Комментарии МакДональда на послание к Галатам 4 глава

Г. Дети и сыновья (4,1-16)

4,1-2 Здесь говорится о богатом отце, который намеревается передать управление своим состоянием сыну, когда тот достигнет зрелого возраста. Однако, доколе наследник в детстве, его статус ничем не отличается от статуса раба. Ему постоянно говорят делать то и не делать это. У него есть домоправители, распоряжающиеся его собственностью, и попечители, заботящиеся о нем самом. Таким образом, хотя наследство, безусловно, принадлежит ему, он не вступает во владение им, пока не вырастет.

4,3 Таким же было и положение иудеев под законом. Они были в детстве, закон приказывал им так же, как и рабам. Они были порабощены вещественным началам мира, то есть основным принципам иудейской религии. Церемонии и ритуалы иудаизма были установлены для тех, кто не знал Бога Отца таким, каким Он явлен во Христе. Можно провести параллель с ребенком, который учится читать по буквам, играя в кубики или распознавая предметы по картинкам. Закон был полон теней и образов, взывающих к духовным чувствам посредством чувств физических и внешних. Примером этому служит обрезание. Иудаизм был физическим, внешним и временным; христианство духовно, внутренне и постоянно. Эти внешние проявления были формой порабощения для тех, кто находился в детстве.

4,4 Полнота времени относится ко времени, назначенному Небесным Отцом, – времени, когда наследники войдут в возраст (см. ст. 2).

В этом стихе в нескольких словах изложено величайшее утверждение, касающееся Божественной и человеческой сущности Спасителя. Он – вечный Сын Божий; и все же Он родился от жены. Если бы Иисус был только человеком, не было бы причины говорить, что Он родился от жены. Как же еще может родиться человек? Это выражение применительно к нашему Господу свидетельствует об уникальности Его Личности и Его рождения.

Рожденный в этот мир израильтянином, Он, следовательно, подчинился закону. Как Сын Божий, Иисус никогда бы не был под законом; ведь это Он его установил. Но в преизбыточной Своей благодати Он Сам подчинился установленному Им же закону, чтобы возвеличить его в Своей жизни и понести его проклятие в Своей смерти.

4,5 Закон требовал от тех, кто не смог его исполнить, платы – платы смертью. Прежде чем Бог мог сделать людей Своими сыновьями, нужно было заплатить эту цену. Поэтому Господь Иисус, придя в мир как Человек, принадлежащий к иудейскому народу, заплатил ту цену, которую требовал закон. Он Бог, и потому цена Его смерти бесконечно высока, то есть достаточна для того, чтобы заплатить за любое количество грешников. Он – Человек, и потому мог умереть вместо человека. Говетт говорит: "Христос, по природе Своей Сын Божий, стал Сыном Человеческим, чтобы мы, по природе своей сыны человеческие, могли стать сынами Божьими. Поразительный обмен!"

Пока люди были рабами, они не могли стать сынами. Христос освободил их от рабства закона, чтобы их можно было усыновить. Обратите внимание на различие между словами "стать чадом Божьим" и "стать сыном Божьим" (ср. Рим. 8,14.16). Верующий рождается в семью Божью как чадо – дитя, ребенок (см. Ин. 1,12).

Здесь смысловое ударение делается на самом факте Божественного рождения, а не на привилегиях и ответственности положения сына. Верующего принимают в семью как сына – усыновляют. Каждый христианин становится сыном немедленно и вводится в надлежащее ему наследство. Таким образом, содержащиеся в НЗ наставления христианам не предполагают, что святые находятся в младенчестве. К ним обращаются, как к достигшим зрелости сыновьям.

Усыновление в римской культуре отличалось от современного. По нашим представлениям усыновить – это взять чужого ребенка, чтобы он стал нашим собственным. Но в НЗ усыновить – значит поставить верующих в положение взрослых сыновей, наделив их всеми привилегиями и всей ответственностью такого положения.

4,6 Для того чтобы являющиеся сынами Божьими поняли все величие этого положения, в день Пятидесятницы Бог послал Святого Духа, чтобы Он обитал в них. Дух дает святым осознание их сыновства, что позволяет им обращаться к Богу как к Отцу.

"Авва, Отче!" – известная форма обращения, в которой соединяются два слова – арамейское и греческое, обозначающие "отец". Ни один раб не мог бы так обратиться к главе семьи; словом этим пользовались только члены семьи, и означало оно любовь и доверие. Обратите внимание на появление в этом стихе всех Лиц Троицы – Духа, Сына и Отца – именно в таком порядке.

4,7 Верующий уже не раб; он уже не под законом. Теперь он – сын Божий. Поскольку Христос как Божий Сын, является наследником всех богатств Божьих, то христианин – наследник Божий через (Иисуса) Христа. (В греческом тексте просто говорится "наследник через Бога".) Ему принадлежит все, что есть у Бога, – принадлежит по вере.

В раввинских школах в современном Израиле студенту не позволяют читать Песни Песней Соломона или Иезекииля 1, пока ему не исполнится сорок лет. Песнь Соломона считается слишком сексуально откровенной для юного ума, а глава 1 Иезекииля содержит описание славы святого Бога. В Талмуде рассказывается, что когда некий человек младше сорока лет стал читать Иезекииля 1, из страниц вышел огонь и поглотил его. О чем это говорит? О том, что подзаконный не считается мужчиной до сорока лет. (Хорошо известная бар-мицва в возрасте тринадцати лет всего лишь превращает иудейского мальчика в "сына завета" – таково значение этого термина, – а значит, возлагает на него ответственность соблюдать закон.) До сорока лет ортодоксальный мужчина считается младшим.

Не так обстоят дела с верующими под благодатью. В тот момент, когда они получают спасение, они вступают во владение всем наследством. К ним относятся как ко взрослым, достигшим зрелости сыновьям и дочерям, и вся Библия принадлежит им, чтобы они могли читать ее, наслаждаться ею и повиноваться ей.

В свете этих истин очень уместным кажется увещание Харрисона:

"Дитя Его любви, все принадлежит тебе. Он говорит тебе об этом в 1 Коринфянам 3,22-23, чтобы ты мог осознать, какие это богатства, насколько они выше пределов твоего понимания и воображения. Подумай о Вселенной. Чья она, если не Его и твоя? Так живи же по-царски!" (Norman B. Harrison, His Side Versus Our Side, p. 71.)

4,8 Галаты когда-то служили идолам. До своего обращения они были язычниками и поклонялись каменным и деревянным идолам – ложным богам. Теперь они снова возвращались к рабству, хотя и другому – рабству закона.

4,9 Как они могли объяснить свое поведение? Они познали Бога или, если и не познали Его глубоко и на собственном опыте, то, по крайней мере, получили познание от Него, то есть были спасены. И все же они обратились от Его власти и богатств (которые они наследовали) к немощным и бедным вещественным началам, к тому, что связано с законом: например, обрезанию, святым дням и воздержанию от определенной пищи. Они снова поработили себя тому, что не может ни спасти, ни обогатить их, а может только обеднить.

Павел определяет закон и его церемонии как немощные и бедные. Божьи законы были прекрасны в свое время и на своем месте, но они явно служили помехой, когда ими пытались заменить Господа Иисуса. Обращение от Христа к закону – это идолослужение.

4,10-11 Галаты придерживались иудейского календаря с его субботами, праздниками и временами года. Павел выражает страх за тех, кто называет себя христианином, но при этом старается снискать благоволение Божье путем соблюдения закона. Даже невозрожденные люди могут соблюдать дни, месяцы, времена и годы. Некоторые испытывают глубокое удовлетворение от того, что могут что-то сделать собственными силами, чтобы заслужить одобрение Божье. Но это подразумевает, что у человека есть кое-какая сила и, следовательно, до известной степени им не нужен Спаситель.

Если Павел мог написать такое галатам, то что бы он написал тем, которые именуют себя христианами, но стараются достичь святости исполнением закона? Разве не осудил бы он традиции, привнесенные в христианство из иудаизма: посвящение в сан через возложение рук людей, особые одеяния для священников, соблюдение субботы, священные места, свечи, святую воду и тому подобное?

4,12 По-видимому, галаты забыли о том, как были благодарны Павлу, когда он впервые проповедовал им Благую Весть. Тем не менее, несмотря на их ошибки и свои страхи за них, Павел обращается к ним "братия". Павел был подзаконным иудеем. Но во Христе он освободился от закона. Поэтому он говорит: "Будьте, как я, – свободными от закона и живущими уже не под его властью". Язычники галаты никогда не были под властью закона, не находились под ней и сейчас. Таким образом, апостол говорит: стал, как вы. Я, иудей, теперь пользуюсь той свободой от закона, которая всегда была у вас, язычников".

Вы ничем не обидели меня. Не совсем ясно, что Павел имел здесь в виду. Возможно, он говорит, что не испытывал чувства личной обиды на то, как они с ним обращались. То, что они обратились от него к лжеучителям, было ударом не столько лично по нему, сколько по истине Божьей, а потому ударом по ним самим.

4,13 В первый раз Павел благовествовал им в немощи плоти. (В объяснение Павловой "немощи" выдвигалось несколько теорий. Какая-либо болезнь глаз, одна из тех, что широко распространены на Ближнем Востоке, – самая подходящая версия. Предполагались также малярия, мигрень, эпилепсия и другие болезни.)

Бог часто использует слабые, презренные, убогие орудия для исполнения Своего дела, чтобы слава принадлежала Ему, а не человеку.

4,14 Болезнь Павла была искушением для него и для тех, кто его слушал. Однако галаты не отвергли апостола из-за его внешнего облика или речи. Напротив, они приняли его, как Ангела Божьего, то есть как вестника, посланного Богом, и даже как Самого Иисуса Христа. Поскольку он представлял Господа, они приняли его так, как приняли бы Господа (Мф. 10,40). Они приняли проповедь Павла, как само Слово Божье. Для всех христиан это должно послужить уроком, как обращаться с вестниками Господними. Когда мы оказываем им сердечный прием, такой же прием мы оказываем и Господу (Лк. 10,16).

4,15 Впервые услышав Благую Весть, они поняли, какое блаженство она несла их душам. Они были так признательны, что, если бы это было возможно, отдали бы очи свои Павлу (это может быть указанием на то, что "жалом в плоти" для Павла было заболевание глаз). Но где же теперь это чувство благодарности? К сожалению, оно испарилось, как утренняя роса.

4,16 Отчего же так изменилось их отношение к Павлу? Он по-прежнему проповедовал ту же весть, ревностно борясь за истину Евангелия. Если это сделало его их врагом, то их положение было действительно опасным.

Д. Рабство или свобода (4,17 – 5,1)

4,17 Лжеучителями двигало совсем не то, что Павлом: они хотели, чтобы за ними следовали, тогда как он хотел духовного благополучия галатов (4,17-20). Лжеучителя усердно старались завоевать любовь галатов, но они были неискренни. Они хотели отлучить их. Иудаисты хотели отделить галатов от апостола Павла и других учителей. Они хотели приобрести последователей и, добиваясь этого, старались сформировать секту. Стотт предупреждает: "Когда христианство превращают в рабство правил и установлений, жертвы неизбежно подчиняются, попав под каблук своих учителей, как это было в средние века". (Stott, Galatians, p. 116.)

4,18 По сути, Павел говорит: "Я не возражаю, пусть другие заботятся о вас, даже когда меня нет с вами, если только они делают это с чистыми помыслами и для доброго дела".

4,19 Называя галатов своими детьми, Павел напоминает им, что именно он привел их к Христу. Он снова подвергается из-за них родовым мукам, на этот раз не ради их спасения, а для того, чтобы в них изобразился Христос. Подобие Христу – вот окончательная цель, которую Бог ставит перед Своим народом (Еф. 4,13; Кол. 1,28).

4,20 Этот стих может означать, что Павел озадачен реальным положением галатов. Их отклонение от истины оставило его в недоумении. Он хотел бы иметь возможность изменить голос свой, или изменить свой тон, и ясно дать им понять, в чем они виноваты. Возможно, он был озабочен тем, как они отреагируют на его Послание. Он предпочел бы поговорить с ними лично. Тогда он мог бы лучше выразить себя, изменяя тон своего голоса. Если бы они воспринимали его порицания, он мог бы говорить мягко. Если бы они были враждебны и мятежны, он мог бы быть строгим. Теперь же он был озадачен; он не мог предугадать, какой будет их реакция.

Поскольку иудейские учителя возвеличивали Авраама и настаивали на том, что верующие должны следовать его примеру и подвергнуться обрезанию, Павел обращается к истории дома Авраамова, чтобы показать, что законничество – это рабство и его нельзя смешивать с благодатью.

Бог обещал Аврааму, что у него родится сын, несмотря на то что и Авраам, и Сарра были, прямо скажем, слишком стары для того, чтобы иметь детей. Авраам поверил Богу и этим был оправдан (Быт. 15,1-6). Сарра, ожидая обещанного сына, разуверилась и предложила, чтобы у Авраама был ребенок от ее рабыни Агари. Авраам последовал ее совету, и родился Измаил. Это не был обещанный от Бога наследник, а сын нетерпения Авраама, его похоти и недостатка доверия (Быт. 16).

Затем, когда Аврааму было уже сто лет, родилось дитя обетования, Исаак. Ясно, что его рождение было чудом; оно стало возможным лишь благодаря могуществу и власти Бога (Быт. 21,1-5).

На традиционном пиру по случаю отлучения Исаака от груди Сарра увидела, что Измаил издевается над ее сыном. Поэтому она приказала Аврааму изгнать Измаила и его мать из дома, говоря: "...не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком" (Быт. 21,8-11). Такова история, которая легла в основу доводов, приведенных далее апостолом.

4,21 Слово "закон" в этом стихе используется в двух различных смыслах. Первый относится к закону как средству достижения святости, а второй – к ветхозаветным книгам закона (от Бытия до Второзакония), в особенности к книге Бытие. Павел говорит: "Скажите мне вы, желающие снискать благоволение Божье исполнением закона: разве вы не слушаете книги закона?"

4,22-23 Два сына – это Измаил и Исаак. Раба – это Агарь, а свободная – Сарра. Измаил был рожден в результате задуманного Авраамом вмешательства. Исаак же был дан Аврааму по обетованию Божьему.

4,24 В этой истории есть иносказание; ее значение глубже, чем кажется на первый взгляд. Настоящее значение событий не высказано ясно, оно подразумевается. Таким образом, истинная история Исаака и Измаила представляет глубокую духовную истину, которую Павел здесь объясняет.

Две женщины представляют два завета: Агарь – завет закона, а Сарра – завет благодати. Закон был дан на горе Синайской. Как ни странно, слово "Агарь" на арабском языке означает "камень, скала", и гору Синай арабы тоже называли "Камень".

4,25 Закон, данный на Синае, породил рабство; таким образом, Агарь, рабыня – прообраз закона. Агарь символизирует Иерусалим, столицу народа иудейского и центр неспасенных израильтян, которые все еще старались достичь праведности исполнением закона. Они с детьми своими, со своими последователями, в рабстве. То, что Павел связывает неверующих израильтян с Агарью, а не с Саррой, с Измаилом, а не с Исааком – очень язвительная характеристика.

4,26 Столица тех, кто оправдан верою, – это небесный Иерусалим. Он – матерь всем верующим: и иудеям, и язычникам.

4,27 Эта цитата из Исаии 54,1 – предсказание о том, что в небесном городе будет больше детей, чем в земном Иерусалиме. Сарра очень долго была неплодной. Агарь здесь – имеющая мужа. В каком смысле мы должны понимать последующее торжество Сарры, или небесного Иерусалима? Ответ в том, что детей обетования – всех тех (и язычников, и иудеев), кто приходит к Богу верою, – гораздо больше, чем детей Агари, которые пребывают под законом.

4,28 Истинные верующие рождаются не по воле человека и не по плоти, а от Бога. Важно не естественное происхождение, а чудесное Божественное рождение по вере в Господа Иисуса.

4,29 Измаил издевался над Исааком, и всегда было так, что рожденные по плоти гнали рожденных по Духу.

Например, вспомним страдания нашего Господа и апостола Павла от рук неспасенных людей. Нам может казаться обычным оскорблением то, что Измаил издевался над Исааком, но это записано в Писании, и Павел рассматривает это как все еще действующий принцип – враждебность плоти и Духа.

4,30 Пусть галаты обратятся к Писанию – тогда они услышат этот приговор. Нельзя смешивать закон и благодать; невозможно унаследовать благословение Божье на основании человеческих достижений или плотских усилий.

4,31 Те, кто доверился Христу, не связаны с законом как средством добиться Божественного благоволения. Они – дети свободной матери и наследуют ее социальное положение.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →