Комментарии МакДональда на 1-е послание Коринфянам 10 глава

10,1 Апостол напоминает коринфянам, что отцы иудейские все были под облаком, и все прошли сквозь море. Смысловое ударение ставится на слове "все". Он мысленно возвращается к исходу иудеев из Египта, к тому, как их чудом вел облачный столб днем и огненный столб ночью. Он возвращается к тому, как они перешли Чермное море и ушли в пустыню. В смысле привилегий всем им было дано Божественное водительство и Божественное избавление.

10,2 Кроме того, все крестились в Моисея в облаке и в море. Креститься в Моисея – значит отождествить себя с ним и признать его руководство. Когда Моисей вел народ Израиля из Египта к земле обетованной, весь народ поклялся в верности Моисею и признал его избранным свыше спасителем. Предположительно выражение "под облаком" символизирует их отождествление с Богом, а выражение "сквозь море" – их разделение с Египтом.

10,3 Они все ели одну и ту же духовную пищу. Это относится к манне, которая чудом была дана народу израильскому, когда он шел через пустыню. Выражение "духовная пища" не означает, что пища была нематериальной. Не означает также, что она была невидимой или нереальной. Нет, "духовная" просто значит, что материальная пища была прообразом или иллюстрацией духовного питания, и автор имеет в виду, в первую очередь, духовную реальность. Здесь также может присутствовать мысль о том, что пища была дана им сверхъестественным образом.

10,4 На протяжении всего их пути Бог чудом давал им воду для питья. Это была реальная вода, но она опятьтаки названа духовным питием в том смысле, что являла собой прообраз духовного восстановления сил и дана была чудом. Они могли неоднократно умереть от жажды, если бы Господь не дал им воды. Выражение "пили из духовного последующего камня" не означает буквально какого-то материального камня, который сопровождал их в пути. Камень обозначает реку, вытекающую из него и следующую за израильтянами. Камень же был Христос – в том смысле, что Он был тем, Кто дал его, и тем, Кого он символизирует, давая воду живую Его народу.

10,5 Перечислив все эти принадлежавшие Израилю великие блага, апостол должен сейчас напомнить коринфянам, что не о многих из израильтян благоволил Бог; ибо они поражены были в пустыне. Весь Израиль оставил Египет, и все свидетельствовали, что сердцем и душой едины со своим вождем Моисеем. Однако в этой истории печально то, что, хотя сами они были в пустыне, сердца их все еще оставались в Египте. Они радовались физическому освобождению от рабства у фараона, но все еще вожделели грешных удовольствий этой страны. Из всех воинов старше двадцати лет, ушедших из Египта, лишь двое – Халев и Иисус Навин – получили награду: они вошли в землю обетованную. Трупы остальных легли в землю в пустыне, как свидетельство Божьего неблаговоления.

Обратите внимание на противопоставление слов "все" в первых четырех стихах и "многие" в стихе 5. Всем им были дарованы привилегии, но многие из них погибли. Годет поражается:

"Какое зрелище вызвал апостол перед глазами самодовольных коринфян: все эти тела, насыщавшиеся чудесной водой и питьем, ныне устилают землю в пустыне!" (Godet, First Corinthians, pp. 59, 60.)

10,6 В событиях, случившихся во времена Исхода, мы видим обращенное к нам поучение. Израильский народ был для нас как образ, показывающий, что случится с нами, если мы будем похотливы на злое, как они были похотливы. Читая ВЗ, мы не должны относиться к нему просто как к истории; нужно помнить, что он содержит уроки, имеющие практическую ценность для нашей жизни и сегодня.

В следующих стихах апостол перечислил некоторые конкретные, совершенные ими, грехи. Стоит заметить, что многие из этих грехов связаны с потворством желаниям плоти.

10,7 Стих 7 отсылает нас к поклонению золотому тельцу и пиру, который за этим последовал, как записано в Исход 32. Когда Моисей сошел с горы Синай, он обнаружил, что народ сделал золотого тельца и поклоняется ему. В Исход 32,6 мы читаем, как народ сел есть и пить, и встал играть, то есть танцевать.

10,8 Грех, упомянутый в стихе 8, отсылает нас к тому времени, когда сыны Израилевы стали жениться на дочерях Моава (Чис. 25). Совращенные пророком Валаамом, они нарушили слово Господне и впали в распутство. Мы читаем в стихе 8, что в один день погибло их двадцать три тысячи. В ВЗ говорится, что от поражения умерло двадцать четыре тысячи (Чис. 25,9). Критикующие Библию часто использовали этот стих как доказательство, что в Священном Писании есть противоречия. Если бы они прочли текст более внимательно, то увидели бы, что противоречия нет. Здесь просто утверждается, что двадцать три тысячи полегло в один день. В ВЗ цифра двадцать четыре тысячи соответствует общему числу погибших от поражения.

10,9 Затем Павел вспоминает, как израильтяне роптали из-за пищи и сомневались в благости Господней. В это время Бог наслал на них змей, и многие погибли (Чис. 21,5-6). Еще раз обратим внимание, что причиной их гибели стало чревоугодие.

10,10 Здесь говорится о грехе Корея, Дафана и Авирона (Чис. 16,14-47). Ситуация с пищей снова вызвала ропот против Бога (Чис. 16,14). Израильтяне не сдерживали свои плотские желания. Они не обуздывали плоть и не держали ее в повиновении. Вместо этого они удовлетворяли вожделения плоти, что и стало причиной их истребления.

10,11 Следующие три стиха говорят о практическом применении этих событий. Прежде всего, Павел объясняет, что значение упомянутых событий не ограничивается их исторической ценностью. Они значимы для нас и сегодня. Они описаны для того, чтобы предупредить нас, живущих после эры иудаизма в эпоху Благой Вести, нас, "к кому перешло все достояние предшествующих веков", как сказал Рендол Хэррис.

10,12 Здесь содержится предупреждение самоуверенным: кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть. Возможно, это особенно относится к сильным в вере, которые думают, что могут позволить себе некоторое потакание прихотям и ничего от этого не будет. Такому человеку грозит величайшая опасность пасть от карающей руки Бога.

10,13 Затем Павел прибавляет удивительные слова ободрения для искушаемых. Он учит, что испытания и искушения, с которыми мы сталкиваемся, обычны для всех. Однако верен Бог, Который не попустит нам быть искушаемыми сверх сил. Он не обещает освободить нас от искушения или испытания, но обещает ограничить его силу. Далее Он обещает дать облегчение, чтобы мы могли перенести искушение. Читая этот стих, нельзя не поразиться величайшему утешению, которое на протяжении веков он приносил святым Божьим, проходившим через испытания. Только что уверовавшие держались за него, как за спасательный трос, а более опытным он приносил покой и отдых, как подушка. Возможно, некоторых из адресатов Павла в это время терзало искушение поддаться идолопоклонству. Павел утешал их, говоря, что Бог не позволит непереносимому искушению встать на их пути. В то же время их следовало предупредить, что нельзя подвергать себя искушению.

10,14 Со стиха 14 главы 10 по стих 1 главы 11 Павел вновь возвращается к теме идоложертвенного. Сначала он разбирает вопрос о том, следует ли верующему присутствовать на пирах в идольских капищах (ст. 14-22).

Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения. Наверно, получить приглашение на идольский пир в капище было настоящим испытанием для коринфских верующих. Некоторые могли счесть, что они выше искушения.

Может быть, они говорили, что нет ничего страшного в том, чтобы сходить туда всего один раз. Апостол же дает богодухновенный совет убегать идолослужения. Он не предлагает изучать его, лучше ознакомиться с ним или относиться к нему несерьезно. Нужно убегать в противоположном направлении.

10,15-16 Павел знает, что обращается к умным людям, которые могут понять его слова. В стихе 16 он упоминает о Вечере Господней. Прежде всего он говорит: "Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой?" Выражение "чаша благословения" относится к чаше вина на Вечере Господней. Это чаша, говорящая о величайшем благословении, снизошедшем на нас через смерть Христа; поэтому она названа чашей благословения. Придаточное предложение "которую благословляем" означает "за которую мы благодарим". Когда мы берем эту чашу и подносим ее к губам, этим самым мы говорим, что сопричастны всем тем благам, которые изливаются в Крови Христа. Поэтому мы можем перефразировать этот стих следующим образом:

"Чаша, говорящая о величайших благословениях, данных нам через смерть Господа Иисуса, та чаша, за которую мы благодарим, – не является ли она свидетельством того, что все верующие – сопричастники благ, сокрытых в Крови Христовой?"

То же самое верно и в отношении хлеба, который преломляем, – хлеба причастия. Когда мы едим хлеб, мы говорим этим самым, что спаслись приношением Тела Его на кресте Голгофы и поэтому все мы – члены Его Тела. И чаша, и хлеб говорят об общении с Христом и участии в Его славном служении для нас.

Почему в этом стихе первой названа Кровь, тогда как при установлении Вечери Господней первым был назван хлеб? Возможно, Павел говорит здесь о последовательности событий, вводящих нас в христианскую общину.

Обычно новообращенный понимает ценность Крови Христовой прежде, чем приходит к пониманию истины о едином Теле. Таким образом, стих может излагать ту последовательность, в какой мы понимаем спасение.

10,17 Все верующие и мы многие одно тело во Христе, представленное одним хлебом. Все причащаемся от одного хлеба в том смысле, что все имеем часть от благ, дарованных нам принесением в жертву тела Христова.

10,18 Павел говорит в этих стихах, что участие в трапезе Господней символизирует общение с Ним. То же самое можно сказать и об израильтянах, которые ели жертвенное, – они были общниками жертвенника. Это, несомненно, относится к жертве мирной. Люди приносили жертвы в храм. Часть приношений сжигалась на алтаре; другую часть забирал священник; но третья часть возвращалась жертвующему и его друзьям. Они ели от жертвы в тот же день. Павел подчеркивает, что евшие от жертвы отождествляли себя с Богом и народом Израилевым, короче, со всем тем, о чем говорил жертвенник.

Но какое это имеет отношение к изучаемому нами отрывку из Писания? Ответ довольно прост. Так же, как участие в Вечере Господней свидетельствует об общении с Господом, а употребление в пищу мирной жертвы – об общении израильтянина с жертвенником Иеговы, так и участие в идольском пире в капище говорит об общении с идолами.

10,19 Что же я говорю? то ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь? Хочет ли Павел сказать всем этим, что мясо, принесенное в жертву идолам, меняет свои качества? Хочет ли он сказать, что идол реален, что он слышит, видит и обладает властью? Конечно же, ответ на оба эти вопроса – "нет".

10,20 На самом деле Павел хочет подчеркнуть, что язычники, принося жертвы, приносят бесам. Каким-то странным, таинственным образом идолослужение связано с бесами. Пользуясь идолами, бесы управляют сердцем и разумом тех, кто поклоняется им.

Дьявол лишь один – сатана, но бесов – его посланников и сотрудников – множество. Павел добавляет: "Я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами".

10,21 Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской. В этом стихе чаша Господня – это образное выражение, описывающее блага, данные нам через Христа. Этот оборот речи известен как метонимия, где содержащее используется для обозначения содержимого. Выражение "трапеза Господня" также образно. Это не то же самое, что и Вечеря Господня, хотя может включать ее в себя. Участвуя в трапезе, мы не только едим, но и наслаждаемся общением. Здесь под трапезой понимаются все блага, которыми мы наслаждаемся во Христе.

Когда Павел говорит: "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую, не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской", он не имеет в виду, что это физически невозможно. Верующий мог бы, например, пойти в идольское капище и принять участие в пире. Но здесь Павел имеет в виду, что с нравственной точки зрения это будет несовместимо. Провозглашать верность и преданность Господу Иисусу, а потом пойти и общаться с теми, кто приносит жертвы идолам, будет предательством и неверностью. Это будет нравственно несовместимо и крайне неправильно.

10,22 Более того, поступать так – значит провоцировать, раздражать Господа. Как сказал Вильям Келли, "любовь не может не ревновать к случайным увлечениям; это будет не любовь, если ее не возмущает неверность". (Kelly, First Corinthians, p. 166.)

Христианин должен бояться таким образом рассердить Господа или спровоцировать Его праведное негодование. Уж не кажется ли нам, что мы сильнее Его? То есть смеем ли мы огорчать Его, рискуя навлечь на себя Его родительское наказание?

10,23 От темы участия в идольских пирах апостол обращается к общим принципам, которыми христианин должен руководствоваться в повседневной жизни. Когда Павел говорит, что все позволительно, он не имеет в виду абсолютно все. Например, ни на секунду он не предполагает, что ему позволительно убить кого-нибудь или напиться допьяна. Здесь мы снова должны понять, что это выражение относится к вещам, не имеющим моральной значимости. В христианской жизни есть множество вещей, совершенно законных сами по себе, но по какимлибо иным причинам христианину было бы неразумно участвовать в них.

Итак, Павел говорит: "Все мне позволительно, но не все полезно". Например, что-то может быть вполне законно для верующего и вместе с тем неразумно с точки зрения национальных обычаев тех людей, среди которых он живет.

Кроме того, само по себе законное может не быть назидательным. То есть оно может не содействовать укреплению брата в святой вере. Следует ли в таком случае высокомерно отстаивать собственные права, или же лучше подумать о том, что принесет пользу моему брату во Христе?

10,24 Какие бы решения мы ни принимали, нам нельзя эгоистично думать о том, что будет хорошо для нас самих; лучше подумать о том, что принесет пользу ближнему. Принципы, изучаемые нами здесь, относятся к одежде, пище, напиткам, образу жизни и развлечениям, в которых мы принимаем участие.

10,25 Если верующий шел на торг, чтобы купить мяса, от него не требовалось выяснять у торговца, было ли прежде это мясо идоложертвенным. На мясо как таковое данный факт не оказал никакого воздействия, и здесь даже не стоит вопрос о том, согласуется ли это с верностью Христу.

10,26 Разъясняя этот совет, Павел обращается к Псалму 23,1: "Господня земля, и что наполняет ее". Здесь содержится мысль, что пища, которую мы едим, милостиво дана нам Господом и предназначена именно для нашего питания. Хейнрич говорит, что данные слова из Псалма 23 иудеи часто используют как благодарственную молитву за пищу.

10,27 Далее Павел рассматривает ситуацию, которая может вызвать вопросы у верующего. Предположим, неверующий позовет верующего к себе домой на обед. Может ли христианин принять такое приглашение? Да. Если вас приглашают на обед в дом к неверующему и вам хочется пойти, вы можете есть без всякого исследования, для спокойствия совести.

10,28 Если же во время еды другой присутствующий там христианин, совесть которого немощна, скажет вам, что мясо, которое вы едите, – идоложертвенное, следует ли вам есть его?

Нет. Вам не следует позволять себе это, потому что, поступая так, вы можете спровоцировать его на неверный поступок или задеть его совесть. Не следует вам есть и тогда, когда это может помешать неверующему принять Господа. В конце стиха 28 Павел снова напоминает Псалом 23,1: "Господня земля, и что наполняет ее". (В некоторых греческих текстах это повторение отсутствует.)

10,29 В описанном выше случае вам следует воздержаться от идоложертвенного не из-за того, что ваша совесть не позволяет вам есть его. Вы, как верующий, имеете полную свободу есть это мясо. Но сидящий рядом немощный брат чувствует из-за этого угрызения совести, потому вам нужно воздержаться от еды, уважая его совесть.

Вопрос: "Для чего моей свободе быть судимой чужою совестью?" – можно, наверное, перефразировать так: "Зачем мне эгоистично проявлять свое право есть мясо, зная, что совесть другого человека осудит меня за это? Нужно ли мне, чтобы его совесть осудила мою свободу? Зачем допускать, чтобы плохо говорили о моем благе?" (см. Рим. 14,16).

Настолько ли важен кусочек мяса, чтобы из-за него нанести оскорбление брату в Господе Иисусе Христе? (Однако многие комментаторы считают, что Павел здесь приводит возражение коринфян или задает риторический вопрос, прежде чем ответить на него в следующих стихах.)

10,30 Похоже, апостол говорит здесь, что ему кажется очень противоречивым воздавать Богу благодарение, причиняя при этом боль брату. Лучше лишить себя законного права, чем благодарить Бога за то, что заставит других порицать тебя. Вильям Келли комментирует: "Лучше отвергнуть себя, чтобы твою свободу не осуждал другой, чем допустить, чтобы тебя порицали за то, за что ты благодаришь". Зачем использовать свою свободу для нанесения оскорбления? Зачем позволять себе такое, что неверно истолкуют или назовут святотатством или постыдным поступком?

10,31 В христианской жизни нас должны направлять два великих правила: первое – слава Божья, а второе – благо наших ближних. Павел формулирует первое правило так: "Итак, едите ли, пьете ли, или (иное) что делаете, все делайте в славу Божию". Молодым христианам часто приходится решать, будет ли для них правильным какое-то действие или линия поведения. Вот хороший принцип для руководства: будет ли этим прославлен Бог?

Можно ли, прежде чем это сделать, склонить голову и попросить, чтобы Господь Иисус возвеличился через ваш поступок?

10,32 Второе правило – это благо наших ближних. Мы не должны подавать соблазна, или повода для преткновения, ни иудеям, ни еллинам, ни Церкви Божьей. Здесь Павел разделяет все человечество на три класса. Иудеи – это, конечно, народ израильский. Еллины – это необращенные язычники, тогда как Церковь Божья включает в себя всех истинно верующих в Господа Иисуса Христа, как иудеев, так и язычников. В каком-то смысле мы вынуждены быть соблазном для других и вызывать их гнев, если верно свидетельствуем им. Однако здесь говорится не об этом. Апостол, скорее, имеет в виду ненужный соблазн. Он предостерегает нас от использования своих законных прав таким образом, что другим это может стать поводом для преткновения.

10,33 Павел может честно сказать, что старается угождать всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих. Наверно, мало кто жил для других так самоотверженно, как великий апостол Павел.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →