Комментарии МакДональда на 2-е послание Коринфянам 12 глава

Е. Откровения Павла подтверждают его апостольство (12,1-10)

12,1 Апостол желал бы, чтобы ему вовсе не нужно было хвалиться. Это ему не подобает и не полезно, но в данных обстоятельствах необходимо. Поэтому он переходит от самого низкого, самого унизительного момента в своем служении к самому высокому, самому возвышенному. Он расскажет о личной встрече с Самим Господом.

12,2 Павел знал человека, который испытал это назад тому четырнадцать лет. Хотя Павел не называет имени, нет сомнения в том, что он имеет в виду самого себя. Говоря о таком возвышенном происшествии, он не будет называть себя, а расскажет о нем в общих чертах. Человек, о котором здесь идет речь, был во Христе, то есть христианином.

12,3 Павел не знает, в теле ли он был в это время или вне тела. Некоторые предполагают, что это могло произойти, когда Павла преследовали, например в Листре. Они говорят, что он мог действительно умереть и попасть на небо. Но текст, конечно, не требует такого истолкования. Если сам Павел не знал, в теле он был или вне тела, то есть жив или мертв, было бы странно, если бы кто-то из современных комментаторов мог пролить свет на этот вопрос!

Важно то, что этот человек восхищен был до третьего неба. В Писании подразумевается существование трех небес. Первое – окружающая нас атмосфера, то есть голубое небо. Второе – звездное небо. И третье – высшее небо, где находится престол Божий.

Из следующего далее ясно, что Павел был в том самом месте блаженства, куда Господь Иисус взял раскаявшегося разбойника после его смерти, – в том месте, где живет Бог.

12,4 Павел слышал язык рая и понимал сказанное, но ему не позволено было повторить услышанное по возвращении на землю. Слова были неизреченными, то есть слишком священными для того, чтобы произносить их, а потому не подлежали оглашению.

Дж. Кемпбел Морган пишет:

"Есть люди, которые, кажется, жаждут поговорить о своих видениях и откровениях. Но не является ли такое желание доказательством того, что их видения и откровения не "Господни"? Когда даются откровения (а они, конечно, даются служителям Божьим при определенных обстоятельствах), они производят благоговейную сдержанность. Они слишком торжественны, слишком потрясающи, чтобы их легко описывать или обсуждать, но они окажут очевидное воздействие на всю жизнь и служение человека". (Morgan, Searchlights, p. 346.)

12,5 Когда апостол хвалится немощами, он не имеет ничего против, чтобы упомянуть себя. Но когда он хвалится видениями и откровениями Господа, он не связывает их с собой, а, скорее, говорит об этих событиях безлично, как будто они случились с кемто знакомым. Он не отрицал, что был тем самым человеком, который их пережил, а просто отказывался прямо называть самого себя.

12,6 Было и множество других случаев, которыми апостол мог хвалиться. Если бы он захотел заняться самовосхвалением, он не был бы неразумен, делая это. Все, что он мог сказать, было бы истиной. Но он не собирается этого делать, потому что не хочет, чтобы о нем подумали больше, чем на самом деле могут найти в нем или услышать от него.

12,7 Весь этот отрывок – самое точное описание жизни служителя Христова. В ней есть моменты глубокого унижения, как в событии в Дамаске. А бывают моменты возвышения, такие как вдохновляющее откровение, данное Павлу. Но обычно после того как служитель Господень насладится таким переживанием, Господь позволяет ему пострадать от какого-либо жала в плоти. Именно так описано и здесь.

Мы можем извлечь из этого стиха множество бесценных уроков. Прежде всего он доказывает, что Божественные откровения Господни не исправляют нашей плоти. Даже после того как апостол слышал язык рая, его натура осталась той же и ему грозила опасность попасть в сети гордыни.

Как сказал Р. Дж. Рейд, "человек во Христе", слушая непереводимые райские речи, находится в безопасности в присутствии Бога, но по возвращении ему нужно "жало в плоти", иначе плоть будет хвастаться своим райским опытом". (R. J. Reid, How Job Learned His Lesson, p. 69.)

Что же было для Павла "жалом в плоти"? Сказать точно можно только одно: жалом было какое-то телесное испытание, которое Бог допустил в его жизни. Несомненно, Господь специально не уточнил, какое именно это было жало, чтобы усталые и переживающие различные испытания святые на протяжении лет могли ближе чувствовать свое родство с апостолом, когда страдают они. Возможно, это была какая-то глазная болезнь (см. Галатам 4,15 и 6,11), может, боль в ухе, малярия, головные боли вроде мигрени или что-то, связанное с речью Павла. Мурхед утверждает: "Точная природа жала скрыта, может быть для того, чтобы всех скорбящих могло ободрить и всем могло помочь безымянное, но болезненное переживание Павла". (Moorehead, Acts to Ephesians, p. 197.) Наши испытания могут отличаться от пережитых Павлом, но они должны преподать нам те же уроки и принести те же плоды.

Апостол описывает жало в плоти как ангела сатаны, посланного, чтобы удручать его. В каком-то смысле это отражает усилия сатаны помешать Павлу в деле Господнем. Но Бог сильнее сатаны; Он воспользовался жалом, чтобы способствовать делу Господню, держа Павла в смирении. Успех служения Христу зависит от слабости служителя. Чем он слабее, тем больше силы Христовой в его проповеди.

12,8 Трижды молил Павел Господа, чтобы Тот удалил от него жало.

12,9 Павел получил ответ на свои молитвы, но не тот, на который надеялся. По сути, Бог сказал Павлу: "Я не удалю жало, а сделаю нечто лучшее: Я дам тебе благодать переносить его. И помни, Павел: хотя Я и не дал тебе того, о чем ты просил, Я все же даю тебе то, что тебе более всего нужно. Ты хочешь, чтобы твою проповедь сопровождали Моя власть и сила, не так ли? А лучший способ этого добиться – сделать тебя слабым".

Вот что Бог повторял в ответ на троекратную молитву Павла. И Он так же отвечает на страдания Своих людей во всем мире. Общение с Сыном Божьим и уверенность в Его силе и укрепляющей благодати лучше удаления испытаний и страданий.

Обратите внимание на Божьи слова: "Довольно для тебя благодати Моей". Нам не нужно просить Его дать нам столько благодати, чтобы ее было достаточно. Ее и так уже довольно.

Апостол вполне удовлетворен полученным от Бога ответом, а потому говорит: "И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова".

Когда Господь объяснил Павлу мудрость Своих действий, Павел, по сути, сказал, что единственно этого он бы и хотел. Поэтому вместо жалоб и возмущений жалом он гораздо охотнее будет хвалиться своими немощами. Он встанет на колени и поблагодарит за них Господа. Он будет с радостью переносить их, если в нем будет обитать сила Христова. Это хорошо выразил Дж. Освальд Сандерс:

"Философия мира гласит: "Чего нельзя исцелить, то нужно терпеть". Но Павел с восторгом свидетельствует: "Чего нельзя исцелить, тому можно радоваться. Я радуюсь слабости, страданиям, лишениям и трудностям". Обнаружив, что Божья благодать столь удивительна, он приветствовал любые новые возможности черпать от ее полноты. "Я радуюсь... Я даже наслаждаюсь этим жалом". (J. Oswald Sanders, A Spiritual Clinic, pp. 32-33.)

Эмма Печинска, жена польского дворянина, прожила долгую жизнь, полную разочарований и крушений надежд. И все же примечательно, что биограф отдал должное ее восторжествовавшей вере: "Она собрала великолепный букет из Божьих отказов!"

12,10 Естественно, для нас едва ли возможно благодушествовать, переживая что-либо из перечисленного здесь. Но ключ к пониманию стиха в словах "за Христа". Мы должны быть готовы претерпеть ради Него и ради распространения Его благовестия то, что мы вряд ли перенесли бы ради себя или ради своих близких.

Именно осознавая свою слабость и никчемность, мы более всего полагаемся на силу Божью. И когда мы так устремляемся к Нему, полностью полагаясь на то, что нам явлена Его сила, – именно тогда мы воистину сильны.

Уильям Уилберфорс, который вел борьбу за отмену рабства в Британской империи, был физически слаб и хрупок, но обладал глубокой верой в Бога.

Босуэлл сказал о нем: "Я видел, как тот, кто казался мне креветкой, стал китом".

В этом стихе Павел подчиняется Слову Господа, записанному в Ев. от Матфея (5,11-12). Он радуется и тогда, когда люди поносят и гонят его.

Ж. Знамения Павла подтверждают его апостольство (12,11-13)

12,11 Похоже, Павел устал хвалиться. Он чувствует, что дошел до неразумия, хвалясь таким образом. Он не должен был этого делать, но коринфяне принудили его. Они должны были бы сами хвалить Павла, когда недоброжелатели жестоко оскорбляли и порочили его. Хотя сам по себе он и ничто, но ни в чем не уступает высшим апостолам, которыми коринфяне так гордились.

12,12 Павел напоминает им, что, когда он приходил благовествовать в Коринф в первый раз, Бог подтвердил истинность его проповедей признаками апостола. Такими признаками были чудеса и знамения, которые апостолы творили данной им Богом властью. Видя эти признаки, слушатели могли удостовериться в том, что проповедующие и в самом деле посланы Господом.

Три слова: "знамения, чудеса и силы" описывают не разные типы чудес, а разные их аспекты. Знамения – это чудеса, которые содержали в себе особый смысл, постижимый умом человека. Чудеса – это некие поразительные события, влияющие на эмоции человека. Силы – это некие дела, совершенные явно не человеческой силой.

Примечательны слова Павла, что признаки апостола "оказались" перед коринфянами. Он не пытается выдать их за дела своих рук, но говорит о том, что Бог совершил их через него.

12,13 Что касается чудес, то коринфяне не были обделены ими по сравнению с прочими церквами. Павел творил в Коринфе не меньше чудес, чем в прочих церквах, где бывал. В каком же смысле можно было сказать о коринфянах: "Чего у вас недостает пред прочими церквами"? Коринфяне уступали другим только в том, что Павел не был им в тягость. Это значит, что он не требовал от них денежной помощи. Если это в глазах коринфян выглядит недостатком, то за такую вину Павел просит простить его. Вот единственный признак апостола, на котором он не настаивает!

З. Павел скоро посетит Коринф (12,14 – 13,1)

12,14 Вот, в третий раз я готов идти к вам. Эти слова можно истолковать так, что апостол был готов идти в Коринф трижды, но на деле побывал там только однажды. Во второй раз он не пошел к ним, потому что не хотел поступать с верующими слишком сурово. Теперь он готов идти в третий раз, но это будет второе посещение.

Однако это может означать и то, что речь идет о третьем посещении. Первое описано в Деяниях (18,1). Второй раз Павел приходил с огорчением (2 Кор. 2,1 и 13,1). Теперь он собирается туда в третий раз.

Павел не желает отягощать их, когда придет в третий раз. Под этими словами имеется в виду то, что он не будет требовать у них денежной помощи. Он будет независим, и сам позаботится о себе. Причиной его посещения будет забота не о собственном благосостоянии, а о самих коринфянах. Павла больше волнуют люди, чем вещи.

Он отправлялся туда, чтобы быть коринфянам вместо отца. Не дети должны собирать имение для родителей, но родители для детей. Это простое утверждение о жизненной реальности, как мы все ее представляем. При обычном положении дел родители трудятся в поте лица, зарабатывая детям на питание и одежду. Дети же обычно не делают этого для родителей. Здесь Павел говорит о том, что просит для себя положение родителя.

Но не следует искать в этом предложении дополнительный смысл, которого там нет. Здесь совсем не идет речь о том, что родители якобы обязаны собирать имение и обеспечивать будущее своих детей. Здесь вообще ничего не говорится о будущем, только о настоящем. Павел думает о насущных потребностях, которые возникнут у него по прибытии в Коринф, где он будет служить Богу. Он решил, что не станет полагаться на местных святых. Он не имеет в виду, что коринфяне должны позаботиться о его безбедной старости или что он сам должен что-то подобное сделать для них.

12,15 Перед нами приоткрылась завеса, и мы на краткое мгновение увидели образ той неугасимой любви, которую испытывал Павел к народу Божьему в Коринфе. Он готов был охотно истощать себя в неустанных заботах об их духовном благополучии и жертвенном служении их душам. Он любил их безграничной любовью, с которой не могла сравниться любовь посещавших их лжеучителей, хотя сам он был менее любим коринфянами. Но для Павла это не было существенным. Даже если бы у него не было никакой надежды на ответную любовь, он продолжал бы любить их. В этом он воистину следовал за Господом.

12,16 Апостол ссылается на те слова, которыми недоброжелатели клеветали на него. Они говорили примерно так: "Что же, Павел действительно не брал у вас денег напрямую. Однако он заполучал их хитростью, подсылая к вам своих людей, а те уже относили деньги ему".

12,17 "Если я не брал у вас сам, посылал ли я кого, кто так действовал?" Апостол прямо спрашивает коринфян, справедливы ли обвинения против него.

12,18 Он сам отвечает на свой вопрос. "Я упросил Тита" скорее всего означает: "Я упросил Тита посетить вас". Но Павел не посылал Тита одного. Он послал с ним одного из братьев, чтобы не было ни малейшего сомнения в намерениях Павла. Что произошло, когда Тит прибыл в Коринф? Настаивал ли он на своих правах? Требовал ли у коринфян денег? Пытался ли что-то выпросить у них? Нет, из этого стиха ясно, что Тит зарабатывал на жизнь каким-то ремеслом. Это ясно из вопросов: "Не в одном ли духе мы действовали? не одним ли путем ходили?" Другими словами, и Тит, и Павел действовали по схожим правилам и не принимали денежную помощь коринфян.

12,19 Коринфяне могли подумать, что этими словами Павел оправдывается перед ними, как если бы они были его судьями. Но он, напротив, писал все это как перед Богом в назидание им, дабы они укрепились в вере. Он хотел, чтобы их жизнь во Христе была полноценной и чтобы они знали, какие опасности могут ожидать их на пути. Он больше заботился о том, чтобы помочь им, а не о том, чтобы защитить свое доброе имя.

12,20 Павел хотел, чтобы ко времени его прихода в Коринф местные христиане жили в мире друг с другом, чтобы изгнали из своей среды лжеучителей, чтобы признали власть, данную апостолам. Он надеялся, что придет к ним с чувством радости, а не горечи. А он непременно испытал бы горечь, если бы нашел у них раздоры, зависть, гнев, ссоры, клевету и другие проявления плоти.

12,21 Что бы там ни было, коринфяне были для Павла радостью и венцом его ликования. Они были его гордостью. Он не хотел прийти и устыдиться их. Не хотел он и того, чтобы ему пришлось оплакивать тех, которые согрешили и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве.

Кого имеет в виду Павел, говоря об оплакивании "многих, которые согрешили"? Единственное разумное предположение: они – члены коринфской церкви, иначе он не стал бы так обсуждать их в Послании церкви. Но невозможно представить себе, что они истинно верующие. Сказано совершенно ясно, что они жили в грехе, а в других местах Павел недвусмысленно говорит, что тот, кто придерживается подобного образа жизни, не может наследовать Царства Божьего (1 Кор. 6,9-10). Апостол оплакивал бы таких, ибо они не покаялись и посему должны быть отлучены от церкви.

Дж. Н. Дарби указывает на то, что эта глава начинается с описания третьего неба, а заканчивается описанием отвратительнейших земных грехов.

Между этими двумя противоположностями излагается путь к спасению – власть Христа, изливающаяся через апостола Павла. (Darby, I and II Corinthians. p. 253.)


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →