Комментарии МакДональда на послание к Евреям 9 глава

В. Превосходство жертвы Христа над жертвоприношениями Ветхого Завета (9,1 – 10,18)

9,1 В стихе 8,3 автор вскользь упомянул тот факт, что у каждого первосвященника должно быть что-то, что он мог бы принести в жертву. Теперь же он переходит к обсуждению жертвы нашего великого Первосвященника и сравнивает ее с жертвами ВЗ. В качестве вступления к этой теме он делает краткий обзор устройства скинии собрания и правил поклонения.

9,2 Скиния собрания была сооружением, напоминающим палатку, в котором Бог обитал среди израильтян начиная с того времени, когда они расположились лагерем у горы Синай, и вплоть до построения храма. Территория вокруг скинии называлась внешним двором. Она была огорожена забором, который состоял из бронзовых столбов с натянутым между ними полотном.

Входя во двор скинии через ворота на востоке, израильтянин подходил к жертвеннику всесожжений, где убивали и сжигали жертвенных животных, потом к умывальнику – большой бронзовой емкости, наполненной водой, где священники омывали руки и ноги.

Скиния была приблизительно 14 метров длиной, 5 метров шириной и 5 метров высотой. В ней было два отделения. Первое – святилище длиной в 9 метров, второе – Святое святых длиной 5 метров.

Сама палатка представляла деревянный остов, покрытый покрывалами из козьей шерсти и шкур животных, защищавших от непогоды. Эти покрывала образовывали потолок и заднюю и боковые стены палатки. Вход в скинию закрывала вышитая завеса.

В святилище стояли:

1. Стол хлебов предложения, на котором лежали двенадцать хлебов, символизировавших двенадцать колен Израиля. Эти хлебы назывались хлебами предложения, потому что клались пред лицом Бога.

2. Золотой светильник с семью устремленными вверх ветвями, на которых стояли лампады.

3. Золотой алтарь курений, на котором утром и вечером сжигалось святое курение.

9,3 За второй завесой находилось Святое святых. Здесь Бог являл Себя в ярко сиявшем облаке. Это было единственное место на земле, где к Нему можно было приблизиться с кровью примирения.

9,4 Во втором отделении изначальной скинии стоял ковчег завета – большой деревянный ящик, обложенный со всех сторон золотом. Внутри ковчега находились золотой сосуд с манной, жезл Аарона расцветший и две скрижали закона. (Позже, когда был возведен храм, в ковчеге не было ничего, кроме скрижалей закона; см. 3 Цар. 8,9.) Стих 4 говорит, что в Святом святых была и золотая кадильница. Греческое слово, переведенное как "кадильница", может обозначать или алтарь курений (согласно Исход 30,6, он стоял в святилище), или же кадильницу, в которой первосвященник переносил курения. Второе в данном случае более вероятно. (Слово "thumiaterion" означает вещь или место для сжигания курений.)

Автор почитал курильницу принадлежностью Святого святых, потому что первосвященник вносил ее туда с алтаря курений в святилище в День примирения.

9,5 Золотая крышка ковчега была известна как очистилище. На ней располагались две золотые фигуры, известные как херувимы. Они стояли лицом к лицу, с распростертыми крыльями, с головами, склоненными над крышкой ковчега.

На этом автор заканчивает свое краткое описание. Цель его – не вдаваться во все подробности, а сделать общий обзор содержимого скинии и кратко напомнить о заложенной в ней символике приближения к Богу.

9,6 Собираясь сравнить жертву Христа с жертвоприношениями иудаизма, автор должен был прежде всего описать те жертвы, которых требовал закон. Их было очень много, но из всей совокупности он отобрал самые важные, которые приносились в великий День примирения (Лев. 16). Этот спор автор мог выиграть лишь в том случае, если ему удалось бы доказать, что труд Христа превосходит труд первосвященника в этот знаменательный день религиозного календаря израильтян.

Священники имели доступ к первому отделению скинии – к святилищу.

Они постоянно входили туда, исполняя свои ритуальные обязанности. Простым людям доступ в это помещение был закрыт; они должны были оставаться снаружи.

9,7 В Святое святых мог входить только один человек – первосвященник Израиля. И этот человек, единственный из всего народа, единственный из всего колена, единственный из семейства, мог войти туда один раз в год – в День примирения. Когда он входил, он должен был нести сосуд с кровью, которую приносил за себя и за грехи неведения народа.

9,8 C этим действием были связаны глубокие духовные истины. Святой Дух учил, что грех далеко увел человека от Бога, что человек должен приближаться к Богу через посредника и что посредник мог приблизиться к Богу только через кровь жертвы. Это было наглядное подтверждение того, что для поклоняющихся путь в Божье присутствие открыт еще не был.

Это положение сохранялось, пока стояла прежняя скиния. В данном случае предпочтительнее кажется перевод, сделанный Дарби: "Потому что первая скиния все еще имела место".

В годы правления Соломона на смену скинии пришел храм, но она все равно имела место вплоть до смерти, погребения и воскресения Христа. Провозглашаемые ею принципы, как приходить к Богу, оставались в силе, пока завеса в храме не была разорвана надвое.

9,9 Система скинии была образом настоящего времени. Она символизировала что-то лучшее, что еще придет, служила несовершенным образом совершенного труда Христа.

Дары и жертвы никогда не могли сделать поклоняющихся совершенными в совести. Если бы они обеспечивали полное прощение грехов, то совесть приносящего была бы свободна от вины за грех.

9,10 На самом же деле жертвоприношения левитской системы могли решить лишь проблему ритуального осквернения. Они имели отношение лишь к таким поверхностным вещам, как чистые и нечистые яства и питие, ритуальное омовения, которые очищали людей от обрядовой нечистоты, но никак не затрагивали проблемы нравственного осквернения.

Жертвоприношения имели отношение к народу, состоявшему с Богом в отношениях завета. Они были даны, чтобы поддерживать народ в состоянии ритуальной чистоты, необходимой для поклонения. К спасению же или очищению от грехов они не имели никакого отношения. Спасение людям давала их вера в Господа на основании труда Христа, которому еще предстояло совершиться.

Наконец, эти жертвоприношения были временными. Они были установлены только до времени исправления. Они указывали на приход Христа и на Его совершенную жертву. Эра христианства – то самое время исправления, о котором здесь идет речь.

9,11 Христос появился как Первосвященник будущих благ, или непостижимых благословений, которыми Он наделяет всех, принимающих Его. (В греческом критическом тексте записано "которые должны прийти".)

Его святилище – скиния большая и совершеннейшая. Она – нерукотворенная в том смысле, что не сделана из строительных материалов этого мира.

Это небесное святилище, место обитания Бога.

Не в храме несет Он служенье,
Что людские построили руки.
В самих небесах Он служенье несет,
Слух Его небесные ласкают звуки.
В нем тени закона нашли исполненье
И исчезли навеки.

(Томас Келли)

9,12 Наш Господь лишь однажды вошел во святилище. Вознесшись, Он вошел в присутствие Бога, завершив труд искупления на Голгофе. Мы не должны переставать радоваться этим словам: однажды, раз и навсегда. Труд завершен. Хвала Господу! Он принес в жертву Свою Кровь, а не кровь тельцов и козлов. Кровь животных не могла омыть от греха, она имела силу лишь в том, что касалось технических нарушений религиозного ритуала. Ценность же Крови Христа бесконечна, ее силы хватило на то, чтобы омыть от всех грехов всех людей, живших прежде, живущих сейчас и тех, которые будут жить. Конечно, сила эта действенна лишь для тех, кто пришел к Нему с верой. Однако ее очистительный потенциал безграничен.

Своей жертвой Он приобрел вечное искупление. Предшествовавшие Ему священники должны были приобретать искупление ежегодно. Разница здесь поистине огромна.

9,13 Чтобы продемонстрировать различие между жертвоприношением Христа и ритуалами закона, автор обращается к ритуалу с рыжей телицей. Согласно закону, израильтянин, прикоснувшийся к мертвому телу, на семь дней становился ритуально нечистым. Для очищения необходимо было смешать пепел телицы с чистой родниковой водой и окропить оскверненного на третий и седьмой день.

Тогда он становился чистым.

Мэнтл говорит: "Пепел считался средоточием всех существенных свойств жертвы за грех, и к этому средству можно было прибегнуть во все времена со сравнительно малыми трудовыми затратами и без каких-либо потерь времени. Одной рыжей телицы хватало на несколько веков.

Говорят, что за всю историю Израиля потребовалось лишь шесть телиц, потому что даже малого количества пепла было достаточно, для того чтобы придать чистой родниковой воде очищающую силу (Чис. 19,17)". (J. Gregory Mantle, Better Things, p.109.)

9,14 Если пепел телицы обладал силой, чтобы очищать от одной из самых серьезных форм наружного осквернения, то насколько же большей силой обладает Кровь Христа, чтобы очищать от внутренних, самых скверных грехов! Его жертва была принесена Духом Святым вечным. Богословы расходятся во мнении относительно значения этого выражения. Многие истолковывают его как "вечным духом", что говорит о духе добровольности Его жертвоприношения, в отличие от духа принуждения в принесении в жертву животных. Другие считают, что оно означает: "Своим вечным духом". Мы же считаем, что речь здесь идет о Святом Духе; Христос принес жертву в силе Святого Духа.

Эта жертва была принесена Богу.

Христос был беспорочным, безгрешным Агнцем Божьим, нравственное совершенство Которого давало Ему право взять на Себя наши грехи. Требовалось, чтобы жертвенные животные были без единого физического порока; Он же был безукоризнен нравственно.

Его Кровь очищает совесть от мертвых дел для служения Богу живому.

Это не просто физические или ритуальное очищение, а нравственное обновление, очищающее совесть. Оно очищает от всех тех мертвых дел, которые совершают неверующие в попытках самостоятельно заслужить свое очищение. Оно освобождает людей от безжизненных дел для служения живому Богу.

9,15 В предыдущих стихах подчеркивалось превосходство Крови Нового завета над кровью Ветхого. Это подводит к заключению, сформулированному в стихе 15: Христос – Ходатай Нового завета. Вуст поясняет: "Слово "ходатай" (посредник) – перевод термина "mesites", обозначающего того, кто встает между двумя сторонами, чтобы заключить или восстановить мир и дружбу, заключить договор или же ратифицировать завет.

Мессия действует как посредник, или ходатай, между святым Богом и грешным человеком. Своей смертью на кресте Он устраняет препятствие (грех), которое создает дистанцию между человеком и Богом. Когда грешник принимает жертву Мессии, исчезает бремя вины и наказания за грех, узы греха в его жизни порваны, он принимает Божественную природу и дистанция между ним и Богом, исходящая из положения вещей и продиктованная законом, исчезает". (Kenneth S. Wuest, Hebrews in the Greek New Testament, pp. 162-163.)

Теперь все призванные могут получить обещанное вечное наследие. Благодаря труду Христа святые и ВЗ, и НЗ получают вечное спасение и вечное искупление.

Верующим дохристианской эры право на наследство дает тот факт, что Христос умер. Его смерть искупает их от преступлений под законом.

В каком-то смысле Бог спас людей ВЗ "в кредит". Они, как и мы, были оправданы верой. Но тогда Христос еще не умер. Как же Бог мог их спасти? Он спас их на основании того, что, как Он знал, позже совершит Христос.

Они ничего или почти ничего не знали о том, что Христос совершит на Голгофе. Но Бог знал, и когда они уверовали в то откровение, которое Он дал им о Себе, Он зачел им всю значимость труда Христа.

Можно сказать, что за период ВЗ накопился огромный долг преступлений. Своей смертью Христос искупил ветхозаветных верующих от этих преступлений.

Способ, каким Бог спас их благодаря еще только грядущей жертве Христа, получил название "долготерпение грехов". Он описан в Римлянам 3,25-26.

9,16 Упомянутое в стихе 15 наследство напоминает автору, что прежде чем последняя воля и завещание будут утверждены, необходимо предоставить доказательства, что завещатель действительно умер. Обычно бывает достаточно свидетельства о смерти.

9,17 Завещатель мог написать завещание много лет назад и хранить его в сейфе, но в силу оно вступает лишь после его смерти. Пока он живет, его имущество не может быть разделено между теми, кто упомянут в завещании.

9,18 Теперь разговор переключается с завещания человека на Ветхий завет, заключенный Богом через Моисея. Здесь тоже должна иметь место смерть. Потому завет и был скреплен пролитием крови.

В древности любой завет (договор) вступал в силу после смерти жертвенного животного. Кровь служила залогом исполнения всех условий договора.

9,19 Прочитав Израилю законы, Моисей взял кровь тельцов и козлов с водою и шерстью червленою и иссопом и окропил как саму книгу закона, так и весь народ. Эта церемония торжественно скрепила завет.

В Исходе (24,1-11) читаем, что Моисей окропил жертвенник и народ; не упоминается ни окропление книги, ни вода, ни червленая шерсть, ни иссоп.

Эти два описания лучше всего рассматривать как дополняющие друг друга.

Бог, представленный жертвенником, и народ были заключающими договор сторонами. Книга была заветом. Кровь обязывала обе стороны соблюдать условия договора. Люди обещали повиноваться. Господь обещал благословить их за это.

9,20 Кропя кровью, Моисей сказал: "Это кровь завета, который заповедал вам Бог". Этим самым люди отдавали свою жизнь в залог за нарушение закона.

9,21 Подобным же образом Моисей окропил кровью и скинию, и все сосуды, используемые при богопоклонении. Этого ритуала нет в ВЗ. Не упоминается кровь и в описании освящения скинии в Исход (гл. 40). Символическое значение всего этого тем не менее понятно. Все, к чему прикасается грешный человек, осквернено и должно быть очищено.

9,22 Почти все, что было под законом, очищалось кровью. Но были и исключения. Например, когда кто-то поступал в исчисление сынов Израилевых, вместо крови жертвы он мог принести половину сикля "денег выкупа" (Исх. 30,11-16). Монета служила символом выкупа его души, что позволяло ему считаться принадлежащим к народу Божьему. О другом исключении говорится в Левит 5,11, где проблема определенных форм обрядовой нечистоты могла решаться путем принесения в жертву пшеничной муки.

Эти исключения относились к искуплению, или покрытию, греха, хотя, по сути, даже для искупления требовалось пролить кровь. Что же касается прощения грехов, то здесь нет никаких исключений: должна быть пролита кровь.

9,23 В оставшихся стихах главы 9 сравниваются два завета.

Прежде всего, земную скинию следовало очищать кровью быков и козлов.

Как уже говорилось, это было ритуальное очищение. Это было символическое освящение символического святилища.

Небесное святилище было реальностью, земное – лишь его копией. Поэтому оно должно быть очищено лучшими, чем эти, жертвами, то есть жертвами Христа. Использование множественного числа для описания одной жертвы Христа – литературный прием, известный как "множественное число величия".

Может показаться удивительным, что небесное святилище нуждается в очищении. Объяснение этому, возможно, содержится у Иова (15,15): "...небеса не чисты в очах Его". Несомненно, это потому, что именно на небесах сатана совершил первый грех (Ис. 14,12-14), и потому, что и до сих пор он имеет доступ в присутствие Божье как клеветник на братьев (Откр. 12,10).

9,24 Христос вошел не в сделанное руками людей святилище, которое было образом, или символом, истинного, но в самое небо. Там Он предстает ныне за нас пред лицо Божье.

Невозможно понять, как кто-то может пожелать оставить подлинник и вернуться к его копии, как кто-то может оставить великого Первосвященника, несущего служение в небесном святилище, и вернуться к священникам Израиля, которые совершают служение в символической палатке.

9,25 Господь Иисус не приносил многократных жертв, подобно первосвященникам по чину Аарона. Те входили в Святое святых лишь один раз в год – в День примирения и не со своей кровью, а с кровью жертвенных животных.

9,26 Если бы Христос приносил жертву многократно, то и страдать Он тоже должен бы многократно, потому что этой жертвой была Его собственная жизнь. Невозможно себе представить, что Он должен периодически проходить через муки Голгофы все время - от начала мира! И без всякой на то необходимости! Для Нового завета характерны:

1. Однозначная завершенность. Он явился однажды и навсегда. Его дело не нуждается в повторении.

2. Благоприятность времени – Он явил к концу веков, то есть после того как Ветхий завет однозначно проявил несостоятельность и бессилие человека.

3. Совершенство труда – Он явился для уничтожения греха. Ударение здесь на слове "уничтожение". Ежегодное искупление утратило свой смысл. Его сменило вечное прощение.

4. Принесение в жертву Себя – грех Он уничтожил Своей жертвой.

В Своем теле Он понес заслуженное нами наказание
Взвалив на плечи мой позор, осыпаемый грубой бранью,
На крест Он взошел за меня.
Прощенье мое Он скрепил Своей Кровью.
Аллилуйя! Спасителю пой, вся земля!

(Филипп П. Блисс)

9,27 Создается впечатление, что в стихах 27 и 28 Новый завет вновь противопоставляется Ветхому. По закону людям положено однажды умереть, а потом суд. Закон дан людям, которые уже были грешными и не могли исполнять его в совершенстве. Таким образом, он стал средством осуждения для всех, кто находился под ним.

9,28 В основе Нового завета лежит безграничная жертва Христа: Он принес Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих. Дальше говорится о благословенной надежде на Его близкое возвращение: во второй раз Он явится для ожидающих Его. Но вернется Он не для того, чтобы разрешить проблему греха; этот труд Он завершил на кресте. Он придет, чтобы взять Свой народ домой на небеса. Это будет кульминационным пунктом их спасения; они получат прославленные тела и навсегда станут недосягаемы для греха.

Словосочетание "ожидающие Его" описывает всех истинных верующих.

Все, кто принадлежит Господу, с нетерпением ожидают Его возвращения, хотя и могут расходиться во мнении о точной последовательности событий при Его возвращении.

Библия нигде не учит, что в момент восхищения на небеса будет взята лишь определенная группа особо духовных христиан. Об участниках восхищения она говорит как о мертвых во Христе, так и о нас, оставшихся в живых (1 Фес. 4,16-17); под этим подразумеваются все истинные верующие – мертвые и живые. В 1 Коринфянам (15,23) об участниках восхищения сказано как о Христовых.

Неоднократно указывалось, что в стихах 24-28 упоминаются три явления Христа.

Стих 26: Он явился. Это относится к Его первому приходу, когда Он пришел, чтобы спасти нас от наказания за грех (прошедшее время спасения).

Стих 24: Он явится ныне. Здесь подразумевается Его теперешнее служение в присутствии Бога, цель которого – спасти нас от власти греха (настоящее время спасения).

Стих 28: Он явится. Здесь говорится о Его скором возвращении, когда Он спасет нас от присутствия греха (будущее время спасения).


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →