование, от нашего имени, или как бы полученное от ангела, то вы должны сделать вывод, что вас обманывают; кто бы ни проповедовал иное благовествование, он навлекает проклятие на самого себя и может навлечь его также и на вас.»

Стихи 10-24. Здесь Павел более подробно останавливается на том, чего он вкратце коснулся в предисловии к посланию. Там он заявил, что является апостолом Иисуса Христа, а теперь защищает свои права на звание и полномочия апостола. Среди галат были некоторые, подвергавшие сомнению его апостольство так как проповедующие обрядовый закон делали все, чтобы умалить авторитет Павла, проповедующего чистое Христово Евангелие язычникам. Поэтому он поставил перед собой задачу доказать божественное происхождение своей миссии и своего учения, чтобы таким образом очистить себя от поношений врагов и вернуть галатийских христиан к правильному пониманию Евангелия, которое он проповедовал им. Апостол вполне успешно справляется со своей задачей,

I. Заявляя, что цель его служения заключалась в искании благоволения не у людей, а у Бога. Эти слова могут означать либо то, что в своей проповеди Евангелия апостол подчинялся не людям, а Богу, призвавшему его к этому служению. Либо, что, проповедуя Евангелие, он стремился привести людей к послушанию Богу, а не людям. Согласно своему исповеданию, что действует по поручению Бога, возвращая грешников к покорности Ему, Павел, главным образом, стремился содействовать прославлению Бога. Так как именно это было его главной целью, то, соответственно, он и не старался угождать людям. В своем учении он не потворствовал человеческим вкусам и настроениям, чтобы завоевать их любовь или избежать их недовольства, но более всего старался получить одобрение Божие. Иудействующие учители, развратившие галатийские церкви, обнаруживали совершенно иные тенденции: они смешивали дела с верой, а закон - с Евангелием только для того, чтобы угодить иудеям; они готовы были льстить им и поддерживать с ними хорошие отношения, лишь бы избежать преследований. Но Павел был человеком совсем иного духа; он не беспокоился о том, чтобы угодить людям или смягчить их гнев против себя, он не собирался изменять учение Христа для того, чтобы приобрести их благоволение или избежать их гнев. Он объясняет причину такого поведения: Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Павел знал, что это в высшей степени несовместимо, никто не может служить двум господам, и поэтому, хотя он и не раздражал никого без необходимости, тем не менее не позволял себе угождать людям в ущерб своей верности Христу. Таким образом, подчеркивая искренность своих целей и намерений в служении, Павел доказывает, что он был истинным апостолом Христа. Из его характера и поведения мы можем отметить для себя:

1. Главная цель, к какой должны стремиться служители Евангелия, - это приводить людей к Богу.

2. Верный служитель не старается угождать людям, но стремится показать себя верным перед Богом. 3. Если он хочет оказаться верным слугой Христа, то не должен стараться угождать человеку. Как бы считая недостаточным приведенный им аргумент, Павел продолжает доказывать свое апостольство,

II. Возвещая им о том, как он принял Евангелие, которое проповедовал среди них. Он уверяет их, что получил его не от человека, не от других людей, а через откровение с неба. Особенностью личности апостола было то, что Сам Христос призвал его к служению и научил его. В отличие от других служителей, он получил познание Евангелия, а также власть проповедовать его непосредственно от Господа Иисуса: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое; ибо и я принял его и научился не от человека, но чрез откровение Иисуса Христа. Апостол был очень заинтересован в том, чтобы доказать свое апостольство, и с этой целью,

1. Говорит о том, как он был воспитан и каким был его прежний образ жизни, ст. 13, 14. В частности, он сообщает им, что был воспитан в иудейской религии и преуспевал в ней более многих сверстников в его роде, что был неумеренным ревнителем отеческих преданий, то есть учений и обычаев, изобретенных их отцами и передававшихся из поколения в поколение; более того, он до такой степени ревновал о них, что жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее. Он не только отвергал христианскую религию, несмотря на очевидные доказательства ее божественного происхождения, но был ее гонителем и со всей жестокостью уничтожал христиан. Павел часто вспоминает об этом для того, чтобы возвеличить щедрую благодать, произведшую в нем такую чудесную перемену, так что великий грешник стал грешником раскаявшимся, а гонитель превратился в апостола. Это весьма кстати упомянуть здесь, так как из этого видно, что Павел пришел в христианство не путем воспитания, как многие другие, ибо он был воспитан во вражде к нему. Из этого галаты могли сделать вполне разумный вывод о том, что произвести в нем такую огромную перемену, победить предрассудки его воспитания и привести его не только к открытому признанию учения, которому он прежде неистово противился, но и к проповедованию его, могло что-то совершенно необыкновенное, сверхъестественное.

2. Рассказывает, каким чудесным образом он был приведен с пути заблуждения к познанию Христа и вере в Него и поставлен на апостольское служение, ст. 15, 16. Это было сделано не обычным путем, не обычными средствами, но сверхъестественным образом, ибо:

(1) Бог избрал его от утробы матери; перемена, произведенная в нем, были исполнением божественного замысла, согласно которому ему было предопределено стать христианином и апостолом, прежде чем он родился, или прежде чем успел свершить что-то доброе или худое.

(2) Он был призван благодатью Божией. Все обращенные призываются Божией благодатью, их обращение -это результат Его благоволения к ним и осуществляется действием Его силы и благодати в них. Но в случае с Павлом было нечто особенное, как во внезапности и значительности произведенной в нем перемены, так и в том, как она осуществилась без посредства какого-либо человека, но непосредственно через явление Самого Христа, через Его прямое воздействие на него; это был особый, неординарный случай проявления божественной благодати и силы.

(3) В нем открылся Христос. Он открылся не только ему, но и в нем. Мало пользы будет от того, что нам откроется Христос, если Он не откроется и в нас. Но с Павлом было не так. Бог благоволил открыть в нем Сына Своего, привести его к познанию Христа и Его Евангелия путем особого, непосредственного откровения.

(4) Это было сделано с той целью, чтобы он благовествовал Христа язычникам, чтобы не только сам принял Его, но и другим проповедовал. Итак, и христианином, и апостолом Павел стал через откровение.

3. Павел рассказывает им о том, как он повел себя после своего обращения (ст. 16 и до конца). Будучи призван таким образом к труду и служению, он не стал советоваться с плотью и кровью. Эти слова можно понимать и в более широком смысле, и именно так мы должны применять их к себе: услышав призыв Христа, мы не должны советоваться с плотью и кровью. Но здесь имеется в виду, что Павел не советовался с людьми, что он ни к кому не обращался за советом или указанием; он не пошел в Иерусалим к предшествовавшим ему Апостолам, как нуждающийся в их одобрении или в получении дальнейших указаний или полномочий от них. Вместо этого он предпринял совершенно другой курс и пошел в Аравию, либо ради уединения и получения новых божественных откровений, либо для того чтобы проповедовать Евангелие язычникам, поскольку был поставлен апостолом язычников. Оттуда он опять возвратился в Дамаск, где начал свое служение и где с большими трудностями избежал ярости своих недругов, Деян. 9. И только спустя три года после своего обращения Павел ходил в Иерусалим видеться с Петром и был там очень короткое время не более пятнадцати дней. Находясь там, он не бывал много в общении, ибо другого из Апостолов не видел никого, кроме Иакова, брата Господня. Так что предположение, будто своим познанием Евангелия или своей властью проповедовать его Павел был обязан кому-то другому, совершенно исключается. Было ясно, что и его призыв к апостольскому служению, и его полномочия на этот труд были неординарными, божественными. Поскольку это свидетельство имело большое значение для утверждения его прав на апостольское служение, для устранения несправедливых упреков противников и для избавления галат от предубеждений против него, Павел подкрепляет его торжественным заверением (ст. 20), заявляя, как бы в присутствии Самого Бога, что все сказанное им - истина. Это учит нас тому, что хотя и неизвинительно по любому поводу призывать в свидетели Бога, однако иногда в важных вопросах это не только дозволительно, но и необходимо. Далее апостол говорит, что после сего он отошел в страны Сирии и Киликии, то есть после краткого посещения Петра он снова вернулся к своему труду. В то время он не имел общения с церквами Иудеи, им не довелось лично познакомиться с ним, а только слышали они, что гнавший их некогда ныне благовествует веру, которую прежде истреблял, - и прославляли за него Бога. Само сообщение о необыкновенной перемене, происшедшей в нем, наполняло их сердца радостью и побуждало к прославлению Бога.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →