Комментарии МакДональда на 1-е послание Коринфянам 11 глава

11,1 Первый стих главы 11 по смыслу относится к главе 10. Павел только что говорил о том, как он старался выверять все свои поступки в свете их воздействия на других. Теперь он предлагает коринфянам быть подражателями ему, как он Христу. Он отказался от личной пользы и прав для того, чтобы помочь окружающим. Коринфяне должны поступать так же, а не эгоистично пользоваться своей свободой, что может помешать благовествованию Христову или послужить соблазном немощному брату.

В. О покрывале для женщин (11,2-16)

Тема стихов 2-16 данной главы – покрывало для женщин. Во второй части главы говорится о злоупотреблениях, касающихся Вечери Господней (ст. 17-34). О первой части главы 11 было много споров. Одни считают, что содержащиеся в ней наставления относятся только ко временам Павла. Другие заходят еще дальше, полагая, что эти стихи отражают предубеждение Павла против женщин, поскольку он был холостяком. Некоторые просто принимают это учение, стараясь повиноваться его предписаниям, даже если и не понимают их до конца.

11,2 Прежде всего апостол хвалит коринфян за то, что они помнят его во всем и придерживаются преданий так, как он передал им. Предания здесь – не сказания, рассказы и легенды, которые устно передаются из поколения в поколение. Также это слово не может означать установившихся к тому времени в Церкви традиций и обычаев. Под преданиями имеются в виду богодухновенные наставления, которые дал коринфянам апостол Павел.

11,3 Здесь Павел начинает разговор о покрывале для женщин. Его наставления основаны на том факте, что каждое упорядоченное общество стоит на двух столбах – власти и подчинении этой власти. Без соблюдения этих двух принципов общество не может нормально функционировать. Павел говорит о трех великих взаимоотношениях, включающих власть и подчинение. Во-первых, всякому мужу глава Христос; Христос есть Господь, и мужчина подчинен ему. Во-вторых, жене глава – муж; главенство отдано мужчине, а женщина подчиняется его власти. В-третьих, Христу глава – Бог; даже в Божестве одно Лицо управляет, а другое добровольно подчиняется.

Эти примеры главенства и подчинения предопределены Самим Богом и служат основой, на которой зиждится вселенная.

Следует особо отметить, что подчинение не означает более низкое положение. Христос подчиняется Богу Отцу, но Он не ниже Его. Так же и женщина не ниже мужчины, хотя и подчинена ему.

11,4 Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову, то есть Христа. Таким образом, здесь сказано о том, что мужчина не признает Христа своей головой, а это акт грубого неуважения.

11,5 И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, то есть мужа. Она этим самым говорит, что не признает данного мужу от Бога главенства и не будет ему подчиняться. (Стихи 4 и 5 ясно показывают, что при молитве и пророчестве голова женщины должна быть покрыта, тогда как мужчине должно оставаться с непокрытой головой. Женщины, которым трудно понять, что делать и когда, должны наблюдать, что делают мужчины, и поступать наоборот.)

Если бы этот стих был единственным во всей Библии, касающимся данной темы, из него следовало бы, что женщина может молиться или пророчествовать в собрании, если ее голова покрыта платком или другим покрывалом. Но в других местах Павел учит, что в собрании женщины должны молчать (1 Кор. 14,34), что им не позволено учить или властвовать над мужчиной, а следует пребывать в молчании (1 Тим. 2,12).

Вообще о собраниях ничего не говорится до стиха 17, так что наставления о покрывалах в стихах 2-16 нельзя ограничивать лишь церковными служениями. Они применимы в каждом случае, когда женщина молится или пророчествует. На богослужении она молится про себя, поскольку 1 Тимофею 2,8 позволяет молиться прилюдно только мужчинам. В других случаях женщина молится вслух или про себя. Она пророчествует, когда учит других женщин (Тит. 2,3-5) или детей в воскресной школе.

11,6 Если жена не хочет покрываться, то она может и стричься. А если стыдно жене быть остриженной или обритой, то она должна покрываться. Непокрытая голова женщины так же позорна, как и лишенная волос. Апостол не указывает здесь на необходимость идти к парикмахеру, он, скорее, говорит о том, чего требует нравственная последовательность.

11,7 В стихах 7-10 Павел учит, что женщины должны подчиняться мужчинам, и в подтверждение возвращается к дням творения. Это заставляет навсегда отказаться от той идеи, что покрывало для женщин было культурно обусловленным в его время и не относится к нам сегодня. Главенство мужчины и подчинение женщины – порядок, установленный Богом с самого начала.

Прежде всего, мужчина есть образ и слава Божья, тогда как женщина – слава мужа. Это значит, что мужчина помещен на землю как представитель Бога, для того чтобы владычествовать над нею. Непокрытая голова мужчины безмолвно свидетельствует об этом.

Женщине никогда не предоставлялась главенствующая роль; вместо этого она есть слава мужа в том смысле, что, как сказал В. Е. Вайн, "делает заметной власть мужчины". (Vine, Expository Dictionary, under Glory, p. 154.)

Итак муж не должен покрывать голову во время молитвы; это будет равноценно тому, что он скрывает славу Божью, а такой поступок оскорбляет Божественное Величие.

11,8 Затем Павел напоминает нам, что не муж был создан от жены, а жена от мужа. Первым был сотворен мужчина, затем из его части была создана женщина. Это первенство мужчины усиливает доводы апостола в пользу главенства мужчины.

11,9 Желая окончательно прояснить смысл, апостол еще раз говорит о цели творения. И не муж был создан прежде всего для жены, но, скорее, жена для мужа. Господь четко обозначил в книге Бытие (2,18): "Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему".

11,10 Поскольку женщина находится в подчиненном положении, она должна иметь на голове своей знак власти над нею. Знак власти – это покрывало, которое указывает на ее подчинение власти мужа.

Почему Павел добавляет "для ангелов"? Мы бы предположили, что ангелы видят все, происходящее сегодня на земле, так же как видели и то, что происходило при творении. При первом творении они видели, как женщина захватила власть над мужчиной. Она приняла решение, которому Адам вынужден был подчиниться. В результате этого в мир вошел грех и принес человечеству свои ужасающие последствия – страдания и горе. Бог не хочет, чтобы в новом творении повторилось подобное. Он хочет, чтобы ангелы, глядя вниз, видели, что женщина подчиняется мужчине и показывает это внешне, покрывая свою голову.

Здесь мы можем остановиться, чтобы заметить, что покрывало есть внешний знак и имеет ценность только тогда, когда это внешнее подтверждение внутренней благодати. Другими словами, женщина может покрывать голову, но при этом не подчиняться своему мужу. В таком случае ношение покрывала не имеет никакого смысла. Самое важное – уверенность в том, что сердце находится в истинном подчинении; тогда и покрывало на голове женщины приобретает истинное значение.

11,11 Павел не имеет в виду, что мужчина совершенно независим от женщины, а потому добавляет: "Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе". Другими словами, мужчина и женщина взаимозависимы. Они нужны друг другу, и идея подчинения никоим образом не противоречит идее взаимозависимости.

11,12 Жена создана от мужа, то есть она сотворена из ребра Адама. Но Павел указывает на то, что и муж через жену. Под этим он подразумевает процесс рождения. Женщина дает жизнь ребенку мужского пола. Таким образом, Бог создал совершенное равновесие, чтобы показать, что они не могут существовать друг без друга.

Все же – от Бога. Это значит, что Бог Своей Божественной властью все так обустроил, а значит, такой порядок вещей обжалованию не подлежит. Эти отношения не только созданы Богом, но и призваны прославлять Его. А потому мужчины должны быть скромны, а женщины довольны.

11,13 Апостол предлагает коринфянам самим рассудить, прилично ли жене молиться Богу с непокрытой головой. Он взывает к их интуитивным чувствам. Предполагается, что со стороны женщины было бы непочтительно и неприлично войти в присутствие Божье с непокрытой головой.

11,14 Как сама природа учит нас, что мужчине (мужу) стыдно отращивать длинные волосы, – не совсем ясно. Некоторые предполагают, что у мужчины волосы не вырастут до такой длины, как у женщины, естественным образом. Длинные волосы у мужчины придают ему женственный вид. В большинстве культур мужские прически короче, чем женские.

11,15 Многие понимают этот стих неверно. Некоторые предполагают, что поскольку женщине волосы даны вместо покрывала, ей необязательно покрывать голову чем-то еще. Но такое учение нарушает смысл данного отрывка Писания. Он останется безнадежно запутанным, если не признать, что в этой главе говорится о двух покрывалах. Это можно показать, возвратившись к стиху 6. Там мы читаем: "Ибо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется". Согласно вышеупомянутому толкованию, это означает: "Если женщина не имеет волос, то пусть уж тогда она и стрижется". Но это просто смешно. Если она без волос, то как же она может стричься?!"

В действительности стих 15 говорит, что существует конкретная аналогия между духовным и естественным. Бог дал женщине естественное покрывало чести, какого не дал мужчине. В этом есть и духовное значение. Здесь говорится, что женщина, обращаясь в молитве к Богу, должна иметь на голове покрывало. Что верно для области естественного, должно быть верно и для области духовного.

11,16 Апостол заканчивает эту тему утверждением: "А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии". Имел ли Павел в виду, как предполагают, что сказанное им недостаточно важно для того, чтобы об этом спорить? Имел ли он в виду, что у женщин не было обычая покрывать голову в церкви? Считал ли он, что это учение необязательно и его не нужно навязывать женщинам как заповедь Господню? Странно, что такие толкования вообще появляются, тем не менее сегодня их можно услышать. Из них следует, что Павел считал эти наставления не имеющими реальной значимости и попросту истратил на них впустую больше, чем полглавы Священного Писания! Есть по меньшей мере два возможных объяснения этого стиха, соответствующих остальной части Писания.

Прежде всего, апостол может говорить о том, что ожидает услышать на это возражения, но добавляет: мы не имеем такого обычая, то есть обычая спорить об этом. Мы не спорим о таких вещах, но принимаем их как учение Господне.

Другое толкование, к которому склоняется Вильям Келли, таково: Павел говорит, что в церкви Божьей не было такого обычая, чтобы женщины молились или пророчествовали с непокрытой головой.

Г. О Вечере Господней (11,17-34)

11,17 Апостол выговаривает коринфянам за то, что, когда они собирались, среди них были разделения (ст. 17-19). Обратите внимание на повторение выражения "когда вы собираетесь" или сходных с ним слов (11,17.18.20.33.34; 14,23.26). В стихе 2 этой главы Павел воспользовался случаем, чтобы похвалить коринфян за то, что они придерживаются переданного им предания, но было одно дело, за которое он не мог хвалить, и об этом он говорит здесь. Когда они приходили на собрания, они собирались не на лучшее, а на худшее. Для нас это важное напоминание о том, что, уходя после богослужения, можно вынести из него только вред, а не пользу.

11,18 Во-первых, причиной выговора были разделения, или раскол. Это не означает, что группировки отделились от церкви и образовали отдельные общины; скорее, клики и фракции существовали внутри общины. Раскол – это наличие группировки внутри, тогда как секта – это другая группировка вне Церкви. Павел мог верить этим сообщениям о разделениях, поскольку знал, что коринфяне были плотскими; у него уже был случай выговорить им в этом Послании за разделения.

Ф. Б. Хоул пишет:

"Павел был готов хотя бы отчасти поверить сообщениям о разделениях в Коринфе, зная, что плотское состояние коринфян допускало существование в их среде уверенных в собственной правоте групп. Здесь Павел на основании их состояния предполагает их действия. Зная, что они живут по плоти и по человеческим законам, он не сомневался, что они обязательно станут жертвами глубоко укоренившейся тенденции человеческого разума формировать свои непоколебимые мнения и на основе этих мнений создавать группировки, что, в свою очередь, ведет к расколам и разделениям. Он знал также, что Бог мог взять верх над их безрассудством и воспользоваться случаем, чтобы выявить тех, к кому Он благосклонен, кто живет по законам Духа, а не плоти, и в результате положить конец всем этим разделениям". (F. B. Hole, "The Administration of Mystery" (booklet), p. 5.)

11,19 Павел предвидел, что начавшиеся в Коринфе раздоры будут нарастать, пока не станут гораздо серьезнее. Хотя в целом это нанесет церкви большой вред, проявится и хорошее: между коринфянами откроются истинно духовные, получившие одобрение от Бога. Когда Павел говорит в этом стихе: "...Надлежит быть и разномыслиям между вами", это не значит, что в них есть нравственная необходимость. (Греческое слово, переведенное здесь как "разномыслия", здесь – haireseis, но у него еще не было более позднего значения "ереси". См. примечание к Титу 3,10. Для обозначения нравственной необходимости в греческом языке обычно используется слово ophelio. Здесь Павел пользуется словом dei, обычно означавшим логическую необходимость.)

Бог не смотрит на раскол сквозь пальцы. Павел, скорее, имеет в виду, что из-за плотского состояния коринфян появление разномыслий было неизбежным. Разделения свидетельствуют о том, что некоторые не смогли распознать замысел Божий.

11,20 Второе порицание Павла направлено против злоупотреблений, связанных с Вечерей Господней. Когда христиане собирались вместе для совершения Вечери Господней, их поведение было столь прискорбно, что Павел вынужден был признать их неспособность вспоминать Господа так, как Он указал. Они могли проделать все внешние действия, но их поведение препятствовало истинному воспоминанию Господа.

11,21 На заре христианства церкви вместе с Вечерей Господней праздновали "агапе", или праздник любви. Он представлял собой что-то вроде общей трапезы, которая проходила в духе любви и братства. В конце праздника любви христиане часто вспоминали Господа хлебом и вином. Но очень скоро в этот праздник проникли злоупотребления. Например, в данном стихе подразумевается, что праздник утратил свое истинное значение. Христиане не только не обслуживали друг друга за столом, но более того, богатые ставили в неловкое положение своих бедных братьев, вкушая обильную пищу и не делясь ею. Одни уходили домой голодными, тогда как другие попросту упивались! А поскольку обычно Вечеря Господня следовала за праздником любви, они были все еще пьяны, когда причащались Вечери Господней.

11,22 Апостол с негодованием осуждает такое постыдное поведение. Если они настойчиво хотят продолжать в том же духе, они должны хотя бы проявить уважение в том, чтобы не делать этого на собрании в церкви. Вести себя в такое время невоздержанно и унижать бедных братьев – совершенно несовместимо с христианской верой. Он не может похвалить святых за такие поступки, а отказывая им в похвале, он таким образом сурово их осуждает.

11,23 Желая показать им, насколько их поведение несовместимо с истинным значением Вечери Господней, Павел возвращается ко времени ее учреждения. Он напоминает, что это был не обычный обед или праздник, а святое установление Господне. Павел принял знание о Вечере непосредственно от Самого Господа и упоминает об этом для того, чтобы показать, что любое нарушение является неповиновением. То, чему он учит далее, получено им через откровение.

Прежде всего, он напоминает, как Господь Иисус в ту самую ночь, в которую предан был, взял хлеб. Буквальный перевод – "когда Его предавали". Когда снаружи готовился гнусный заговор, чтобы сдать Его властям, Господь Иисус собрал Своих учеников в верхней комнате и взял хлеб. Тот факт, что это случилось ночью, вовсе не означает, что Вечеря Господня должна совершаться только ночью. В то время у иудеев началом дня был закат. Наш день начинается с рассветом. Кроме того, следует отметить, что существует различие между апостольским примером и апостольскими наставлениями. Мы не обязаны делать все то, что делали апостолы, но мы безусловно обязаны исполнять все то, чему они учили.

11,24 Господь Иисус сначала взял хлеб и возблагодарил за него. Поскольку хлеб символизировал Его тело, Он этим самым благодарил Бога за то, что Тот дал Ему человеческое тело, в котором Он мог прийти и умереть за грехи мира.

Когда Спаситель сказал: "Сие есть Тело Мое", считал ли Он, что хлеб действительно стал Его телом в прямом смысле слова? Римско-католический догмат о пресуществлении утверждает, что хлеб и вино буквально превращаются в Тело и Кровь Христа. Лютеранская доктрина восуществления учит, что истинные Тело и Кровь Христа соприсутствуют в вине и хлебе наряду с материальными вином и хлебом на столе.

Для того чтобы разобраться в этих взглядах, достаточно вспомнить, что когда Господь Иисус положил начало воспоминанию, Он еще не отдал Своего Тела и не пролил Своей Крови.

Говоря: "Сие есть Тело Мое", Господь Иисус имел в виду: "Это символ Моего Тела", или "Это прообраз Моего Тела, ломимого за вас". Вкушать хлеб – значит вспоминать Его искупительную смерть за нас. В словах Господа нашего "в Мое воспоминание" – невыразимая любовь.

11,25 Также Господь Иисус взял и чашу после Пасхальной вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в мое воспоминание. Вечерю Господню стали праздновать сразу после иудейской Пасхи. Вот почему сказано, что Господь Иисус взял чашу после вечери. О чаше Он сказал, что в Его Кровиновый завет. Это относится к завету, который Бог обещал народу израильскому в Книге пророка Иеремии (31,31-34). Это обетование не выдвигает никаких условий; в нем Он согласился быть милостивым к их неправедности и больше не вспоминать их грехи и беззакония. Условия нового завета излагаются и в Послании к Евреям (8,10-12). Завет в силе и сейчас, но неверие мешает народу израильскому насладиться им. Все, кто доверяет Господу Иисусу, получают обетованные блага. Когда израильский народ повернется к Господу, он насладится благословениями нового завета; это случится во время Тысячелетнего царствования Христа на земле. Новый завет был скреплен Кровью Христа. Вот почему Он говорит, что чаша есть новый завет в Его Крови. Основание нового завета было положено на кресте.

11,26 Стих 26 касается вопроса о том, как часто должна совершаться Вечеря Господня. Всякий раз, когда вы едите... и пьете. Не заложено никакого законодательного правила, не дано никакой установленной даты. Из Деяний (20,7) видно, что ученики Христа обычно встречались в первый день недели, чтобы вспомнить смерть Господа.

То, что это установление было учреждено не только для ранней Церкви, вполне подтверждается словами "доколе Он придет". Годет прекрасно сказал, что Вечеря Господня – это "связующее звено между Его двумя пришествиями – памятник одному, залог другого". (Godet, First Corinthians, p. 163.)

Заметьте, что во всем этом поучении, касающемся Вечери Господней, не сказано ни слова о служителе или священнике, совершающем богослужение. Это простое служение воспоминания оставлено всем детям Божьим.

Христиане собираются вместе просто как верующие-священники, чтобы таким образом возвещать смерть Христову, доколе Он придет.

11,27 Обсудив происхождение и цель Вечери Господней, апостол обращается к последствиям неправильного участия в ней. Если кто-то будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Все мы недостойны участвовать в этой священной Вечере. В этом смысле мы недостойны и Божьей благости и милости к нам. Но здесь не это имеется в виду. Апостол говорит не о нашей личной недостойности. Очищенные Кровью Христа, мы можем приблизиться к Богу во всем достоинстве Его возлюбленного Сына. Но здесь Павел говорит о том, как постыдно вели себя коринфяне, собираясь для Вечери Господней. Они были виновны в легкомысленном, неуважительном отношении. Вести себя так – значит быть виновным против Тела и Крови Господней.

11,28 Мы должны приходить на Вечерю Господню, пройдя через свой собственный суд. Нужно исповедать свой грех и отказаться от него; нужно возместить убытки и восстановить разрушенное; нужно попросить прощения у тех, кого мы обидели. В общем, мы должны убедиться, что наша душа в должном состоянии.

11,29 Есть и пить недостойно – значит есть и пить осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Мы должны понимать, что Тело Господне было принесено в жертву ради того, чтобы можно было снять с нас грехи. Если мы продолжаем жить в грехе и в то же время участвуем в Вечере Господней, мы живем во лжи. Ф. Дж. Петтерсон пишет: "Если мы участвуем в Вечере Господней с неосужденным в нас грехом, мы не рассуждаем о Теле Господнем, ломимом для того, чтобы снять с нас грех".

11,30 Некоторые люди в коринфской церкви не судили себя за свои грехи, и это привело к тому, что их судил и наказывал Бог. Многие были немощны и больны, и немало умерло. Другими словами, они заболели физически, а некоторые были взяты домой на небеса. Они не осуждали грех в своей жизни, а потому Господу пришлось наказывать их.

11,31 Напротив, если бы мы судили сами себя, не было бы необходимости нас наказывать.

11,32 Бог обращается с нами как с собственными детьми. Он очень сильно нас любит и потому не может позволить нам продолжать жить в грехе.

Вот почему мы вскоре начинаем чувствовать на своей шее пастуший крючковатый посох, который возвращает нас назад к Нему. Как кто-то сказал: "Святые могут быть пригодными для неба (во Христе), но не пригодными для того, чтобы оставаться на земле и свидетельствовать".

11,33 Собираясь на праздник любви, или агапе, они должны ждать друг друга, а не действовать эгоистично, не обращая внимания на других. "Ждите друг друга" противопоставляется стиху 21: "...всякий поспешает прежде других есть свою пищу".

11,34 А если кто голоден, пусть ест дома. Другими словами, пир любви, связанный как таковой с Вечерей Господней, нельзя принимать за общую трапезу. Не уважать его святость – значит собираться на осуждение.

Прочее устрою, когда приду. По-видимому, были и менее важные дела, о которых коринфяне писали апостолу в своем письме. Здесь он уверяет их, что разберется с этими делами, когда придет к ним.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →