Комментарии МакДональда на 2-е послание Коринфянам 11 глава

Г. Павел утверждает свое апостольство (11,1-15)

11,1 О, если бы вы несколько были снисходительны к моему неразумию! Но вы и снисходите ко мне. Павел хочет, чтобы они терпимо отнеслись к нему, когда он займется хвастовством. Но затем он чувствует, что они уже поступают так и просить их не нужно.

11,2 Он приводит три причины, по которым должен их об этом попросить. Первая состоит в том, что он ревнует о коринфянах ревностью Божьей. Он обручил их единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою. Павел чувствовал личную ответственность за духовное благополучие коринфских святых. Он желал, чтобы в день грядущий, то есть в день восхищения на небо, он мог представить их Господу Иисусу незапятнанными теми лжеучениями, которые тогда были широко распространены. Он ревновал о них, а потому позволил себе то, что казалось безумием.

11,3 Вторая причина, по которой Павел изображает из себя глупца, – это его опасения, что святые могут обмануться, а умы их – повредиться, уклонившись от простоты и чистоты преданности Христу. Простота здесь означает прямодушие. Он хотел, чтобы коринфяне были преданы одному только Господу Иисусу и не позволяли кому-либо другому перетянуть на себя их сердечную привязанность. Хотел он и того, чтобы они были незапятнанны в своей преданности Господу.

Апостол вспоминает, как змей хитростью своей прельстил Еву. Он сделал это, взывая к ее уму, или интеллекту.

Именно это и делали в Коринфе лжеучителя. Павел хотел, чтобы сердце "коринфской девы" было неразделенным и незапятнанным.

Обратите внимание, что Павел расценивает рассказ о Еве и змее как факт, а не миф.

11,4 Третья причина, по которой апостол хотел позволить себе немного "безумия", в том, что коринфяне изъявляли готовность слушать лжеучителей.

Когда кто-либо приходил в Коринф, проповедуя, по сути, другого Иисуса, исповедуя исполнение иным духом, а Духом Святым, и провозглашая иное благовестие, коринфяне вполне охотно его терпели. Они проявляли удивительную терпимость к таким взглядам.

Павел говорит саркастически: "Если вы поступаете так с другими, то почему же не поступаете так со мною?"

Заключительные слова "то вы были бы очень снисходительны к тому" нужно понимать как иронию. Апостол не одобряет того, что они приемлют ереси, а, напротив, упрекает их в легковерии и отсутствии проницательности.

11,5 Они должны охотно проявить терпимость к Павлу, потому что у него ни в чем нет недостатка против высших апостолов. Выражение "высшие апостолы" используется саркастически. Буквально (и в современном звучании!) оно переводится как "сверхапостолы", "суперапостолы".

Деятели Реформации цитировали этот стих, опровергая папскую точку зрения, провозглашавшую, что Петр был верховным апостолом, а папы наследовали его первенство.

11,6 Хотя Павел, может, и был невеждой в слове, он, конечно, не был лишен познания. Это должно было быть очевидно для коринфян, потому что именно от апостола они получили свое познание христианской веры. Каковы бы ни были недостатки Павла в красноречии, он, по-видимому, смог объясниться с коринфскими святыми так, что они его поняли. Они сами должны бы засвидетельствовать это.

11,7 Если не его неотточенная речь заставила коринфян так отрицательно относиться к нему, то тогда, наверно, он обидел их тем, что унижал себя, чтобы возвысить их. В оставшейся части стиха объясняется, что он имеет в виду под этим. Когда апостол находился среди коринфян, он не получал от них никакой финансовой помощи. Возможно, они считали, что он согрешил, занимая такое скромное место, чтобы они могли занять более высокое.

11,8 Другим церквам я причинял издержки. В оригинальном тексте это выражение буквально гласит: "Я грабил другие церкви". Такая фигура речи называется гиперболой – преувеличением, которое должно произвести сильный эффект на разум. Павел, конечно, не имеет в виду, что он буквально грабил другие церкви; это просто означает, что, служа Господу в Коринфе, он получал финансовую помощь от других церквей, чтобы служить коринфянам без всякой оплаты с их стороны.

11,9 Во время пребывания в Коринфе апостол Павел иногда действительно терпел недостаток. Сказал ли он о своей нужде коринфянам, настаивал ли на том, чтобы они ему помогли? Конечно, нет. Его материальный недостаток восполнили братья, пришедшие из Македонии.

Всеми возможными способами апостол старался не быть коринфянам в тягость и намеревался и дальше поступать так же. Он не настаивал на своем апостольском праве требовать от коринфян заботы.

11,10 Павел полон решимости не позволить никому отнять у него похвалу в странах Ахаии, где был расположен Коринф. Он, несомненно, говорит здесь о своих критиках, которые использовали его сдержанность как аргумент против него. Они говорили, будто он не настаивает на получении финансовой помощи от христиан, понимая, что он не настоящий апостол (1 Кор. 9).

Невзирая на обвинения, выдвинутые его недругами, он будет и дальше хвалиться тем, что служил коринфянам, не взимая с них никаких денег.

11,11 Почему же он будет так хвалиться? Потому ли, что не любит коринфян? Богу известно, что это не так. Его сердце было полно самой глубокой привязанности к ним. Кажется, апостола критиковали за все, что бы он ни делал. Если бы он принимал от коринфян деньги, его противники сказали бы, что он проповедовал только из корыстных побуждений. Он не брал у них деньги – и этим подставил себя под обвинение, что он их не любит. Но Богу известно, где правда в данном деле, и Павлу этого достаточно.

Кажется очевидным, что иудаисты ожидали и требовали денег от коринфян и получали их. Как и большинство проповедников культов, они не служили, если им за это не платили. Павел твердо намерен поступать, как поступает – продолжать свою политику невзимания денег с коринфских верующих.

11,12 Если лжеучителя хотят состязаться с ним в похвальбе, то им надо следовать его правилам. Но он знает, что они никогда не смогут похвалиться служением без денежного вознаграждения. Таким образом, он выбивает у них из-под ног почву для похвалы.

11,13 Истинное суждение Павла об этих людях, в этом Письме до сих пор сдерживаемое, наконец вырывается наружу. Он больше не может сдерживать себя! Он должен назвать их собственным именем. Таковые лжеапостолы – в том смысле, что Господь Иисус не поручал им никакой миссии. Они либо сами приняли на себя эту должность, либо это сделали другие люди. Они – лукавые делатели; так описываются методы, которыми они пользовались, переходя от церкви к церкви и приобретая сторонников своего ложного учения. Они принимали вид апостолов Христовых, разыгрывали из себя Его представителей. У Павла нет ни малейшего желания становиться на один уровень с таковыми людьми.

Сказанное апостолом об этих учителях-иудаистах верно и в отношении сегодняшних лжеучителей. "Зло, как все мы знаем, никогда не могло бы нас искусить, если бы мы увидели его таким, каким оно есть; его сила в маскировке; оно затрагивает в человеке те идеи и надежды, в которых мы не видим ничего плохого" ("Избранное").

11,14 Апостол только что сказал, что его коринфские критики принимали вид апостолов Христовых. Но он не удивляется этому, когда думает о тактике их господина: "И не удивительно: потому что сам сатана принимает вид ангела света".

В наши дни сатану часто изображают злобного вида черным существом с хвостом и рогами. Но, конечно, далеко не таким он предстает перед людьми.

Другие, думая о сатане, представляют его бедным пьяницей, который валяется в канаве в худшей части города. Но и это представление об истинном облике сатаны ложно.

Стих говорит нам, что он переодевается ангелом света. Иллюстрируя сказанное, можно заметить, что он принимает вид служителя благовествования, носит религиозные одежды и стоит у кафедры проповедника в модной церкви. Он употребляет в речи религиозные слова – Бог, Иисус и Библия. Но он вводит своих слушателей в заблуждение, уча их, что спасение можно заслужить добрыми делами или достижениями человека. Он не проповедует искупления Кровью Христовой.

11,15 Дж. Н. Дарби однажды сказал, что самым дьявольским сатана бывает тогда, когда в руках у него Библия. Эта мысль содержится в стихе 15. Если сам сатана притворяется, неудивительно, что его посланцы делают то же самое. Кем они притворяются? Лжеучителями? Атеистами? Язычниками? Нет. Они притворяются служителями правды. Они представляют из себя служителей религии. Они изображают, будто ведут людей по пути правды и праведности, но они посланы лукавым. Конец их будет по делам их. Они разрушают – и будут разрушены. Их дела ведут людей к гибели, но и сами они придут к вечному проклятию.

Д. Страдания Павла ради Христа подтверждают его апостольство (11,16-32)

11,16 Говоря все это, Павел надеется, что никто его не почтет хвастливым и неразумным. Но если они будут на этом настаивать, пусть примут его как неразумного, чтобы и ему сколько-нибудь похвалиться.

Обратите внимание на это "и" в конце стиха: чтобы и мне сколько-нибудь похвалиться. Этот союз здесь очень важен. Лжеучителя много хвалились. Павел, по сути, говорит: "Даже если вы смотрите на меня как на неразумного, каковым я не являюсь, даже тогда примите меня, чтобы я мог сколько-нибудь похвалиться, подобно тому как хвалятся другие люди".

11,17 Этот стих можно истолковать двояко. Некоторые считают, что сказанное здесь Павлом, хотя и воистину богодухновенно, не было заповедано ему Господом.

Согласно другому толкованию, то, что здесь делает Павел – а именно хвалится, – не в Господе в том смысле, что не следует примеру Господа. Господь Иисус никогда не хвалился.

По-видимому, в своем переводе Филлипс придерживается первой точки зрения: "Я говорю не так, как велит мне Бог, а как безумец, который должен быть сведущим в деле похвальбы".

Однако мы предпочитаем второе толкование: что похвала (хвастовство) – не в Господе и действия Павла кажутся неразумными, когда он занимается самовосхвалением. Райри комментирует: "По его словам, он должен был позволить себе это (похвальбу) вопреки своим естественным наклонностям, для того чтобы привлечь их внимание к некоторым важным фактам". (Charles C. Ryrie, The Ryrie Study Bible, New King James Version, p. 1797.)

11,18 Недавно коринфяне многое выслушали от тех, кто занимался самовосхвалением, следуя испорченной человеческой натуре. Если коринфяне считали, что у лжеучителей были достаточные причины для того, чтобы гордиться, пусть они примут во внимание и его похвалу и посмотрят, беспочвенна ли она.

11,19 И снова Павел прибегает к иронии. Они ежедневно поступали с другими так, как он просил поступать с ним. Они считали себя слишком разумными, чтобы поверить неразумному, но именно это с ними и случилось, как он объясняет дальше.

11,20 Они с готовностью терпели людей описанного типа. Кто же этот описанный здесь человек? Из того, что следует ниже, ясно: это был учитель-иудаист, лжеапостол, добычей которого сделались коринфяне. Во-первых, он их поработил. Здесь, без сомнения, говорится о рабстве у закона (Деян. 15,10). Он учил, что веры в Христа недостаточно для спасения и что люди должны соблюдать еще закон Моисеев.

Во-вторых, он объедал святых в том смысле, что предъявлял им тяжелые финансовые требования. Он служил им не ради любви, а ради денежного вознаграждения.

Выражение "обирает", или "расставляет вам ловушки", – метафора из области охоты или рыбной ловли. Лжеучитель старался сделать этих людей своей добычей и увлекал их туда, куда хотел.

Таким людям было свойственно гордо и хвастливо превозноситься. Критикуя других, они всегда старались показать себя перед другими людьми в более выгодном свете.

И, наконец, они били верующих в лицо (по лицу) – большое оскорбление! Нам не нужно и размышлять над тем, стоит ли понимать это буквально, потому что на протяжении веков надменные церковники действительно били своих прихожан, таким образом утверждая свой авторитет.

Апостол изумляется тому, что коринфяне охотно терпели такое оскорбительное обращение со стороны этих лжеучителей и при том не хотели терпеть его любовных предупреждений и увещаний.

Дарби утверждает: "Удивительно, сколько люди готовы терпеть от ложного – гораздо больше, чем они вытерпят от истинного". (J. H. Darby, Notes on I and II Corinthians, p. 236.)

11,21 Некоторые предполагают, что в этом стихе Павел говорит: "Я говорю, постыжая себя, что, когда находился среди вас лично, я был слаб и боялся утверждать свой авторитет так, как делают эти люди".

Другое предположение о смысле стиха таково: "Говоря это, я постыжаю себя, потому что если это сила, то тогда я был слаб". Перевод Филлипса соответствует последнему взгляду: "Мне почти стыдно признать, что я никогда не делал по отношению к вам ничего такого смелого и сильного".

Павел говорит, что если в действиях лжеучителей проявлялась подлинная сила, то тогда он должен сказать, к стыду своему, что никогда не проявлял такой силы, а, скорее, проявлял слабость. Однако он тут же добавляет, что если и смели они чем-либо хвалиться, то, конечно, у него было на это то же право, что и у них. Моффатт хорошо выражает это такими словами: "Пусть они хвастают как хотят, я им равен (помните, это роль неразумного, глупца!)". Таким вступлением Павел начинает одно из самых величественных мест в этом Послании, доказывая свое право именоваться истинным служителем Господа Иисуса Христа.

Вы помните, что в коринфской церкви поднимали вопрос о том, был ли Павел истинным апостолом. Какие доказательства своего Божественного призвания мог он представить? Как он мог доказать, так чтобы это их удовлетворило, что, к примеру, он равен каждому из двенадцати апостолов?

Ответ у него готов, но, по-видимому, совсем не такой, какого мы могли бы ожидать. Он не показывает диплом об окончании семинарии. Не показывает официальных писем, подписанных иерусалимскими братьями, где удостоверялось бы, что они поручили ему эту работу; он не представляет своих личных достижений, не говорит о познаниях. Вместо этого он рассказывает волнующую историю страданий, которые он перенес в служении благовествования. Пусть от вас не ускользнет драматичность и пафос этой части 2 Коринфянам. Представьте себе неустрашимого Павла, который беспрестанно спешит, пересекая землю и море, побуждаемый любовью к Христу и готовый перенести неописуемые невзгоды, чтобы только не погибли люди, не слышавшие Евангелия Христова. Вряд ли мы сможем читать эти стихи без глубокого волнения и величайшего стыда.

11,22 Лжеучителя высоко ставили свое иудейское происхождение. Они провозглашали себя чистокровными евреями, происходящими от Израиля, семенем Авраамовым. Они находились все в том же заблуждении, что семейная родословная дает им преимущество в глазах Бога. Они не понимали, что древний народ Божий, Израиль, теперь отставлен Богом в сторону, ибо отверг Мессию. Они не понимали, что для Бога нет различия между иудеем и язычником: все грешны и всем нужно спасение по вере в одного только Христа.

В этом отношении им бесполезно хвалиться. Их происхождение не дает им никаких преимуществ перед Павлом, потому что и он еврей, израильтянин, семя Авраамово. Но не это делает его апостолом Христовым. А потому он торопится перейти к главной части своей аргументации: в одном отношении они не могли превзойти его – в тяготах и страданиях.

11,23 Они – служители Христовы по профессии, а он – служитель "в преданности, труде и страдании". Апостол Павел никогда не мог забыть, что он – последователь страдающего Спасителя. Он понимал, что слуга не выше господина своего и что апостол не может ожидать, чтобы мир относился к нему лучше, чем к его Господину. Павел считает, что чем вернее он будет служить Христу и уподобляться Спасителю, тем больше он будет страдать от рук человеческих. Для него страдание было признаком, или символом, служителя Христа. Хотя он считал, что безумен, когда хвалит себя, он должен был сказать правду, а правда состояла в том, что лжеучителя не выделялись своими страданиями. Они избрали легкий путь. Они избегали позора, гонений и бесчестия. Поэтому Павел считал, что они занимают не лучшее положение для того, чтобы нападать на него как на служителя Христа.

Давайте взглянем на тот перечень тягот, который Павел приводит в доказательство своих притязаний на истинное апостольство.

Гораздо более был в трудах. Он думает о своих миссионерских путешествиях, странствиях по всему Средиземноморью с проповедью Христа.

Безмерно в ранах. Здесь он описывает избиения, которые ему пришлось претерпеть от рук врагов Христа – как язычников, так и иудеев.

Более в темницах. В Писании рассказывается только об одном из случаев в жизни Павла, когда его заключали в тюрьму: в Деяниях (16,23), когда его и Силу бросили в темницу в Филиппах.

Сейчас мы узнаем, что это был лишь один из многих случаев и Павел не понаслышке знал, что такое застенки.

Многократно при смерти. Несомненно, когда апостол писал это, он вспоминал о том, как едва избежал смерти в Листре (Деян. 14,9). Но он мог вспоминать и другие подобные случаи, когда он чуть не лишался жизни из-за гонений.

11,24 Закон Моисеев запрещал иудеям наносить более сорока ударов за один раз (Втор. 25,3). Иудеи, чтобы избежать нарушения закона, обычно наносили только тридцать девять. Так бывало, конечно, только тогда, когда они считали, что вина человека очень велика. Апостол Павел здесь рассказывает нам, что его собственный, родной по плоти народ наказал его полной мерой в пяти различных случаях.

11,25 Три раза меня били палками. В НЗ упоминается только один из этих случаев – в Филиппах (Деян. 16,22). Но еще два раза Павел страдал от такой боли и унизительного обращения.

Однажды побивали камнями. Несомненно, это сказано об уже упомянутом нами случае в Листре (Деян. 14,19). Павел был избит так сильно, что его тело вытащили за город, сочтя его мертвым.

Три раза я терпел кораблекрушение. Не все испытания Павла исходили от людей. Иногда его бросало, как щепку, в стихийных бедствиях. До нас не дошли сведения ни об одном из упомянутых здесь кораблекрушений (крушение по дороге в Рим, о чем идет речь в Деяниях 27, произошло позднее).

День и ночь пробыл во глубине. Опятьтаки, в Деяниях не говорится ни о чем таком, что могло бы дать нам ответ. Слово "морской" отсутствует в оригинальном тексте и было предложено переводчиками, поэтому речь может идти о глубине подземной темницы или о море. Если имеется в виду море, то был ли у Павла плот или открытая лодка? Если не было и он находился в воде, то он мог выжить исключительно благодаря прямому чудесному вмешательству Господа.

11,26 Много раз был в путешествиях. Если обратиться к картам, которые иногда печатают в конце Библии, среди них можно найти карту "Миссионерские путешествия ап. Павла". Проследив маршруты его путешествий и подумав о том, насколько примитивен был в то время транспорт, можно более глубоко понять смысл этого выражения!

Затем Павел перечисляет восемь различных опасностей, которым он подвергался. Это были опасности на реках от паводковых вод. Опасности исходили от разбойников, поскольку многие дороги, по которым он ходил, кишели грабителями. Он смотрел в лицо опасностям от единоплеменников-иудеев и от язычников, которым он старался донести Евангелие. Были опасности в городе, например в таких городах, как Листра, Филиппы, Коринф и Ефес. Он встречался с опасностями в пустыне, видимо, в малонаселенных районах Малой Азии и Европы. Ему угрожали опасности на море – штормы, подводные камни, а может быть, и пираты.

Наконец, были опасности между лжебратиями; здесь, безусловно, имеются в виду те иудейские законники, которые принимали вид христианских учителей.

11,27 Труд означает непрестанную работу Павла, тогда как изнурение связано с глубокой усталостью и страданиями, вызванными работой.

Часто в бдении. Во время многих путешествий ему, несомненно, приходилось спать под открытым небом. Но на каждом шагу подстерегали опасности, и ему приходилось проводить многие ночи без сна, ожидая приближения опасности.

В голоде и жажде, часто в посте. Великий апостол, служа Господу, часто был вынужден голодать и жаждать в путешествиях. Пост может означать добровольные посты, но более вероятно, что они были вызваны недостатком пищи.

На стуже и в наготе. Внезапные изменения в погоде и то, что он часто был плохо обут и недостаточно тепло одет, добавляли к неудобствам в его жизни еще и эти крайности. Ходж комментирует:

"Мы видим величайшего из апостолов: спина его истерзана частыми бичеваниями, тело измождено голодом, жаждой и воздействием стихий; замерзший и нагой, преследуемый иудеями и язычниками, странствующий от одного места к другому без постоянного жилища. Эти стихи, более чем какие-либо другие, заставляют устыдиться даже самых ревностных служителей Христовых. Разве они сделали или пережили что-либо, способное сравниться с тем, что сделал этот апостол? Утешительно знать, что сейчас апостол так же превосходит других в славе, как превосходил в страданиях". (Hodge, Second Corinthians, p. 275.)

11,28 Кроме посторонних приключений, то есть помимо всего исключительного, что было не в порядке вещей, Павел изо дня в день нес постоянное бремя заботы о всех христианских церквах. Насколько важно то, что эта забота увенчивает все прочие испытания! Павел был истинным пастырем. Он любил Божий народ и заботился о нем. Он был не наемным пастухом, а истинным помощником Господа Иисуса. Именно это он и старается доказать в этой части Писания и, с точки зрения любого разумного человека, он, конечно, доказал это. Его бремя заботы о церквах напоминает английскую поговорку: "Церковь основать – сердце разрывать, церковь исправлять – конца не видать".

11,29 Этот стих тесно связан с предыдущим. В стихе 28 апостол говорил, что ежедневно заботится о всех церквах. Здесь он поясняет, что имеет в виду. Если он слышит, что кто-то из христиан изнемогает, он и сам чувствует изнеможение. Он сочувственно относится к страданиям других. Если он узнаeт, что кто-то из братьев во Христе обижен, он воспламеняется негодованием. То, что затрагивает жизнь детей Божьих, затрагивает и его. Он скорбит об их трагедиях и радуется, когда они торжествуют. А все это истощает эмоциональные силы служителя Христова. Как хорошо Павел знал это!

11,30 Не успех, таланты или способности, а его слабость, пережитый им позор и оскорбления – вот что было сутью его похвалы. Обычно этим не хвалятся, это не добавляет славы.

11,31 Думая о своих страданиях и перенесенных оскорблениях, Павел инстинктивно возвращается к самому унизительному моменту своей жизни. Если он хочет гордиться своей слабостью, он не может не упомянуть происшедшее в Дамаске. Для любого человека хвалиться таким унижением настолько неестественно, что Павел ссылается на Бога для подтверждения истинности своих слов.

11,32 Более подробно об этом эпизоде рассказывается в Деяниях (9,19-25). После своего обращения близ Дамаска Павел начал проповедовать Евангелие в синагогах этого города. Сначала его проповедь вызвала серьезный интерес, но через некоторое время иудеи сговорились убить его. Они поставили стражу стеречь ворота днем и ночью, чтобы схватить Павла. Однажды ночью ученики взяли апостола, посадили в корзину и спустили из окна по стене города на землю вне городских стен. Так он смог уйти. Но почему же Павел упоминает об этом происшествии? Дж. Б. Уотсон предполагает:

"Он берет случай, который люди рассматривают как смешной и постыдный, и смотрит на него как на еще одно доказательство того, что высшим интересом его жизни было служение Господу Христу, ради Которого он мог пожертвовать личной гордостью и выглядеть трусом в глазах людей". (J. B. Watson, более полных данных нет.)


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →