Комментарии МакДональда на 2-е послание Петра 1 глава

I. ПРИВЕТСТВИЕ (1,1-2)

1,1 Симон Петр представляется как раб и апостол Иисуса Христа. Нас поражает его простота и смирение. Он был рабом по собственному выбору, апостолом – по Божественному назначению. Он не прибегает к каким-то напыщенным титулам или символам, говорящим о его положении. Он только с признательностью подтверждает свой долг служить воскресшему Спасителю.

Об адресатах письма нам сказано только то, что они приняли ту же драгоценную веру, что и Петр и его собратья.

Это может свидетельствовать о том, что он писал верующим язычникам, которые – и это важно – приняли ту же самую веру, что и верующие иудеи, веру, которая никоим образом не была несовершенной. Все спасенные по благодати Божьей приняты Им на равных условиях, будь они иудеи или язычники, мужчины или женщины, рабы или свободные.

Вера – это все то, что они получили, приняв христианство. Петр продолжает объяснять, что эта вера дана по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа. Он имеет в виду, что Бог поступил справедливо, даровав одинаковую веру всем уверовавшим в Господа Иисуса. Справедливое основание, позволяющее Богу миловать уверовавших грешников, – смерть, погребение и воскресение Христа. Бремя греха было полностью искуплено, и теперь Бог может оправдать нечестивого грешника, верующего в Его Сына.

Имя "наш Бог и Спаситель Иисус Христос" – одно из многих в НЗ, указывающих на несомненное Божество Господа Иисуса. Если Он не Бог, то эти слова не имеют никакого значения.

1,2 В возвышенной молитве апостол просит для своих читателей благодати и мира, которые могли бы умножиться для них в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Он хочет, чтобы они познавали укрепляющую и поддерживающую благодать Божью в своей повседневной жизни. Он хочет, чтобы их сердца охранял мир Божий, который превыше всякого разумения. Но эти благословения не даются в малых дозах! Апостол желает, чтобы они умножались, а не поступали понемногу.

Как могут умножаться эти благословения? Через познание Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Чем лучше мы знаем Бога, тем в большей мере испытываем благодать и мир. Мы получим еще больше, если будем постоянно пребывать под кровом Всевышнего, а не изредка посещать его. Только живущие во святилище, а не рядом с ним, познают тайну благодати и мира Божьего.

II. ПРИЗЫВ РАЗВИВАТЬ СИЛЬНЫЙ ХРИСТИАНСКИЙ ХАРАКТЕР (1,3-21)

1,3 Для каждого христианина этот отрывок должен представлять большой интерес, потому что здесь сообщается о том, как удержаться от падений в этой жизни и как обрести уверенность в победном вступлении в жизнь будущую. Сначала мы получаем уверенность в том, что Бог полностью обеспечил нас всем необходимым для святой жизни.

Это обеспечение свидетельствует о Его силе: Его Божественная сила даровала нам все потребное для жизни и благочестия. Так же как Его сила прежде спасла нас, так эта же сила побуждает нас в дальнейшем жить свято. Порядок таков: сначала – жизнь, затем – благочестие. Евангелие – сила Божья, спасающая от наказания за грех и от власти проклятия и скверны.

Все потребное для жизни и благочестия включает первосвященническую работу Христа, служение Святого Духа, действие от нашего имени небесных ангелов, полученную нами при уверовании новую жизнь и заповеди Слова Божьего.

Сила жить свято приходит через познание Призвавшего нас. Его Божественная сила – источник святости, а познание Его – канал. Знать Его – значит иметь жизнь вечную (Ин. 17,3), а возрастать в Его познании – значит возрастать в святости. Чем больше мы познаем Его, тем больше уподобляемся Ему.

Наш призыв – одна из любимых тем Петра. Он напоминает, что: 1) мы призваны из тьмы в Его чудный свет (1 Пет. 2,9); 2) мы призваны следовать за Христом путем страданий (1 Пет. 2,21); 3) мы призваны на злословие отвечать благословением (1 Пет. 3,9); 4) мы призваны в Его вечную славу (1 Пет. 5,10); 5) мы призваны славой и благостью (2 Пет. 1,3). Это последнее упоминание означает, что Он призвал нас, открыв удивительные качества Своей Личности. Савл из Тарса был призван на пути в Дамаск, когда увидел славу Божью. Позже один ученик свидетельствовал: "Я взглянул Ему в лицо и навсегда потерял интерес ко всему, что не было похоже на Него". Он был призван Его славой и совершенством.

1,4 В состав "всего", что даровала сила Божья для возрастания в святой жизни, входят великие и драгоценные обетования в Божьем Слове. В Библии насчитывается, по крайней мере, 30 000 обетований. Джон Буньян однажды сказал: "Жизненный путь так плотно усыпан обетованиями Божьими, что невозможно сделать и шагу без того, чтобы не наступить на одно из них". В посланиях Петра упомянуты следующие семь драгоценных обетований Божьих. Наша вера драгоценнее золота (1 Пет. 1,7). Кровь Христа – драгоценна (1 Пет. 1,19). Христос – Камень живой, драгоценный пред Богом (1 Пет. 2,4). Он драгоценен и как краеугольный камень (1 Пет. 2,6).

Он драгоценен для всех верующих (1 Пет. 2,7). Нетленная красота кроткого и молчаливого духа весьма драгоценна пред Богом (1 Пет. 3,4). И наконец, драгоценны обетования Божьи (2 Пет. 1,4).

Подумайте над некоторыми обетованиями, относящимися к святой жизни. (1) Свобода от власти греха (Рим. 6,14). (2) Достаточность благодати (2 Кор. 12,9). (3) Сила повиноваться Божьим заповедям (Флп. 4,13). (4) Победа над дьяволом (Иак. 4,7). (5) Облегчение в искушениях (1 Кор. 10,13). (6) Прощение грехов, если мы исповедуем их (1 Ин. 1,9), и также обещание не вспоминать их (Иер. 31,34). (7) Отклик на зов (Пс. 49,15).

Недаром Петр говорит, что обетования Божьи драгоценны и велики! Эти обетования позволяют верующему удаляться от господствующего в мире растления похотью. Бог обещал дать нам все необходимое для того, чтобы противостать искушениям. Когда подступают похоти, мы вправе уповать на обетования. Они позволяют нам избежать мирского растления похотью – сексуальных грехов, пьянства, сквернословия, скупости, предательства и вражды.

Положительный аспект заключается в том, что через эти же обетования мы сделались причастниками Божеского естества. Прежде всего, это происходит при уверовании. Затем, используя Божьи обетования в практической жизни, мы все более приближаемся к Его образу. Например, Он обещал, что чем больше мы думаем о Нем, тем больше преображаемся в Его образ (2 Кор. 3,18). Мы воплощаем это обетование в жизнь, читая и изучая Слово, в котором Христос явил Себя нам, и следуя за Ним. Если мы делаем это, Дух Святой производит в нас изменения, преображая в образ Христа, и мы возрастаем от одной степени славы к другой.

1,5 Стихи 3 и 4 показывают, что Бог дал нам все необходимое для святой жизни. Бог свят, потому и мы должны неустанно стремиться к святости. Бог не делает нас святыми против нашего желания или без нашего участия. Он ожидает от нас желания, непреклонности и послушания.

Исходной в развитии христианского характера Петр считает веру. В конце концов, он обращается к христианам, тем, кто уже имел спасительную веру в Господа Иисуса. Он не призывает их верить; он предполагает, что они уже уверовали.

Необходимо, чтобы веру сопровождали семь составных частей святости, которые не следуют одна за другой, а проявляются во всякое время.

Отец Тома Олсона имел обыкновение читать своим сыновьям следующую цитату:

"Добавьте к вашей вере добродетель и мужество Давида; к мужеству Давида – рассудительность Соломона; к рассудительности Соломона – терпение Иова; к терпению Иова – благочестие Даниила; к благочестию Даниила – братолюбие Ионафана; а к братолюбию Ионафана – любовь Иоанна". (Из выступления Тома Олсона, личного друга автора.)

Ленски предлагает:

"Список из семи добродетелей Петр составил, помня о лжепророках (2,1) и их жизни, которая вполне отвечает их притворной вере. Вместо достоинства они несут позор; вместо знания – слепоту; вместо воздержания – вседозволенность; вместо стойкости в добром – упорство в злом; вместо благочестия – нечестие; вместо братолюбия – ненависть к детям Божьим; вместо подлинной любви – ее ужасающее отсутствие". (R.C.H. Lenski, The Interpretation of the Epistles of St. Peter, St. John and St. Jude, p. 266.)

Первая характерная черта – добродетель. Под ней подразумевалось благочестие, добродетельная жизнь или моральная чистота, хотя позже все эти качества стали называться одним словом – "благочестие". Здесь слово "добродетель" может также означать духовное мужество перед враждебным миром, силу отстаивать истину.

Мы вспоминаем мужество мучеников. Архиепископа Кранмера поставили перед выбором: подписать отречение или быть сожженным на костре.

Сначала он отказывался, но потом, под огромным давлением его правая рука подписала отречение. Позже он осознал свою ошибку и попросил палачей привести приговор в исполнение. По его просьбе ему развязали руки. Тогда он, держа правую руку в огне, сказал: "Рука, написавшая это, должна быть наказана первой. Эта рука согрешила! Погибни же, недостойная правая рука!" (Это часто используемая известная история. См., например, S.M. Houghton, Sketches from Church History, pp. 114-116.)

Мужество должно сопровождаться рассудительностью, особенно знанием духовной истины. Этим еще раз подчеркивается важность изучения Слова Божьего и повиновения священным заповедям.

Больше узнавать об Иисусе из Его Слова,
Больше общаться с моим Господом,
Прислушиваться к Его голосу в каждой строке -
И тогда все Божественные откровения будут моими.

(Элиза Е. Хьюитт)

Через основанное на опыте знание Библии в нас развивается то, что Эрдман называет "практическими навыками в мелочах христианской жизни".

1,6 Каждого христианина Бог призывает к самодисциплине. Кто-то определил ее как способность контролировать желания при содействии Духа Божьего. Дисциплина необходима в молитве, в изучении Библии, в использовании времени, в подавлении плотских похотей, в жертвенной жизни.

Павел упражнялся в воздержании. "И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным" (1 Кор. 9,26-27).

Аудюбон, великий натуралист, был готов испытывать длительный дискомфорт, чтобы лучше изучить мир птиц. Пусть Роберт Г. Ли расскажет об этом:

"Он считал физический комфорт за ничто ради успеха дела. Он мог часами неподвижно лежать на земле, в темноте и тумане, чувствуя себя вполне вознагражденным, если после недель ожидания получал один незначительный факт из жизни одной-единственной птицы. Он мог, затаив дыхание, стоять по шею в стоячей воде, в то время как бесчисленные ядовитые болотные змеи плавали возле его лица и огромные аллигаторы проплывали туда и обратно перед его взором. "Это было неприятно,- говорил он, хотя при этом лицо его пылало энтузиазмом.- Но что из того? Зато я имею полное представление о птице". Он шел на это только ради того, чтобы описать птицу". (Robert G. Lee, Seven Swords and Other Messages, p. 46.)

Мы видим примеры других, вопиющие нужды погибающего мира, личную опасность крушения нашего свидетельства, следовательно, мы должны дисциплинировать себя, чтобы Христос извлек лучшее из нашей жизни.

Воздержание должно быть дополнено терпением, то есть стойкой выносливостью в преследованиях и бедственных ситуациях. Мы должны постоянно помнить, что христианская жизнь призывает нас быть выносливыми. Недостаточно пребывать в сиянии славы; мы должны быть стойкими, несмотря на трудности. Представление о том, что христианство – это бесконечное наслаждение от пребывания на вершине горы – ошибочно.

Есть распорядок дня, черная работа, неутешительные обстоятельства, горькая печаль, разрушенные планы. Терпение – искусство держаться и быть настойчивым перед лицом всего, что, как нам кажется, действует против нас.

Следующее достоинство – благочестие. Наша жизнь должна быть богоподобной, включая все, относящееся к практической святости. Наше поведение должно содержать такое сверхъестественное качество, по которому другие узнают, что мы – дети Небесного Отца; семейное сходство должно быть безошибочным. Павел напоминает нам: "...благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей" (1 Тим. 4,8).

1,7 Благодаря братолюбию мир отождествляет нас с учениками Христа: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин. 13,35).

Братолюбие ведет к любви ко всему человечеству. И дело здесь вовсе не в эмоциях, но в желании. Это не сентиментальная взволнованность, а заповедь, которой нужно повиноваться. В НЗ любовь сверхъестественна. Неверующий не может любить так, как учит Библия, потому что не имеет Божественной жизни. Чтобы любить врагов и молиться за палачей, нужно жить Божественной жизнью. Мы любим, если отдаем. Например: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал..." (Ин. 3,16).

"...Христос возлюбил Церковь и предал Себя..." (Еф. 5,25). Мы можем проявлять любовь, отдавая свое время, свои таланты, свои сокровища и свои жизни для других.

Т. Е. Маккулли был отцом Эда Маккулли, одного из пяти молодых миссионеров, убитых индейцами племени Аука в Эквадоре. Однажды ночью мы все вместе стояли на коленях, а он молился: "Господь, позволь мне жить достаточно долго для того, чтобы увидеть спасенными тех, кто убил наших мальчиков, чтобы я мог обнять их и сказать, что я их люблю, потому что они любят моего Христа". Это и есть христианская любовь – когда вы можете молиться подобным образом за убийц вашего сына. Эти семь видов благодати делают христианский характер цельным.

1,8 На пути ученичества есть либо движение вперед, либо падение – и никакого топтания на месте. Только в движении вперед – сила и безопасность; опасность и неудача – в отступлении.

Нетерпение в развитии христианского характера ведет к бессодержательности, бесплодию, слепоте, близорукости и забвению.

Бессодержательность. Только жизнь в общении с Богом может быть действительно эффективной. Руководство Духа Святого устраняет бессмысленную деятельность и гарантирует максимальный успех. Иначе мы создаем видимость борьбы, или шьем без нити.

Бесплодие. Можно иметь обширные познания о Господе Иисусе Христе и все же не приносить плод. Неумение применять знания на практике неизбежно ведет к бесплодию. Приток воды без истока убил Мертвое море; и в духовном мире он также убивает производительность.

1,9 Близорукость. Есть различные степени ослабленного зрения, о которых говорят как о слепоте. Близорукость здесь определяет форму слепоты, при которой человек живет скорее для настоящего, чем для будущего. Он так поглощен материальным, что пренебрегает духовными вещами.

Слепота. Тот, у кого отсутствуют семь характерных черт, перечисленных в стихах 5-7, слеп. Он не знает, что главное в жизни. У него нет способности распознавать истинные духовные ценности. Он живет в темном мире теней.

Забвение. Наконец, человек, не имеющий семи достоинств, забыл об очищении прежних грехов своих. Истина его искупления потеряла над ним власть. Он возвращается туда, откуда однажды был вызволен. Он заигрывает с грехами, которые стали причиной смерти Сына Божьего.

1,10 Итак, Петр призывает своих читателей подтвердить их звание и избрание. Это два аспекта Божьего плана спасения. Избрание относится к Его суверенному вечному избранию отдельных людей, которые будут Ему принадлежать. Звание говорит в Его деяниях, которые всегда происходят вовремя и благодаря которым избрание становится очевидным. Мы были избраны до сотворения мира; звание же мы получаем, когда становимся верующими. Хронологически сначала следует избрание, затем – звание. Но в земной жизни мы прежде узнаем о Его звании, затем понимаем, что были избраны во Христе от вечности.

Мы не можем сделать звание и избрание более твердыми, чем они уже есть; невозможно помешать вечным целям Бога. Но мы можем подтвердить их, возрастая в подобии Господу. Проявляя плод Духа, мы можем обеспечивать безошибочное свидетельство того, что мы действительно принадлежим Ему. Святая жизнь доказывает подлинность нашего спасения.

Жизнь в святости сохранит нас от преткновения. Вопрос не в том, что можно упасть и оказаться в месте вечной погибели; труд Христа избавляет нас от этого места. "Преткнуться" скорее значит впасть в грех, оказаться постыженным или бесполезным. Если в Божественных вещах мы не в состоянии продвигаться вперед, нашей жизни будет угрожать опасность падения.

Но если мы будем ходить в Духе, то спасемся как утвердившиеся для служения Ему. Бог хранит христианина, который ради Него продвигается вперед. Опасность таится в духовной праздности и слепоте.

1,11 Постоянный духовный рост гарантирует не только безопасность, в нем также сокрыто обещание свободного входа в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Здесь Петр говорит не о факте нашего входа туда, но о его способе. Единственное основание для входа в Небесное Царство – вера в Господа Иисуса Христа.

Но для некоторых вход будет более открыт, чем для других. Награды будут отличаться. И награда, о которой здесь говорится, зависит от степени соответствия Спасителю.

1,12 Рассматривая настоящее и вечное значение этой темы, Петр решительно настроен и впредь напоминать верующим о важности развития христианского характера. Даже если они уже знают это, им нужно постоянно напоминать об этом. Так поступаем и мы. Даже при том, что мы утверждены в настоящей истине, всегда есть опасность внезапно отвлечься или проявить забывчивость. Потому истину нужно постоянно повторять.

1,13 Петр считал не только своей целью, но и долгом, доколе жив, возбуждать святых частым напоминанием. Поскольку его жизнь приближалась к концу, он сознавал необходимость охранять их от духовной спячки.

1,14 Господь открыл Петру время его смерти и то, как он умрет (Ин. 21,18-19). С тех пор прошло много лет. Стареющий апостол знал, что по законам естественной жизни его смерть близка. Это знание давало дополнительный стимул его намерению заботиться о духовном благосостоянии народа Божьего в оставшееся ему короткое время.

Он говорит о своей смерти как об отшествии из земной обители или оставлении своего тела – храмины. Как храмина (палатка) – временное укрытие для путников, так и тело – дом, в котором мы пребываем в период нашего странствования по земле. После смерти храмина разрушается. При восхищении на небо тело воскреснет и изменится. В вечной прославленной форме тело, согласно Писанию, будет домом нерукотворенным (2 Кор. 5,1).

То, что Петр знал о своей смерти, не отрицает правду о неизбежном пришествии Христа за Его святыми, как иногда спорят. Истинная Церковь всегда ожидала, что Христос может прийти в любой момент. Только через особое откровение Петр знал, что в момент возвращения Господа он не будет среди живых.

1,15 Апостол решил не только лично напоминать святым о важности духовного роста, но и предусмотрел, чтобы после него осталось напоминание в письменной форме. Благодаря его письмам верующие смогут помнить об этом постоянно. В результате письма Петра на протяжении девятнадцати столетий освещали путь мужчинам и женщинам и будут и далее освещать его даже до пришествия нашего Спасителя. Заслуживающие доверия древние предания свидетельствуют о том, что Ев. от Марка, по существу, является воспоминанием автора о его духовном наставнике апостоле Петре.

Вот почему письменное служение столь важно. Это – записанное слово, которое продолжает жить. Через записанное слово продолжается служение человека в то время, как его тело уже лежит в могиле.

Вместо слова "умирать" Петр использует другое, производное от слова "исход". Этим же самым словом описана смерть Христа в Ев. от Луки (9,31).

Смерть – не прекращение существования, но отшествие, переход из одного места в другое. Для нас эти стихи особо ценны, поскольку показывают, что важно человеку Божьему, живущему под тенью смерти. Слова "это", "се" встречаются здесь четыре раза – в стихах 8, 9, 12 и 15.

Великие основополагающие истины христианской веры имеют огромную ценность, если смотреть на них с позиции вечности.

1,16 В заключительных стихах главы 1 речь идет об уверенности в пришествии Христа во славе. Петр сначала говорит с уверенностью в апостольском свидетельстве, затем с уверенностью в пророческом слове. Петр как бы объединяет НЗ и ВЗ и призывает своих читателей оставаться верными этому единодушному свидетельству.

Он подчеркивает, что свидетельство апостолов основано на факте, а не на мифе. Они не следовали хитросплетенным басням, или мифам, но возвестили читателям силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа.

Он обращается к особому случаю – Преображению Христа на горе. Оно было засвидетельствовано тремя апостолами – Петром, Иаковом и Иоанном. Сила и пришествие – литературный прием для выражения понятия "пришествие в силе", или "впечатляющее пришествие". (Явление, когда два слова используются для одного значения (например, "хороший и безумный", что означает "очень безумный"), называется гендиадис (от греч. "один через два"). Библия часто использует этот речевой оборот и в данном случае тоже, поэтому неплохо уметь распознавать его.) Преображение как бы предваряло пришествие Христа в силе для того, чтобы царствовать над всей землей. Это событие ясно описано в Ев. от Матфея. Иисус сказал: "Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем" (Мф. 16,28). Сразу же следуют стихи, в которых описывается Преображение (17,1-8). На горе Петр, Иаков и Иоанн увидели Господа Иисуса в той славе, которую Он будет иметь, когда будет царствовать тысячу лет. Прежде своей смерти три апостола видели Сына Человеческого в славе Его грядущего Царства. Таким образом, слова Господа в Ев. от Матфея (16,28) исполнились (17,1-8).

Далее Петр решительно настаивает на том, что апостольское свидетельство о Преображении не основано на баснях (в греческом переводе – мифы). Некоторые современные богословы используют это слово в своих нападках на Библию. Они предлагают "демифологизировать" Священное Писание. Бультман говорил о "мифологическом элементе" в НЗ. Джон А. T. Робинсон призывал христиан признать, что большая часть Библии основана на мифах:

"В прошлом столетии был сделан болезненный, но решающий шаг вперед в признании того, что Библия действительно содержит "миф", который является важной формой религиозной правды. Постепенно все, кроме крайних фундаменталистов, подтвердили, что повествование книги Бытие о сотворении и падении представляет самые глубокие истины о человеке и вселенной скорее в форме мифа, а не как историю, однако при этом справилось с задачей. Действительно, для защиты христианской истины необходимо было признать и заявить, что эти рассказы не являются историей и поэтому не могут соревноваться с альтернативными мнениями в антропологии или космологии. Не делающие этих различий, и мы теперь видим это, играли на руку Томасу Хаксли и его друзьям". (John A. T. Robinson, Honest to God, p. 32-33.)

Чтобы опровергнуть обвинение в мифах, Петр приводит три свидетельства Преображения: они были свидетелями, которые видели, слышали и физически присутствовали.

Что касается видения, апостолы были очевидцами величия Господа. Иоанн свидетельствовал: "...и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца" (Ин. 1,14).

1,17 Затем приводится свидетельство о том, что они слышали. Апостолы слышали глас Божий: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение". Это услышанное ими выражение чести Господу Иисусу принеслось к Нему от велелепной славы, то есть от яркого, светлого облака славы, называемого Шекина, которое символизировало присутствие Божье.

1,18 В свидетельствах Иакова, Иоанна и самого Петра подчеркивается, что они отчетливо слышали глас Божий, когда были с Господом на святой горе. Согласно Ев. от Матфея (18,16), показания трех свидетелей являются авторитетными и заслуживающими доверия.

Наконец, Петр присоединяет свидетельство физического присутствия: мы были с Ним на святой горе. Это была реальная ситуация; по этому поводу не может быть никакого сомнения. Мы не знаем, на какой горе произошло Преображение. Если бы можно было установить это, она стала бы святыней или местом поклонения. (Согласно римско-католическому преданию, местом Преображения считается гора Фавор, и на ней действительно есть святыни. Исторически это предание не верно, поскольку Фавор – невысокая гора, а Евангелие говорит, что она была "чрезвычайно высокой". К тому же во времена нашего Господа на горе Фавор, вероятно, стоял римский гарнизон – плохой фон для личного откровения! Более вероятным местом считается гора Ермон – высокая, с верхушкой, покрытой снегом, расположенная на север от Галилеи.)

Она называется святой горой не потому, что ей свойственна святость, а потому, что стояла поодаль и была местом священного события.

1,19 И притом мы имеем вернейшее пророческое слово. Ветхозаветные пророки предсказали пришествие Христа в силе и великой славе. Событие на горе Преображения подтвердило эти пророчества. То, что видели апостолы, не умалило ветхозаветные пророчества и не сделало их более конкретными, а лишь подтвердило предсказания.

Апостолы увидели блеск славы грядущего Царства Христова прежде его наступления.

Полезно прочитать перевод остальной части стиха 19, сделанный Ф. В. Грантом: "...и вы хорошо делаете, что заостряете внимание в сердцах ваших (подобно светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда)". Заметьте, как Грант использует круглые скобки. Согласно его переводу, все внимание мы должны сосредоточить в сердцах наших.

Иными словами, мы должны обращать внимание в сердцах наших. Во многих других переводах рассвет дня и восход утренней звезды в сердцах ваших представляет практические трудности при толковании.

Пророческое слово – сияющий светильник. Мрачное, или темное, место – мир. Рассвет дня символизирует конец нынешней эпохи Церкви (Рим. 13,12). Восход утренней звезды – пришествие Христа за Его святыми. Таким образом, смысл этого стиха таков: мы должны всегда держать перед собой пророческое слово, дорожить им в сердцах наших, так как оно будет светильником в этом темном мире, пока не закончится эра благодати и Христос не появится в облаках, чтобы забрать ожидающих Его людей домой на небеса.

1,20 В заключительных двух стихах Петр подчеркивает, что пророческое Священное Писание создавалось Богом, а не человеком; оно богодухновенно.

Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить [или создать] самому собою. Это заявление вызвало всевозможные толкования. Некоторые из них абсурдны, как например точка зрения, что толкование Библии – это прерогатива только Церкви, а отдельные люди не должны ее изучать!

Другие объяснения могут быть истинными утверждениями, хотя и не раскрывают значение данного стиха.

Например, истинно то, что ни один стих нельзя толковать отдельно, а нужно рассматривать его в контексте и учитывать остальную часть Священного Писания.

Однако Петр имеет здесь дело с происхождением пророческого слова, а не с тем, как люди толкуют уже данное слово. Дело в том, что когда пророки писали, они не давали собственного понимания пророчеств или своих заключений. Иными словами, толкование не относится к объяснению Слова для тех из нас, кто имеет Библию в письменной форме; скорее оно относится к путям, которыми первоначально возникло Слово. (Греческое слово epilusis можно перевести как "происхождение", так и "толкование".)

Д. Т. Янг пишет:

"Таким образом, правильно понятый текст ...доказывает, что Священное Писание не человеческое по первичному происхождению. Это Божье толкование, не человеческое. Мы часто слышим, что некоторые утверждения Священного Писания представляют мнение Давида, или мнение Павла, или мнение Петра. Но, строго говоря, в Священном Писании нет ни одного человеческого мнения. Там есть только Божье понимание вещей. Никакое пророчество Священного Писания не представляет человеческую интерпретацию: люди говорили, ибо были движимы Духом Святым". (Dinsdale T. Young, The Unveiled Evangel, pp. 13-14.)

Таким образом, слово, переведенное в Синодальном издании как "разрешить", является весьма точным, и мы верим, что оно лучше всего вписывается в контекст.

1,21 Этот стих подтверждает объяснение, только что данное в стихе 20.

Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой. Некто сказал: "То, что они написали, не было смесью их собственных идей или результатом человеческого воображения, понимания или предположений".

Фактически изрекали его святые Божьи человеки, будучи движимы Духом Святым. (В греческом тексте (NU) читаем: "но люди говорили от Бога".) Каким-то образом, который мы не поймем до конца, Бог давал этим людям слова, которые они писали, и при этом все же не уничтожил индивидуальность, или стиль, авторов.

Это один из ключевых стихов в Библии о Божественном вдохновении. Сейчас, когда многие отвергают авторитет Священного Писания, важно твердо отстаивать словесное, безоговорочное вдохновение непогрешимого Слова.

Под словесным вдохновением мы подразумеваем, что слова, первоначально записанные сорока или более авторами, были богодухновенны (см. 1 Кор. 2,13). Бог не давал общую схему или некоторые основные идеи, позволяя затем авторам облекать их во фразы так, как им хотелось. Слова, которые они писали, давал им Дух Святой.

Под безоговорочным вдохновением мы подразумеваем то, что вся Библия, начиная с книги Бытие и кончая Откровением, равно дана Богом. Это Слово Божье (см. 2 Тим. 3,16). Под непогрешимостью мы подразумеваем, что окончательное Слово Божье абсолютно безошибочно в оригинале не только с точки зрения вероучения, но и с точки зрения истории, науки, хронологии и всех других областей.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →