Комментарии МакДональда на третью книгу Царств 22 глава

← предыдущая   •   все главы   •   следующая →

13. Последняя битва Ахава (22:1-40)

22:1-6 После трех лет мирных отношений между Сирией и Израилем Ахав решил отнять у сирийцев Рамоф Гала-адский, расположенный к востоку от Иордана. Венадад обещал вернуть Израилю города, когда Ахав отпустил его (20:34), но, очевидно, не сделал этого. В то время Ахава навестил Иосафат, царь Иудеи, и предложил стать его военным союзником. Но сначала Иосафат предложил спросить, что скажет Господь, через пророков. Четыреста пророков при дворе Ахава поддержали этот план и обещали царю победу. Это вполне могли быть те 400 пророков, которые не захотели идти на гору Кармил на соревнование с Илией (18:19, 22).

22:7-12 Иосафат, должно быть, почувствовал себя не очень комфортно, потому что спросил, нельзя ли посоветоваться с каким-нибудь пророком Господним. Позвали пророка Михея, бесстрашного человека, которого Ахав ненавидел за бескомпромиссные слова. Когда позвали Михея, 400 пророков единодушно убеждали царей Израиля и Иудеи выступить против Сирии. Один из них, Седекия, сделал железные рога, которые символизировали силу Ахава и Иосафата и их способность противостоять сириянам.

22:13-17 Михея предупредили, чтобы он не противоречил остальным пророкам, но это было бесполезное предупреждение. Когда Ахав спросил его, следует ли выступить на Рамоф Галаадский, Михей сначала сказал то же, что и остальные пророки: "Иди, будет успех, Господь предаст его в руку царя". Но это, вероятно, была насмешка. В его голосе, должно быть, слышались ирония и сарказм.

Ахав понял это и повелел Михею говорить истину (Лев. 5:1). Тогда пророк рассказал о видении, в котором Израиль оказался рассеянным, как овцы без пастыря: Ахав будет убит и его армия рассеется.

22:18-23 Царь Ахав представил эти слова Иосафату как доказательство того, что Михей говорит ему всегда только дурное. Тогда храбрый пророк снова заговорил. Он рассказал о видении, в котором лживый дух, появившийся перед Господом, согласился обмануть Ахава и побудить его выступить против Рамофа Галаадского, чтобы царь был убит. Лживый дух должен был вложить этот совет в уста всех пророков царя. Это пример того, как Бог, хоть Он и не творит зла, может использовать его силы для осуществления Своего конечного замысла. Он послал лживого духа только в том смысле, что допустил его появление.

22:24, 25 Седекия уловил суть того, что говорил Михей. Поняв, что его и других пророков обвиняют во лжи, он ударил Михея по щеке и спросил: "Как, неужели от меня отошел Дух Господень, чтобы говорить в тебе?" Иначе говоря, Седекия сказал:

"Я говорил от имени Духа Божьего, когда посоветовал Ахаву выступить против Рамофа Галаадского. Теперь ты утверждаешь, что говоришь от имени Духа, но советуешь прямо противоположное. Как может быть, что Дух отошел от меня к тебе?" Михей спокойно ответил, что Седекия узнает истину, когда в страхе будет пытаться спрятаться – вероятно, после смерти Ахава, когда его изобличат как лжепророка.

22:26-30 Разгневанный царь Израильский приказал посадить Михея в темницу и кормить его хлебом и водою, пока Ахав не вернется в мире из Рамо-фа Галаадского. Михей на прощание сказал: "Если возвратишься в мире, то не Господь говорил чрез меня". Ахав решил переодеться перед сражением, надеясь таким образом избежать несчастья, предсказанного Михеем. Иоса-фат, с другой стороны, оделся в царские одежды, подвергаясь той самой опасности, которой Ахав стремился избежать.

Ахав пытался обмануть так Господа и сирийского царя, но "Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет" (Гал. 6:7). Ахав был убит, а Иосафат остался жив.

22:31-36 Сирийцам было приказано убить царя Израильского; такой была их основная военная задача. Сначала они приняли Иосафата за Ахава. Царь Иудеи закричал, и, вероятно, его узнали благодаря этому. Потом случайная стрела ранила Ахава сквозь швы лат, и он не смог больше принимать активное участие в сражении. Он стоял в колеснице, чтобы войско не утратило смелости. Но вечером он умер, об этом узнали, и воины разбежались по домам.

22:37-40 Тело Ахава было отвезено в Самарию и захоронено. Его залитую кровью колесницу обмывали на пруде Самарийском, когда там купались блудницы. Это было частичным исполнением пророчества Илии (21:19); все происходило в Самарии, а не в Изрееле. Так как Ахав проявил смирение (21:29), Бог пожалел его и отложил окончательное исполнение пророчества до сына царя

Иорама (4 Цар. 9:25, 26).

Смерть Ахава предсказывали трижды. В первый раз это сделал пророк, имени которого мы не знаем, когда Ахав пощадил Венадада (20:42); во второй – Илия, когда Ахав забрал виноградник у Навуфея (21:19); и в третий раз – Михей, накануне сражения (ст. 17-23).

О. Царь Иосафат Иудейский (22:41-50)

Иосафат, сын Асы, был царем Иудеи двадцать пять лет (873/872-848 гг. до Р. Х.).

Первые три или четыре года Иоса-фат был соправителем своего отца Асы. Мы уже читали об Иосафате в стихах 2-4. Тогда он заключил позорный союз с нечестивым царем Израиля и чуть не погиб вследствие этого. Но в целом его правление было праведным. Правление< Иосафата отличалось следующими особенностями:

1. Он следовал примеру своего отца, борясь с идолопоклонством, хоть и не искоренил его полностью (ст. 43).

2. Он правил совместно со своим отцом Асой.

3. Он заключил мир с Ахавом, царем Израильским (ст. 44).

4. Он выгнал с земли блудников, занимавшихся храмовой проституцией (ст. 46).

5. Его царство включало в себя землю Идумеи (2 Цар. 8:14), где его представлял наместник (ст. 47). Его сын Иорам потом потерял Идумею вследствие революции (4 Цар. 8:20).

6. Он был союзником Охозии, сына Ахава, и они вместе строили флот в Ецион-Гавере (2 Пар. 20:35, 36). Они собирались послать корабли в Офир за золотом. Но корабли разбились еще до выхода из порта (ст. 48), вероятно, вследствие бури. Пророк Елиезер сказал Иосафату, что это произошло потому, что Господь не одобряет его нечестивого союза с Охозией (2 Пар. 20:37). Когда Охозия предложил заново построить флот, Иосафат отказался (ст. 49).

П. Царь Охозия Израильский (22:51-53)

Охозия, сын Ахава, правил Израилем два года (853-852 гг. до Р. Х.; см. 4 Цар. 1:1-18).

Правление Охозии отличалось идолопоклонством и нечестием. Его мать, Иезавель, без сомнения, ввела его в грех, как прежде его отца. Он поклонялся Ваалу и прогневал Господа Бога Израилева. Сын был похож на отца. Третья Книга Царств не имеет формального завершения, потому что изначально образовывала единую книгу с Четвертой книгой Царств, и разделение на два тома было проведено только для удобства. Повествование продолжается в Четвертой книге Царств.

=====

Примечания

(10:16-22) Слово, которое переведено как "павлин" в КИ, сегодня обычно переводится как "мартышка" (НКИ) или "бабуин" (НМВ). У древних царей павлины действительно ценились, поэтому Иероним в латинской Вульгате переводит это слово именно так (вероятно, наугад).

(10:26-29) В КИ слово "Кува" переведено как "льняная пряжа", потому что в XVII веке не знали, что это имя собственное.

(14:14-16) В оригинале здесь используется еврейское слово asherim, которое означает вырезанных из дерева идолов – символов плодородия.

(19:15-18) Должно быть, Илия перепоручил своему преемнику Елисею помазать Азаила и Ииуя, так как эти помазания произошли уже после вознесения Илии (4 Цар. 8:7 и далее; 9:1 и далее). Елисей единственный из трех был помазан лично Илией.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →