Библия » Новой Женевской Библии

Введение к книгам пророков

← 6 статьи 7 GSB 8

Идея пророческого служения в Ветхом Завете представлена отношениями, которые сложились между Моисеем и Аароном. Когда Моисей отказался лично выступать от имени Бога, Бог избрал Аарона, чтобы тот был «глашатаем» при Моисее (Исх. 4,12–16). Аарон должен был стать «устами» Моисея и говорить от его имени. Функция Аарона при Моисее позднее была осмыслена как функция Моисеева «пророка» (Исх. 7,1.2). Точно так же пророком Божиим является тот, кто возвещает слова Бога. Когда Бог не считает возможным говорить открыто (как говорил из горящего куста, или при вручении Закона, или когда Илия услышал голос Божий в тихом веянии ветра), Он говорит со Своим народом устами тех людей, которые избраны Им, чтобы служить рупорами Божиего откровения.

Божие откровение в ветхозаветный период, как об этом сказано в Евр. 1,1, доносилось до людей «многообразно» (т.е. различными путями), и уникальное явление ветхозаветного пророческого служения является прекрасной тому иллюстрацией, поскольку откровение приходило к пророкам в видениях, состояниях транса, посредством загадочных явлений, внутреннего побуждения, знамений и чудес. Невероятно трудно обобщить все аспекты служения, которое охватывало огромный временной период и проявлялось в разнообразнейших ситуациях, но составить представление об этом служении вполне возможно, поскольку оно запечатлено в словах самих пророков, а их деяния вряд ли можно рассматривать как результаты исключительно их личных усилий.

Ветхозаветное пророчество не является чем-то темным и хаотичным, оно не ведет человека к эгоцентризму, не вовлекает в оккультизм и не направляет на путь саморазрушения. Будучи голосом Божиим, пророки увещевали, предупреждали и поддерживали народ. Греху, давно и прочно утвердившемуся в человеческом сердце, они противопоставили слово Божие.

История ветхозаветного пророческого служения подразделяется на три основных периода. О пророках, чье служение приходится на ранний период монархии в Израиле и Иудее, нам известно только то, что сообщают о них исторические книги. Такие выдающиеся в истории Израиля пророки, как Самуил, Нафан, Илия и Елисей, относятся к этому «доклассическому» периоду израильского пророческого служения. Поскольку названные пророки не записывали свои пророчества, нам куда больше известно о том, что они делали, чем о том, что они говорили. «Классический» период израильского пророческого служения – восьмой и седьмой века до Р.Х. – уже представлен первыми собраниями письменно зафиксированных пророчеств. Плеяда пророков этого периода оказалась как бы замкнутой между двумя страшными катастрофами – падением Израильского царства под натиском Ассирии (израильские пророки Амос и Осия и иудейские – Исаия и Михей) и покорением Иудейского царства Вавилоном (Софония, Наум, Аввакум и Иеремия). И, наконец, пророки изгнания и периода после плена, которые возвещали народу слово Божие как в тяжкие годы вавилонского плена (Иезекииль и Даниил), так и после возвращения из плена (Аггей, Захария и Малахия).

Содержание протестантского канона Священного Писания показывает, что служение пророков как провозвестников Царства Божиего сменилось временем молчания – периодом между последним пророком Ветхого Завета Малахией и Иоанном Крестителем, служение которого было на рубеже двух заветов. Малахия предсказал, что приходу Мессии будет предшествовать возвращение Илии (Мал. 4,5.6). Это отнюдь не означало реинкарнацию Илии – слова пророка подразумевали, что Иоанн Креститель будет наделен силой и властью Илии. Характер и служение Иоанна Крестителя представляли как бы совокупность особенностей, свойственных его предшественнику на пророческом поприще. Иоанн являл собой личность, отделенную от остальных людей, но его служение состояло в том, чтобы заставить этих людей слушать. Он появлялся перед царями и терпел от них гонения. Смысл его служения состоял в том, чтобы призвать людей покаяться и возвратиться к Богу. Он предсказал пришествие Иисуса Христа и Его величие. Во всем этом он походил на пророков Ветхого Завета. У Иоанна Крестителя были ученики (Лк. 7,19; Ин. 1,35–37; ср. Деян. 19,1–5), подобно тому как у ветхозаветных пророков были служители-помощники (3 Цар. 19,19–21; 4 Цар. 5,20) и последователи, известные под названием «сыны пророков» (4 Цар. 2,3–7,15; 4,38; 6,1–3; ср. 1 Цар. 10,10–12). Основываясь на свидетельствах о взаимоотношениях между Иеремией и Варухом (Иер. 36,4. 14–18,32), можно вполне обоснованно предположить, что «сыны пророков» заботились о письменной фиксации предсказаний, произносимых пророками, а также о сохранении тех книг, которые известны нам как книги пророков и которые названы именами пророков. Пророческие книги имеют характерную особенность – в них часто представлены небольшие выдержки, которые (только если их собрать воедино) указывают на то, что принадлежат они именно данному пророку. В них присутствует эпический элемент, привносимый повествователем, а потому восстановить исторически подлинные слова пророка в их оригинальном виде бывает невозможно.

Пророческие книги были написаны на отдельных свитках задолго до того, как стало возможным представить большую книгу в виде одного цельного издания. Поэтому и не вызывает удивления факт, что в окончательном каноне Писания в отношении пророческих книг допускается некоторая вариативность. Ветхий Завет, полученный протестантскими церквами, по своему содержанию идентичен еврейской Библии, несмотря на различие в порядке следования книг. В общем, как это наблюдается и с книгами Нового Завета, порядок расположения пророческих книг отражает компромиссное решение, призванное сгладить дискуссионные моменты, связанные с вопросами языка, датировкой и идентификацией книг. Книги Исаии, Иеремии и Иезекииля – общепризнанных «больших пророков», – расположенные в хронологическом порядке, возглавляют собрание пророческих писаний. Небольшие книги «малых пророков» (в еврейской Библии объединенные в одну книгу) следуют за ними, также в хронологической последовательности. В еврейской Библии Плач Иеремии и Книга пророка Даниила (последнего из «больших пророков» в протестантском каноне) отнесены к «Писаниям» – наряду с книгой Иова, Псалтирью, а также другими книгами, например, Ездры и Неемии, принадлежащими к тому же историческому периоду.

Слова пророков – это обращение Бога к Своему народу. И хотя они характеризуются широким спектром индивидуальных стилей изложения, в них присутствует ряд актуальных тем и образов, рассмотреть которые будет весьма полезно.

1. Часто присутствует тема брака, поскольку Господь таким образом выражал ту теснейшую близость, которая существовала в Его отношениях с Его народом и была основана на Его торжественном обещании (Иез. 16,8–14; Ос. 2,14–20).

2. Судебный процесс (евр. «риб»), или тяжба, – образ, посредством которого выражено отношение Бога к людям, нарушившим свой договор с Ним (Ос. 12,3; Мих. 6,1–3). Упоминание действий, характерных для зала суда, таких, как показание свидетелей и формальное обвинение, усиливает обличительную направленность. Пророки часто обличали людей богатых, облеченных властью, а также принадлежавших к религиозной элите, за то, что они притесняли бедных. Пророки упрекали весь народ в том, что нет «богопознания на земле» (Ос. 4,1). Люди знали о Боге, но у них не было с Ним живых отношений, основанных на вере и доверии к Нему.

3. Пророчества о других народах, являющиеся, по сути, речами, обращенными против врагов народа Божиего и осуждающими каждого, кто предается грехам (Иер. 46–51; Иез. 25–32). Израиль, к сожалению, не всегда выглядел более праведным, чем его соседи.

4. Нравственное учение пророков решительно направлено против греховных волеизъявлений. Пророки осуждали бесчестность, жестокость, гордость и нечестивость. Они угрожали возмездием за ложные верования, но куда более сурово обличали искажение истинной религии, особенно те ритуалы, которые оставляли сердца пустыми.

5. Проблема истинных и ложных пророчеств, которая проявляется в противостоянии пророков Господа прочим «пророкам», как поклонявшимся ложным богам (подобно пророкам Ваала, 3 Цар. 18,22), так и тем, кто говорил ложь, прикрываясь именем Божиим (пророк Анания, Иер. 28). Доказательство того, что пророчество исходит от Бога и пророк не является самозванцем, проистекало из права пророка передавать Божественное слово (Втор. 18,20–22). Пророчество истинного пророка неизменно должно исполниться, даже если оно касается событий отдаленного будущего. Жизнь самого пророка должна согласоваться со словом Божиим. Наконец, пророческое служение должно соответствовать характеру Самого Бога и Его учению.

6. Многие пророчества касаются пришествия Мессии. В Своей земной жизни Иисус исполнил все, что было предсказано о Нем ветхозаветными пророками. Ветхозаветные пророчества являются неоспоримым свидетельством исключительного статуса Иисуса – эпицентра пророческого слова. В Новом Завете сказано, что «свидетельство Иисусово есть дух пророчества» (Откр. 19,10) и что «все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь» (2 Кор. 1,20).

Пророчества часто изложены в поэтической форме. Это обстоятельство, а также их соотнесенность с исторической ситуацией, далеко отстоящей во времени, делает перевод пророчеств и их толкование весьма затруднительным. Поэтому необходимо уделять особое внимание контексту, в который заключено пророчество, чтобы дать ему правильное истолкование. Пророки обращали свои наставления и обличения к представителям всех слоев общества и бичевали каждое из проявлений греха. В религиозном отношении пророки были последовательными монотеистами, в социальном – неутомимыми поборниками справедливости, в духовном – провозвестниками Царства Божия, объявившими о пришествии в мир Иисуса Христа.

Выдающееся служение ветхозаветных пророков завершилось с приходом Иисуса – последнего и самого великого Пророка, как Он Сам сказал о Себе. (см. Лк. 7,24–28). Все пророки, бывшие прежде, указывали на Него. Когда же Он пришел – пророчества исполнились и утратили свою ориентацию на будущее. В день Пятидесятницы весь народ Господень получил Духа Святого (Деян. 2,17; ср. Числ. 11,29), и пророческий дар продолжал присутствовать в ранней Церкви (Деян. 21,10. 11; Рим. 12,6; 1 Тим. 4,14; Откр. 1,3). Однако новозаветные пророки были наделены новой властью – их вдохновлял Христос. И в этом состоит их отличие от пророков Ветхого Завета.

Служение Самого Слова продолжили апостолы, а затем это служение приняла церковь, основанная на апостольском свидетельстве. Благая весть уже не провозглашается многими способами – «многообразно», как это было характерно для пророков Ветхого Завета (Евр. 1,1). Но тем не менее пророки древнего Израиля во все века продолжали оставаться для церкви глашатаями слова Божиего и по прошествии столетий остаются голосом Божиим, обращенным к Его народу.


Дополнительные материалы: статьи, карты, таблицы,


← 6 статьи 7 GSB 8

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

СТАНЬТЕ НАШИМ «АНГЕЛОМ»

Поделитесь ссылкой:





2007-2019, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.