Комментарии МакДональда на послание к Евреям 10 глава

10,1 Закон был лишь тенью будущих благ. Он указывал на Личность и труд Христа, но не мог заменить собой реальность. Предпочесть закон Христу равносильно тому, как если бы кто-то предпочел портрет изображенному на нем человеку. Это прямое оскорбление Его величия! О немощности системы закона свидетельствует тот факт, что жертвоприношения должны были постоянно повторяться. Это повторение выявляло их полную неспособность удовлетворить требования святого Бога. Обратите внимание на выражения, использованные для описания этого бесконечного повторения: одни и те же жертвы, каждый год постоянно приносимые.

Жертвы были абсолютно неспособными сделать поклоняющихся совершенными, то есть дать им чистую совесть в том, что касалось греха. Израильтянам не было знакомо осознание того, что они навсегда очищены от вины за грех. Они не познали, что такое спокойная совесть.

10,2 Если бы жертвы полностью и окончательно освободили их от греха, то разве не перестали бы они ежегодно проделывать путь к скинии или храму? Регулярное повторение жертвоприношений ставило на жертвах клеймо неэффективности. Человека, который для продления жизни должен каждый час принимать лекарство, вряд ли можно назвать исцеленным.

10,3 Вместо того чтобы успокаивать совесть, левитская система одним болезненным ударом пробуждала ее каждый год. За прекрасным обрядом Дня примирения скрывалось ежегодное напоминание, что грехи только покрыты, но не уничтожены.

10,4 Кровь тельцов и козлов была просто не в силах уничтожить грех.

Как уже говорилось, эти жертвы решали проблему только ритуальных грехов. Они давали определенное ритуальное очищение, но ни в коей мере не могли стать искуплением за развращенную природу человека или его злые дела.

10,5 Немощи левитских жертв противопоставляется величие жертвы Христа. В качестве вступления нам позволено услышать монолог Спасителя в момент Его воплощения. Цитируя Псалом 39, Он говорит о неудовлетворенности Бога жертвами и дарами Ветхого завета. Бог Сам учредил эти жертвы, но, тем не менее, они не были Его конечной целью. Они предназначались не для уничтожения грехов, а для указания на Агнца Божьего, Который возьмет на Себя грех мира. Мог ли Бог найти удовлетворение в реках крови животных или в горах их трупов? Другая причина недовольства Бога заключалась в уверенности людей, полагающих, что угождают Ему, соблюдая обряды, хотя в их сердцах царили грех и развращение. Многие из них участвовали в жертвоприношениях без покаяния или сокрушения. Они думали, что могут умиротворить Бога, принеся Ему в жертву животных, в то время как Он жаждал жертвы раскаявшегося сердца. Они не понимали, что не образы для Бога самое главное! Неудовлетворенный прежними жертвами, Бог уготовил Своему Сыну человеческое тело, которое было неотъемлемой частью Его человеческой жизни и природы. Это, конечно же, говорит о непостижимом чуде воплощения, когда вечное Слово стало плотью, чтобы, как Человек, умереть за людей.

Интересно, что в словах "тело уготовал Мне", взятых из Псалма 39,7, есть еще два оттенка значения. В Псалме написано: "Ты отрыл мне уши", или же другой вариант: "Ты пронзил мне уши". Открытое ухо, конечно же, указывает, что Мессия всегда был готов принять указания Божьи и немедленно им повиноваться. Пронзенное ухо может указывать на раба-еврея (Исх. 21,1-6), чье ухо пронзалось шилом в знак того, что он добровольно навечно связывал себя договором со своим хозяином. В Своем воплощении Спаситель, по сути, сказал: "Я люблю Моего Господина... Я не пойду на волю".

10,6 Продолжая цитировать Псалом 39, Мессия повторил, что Богу неугодны всесожжения и жертвы за грех. Животные становились жертвами против своего желания, кровь их не могла дать очищение. Да эти жертвы никогда и не были конечной целью Бога. Это символы и тени, ожидавшие жертвы Христа. Сами по себе они не имели никакой ценности.

10,7 Что Богу действительно было угодно, так это готовность исполнять волю Божью, независимо от того, чего это будет стоить. Свою готовность повиноваться Христос доказал, принеся Себя в жертву. Произнеся эти слова, Господь напомнил, что от начала и до конца ВЗ все свидетельствовало о том, что Он с радостью и от всего сердца исполнял волю Божью.

10,8 В стихах 8-10 автор раскрывает духовное значение этого монолога. Он рассматривает его как уход в отставку старой системы жертвоприношений и вступление в силу" одной совершенной, полной и окончательной жертвы Иисуса Христа.

Он снова в сжатой форме повторяет цитату из Псалма 39, чтобы подчеркнуть, что Бог не благоизволил жертв, которые приносятся по закону.

10,9 Автор придает особое значение тому факту, что сразу же после объявления о неудовлетворенности Бога старым Мессия делает шаг вперед, готовый делать то, что будет угодно Его Отцу.

Вывод: Он отменяет первое, чтобы постановить второе, то есть Он убирает старую систему жертв, которую требовал закон, и вводит Свою собственную великую жертву за грех. Завет закона исчез за кулисами, на сцену вышел Новый завет.

10,10 По воле Божьей, которой Иисус был безоговорочно послушен, освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа.

Джордж Ландус пишет: "Это – освящение нашего положения, о котором идет речь во всем Послании к Евреям, за исключением 12,14, и которое относится ко всем верующим (1 Кор. 6,11), а не только к горсточке "высокодуховных" христиан. Оно совершено по воле Бога и жертвою Христа. Мы отделены от мира Богом, к Богу и для Бога. Это освящение не следует путать с постепенным трудом Духа Божьего в верующем через Слово (Ин. 17,17-19; 1 Фес. 5,23)". (George M. Landis, Epistle to the Hebrews: On to Maturity, p. 116.)

10,11 Теперь служение всякого священника по чину Аарона сравнивается со служением Христа. Первый ежедневно стоял при исполнении своих обязанностей. В скинии и храме не было ни одного стула. Священник никогда не мог обрести покой, труд его никогда не заканчивался. Он многократно приносил одни и те же жертвы. Это была бесконечная процедура, не затрагивавшая грех, не облегчавшая совесть.

Эти жертвы никогда не могли истребить грехов. "Хотя Аарон, – пишет А. Б. Брюс, – и был важным действующим лицом в левитской системе, в действительности он выполнял тяжелую и монотонную работу, бесконечно совершая обряды, проку от которых было очень немного". (Alexander Balmain Bruce, The Epistle to the Hebrews: The First Apology for Christianity, p. 34.)

10,12 Наш благословенный Господь принес одну единственную жертву за грехи. Другой никогда уже не понадобится!

Ни крови нет, ни жертвенника -
Жертва уже принесена!
Ни огня нет, ни дыма,
Не льется больше кровь агнцев.
Ведь пролилась Кровь благороднее той,
Отмыв самые ужасные пятна,
Подарив душе покой.

(Гораций Бонар)

Завершив труд искупления, Он навсегда воссел одесную Бога. В зависимости от положения запятой, этот стих можно прочитать так: Он принес "одну жертву за грехи навсегда" или: Он "навсегда воссел". Оба варианта правильны, но мы склонны считать, что всетаки следует принять второе толкование. Он воссел навсегда, потому что неимоверные требования для искупления греха были удовлетворены навсегда. Он воссел одесную Бога, на месте, которое говорит о чести, власти и влиянии.

Кто-то может возразить, что Он не мог воссесть навсегда, потому что однажды поднимется для суда. Здесь, однако, нет никакого противоречия. В том, что касается принесения жертвы за грех, Он воссел навсегда. В том, что касается суда, Он воссел не навечно.

10,13 Он ждет, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его, ждет того дня, когда перед Ним преклонится всякое колено и каждый язык признает Его Господом в славе Отца (Флп. 2,10-11).

10,14 Всепревосходящая ценность Его приношения видна и в том, что им Он навсегда сделал совершенными освящаемых. Освящаемые здесь – все, кто был отделен от мира для Бога, то есть истинные верующие. Совершенство их имеет два аспекта. Во-первых, они стали совершенны в том, что касается их положения перед Богом; перед Отцом они стоят, облеченные в совершенство Его возлюбленного Сына.

Во-вторых, они обрели совершенную совесть в том, что касается вины и наказания за грех; они знают, что цена заплачена сполна и что Бог не будет требовать платы во второй раз.

10,15 Дух Святой тоже свидетельствует о том, что в Новом завете проблема греха будет решена раз и навсегда. Он свидетельствует об этом через ветхозаветные Писания.

10,16 У Иеремии (31,31) Господь обещает заключить Новый завет со Своим избранным земным народом.

10,17 Далее, в этом же предложении, Он добавляет: "...и грехов их и беззаконий их не воспомяну более". Поразительно, что у Иеремии (31,34) записано это обещание полного и окончательного прощения грехов; и тем не менее, некоторые из живших в те дни, когда это обещание начало исполняться, были склонны вернуться к бесконечным жертвоприношениям иудаизма.

10,18 Обещание прощения при Новом завете означает, что уже не нужно приношение за грехи. Словами "не нужно приношение за них (грехи)" автор завершает раздел Послания, который можно было бы назвать доктринальным . Он хочет, чтобы эти слова звучали в нашем разуме и сердце, когда он будет стараться раскрыть перед нами наши практические обязанности.

III. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ И УВЕЩАНИЯ (10,19 – 13,17)

А. Предостережение не презирать Христа (10,19-39)

10,19 Во времена ВЗ народ должен был оставаться на расстоянии от святилища; теперь, во Христе, мы приблизились к нему посредством Крови, пролитой на кресте. Поэтому нас приглашают входить.

Данное наставление предполагает, что теперь все верующие стали священниками, поскольку нас призывают иметь дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса. При иудаизме простому народу был запрещен вход во святилище и Святое святых; в первую комнату могли входить только священники, во вторую – только первосвященник. Теперь все изменилось.

У Бога больше нет особого места, где к Нему могла приблизиться лишь особая каста людей. Вместо этого все верующие в любое время на любом месте могут войти в Его присутствие верою.

За завесу Бог зовет меня войти
По новому, живому, сияющему пути;
Не стоит мне больше дрожать -
Могу с дерзновеньем ступать.
И там, у ковчега в Святая святых,
Пред Богом, создавшим весь мир,
Во Христе имею я право предстать.

(Неизвестный автор)

Мы приходим к Нему путем новым и живым. "Новый" здесь, должно быть, имеет значение "только что проложенный". "Живой", как нам кажется, указывает на воскресшего Иисуса, на живого Спасителя.

10,20 Он открыл нам этот путь через завесу, то есть плоть Свою. Из этого ясно, что завеса между двумя отделениями скинии была прообразом тела нашего Господа. Для того чтобы нам получить доступ в присутствие Божье, завеса должна была разорваться, то есть тело Его должно быть сломленным в смерти. Это напоминает нам о том, что к Богу мы можем приблизиться не благодаря безгрешной жизни Христа, а благодаря Его заместительной смерти. Войти мы можем лишь через смертельные раны Агнца.

Всякий раз, входя в присутствие Бога в молитве и поклонении, будем помнить, что за эту привилегию была заплачена огромная цена.

10,21 Мы не только можем с уверенностью входить в присутствие Бога; у нас есть и великий Священник над домом Божьим. Хотя мы и священники, нам все равно нужен Первосвященник. Христос – наш великий Первосвященник, и Его служение в настоящее время является гарантией, что мы всегда будем радушно приняты Богом.

10,22 Да приступаем. Это – купленная Кровью привилегия каждого верующего. Невозможно описать, как это чудесно – получить аудиенцию, но не у знаменитостей этого мира, а у Царя вселенной! Насколько мы дорожим этим приглашением, видно из нашего на него отклика.

Здесь приводятся четыре черты духовного облика христианина, вступающего в тронный зал.

1. С искренним сердцем. Народ израильский приближался к Богу своими устами и чтил Его языком, сердце же их зачастую было далеко от Него (Мф. 15,8). Мы же должны приходить к Нему искренне.

2. С полною верою. Мы приближаемся с глубокой верой в обещания Божьи и твердой уверенностью, что встретим милостивый прием.

3. Кроплением очистив сердца от порочной совести. Это может совершить лишь рожденный свыше. Когда мы вверяемся в руки Христа, на наш счет заносится вся ценность Его Крови. В переносном смысле мы окропляем ею свои сердца, так же как израильтяне окропляли свои двери кровью пасхального агнца. Это избавляет нас от порочной совести.

Мы можем свидетельствовать:

Совесть нас больше не осуждает:
Ведь Его драгоценная Кровь
Омывает уверовавших и очищает.
В глазах Бога мы белоснежно чисты.

(Фрэнсис Бивен)

4. Омыв тело водою чистою. Здесь снова метафора. Под чистой водой подразумевается или Слово (Еф.

5,25-26), или Святой Дух (Ин. 7,37-39), или Святой Дух, использующий Слово для очищения нашей жизни от ежедневного осквернения. Смертью Христа мы раз и навсегда очищены от великой вины греха, Дух же через Слово постоянно очищает нас от осквернения грехом (см. Ин. 13,10).

Таким образом, четыре качества, необходимые для вступления в Божье присутствие, мы можем кратко описать как искренность, уверенность, спасение и освящение.

10,23 Второе увещание – неуклонно держаться исповедания упования.

Ничто не вправе отвратить нас от неизменного исповедания, что наша единственная надежда – на Христа.

Верен Обещавший. Это напоминание тем, перед кем стояло искушение отказаться от будущих невиданных благословений христианства ради видимых выгод иудаизма в настоящем.

Его слово верно, никто из доверившихся Ему никогда не разочаруется.

Спаситель придет, как и обещал, и Его народ будет с Ним и уподобится Ему навеки.

10,24 Нам также необходимо постоянно искать возможности для поощрения других верующих проявлять любовь и совершать добрые дела. В НЗ любовь – не эмоции, а совершаемый усилием воли поступок. Любить нам заповедано, поэтому мы можем и должны это делать. Любовь – корень, добрые дела – плод. Своим примером и своим учением мы должны поощрять других верующих вести такой же образ жизни.

Полные любви сердца – как сады,
Где на корне любящих мыслей,
Любящих слов расцветают цветы
И приносят плоды дел любви.

10,25 Также нам следует продолжать собираться вместе, мы не должны оставлять своего поместного собрания, как делают некоторые. Эти слова можно рассматривать как общее увещание для всех верующих регулярно посещать церковь. Вне всякого сомнения, коллективные поклонения и служения даруют нам силу, утешение и духовную пищу.

Но этот стих можно расценить и как ободрение для христиан, живущих во времена гонений. В такие периоды велико искушение отгородиться от всех и стать тайным учеником, чтобы избежать ареста, позора и страданий.

По сути, этот стих предостерегает против вероотступничества. Оставить поместную общину – здесь означает отвернуться от христианства и вернуться к иудаизму. Во времена, когда писалось письмо, такое уже случалось и не раз. Необходимо было увещевать друг друга, особенно ввиду близости возвращения Христа. Когда Он придет, все увидят, что гонимые, презираемые верующие стоят на стороне Победителя. Но до тех пор им необходимы стойкость и выносливость.

10,26 Здесь автор излагает свое четвертое суровое предупреждение. Как и в предыдущих случаях, это предупреждение направлено против греха вероотступничества, названного здесь преднамеренным грехом. Как уже говорилось, среди христиан царит значительное разногласие по вопросу о истинной природе этого греха. Суть их вкратце можно свести к вопросу, кто имеется здесь в виду: 1. Истинные христиане, намеренно оставляющие Бога и потому идущие в погибель? 2. Истинные христиане, которые уходят с истинного пути, но, тем не менее, спасены? 3. Те, кто какое-то время заявляет о своей принадлежности к христианству, посещает церковь, но потом преднамеренно отворачивается от Христа? Они никогда не были рождены свыше, а теперь никогда и не будут.

Независимо от того, какого мнения мы придерживаемся, мы сталкиваемся с определенными трудностями. Лично мы считаем, что правильна третья точка зрения, потому что она в большей мере, чем другие, соответствует общему учению Послания к Евреям и всего НЗ.

Здесь, в стихе 26, о вероотступничестве говорится как о преднамеренном согрешении после получения познания истины. Это напоминает об Иуде, человеке, слышавшем Евангелие. Он знал все о пути спасения; он даже делал вид, что принял его, но потом сознательно его отверг.

Для такого человека не остается более жертвы за грех. Он решительно и окончательно отверг жертву Христа, принесенную однажды и навсегда. У Бога нет другого пути спасения, который Он мог бы ему предложить.

В определенном смысле преднамерен всякий грех, но здесь автор говорит о вероотступничестве как о преднамеренном и чрезвычайно серьезном грехе.

То, что автор использует здесь местоимение "мы", еще не означает, что он включает в это число и себя. В стихе 39 он со всей определенностью отмежевывается от тех, кто катится в погибель.

10,27 Когда нет никакой надежды на избавление, не остается ничего, кроме страшного ожидания суда. Вероотступника обновить покаянием невозможно (6,4). Он добровольно и вполне осознанно отделил себя от Божьей благодати во Христе. Ему уготована ярость огня, готового пожрать противников. Бессмысленно спорить, настоящий это огонь или символ чегото. Слова здесь подобраны с явным намерением создать образ ужасающе сурового наказания.

Обратите внимание, что Бог зачисляет вероотступников в число Своих противников. Это говорит не просто о нейтралитете, а о враждебности их позиции по отношению к Христу.

10,28 В качестве фона для еще более ужасной участи вероотступника приводится страшная участь преступившего закон в ВЗ. Тот, кто нарушал закон Моисея и уклонялся в идолопоклонство, беспощадно наказывался смертью, если его вина была доказана показаниями двух или трех свидетелей (Втор. 17,2-6).

10,29 Вероотступник будет сочтен достойным еще более сурового наказания, потому что обладал большими привилегиями. Вся чудовищность его греха отображена в трех выдвинутых против него обвинениях:

1. Он попирает Сына Божьего. Некогда объявив себя последователем Иисуса, теперь он нагло заявляет, что не хочет иметь с Ним ничего общего. Он отрицает, что нуждается в Христе как Спасителе и решительно отвергает Его как Господа.

В Японии есть распятие, которым пользовалось правительство во времена гонений на христиан. Это распятие клали на землю, и каждый должен был наступить на лицо Распятого. Нехристиане делали это без всяких колебаний, истинные христиане отказывались и умирали.

Говорят, лицо Иисуса стерлось и покрылось грязью от множества ног, топтавших его.

2. Он не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен.Кровь Христа, скрепившую Новый завет, он почитает бесполезной и несвятой. Этой Кровью ему было даровано много внешних привилегий.

Благодаря общению с христианами он был освящен так же, как освящен неверующий муж, жена которого христианка (1 Кор. 7,14). Но это не означает, что он был спасен.

3. Он оскорбляет Духа благодати. Дух Божий дал ему понимание Благой Вести, обличил во грехе, указал на Христа как на единственное убежище для его души. Но он оскорбил милосердного Духа своим полным презрением к Нему и предлагаемому Им спасению.

10,30 Преднамеренное отречение от возлюбленного Сына Божьего – грех колоссальной величины. Бог сурово осудит всех виновных в нем. Он сказал: "У Меня отмщение, Я воздам" (см. Втор. 32,35). Отмщение здесь означает полную справедливость. Когда это слово используется применительно к Богу, в нем нет и намека на мстительность или сведение счетов. Это просто воздаяние по заслугам. Зная характер Бога, мы можем быть уверены, что Он сделает все так, как сказал, и отплатит вероотступнику по справедливости.

И еще: Господь будет судить народ Свой. Господь отомстит и воздаст за тех, кто действительно Ему принадлежит, но здесь, в стихе 30, речь, несомненно, идет о суде над нечестивыми.

Если то, что вероотступники здесь названы Его народом, для кого-то представляет проблему, то необходимо вспомнить, что они принадлежат Ему по праву творения, да и сами они какое-то время об этом заявляли. Он – их Создатель, хотя и не Искупитель, и когда-то они говорили, что принадлежат Ему, хотя и не познали Его лично.

10,31 Урок для всех на все времена: не будьте в числе тех, кто попадет в руки Бога для суда, ибо это страшно! Эти слова Писания написаны отнюдь не с целью внести сумятицу и беспокойство в разум тех, кто поистине принадлежит Христу. Они умышленно написаны в столь резком, вызывающем, беспощадно откровенном стиле, чтобы предупредить всех исповедующих имя Христа об ужасных последствиях ухода от Него.

10,32 В оставшихся стихах главы 10 автор называет три веские причины, почему первые еврейские христиане должны быть непоколебимы в своей преданности Христу.

1. К этому их должно побуждать пережитое.

2. Близость награды должна дарить им новые силы.

3. Страх вызвать Божье недовольство должен удержать их от возвращения назад.

Итак, прежде всего, к преданности их должно побуждать уже пережитое.

Заявив о своей вере в Христа, они превратились в мишень ожесточенных гонений; семьи отреклись от них, друзья их оставили, враги их преследовали. Но вместо того чтобы породить в их сердцах трусость и страх, страдания только укрепили их в вере. Несомненно, в какой-то мере они испытали восторг от сознания, что их сочли достойными понести бесчестье за имя Христа (Деян. 5,41).

10,33 Иногда переносить страдания им приходилось в одиночку, когда кто-то один выставлялся на посмеяние для всеобщего надругательства и оскорблений. В других случаях они страдали вместе с прочими христианами.

10,34 Они не боялись посещать узников, страдавших за имя Христа, хотя была велика опасность, что их накажут как соучастников.

Когда власти конфисковали их имущество, они приняли это с радостью.

Верность Иисусу они предпочли своему материальному имению. Они знали, что у них есть "наследство нетленное, чистое, неувядающее" (1 Пет. 1,4).

Подобное отношение, так мало ценившее земное богатство, было поистине чудом Божественной благодати.

10,35 Автор называет и вторую причину их преданности: близость воздаяния. Пройдя через такие великие испытания, они не могли сдаться теперь.

По сути, автор пишет: "Не упустите плоды ваших слез" (Ф. Б. Мейер). Сейчас они были ближе к исполнению Божьего обетования, чем когда-либо еще.

Поворачивать назад было бы глупо.

Филиппс так перевел этот стих: "Не отрекайтесь от вашей надежды теперь – она несет с собой великую награду в грядущем мире".

10,36 Больше всего они нуждались в терпении, решимости переносить гонения, а не пытаться от них укрыться ценой отречения от Христа. Ведь, исполнив волю Божью, они получат обещанную награду.

10,37 Эта будущая награда придет одновременно с возвращением Господа Иисуса; потому здесь и цитируется Аввакум (2,3): "Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит". У Аввакума этот стих гласит: "Ибо видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет; и хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится".

Винсент так пишет об этом изменении: "В древнееврейском тексте место подлежащего в предложении занимает видение истребления халдеев... В тексте же Септуагинты в качестве подлежащего должен выступать или Господь, или Мессия. Поздние иудейские богословы относили эти слова к Мессии, что и было перенято автором Послания". (Marvin Vincent, Word Studies in the New Testament, II:1150.)

А. Дж. Поллок комментирует: "И слова ВЗ, и измененная цитата в НЗ одинаково богодухновенны и в равной мере входят в Писание. "Оно" Аввакума относится к видению и связано с возвращением Христа для установления Своего Царства. В Послании к Евреям "оно" превращается в "Он" и относится к восхищению".

Затем он делает несколько более общих замечаний на эту тему: "Когда какой-то автор, под водительством Духа, цитирует ВЗ, из всего стиха он берет ровно столько, сколько необходимо для достижения целей Божественного Разума, при этом никогда не противореча данному стиху, но часто изменяя его, чтобы передать значение стиха ВЗ не дословно, а полнее раскрывая то, что Святой Дух намеревается сказать в НЗ. Никто, кроме Бога, не вправе так обращаться с Писанием. Тот факт, что Он делает так, и притом довольно часто, служит еще одним доказательством богодухновенности Слова. Бог – Автор Библии, и Он может цитировать Свои СОБСТВЕННЫЕ слова, изменять их и добавлять к ним то, что служит достижению Его целей. Если же Писание цитирует кто-то из нас, делать это мы должны с великой точностью. Мы не имеем права изменять в нем ни единой точки. Автор же Книги вправе сделать это. Не имеет особого значения, чье перо Он при этом использует: Моисея или Исаии, Петра или Павла, Матфея или Иоанна – все это Его произведение". (A. J. Pollock, Modernism Versus the Bible, p. 19.)

10,38 Последний стимул к стойкому долготерпению – страх перед недовольством Божьим. Продолжая цитировать Аввакума, автор показывает, что жизнь, угодная Богу, – эта жизнь веры: праведный верою жив будет. (В греческом критическом тексте записано: "Мой праведный".) Это та жизнь, которая высоко ценит Божьи обетования, видит невидимое, стойко стоит до самого конца.

Напротив, жизнь, неугодная Богу, – жизнь отречения от Мессии и возврата к отжившим жертвоприношениям в храме; если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя.

10,39 Автор тут же отделяет себя и других верующих от колеблющихся на погибель. Он разделяет вероотступников и истинных христиан. Одни отступают от веры и погибают. Искренние христиане стоят в вере и, таким образом, сохраняют свои души от гибели, уготованной отступникам.

Этим упоминанием веры автор закладывает основу для более подробного обсуждения жизни, угодной Богу.

Таким образом, мы подошли к известной одиннадцатой главе.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →