Комментарии МакДональда на Деяния апостолов 27 глава

И. Путь Павла в Рим и кораблекрушение (27,1-28,16)

Эта глава представляет захватывающую сагу о путешествии апостола из Кесарии на Мальту по дороге в Рим. Мы бы никогда не услышали ни об этом путешествии, ни о кораблекрушении, если бы одним из пассажиров на этом корабле не был Павел. Текст изобилует морскими терминами, и потому его не всегда легко понимать.

27,1 Плавание началось в Кесарии. Павла передали под охрану офицера, именем Юлий. Этот сотник был приписан к Августову полку, известному легиону римской армии. Как и все другие центурионы (сотники), упомянутые в НЗ, он имел превосходный характер, был человеколюбивым и справедливым и заботился о других.

27,2 На борту корабля находились и другие узники, которые, подобно Павлу, были отправлены в Рим для суда. В списке пассажиров значились также имена Аристарха и Луки, сопровождавших Павла в предыдущих путешествиях. Корабль, на который они взошли, был Адрамитским. Адрамит -город в Мисии на северо-западе Малой Азии. Корабль должен был идти на северо-запад, заходя в порты вдоль побережья проконсульской Асии, западной провинции Малой Азии.

27,3 Корабль шел на север вдоль побережья Палестины, ненадолго остановившись в Сидоне, что в ста двенадцати километрах от Кесарии. Сотник Юлий человеколюбиво позволил Павлу сойти на берег, чтобы навестить друзей и воспользоваться их усердием.

27,4-5 Из Сидона путь пролегал через северо-восточную часть Средиземного моря, мимо Кипра, который они оставили слева по борту, воспользовавшись тем, что эта сторона остро ва укрывала их от ветра. Хотя ветры были противными, корабль достиг южного побережья Малой Азии, затем пересек море в западном направлении, мимо Киликии и Памфилии, и прибыл в Миры, Ликийский портовый город.

27,6 Там сотник перевел своих узников на другой корабль, так как первый не мог доставить их в Италию; он должен был идти к западному побережью Малой Азии в свой порт.

Второй корабль был из Александрии, на северном побережье Африки. На нем было 276 человек команды и пассажиров и груз пшеницы. Из Александрии он шел прямо на север, через Средиземное море в Миры, а оттуда направлялся на запад, в Италию.

27,7-8 В течение многих дней корабль шел медленно из-за неблагоприятного ветра. Лишь с трудом команде корабля удалось привести корабль в гавань против Книда, порта на юго-западной оконечности Малой Азии. Так как ветер был противным, они направились на юг и пошли вдоль защищенного от ветра восточного побережья острова Крит. Обойдя мыс Салмон, они повернули на запад и, с трудом двигаясь против ветра, пришли наконец в Хорошие Пристани, гавань близ города Ласея в центре южного побережья острова Крит.

27,9-10 К этому моменту было потеряно довольно времени из-за неблагоприятных условий плавания. Приближение зимы делало дальнейший путь опасным. Вероятно, стоял сентябрь или начало октября, так как уже прошел пост (день очищения). Павел предупреждал команду, что плавание небезопасно и что, если оно продолжится, опасность будет угрожать не только грузу и кораблю, но даже и жизни людей на борту

27,11-12 Однако кормчий и начальник корабля хотели продолжить путь. Сотник согласился с их доводами, как и большинство пассажиров. Кроме того, эта пристань не была таким подходящим местом для зимовки, как гавань Финика, расположенная в шестидесяти четырех километрах к западу от Хороших Пристаней в юго-западной оконечности Крита. Его гавань лежала против юго-западного и северо-западного ветра.

27,13-17 Когда подул южный ветер, моряки решили, что смогут преодолеть расстояние, отделявшее их от Финика. Они подняли якорь и пошли на запад, держась поблизости от берега. Затем поднялся шквальный северо-восточный ветер (эвроклидон), который обрушился на них со скалистого побережья Крита. Поскольку было невозможно придерживаться избранного курса, команде пришлось отдать корабль на волю волн. Их несло на юго-запад к островку, называемому Клавдою, в тридцатисорока километрах от Крита. Когда они достигли защищенной части островка, они едва удержали лодку, которую вели за собой. В конце концов им удалось поднять ее на борт. Затем они обвязали корпус корабля канатами, чтобы предотвратить его разрушение бурным морем. Они опасались, как бы их не вынесло на юг, к Сирту, заливу на африканском побережье, известному своими опасными мелями. Чтобы предотвратить это, они спустили парус и таким образом носились.

27,18-19 Целый день они находились во власти волн, а на другой день начали бросать за борт груз. На третий день они выбросили с корабля вещи. Без сомнения, корабль набрал много воды, и надо было облегчить его, чтобы он не утонул.

27,20 Многие дни они беспомощно носились по воле волн, не видя ни солнца, ни звезд, лишенные возможности ориентироваться и определить, где они находятся. Исчезла всякая надежда на спасение.

27,21-26 Отчаяние усугублялось голодом. Люди не ели уже много дней. По-видимому, они все время работали, укрепляя корабль и вычерпывая воду. А может, на корабле не осталось никаких приспособлений, чтобы готовить пищу. Морская болезнь, страх и отчаяние, вероятно, также лишали их аппетита. В пище не было недостатка, но у них не было никакого желания есть.

Тогда Павел, став посреди них, попытался приободрить людей. Сначала он спокойно напомнил, что им не надлежало отходить от Крита. Затем он заверил их, что хотя корабль и погибнет, с ним не погибнет ни одна душа. Откуда он знал? Той ночью ему явился Ангел Господень и заверил в том, что он еще предстанет пред кесарем в Риме. Бог даровал апостолу всех плывущих с ним, то есть все они также будут спасены. Потому им следует ободриться. Павел верил, что все окончится хорошо, хотя они и потерпят кораблекрушение и будут выброшены на какой-нибудь остров.

А. В. Тозер проницательно замечает:

"Когда "дул южный ветер", корабль, пассажиром которого был Павел, шел легко, и никто на его борту не знал, кто был Павел и какая сила духа скрывалась под этой довольно заурядной внешностью. Но когда разразилась сильная буря, эвроклидон, величие Павла стало темой разговоров всех на борту. Апостол, хотя и был узником, фактически принял командование судном, принимал решения и отдавал распоряжения, которые означали жизнь или смерть людей. И мне кажется, что в кризисной ситуации в Павле проявились качества, которые он сам не знал за собой. Когда налетела буря, красивая теория воплотилась в жизнь". (A.W. Tozer, That Incredible Christian,. 134.)

27,27-29 Четырнадцать дней прошло с того дня, как они покинули Хорошие Пристани. Теперь они беспомощно носились по воле волн в той части Средиземного моря между Грецией, Италией и Африкой, которая известна как Ионическое море. Около полуночи корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-то земле: может быть. они слышали, как волны разбиваются о берег. Измерив глубину в первый раз, они нашли, что она составляла двадцать сажен (сорок метров), через некоторое время глубина была уже пятнадцать сажен. Чтобы корабль не выбросило на берег, они бросили с кормы четыре якоря и ожидали дня.

27,30-32 Опасаясь за свою жизнь, некоторые корабельщики сговорились бежать с корабля, высадившись на берег в лодке. Они уже спускали ее с носа корабля, делая вид, что бросают еще якори, когда Павел сообщил об их заговоре сотнику. Павел предупредил, что если корабельщики не останутся на корабле, остальные не спасутся. Тогда воины отсекли веревки, которыми была привязана лодка, и она упала. Теперь корабельщики вынуждены были постараться спасти свои жизни, так же как и жизни других, на борту корабля.

27,33-34 Филлипс называет стихи 33-37 "проявлением здравомыслия Павла". Чтобы понять всю драматичность этого момента, мы должны действительно знать, насколько ужасен сильный шторм на море. Также нам следует помнить, что Павел был не капитаном корабля, а одним из узников-пассажиров.

Перед восходом Павел начал уговаривать людей поесть, напоминая, что они уже две недели остаются без пищи. Пришло время поесть; их безопасность зависит от этого. Апостол заверил их, что ни один волос не упадет с головы ни одного из них.

27,35 Затем он подал им пример, взяв хлеб, возблагодарив за него Бога перед всеми и поев. Как часто мы стремимся уклониться от молитвы в присутствии других людей. И как часто такая молитва может сказать больше, чем целая проповедь!

27,36-37 Ободренные таким образом, они также приняли пищу. Было же на корабле двести семьдесят шесть душ.

27,38-41 Поев, они стали облегчать корабль, выкидывая пшеницу в море. Земля была где-то поблизости, но они не могли узнать ее. Тогда было принято решение пристать к берегу с кораблем, подойдя к нему как можно ближе. Они подняли якори и пошли по морю. Затем отвязали руль, который ранее был поднят, и установили его. Подняв малый парус, они держали к берегу. Судно село на мель на косе. Нос корабля увяз в песке, а корма вскоре стала разрушаться под натиском волн.

27,42-44 Воины согласились было умертвить узников, чтобы предотвратить побег, но сотник, желая спасти Павла, не дал им этого сделать. Он приказал всем умеющим плавать плыть к берегу Прочим же сказал использовать доски или другие части корабля. Таким образом вся команда и пассажиры спаслись на землю.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →