Комментарии МакДональда на послание к Филиппийцам 3 глава

V. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ О ЛЖЕУЧИТЕЛЯХ (3,1-3)

3,1 Павел призывает братьев радоваться о Господе. В Господе христианин может найти истинную радость всегда, в любых обстоятельствах. "Источник его песен – высоко-высоко в небесах". Ничто не сможет угасить его радость, если прежде не отнимет у него его Спасителя, а это совершенно невозможно. Боль, печаль, болезнь, нищета и трагедия могут погасить простую человеческую радость. Христианская же радость обитает так высоко, что ее не захлестнет никакой "девятый вал" жизни. Свидетельство этому – наставление радоваться, которое Павел посылает из тюрьмы. К совету такого человека, несомненно, стоит прислушаться!

Апостол не почитает утомительным вновь и вновь повторять это филиппийцам, потому что знает: он делает это во имя их же безопасности.

Но где же это повторение? Имеет ли Павел в виду предыдущую фразу, где он призывает их радоваться в Господе?

Или же это относится к последующим стихам, где он предостерегает их против законников? Мы считаем, что последнее. Трижды в стихе 2 используется слово "берегитесь". Это повторение для него не тягостно, для них же – отнюдь не лишняя предосторожность.

3,2 Они должны беречься псов, злых делателей и обрезания. Все три выражения, по всей вероятности, относятся к одной и той же группе людей – к лжеучителям, пытавшимся навязать христианам законы иудаизма и учившим, что праведность можно обрести, соблюдая законы и ритуалы.

Во-первых, они – псы. В Библии псы – нечистые животные. Так иудеи называли язычников! На Востоке псы были бездомными животными, бродившими по улицам, всеми правдами и неправдами пытаясь добыть себе пропитание. Здесь же Павел называет псами тех лжеучителей из иудаизма, которые пытались развратить церковь.

Они поистине были теми, кто не имел пристанища, пытаясь существовать на ритуалах и церемониях. Они подбирали крохи, хотя могли бы сидеть за пиршественным столом.

Во-вторых, они были злыми делателями. Заявив, что стали истинными верующими, они получили доступ к христианскому общению и начали распространять свое лжеучение. Такой труд не мог принести ничего, кроме зла.

Павел также называет их проповедниками обрезания. Несомненно, обрезание занимало немаловажное место в их лжеучении. Законники настаивали, что для того, чтобы спастись, нужно обязательно принять обрезание. Но под этим они понимали обрезание физическое. Духовное его значение их не интересовало. Обрезание же говорит о смерти для плоти. Оно означает, что требованиям плотской природы больше не будет уступок. Настаивая же на совершении обрезания в буквальном его значении, они все бразды правления передавали плоти.

В глубине души они отказывались признать, что плоть была предана смерти на кресте. Павел указывал, что они лишь увечили плоть, не замечая при этом коренного различая между церемонией и лежащим в ее основе духовным значением.

3,3 В противовес этому Павел отмечает, что мы (истинные верующие) и являемся обрезанием – не те, кто родился в семье иудеев или принял физическое обрезание, а те, кто понял, что от плоти не может быть никакой пользы, что собственными силами мы не в состоянии совершить ничего, заслуживающего Божье одобрение.

Далее Павел перечисляет три характерные черты тех, кто стал истинным обрезанным:

1. Они служат Богу духом. То есть их поклонение поистине духовное, а не просто церемонии и обряды. При истинном поклонении человек верой вступает в присутствие Бога, изливая к Его стопам свою любовь, славословие, поклонение и почитание. "Душевное" же поклонение – это поклонение, не мыслящее себя вне прекрасных зданий и церковной утвари, замысловатых церемоний и роскошных одежд священников, то есть всего, что могло бы затронуть эмоциональные струны человеческой души.

2. Члены истинного обрезания хвалятся Христом Иисусом. Они не гордятся ни своими достижениями, ни происхождением, ни верностью обрядам – лишь Иисусом.

3. Они не надеются на плоть. Они не считают, что получить спасение, а потом удержать его они могут и собственными силами. От своей унаследованной от Адама природы они не ожидают ничего доброго и потому не испытывают никакого разочарования, действительно не найдя в ней ничего хорошего!

VI. РАДИ ХРИСТА ПАВЕЛ ОТРЕКСЯ ОТ НАСЛЕДИЯ И ВСЕГО ИМ ДОСТИГНУТОГО (3,4-14)

3,4 Когда Павел думал о том, как эти люди хвастались своими плотскими преимуществами и достижениями, на его губах, несомненно, появлялась улыбка. Уж если у них находился повод для бахвальства, то что говорить о нем! В следующих двух стихах он показывает, что в большей степени обладал теми благами, которыми человек обычно очень гордится. "Создается впечатление, что он принадлежал чуть ли не ко всем аристократическим кругам, волнующим воображение и разжигающим честолюбивые стремления в людях".

Об этих двух стихах Арнот сказал: "Здесь произведена опись всего, что было предметом гордости самоправедных фарисеев. Он с удовольствием снимает грязные лохмотья и выставляет их на всеобщее обозрение".

Как вы увидите, Павел говорит о гордости за свое происхождение (ст. 5), гордости за принадлежность к ортодоксальному иудаизму (ст. 5), гордости за свою деятельность (ст. 6), гордости за свои высокие моральные качества (ст. 6).

3,5 Итак, вот список плотских преимуществ Павла:

обрезанный в восьмой день – он был еврей, а не измаильтянин или обращенный в иудаизм;

из рода Израилева – член земного избранного народа Божьего;

из колена Вениамина – это колено считалось аристократическим и руководящим (Суд. 5,14); именно оно дало Израилю первого царя;

еврей из евреев – он принадлежал к той части народа, которая неизменно оставалась верной своему изначальному языку, обычаям и привычкам;

по учению фарисей – фарисеи оставались ортодоксальными иудеями, в то время как саддукеи отказались от учения о воскресении.

3,6 По ревности гонитель Церкви – Павел искренне верил, что, пытаясь стереть с лица земли "секту" христиан, он совершал угодное Богу дело. В ней он видел угрозу собственной религии и считал себя обязанным искоренить ее.

По правде законной – непорочный. Это ни в коем случае не может означать, что Павел в совершенстве исполнил весь закон. В Римлянам 7,9-10 он открыто заявляет, что это далеко не так. Апостол называет себя не безгрешным, а непорочным. Мы можем лишь предполагать, что, нарушая какое-либо предписание закона, Павел обязательно приносил требуемую жертву. Другими словами, он был большой педант, старавшийся соблюдать все правила иудаизма вплоть до последней мелочи.

Таким образом, в том, что касалось рождения, родословной, принадлежности к ортодоксальному учению, рвения и личной праведности, Савл из Тарса был человек поистине выдающийся.

3,7 Но сейчас апостол произносит великое отречение. Он представляет на наш суд отчет о своих доходах и потерях. На одной половине страницы он перечисляет все, упомянутое выше, что было для него доходом, или преимуществом. На другой половине он пишет одно лишь слово – "Христос". И по сравнению с тем сокровищем, какое мы обретаем во Христе, все остальное – не более чем груда жалких черепков. Ради Христа апостол почел их тщетою. Гай Кинг пишет: "Все приобретения в области финансовой и материальной, в сфере физической, интеллектуальной или моральной – все это ничто по сравнению с самым главным Приобретением". (King, Joy Way, p. 81.) [Слово, переведенное как "чистые" (eilikrines), означает "без примесей" или, возможно, "испытанные солнцем". Честный скульптор, обнаружив в статуе из белого мрамора дефект, будет стремиться его устранить, откалывая кусочек за кусочком. Мастер же "нечистый" попытается замазать его воском. Но под жгучими лучами солнца воск выдаст такого скульптора с головой.]

До тех пор, пока человек не перестанет надеяться на все это, спасения ему не обрести. Когда же он получит спасение, все это теряет в его глазах какую-либо ценность, потому что он видел славу Господа, полностью затмившую все другие славы.

3,8 Придя к Христу за спасением, Павел отказался от всего, все счел бесполезным по сравнению с превосходством познания Христа Иисуса, его Господа. Под превосходством познания в древнееврейской риторике подразумевалось "превосходное знание", или же "все превосходящая ценность познания".

Родословная, национальность, культура, престиж, образование, религия, личные достижения – все это в глазах Павла перестало быть основанием для хвастовства. Более того, он счел это за сор или навоз, ради того, чтобы приобрести Христа.

Хотя и в этом, и в последующем стихе глаголы стоят в настоящем времени, Павел, по сути, вспоминает время своего обращения. Для того чтобы приобрести Христа, он должен был отказаться от всего, что его учили ценить превыше всего. Если он хотел обрести Христа, то должен был сказать "прощай" и религии матери, и наследию отца, и собственным достижениям.

И он это сделал! Он раз и навсегда порвал связи с иудаизмом как надеждой на спасение. После этого родственники лишили его наследства, от него отказались бывшие друзья, его начали преследовать соотечественники. Став христианином, он отказался от всего в буквальном смысле слова. Использование в стихе 8 настоящего времени наводит на мысль, что Павел все еще пытался приобрести Христа.

На самом же деле он обрел Христа в тот момент, когда признал Его своим Господом и Спасителем. Настоящее же время указывает на то, что это отношение не изменилось – он и по сей день почитает все сором по сравнению с богатством познания Господа Иисуса. Главное, к чему стремится его сердце – "чтобы приобрести Христа". Не золото, не серебро, не репутацию в религиозных кругах, а Христа.

3,9 И найтись в Нем. Здесь опять может создаться впечатление, что Павел до сих пор старается быть найденным во Христе. На самом же деле он просто оглядывается на то великое решение, которое ему нужно было принять до того, как он обрел спасение.

Был ли он готов оставить все попытки обрести спасение своими усилиями и просто довериться Христу? Павел сделал свой выбор. Он оставил все, чтобы быть найденным во Христе. В тот момент, когда он уверовал в Господа Иисуса, его положение перед Богом радикально изменилось. Творец видел его уже не как дитя грешного Адама, нет, Он видел его во Христе и относился к Павлу с тем же расположением, с каким Он относится к Господу Иисусу Христу.

Он точно так же отрекся от грязных лохмотьев своей самоправедности, которой пытался достичь, соблюдая закон, и избрал праведность от Бога, в которую облекается всякий, принимающий Спасителя. О праведности здесь говорится как об одеянии. Праведность нужна человеку для того, чтобы предстать перед Богом и снискать Его расположение. Но человек не в состоянии изготовить ее. И поэтому Бог в Своей благости дает Свою праведность тем, кто принимает Его Сына как Господа и Спасителя. "Ибо не знавшего греха [Христа] Он [Бог] сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2 Кор. 5,21).

Мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что из стихов 8 и 9 никоим образом не следует, что Павел еще не получил праведность Божью. Напротив, он стал ее обладателем в момент своего возрождения на пути в Дамаск.

Использование настоящего времени указывает на то, что результаты этого важного события были видны и в настоящем и что Павел все еще считал, что Христос намного ценнее всего, от чего он отказался.

3,10 В этом стихе нашло свое отражение главное чувство в жизни апостола. Ф. Б. Мейер говорит о "душе, страстно ищущей личных взаимоотношений со Христом".

Большинство богословов, обращаясь к этому стиху, пытаются сделать его более "духовным". Они утверждают, что слова "воскресение", "страдания" и "смерть" здесь не следует понимать буквально. Они якобы использованы для описания определенных переживаний духовного плана, таких как страдания разума, смерть для грешного "я", жизнь в силе воскресения и т. д. Однако мы хотели бы предложить все слова здесь понимать в их буквальном значении. Павел говорит, что хотел бы жить так, как жил Христос.

Христос страдал? Павел тоже хочет страдать. Иисус умер? Павел тоже хочет умереть мученической смертью в своем служении Христу. Иисус воскрес из мертвых? Павел желает сделать то же самое. Он понимал, что слуга не выше своего Хозяина. Поэтому он желал следовать за Христом в Его страдания, смерть и воскресение. Он не утверждает, что этого взгляда должны придерживаться все без исключения, но для него лично другого пути просто не было.

Чтобы познать Его. Познать Его – значит настолько близко и самым практическим образом познакомиться со Христом в своей повседневной жизни, чтобы самому становиться все более и более похожим на Него. Апостол хочет, чтобы в нем воспроизводилась жизнь Христа.

И силу воскресения Его. О силе, воскресившей Господа из мертвых, в Писаниях говорится как о самом ярком из всех проявлений Божьей мощи, когда-либо явленных во вселенной (Еф. 1,19-29). Кажется, все силы зла были брошены на то, чтобы удержать Его тело в могиле. Но Божье могущество наголову разбило легионы ада, воскресив Господа Иисуса на третий день. Именно эта сила и предоставлена в распоряжение всех верующих (Еф. 1,19), и они должны принять ее верою. Павел пишет о своем стремлении познать эту силу в действии и в своей жизни, и в свидетельстве.

И участие в страданиях Его. Невозможно страдать за Христа, не получив для этого силы свыше. Вот почему сила Его воскресения предшествует участию в страданиях Его.

В жизни Господа славе предшествовали страдания. Поэтому и в жизни Павла не могло быть иначе. Он должен был разделить страдания Христа.

Он прекрасно понимал, что его собственные страдания будут лишены той искупительной ценности, какой обладали страдания Христа, но он осознавал и то, что был не в праве жить роскошно и привольно в том же мире, в котором его Господь был отвергнут, истерзан и распят. Джоветт пишет: "Ему мало было разделить триумф Елеона; он желал почувствовать хоть малую долю острой боли, озноба и одиночества Гефсимании". (Jowett, Calling, p. 217.)

Сообразуясь смерти Его. Как уже говорилось, чаще всего эти слова толкуют как желание Павла распять свою жизнь, умереть для греха, своего "я" и мира. На наш же взгляд, такое истолкование лишает эти слова их шокирующей силы. Конечно, этот аспект тоже присутствует в общем смысле стиха, но значение его намного шире.

Павел был страстным и преданным последователем Умершего на кресте Голгофы. Но помимо этого, он присутствовал при смерти первого мученика христианской церкви, более того – был сообщником его убийц! Нам кажется, что Павел страстно желал пожертвовать свою жизнь ради дела Христа. Может быть, он считал, что на небесах не сможет смотреть в глаза Стефану, если на земле изберет путь иной, чем мученическая смерть. Джоветт пишет:

"Многие христиане удовлетворены, если цена не слишком высока и не требует от них "пролития крови". Они отдают то, расстаться с чем не составляет для них особого труда. Их дары не связаны с ними особыми узами, их не надо отрывать от себя "с мясом". Они охотно жертвуют до тех пор, пока это не затрагивает саму их жизнь; когда же от них требуется отказаться от чего-то поистине жизненно-важного, оказывается, что их и след простыл. Они в первых рядах триумфальных шествий и с радостью тратят пару монет на яркие украшения – пестрые ленты или пальмовые ветви; но как только вместо "ура" и "осанна" начинают раздаваться угрозы и зловещий ропот, как только на горизонте появляется Голгофа, они начинают искать безопасности уединения".

Здесь же перед нами апостол, который с нетерпением ожидает, когда от него потребуется эта высокая и решающая жертва. Он с радостью предвкушает возможность влить энергию своей крови в служение Царству! Если надо, он готов отдать ее всю до последней капли! (Ibid, pp. 81-82.)

Об этом же писал и Хадсон Тейлор:

"Насущно важно отдавать за жизнь мира самого себя... Невозможно принести плод, не приняв на свои плечи и крест. "Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно". Мы знаем, каким образом смог принести обильный плод Господь Иисус – не только тем, что взял Свой крест, но и тем, что умер на нем. Насколько крепки узы наших взаимоотношений с Ним и в этой сфере? Неужели в мире есть два Христа – беззаботный Христос для беззаботных христиан и Христос страдающий, тяжко трудящийся – для горстки исключительных христиан? Нет, есть только один Христос. Готовы ли мы пребывать в Нем и таким образом приносить плод?" (Hudson Taylor, quoted by Mrs. Howard Taylor in Behind the Ranges, p. 170.)

И наконец, С. А. Коутс пишет:

"Познание Христа в славе было главным желанием, жившем в сердце Павла. Желание это не могло не порождать страстного стремления идти туда, где Он сейчас. А поэтому сердце, которое неудержимо влечет к Христу, инстинктивно обращается к тому пути, который привел Его в место славы, и оно всерьез желает прийти к Нему в это место по той самой тропе, по которой шагал и Он. Сердце вопрошает: "Как Он пришел в эту славу? Через воскресение? Но не предшествует ли воскресению в обязательном порядке страдание и смерть?" Потом сердце говорит: "Ничто не принесет мне такого удовлетворения, как возможность дойти до Него в славе воскресения по той самой тропе, что привела Его туда!" Это – дух мученичества. Павел хотел как мученик пройти путем страданий и смерти, чтобы прийти к воскресению и славе по той же тропе, что и Благословенный, покоривший его сердце". (C. A. Coates, The Paths of Life and Other Addresses, p. 127.)

3,11 Здесь опять мы сталкиваемся с проблемой истолкования. Должны мы понимать этот стих в буквальном смысле или в духовном? Есть несколько вариантов его значения, вот основные из них:

1. Павел не был уверен, что будет воскрешен из мертвых, и поэтому лез вон из кожи, стараясь обеспечить свое участие в воскресении. Но в этом нет ни капли истины! Павел всегда учил, что воскресение – дар благодати, а не плата за человеческие труды. К тому же он с непоколебимой уверенностью заявлял, что будет участвовать в воскресении (2 Кор. 5,1-8).

2. Павел говорил не о физическом воскресении, а ссылался на свое желание здесь, на земле, жить в силе воскресения. Вероятно, этого взгляда придерживается большинство богословов.

3. Павел говорил о физическом воскресении, но отнюдь не выражал сомнения по поводу своего в нем участия. Скорее он говорил, что его заботят все те страдания, которые могут ждать его на пути к воскресению. Он был готов пройти через жестокие испытания и преследования, если именно они лежат между сегодняшним днем и воскресением.

Мы согласны с третьим вариантом. Апостол желал во всем следовать Христу. Так как Христос страдал, умер и воскрес из мертвых, то и Павел считал, что для него нет участи достойней.

Боюсь, наше личное стремление к комфорту, роскоши и покою заставляет нас сглаживать острые углы таких вот библейских стихов. Не будем ли мы ближе к истине, если начнем принимать их в буквальном значении, так, как они написаны, делая исключение лишь тогда, когда открывающийся при этом смысл противоречил бы учению всей остальной Библии?

Прежде чем перейти к следующему стиху, необходимо отметить, что Павел говорит о воскресении из мертвых.

Это не воскресение всех мертвых. Здесь, скорее, описание воскресения, при котором одни воскреснут, другие же останутся в могилах. Из 1 Фессалоникийцам 4,13-18 и 1 Коринфянам 15,51-57 мы знаем, что верующие воскреснут, когда придет Христос (кто-то – при восхищении, кто-то – в конце периода великой скорби); все прочие мертвые воскреснут лишь тогда, когда подойдет к концу Тысячелетнее Царство Христа на земле (см. Откр. 20,5).

3,12 Апостол не считал, что уже достиг совершенства. Это совершенство имеет отношение не к воскресению предшествующего стиха, а ко всей теме о нашем подобии Христу. Павел не утверждал, что христианин может достичь безгрешности или такого состояния, когда дальнейший прогресс был бы невозможен. Он сознавал, что "удовлетворенность – могила прогресса".

Поэтому он неустанно стремился вперед, для того чтобы Иисус смог достичь в нем той цели, ради которой спас его. Христос Иисус достиг апостола на пути в Дамаск. Какова же была цель этой важной встречи? Она заключалась в том, чтобы сделать из Павла святого, на которого могли бы равняться другие, чтобы на его примере все увидели, что может сделать Христос в жизни человека. Павел еще не достиг полного сходства с Христом.

Этот процесс все еще продолжался, и апостол всей душой желал, чтобы труд Христовой благодати продолжался и углублялся.

3,13 Этот человек, научившийся быть довольным, каким бы количеством материальных благ он ни располагал (4,11), никогда не был удовлетворен своими духовными приобретениями. Он не почитал себя достигшим конца пути. Что же он делал? А только. Это был очень целеустремленный человек. У него была лишь одна цель и одно желание. В этом он очень похож на Давида, однажды сказавшего: "Одного просил я у Господа".

Забывая заднее. Апостол забывал не только свои грехи и ошибки, но и свои естественные привилегии, достижения и успехи, описанные им в начале главы, и даже свои духовные победы.

Простираясь вперед. Он настойчиво стремился к привилегиям и обязанностям христианской жизни, будь это поклонение, служение или же мужание его собственного христианского характера.

3,14 Рассматривая себя как участника забега, Павел пишет, что, не жалея сил, стремится к цели, к почести вышнего звания Божьего во Христе Иисусе.

Цель – это финишная черта в конце беговой дорожки. Почесть – награда, вручаемая победителю. Цель в данном случае – это окончание забега длиною в жизнь, и вполне может быть, что под целью здесь понимается судилище Христово. Почестью же, вероятно, будет венец праведности, о котором Павел в другом месте говорит как о награде тем, кто хорошо бежал (2 Тим. 4,8).

Вышнее звание Божье во Христе Иисусе включает в себя все те цели, которые преследовал Бог, спасая нас: наше спасение, подобие Христу, сонаследие с Ним, дом на небесах и бесчисленное множество других духовных благословений.

VII. ПРИЗЫВ, СЛЕДУЯ ПРИМЕРУ АПОСТОЛА, ПОСТУПАТЬ ДОСТОЙНО ГРАЖДАН НЕБЕС (3,15-21)

3,15 Кто из нас совершенен, должен разделять готовность Павла пострадать и умереть за Христа и всеми силами стремиться все больше походить на Господа Иисуса. Это взгляд на веру зрелого христианина. Кто-то может счесть его экстремальным, радикальным или фанатичным. Апостол же утверждает, что все достигшие духовной зрелости согласятся признать его единственно разумным, логичным и приемлемым ответом Тому, Кто на Голгофе пролил за них Свою Кровь.

Если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет. Павел осознает, что не все последуют его примеру и изберут такую опасную философию. Но он выражает уверенность, что если человек действительно стремится найти истину, Бог непременно откроет ее ему. Беспечное, самодовольное христианство появилось потому, что мы не хотим знать истину; мы не желаем подчиняться требованиям христианства идеального. Бог готов открыть истину тем, кто готов жить по ней.

3,16 Потом апостол добавляет, что мы должны жить в соответствии с тем пониманием, какое Господь Иисус уже дал нам. Нам не следует сложа руки выжидать, когда же мы обретем полное познание всего, что требуется от нас как от христиан. Ожидая, пока Господь откроет нам полный смысл креста, мы должны жить согласно той доле истины, какую уже познали.

3,17 Теперь Павел переходит к увещанию и сначала призывает филиппийцев следовать, или подражать, ему. То, что он вообще мог написать подобное, – дань его образцовой во всех отношениях жизни. Сегодня можно услышать такую остроту: "Делай, как я тебе говорю, а не так, как я делаю". Но у апостола все по-другому! Он мог с полным правом указать на свою жизнь как пример безраздельной преданности Христу и Его делу.

Леман Штраус пишет:

"Павел считал, что Божье милосердие излилось на него для того, чтобы он стал "образцом для подражания"; таким образом, вся его жизнь, начиная с момента обращения, была посвящена великой задаче являть другим общую схему того, каким должен быть христианин. Бог спас Павла для того, чтобы на примере своего обращения он мог показать: то, что Иисус Христос сделал для него, Он может сделать и обязательно сделает и для других. Не эту ли цель преследовал Господь, простирая Свою милость и вам, и мне? Я считаю, что Он спас нас для того, чтобы мы стали образцами для подражания будущим поколениям верующих. Являем ли мы собой пример тех, кто спасен Его благодатью? Прекрасно, если это так!" (Strauss, Philippians, p. 202.)

И смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас. Это относится ко всем тем, кто жил так же, как Павел, и сказано не для того, чтобы выделить их из общей массы в качестве отрицательного примера, как в следующем стихе, а для того, чтобы мы, идя по их следам, попристальней присмотрелись к ним.

3,18 В то время как в стихе 17 описаны те, кому верующие должны подражать, здесь говорится о людях, подражать которым не следует. Апостол не дает их конкретного описания. Он не говорит, были ли это законники из стиха 2 или те, которые, называя себя христианами, обращали свободу во вседозволенность, а благодать использовали как предлог для греха.

Павел и раньше предостерегал святых об опасности таких людей и снова делает это со слезами. Но о чем же эти слезы в обрамлении слов сурового осуждения? Они о вреде, нанесенном подобными людьми церквам Божьим; о жизнях, ими разрушенных; о поругании, навлеченном ими на имя Христа; о том, что они затмевали истинное значение креста. Но слезы лились и потому, что истинная любовь не может не плакать, даже осуждая врагов креста Христова, точно так же как Господь Иисус плакал над жестокосердым городом Иерусалимом.

3,19 Таким людям уготована вечная погибель. Это означает не уничтожение, а вечный суд Божий в огненном озере.

Их богом было их чрево. Все, что они делали, даже если оно носило название религиозного служения, имело одну цель – покупку пищи (и, вероятно, напитков) для удовлетворения их плотского аппетита. Ф. Б. Мейер дал этим людям удивительную по своей проницательности характеристику: "В их жизни нет места церкви. От края до края ее заполнила кухонная плита".

Их слава была в их сраме. Они хвастались тем, чего должны были бы стыдиться – своей наготой и безнравственным поведением.

Они были полностью поглощены земным. В их жизни самым важным были пища, одежда, почести, комфорт и удовольствия. Мысли о вечном и небесном не нарушали их душевного покоя, когда они пресмыкались перед мерзостью этого мира. Они поступали так, словно собирались жить на земле вечно.

3,20 Этому образу мыслей апостол противопоставляет устремленные к небесам помыслы истинных верующих.

Во времена написания Послания Филиппы были римской колонией (Деян. 16,12). Филиппийцы были гражданами Рима, находились под его защитой и пользовались всеми привилегиями. Но наряду с этим они были и подданными местного правителя. Используя эту особенность их положения, апостол напоминает верующим, что их жительство (или гражданство) – на небесах. Моффатт переводит эту фразу так: "Но мы – колония небес".

Это не значит, что христиане не являются одновременно и гражданами земных государств. В других местах Писания ясно сказано, что мы должны повиноваться своим правительствам, потому что они назначены Богом (Рим. 13,1-7). Верующие действительно должны быть послушны правительству во всем, что однозначно не запрещено Господом. Филиппийцы должны были сохранять лояльность и по отношению к местным правителям, и по отношению к римскому императору. Итак, у верующих есть обязанности перед земными правительствами, но на первом месте у них всегда должна стоять преданность Господу небес.

Мы не только граждане небес, но и с нетерпением ожидаем Спасителя с небес! Слово, переведенное как "ожидаем", в оригинале – очень сильное понятие, означающее напряженное ожидание чего-то, по мнению ожидающего, неизбежного. Буквально это означает "вытягивать шею, ожидая увидеть или услышать что-либо".

3,21 Когда Господь Иисус придет с небес, Он преобразит наши тела. В человеческом теле как таковом нет ничего злого или преступного. Зло в том, для чего его используют.

Но это тело – уничиженное. Оно испещрено морщинами и шрамами, подвластно старению, страданиям, болезням и смерти. Оно ограничивает и стесняет нас!

Господь преобразит его в славное тело. Мы не способны постичь это во всей его глубине. Наше тело больше не будет подвластно увяданию или смерти, освободится от ограничений, накладываемых временем или природой.

Это будет реальное тело, и в то же время оно будет прекрасно приспособлено к условиям жизни на небесах. Оно будет подобно воскресшему телу Господа Иисуса.

Это не означает, что все мы будем на одно лицо! После воскресения Иисуса все по-прежнему узнавали Его, и, без всякого сомнения, каждый человек и в вечности будет обладать своей индивидуальной физической внешностью.

Из этого стиха нельзя сделать вывод о нашем будущем подобии Господу Иисусу в том, что касается качеств, присущих Ему как Богу. Мы никогда не будем ни всеведущи, ни всесильны; не сможем мы и присутствовать одновременно повсюду.

Но наш моральный облик уподобится моральному облику Господа Иисуса. Мы будем навсегда свободны от греха. Информации, содержащейся в этом стихе, недостаточно, чтобы удовлетворить наше любопытство, но ее хватает, чтобы поддержать надежду и подарить утешение.

Силой, которой Он действует и покоряет Себе все. Преобразование наших тел будет совершено той же Божественной силой, которую Господь позже пустит в ход, чтобы покорить Себе все. Он "может спасать" (Евр. 7,25). Он "может помогать" (Евр. 2,18).

Он "может соблюсти от падения" (Иуд. 24). Теперь же из этого стиха мы узнаем, что Он может покорять. "Ибо сей Бог есть Бог наш на веки и веки: Он будет вождем нашим до самой смерти" (Пс. 47,15).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →