Комментарии МакДональда на Деяния апостолов 6 глава

6,1 Если дьявол не может разрушить что-либо атаками извне, он попытается уничтожить это с помощью внутренних раздоров, что иллюстрируют следующие стихи.

На заре христианства существовал обычай ежедневно раздавать определенные суммы бедным вдовам из церковной общины, у которых не было других источников дохода. Некоторые верующие, грекоязычные иудеи (еллинисты), стали проявлять недовольство, потому что, как они считали, вдовицы их не получали столько же, сколько вдовы евреев (из Иерусалима и Иудеи).

6,2-3 Двенадцать апостолов понимали, что по мере роста Церкви возникает необходимость принять некоторые меры, которые позволили бы улаживать такого рода дела. Сами они не хотели отвлекаться от служения слова Божьего и заниматься финансовыми вопросами, поэтому посоветовали церкви выбрать семь человек, исполненных Святого Духа, которые бы занимались хозяйственными делами Церкви.

Хотя в Библии эти люди и не называются диаконами, мы не без основания можем считать их таковыми. В выражении "пещисъ о столах" греческое слово, обозначающее "пещись", -глагольная форма слова "служить" (diakoneo), образованная от существительного diakonos – "слуга", которое дало в русском языке слово "диакон". Таким образом, буквально их обязанностью была забота о столах.

Они должны были отвечать трем требованиям:

1. Быть изведанными Уважаемыми

2. Исполненными Духовными Святого Духа

3. Исполненными Практичными мудрости

Более подробная характеристика диаконов дана в 1 Тимофею 3,8-13.

6,4 Апостолы постоянно пребывали в молитве и служении слова. Здесь важен именно такой порядок: сначала молитва, потом служение слова. Прежде чем говорить с людьми о Боге, они говорили с Богом о людях.

6,5-6 Судя по именам семи выбранных человек, большинство из них до обращения были грекоязычными евреями (еллинистами), что можно расценить как жест доброй воли по отношению к недовольным. С этого момента с их стороны не могло прозвучать никаких обвинений в пристрастности. Когда сердца людей наполняет Божья любовь, она торжествует над мелочностью и эгоизмом.

Нам хорошо известны лишь двое из диаконов – Стефан, ставший первым мучеником, и Филипп, миссионер, который позднее принес Благую Весть в Самарию, завоевал для Христа евнуха-ефиоплянина и принимал у себя в Кесарии Павла.

Помолившись, апостолы одобрили выбор Церкви, возложив руки на этих семерых.

6,7 Если стих 7 читать в контексте предыдущих стихов, то напрашивается вывод, что назначение диаконов для ведения хозяйственных дел привело к значительному продвижению вперед Благой Вести. По мере того как слово Божье росло, к общине в Иерусалиме присоединялись новые ученики и очень много иудейских священников стали последователями Господа Иисуса.

6,8 Теперь в центре повествования один из диаконов, Стефан, который ревностно служил Господу, творя чудеса и проповедуя. (Стефан (греч. Stephanos) означает "гирлянда" или "победный венок".) Он первый после апостолов человек в Деяниях, о котором сказано, что он совершал чудеса. Было ли назначение на более высокое служение результатом верной диаконской службы или оба эти служения он осуществлял одновременно? Ответить на этот вопрос, исходя из текста, невозможно.

6,9 Недовольство деятельностью Стефана возникло в синагоге. Синагогами назывались места, где иудеи собирались по субботам, чтобы изучать закон. Название каждой синагоги говорило о людях, которые там собирались. Либертинцы, возможно, были иудеями – римскими вольноотпущенниками. Кирена – город в Африке, выходцы из которого, иудеи, очевидно, обосновались в Иерусалиме. Александрийские иудеи были родом из одноименного египетского города-порта. Киликия – юго-восточная провинция Малой Азии, а Асия – область Малой Азии, образованная тремя округами. Очевидно, сообщества иудеев, выходцев из всех этих мест, имели свои синагоги в Иерусалиме или около него.

6,10-14 Эти ревностные иудеи, как оказалось, не могли победить Стефана в открытой дискуссии. Слова, которые он говорил, и сила, с которой он говорил, были неоспоримы. В отчаянной попытке заставить его замолчать они представили лжесвидетелей, которые обвинили Стефана в хуле на Моисея и на Бога. (Порядок слов может указывать на то, что их больше заботила слава Моисея, чем Бога!) Вскоре он уже стоял перед синедрионом, обвиненный в хульных словах на храм и на закон. Они якобы слышали его слова о том, что Иисус разрушит храм и переменит всю систему обычаев, которые Моисей передал Израилю.

6,15 Синедрион слышал обвинения, но, смотря на Стефана, они видели не личину дьявола, а лицо ангела. Они видели таинственную красоту жизни, которая полностью подчинена Господу и посвящена провозглашению Истины; красоту человека, который больше заботится о том, что подумает Бог, чем о том, что могут сказать люди. Они видели отблеск славы Христа, отраженной в сияющем лице Его преданного ученика.

В главе 7 рассказывается о мастерски построенной защите Стефана. Он начинает свое выступление спокойно, со своего рода обзора истории иудеев. Далее он концентрирует внимание на двух личностях, Иосифе и Моисее, которые были воздвигнуты Богом, отвергнуты Израилем, а затем вознесены как освободители и спасители. Хотя Стефан прямо и не сравнивает их с Христом, аналогия здесь очевидна. И наконец, Стефан переходит к резкой критике израильских вождей, обвиняя их в сопротивлении Святому Духу, убиении Праведного и нарушении законов Божьих.

Стефан, вероятно, знал, что его жизнь в опасности. Чтобы избавиться от этой опасности, ему достаточно было показать готовность к компромиссу, попытаться умиротворить судей своей речью. Но он скорее готов был умереть, чем предать свою священную веру. Его мужество достойно восхищения!


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →