Комментарии МакДональда на евангелие от Матфея 16 глава

И. Закваска фарисейская и саддукейская (16,1-12)

16,1 Фарисеи и саддукеи, традиционные противники в теологических вопросах, представляли две доктринальные крайности. Но когда их объединила общая цель уловить Спасителя, эта враждебная настроенность открыла им путь к сотрудничеству. Чтобы испытать Иисуса, они просили Его показать им знамение с неба. Каким-то путем, непонятным для нас, они старались принудить Его пойти на компромисс. Прося знамение с неба, они, наверное, думали, что его источник будет иной, чем прежних знамений. Или, может быть, они хотели какогото сверхъестественного знамения на небе. Все чудеса, сделанные Иисусом, совершались на земле. Мог ли Он делать знамения и на небе?

16,2-3 Он ответил им, продолжая тему о небе. Если они видели вечером красное небо, то предсказывали на следующий день ясную погоду. Они также знали, что грозное багровое небо утром предвещало днем бурю. (Конечно же, данный прогноз погоды действителен для Израиля, но не для Северной Америки или Великобритании.) Они были специалистами в толковании лица неба, но не могли толковать знамений времени.

Что это были за знамения? Пророк, возвестивший приход Мессии, явился в личности Иоанна Крестителя. Чудеса, предсказанные о Мессии, – дела, которые никто из людей никогда не делал,- были продемонстрированы в их присутствии. Другим знамением времени было явное отвержение евреями Мессии и переход Евангелия к язычникам – все в исполнение пророчеств. Все же, несмотря на явные доказательства, они не осознавали, что создается история или исполняется пророчество.

16,4 В поисках знамения, когда Оно стояло среди них, фарисеи и саддукеи выставили себя как лукавый и духовно прелюбодейный род. Теперь они не получат никакого знамения, кроме знамения Ионы пророка. Как объясняется в комментарии на 12,39, это будет воскресение Христа в третий день.

Лукавый и прелюбодейный род распнет своего Мессию, но Бог воскресит Его из мертвых. Это будет знамением погибели для всех, кто отказался поклониться Ему как полноправному Правителю.

Этот отрывок заканчивается зловещими словами: "И оставив их, отошел". Духовный смысл этих слов должен быть понятен каждому.

16,5-6 Когда ученики присоединились к Господу на восточном берегу озера, они забыли взять с собой пищу. Поэтому, когда Иисус обратился к ним с предупреждением беречься закваски фарисейской и саддукейской, они подумали, что Он говорил: "Не ходите к этим еврейским вождям за продуктами!" Озабоченность пропитанием понуждала их искать буквального, естественного объяснения духовного урока, который Иисус намеревался им преподать.

16,7-10 Они все еще беспокоились о недостатке пищи, несмотря на то что с ними был Тот, Кто напитал пять и четыре тысячи. Он явил им два чудодейственных насыщения. Урок, следующий из этого, касался Божественной арифметики и Божественной находчивости, потому что, чем меньше Иисусу нужно было потрудиться, тем больше человек он насыщал и тем больше еды оставалось. Когда было только пять хлебов и две рыбки, Он накормил пять тысяч, и осталось двенадцать коробов еды. Имея большее количество хлебов и рыбы, Он накормил только четыре тысячи, и осталось только семь корзин. Если мы отдадим в Его пользование наши ограниченные ресурсы, Он может умножить их в обратной пропорции к нашему вкладу. "Малое значит много, если в нем пребывает Бог".

Здесь употреблено другое слово, описывающее короба, чем при насыщении пяти тысяч. (В двенадцати коробах, оставшихся от 5000, может содержаться меньше хлеба, чем в семи корзинах, оставшихся от 4000.) Можно предположить, что в этом случае семь корзин были большими, чем двенадцать в предыдущем случае. Но суть урока не изменяется: зачем переживать о голоде и нужде, когда мы имеем общение с Тем, у Кого есть неограниченная сила и запасы?

16,11-12 Говоря о закваске фарисейской и саддукейской, Господь имел в виду не хлеб, а пагубные доктрины и поведение. У Луки (12,1) закваска фарисейская определяется как ересь. Хотя они утверждают, что соблюдают мельчайшие детали Слова Божьего, все же их послушание было показным и поверхностным. Внутри они были злыми и испорченными.

Закваска саддукейская – это рационализм. Вольнодумцы своего времени, они, как сегодняшние либералы, построили целую систему сомнений и отрицаний. Они отвергали существование ангелов и духов, воскресение тела, бессмертие души и вечное наказание. Эта закваска скептицизма, если к ней относиться терпимо, распространится и впитается, как дрожжи в муку.

X. ЦАРЬ ПОДГОТАВЛИВАЕТ СВОИХ УЧЕНИКОВ (16,13 – 17,27)

А. Великое исповедание Петра (16,13-20)

16,13-14 Кесария Филиппова находилась на расстоянии приблизительно сорока километров на север от Галилейского моря и восьми километров на восток от Иордана. Когда Иисус пришел в окружающие селения (Мк. 8,27), произошло событие, которое обычно считается вершиной Его учительского служения. До этого времени Он вел Своих учеников к истинному пониманию Его Личности. Успешно добившись этого, Он теперь с решимостью обращает Свое лицо навстречу кресту.

Начал Он с того, что спросил Своих учеников, за кого почитают Его люди. Последовал целый ряд вариантов – от Иоанна Крестителя до Илии, Иеремии или одного из пророков. Для обычного человека Он был одним среди многих. Хороший, но не самый Лучший. Великий, но не самый Великий.

И пророк, и не Пророк. Такая точка зрения совсем не подходит. Она признавала Его недостойным особого восхваления. Если Он был кем-то другим, то мошенником, потому что претендовал быть равным Богу Отцу.

16,15-16 Поэтому Иисус спросил учеников, за кого они почитают Его. Этот вопрос привел Симона Петра к историческому исповеданию: "Ты – Христос, Сын Бога Живого". Другими словами, израильский Мессия и Сын Божий.

16,17-18 Наш Господь благословил Симона, сына Ионина. Этот рыбак не пришел к такому выводу об Иисусе своим умом или природной мудростью. Ему открыл то Бог Отец сверхъестественным образом. Но Сын также хотел сказать ему нечто важное. Поэтому Он добавил: "И Я говорю тебе: ты – Петр, и на этом камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее". Мы все знаем, что вокруг этого стиха ведется гораздо больше споров, чем вокруг любого другого стиха в Евангелии. Вопрос стоит так: "Кто или что камень?" Часть проблемы возникает из-за того, что по-гречески имя "Петр" и слово "камень" звучат одинаково, но имеют разное значение.

Первое, petros, означает "камень, или зыбкий выступ скалы"; второе, petra, означает "скала, непоколебимый утес". Поэтому на самом деле Иисус сказал: "Ты – Петр (камень), и на этой скале Я создам Церковь Мою". Он не сказал, что построит Церковь Свою на этом камне, но на скале.

Если Петр не камень, то кто же? Если мы придерживаемся контекста, то ответ таков: камень – это исповедание Петра, что Христос есть Сын Бога живого,- истина, на которой основана Церковь. Ефесянам 2,20 учит, что Церковь строится на Иисусе Христе – главном, краеугольном Камне. Высказывание в этом месте Писания, что мы утверждены на основании апостолов и пророков, относится не к ним, а к основанию, заложенному в их учении о Господе Иисусе Христе.

О Христе, как о краеугольном камне, говорится в 1 Коринфянам 10,4. В этой связи Морган приводит полезное напоминание:

"Помните, что Он говорил евреям. Если мы проследим использование слова "камень" в еврейских Писаниях, то найдем, что оно никогда не символизировало человека, а только Бога. Так и здесь, в Кесарии Филипповой, не на Петре строится Церковь. Иисус не шутит со словесными образами. Он взял древнюю еврейскую иллюстрацию – камень, всегда символ Божества, и сказал: "На Самом Боге-Христе, Сыне живого Бога, Я создам Церковь Мою". (G. Campbell Morgan, The Gospel According to Matthew, p. 211.)

Петр никогда не говорил о себе как о фундаменте Церкви. Дважды он ссылается на Христа, как на Камень (Деян. 4,11-12; 1 Пет. 2,4-8), но здесь образ совсем другой: камень – глава угла, а не фундамент.

"Я создам Церковь Мою". Здесь впервые в Библии упоминается о Церкви. Она не существовала в ВЗ. Церковь, которая в тот момент, когда Иисус говорил эти слова, являлась еще делом будущего, была сформирована в день Пятидесятницы и состоит из всех верующих во Христа христиан – и евреев, и язычников. Отличающееся от других общество, известное как Тело и Невеста Христа, она имеет уникальное небесное призвание и судьбу. Мы едва ли ожидали, что Церковь будет представлена в Евангелии от Матфея, где постоянными темами являются Израиль и Царство. Однако в результате отвержения Христа наступал промежуточный период, период Церкви, который будет длиться до восхищения Церкви. Потом Бог восстановит Свои отношения с народом израильским как с нацией. Поэтому здесь вполне уместно то, что, отверженный Израилем, Бог представляет Церковь как следующий шаг в Его диспенсационной программе.

"...Врата ада не одолеют ее" можно понимать двояко. Во-первых, врата ада изображены в безуспешном выступлении против Церкви – Церковь отражает все атаки, направленные против нее. Или Церковь может быть сама изображена как переходящая в наступление и выходящая победительницей. В любом случае силы смерти будут поражены восхищением живых верующих и воскресением умерших во Христе.

16,19 "И дам тебе ключи Царства Небесного" не означает, что Петру дана власть впускать людей на небо. Здесь речь идет о Царстве Небесном на земле – сфере, включающей всех, кто заявляет о своей преданности Царю, всех, кто считает себя христианами. Ключи говорят о доступе или входе. Ключи, как становится ясным из Великого поручения (Мф. 28,19), – это наставление, крещение и научение, которые открывают дверь в сферу исповедания. (Крещение – не обязательное условие спасения, это обряд посвящения, посредством которого люди всенародно исповедуют свою преданность Царю.)

Петр впервые применил ключи в день Пятидесятницы. Они не были даны ему и только ему, но ему, как представителю от всех учеников. (См. Мф. 18,18, где такое же обещание дано нам всем.)

"...А что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах". Этот и созвучный ему отрывок у Иоанна (20,23) иногда используют для того, чтобы учить, что Петру и его предполагаемым преемникам дана власть прощать грехи. Мы знаем, что это невозможно, только Бог может прощать грехи.

Есть два пути понимания этого стиха. Во-первых, можно считать, что апостолы имели власть связывать и развязывать грехи, чего мы не имеем сегодня. Например, Петр связал Ананию и Сапфиру их грехами, так что они были наказаны мгновенной смертью (Деян. 5,1-10), в то время как Павел освободил наказанного человека в Коринфе от последствий его греха, потому что этот человек покаялся (2 Кор. 2,10).

Или этот стих может означать, что все, что апостолы свяжут или разрешат на земле, должно быть также связано или разрешено на небесах (см. ссылку на NKJV). Так, Райри говорит: "Небо, а не апостолы, является инициатором всех связываний и разрешений, тогда как апостолы только объявляют об этом". (Charles C. Ryrie, ed., The Ryrie Study Bible, New King James Version, p. 1506.)

Единственная возможность объяснения этого стиха применительно к сегодняшнему дню – это его декларативный смысл . Когда грешник кается в своих грехах и принимает Иисуса Христа личным Спасителем, христианин может объявить, что грехи этого человека прощены. Когда грешник отвергает Спасителя, христианский работник может объявить, что его грехи остаются на нем. Вильям Келли пишет: "Всякий раз, когда Церковь действует во имя Господа и на самом деле исполняет Его волю, печать Божья стоит на ее делах".

16,20 Опять мы читаем, что Господь Иисус повелевает Своим ученикам никому не сказывать, что Он – Мессия. Потому что из-за неверия Израиля ничего хорошего не будет, если это станет известным. Несомненно, что народное движение за Его коронацию причинит ущерб, поскольку такое несвоевременное развитие событий может быть безжалостно подавлено римлянами.

Стюарт, который называет этот отрезок служения Иисуса поворотным пунктом, пишет:

"Этот день в Кесарии Филипповой отмечает водораздел Евангелий. С этого момента и далее ручейки начинают течь в другом направлении. Волна популярности, которая в ранние дни служения Иисуса, казалось, несла Его к трону, осталась позади. Теперь поток несет Его в сторону креста... В Кесарии Иисус стоял как бы на разделительном рубеже. Это выглядело так, как будто с вершины холма Он мог видеть Себя, все пройденные Им дороги позади Себя, а впереди – ожидающий Его темный, страшный путь. Он бросил взгляд назад, где еще трепетали отблески счастливых дней, а потом повернулся и пошел вперед, навстречу теням. Теперь Его курс лежал на Голгофу". (James S. Stewart, The Life and Teaching of Jesus Christ, p. 106.)

Б. Подготовка учеников к смерти и воскресению Иисуса (16,21-23)

16,21 Теперь, когда ученики поняли, что Иисус – это Мессия, Сын Бога живого, они были готовы услышать первое прямое предсказание Его смерти и воскресения. Теперь они знали, что Его дело никогда не потерпит урон, что они на стороне победителя и, что бы ни случилось, победа обеспечена. Поэтому Господь сообщил новости приготовленным сердцам. Он должен идти в Иерусалим, должен много пострадать от рук религиозных вождей, должен быть убит и в третий день воскреснуть. Новостей было достаточно, чтобы навлечь гибель на любое движение, на все, кроме одного: должен ...воскреснуть в третий день. В этом-то заключалась вся разница!

16,22 Петр очень вознегодовал при мысли, что его Учитель подвергнется такому обращению. Отозвав Его, словно желая преградить Ему путь, он запротестовал: "Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!"

16,23 Его поступок вызвал упрек со стороны Господа Иисуса. Он пришел в этот мир, чтобы умереть за грешников. Что-то или кто-то, препятствующий Ему в достижении этой цели, шел в разрез с волей Божьей. Поэтому Он сказал Петру: "Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое". Называя Петра сатаной, Иисус не имел в виду, что апостол одержим или находится под контролем сатаны.

Он просто считал, что действия и слова Петра были как раз теми, каких ожидал сатана (имя которого означает враг). Протестуя против Голгофы, Петр стал препятствием для Спасителя. Каждый христианин призван взять свой крест и идти за Господом Иисусом, но когда вдали на тропе неясно вырисовывается крест, внутренний голос говорит: "Будь милостив к себе! Побереги себя". Или, может быть, голоса наших любимых стараются увлечь нас с тропы послушания. В это время мы должны сказать: "Отойди от меня, сатана! Ты мне мешаешь".

В. Подготовка к истинному ученичеству (16,24-28)

16,24 Теперь Господь Иисус просто констатирует, что нужно для того, чтобы быть Его учеником: отвержение себя, несение креста и следование за Ним. Отвержение себя – это не то же самое, что самоотречение; это значит настолько подчинить себя Его контролю, чтобы "я" не имело никаких прав.

Взять крест – значит быть готовым переносить позор, страдания и, может быть, мученическую смерть ради Него, а также умереть для греха, себя и мира. Следовать за Ним – значит жить так, как жил Он: в полном смирении, бедности, сострадании, любви и всякой добродетели.

16,25 Господь предвидит два препятствия для ученичества. Первое – естественное искушение уберечь себя от неудобств, боли, одиночества или утрат. Второе искушение – стать богатым. Что касается первого, то Иисус предупредил, что все, кто держится за свою жизнь, преследуя себялюбивые цели, никогда не получат удовлетворения от жизни; те же, которые, не задумываясь, не считаясь с потерями, отказываются от своей жизни ради Него, найдут смысл своего существования.

16,26 Второе искушение – стать богатым – просто неразумно. "Представьте себе, – сказал Иисус, – что человек настолько преуспел в бизнесе, что приобрел весь мир. Это безумное стремление поглотит столько времени и энергии, что он потеряет основную цель жизни. Что хорошего, если он приобретет все эти деньги, а потом умрет, ничего не взяв с собою, и будет проводить вечность ни с чем?" Человек находится здесь для более важного дела, чем делать деньги. Он призван представлять интересы своего Царя. Если он не поторопится сделать это, то потеряет все. В стихе 24 Иисус сказал ученикам о самом плохом. Такова характеристика христианства; ты должен знать худшее с самого начала. Но ты никогда не перестанешь открывать для себя сокровища и благословения. Барнхауз хорошо сказал об этом:

"Когда человек увидел все непривлекательное, что есть в Писании, не остается ничего сокрытого, что может застать его врасплох. Все новое, что мы когда-нибудь узнаем в этой жизни или будущей, будет доставлять нам удовольствие". (Donald Grey Barnhouse, Words Fitly Spoken, p. 53.)

16,27 Теперь Господь напоминает и о Своей славе, которая последует за страданиями. Он указывает на Свое второе пришествие, когда Он вернется на землю со Своими ангелами в совершенной славе Своего Отца. Тогда Он даст награду всем, кто жил для Него. Единственный путь к успешной жизни – нацелить себя на то славное время, решить, что будет действительно важным тогда, а потом идти к этой цели, прилагая все старание.

16,28 Потом Иисус сделал ошеломляющее заявление о том, что среди стоящих с Ним есть те, которые не вкусят смерти, пока не увидят Его, грядущего в Царстве Своем. Проблема, конечно, в том, что ученики уже умерли, а Христос все еще не пришел в силе и славе, чтобы установить Свое Царство. Но проблема разрешается, если мы не принимаем во внимание то, что эта глава заканчивается, и считаем, что объяснением этого загадочного заявления служат первые восемь стихов следующей главы. Эти стихи поясняют событие, происшедшее на горе Преображения. Там Петр, Иаков и Иоанн увидели преображенного Христа. Они действительно имели привилегию видеть Христа в славе Его Царства. В преображении Христа нам открывается как бы набросок Его грядущего Царства. Петр описывает это событие как "...силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа..." (2 Пет. 1,16). Сила и пришествие Господа Иисуса Христа относятся к Его второму пришествию. И Иоанн говорит о пережитом ими на горе как о том времени, когда "...мы видели славу Его, славу как единородного от Отца" (Ин. 1,14). Первое пришествие Христа было скромным, Его второе пришествие будет во славе. Таким образом, предсказанное в стихе 28 исполнилось на горе; Петр, Иаков и Иоанн увидели Сына Человеческого, но уже не кроткого Назарянина, а прославленного Царя.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →