Комментарии МакДональда на евангелие от Матфея 11 глава

VII. РАСТУЩАЯ ОППОЗИЦИЯ И ОТВЕРЖЕНИЕ (Гл. 11 – 12)

А. Иоанн Креститель заключен в темницу (11,1-19)

11,1 Послав учеников на особое временное служение в дом Израилев, Иисус перешел оттуда учить и проповедовать в городах Галилеи, где до этого жили ученики.

11,2 К этому времени Ирод заключил Иоанна в темницу. Одинокий и обескураженный, Иоанн стал сомневаться. Если Иисус – настоящий Мессия, то почему Он допустил, чтобы Его предтеча томился в темнице? Как и многие великие Божьи люди, Иоанн страдал от временного упадка веры. Поэтому он послал двух учеников своих спросить Иисуса, действительно ли Он Тот, Который обещан пророками, или им нужно ожидать другого Помазанника.

11,4-5 Иисус ответил им, напомнив Иоанну, что Он совершает чудеса, предсказанные о Мессии: слепые прозревают (Ис. 35,5), хромые ходят (Ис. 35,6), прокаженные очищаются (Ис. 53,4, сравни с Мф. 8,16-17), глухие слышат (Ис. 35,5), мертвые воскресают (не предсказанное о Мессии чудо было еще большим, чем предсказанные).

Иисус также напомнил Иоанну, что Евангелие благовествуется нищими для исполнения мессианского пророчества, записанного в Ис. 61,1. Обычно религиозные лидеры чаще концентрировали внимание на богатых и знатных. Мессия принес Благую Весть нищим.

11,6 Потом Спаситель добавил: "И блажен, кто не соблазнится о Мне".

Если бы эти слова исходили от кого-то другого, то это было бы хвастовство самого большого эгоиста. В устах Иисуса они были правдивым выражением Его личного совершенства. Вместо того чтобы явиться красивым генералом, Мессия пришел как кроткий плотник.

Его благородство, смирение и скромность не соответствовали распространенному представлению о воинствующем Мессии. Люди, руководимые плотскими желаниями, сомневались в Его претензиях на Царство. Но Божье благословение почиет на тех, кто духовным зрением увидел в Иисусе из Назарета обещанного Мессию.

Стих 6 не следует толковать как упрек Иоанну Крестителю. Вера каждого человека время от времени нуждается в утверждении и поддержке.

Одно дело иметь временный упадок веры, и совершенно другое – навсегда преткнуться в отношении истинного познания Господа Иисуса. Одна глава не является всей историей жизни человека. Если взять жизнь Иоанна в целом, то мы найдем в ней записи о верности и мужестве.

11,7-8 Как только ученики Иоанна ушли со словами утешения от Иисуса, Господь обратился к народу со словами высокой похвалы Иоанну Крестителю. Эта же толпа собиралась к Иоанну в пустыню, когда он проповедовал. Зачем? Увидеть слабую трость – человека, колеблемую каждым дуновением ветра человеческого мнения?

Конечно, нет! Иоанн был бесстрашным проповедником, воплощенной совестью, который предпочел бы лучше страдать, чем молчать, и лучше умереть, чем солгать. Ходили ли они смотреть на хорошо одетого царского придворного, наслаждающегося комфортом? Конечно же, нет! Иоанн был простым Божьим человеком, суровая жизнь которого служила упреком безмерной суетности людей.

11,9 Ходили ли они смотреть пророка? Конечно, Иоанн был пророк, самый большой из всех пророков. Господь здесь не имел в виду, что он превосходил других по своим личным качествам, красноречию или способностям убеждать; он был больше потому, что являлся предтечей Мессии-Царя.

11,10 Это становится ясным из стиха 10. Иоанн был исполнением пророчества Малахии (3,1) – вестник, который должен был предшествовать Господу и приготовить народ к Его приходу. Другие предсказывали приход Христа, но Иоанн был тем избранником, который должен был объявить, что Он уже действительно пришел.

Хорошо сказано: "Иоанн приготовил путь для Христа, а потом ушел с этого пути ради Христа".

11,11 Выражение "меньший в Царстве Небесном больше его" доказывает, что Иисус говорил о преимуществе Иоанна, а не о его характере. Человек, меньший в Царстве Небесном, не обязательно имеет характер лучший, чем у Иоанна, но у него большее преимущество. Быть гражданином Царства – большая привилегия, чем объявить о его наступлении. Преимущество Иоанна было большим в том смысле, что он подготовил путь для Господа, но он не воспользовался благословениями Царства.

11,12 От начала служения Иоанна до его заключения в темницу Царство Небесное испытывало натиск. Фарисеи и книжники изо всех сил противостояли ему. Царь Ирод внес свою лепту в это противостояние, захватив его вестника.

"...Силою берется". Это словосочетание может иметь два толкования.

Первое: враги Царства изо всех сил стараются захватить Царство, чтобы уничтожить его. То что они отвергли Иоанна, стало предсказанием отвержения в будущем как Самого Царя, так и Его Царства. Но оно может иметь и такое значение: готовые к приходу Царя энергично отозвались на весть об этом и напрягли каждый мускул, чтобы войти в Его Царство. Таков смысл Луки 16,16: "Закон и пророки до Иоанна; с этого времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него".

Здесь Царство Небесное рисуется как осажденный город, вне которого все классы людей наносят по нему удары, стараясь попасть в него. Для этого необходима определенная духовная сила. Какое бы мнение ни было принято, смысл здесь таков: проповедь Иоанна вызвала сильное противодействие с широко распространенными и далеко идущими последствиями.

11,13 "Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна". Приход Мессии предсказывался на всем протяжении истории от Бытия до Малахии. Когда на арену истории выступил Иоанн, его уникальной ролью было не просто пророчество, а объявление об исполнении всех пророчеств, касающихся первого пришествия Христа.

11,14 Малахия предсказал, что до появления Мессии придет Илия как предтеча (Мал. 4,5-6). Если бы люди захотели принять Иисуса как Мессию, Иоанн выполнил бы роль Илии. Иоанн не был перевоплощенным Илией; в Ин. 1,21 он отрицает, что он – Илия. Но он пришел перед Христом в духе и силе Илии (Лк. 1,17).

11,15 Не все приняли Иоанна Крестителя или поняли глубокий смысл его служения. Поэтому Господь добавил: "Кто имеет уши слышать, да слышит!" Иными словами, кто обращает внимание. Не теряйте смысла того, что вы слышите. Если Иоанн исполнил пророчество об Илии, тогда Иисус – обещанный Мессия! Таким образом, подтверждая полномочия Иоанна Крестителя, Иисус подтвердил Свои претензии быть Христом Божьим. Принять одного – значит принять и другого.

11,16-17 Но род, к которому обращался Иисус, не был заинтересован принять ни того, ни другого. Внимание евреев, которые имели привилегию видеть пришествие своего Мессии-Царя, не привлек ни Он, ни Его предтеча. Они были головоломкой. Иисус сравнивал их со сварливыми детьми, сидящими на базарах, которые были недовольны всем, что бы им ни предлагали. (В русской Библии "на улицах" вместо "на базарах".) Если их товарищи хотели играть на свирели, чтобы они могли потанцевать, они отказывались. Если их товарищи хотели разыграть похороны, они отказывались плакать.

11,18-19 Иоанн пришел как аскет, и евреи обвинили его в одержимости. Сын Человеческий, наоборот, пил и ел, как обычные люди. Если аскетизм Иоанна ставил евреев в неловкое положение, то им следовало бы быть довольными тем, что у Иисуса более обычная, простая пища. Но нет! Они назвали Его любителем поесть и выпить вина, другом мытарям и грешникам. Конечно же, Иисус никогда не ел и не пил сверх меры; их осуждение было полностью выдумано. Действительно, Он был другом мытарям и грешникам, но не в том смысле, как они думали. Он стал другом грешникам, чтобы спасти их от грехов, но никогда не участвовал в грехе и не одобрял их грехов.

"И оправдана премудрость чадами ее". Конечно же, Господь Иисус – это мудрость в человеческом облике (1 Кор. 1,30). Хотя неверующие могли клеветать на Него, Он оправдывался Своими делами и жизнью Своих последователей. Хотя основная масса евреев могла отказаться признать Его Мессией-Царем, Его претензии в полной мере подтверждались Его чудесами и духовной переменой Его верных учеников.

Б. Горе непокаявшимся городам Галилеи (11,20-24)

11,20 Большие привилегии несут с собой и большую ответственность. Никакие города не были в более привилегированном положении, чем Хоразин, Вифсаида и Капернаум. Воплощенный Сын Божий ходил по их пыльным улочкам, учил их избранный народ и совершил большую часть Своих чудес в их стенах. Видя все эти неоспоримые доказательства, они в жестокосердии своем отказались покаяться.

Поэтому неудивительно, что Господь должен был вынести им самый строгий приговор.

11,21 Он начал с Хоразина и Вифсаиды. Эти города слышали милостивые обращения их Спасителя-Бога и все же сознательно отвернулись от Него. Иисус мысленно возвращается к городам Тиру и Сидону, разрушенным по Божьему приговору за безнравственность и идолопоклонство. Если бы они имели такую привилегию видеть чудеса Иисуса, то они, должно быть, смирились бы в самом глубоком раскаянии. Поэтому в день суда Тиру и Сидону будет отраднее, чем Хоразину и Вифсаиде.

11,22 Слова "отраднее будет в день суда" указывают на то, что в аду будут разные степени наказания, так же как на небе будут разные награды (1 Кор. 3,12-15). Единственный грех, за который человек будет подвержен наказанию в аду,- отказ подчиниться Иисусу Христу (Ин. 3,36). Но тяжесть страданий в аду зависит от отвергнутых привилегий и от грехов, соделанных людьми.

11,23-24 Не многим городам было явлено столько преимуществ, как Капернауму. Он стал родным городом для Иисуса, после того как Его отвергли в Назарете (9,1, ср. с Мк. 2,1-12), и некоторые из Его самых замечательных чудес – неопровержимые доказательства Его Мессианства – были сотворены там. Если бы грешный Содом, столица гомосексуализма, имел такую привилегию, он бы покаялся и не был уничтожен. Капернаум имел большие преимущества. Его жители должны были покаяться и с радостью признать Господа. Но Капернаум упустил благоприятный день. Грех Содома был очень велик. Но нет большего греха, чем отвержение Капернаумом святого Сына Божьего. Поэтому Содом будет не так жестоко наказан в день суда, как Капернаум. Вознесенный до неба своей привилегией, Капернаум будет низвержен до ада в день суда. Если это наказание справедливо по отношению к Капернауму, то насколько справедливее будет оно к тем местам, где имеется изобилие Библий, где Благая Весть передается по радио и где мало тех, если таковые есть вообще, кому нет оправдания.

Во дни нашего Господа в Галилее было четыре известных города: Хоразин, Вифсаида, Капернаум и Тивериада. Он вынес приговор только первым трем, а не Тивериаде. И каков же результат? Хоразин и Вифсаида были так разрушены, что точное местонахождение этих городов неизвестно. Расположение Капернаума не определено.

Тивериада стоит и сейчас. Это удивительное пророчество – еще одно доказательство того, что Спаситель всеведущ, а Библия богодухновенна.

В. Реакция Спасителя на отвержение (11,25-30)

11,25-26 У трех галилейских городов не было ни глаз, чтобы видеть, ни сердца, чтобы принять Христа Божьего. Он знал, что их отношение к Нему – начало полного отвержения. Как же Он реагировал на их нежелание раскаяться? Без злобы, цинизма или мести. Скорее всего, Он возвысил Свой голос с благодарностью Богу за то, что ничто не смогло разрушить Его высоких целей. "Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам".

Мы должны избегать двух возможных недопониманий. Во-первых, Иисус не высказывал Своего удовольствия по поводу неизбежного наказания этих галилейских городов. Во-вторых, Он не хотел сказать, что Бог Своей рукой удержал этот свет от мудрых и разумных.

Эти города имели неограниченную возможность приветствовать Господа Иисуса. Они абсолютно обдуманно решили не подчиниться Ему. Когда они отвергли свет, Бог утаил его от них. Но Божьи планы никогда не проваливаются. Если умные не поверят, то Бог откроет то смиренным сердцам. Он голодных исполняет благ, а богатых отпускает ни с чем (Лк. 1,53).

Кто считает себя слишком умным и знающим, чтобы нуждаться в Христе, тот поражен слепотой законничества. Но те, которые соглашаются, что им недостает мудрости, принимают откровение Того, в Ком "сокрыты все сокровища премудрости и ведения" (Кол. 2,3).

Иисус благодарил Отца за то, что, согласно Его предвидению, если Иисуса не примут одни, то примут другие. Перед лицом колоссального неверия Он находил утешение в главенствующем плане и цели Божьей.

11,27 Все было предано Христу Его Отцом. В устах любого другого это прозвучало бы как слишком самонадеянное притязание; Господь Иисус же просто констатирует истину. В тот момент, из-за растущего противодействия, совсем не казалось, что Отец руководит Иисусом, тем не менее это было так. По предначертанному плану Его жизнь неуклонно приближалась к заключительному славному триумфу. "Никто не знает Сына, кроме Отца". В этом кроется непостижимая тайна Личности Христа. Единство Божественной и человеческой природы в одной Личности создает проблемы, пугающие человеческий разум. Например, существует проблема смерти. Бог не может умереть. Все же, хотя Иисус – Бог, Он умер. При этом Его Божественная и человеческая природа нераздельны. Хоть мы знаем Его, и любим, и верим Ему, все же сознаем, что только Отец может вполне понять Его.

Но высоки тайны имени Твоего,
Превосходят всякое разумение Твоего творения;
И только Отец (какое чудное заявление!)
Может понять Сына.
Достоин Ты, Агнец Божий,
Чтобы всякое колено
Преклонилось пред Тобой!

(Иосия Кондер)

"Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть". Отец также непостижим. В конечном счете, только Бог настолько велик, чтобы понимать Бога. Человек не может познать Бога своей силой или разумом. Но Господь Иисус может и открывает Отца тем, кого избирает. Кто познает Сына, тот познает и Отца (Ин. 14,7).

Все же после всего сказанного мы должны признаться, что, ища объяснения стиха 27, мы имеем дело с истинами, слишком высокими для нас.

Мы видим тускло, как бы в зеркале. И даже в вечности наш ограниченный ум не сможет вполне оценить величие Божье или понять тайну воплощения. Когда мы читаем, что Отец открывается только тем, кого избирает Сын, нас может искушать мысль о произвольном выборе нескольких любимцев. Следующий стих служит нам предостережением от такого толкования. Господь Иисус провозглашает универсальное приглашение всем труждающимся и обремененным, чтобы они пришли к Нему и обрели покой. Иными словами, Он избрал для того, чтобы открыть Отца, тех, которые доверились Ему как Господу и Спасителю. Исследуя это безгранично нежное приглашение, давайте вспомним, что оно было произнесено после того, как города Галилеи, которым было оказано столько милости, постыдно отвергли Иисуса. Человеческая ненависть и упорство не смогли угасить Его любовь и милосердие. А. Дж. Макклейн говорил:

"Хотя народ израильский приближается к тяжелому Божьему наказанию, его Царь в Своем последнем слове широко открывает дверь для личного спасения. И этим Он доказывает, что Он – Бог милости даже в преддверии суда". (Alva J. Gospel McClain, The Greatness of the Kingdom, p. 311.)

11,28 Придите. Прийти – значит поверить (Деян. 16,31), принять (Ин. 1,12), есть (Ин. 6,35), пить (Ин. 7,37), обратиться (Ис. 45,22), исповедовать (1 Ин. 4,2), слушать (Ин. 5,24-25), войти дверью (Ин. 10,9), отворить дверь (Откр. 3,20), прикоснуться к Его одежде (Мф. 9,20-21) и принять дар вечной жизни через Христа, нашего Господа (Рим. 6,23).

Ко Мне. Предмет веры – это не Церковь, не символ веры или священник, а живой Христос. Спасение в Личности. Тот, кто имеет Иисуса, спасен так, как только Бог может спасать.

Все труждающиеся и обремененные. Для того чтобы прийти к Иисусу правильным путем, человек должен признать, что он обременен тяжестью греха. Только тот может быть спасен, кто признает себя погибшим. Вере в Господа Иисуса Христа предшествует покаяние перед Богом.

И Я успокою вас. Заметьте, что покой здесь – это подарок, он не заработан и не заслужен. Это покой спасения, который наступает после осознания того, что Христос совершил Свое дело на Голгофском кресте. Это покой совести, который следует за сознанием того, что плата за грех была внесена однажды за всех и что Бог не потребует этой платы дважды.

11,29 В стихах 29 и 30 приглашение к спасению сменяется приглашением к служению.

Возьмите иго Мое на себя. Это означает покориться Его воле, передать Ему контроль над своей жизнью (Рим. 12,1).

И научитесь от Меня. Когда мы признаем Его власть над нами во всех областях нашей жизни, тогда Он учит нас ходить Его путями.

Ибо Я кроток и смирен сердцем. В противоположность грубым и гордым фарисеям, истинный Учитель кроткий и смиренный. Всякий, кто возьмет Его иго, научится также занимать самое низкое положение.

И найдете покой душам вашим. Это не покой совести, а покой сердечный, который можно найти, когда займешь самое низкое положение перед Богом и людьми. Это такой же покой, какой человек испытывает в служении Христу, когда перестает стараться быть великим.

11,30 Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко. И опять поразительный контраст с фарисеями. Иисус говорил о них: "Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их" (Мф. 23,4). Иго Иисуса легко, оно не натирает плечи. Кто-то предположил, что если бы у Иисуса перед Его столярной мастерской была вывеска, то она должна была бы читаться так: "Мои ига как раз впору".

Его бремя легко. Это не значит, что в жизни христианина нет проблем, испытаний, труда или душевной боли. Это значит, что нам не нужно нести их самим. Мы впряжены в одно ярмо с Тем, Кто дает достаточно благодати всякий раз, когда мы в нужде. Служение Ему – не рабство, это абсолютная свобода. Дж. Х. Джоветт говорит:

"Верующий впадает в фатальную ошибку, когда старается нести тяжесть жизни в единичном хомуте. В Божьем плане никогда не было предусмотрено, чтобы человек нес свое бремя в одиночку. Поэтому Христос имеет дело с человеком только в ярме. Ярмо – это упряжь для двоих, и Господь просит позволения быть в ней вторым. Он хочет разделять труд любой тяжести. Секрет покоя и победы в христианской жизни заключается в том, чтобы снять хомут бремени своего "я" и надеть дающее покой "иго" Учителя". (J. H. Jowett, Quoted in Our Daily Bread.)


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →