Комментарии МакДональда на послание к Евреям 11 глава

Б. Увещание к вере на примерах Ветхого Завета (Гл. 11)

11,1 Главная тема этой главы – проницательность и стойкость веры. Она указывает нам на людей из ВЗ, обладавших отменным духовным зрением, которые прошли через невероятные посрамления и страдания, но не отреклись от веры.

Конечно, в стихе 1 дана не четкая дефиниция веры, а описание того, что вера делает для нас. Благодаря ей ожидаемое становится таким же реальным, как если бы мы им уже обладали; она порождает непоколебимую уверенность в реальности и несомненности невидимых духовных благословений христианства. Другими словами, она приносит будущее в настоящее и невидимое делает видимым.

Вера – уверенность в том, что на Бога можно положиться. Это убежденность, что все сказанное Богом – правда и все обещанное Им – сбудется.

Вере необходимо основание – какое-то откровение Божье, какие-то Его обетования. Она отнюдь не шаг в неизвестность. Она требует представления самых непоколебимых доказательств во вселенной и находит их в Слове Божьем. Она не ограничивается лишь возможным, а вторгается и в мир невозможного. Кто-то сказал: "Вера начинается там, где заканчивается возможное". Если это возможно, то в нем нет места для славы Божьей.

Вера, могучая, на Бога взирающая вера
Улыбнется, услышав: "Это невозможно!"
Слово Божье правдиво, верно, абсолютно надежно,
Все, что Он обещал, исполнится в срок!

(Неизвестный автор)

В жизни веры тоже есть трудности и проблемы. Бог пропускает нашу веру через горнило суровых испытаний, чтобы посмотреть, искренна ли она (1 Пет. 1,7). Но, как сказал Джордж Мюллер: "Трудности – это дрожжи, на которых подходит тесто веры".

11,2 Герои ВЗ ходили верой, а не видением и поэтому получили Божье одобрение. Все последующие стихи этой главы являют собой иллюстрацию того, каким образом Бог свидетельствовал им.

11,3 Вера предоставляет нам единственный, основанный на фактах отчет о сотворении. Бог был единственным, Кто при этом присутствовал. Он рассказывает нам, как это произошло.

Мы верим Его Слову и поэтому знаем.

Маккью констатирует: "Концепция о том, что Бог существовал до появления материи и Своим словом создал ее, находится вне пределов умозаключений или же наглядных доказательств. Она просто принимается верой".

Верою познаем. Мир говорит: "Увижу, тогда поверю". Бог говорит: "Поверишь, тогда увидишь". Иисус сказал Марфе: "Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь?.."(Ин. 11,40). Апостол Иоанн писал: "Сие написал я вам, верующим... дабы вы знали..." (1 Ин. 5,13). В духовных вопросах вера предшествует пониманию.

Веки устроены словом Божьим. Бог сказал – и возникла материя. Это полностью согласуется с научными открытиями людей, свидетельствующих, что материя по своей сути – энергия.

Когда Бог сказал, Его слово породило поток энергии в форме звуковых волн.

Они были преобразованы в материю, и возник мир.

Из невидимого произошло видимое.

Энергия невидима; невидимы невооруженным глазом атомы, молекулы и газы; в своем же сочетании они становятся видимыми.

Факт сотворения, так, как он описан здесь, в Послании к Евреям (11,3), выше всех нареканий. Он никогда не претерпевал никаких коррекций, не испытает он их и в будущем.

11,4 Адам и Ева не включены в почетный список героев веры. Когда Еве нужно было решать, кто говорит правду – Бог или сатана, она отдала предпочтение сатане. Это, однако, не означает, что потом они не были спасены верою, символом которой стала одежда из шкур животных.

По-видимому, Авелю было открыто, что грешный человек может приблизиться к Богу только на основании пролитой крови. Возможно, он узнал об этом от родителей, чье общение с Богом было восстановлено лишь после того, как Он одел их в шкуры животных (Быт. 3,21). В любом случае он показал свою веру тем, что приходил к Богу с кровью жертвы. Жертва же Каина – овощи и фрукты, а значит, она была без крови. Авель иллюстрирует истину о спасении благодатью по вере. Каин символизирует бесплодные попытки человека спасти себя своими делами.

Джордж Каттинг указывает, "что Бог счел Авеля праведным отнюдь не за его личные превосходства, а по причине превосходства принесенной им жертвы и его веры в нее". С нами дело обстоит точно так же: мы оправданы не за свой характер или добрые дела, но единственно благодаря превосходству жертвы Христа и нашему принятию Его.

Каин убил Авеля, потому что закон ненавидит благодать. Самоправедный человек ненавидит истину о том, что сам себя спасти он не может и что он должен положиться на любовь и милость Бога.

Но свидетельство Авеля сохранилось навсегда: верою он говорит до сих пор. В каком-то смысле вера наделяет голосовые связки человека способностью продолжать функционировать еще очень долго после того, как его тело опущено в могилу.

11,5 В какой-то момент своей жизни Енох, должно быть, получил от Бога обещание, что он уйдет на небеса, не увидев смерти. До того времени, рано или поздно, умирали все. Нигде не сказано ничего о том, что кто-то был переселен, не увидев смерти. Но Бог пообещал, и Енох поверил. Это было самое разумное, что Енох мог сделать.

Что может быть благороднее доверия, питаемого творением по отношению к своему Творцу? Именно так все и произошло! Триста лет Енох ходил перед невидимым Богом (Быт. 5,21-24) и потом сделал шаг в вечность. Прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу. Жизнь веры всегда угодна Богу. Он любит, когда Ему доверяют.

11,6 Без веры угодить Богу невозможно. Никакое количество добрых дел не компенсирует нехватку веры.

После всего сказанного и сделанного человек, отказываясь поверить Богу, тем самым называет Его лжецом. "Не верующий Богу представляет Его лживым" (1 Ин. 5,10). А как могут угодить Богу люди, называющие Его лжецом? Вера – единственное, что позволяет Богу занять надлежащее Ему по праву место и ставит человека на его место. "Она несет Богу великую славу, – пишет У. Х. Макинтош, – потому что доказывает, что остроте Его глаз мы доверяем больше, чем своим собственным".

Вера не только верит, что Бог существует, но и уверена, что Он вознаградит ищущих Его. В Боге нет ничего, во что человеку было бы невозможно поверить. Все упирается в вопрос, хочет ли он этого.

11,7 Вера Ноя основывалась на предупреждении Бога, что Он собирается уничтожить весь мир потопом (Быт.

6,17). За всю свою историю человечество еще никогда не видело потопа, более того, есть основания считать, что до того времени на земле не было и дождя (Быт. 2,5-6). Ной поверил Богу и построил ковчег, хотя, вероятно, жил далеко от судоходных водоемов. Над ним, несомненно, потешались и стар и млад. Но вера Ноя была вознаграждена: его семья спаслась, мир был осужден его жизнью и свидетельством, и он сделался наследником праведности, обретаемой на основании веры.

Возможно, многие первые христиане из евреев, которым написано это Послание, нередко задавали себе вопрос: если истина на их стороне, почему их так мало? И Ной сходит со страниц ВЗ, чтобы напомнить им, что в его дни правы были только восемь человек, весь же остальной мир погиб! 11,8 Живя в Уре Халдейском, Авраам, возможно, был идолопоклонником, когда однажды ему явился Бог и приказал перебраться на новое место жительства. В послушании веры он покинул дом и страну, не зная, куда идет. Несомненно, его друзья высмеивали его за такую глупость, Авраам же считал:

"Я иду по дороге,
Ведущей меня в неведомое,
Но лучше с Богом идти во мраке,
Чем самому в ярком свете,
Лучше верой идти вместе с Ним,
Чем одному своим видением".

(Эллен Аннис Кастерлайн)

Постороннему наблюдателю путь веры может показаться безумным и опрометчивым, но тот, кто знает Бога, будет с радостью идти за Ним вслепую, не зная всего маршрута заранее.

11,9 Бог обещал Аврааму Ханаанскую землю. Она действительно ему принадлежала. Тем не менее, единственное, чем он на ней владел, была пещера, где погребали мертвых. Вместо того чтобы обзавестись недвижимостью, он довольствовался жизнью в шатрах, которые символизировали странничество. Какое-то время он относился к Ханаану так, как если бы это была чужая страна.

В этих странствиях его сопровождали сын и внук. Его праведный пример наложил свой отпечаток и на их отношение к земле, хотя они были сонаследниками того же обетования и знали, что земля будет принадлежать им.

11,10 Почему же Авраам так равнодушно относился к недвижимому имуществу? Потому что он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог. Он страстно желал не сиюминутного, материального, а вечного. В оригинале и перед "городом", и перед "основанием" стоит определенный артикль (который соответствует указательному местоимению в русском языке) – этот город, это основание. Вера принимает во внимание только один город, достойный этого названия, единственный, который стоит на незыблемом основании.

Бог – архитектор этого небесного города, Он же – его строитель. Это образцовый город, без трущоб, отравленного воздуха, загрязненной воды, без всех тех проблем, от которых страдают все наши мегаполисы.

11,11 Верою Сарра получила силу зачать в девяностолетнем возрасте.

Повествование ясно указывает, что она уже вышла из того возраста, когда могла бы родить ребенка. Но она знала, что Бог обещал дать ей младенца и не может взять Свое слово назад. Она непоколебимо верила в то, что Он сделает все, что обещал.

11,12 Когда родился Исаак, Аврааму было примерно 99 лет. С человеческой точки зрения он уже не мог стать отцом, но раз Бог обещал ему многочисленное потомство, это должно было произойти.

Через Исаака Авраам стал отцом неисчислимой земной семьи – еврейского народа. Через Христа он стал отцом неисчислимой духовной семьи, то есть всех верующих всех последовавших за этим веков.

Песок на берегу морском, вероятно, служит символом его земного потомства, в то время как звезды на небе символизируют небесный народ.

11,13 Патриархи все умерли в вере.

При своей жизни они не увидели исполнения Божественных обетований. Авраам, например, никогда не увидел своего многочисленного потомства. Еврейский народ никогда не владел всей обещанной ему землей. Святые ВЗ не увидели исполнения обетования о Мессии. Но их вера, подобно телескопу, позволяла им видеть обетования совсем рядом, так что в Писании они изображены радостно приветствующими их приближение.

Они осознавали, что этот мир не был их вечным пристанищем. Они довольствовались жизнью странников и пришельцев, отказываясь следовать призывам обосноваться здесь поудобнее. Они желали пройти через этот мир, не позаимствовав ни одной из его характерных черт. У них были сердца пилигримов.

11,14 Своей жизнью они ясно показывали, что ищут отечества. Вера посеяла в их сердцах тоску по родине, удовлетворить которую все радости Ханаана были не в состоянии. В них жило стремление к другой, лучшей земле, которую они могли бы назвать домом.

11,15 Сказав, что они искали отечество, автор поясняет, что здесь он имеет в виду отнюдь не ту землю, где они родились. Если бы Авраам захотел вернуться в Месопотамию, он мог бы это сделать, но та земля уже не была для него отечеством.

11,16 На самом же деле они искали небесное отечество. Это довольно примечательно, если вспомнить, что большинство обещаний народу израильскому относились к материальным благословениям на земле. Но у них была и небесная надежда, и именно эта надежда давала им силы относится к этому миру как к чужой стране.

Такой дух странничества особенно угоден Богу. Дарби пишет: "Он не стыдится называться Богом тех, чей удел и сердце – на небесах". Он приготовил им город, и в нем они обретут покой, довольство и совершенный мир.

11,17 Мы подходим к величайшему испытанию веры Авраама. Бог приказал ему принести в жертву своего единственного сына – Исаака. Не колеблясь, Авраам послушно пустился в путь, чтобы принести в жертву Богу самое дорогое из сокровищ своего сердца. Неужели не обратил внимание на то, перед какой, казалось бы, неразрешимой дилеммой он оказался? Бог обещал дать ему бесчисленное потомство. Исаак был его единственным сыном. Аврааму было уже 117, а Сарре – 108 лет!

11,18 Обещание великого множества потомков должно было исполниться в Исааке. Дилемма заключалась вот в чем: если бы Авраам умертвил Исаака, то как бы это обещание могло исполниться? Исааку в то время было лет 17, и он не был женат.

11,19 Авраам знал, что обещал Бог, все остальное было неважно. Он пришел к выводу, что если Бог потребовал от него заколоть собственного сына, то Бог же и воскресит его из мертвых, чтобы исполнить Свое обещание.

До этого момента не было отмечено ни одного случая воскресения из мертвых. Ничего подобного в истории человечества еще не случалось. Авраам в буквальном смысле слова изобрел идею о воскресении. Вера в Божье обетование привела его к заключению, что Богу придется воскресить Исаака.

В переносном смысле Авраам действительно получил Исаака из мертвых. Всем своим существом он покорился тому факту, что Исаак должен умереть. Бог вменил ему в заслугу этот поступок. Но, как точно подметил Грант, Господь "не дал сердцу Авраама познать ту жестокую боль, что познает Его собственное сердце". Он приготовил овна, который должен был занять место Исаака, и единственный сын был возвращен отцу.

Прежде чем мы расстанемся с этим выдающимся примером веры, необходимо отметить два момента. Первый: в намерения Бог никогда не входило, чтобы Авраам убил своего сына. Бог никогда не требовал от Своего народа человеческих жертвоприношений. Он испытал веру Авраама и увидел, что она искренняя, а потом Он отменил Свой приказ.

Второй: вера Авраама в обетование о многочисленном потомстве испытывалась на протяжении ста лет. Патриарху было семьдесят пять, когда ему в первый раз был обещан сын. Он ждал двадцать пять лет, прежде чем родился Исаак. Исааку было семнадцать, когда Авраам повел его на гору Мориа, чтобы принести в жертву Богу.

Исааку было сорок, когда он женился, и прошло еще двадцать лет, прежде чем родились его близнецы. Авраам умер в возрасте 175 лет. В то время все его потомство составляли семидесятипятилетний сын и двое пятнадцатилетних внуков. И тем не менее он "не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное" (Рим. 4,20-21).

11,20 Нам, с нашим западным образом мышления, трудно понять, что такое необычное было в вере Исаака, Иакова и Иосифа, как она описана в последующих трех стихах. Исаак, например, обрел место в зале славы героев веры потому, что призвал будущие благословения на Иакова и Исава. Что в этом такого примечательного? Еще до рождения детей Господь объявил Ревекке, что мальчики станут родоначальниками двух народов и что старший (Исав) будет служить младшему (Иакову). Исав был любимцем Исаака и, как старший сын, должен был получить от отца лучшую долю в наследстве. Но Ревекка и Иаков обманули почти ослепшего Исаака, и лучшее благословение он дал Иакову. Когда их заговор был раскрыт, Исаак пришел в страшную ярость. Однако он не забыл слова Божьего, что старший будет служить младшему и, несмотря на то что любил Исава больше, осознал, что все должно остаться так, как есть.

11,21 В жизни Иакова было немало бесславных страниц, тем не менее ему воздается честь как герою веры. С годами его характер улучшился, и умер он в расцвете славы. Благословляя Ефрема и Манассию, сыновей Иосифа, он скрестил руки так, чтобы благословения старшего сына пали на Ефрема, младшего. Несмотря на протесты Иосифа, Иаков настоял на том, чтобы благословение осталось в силе, потому что это был порядок, указанный Господом. Его физическое зрение ослабло, зато зрение духовное было острым как никогда. Последнее, что мы видим на закате жизни Иакова, это его фигура, склонившаяся в поклонении, опираясь на посох. Ч. Г. Макинтош так подводит этому итог: "Конец жизненного поприща Иакова представляет собой чудный контраст со всем предыдущим характером его столь богатой событиями жизни. Он напоминает нам ясный вечер, сменивший собою бурный день; солнце, весь день скрывавшееся за тучами и туманом, сияет во всем своем великолепии и красоте; последние лучи его золотят запад, предвещая прекрасное завтра. Так было и с престарелым патриархом. Все действия, запятнавшие его жизнь, все его хитрости, уловки при заключении сделок, ловкачество, его эгоистические опасения, плод его неверия – все эти темные стороны его природного характера и земли ушли в прошлое, и он предстает перед нашим взором во всем спокойном величии веры, раздающий благословения, определяющий преимущества своих сыновей, обнаруживая при этом святую чуткость, которую можно приобрести лишь в тесном общении с Богом". (C. H. Mackintosh, Genesis to Deuteronomy: Notes on the Pentateuch, p. 133.)

11,22 Вера Иосифа при его кончине тоже была сильна. Он верил обетованию Бога вывести народ израильский из Египта. Благодаря вере, уже тогда перед его мысленным взором стоял Исход. Он был так уверен в нем, что наказал своим сыновьям взять его кости с собой и похоронить их в Ханаане. "Следовательно, – пишет Уильям Линкольн, – хотя он был окружен всем великолепием и пышностью Египта, его сердце было не там, а со своим народом в его грядущей славе и благословениях". (William Lincoln, Lectures on the Epistle to the Hebrews, p. 106.)

11,23 По сути, здесь нам представлена вера родителей Моисея, а не его самого. Смотря на младенца, они видели, что дитя прекрасно, но это была не просто физическая красота. Они видели, что этому ребенку уготована особая участь, что Бог избрал его для особого труда. Их вера в то, что Бог обязательно достигнет Своих целей, придала им мужество ослушаться царского повеления и три месяца прятать ребенка.

11,24 Верою уже сам Моисей смог отказаться от многого. Окруженный роскошью египетского дворца, владеющий всем, чего люди с таким ожесточением добиваются, он познал, "что не обладание вещами, а отказ от них несет истинный покой" (Дж. Грегори Мэнтл).

Во-первых, он отказался от славы Египта. Он был приемным сыном фараоновой дочери, и ему, таким образом, было гарантировано место среди элиты страны, а может быть, даже и престол фараона. Но в его венах текла кровь еще более благородная – кровь земного избранного народа Божьего.

Обладая этим саном, он никак не мог унизиться до положения члена царской семьи Египта. Достигнув совершеннолетия, он сделал свой выбор.

Он не собирался скрывать свою национальную принадлежность ради нескольких коротких лет земной славы.

Результат? Память о нем увековечена не в двух строках иероглифов на какой-нибудь мрачной гробнице, а в Божьей вечной Книге. Вместо того чтобы очутиться в музее как одна из египетских мумий, он обрел славу как человек Божий.

11,25 Во-вторых, он отказался от наслаждений Египта. Возможность быть вместе со страдающим народом Божьим значила больше, чем потворство своим желаниям и прихотям. Честь разделить судьбу своего мучимого народа несла ему большее удовлетворение, чем кутежи при дворе фараона.

11,26 В-третьих, Моисей отвернулся от египетских сокровищ. Благодаря вере он смог увидеть, что легендарные сокровищницы Египта теряли всякую ценность в лучах вечности.

Поэтому он избрал для себя то же поношение, какое позже возьмет на Себя и Мессия. Верность Богу и любовь к Его народу значили для Моисея больше, чем все сокровища фараона.

Он знал, что с его смертью толку от них не будет.

11,27 В-четвертых, отрекся он также и от египетского правителя. Черпая мужество в вере, Моисей покинул страну рабства, не убоявшись гнева царского. Этим он однозначно порвал с обычаями мира. Он столь мало боялся фараона, потому что столь же много боялся Бога. Его взгляд был прикован к Тому, Кто есть "блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих, Единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из людей не видел и видеть не может.

Ему честь и держава вечная! Аминь" (1 Тим. 6,15-16).

11,28 И наконец, он отверг религию Египта. Учреждая Пасху и совершая пролитие крови, Моисей навеки демонстративно дистанцировался от египетского идолослужения. Он бросил вызов всей его религиозной системе. Спасение ему несла кровь агнца, а не воды Нила. В результате истребитель пощадил первенцев израильтян, но убил египетских.

11,29 Сначала создавалось впечатление, что Красное море несло еврейским беженцам гибель. Преследуемые по пятам врагом, они, казалось, попали в ловушку. Но, послушные Божьему слову, они двинулись вперед, и воды расступились: "...и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды" (Исх. 14,21). Когда египтяне попытались последовать за ними, колеса их колесниц увязли в песке, воды вернулись на свое привычное место, и армия фараона утонула. Таким образом, Красное море стало мощеной дорогой избавления для израильтян и смертным приговором для египтян.

11,30 Окруженный высокими стенами, город Иерихон был первым военным объектом израильтян при завоевании Ханаана. Человеческий разум заявил бы, что взять такую неприступную крепость под силу лишь огромной армии. Но у веры совсем другие методы. Для того чтобы достичь Своих целей, Бог пользуется стратегией, которая человеку может показаться глупой. Господь приказал Своему народу семь дней обходить город. На седьмой день от них требовалось обойти его семь раз. Священникам следовало громко трубить в свои трубы, народ должен был громко кричать, и стены падут.

Военные эксперты отказались бы от такого метода как от нелепого. Но он возымел действие! Оружие в духовном сражении тоже не от мира сего, но в нем заложена Божественная сила для разрушения твердынь (2 Кор. 10,4).

11,31 Мы не знаем, когда блудница Раав начала поклоняться Господу, но совершенно ясно, что она это делала.

Она оставила лжерелигию Ханаана и приняла иудаизм. Ее вера подверглась суровому испытанию, когда порог ее дома переступили еврейские соглядатаи. Кому она будет верна: своей стране и соотечественникам или же Господу? Раав решила встать на сторону Господа, даже если это и означало предать свою страну. Благодаря теплому приему, который она оказала соглядатаям, она и ее семья были пощажены, тогда как ее непокорные соседи погибли.

11,32 Здесь автор задает риторический вопрос: "И что еще скажу?" Он уже привел впечатляющий перечень людей, продемонстрировавших во времена ВЗ веру и долготерпение. Сколько еще имен надо перечислить, чтобы донести до читателя эту истину? У него нет недостатка в примерах, вот только время поджимает. Более подробное описание займет слишком много времени, поэтому автор ограничивается лишь перечислением некоторых имен, а также триумфов и испытаний веры.

Вот Гедеон, чья армия была сокращена с 32 000 до 300 человек. Сначала домой были отправлены робкие, затем те, кто слишком высоко ценил личные удобства. С ядром истинных последователей Гедеон изгнал мадианитян.

Потом был Варак. Призванный возглавить Израиль в битве с ханаанским войском, он согласился на это только при условии, что с ними пойдет Девора. Несмотря на это, Бог видел его великое упование и внес его имя в список мужей веры.

Самсон тоже относится к тем израильтянам, чьи слабости были очевидны. Тем не менее Бог увидел веру, которая дала Самсону силы голыми руками убить молодого льва, уничтожить тридцать филистимлян в Аскалоне, убить тысячу филистимлян ослиной челюстью, унести ворота Газы и, наконец, разрушить храм Дагона, убив в момент своей смерти больше филистимлян, чем за всю жизнь.

Несмотря на то что он родился вне брака, Иеффай, тем не менее, стал судьей, спасшим народ от аммонитян.

Он – яркий пример того, как вера дает человеку силы подняться выше своего происхождения и окружающей среды и влиять на ход истории во славу Бога.

Верой лучится поединок Давида с Голиафом, его благородное поведение по отношению к Саулу, захват Сиона и другие бесчисленные эпизоды. В псалмах вера Давида обрела форму раскаяния, хвалы и пророчества.

Самуил – последний судья Израиля и его первый пророк. Во времена, когда на священство легла зловещая тень духовного банкротства, он стал Божьим посланцем к народу. Это одна из величайших фигур в истории Израиля.

Добавьте к приведенному списку других пророков, благородных глашатаев Божьих, людей с необычно чуткой совестью, которые лучше умрут, но не солгут, которые предпочтут уйти на небеса с чистой совестью, чем остаться на земле с запятнанной.

11,33 От перечисления имен людей веры автор теперь переходит к описанию их подвигов. Они побеждали царства. Здесь на память приходит Иисус Навин, судьи (которые в действительности были военными предводителями), Давид и другие.

Они творили правду. Соломон, Аса, Иосафат, Иоас, Езекия и Иосия вошли в историю как цари, во времена которых царила праведность, хотя сами они и не были совершенны.

Они получали обетования. Под этим может подразумеваться, что Бог заключал с ними заветы, как это было в случае с Авраамом, Моисеем, Давидом и Соломоном; или же они получали исполнение Божьих обетований, что наглядно демонстрировало истинность Его слов.

Они заграждали уста львам. Ярчайшим примером этому служит Даниил (Дан. 6,22), но нам не следует забывать и Самсона (Суд. 14,5-6), и Давида (1 Цар. 17,34-35).

11,34 Они угашали силу огня. Жаркий огонь в печи только и смог, что сжечь путы трех молодых евреев и освободить их (Дан. 3,25). Таким образом, он оказался замаскированным благословением.

Избегали острия меча. Давид спасся от злобных нападок Саула (1 Цар. 19,9-10), Илия спасся от смертоносной ненависти Иезавели (3 Цар. 19,1-3), Елисей спасся от сирийского царя (4 Цар. 6,15-19).

Укреплялись от немощи. В анналах веры есть немало символов слабости. Аод, например, был левшой и тем не менее убил моавитского царя (Суд. 3,12-22). Иаиль, представительница "слабого пола", убила Сисару колом от шатра (Суд. 4,21). Нападая на стан мадианитян, Гедеон был вооружен глиняными кувшинами и одержал победу (Суд. 7,20). Самсон сокрушил тысячу филистимлян ослиной челюстью (Суд. 15,15). Все они – наглядное подтверждение той истины, что Бог избрал немощное мира, чтобы посрамить сильное (1 Кор. 1,27).

Были крепки на войне. Вера придавала людям сверхъестественную силу, позволяя побеждать противника, во много раз их превосходящего.

Они прогоняли полки чужих. Зачастую плохо вооруженные и намного уступающие противнику по численности, армии Израиля одерживали легкую победу, приводя противника в замешательство, а всех остальных – в изумление.

11,35 Женщины получали умерших своих воскресшими. Примеры этому – вдова из Сарепты (3 Цар. 17,22) и женщина из Сонама (4 Цар. 4,34).

Но у веры есть и другое лицо. В дополнение к тем, кто совершил невероятные подвиги, были и те, кто испытывал невероятные страдания. Последние в глазах Божьих столь же ценны, что и первые.

Из-за своей веры в Господа некоторые должны были пройти через жестокие пытки. Отрекись они от Него, их тут же освободили бы; но они предпочитали умереть и вновь воскреснуть в небесной славе, чем продолжать жизнь с клеймом предавших Бога. Во времена Маккавеев Антиох Епифан одного за другим казнил на глазах друг у друга мать и ее семь сыновей. Они отвергли его предложение отпустить их ради того, чтобы получить лучшее воскресение, то есть лучшее, чем просто продолжение жизни на земле. Моррисон пишет: "Итак, это тоже плод веры, когда она приносит человеку не избавление, а во времена, когда ему избавление предлагают, дает великое мужество это избавление отвергнуть. Бывают времена, когда о вере свидетельствует то, что человек отвергает. Есть избавление, которое вера заключает в объятия.

Есть избавление, которое вера отталкивает. Их пытают и мучат, но они не принимают предлагаемого им избавления, и это служит знаком и печатью их верности. Бывают минуты, когда самым громким свидетельством веры служит категорический отказ перейти в большую комнату". (G. H. Morrison, "Morrison on Luke", The Glasgow Pulpit Series, I:42.)

11,36 Другие испытали поругания и побои, были в узах и в темнице. За свою преданность Богу Иеремия познал все эти формы наказания (Иер. 20,1-6; 37,15). Иосиф тоже был брошен в темницу за то, что страдание предпочел греху (Быт. 39,20).

11,37 Они были побиваемы камнями.

Иисус напомнил книжникам и фарисеям, что их предки убили Захарию между храмом и жертвенником (Мф.

23,35).

Они были перепиливаемы. Предание утверждает, что именно так царь Манассия казнил Исаию.

Они были подвергаемы пыткам. Возможно, здесь описываются ужасные испытания, которые применяли к верующим, желая вынудить их пойти на компромисс, отречься, согрешить или каким-нибудь другим образом отказаться от своего Господа.

Они умирали от меча. Именно эту цену заплатил Урия за то, что принес царю Иоакиму Божью весть (Иер.

26,23); но эти слова больше относятся к массовому убийству, подобному тому, что имело место во времена Маккавеев.

Они скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления. Мурхед комментирует: "Отрекись они только от Бога и поверь лжи мира, они могли бы нежиться в шелках и бархате, наслаждаться роскошью в княжеских дворцах. Вместо этого они скитались в одежде из шкур овец и коз; в глазах мира они и сами были ничуть не лучше этих животных, и все равно они радовались тому, что их почитали пригодными лишь на заклание". (William G. Moorehead, Outline Studies in the New Testament. Philippians to Hebrews, p. 248.)

Они мужественно переносили нищету, лишения и гонения.

11,38 Мир обращался с ними так, как если бы они не имели права жить на земле. Но Дух Божий вставляет здесь замечание, что все было как раз наоборот – это мир был недостоин их.

Они скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. Лишенные домов, оторванные от семей, преследуемые, подобно диким зверям, выброшенные из общества, они переносили жару и холод, скорби и бедствия, но сохраняли верность своему Господу.

11,39 Хотя Бог свидетельствует о вере этих героев ВЗ, тем не менее они умерли, не получив обещанного. Они не дожили до того времени, когда могли бы увидеть приход долгожданного Мессии или насладиться благословениями, которые несет Его служение.

11,40 Бог приготовил для нас нечто лучшее. Он устроил все так, чтобы они не без нас достигли совершенства.

Их совесть никогда не могла быть чистой в том, что касается греха, и они не начнут наслаждаться полным совершенством прославленного тела на небесах, пока мы все не будем восхищены, чтобы встретить Господа в воздухе (1 Фес. 4,13-18). Души святых ВЗ уже сейчас совершенны в присутствии Господа (Евр. 12,23), тела же их не воскреснут из мертвых, пока Господь не вернется за Своим народом. Лишь тогда они смогут насладиться совершенством славы воскресения.

Другими словами, верующие ВЗ находились далеко не в таком привилегированном положении, как мы. Но подумайте об их изумительных триумфах и огромных испытаниях! Подумайте об их подвигах и долготерпении! Они жили по ту сторону креста; мы же живем в лучах его полной славы.

Как же выглядит наша жизнь на фоне их жизни? Не услышать призыва главы 11 Послания к Евреям просто невозможно.


← предыдущая   •   все главы   •   следующая →