Комментарии МакДональда на Бытие 31 глава

5. Иаков возвращается в Ханаан (Гл. 31)

31:1-18 Иаков увидел, что Лаван с сыновьями завидуют ему и начинают его ненавидеть. И тогда Господь сказал ему, что пора возвращаться в Ханаан. Вначале Иаков призвал Рахиль и Лию, чтобы обсудить это с ними, и рассказал им о том, как Лаван обманывал его и десять раз менял его награду, как Бог вмешался, и, несмотря на все козни Лавана, скот все равно размножался так, как это было выгодно Иакову. Иаков сказал им также, что Бог, повелев ему вернуться в Ханаан, напомнив о клятве, произнесенной двадцать лет назад (28:20-22). Жены Иакова согласились уйти вместе с ним, признавая, что отец их поступил бесчестно.

Гриффит Томас считает, что в этом отрывке можно увидеть несколько интересных принципов распознания Божьей воли. Во-первых, у Иакова возникло желание уйти (30:25). Во-вторых, обстоятельства сложились таким образом, что нужны были перемены. В третьих, Иаков получил откровение от Бога. И в четвертых, жены тоже поддержали Иакова, несмотря на то, что Лаван был их отцом. Отметим также, что Ангел Господень (ст. 11) – это Бог, явившийся Иакову в Вефиле (ст.13).

31:19-21 До того, как Иаков с женами тайно бежал от Лавана, Рахиль украла из отцовского дома идолов и спрятала их в верблюжьем седле. Идолы обычно хранились у главы семейства. Если идолы были у замужней дочери, то это означало, что ее муж обладает правом на собственность тестя. Так как у Лавана были свои сыновья, когда Иаков бежал в Ханаан, то право на обладание этими терафимами принадлежало только им. Поэтому кража Рахили, целью которой было закрепить за Иаковом право на имение Лавана, была серьезным проступком.

31:22-30 Узнав о том, что Иаков ушел, Лаван и его люди пустились в семидневную погоню. Но Бог, явившись Лавану во сне, повелел ему не делать никакого зла ни Иакову, ни его каравану. Когда же Лаван, наконец, догнал их, он пожаловался только на то, что его лишили привилегии устроить им царские проводы и что у него украли идолов.

31:31-35 В ответ на первую жалобу Иаков отвечает, что он ушел тайно, опасаясь, что Лаван силой отберет у него своих дочерей – Лию и Рахиль. В ответ на вторую жалобу он отрицает свое участие в краже богов и поспешно выносит вору смертный приговор. Лаван тщательно обыскал весь караван, но ничего не нашел. Рахиль сидела на этих идолах и сказала отцу, что не может встать и поприветствовать его с подобающими почестями, так как у нее были месячные.

31:36-42 Теперь уже рассердился Иаков. Он ответил Лавану, что подозрения в краже оказались необоснованными, и что Лаван обходился с ним несправедливо все эти двадцать лет, несмотря на то, что Иаков служил ему верой и правдой. Этот отрывок говорит нам о трудолюбии Иакова и о том, что Господь благословил его во всех его делах. Насколько верны мы своим работодателям? Благословляет ли Бог наш труд?

31:43-50 Уходя от ответа, Лаван придумывает отговорки и заявляет, что не причинил бы зла собственным дочерям, внукам или скоту. Затем Лаван предлагает заключить союз. Этот союз не являлся великодушным, дружеским соглашением, когда друзья просят Господа хранить их, пока они в разлуке. Скорее это была сделка двух жуликов, не доверявших друг другу. Они, по сути, просили Бога, чтобы Он за ними присматривал, не давая им обманывать друг друга. Их завет был скорее договором о ненападении, хотя Иаков при его заключении обещал также, что не будет суров с дочерьми Лавана и не будет брать себе других жен. Сооруженный при заключении союза каменный холм Лаван назвал по-арамейски Иегар-Сагадуфа. Иаков назвал его по-древнееврейски Галаад. На обоих языках это означает "холм свидетельства". Иаков и Лаван обязались не переходить установленную этим холмом границу и не нападать друг на друга.

31:51-55 Лаван поклялся Богом Авраама, Богом Нахора и Богом их отца Фарры. В Новом Издании Библии Короля Иакова (НКИ), в переводе Моф-фата и в Новой Международной Версии (НМВ) слово "Дог" в этом случае начинается с заглавной буквы. Это говорит о том, что, по мнению переводчиков, Лаван клялся единственным истинным Богом, которого познал Авраам. Но так как в древнееврейском языке не было различия между заглавными буквами и строчными, невозможно определить, говорил ли Лаван об истинном Боге или о языческих божествах, которым эти люди поклонялись в Уре Халдейском. "Иаков поклялся страхом отца своего Исаака", то есть Богом, Которого боялся Исаак. Исаак никогда не поклонялся идолам. Иаков сперва принес жертву, затем устроил пир для всех собравшихся, и всю ночь провел на горе.

Ранним утром Лаван поцеловал на прощание внуков и дочерей и отправился домой.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →