Комментарии МакДональда на послание К Римлянам 7 глава

И. Место закона в жизни верующего (Гл. 7)

Теперь Апостол переходит к вопросу, который неизбежно должен был возникнуть: как христиане должны относиться к закону? Возможно, отвечая на этот вопрос, Павел мысленно обращался к верующим иудеям, так как конкретный закон был дан Израилю, но общие принципы этой главы применимы также и ко всем язычникам, которые неразумно пытаются жить по закону, после того как уже были оправданы по вере.

В шестой главе мы рассмотрели, как смерть прекращает власть греховной природы в жизни Божьего чада.

Здесь мы увидим, что смерть также аннулирует власть закона над теми, кто был под ним.

7,1 Этот стих связан со стихом 6,14: "Ибо вы не под законом, но под благодатью". И связь заключается в следующем: "Вы должны знать, что вы не под законом – или вы не понимаете, что закон имеет власть над человеком, только пока он жив?" Павел обращается к тем, кто знаком с основными принципами закона и, соответственно, понимает, что закон не распространяется на умерших.

7,2 Для иллюстрации этого утверждения Павел приводит в пример то, как смерть разрушает брачный союз. Женщина связана по закону лишь с живым мужем, но если ее муж умрет, то она освобождается от этого закона.

7,3 Если женщина выйдет замуж за другого, пока ее муж жив, она становится виновной в прелюбодеянии. Но если ее муж умрет, то она свободна снова выходить замуж без какой бы то ни было тени вины.

7,4 Рассматривая этот пример, мы не должны стремиться найти в нем буквальные параллели. Например, ни муж, ни жена здесь не представляют закон. Цель примера – показать, что как смерть разрывает узы брака, так и смерть верующего со Христом прекращает его подчинение закону.

Заметьте, Павел не пишет, что умирает закон. Закон остается в силе и служит для осуждения греха. Нужно также понимать, что под словом "мы" он подразумевает тех, которые до своего обращения ко Христу были иудеями.

Мы умерли для закона Телом Христовым, то есть благодаря тому, что Его Тело было отдано на смерть. Мы больше не связаны с законом; мы теперь связаны с воскресшим Христом.

Наш союз был разрушен смертью, и теперь мы вступили в новый. И с тех пор как мы стали свободны от закона, мы можем приносить плод Богу.

7,5 Слова о плодах снова напоминают нам о том, какой плод мы приносили, когда жили по плоти. Выражение "по плоти", конечно же, не означает "в теле". Плоть здесь означает нашу жизнь до обращения. Тогда плоть управляла нашим отношением к Богу. Мы всецело зависели от того, кем мы на самом деле являемся и что мы делаем для получения Божьей благосклонности. Жизнь по плоти противоположна жизни во Христе.

До обращения нами управляли греховные страсти, обнаруживаемые законом. Закон не был причиной их происхождения, но именно потому, что закон называл их и запрещал, у людей возникло сильное желание их совершать.

Эти греховные страсти находили себе выход в нашем теле, и когда мы поддавались на их искушение, результатом был ядовитый плод, несущий смерть. В Галатам 5,19-21 Павел пишет об этом плоде как о делах плоти: "...прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство".

7,6 Среди тех прекрасных изменений, которые происходят с нами при обращении, есть и то, что мы освобождаемся от закона. Это происходит потому, что мы умерли со Христом. Так как Он умер, будучи нашим Представителем, мы умерли вместе с Ним. Своей смертью Он исполнил все требования закона и понес положенное им страшное наказание. Таким образом, мы стали свободны от закона и от неизбежного проклятия. А двух наказаний быть не может.

Бог не потребует оплаты дважды -
Сначала от окровавленных рук моего Заступника,
А затем еще раз от меня.

(Огаст М. Топледи)

Теперь мы освобождены, чтобы служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве. Наше служение основано на любви, а не на страхе; это служение свободы, а не принуждения. Оно проявляется не в рабском стремлении исполнять расписанные по минутам обряды и церемонии, а в радостной самоотдаче самих себя прославлению Бога и служению другим.

7,7 Может сложиться мнение, что Павел будто бы критикует закон. Он написал, что верующие мертвы для греха и для закона, и это могло привести к мысли, что закон есть зло. Но это далеко не так.

В стихах 7-13 Павел описывает ту важную роль, какую закон сыграл в его собственной жизни, до того как он был спасен. Он отмечает, что сам по себе закон не грешен, но обнаруживает грех в человеке. Именно закон показал Павлу всю испорченность его сердца. Сравнивая себя с окружающими, он испытывал к себе глубокое уважение. Но как только требования Божьего закона начали в нем обличительную работу, Павел умолк и осознал свою виновность.

Особое влияние оказала на него десятая заповедь: "не пожелай". Завистливые желания возникают в сознании человека. И хотя Павел не совершал никаких более тяжких, более отвратительных грехов, он, тем не менее, понял, что его жизнь порочна. Он осознал, что злые мысли настолько же грешны, как и злые поступки. Его жизнь была отравлена нечистыми помышлениями. Хотя внешне она могла казаться безупречной, но внутри жизнь Павла была полна ужасов.

7,8 Грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание. Здесь пожелание означает именно жадное или завистливое хотение. Когда закон запрещает любые формы порочных желаний, испорченная человеческая природа еще сильнее стремится к ним.

Например, этот закон имеет и такой оттенок: "Вы не должны вызывать в своем воображении различные сцены, связанные с удовлетворением сексуальных вожделений. Вы не должны жить в мире похотливых фантазий".

Этот закон запрещает жить с нечистыми, низменными, непристойными мыслями. Но, к сожалению, он не дает силы преодолеть этот грех. И в результате люди, находящиеся под законом, оказываются еще больше вовлеченными в мир непристойных сексуальных мечтаний. И они понимают, что если действие запрещено, то падшая человеческая природа еще сильнее побуждает совершить его. "Воды краденые сладки, и утаенный хлеб приятен" (Притч. 9,17).

Без закона грех относительно мертв. Греховное естество человека похоже на спящую собаку. Когда появляется закон и говорит: "Нельзя!" собака просыпается, возмущенно вскакивает и неистово кидается делать все то, что запрещено.

7,9 До того как закон обличил его, Павел жил, то есть его греховная сущность была сравнительно бездейственной и он пребывал в счастливом неведении о том, какая бездна порока скрывается в его сердце.

Но когда пришла заповедь, то есть когда проявилась обличительная сила заповеди, его грешная природа воспламенилась. Чем больше он старался быть послушным, тем большая неудача его постигала.

7,10 И в нем умерла всякая надежда на достижение спасения своими усилиями. Он умер для всякой мысли о своих прирожденных достоинствах. Он умер для всякой мечты об оправдании по закону.

Он понял, что заповедь, данная для жизни, на самом деле привела его к смерти. Но как заповедь могла быть дана для жизни? Давайте обратимся к Левит 18,5, где Бог говорит: "Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив. Я Господь". В идеале закон обещает жизнь тем, кто его соблюдает.

Табличка на клетке со львом гласит: "Через ограду не перелезать!" Если этому предписанию подчиниться, оно даст жизнь. Но если непослушный ребенок, вопреки этой надписи, перелезет через заграждение, чтобы погладить льва, это приведет к смерти.

7,11 Опять Павел утверждает, что сам по себе закон ни в чем не виноват. На преступление закона его толкал живущий в нем грех. Этот грех навеял ему мысль о том, что запретный плод, в конце концов, не так уж и плох, что он принесет счастье и радость и что не следует об этом беспокоиться.

Грех выразил предположение, что Бог скрывает кое-какие положенные ему удовольствия. И таким образом грех умертвил его в том смысле, что приговорил к смерти все его надежды заработать, или заслужить, спасение.

7,12 Закон сам по себе свят, и каждая заповедь свята, и праведна, и добра. Мы постоянно должны помнить о том, что в законе нет ничего плохого. Он был дан Богом и является совершенным выражением Его воли для Его народа. Слабость закона происходит от "недоброкачественного сырья", с которым ему пришлось иметь дело: закон дан тем, кто уже были погибшими грешниками. И закон нужен был для того, чтобы показать им их греховность, но при этом они продолжали нуждаться в Спасителе, Который мог бы избавить их от наказания и власти греха.

7,13 Здесь под словом "доброе" подразумевается закон, что ясно из предыдущего стиха. Итак, Павел поднимает вопрос: "Неужели закон стал для меня смертоносным?" То есть виноват ли закон в том, что приговаривает Павла (и всех нас) к смерти? И ответом будет: "Никак!" Виноват не закон, а грех. Закон не был источником греха, но он выявил грех во всем его ужасном обличье. "...Ибо законом познается грех" (Рим. 3,20). Но и это еще не все! Как реагирует греховная природа человека, когда святой Божий закон запрещает что-либо? Ответ нам уже известен. То, что было слабым желанием, превращается в пылкую страсть. Таким образом, грех становится крайне грешен посредством заповеди.

Кажется, что здесь есть противоречие стиху 10. Там Павел писал, что закон приносит смерть, а в этом стихе отрицает, что закон стал для него смертоносным. Разрешение проблемы состоит в следующем: сам по себе закон не может ни исправить грешное естество, ни побуждать его к греху. Он может служить лишь определителем греха, как термометр определяет температуру. Но он не может воздействовать на грех, как контролирующий температурный режим термостат.

Ситуация такова, что падшее естество человека инстинктивно стремится ко всему запретному. Оно использует закон, чтобы разжигать в грешнике его дремлющие похоти. И чем больше он старается, тем хуже у него получается, пока в нем окончательно не погибает всякая надежда на исправление. Тогда он видит крайнюю греховность своего "я" отчетливее, чем когда-либо прежде.

7,14 До этого стиха апостол описывал критический момент из своей биографии, когда, благодаря закону, он глубоко осознал собственную греховность. Здесь он переключается на настоящее время, чтобы описать свои переживания после рождения свыше: внутреннее столкновение новой и ветхой природы и невозможность выхода из этого конфликта собственными усилиями. Павел признает, что закон духовен, то есть свят и предназначен для духовного блага человека. Но Павел также понимает, что сам он плотян, так как не может побеждать грех в своей жизни. Он продан греху. Он ощущает себя рабом, проданным господину греху.

7,15 Апостол описывает внутреннюю борьбу, происходящую в жизни верующего, который не знает о своем единении с Христом в Его смерти и воскресении. Эта борьба между ветхой и новой природой продолжается в сердце того, кто ищет святости на горе Синай. Гарри Фостер объясняет это так:

"Это был человек, пытавшийся добиться святости собственными усилиями, отдавая всего себя выполнению "святых и праведных и добрых" заповедей Божьих (ст. 12), и в конце концов осознавший, что чем сильнее он борется, тем хуже становится. Исход этой битвы был известен заранее, и это неудивительно, так как победить грех и жить в святости не под силу падшей природе человека". (Harry Foster, article in Toward the Mark, p. 110.)

Кстати, стоит отметить постоянное использование местоимений первого лица в стихах 9-25: я, меня, мне, мое.

Те, кто испытывает те же проблемы, что описаны в седьмой главе Послания, получили передозировку витамина "Я". Они слишком углубляются в себя, чтобы попытаться отыскать источник победы над грехом там, где его быть не может. К сожалению, большинство современных христианских психологов советуют своим пациентам больше обращать внимание на себя и тем самым не решают, а лишь усугубляют проблему. Люди должны знать, что они умерли и воскресли с Христом, чтобы ходить в обновленной жизни. Тогда вместо попыток исправить плоть они похоронят ее в гробе Христа.

Описывая эту внутреннюю борьбу, Павел говорит: "Не понимаю, что делаю". Он – как двойственная личность, доктор Джекилл и мистер Хайд. Он обнаруживает себя вовлеченным в то, чего не хочет совершать, и делающим то, что ненавидит.

7,16 Осуждая те дела, которые совершает его худшая половина, он встает на одну сторону с законом против самого же себя, так как закон тоже осуждает их. И поэтому он сам соглашается с тем, что закон добр.

7,17 Мы приходим к выводу, что виноват не новый человек во Христе, а живущая в нем старая греховная природа. Но здесь мы должны быть осторожны. Нельзя извинять греховную жизнь, списывая это на живущий в нас грех. Мы ответственны за свои поступки, и этот стих не учит сваливать с себя эту ответственность. Павел просто называет источник греховной жизни, но не извиняет ее.

7,18 Ни о каком приближении к святости не может быть и речи, пока мы не усвоим то, что понял Павел: "...не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе". Под плотью здесь подразумевается его злая, испорченная природа, унаследованная от Адама, которая также остается и в каждом верующем. Она является источником всех злых действий, совершаемых человеком. В ней нет ничего доброго.

Когда мы поймем это, то не станем отыскивать что-либо хорошее в нашем ветхом "я". Это знание избавит нас от разочарования, когда мы не найдем в себе ничего доброго. Оно избавит нас от постоянных мыслей о себе, так как в самоанализе нельзя одержать победу. Один шотландский святой, Роберт Мюррей Макчейн, говорил, что за один взгляд на себя мы должны будем десять раз посмотреть на Христа. Еще раз подтверждая безнадежность плотских усилий, апостол сетует, что хотя в нем и есть желание делать добро, но нет никаких сил, чтобы воплотить это желание в действие. Проблема состоит в том, что он пытается забросить якорь внутрь корабля.

7,19 Итак, внутренний конфликт между двумя сторонами развивается. Павел обнаруживает, что не может делать то доброе, что он хочет делать, а вместо этого совершает ненавидимое им злое. Он стал вместилищем парадоксов и противоречий.

7,20 Мы можем перефразировать этот стих так: "Если же я-ветхий делаю то, чего я-новый не хочу, то уже не я-сам делаю то, но живущий во мне грех". И опять нужно отметить, что Павел при этом не извиняет себя и не отменяет своей ответственности. Он просто утверждает, что не может найти избавление от власти живущего в нем греха и что когда он грешит, это противоречит желаниям нового человека.

7,21 Павел обнаруживает некий действующий в его жизни принцип, или закон, который приводит все его добрые намерения к неудаче и поражению. Когда он хочет совершить что-либо правильное, в результате получается грех.

7,22 Если говорить о новом человеке, то он радуется в законе Божьем. Он знает, что закон свят и выражает волю Бога. И он хочет выполнять Божью волю.

7,23 Но в своей жизни он видит противодействующую силу, которая соперничает с внутренним человеком и делает его пленником греха. Джордж Каттинг пишет:

"Несмотря на то что внутренний человек находит удовольствие в законе, последний не дает ему никакой силы. То есть человек пытается совершить то, что Бог назвал абсолютно невозможным, а именно: подчинить свою плоть святому Божьему закону. Он обнаруживает, что плоть мыслит только о плотском и враждебна как Божьему закону, так и Самому Богу". (George Cutting, "The Old Nature and the New Birth" (буклет), p. 33.)

7,24 И вот Павел изливает свой стон в известном проникновенном восклицании. Этот стих звучит так, как будто к его спине крепко привязан разлагающийся труп. Этим "телом", конечно же, названа его ветхая природа во всей ее испорченности. Находясь в таком жалком положении, он признает, что не способен избавиться от этих оскорбительных, омерзительных оков.

7,25 Бурные благодарения, прорывающиеся в этом стихе, могут иметь два значения. Возможно, Павел благодарит Бога за то, что Иисусом Христом, Господом нашим, ему было дано избавление. Но также это может быть отступлением, в котором он благодарит Бога через Господа Иисуса за то, что не является больше тем жалким человеком из предыдущего стиха.

Вторая часть стиха подводит итог описанному выше конфликту между двумя сущностями человека, еще не получившего избавления. Верующий своим обновленным умом, то есть внутренним человеком, служит закону Божьему, а плотью, то есть ветхой природой, – закону греха. А о пути избавления от этого мы узнаем лишь в следующей главе.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →