Библия » Серия комментариев МакАртура

2 Тимофею 4 глава

Признаки верного проповедника

Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его: проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. Но ты будь бдителен во всём, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твоё. (4:1-5)

Заключительная глава Второго Послания Тимофею, которая начинается с этого отрывка, содержит последние вдохновенные слова, записанные Апостолом Павлом. Заканчивая это Послание он знал, что его земная жизнь приближается к концу. «Ибо я уже становлюсь жертвою, – писал он, – и время моего отшествия настало» (ст. 6). Размышляя о такой печальной и одновременно светлой перспективе (ср. Фил. 1:23), в своём последнем призыве он умоляет возлюбленного им Тимофея быть верным в служении Господу Иисусу Христу.

В такой образцовой церкви, как ефесская, некоторые верующие, включая людей, занимающих руководящее положение, начали нарушать свой долг, как и предсказывал Павел (Деян. 20:28-31). Апостол поставил Тимофея защитником веры в церкви, где здравое учение и благочестие потеряли свою первостепенность.

Преследования церкви по всей империи зашли достаточно далеко и, наверняка, способствовали повсеместному отступничеству. Те, кто был верен в более спокойные времена, отпали, когда цена ученичества стала высокой.

В этом Втором Послании Павел уже убеждал Тимофея «возгревать дар Божий, который в тебе через моё рукоположение» (1:6). Как всякий истинный проповедник Благой вести, Тимофей не выбирал себе служение, а был назначен для него Богом. Господь отделил его для проповеди и научения Слову Божьему. Он нёс служение, находясь под Божественной властью и выполняя Божественный долг. Бог полновластно поставил Тимофея проповедовать Евангелие, точно так, как Он полновластно призвал его к спасению. Тимофей мог сказать со своим наставником: «Это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую» (1 Кор. 9:16).

Павел обращает внимание Тимофея на высокое качество служения, а не на его видимый успех. Он отмечает не возможности Тимофея, а его преданность, не его выдающееся положение, а его характер. Он не проявляет озабоченности по поводу одобрения молодого пастора или его репутации, но Павла сильно заботит его верность и благочестие. Он придаёт особое значение духовной жизни и здоровью ефесской церкви, вверенной заботе Тимофея, а не её размеру, богатству или влиянию. Он даже не концентрирует внимание на духовных дарах Тимофея, какими бы важными они ни были, но обращает внимание на его духовную жизнь и его духовное служение. Его совет Тимофею можно было бы обобщить его обращением к верующим в Коринфе: «Итак, едите ли, пьёте ли, или иное что делаете, всё делайте в славу Божию» (1 Кор. 10:31).

Независимо от восприятия положения вещей миром или всеми остальными людьми в церкви и даже независимо от нашего собственного восприятия Божье Слово уверяет нас, что самое лучшее в жизни принадлежит тем, кто знает Иисуса Христа как Спасителя и Господа и кто отдаёт себя на служение Ему и для Его славы. Главная истина Заповедей блаженства может быть сжата до фразы «блаженны, счастливы и довольны те, кто любит Господа и служит Ему».

К сожалению, многие христиане, включая некоторых пасторов и других служителей, стремятся скорее к успеху, чем к высокому качеству. Но успех сосредоточивает внимание скорее на внешнем, чем на внутреннем, скорее на временном, чем на вечном, и измеряется скорее человеческими мерками, чем Божественными. Желание добиться успеха исходит от гордыни, в то время как искреннее желание достичь высокого качества исходит от смирения.

В своей книге «Христианское качество» (Christian Excellence) Джон Джонстоун справедливо утверждает, что успех и высокое качество – это конкурирующие идеалы, и всё, что делает верующий, сознательно или нет, делается либо во имя одного, либо во имя другого идеала. Это не значит, что высокое качество в верующем устраняет любую форму внешнего успеха, но любой успех, приходящий в результате стремления к высокому качеству – это побочное явление. Не следует стремиться к успеху или хвалиться им, если он достигнут.

Согласно Джонстоуну успех преследует культурные цели, он повышает важность кого-либо в глазах общества и обычно характеризуется властью, престижем, богатством и привилегиями. Высокое качество, с другой стороны, – это стремление быть на высоте в своей работе и прилагаемых усилиях, независимо от того, признают и одобряют её или нет. Успех измеряется сравнением с другими, в то время как высокое качество измеряется своим, Богом данным потенциалом и призванием. Успех стремится угодить людям; высокое качество стремится угодить Богу. Успех вознаграждает лишь нескольких, в то время как высокое качество доступно любому верующему, готовому платить цену. Успех имеет отношение к материальным ценностям и репутации, в то время как высокое качество имеет отношение к характеру. Успех может быть дешёвым, достигнутым с помощью порока, лжи и воровства. Высокое качество никогда не обесценивается, оно всегда доступно по цене не ниже полной. (Этот абзац адаптирован из книги Джонстоуна).

Хотя поручение Павла во 2 Тим. 4:1-5 адресовано в первую очередь Тимофею, оно применимо к каждому служителю Евангелия в любом возрасте, в любом месте и при любых обстоятельствах. В более широком смысле оно может быть применимо к каждому верному христианину, потому что каждой церкви необходимо знать и понимать это поручение. На церквях лежит ответственность – с Богом и под Божьим руководством следить, чтобы их пасторы придерживались этих Божественных заповедей. Роль проповедника в церкви Христа жизненно важна, и Бог предопределил, чтобы Его народ учили и пасли мужи, одарённые Духом, ведомые Духом и укрепляемые Духом. Духовная жизнь и верность церкви всегда тесно связана с духовной жизнью и верностью её пастора.

Писание не скрывает того, что Господь ожидает от тех, кого Он призывает проповедовать, учить и пасти Его народ. Среди многих других качеств и требований, данных в Новом Завете для таких людей, есть восемь, о которых Павел упоминает в этом тексте: серьёзность (ст. 1), содержание (ст. 2а), масштаб (ст. 2б), срочность (ст. 3-4), позиция (ст. 5а), цена (ст. 5б), степень (ст. 5в) и цель (ст. 5г).

СЕРЬЁЗНОСТЬ ПОРУЧЕНИЯ

Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его: (4:1)

Апостол Павел в первую очередь указывает на серьёзность Божественного поручения Тимофею. «Заклинаю» – это перевод одной из форм глагола диамартуромай, который здесь несёт в себе идею отдачи строгого приказа или указания. Апостол до этого дважды употреблял данный глагол для увещевания Тимофея (1 Тим. 5:21; 2 Тим. 2:14; ср. 1 Тим. 6:13). Состарившийся воин веры, чья благочестивая жизнь была полностью посвящена служению Христу, снова стремится привлечь всё внимание Тимофея к тому, что он собирается сказать. Преданность самого Павла не отличалась от преданности Джона Нокса, который молился: «Боже, дай мне Шотландию, или я умру», который, однако, позже, когда должен был проповедовать, закрывался в своей комнате и днями напролёт плакал из-за огромной серьёзности этого призвания. Апостол глубоко желал, чтобы Тимофей разделял эту серьёзность и преданность.

Важность того, о чём заклинает Апостол Павел, вытекает из того факта, что оно напрямую связано с вызывающим благоговейный страх величием Бога, назначающего людей на духовное служение. Призванные провозглашать и толковать Слово Божье несут на себе самую большую ответственность, возлагаемую Господом на человека. Именно по этой причине Иаков предупреждает: «Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3:1-2). Ни один человек, кроме Иисуса, никогда не говорил совершенно, даже пророки или Апостолы, кроме тех случаев, когда записывали данное Богом Слово. Иаков с готовностью включает себя («ибо все мы много согрешаем») в число тех, кто говорит несовершенно, и кто, следовательно, должен особенно заботиться о том, чтобы не дать возможности своим несовершенствам затуманить своё свидетельство и опорочить имя Господа.

Эта обязанность особенно внушает страх, потому что она выполняется пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом. Греческая конструкция предложения позволяет перевести эту фразу как «в присутствии Бога, даже Иисуса Христа». Такая формулировка особенно подходит в данном контексте, потому что дальше Павел ссылается на Иисуса Христа как на Судью. Иисус говорил: «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Иоан. 5:22; ср. ст. 26-27). Это конечно, не значит, что верующий может жить или нести служение вне присутствия Отца и Святого Духа. Но Павел подчёркивает здесь, что верующий человек уникальным образом подотчётен Сыну – не как Спасителю и Господу, но как Судье. Суть первой половины предложения заключается в том, что каждый служитель, призванный Иисусом Христом, Сыном, постоянно несёт служение под Его всеведущим испытующим взглядом.

Предлог «пред» соответствует обычному языковому штампу, который использовался в римских судах и юридических документах и мог быть знаком Тимофею и другим людям, жившим в те дни. Типичная повестка в суд тогда могла начинаться так: «Дело против вас будет рассматриваться в суде в Иераполе, пред достопочтенным судьёй, главой магистрата Фестом».

Служение Иисусу Христу не только происходит под Его постоянным, бдительным взором, но также будет представлено на суд этого бесконечно большего Судьи, Который будет судить живых и мёртвых (ср. Матф. 25:34-41; Деян. 10:42; 17:30-31).

В Новом Завете крино (судить) имеет множество оттенков значения, начиная от широкого и обычно положительного – формирование мнения или решение вопроса (как в Лук. 7:43; Деян. 4:19) до неизмеримо более серьёзного и негативного – осуждение или проклятие (как в Иоан. 12:48; Деян. 13:27; 2 Фес. 2:12).

Новый Завет указывает на три отдельных суда над людьми, которые будет осуществлять Христос: суд только над верующими (1 Кор. 3:12-15; 2 Кор. 5:10); суд над народами (овцы и козлы), на котором верующие будут отделены от неверующих (Матф. 25:31-33); и суд только над неверующими перед великим белым престолом (Откр. 20:11-15).

В этом отрывке Апостол Павел заостряет внимание верующих на Господнем суде, так как всем им однажды «должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2 Кор. 5:10; ср. 1 Кор. 3:12-15). И акцент ставится не столько на провозглашении проповедником данной истины другим, хотя эта идея подразумевается, сколько на высоком качестве его собственного служения в свете этого суда.

В отличие от человеческих судов на скамье подсудимых Божественного суда – будь-то ли для награды или для отделения и осуждения – не будет доводов, не будет новых свидетельств, не будет перекрёстного допроса, не будут вызывать свидетелей, не будет оправданий, присяжных заседателей и просьбы о помиловании. Самым решительным образом приговор Судьи будет окончательным.

Когда мы предстанем перед нашим всеведущим Господом, Он уже будет знать точно, намного лучше, чем мы сами можем знать, даже в моменты, когда мы наиболее честны, насколько верной и благочестивой была наша жизнь. Ни один год, ни один месяц, ни один час, минута или секунда не ускользнут от Его внимания и суда. Павел мог совершенно честно сказать: «Я ничего не знаю за собою». Тем не менее, он продолжает: «Но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придёт Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор. 4:4-5).

Грамматическая конструкция, используемая во 2 Тим. 4:1, содержит идею неизбежности, что Иисус Христос очень скоро придёт судить и даёт Павлу ещё одну возможность обратиться с важным поручением к Тимофею.

Как уже отмечалось, этот конкретный суд будет судилищем всех верующих, живых и мертвых, после того, как Иисус Христос возьмёт их к Себе при восхищении (1 Фес. 4:13-18). Несколькими стихами ниже Апостол радуется: «Готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2 Тим. 4:8). Именно в свете того же самого суда и награды в своём предыдущем Послании Павел увещевает Тимофея «соблюсти заповедь чисто и неукоризненно, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа» (1 Тим. 6:14). В своём Послании к Титу, написанном возможно за год до Второго Послания к Тимофею, Апостол говорит: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2:11-13).

Основную ответственность проповедник несёт не перед братским советом, поместной церковью, деноминацией или любым другим учреждением, каким бы здравым ни было их учение и какими бы благочестивыми они ни были, а перед Господом, Который призвал, уполномочил его и однажды будет судить его. Павел и жил, и проповедовал в свете этой истины. Поэтому он мог задать верующим в Галатии риторический вопрос: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10). Чтобы быть примером, верный служитель заботится о той стороне своей жизни, которую могут видеть другие. Но больше всего он должен заботиться о том, что может видеть только Господь. И чаще всего, качество того, что может видеть только Бог, в конечном счете, ясно проявляется в том, что могут видеть люди.

Когда французский скульптор создал величественную Статую Свободы как подарок его страны Соединённым Штатам, ни самолётов, ни вертолётов не было. Но он сделал эту статую настолько завершённой во всех деталях, что даже макушка её головы была высечена совершенно. Тогда художник не мог знать, что наступит день, когда десятки тысяч людей в год будут пролетать над статуей и смогут оценить высокое качество его работы. Именно такая забота о высоком качестве побуждала Павла в служении. И он хотел, чтобы эту заботу разделил с ним его возлюбленный Тимофей.

Епифанейа (явление) буквально означает «сияющий наружу». Это слово употреблялось древними греками по отношению к предполагаемому явлению языческого бога людям. Уильям Баркли также отмечает, что оно использовалось по отношению к Римским императорам. «Епифанией называли и вступление римского императора на престол, а еще более конкретно – именно об этом думает сейчас Павел – посещение императором какой-нибудь провинции или города. Совершенно очевидно, что когда ожидали посещения императора, всё приводили в полный порядок. Подметали и украшали улицы и подготавливали город к епифании» (Уильям Баркли, «Толкование Посланий к Тимофею, Титу и Филимону», ВСБ, 1983, стр. 222-223).

В Новом Завете существительное епифанейа встречается только в Посланиях Павла. Один раз он использует это слово по отношению к воплощению Христа (2 Тим. 1:10) и один раз – по отношению к Его пришествию, для того чтобы уничтожить антихриста в конце Великой скорби (2 Фес. 2:8). Во всех остальных четырёх случаях он использует это слово по отношению к взятию Христом Своих святых, чтобы они были с Ним при восхищении (здесь; в 1 Тим. 6:14; 2 Тим. 4:8 и Тит. 2:13).

Этот суд также будет иметь особое отношение к земному Царству Христа, Его тысячелетнему царствованию, которое начнётся после Великой скорби и битвы Армагеддон, и, в конце концов, перейдёт в вечность. В то время воскресшие, вознесенные и награжденные святые Господа возвратятся с Ним, чтобы установить Его Тысячелетнее Царство. «Побеждающему, – обещает Он, – дам сесть со Мною на престоле Моём, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его» (Откр. 3:21). Когда они предстанут перед Агнцем у Его небесного престола, четыре животных и двадцать четыре старца будут петь: «И соделал их Богу нашему царством и священниками, и они будут царствовать на земле» (Откр. 5:10; Новый перевод с греческого подлинника).

СОДЕРЖАНИЕ ПОРУЧЕНИЯ

проповедуй слово, (4:2а)

Верному служителю Иисуса Христа было заповедано проповедовать слово, которое раскрывает содержание провозглашаемой вести. «Проповедуй» – это перевод первого из девяти глаголов в повелительном наклонении, которые Павел употребляет в этом отрывке, пять из которых во 2 стихе (проповедуй, настой, обличай, запрещай, увещевай) и четыре в 5 стихе (будь бдителен, переноси, совершай, исполняй).

«Проповедуй» – от слова керуссо, что означает «возвещать», «провозглашать публично». Во времена Нового Завета глашатай, действуя как императорский посланник, ходил по улицам города, чтобы делать объявления об особых событиях, таких как явление императора. В его обязанности также входило публичное объявление новых законов или правительственного курса и действий.

Павел сам был назначен не только на служение Апостола, но так же, как и Тимофей, на служение проповедника (1 Тим. 2:7; ср. 2 Тим. 1:11). Но из-за духа робости Тимофея эта задача была трудной для него. Он не был от природы сильной и энергичной личностью и не был такого склада, как его наставник. Он также мог не иметь формального образования или не обладать интеллектуальным мастерством приводить доводы на человеческом уровне более изощрённым и опытным, но заблуждающимся людям внутри церкви и вне неё. Он, наверняка, чувствовал себя несовершенным и обескураженным, когда они представляли аргументы, на которые он ещё не разработал удачных апологетических или полемических доводов. Возможно, также в глазах некоторых верующих в Ефесе он был в невыгодном положении из-за своей молодости, хотя Павел ранее давал ему совет не придавать значения такой критике (1 Тим. 4:12).

Вдобавок к противостоянию в церкви Тимофей сталкивался с растущей враждебностью со стороны неверующих евреев и со стороны римских властей. Преследуемый именно этими врагами, Апостол Павел был заключен в темницу.

Были и другие причины, по которым у Тимофея могло возникнуть искушение перестать проповедовать, особенно провозглашать Благую весть, о чём Павел упоминает в 5 стихе. Тимофей понимал, что идея спасения исключительно через благодать Божью идёт совершенно вразрез с мышлением плотских людей, и часто её встречают с гневом или безразличием. Но Тимофей, проповедуя неверующим, то ли евреям, то ли язычникам, должен был быть как Ной, который «был человек праведный и непорочный в роде своём; [и] Ной ходил пред Богом» (Быт. 6:9; ср. Евр. 11:7). Тимофей тоже должен был быть как Ной – «проповедником правды» (2 Пет. 2:5). Задолго до того, как Бог заключил Свой завет с Авраамом, до того, как Он заключил завет с Израилем и дал им Закон у Синая, и гораздо раньше, чем Он заключил окончательный и совершенный завет через Своего Сына Иисуса Христа, Ной проповедовал Божью праведность погрязшим во зле допотопным людям. Насколько нам известно, Ной не был преследуем, но мы знаем, что его проповедь на протяжении ста лет, пока он строил ковчег, сталкивалась с полным равнодушием, потому что ни одна душа, кроме его семьи, не поверила в Бога и не была спасена.

Как всякий проповедник Божьей истины неверующим, Тимофей также должен был быть как Иона, который объявил нечестивому языческому городу Ниневии: «Ещё сорок дней и Ниневия будет разрушена!» (Ион. 3:4). Однако, по сравнению с проповедью Ноя, проповедь Ионы вызвала удивительный отклик покаяния и веры в истинного Бога. «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим, – заявил Иисус, – и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной» (Матф. 12:41).

Тимофей должен был быть как Иоанн Креститель, который «приходит… и проповедует в пустыне Иудейской и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 3:1-2), и который затем провозгласил: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Иоан. 1:29).

Под «словом» Павел, несомненно, имеет ввиду всё записанное Божье Слово, Его полностью явленную истину, которую Апостол также называет «всей волей Божьей» (Деян. 20:27) и на которую он только что ссылался, как на «священные писания» и на «Писание» (2 Тим. 3:15-16).

Проповедник не может продолжать верно проповедоватьи учить Божье слово, если бережно не защищает его истину. «О, Тимофей! храни преданное тебе, – предупреждал Павел в своём предыдущем Послании, – отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания» (1 Тим. 6:20). В начале этого Послания он увещевает: «Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе» и «храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас» (2 Тим. 1:13-14). Он также умолял Тимофея «верно [преподавать] слово истины» (2 Тим. 2:15), потому что истина, которой не держатся и которую не хранят, не будет и преподаваться верно.

После объявления удивительной истины, впервые провозглашённой Иоилем (2:32), что «всякий, кто призовет имя Господне, спасётся», Павел задаёт риторические вопросы в своём Послании к церкви в Риме: «Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? И как проповедывать, если не будут посланы?» Опять цитируя из Ветхого Завета, на этот раз Ис. 52:7, Апостол восклицает: «Как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:13-15).

О своём служении проповедью Павел говорил:

Сделался я служителем по домостроительству Божию, вверенному мне для вас, чтобы исполнить слово Божие, тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его, Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно (Кол. 1:25-29).

Есть одарённые ораторы, которые силой своего убедительного красноречия могут управлять аудиторией. Есть люди эрудированные, знающие, хорошо образованные и владеющие мирской мудростью, которые могут заставить других людей изменить своё мнение по каким-то вопросам. Есть люди, которые могут рассказывать трогательные истории, касающиеся сердец слушателей и затрагивающие их эмоции. На протяжении истории церкви, включая наше время, Бог наделял некоторых служителей такими способностями. Но Бог таким особым образом наделял не каждого верного проповедника. Тем не менее, Он поручает всем одно задание – проповедовать Слово Божье, потому что духовная сила и эффективность проповеди покоится не на мастерстве говорящего, а на истине.

Хотя Апостол Павел и отличался выдающимися умственными способностями, он свидетельствует верующим в Коринфе: «И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого, и был я у вас в немощи и в страхе и в великом трепете. И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией» (1 Кор. 2:1-5). В своём следующем Послании к этой церкви он говорил: «Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы – рабы ваши для Иисуса» (2 Кор. 4:5).

Самый надёжный и эффективный способ провозглашения всего Слова Божьего – это разъяснительная проповедь. В девятнадцатом веке шотландец Уильям Тейлор писал в своей книге «Служение Словом»:

Под разъяснительной проповедью я имею в виду такой метод проповеди с кафедры, который состоит в последовательном толковании и практическом применении какой-либо книги священного канона… Разъяснение – это представление людям в понятной и убедительной форме значения, вложенного священным автором… Это честный ответ, который даёт проповедник после тщательного изучения на вопросы: «Что имеет в виду Святой Дух в этом отрывке?» и «Каково отношение этого отрывка к родственным христианским истинам или к жизни и поведению самого христианина?» ([Grand Rapids: Baker, 1975], 155, 157, 159).

Как бесчисленное множество людей до и после него, Тейлор проповедовал, разъясняя, потому что он хотел познать то, что имел в виду Дух. Он хотел знать, как одна истина Писания соотносится с другой, и ясно понимать, чего Бог хочет от Своего народа.

По многим причинам верное и полное провозглашение слова – единственно правильный способ проповедовать.

Во-первых, такая проповедь даёт возможность говорить Богу, а не человеку, потому что она провозглашает Божье Слово. И это невероятно волнующая привилегия быть глашатаем Самого Бога!

Во-вторых, проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, потому что такая проповедь устанавливает прямой контакт проповедника с разумом Духа Святого, Автора Писания. Именно по этой причине проповедник Слова считает процесс изучения и познавания даже большей наградой, чем саму проповедь, которая является его результатом, несмотря на полученное от нее удовлетворение.

Ужасает и озадачивает то, что многие проповедники, которые признают, что Писание – это Слово Божье, проводят больше времени, исследуя ограниченный и несовершенный ум других людей, вместо того, чтобы углубляться в бесконечный и святой разум Бога. Конечно, частично причина в том, что многие слушатели на самом деле не хотят погружаться в глубины Божьей праведности и истины, потому что это демонстрирует их собственную поверхностность и грех. Павел уже предупреждал Тимофея о тех, кто «[имеет] вид благочестия, силы же его [отрёкся]» (2 Тим. 3:5). Далее в этом отрывке он снова предупредит, что «будет время, когда здравого учения принимать не будут… и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3-4; ср. Деян. 20:29-30).

В-третьих, проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, потому что такая проповедь заставляет проповедника провозглашать всё Божье откровение, включая те истины, которые даже многие верующие находят трудными для познания и принятия.

В-четвёртых, проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, потому что такая проповедь способствует повышению библейской грамотности в церкви не только благодаря познанию из самой проповеди, но также благодаря растущему желанию самостоятельно изучать Писание более тщательно и последовательно. Верный пастор и все верные верующие любят изучать Божье Слово, потому что они любят Бога Слова.

В-пятых, проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, потому что такая проповедь зиждется на конечном авторитете. Это завершённое и совершенное откровение Самим Богом Себя и Своей Божественной воли человечеству, которое Он сотворил по Своему образу.

В-шестых, проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, потому что такая проповедь может преобразить как проповедника, так и собрание.

И последняя и наиболее веская причина того, что проповедовать слово – это единственно правильный способ проповедовать, заключается просто в том, что это Его Слово. Господь призывает и уполномочивает Его проповедников провозглашать только Его Слово.

В книге, о которой упоминалось выше, Уильям Тейлор пишет: «Никогда не следует забывать, что тот, кто достигнет известности и полезности в проповеди за кафедрой и станет «мудрым в приобретении душ», должен сказать о своём труде в служении: «Я занимаюсь только этим». Он должен вложить всё своё сердце и всю свою жизнь в дело проповеди. Он должен посвятить дни и ночи работе над теми проповедями, с помощью которых он стремится убедить разум, тронуть сердце и изменить жизнь своих слушателей» (стр. 7).

МАСШТАБ ПОРУЧЕНИЯ

настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. (4:2б)

Для того чтобы быть эффективным, верный проповедник должен понимать цель своего поручения, которую излагает здесь Павел.

Как любой другой эффективный труженик, он должен быть готов (настой). Это второе повеление, используемое Павлом во 2-м стихе, является переводом слова эфистеми, имеющего широкий спектр значений, обусловленных временем, наклонением и залогом. Оно часто означает внезапность, как в Лук. 2:9 («вдруг предстал») и в Деян. 12:7 («внезапно… явился»; Современный перевод библейских текстов; ср. 1 Фес. 5:3) или действенность, как в Лук. 20:1 («приступили») и в Деян. 4:1; 6:12; 23:27 («схватили»). Если это слово стоит во времени аорист, в активном залоге и повелительном наклонении, как здесь, оно несёт в себе дополнительное значение срочности, подготовленности и бодрствования. Его можно употребить по отношению к солдату, который готов идти в сражение немедленно, или по отношению к стражу, который постоянно бодрствует, готовый к любой угрозе проникновения или нападения врага.

Для верного проповедника быть готовым значит то же, что и быть серьёзным и бдительным. Он должен чувствовать так, как чувствовал Иеремия, находясь под Божественным принуждением пророчествовать. «И подумал я: не буду я напоминать о Нём и не буду более говорить во имя Его, – свидетельствует он, – но было в сердце моём, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и не мог» (Иер. 20:9; ср. 5:14).

Когда Павел после своего третьего миссионерского путешествия на несколько дней остановился в Кесарии на обратном пути в Иерусалим, пророк Агав «взял пояс Павлов и, связав себе руки и ноги, сказал: так говорит Дух Святый: мужа, чей этот пояс, так свяжут в Иерусалиме Иудеи и предадут в руки язычников… Тамошние просили, чтобы он не ходил в Иерусалим». Но Павел сразу же ответил: «Что вы делаете? что плачете и сокрушаете сердце мое? я не только хочу быть узником, но готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса» (Деян. 21:11-13).

Такое чувство готовности и желания служить Господу любой ценой и в любое время должно быть характерным не только для проповедника, но и для каждого верного христианина. Пётр призывает своих читателей, большинство из которых переживали жестокое преследование со стороны Рима: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3:15). Обращаясь письменно к верующим церкви, где тогда нёс служение Тимофей, Павел умоляет: «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Ефес. 5:15-16).

В своей классической книге «Лекции моим студентам» Чарльз Сперджен писал: «Если меня спросят, каким наиболее важным качеством должен обладать проповедник для достижения успеха в приведении людей ко Христу, я отвечу, что это – ревностность. И если меня ещё и ещё раз будут об этом спрашивать, я не изменю своего ответа… Настоящий успех пропорционален ревностности проповедника» (Чарльз Сперджен, «Лекции моим студентам», г. Одесса, «Богомыслие», 1998, стр. 338).

Только постоянное изучение Божьего Слова, общение с Богом в молитве и подчинение Его Святому Духу может сохранить живым чувство бодрящего рвения проповедовать. Без силы Слова и молитвы самая одарённая и правильная проповедь станет духовно чёрствой и для проповедника, и для слушателей. В книге, которая только что цитировалась, Сперджен писал: «Кто через двадцать лет своего служения среди людей остаётся более живым, чем раньше, обязан только всё возрождающему Духу Святому» (стр. 343).

Верный проповедник должен быть готов во время и не во время, когда удобно и когда неудобно, когда это приносит удовлетворение и когда нет, когда с человеческой точки зрения это кажется уместным и когда нет. Его провозглашение Божьего Слова не должно диктоваться народной культурой и уместностью, традицией, уважением в обществе (или даже в церкви), но исключительно наказом Господа.

Из следующих трёх повелений – обличай, запрещай, увещевай – первое и второе носят отрицательный характер, а третье – положительный.

«Обличай» и «запрещай» очень близки по значению и являются третьим и четвёртым глаголами в повелительном наклонении в этом отрывке. Павел только что провозгласил, что всё Писание «полезно для… обличения» (3:16). Как отмечалось в предыдущей главе Толкования, элегмос (обличение) несёт в себе идею исправления недостойного поведения или ложного учения. Обличение больше имеет дело с воздействием на разум, помогая человеку понять, что то, чему он верит, или то, что он делает, – неверно. Глагол «запрещай» (перевод греческого слова эпитимесон, означающего также «порицать» или «упрекать»; примечание переводчика) как бы имеет дело с сердцем, с приведением человека к осознанию своей вины. Обличать – значит опровергать ошибку или неправильное поведение с помощью точного библейского аргумента; запрещать, или порицать – это остановить ошибающегося человека, привести его к покаянию. Первый глагол обнаруживает греховность проступка, в то время как второй обнаруживает греховность грешника.

Первое обращение Евангелия отражает это обличение, призывая людей покаяться в грехах. Приготовляя путь Мессии, Иоанн Креститель объявляет: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 3:2). Он проповедовал не только против греха в целом, но и против конкретных грехов конкретных людей. «Ирод же четвертовластник, обличаемый от него [Иоанна Крестителя] за Иродиаду, жену брата своего, и за всё, что сделал Ирод худого, прибавил ко всему прочему и то, что заключил Иоанна в темницу» (Лук 3:19-20).

Как и Иоанн Креститель, Иисус начал Своё публичное служение с призыва к грешникам покаяться. После того, как Он крестился от Иоанна и провёл сорок дней и ночей в пустыне, где был искушаем сатаной, «Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 4:17). Хотя Иисус несколько раз упоминал о Божьей любви, Он никогда не проповедовал на эту тему. Но Он произнёс бесконечное множество проповедей о Божьем осуждении греха, о Его суде над грешниками и о необходимости покаяния грешника. Нераскаявшийся грешник не имеет никакой надежды на любовь Божью, потому что Божья любовь неотделима от Его святости и справедливости. Человек, который отказывается очиститься от своего греха посредством благодати Божьей, не имеет никакой надежды быть принятым на небеса Его любовью.

Сразу после проповеди Петра в день Пятидесятницы его слушатели «умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа» (Деян. 2:37-38).

Постоянная обязанность проповедника – разоблачать, обличать и запрещать грех. Грех – это то, что полностью отделяет неверующих от Бога и временно отделяет верующих от близкого общения с их Господом. Поэтому Павел советовал верующим в Ефесе: «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Ефес. 5:11).

Он предупреждал Тита о тех грешниках, которые проникают в церковь: «Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти… По сей причине обличай их строго, дабы они были здравы в вере» (Тит. 1:10-11, 13).

Грех следует обличать и среди верующих. В своём Первом Послании к Тимофею Павел повелевал: «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели» (1 Тим. 5:20).

Затем Павел даёт Тимофею положительное повеление увещевать (от греческого слова паракалео). Это распространённое в Новом Завете слово, значение которого колеблется в пределах от простого зова до увещевания кого-либо, и именно это значение имеется в виду в данном контексте. Оно также несёт в себе идею ободрения. После обличения и порицания непослушных верующих, вверенных его заботе, верный проповедник должен в любви идти с ними бок о бок и побуждать их к духовному росту.

В таком духе сам Павел пас вверенных его заботе. Он напоминал верующим в Фессалониках: «Потому что вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Своё Царство и славу» (1 Фес. 2:11-12; ср. Кол. 1:28). Ниже в этом Послании он советует верующим поступать так, как поступал он: «Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем» (1 Фес. 5:14).

Важно не только то, что говорит и делает проповедник, но и то, как он говорит и делает. Он должен обличать, запрещать и увещевать со всяким долготерпением. Макротуме (долготерпение) буквально означает «пребывать под» и поэтому часто переводится как «терпение» (например, Лук. 21:19; 2 Кор. 6:4; Иак. 1:3) или глаголом «переносить» (например, Иак. 1:12; 1 Пет. 2:19). Но здесь Павел говорит конкретно о долготерпении к людям, к пастве, которая, по-видимому, упрямо упорствовала и противилась увещеваниям пастора. Но пастырь не должен раздражаться или гневаться, помня, что Великий Пастырь, наш наивысший образец долготерпения, тоже спросит с него строго, но с любовью и терпением. Павел предупреждал верующих в Риме: «Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» (Рим. 2:3-4). Если совершенный Сын Божий настолько добр, воздержан и терпелив с грешниками, то насколько больше Его народ обязан проявлять такое же отношение?

Дидахе (назидание), хотя и упоминается в конце стиха, является основополагающим для проповеди, обличения, запрета и увещевания. Только внимательно обучая Слову, пастор может успешно осуществить эти задачи. Неверующий не придёт к осознанию своего греха и не спасётся без назидания из Слова Божьего о своём погибшем состоянии и нужде в спасающей вере в Иисуса Христа. Как впрочем и верующий не придёт к осознанию своего греха, не покается и не будет восстановлен без действия Слова в его сердце.

Любое служение или христианский труд может быть духовно эффективным и угодным Господу исключительно благодаря авторитету и силе самого Писания, разъяснённого и применённого Святым Духом, а не благодаря личному авторитету или убедительности проповедника, как бы хорошо он ни знал Писание или каким бы одарённым он ни был. Во 2 Тим. 4:2 Павел по существу повторяет то, что он только что высказал, а именно, что «всё Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (3:16-17).

СРОЧНОСТЬ ПОРУЧЕНИЯ

Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. (4:3-4)

После призыва к Тимофею проповедовать и учить на высоком качественном уровне Павел теперь уведомляет его о противостоянии, с которым он, в конце концов, столкнётся из-за проповеди и учения. Второй раз в этом Послании (см. 3:1-5; ср. 1 Тим. 4:1-3) Апостол Павел пророчествует о последнем времени, говоря, что будет время, когда здравого учения принимать не будут.

Возможно, это относится к неверующему миру, который по своей природе противится Божьей истине (ср. 1 Кор. 2:14; 2 Кор. 4:4). Но ссылка Апостола Павла на то, что будет время, предполагает изменение намерений от принятия однажды до непринятия. То есть здесь подразумеваются неверующие, которые становятся номинальными верующими в церкви, исповедание веры которых носит внешний характер. Это люди с каменными сердцами, в которых семя Божьего Слова не приносит плода. Говоря словами притчи Иисуса, семя сразу же всходит в их жизни, но так как в них нет глубокой веры, то нет и духовного корня. Поэтому, испытанное жарой нечестивого мира, их поверхностное исповедание, будучи «опалено», быстро засыхает (Матф. 13:5-6). Это описывает срочность поручения Тимофея: многие номинальные верующие в церкви в Ефесе, очевидно, пришли бы к отвержению его верной проповеди Слова согласно схеме, повторяющейся на протяжении веков.

Кайрос означает не хронологическое, а эпохальное время, период времени или эпоху. Это же самое слово Павел использует в предыдущей главе в связи с «временами тяжкими», которые наступят «в последние дни», и, без сомнения, относится к этому же периоду времени, что и здесь.

Иисус делал подобное предупреждение в начале Своего служения:

Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби. Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками… Предаст же брат брата на смерть, и отец – сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Моё; претерпевший же до конца спасется (Матф. 10:16-18, 21-22).

Ближе к концу Своего служения, когда Он участвовал в последней вечере со Своими учениками, Иисус Христос опять предупреждал: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы своё; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Моё слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Моё, потому что не знают Пославшего Меня… Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились. Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Иоан. 15:18-21; 16:1-2).

Из-за того, что ожидало Тимофея впереди, необходимость в его бесстрашной, бескомпромиссной проповеди Слова стала ещё более настоятельной. Не за горами было то время, когда у него будет меньше и меньше возможности для проповеди, меньше и меньше откликов на истину, которую он провозглашал.

Анехо (принимать) имеет основное значение «поддерживать или держаться», особенно перед лицом трудности, и также может переводиться как «терпеть». Многие люди в ефесской церкви будут становиться нетерпимыми к настоящему слову, к здравому учению и к его проповеди Тимофеем. «Здравое» – это перевод глагола гугиайно, что означает «быть здоровым», и именно от этого слова произошло производное «гигиена». В истории с блудным сыном это слово переводится как «здоровый» (Лук. 15:27). Тимофей должен будет столкнуться с растущим противлением духовно здравому и насыщающему учению, которое было истинным Словом Божьим, – с противлением «священным писаниям» (3:15), богодухновенному «Писанию» (ст. 16).

В своём 1-м Послании Павел напоминает Тимофею о людях «беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешниках, развратных и оскверненных, человекоубийцах, блудниках, мужеложниках, человекохищниках… лжецах, клятвопреступниках», которые живут «противно здравому учению» (1 Тим. 1:9-10). Здравое учение неприемлемо и невыносимо для тех, кто упорно продолжает грешить, потому что здравое учение является жгучим упрёком нечестивой жизни. Те, кто живёт вразрез со здравым учением, негодуют и противятся здравому учению.

Ниже в этом Послании Апостол Павел повелевает: «Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Христа и учению о благочестии, тот горд, ничего не знает, но заражен страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения. Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка» (1 Тим. 6:3-5). Перед лицом именно этой опасности, в начале этого Послания Павел увещевает Тимофея: «Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе. Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас» (2 Тим. 1:13-14; ср. Тит. 1:9, 13; 2:8).

После того, как Господь спросил Исаию: «Кого Мне послать? и кто пойдет для Нас?», пророк ответил: «Вот я, пошли меня!» (Ис. 6:8). Но Бог предупредил своего добровольного вестника, что народ, Его собственный избранный народ «слухом [услышит] – и не [уразумеет], и очами смотреть [будет] – и не [увидит]», что «огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ис. 6:9-10).

Тимофей должен был вскоре столкнуться с подобной перспективой. Чем вернее он будет провозглашать Божье Слово, тем более неверными окажутся некоторые люди в церкви.

Такая ситуация складывается во многих церквях и сегодня. Даже в церквях, которые когда-то были истинно евангельскими, где Библия была Божественной меркой для веры и жизни, сегодня Слово Божье компрометируется. Иногда оно лишается своего ясного значения или низводится на второе место по авторитетности после личных «откровений», претендующих на то, что они от Бога. Во многих церквях, которые когда-то проповедовали здравое учение, грехи, которые Божье Слово неоднократно и явно осуждает, рекламируются, как приемлемые. Женщины рукополагаются на служение, которое Библия предназначает мужчинам, а радикальные феминистки даже отрицают представление о Боге как о Небесном Отце. Гомосексуалисты не только радушно принимаются в церковное братство без обличения или покаяния, но даже приглашаются за кафедру.

Вместо того чтобы принять здравое учение, такие церкви неистово отвергают его и по своим прихотям предпочитают небиблейские представления, которые льстили бы слуху, поднимали бы уровень их комфортности, оправдывали бы их грехи или смотрели бы на них сквозь пальцы. Они также отвергают, как не имеющего любви, всякого, кто осмеливается спросить с них в соответствии с доктринальными положениями и моральными нормами, которые они считают старомодными и неуместными. Следовательно, проповедник, которого они меньше всего желают слышать, несёт им Весть, в слышании которой они нуждаются больше всего.

Не удивительно, что такие лжехристиане будут избирать себе нечестивых учителей по своим нечестивым прихотям. Известный библейский богослов Марвин Винцент писал проникновенно: «Если люди желают тельца для поклонения, легко находится служитель, создающий тельцов» (Word Studies in the New Testament, vol. 4 [New York: Scribner’s, 1904], 321).

Эта печальная истина подтверждалась на протяжении всей истории Израиля. Через Иеремию Господь сокрушался: «Изумительное и ужасное совершается в сей земле: пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их, и народ Мой любит это» (Иер. 5:30-31; курсив добавлен). Немного позже Господь говорил Иезекиилю: «И они приходят к тебе, как на народное сходбище, и садится перед лицем твоим народ Мой, и слушают слова твои, но не исполняют их; ибо они в устах своих делают из этого забаву, сердце их увлекается за корыстью их. И вот, ты для них – как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твои, но не исполняют их» (Иез. 33:31-32; курсив добавлен). Очевидно, этот пророк был прекрасным оратором, которого люди любили слушать исключительно за его впечатляющее красноречие. Но они полностью отвергали то, что он говорил, а вместо этого были полны решимости сделать из услышанного «забаву» и преследовать свою «корысть». Они не были заинтересованы научиться истине, но были во многом как «афиняне… все и живущие у них иностранцы», которым Павел проповедовал Евангелие в Афинах, и которые «ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое» (Деян. 17:21).

Именно своеволие Адама и Евы, их прихоти привели к грехопадению, и именно это естественно передаваемое своеволие управляет их потомками с тех пор. Именно для удовлетворения своих собственных прихотей так много людей сегодня стекаются к проповедникам, которые предлагают Божьи благословения без Его прощения, Его спасение без их покаяния, принятие Его как Спасителя, но не как Господа. Неспасённые люди «[подавляют] истину неправдою», потому что любят «нечестие и неправду» (Рим. 1:18), что обнаруживает их прихоти. Поступая так, они отвращают слух от истины.

Глагол «отвратят»апострефо означает «заставить отвратить» и стоит в активном залоге. «Обратятся» происходит от родственного эктрепо, которое означает «вынудить обратиться» и стоит в пассивном залоге. Этот стих, следовательно, можно буквально перевести: «И заставят себя отвратить свои уши от истины, и будут вынуждены обратиться к басням». Эктрепо иногда использовался как медицинский термин и имел отношение к вывихнутому суставу. Ум и сердце тех, кто отвергает Божью истину, становится, так сказать, духовно вывихнутым, выбитым из суставов. Павел употребил этот же глагол в своём Первом Послании к Тимофею по отношению к тем, кто «уже совратились вслед сатаны» (1 Тим. 5:15; курсив добавлен).

«Если же и закрыто благовествование наше, – объясняет Апостол Павел церкви в Коринфе, – то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого» (2 Кор. 4:3-4). Когда сознательно отвергается Божья истина, неизбежно принимается ложь сатаны, хотя часто и неосознанно. Другими словами, преднамеренное отвержение Божьей истины делает человека уязвимым перед баснями сатаны.

Многие церкви сегодня переполнены людьми, которые хотят, чтобы их слуху льстили баснями о поверхностной вере, а также различными вариациями на тему эгоизма и так называемого позитивного мышления. Они приходят, чтобы насытить своё «я» и услышать одобрение своим грехам, а не очистить свои сердца и спасти свои души. Они хотят только чувствовать себя хорошо, а не стать хорошими. Прискорбно то, что такие басни служат религиозной изоляции людей от истинного Евангелия и уводят их ещё дальше от Господа.

ПОЗИЦИЯ ПОРУЧЕНИЯ

Но ты будь бдителен во всём, (4:5а)

Верный проповедник должен быть бдителен во всём. «Будь бдителен», шестой глагол в повелительном наклонении в этом отрывке, происходит от слова нефо, которое буквально означает «не быть под воздействием опьяняющих напитков». Однако, здесь оно употребляется метафорически и означает «быть уравновешенным, рассудительным и держать себя в руках». В более широком значении оно включает в себя такие понятия, как быть решительным, непоколебимым, стойким.

Бдительный проповедник – как прилежный атлет, который «воздерживается от всего», который, как Павел, бежит «не так, как на неверное», боксирует «не так, чтобы только бить воздух», но усмиряет своё тело и порабощает его, чтобы «проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1 Кор. 9:25-27). В гуще изменяющегося мира, изменяющейся церкви и даже изменяющегося Евангелия – которое, в действительности, не Евангелие, а извращение благовествования Христова (Гал. 1:7; ср. 2 Кор. 11:4) – он остаётся преданным неизменной истине Божьего Слова.

Верный проповедник отказывается быть приверженцем человеческих учений или идти на компромиссы, льстить слуху и угождать людям, а не Богу. Он может заявить вместе с Павлом: «Ибо в учении нашем нет ни заблуждения, ни нечистых побуждений, ни лукавства; но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши. Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти» (1 Фес. 2:3-5). Он также мог сказать с Апостолом: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое» (Гал. 1:10-11), «ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа» (2 Кор. 4:5).

ЦЕНА ПОРУЧЕНИЯ

переноси скорби, (4:5б)

Седьмое повеление Павла Тимофею было переносить скорби. Глагол какопатео (переноси скорби) буквально означает «страдать от бедствий» и использовался Павлом раньше в этом Послании для описания своих собственных страданий за Господа (2:9). Несколькими стихами раньше Апостол использовал родственный глагол, когда просил Тимофея: «Переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа» (2:3). В то время, когда Павел писал эти слова, он «уже [становился] жертвою» (4:6). За годы служения он перенес много скорбей:

Я… был… безмерно в ранах… многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11:23-27).

И не только это, но «кроме посторонних приключений» он переносил «ежедневно стечение людей, [заботу] о всех церквах» (ст. 28).

Нет такого понятия, как верное служение, которое ничего не стоит. Безболезненное служение – это поверхностное и бесплодное служение.

Автор Послания к Евреям (возможно, это был не Павел) также знал и любил Тимофея. Он радовался, «что брат наш Тимофей освобожден, и я вместе с ним, если он скоро придет, увижу вас» (Евр. 13:23). Так как Послание к Евреям, вероятно, было написано вскоре после Второго Послания к Тимофею, молодой пастор Тимофей, возможно, был арестован и заключён в тюрьму, когда нёс служение в Ефесе, вскоре после того, как получил это Послание. Время переносить скорби в служении Господу быстро наступило и для него (ст. 3).

СТЕПЕНЬ ПОРУЧЕНИЯ

совершай дело благовестника, (4:5в)

Пойэо (совершай) – это восьмое повеление, которое Павел даёт Тимофею. Существительное еуангелистес (благовестник) употребляется вНовом Завете только трижды и в каждом случае в связи с конкретной должностью в служении. В своём Послании к церкви в Ефесе Павел говорит, что Христос «поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями» (Ефес. 4:11). Единственный человек, конкретно названный евангелистом, – это Филипп (Деян. 21:8), который был среди первых диаконов, избранных церковью (6:5), и был использован Господом, чтобы привести к спасению Ефиопского вельможу, когда тот возвращался с поклонения в Иерусалиме (8:26-38).

Но его родственный глагол еуангелизо (благовествовать) и сложные глаголы с его участием используются 54 раза, а существительное еуангелион (Евангелие, Благая весть) используется 76 раз. Оба эти слова употребляются не только по отношению к евангелистам, но и в связи с призванием каждого христианина свидетельствовать о Христе, а также в связи с обязанностью каждого проповедника и учителя провозглашать Благую весть спасения.

Поэтому важно отметить, что Павел не называет Тимофея благовестником, но, скорее, призывает его совершать дело благовестника. Другими словами, провозглашение Евангелия было важной частью, но не единственным служением Тимофея. Когда он проповедовал, учил и нес попечение о тех, кто уже принадлежал Господу, он также должен был обличать и погибших, в частности, номинальных христиан внутри церкви, которые нуждались в Спасителе.

Важно также отметить, что цель благовестия – благовествует ли рядовой христианин своему соседу или пастор неспасённым людям в собрании, или благовестник общей аудитории, – помочь неверующим осознать свою греховность и гибельность и принять Иисуса Христа, как единственного Спасителя и Господа. Любые человеческие манипуляции в этом процессе, независимо от того, какими бы добрыми ни были намерения, всегда становятся барьером для подлинного обращения к Богу.

ЦЕЛЬ ПОРУЧЕНИЯ

исполняй служение твое. (4:5г)

И наконец, Тимофей должен был исполнять уникальное служение, данное ему Господом. Плерофорео (исполняй) – это девятое и последнее повеление, основное значение которого – давать в полной мере или привести к завершению. В связи с работой человека оно также несёт идею рвения и искренности.

Именно таким образом Павел сам стремился исполнить своё служение. Он уверял собрание в Колоссах:

Церковь, которой сделался я служителем по домостроительству Божию, вверенному мне для вас, чтобы исполнить слово Божие, тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его, Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно (Кол. 1:25-29, курсив добавлен; ср. 1 Кор. 9:24-27).

Апостол хотел, чтобы и Тимофей однажды мог сказать то, что он сам собирался сказать: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил» (2 Тим. 4:7).

Триумфальная эпитафия Павла

Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его. (4:6-8)

Последние слова умирающих обычно лишены лицемерия и отражают их истинные убеждения и чувства. Наполеон на своём смертном одре сказал: «Я умираю преждевременно; моё тело будет возвращено земле, чтобы стать пищей для червей. Такова участь скоро ожидает великого Наполеона». Всемирно известный индусский лидер Ганди незадолго до своей смерти признался: «Мои дни сочтены. Я скорее всего долго не проживу – возможно год или немного больше. Первый раз за пятьдесят лет я нахожусь в топи уныния. Всё вокруг меня – тьма. Я молюсь о свете». Французский государственный деятель девятнадцатого столетия Талейран написал следующие слова на клочке бумаги и положил его на ночном столике возле своей кровати: «Вот, прошло восемьдесят три года! Сколько забот! Сколько волнений! Сколько тревог и вражды! Сколько печальных последствий! И всё это кончается сильной усталостью разума и тела, глубоким чувством отчаяния относительно будущего и тревоги о прошлом!»

Насколько отличаются от них слова Павла, когда он приближается к концу своей земной жизни. Они являются триумфальной эпитафией. Спустя тридцать лет после встречи с Христом на дороге в Дамаск он ни о чём в своей жизни не жалеет и ни в чём не раскаивается. В кратких словах, вдохновлённых Святым Духом, он не только утверждает свою собственную победу, но также действенно побуждает каждого верующего жить и верно служить Иисусу Христу.

Как уже неоднократно отмечалось раньше, когда Павел писал это Послание, чистое Евангелие во многих церквях было подвержено пагубному влиянию компромисса и лжи. Нечестивые учителя искажали истину и были причиной тому, что многие номинальные христиане отступали «от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1 Тим. 4:1). Многие истинные верующие терпимо относились к нечестивым поступкам в Теле Христовом и в своей жизни, заботясь больше об угождении себе и другим людям, чем Богу.

Апостол Павел знал, что его нынешнее тюремное заключение будет последним, и закончится оно мученической смертью. Это было тяжёлое для него время не из-за его собственных физических трудностей, а из-за духовных трудностей многих верующих, которым он отдал своё сердце и свою жизнь. Павел особенно беспокоился за Тимофея из-за проблем с ложным учением и ложью в жизни, с которыми Тимофей столкнулся в церкви в Ефесе, и из-за проблем, связанных с робостью и опасением, с которыми он сталкивался в личной жизни. Снова и снова в своих Посланиях к Тимофею он призывал его к мужеству, постоянству, верности и к противостоянию нападкам зла и заблуждений силой Божьего Слова. Говоря словами одного богослова шестнадцатого века, Павел «слагал своё оружие, чтобы Тимофей мог его поднять». Он хотел, чтобы его сын в Господе мог однажды написать похожую эпитафию о себе.

Однако, несмотря на сильную тревогу за церковь и за Тимофея, последние слова Апостола отражают глубокое спокойствие, которое приходит только от твёрдой уверенности в Господе.

Хотя Тимофей и не обладал таким духовным ростом как Павел, он, тем не менее, был в чудесно избранной группе Божиих святых. В некоторой степени он был преемником Павла так же, как Иисус Навин был преемником Моисея. «По смерти Моисея, раба Господня, Господь сказал Иисусу, сыну Навину, служителю Моисееву: Моисей, раб Мой, умер; итак встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым» (И. Нав. 1:1-2). Он также был благословлён как Елисей, на которого была возложена не только милоть Илии, но и его дух (4 Цар. 2:12-15).

В этом отрывке Павел исследует свою жизнь с трёх сторон. В 6 стихе он смотрит на конец своей земной жизни и служения и объявляет, что он готов. В 7 стихе он смотрит на своё прошлое и объявляет, что он был верен. В 8 стихе он смотрит в будущее и предвкушает небесную славу и награду.

НАСТОЯЩЕЕ: КОНЕЦ, К КОТОРОМУ ОН ГОТОВ

Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. (4:6)

Фраза «ибо я», как и фраза «но ты» в начале предыдущего стиха, носит подчёркнутый характер. Так как служение Павла должно было вот-вот закончиться, для Тимофея была особая срочность совершать своё служение непоколебимо.

«Становлюсь жертвою» – это образ жертвенного возлияния, взятый из ветхозаветной системы жертвоприношений. Как было заповедано в книге Чисел, народ Израиля, а также язычники, живущие среди них, должны были сначала принести в жертву всесожжения одного из предписанных животных, затем хлебное приношение и, наконец, вино для возлияния (15:1-10). Когда Павел писал Тимофею, он уже становился жертвою, последним приношением Господу, Который пожертвовал Собой ради Апостола и ради всех людей во все века. И как он предоставил себя Господу «в жертву живую, святую, благоугодную Богу» (Рим. 12:1), когда был жив, теперь он предоставлял себя Господу в своей смерти. Он «[был] служителем Иисуса Христа у язычников и [совершал] священнодействие благовествования Божия, дабы сие приношение язычников, будучи освящено Духом Святым, было благоприятно Богу» (15:16).

Говоря о своей смерти как о жертвенном возлиянии, Павел, возможно, также имел в виду тот вид казни, который ему предстояло претерпеть. Так как римские граждане не могли быть распяты, он знал, что его скорее всего обезглавят, буквально пролив его кровь за Господа. Пятью годами раньше он написал верующим в Филиппах: «Но если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам» (Фил. 2:17).

Боевые шрамы – это признак верного воина, и Павел имел их в изобилии. Он был «безмерно в ранах… пять раз дано [ему] было по сорока ударов без одного… его били палками». Как минимум, однажды его побили камнями, три раза он терпел кораблекрушение. Он «ночь и день пробыл во глубине морской», был «в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2 Кор. 11:23-27). Но наивысший признак верного воина – отдать свою жизнь в битве; и Апостол был готов это подтвердить.

Он всегда был готов принести самую большую жертву, но сейчас возможность вот-вот должна была превратиться в реальность: «Время моего отшествия настало». В 3 стихе кайрос означает не хронологическое время, а эпохальное. Апостол Павел говорил о заключительном периоде своей жизни и служения, а не о последних часах или днях. Он, очевидно, ожидал, что проживёт ещё несколько месяцев до своего отшествия, потому что просил Тимофея: «Принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные» (ст. 13), и «постарайся придти до зимы» (ст. 21). Он утешался в надежде ещё раз увидеть Тимофея с глазу на глаз до того, как умрёт.

Когда Апостола в первый раз привезли в Рим для судебного разбирательства, никого из его верующих друзей с ним не было (ст. 16). Этот великий муж Божий был духовным предтечей, прямо или косвенно, вероятно, большей части искупленных душ в языческом мире. Но в то время, когда он лично находился в крайней нужде, он в одиночестве сидел в тёмной, грязной тюрьме, ожидая вынесения Нероном смертного приговора. Он не ожесточился, но, как его Господь, молился за своих гонителей, чтобы их несправедливость «не [вменилась] им» (ст. 16). «Господь же предстал мне и укрепил меня, – утверждал он, – дабы через меня утвердилось благовестие и услышали все язычники; и я избавился из львиных челюстей. И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства» (ст. 17-18).

«Настало» – перевод глагола эфистеми в усилительном перфекте, указывающий, что время отшествия Павла пришло, но оно имеет продолжительное воздействие. Тучи смерти пришли и нависли над ним.

Но для Павла они не были мрачными тучами, потому что смерть не представляла для него никакой опасности. Как и Пётр, он рассматривал смерть просто как оставление своей храмины (2 Пет. 1:14). Это был переход от требовательной и тяжёлой жизни на земле к бесконечно славной жизни мира и покоя, которая наступит, когда он навсегда соединится с Господом.

«Отшествие» – от слова аналусис, которое имеет множество значений. Уильям Баркли объясняет четыре из этих значений, каждое из которых рисует живую картину того, как Апостол понимал свои последние дни:

(а) [Это слово] имеет значение выпрягать животное из оглобель или дышла телеги или плуга. Смерть была для Павла отдыхом от работы…

(б) Оно имеет значение освобождения. Он выходил из тесной римской тюрьмы в сияющую свободу райских садов.

(в) Оно имеет значение ослабить верёвки натянутой палатки. Для Павла опять наступило время сворачивать лагерь, собираться в путь. Он прошёл много дорог по Малой Азии и Европе. И вот теперь он отправлялся в своё последнее и величайшее путешествие, он выходил на дорогу, ведущую к Богу.

(г) Оно имеет значение отдавать швартовые канаты судна. Много раз покидал корабль Павла гавань и уходил в открытое море, и вот теперь корабль его выходил в самое безбрежное море, и поднимал паруса, чтобы пересечь море смерти и прибыть в небесную гавань. (Уильям Баркли, «Толкование Посланий к Тимофею, Титу и Филимону», ВСБ, 1983, стр. 229).

Для христианина смерть – это обмен тягот земной жизни на вечную радость небес (ср. Фил. 1:21).

Павел умер не так, как Наполеон, Ганди, Талейран или любой другой человек, не знающий Христа, каким бы успешным и признанным он ни был. Апостол встретил своё отшествие без чувства пустоты, безнадёжности или отчаяния, но с Божественной уверенностью, что его настоящая жизнь вот-вот должна начаться. Он встретил земную смерть без страха, точно так, как без страха смотрел в лицо земной жизни. Так как он верно пребывал в воле полновластного Бога, он мог вторить словам Иисуса: «Никто не отнимает [Мою жизнь] у Меня, но Я Сам отдаю её» (Иоан. 10:18). Как заповедал Господь Иисус Христос, Павел взял свой крест и никогда не оставлял его, определённо зная, что «надо, чтобы это тленное естество облеклось в нетление, и это смертное естество облеклось в бессмертие. Когда же это тленное естество облечётся в нетление, и это смертное естество облечётся в бессмертное», тогда он возликует с Исаией о том, что «поглощена смерть победою», и воскликнет с Осией: «Смерть! где твоё жало? ад! где твоя победа?» (1 Кор. 15:53-55; ср. Ис. 25:8; Ос. 13:14).

ПРОШЛОЕ: ПУТЬ, КОТОРОМУ ОН БЫЛ ВЕРЕН

Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; (4:7)

Дальше Павел размышляет о своей жизни и служении с момента спасения. Это была жизнь, каждый вздох и мгновение которой прошло в служении Господу, жизнь, в которой никакая жертва не была слишком большой, и никакое обязательство не было слишком трудным.

Возможно, Теодор Рузвельт помнил об этом стихе, когда писал:

Не критик имеет значение и не человек, который указывает на ошибки сильного человека или на то, где исполнитель действия мог бы поступить лучше. Честь принадлежит тому человеку, который сражается на арене, лицо которого искажено пылью, потом и кровью, который храбро борется, который ошибается, снова и снова уступает, потому что нет попыток без ошибок и недостатков; кто на самом деле пытается сделать дело; кому знакомы великий восторг, великая преданность и кто тратит себя на стоящее дело; кто в самом худшем случае, если терпит неудачу, по крайней мере терпит, отважившись на многое.

Гораздо лучше замахиваться на великое, одерживать славные победы, даже если им препятствуют неудачи, чем занимать место рядом с теми убогими душами, которые не радуются и не страдают сильно, потому что живут в серых сумерках, не зная ни побед, ни поражений (Из речи о деятельной жизни, Клуб Гамильтон, Чикаго, 10 апреля 1899 года).

Павел прожил свою жизнь, совершая великие дела силою Бога. Глаголы «подвизался», «совершил», «сохранил» (как глагол «настало» в конце 6 стиха) – это перевод греческих глаголов, стоящих в усилительном перфекте, означающих завершённое действие, которое имеет продолжительный результат. Павел не жалел ни о чём, у него не было чувства, что что-то осталось неосуществлённым или незавершённым. После того, как Господь взял на Себя руководство, он жил жизнью сполна. Всё, к чему Господь его призвал и что дал ему возможность сделать, он сделал. Не может быть большего удовлетворения – и, определённо, более славного завершения христианской жизни, – чем знать, как он знал, что ты полностью исполнил всё, к чему призвал тебя Господь. Именно об этом Павел просил Тимофея: «Исполняй служение твоё» (ст. 5).

Мы не можем не интересоваться, как и нам прожить жизнь таким образом. Как Апостол Павел мог так заявлять? Что побуждало его к удивительной духовной верности и достижениям? Он сам даёт ответ в трёх коротких предложениях в 7 стихе.

В этом стихе выражены или подразумеваются пять принципов, которые были основополагающими в жизни и служении Павла. Во-первых, он понимал, что находится в состоянии духовной борьбы. «Подвизался» – от глагола агонизомай, а «подвиг» – от родственного существительного агон. Как можно догадаться, они являются источником таких слов, как «агонизировать» и «агония». В новозаветные времена оба слова обычно использовались по отношению к соревнованиям атлетов, в частности, к массовым играм, таким как знаменитые греческие Олимпиады, которые возникли несколько столетий раньше. Эти слова также использовались и по отношению к другим видам борьбы, где требовались большие усилия и много энергии, физической или духовной.

Павел использовал эту же фразу в своём Первом Послании к Тимофею, увещевая его «[подвизаться] добрым подвигом веры» (6:12). Он напоминал коринфским верующим, что «каждый подвизающийся [агонизомай] воздерживается от всего: те, чтобы получить венец тленный, а мы – нетленный» (1 Кор. 9:25; Новый перевод с греческого подлинника). Тот же глагол (выделенный курсивом в следующих ссылках) употреблял Иисус, призывая людей «[подвизаться] войти сквозь тесные врата» (Лук. 13:24). В своём Послании к церкви в Колоссах Павел свидетельствовал: «Для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно» (Кол. 1:29), и хвалил Епафраса «[раба] Иисуса Христа, всегда [подвизающегося] за вас в молитвах, чтобы вы пребыли совершенны и исполнены всем, что угодно Богу» (4:12). Мы должны «[трудиться] и поношения [терпеть]», – говорит он, – потому «что уповаем на Бога живого, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных» (1 Тим. 4:10).

Верная и плодотворная христианская жизнь – это просто-напросто жёсткая, неустанная борьба «против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Ефес. 6:12). Комментируя этот стих, Уильям Хендриксен пишет:

Это была битва против сатаны; против начальств и властей, против мироправителей тьмы поднебесной; против пороков и насилия евреев и язычников; против иудаизма среди галат; против фанатизма среди фессалоникийцев; против раздоров, блуда и тяжб среди коринфян; против зарождающегося гностицизма среди ефесян и колоссян; против внешних баталий и внутренних страхов; и последнее, но не менее важное, против закона греха и смерти, действующего внутри его собственного сердца (New Testament Commentary: Exposition of the Pastoral Epistles [Grand Rapids: Baker, 1965], 315).

Верный христианин постоянно сражается с плотью, грехом, невежеством и ленью. Он даже должен бороться с искушением делать то, что само по себе хорошо, вместо того, что во много раз важнее. Каждый день возникают новые фронты, на которых идёт борьба.

Во-вторых, Павел осознавал, что дело, которому он неотступно следовал, было благородным. У него было возвышенное чувство преданности Божественному делу, которое было доверено ему. Он подвизался подвигом добрым. Калос (добрый) означает нечто, чему присуща доброта, нечто доброе само по себе, без всяких оговорок. Это слово употреблялось по отношению к тому, что обладает врождённой, подлинной красотой, а также к тому, что полностью соответствует своей основной природе и назначению. В других местах Нового Завета оно используется по отношению ко многим подобным вещам. В Евангелии от Матфея оно употребляется по отношению к доброму плоду (3:10), хорошему дереву (12:33), доброй земле (13:8) и хорошей рыбе (13:48). Павел употребляет его по отношению к Божьему закону (Рим. 7:16) и ко всему Его творению (1 Тим. 4:4).

Апостол был крайне потрясён тем, что многие верующие «ищут своего, а не того, что угодно Иисусу Христу» (Фил. 2:21). Совершенно иначе относился он к своим религиозным заслугам, почитая их за сор (Фил. 3:4-7), и всё почитал «тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и всё почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (ст. 8). Ничто не имело значения, кроме дела Христа.

Апостолу было очень приятно, что он мог сказать: «[Тимофей] делает дело Господне, как и я» (1 Кор. 16:10). Несмотря на свои ограничения, этот молодой служитель следовал по стопам Апостола, самоотверженно трудясь, отдавая себя на дело Христа, верно провозглашая божественное «слово примирения» (2 Кор. 5:19).

Христиане спасены не просто ради них самих или в основном ради них самих. Мы, в первую очередь, спасены для славы Божьей и чтобы исполнить Его святое призвание быть Его свидетелями для неспасённого мира (Матф. 28:19-20; 2 Тим. 1:9; Евр. 3:1). Этот благороднейший из призывов к благороднейшему из всех дел должен вдохновлять каждого верующего «[искать] прежде Царства Божия и правды Его» (Матф. 6:33). Он должен побуждать нас отдать все дары и таланты, всё время и возможности, все наши средства и энергию пожизненному служению по воле и в силе нашего Господа.

В-третьих, Павел осознавал, что необходимо избегать отклонений, быть дисциплинированным, чтобы держаться своего, Божественным образом определённого течения до самого конца. От нашего духовного рождения до того времени, когда Бог призовёт нас в Своё присутствие, это наша, Богом возложенная миссия.

Говорят, что Тед Уильямс, знаменитый игрок в бейсбол, имел такую способность концентрироваться, что когда он стоял с битой, его не могла отвлечь даже петарда, брошенная ему под ноги. В этот момент он не позволял ничему мешать его полной сосредоточенности. К такой степени самодисциплины в служении Господу должен стремиться каждый христианин. Автор книги Притч мудро увещевает: «Глаза твои пусть прямо смотрят, и ресницы твои да направлены будут прямо пред тобою. Обдумай стезю для ноги твоей, и все пути твои да будут тверды. Не уклоняйся ни направо, ни налево; удали ногу твою от зла» (Прит. 4:25-27).

«Течение» – от слова дромос, что буквально подразумевает бег на состязаниях, и метафорически оно использовалось как завершение жизненной карьеры, занятия или военной службы. В своей первой проповеди в синагоге в Антиохии Писидийской Павел вёл речь об Иоанне Крестителе, говоря: «При окончании же поприща [дромос] своего, Иоанн говорил: за кого почитаете вы меня? я не тот; но вот, идёт за мною, у Которого я недостоин развязать обувь на ногах» (Деян. 13:25). Используя то же самое слово для описания своего призвания, Апостол несколькими годами позже уверял пресвитеров из Ефеса: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще [дромос] моё и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20:24).

Автор Послания к Евреям предупреждает о двух главных препятствиях, которые неустанно грозят отвлечь верующих от Богом данного курса (течения). «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, – говорит он, – свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евр. 12:1; курсив добавлен).

Так как автор проводит различие между бременем и грехом, очевидно, что это не одно и то же. Бремя, само по себе, злом не является. Обычно, это что-то безобидное или даже стоящее. Оно становится опасным и вредным, когда мешает нашему служению Христу. Оно отягощает нас, когда мы бежим, оно отвлекает наше внимание, когда нам нужно сосредоточиться, оно смещает наше внимание с труда для Господа на что-то другое, и это лишает нас энергии, которая должна быть полностью посвящена Ему. Что-либо необязательное, имеющее место в нашей жизни, становится духовным препятствием. Павел называл это деревом, сеном, соломой (1 Кор. 3:12). Это не плохо, но оно имеет очень ограниченную ценность.

Вторая помеха, упоминаемая в Евр. 12:1, более очевидна и гораздо хуже. Грех не просто отвлекает от труда для Господа, но часто лишает нас уже достигнутого прогресса. Если грех чрезвычайно опасен, то Господь Сам удаляет нас с поприща, потому что наше свидетельство и эффективность подорваны (ср. 1 Кор. 11:30; 1 Иоан. 5:16). Великий Апостол хорошо понимал эту потенциальную угрозу своему служению. Он не имел страха перед такими вещами как «узы и скорби», стремясь «совершить поприще [своё] и служение, которое [он] принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20:23-24). Но он сильно беспокоился о том, чтобы не потерпеть неудачу или каким-то образом не сделать чего-то такого, за что Господь признал бы его недостойным его призвания. «И потому я бегу не так, как на неверное, – говорит он, – бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело моё, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1 Кор. 9:26-27).

Автор Послания к Евреям продолжает и указывает нам на единственную защиту от бремени и греха, а именно, «на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (12:2).

Даже после того, как Иисус поставил под сомнение любовь Петра и предупредил его о предстоящих печалях ради Евангелия, ученик не устремил свой взор на Господа. Вместо этого он проявляет любопытство по отношению к Иоанну, говоря: «Господи! а он что?», и получает ещё один упрёк: «Иисус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? ты иди за Мною» (Иоан. 21:22). Другими словами, если Господь допустит Иоанну жить до Второго пришествия, это не касается Петра. Пётр должен заботиться о своей собственной верности.

Известная поэма Киплинга «Заповедь» не относится к разряду христианских, но она показывает суть зрелой жизни, жизни, в которой всё имеет правильную перспективу и приоритеты.

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор вселенной,
Ималоверным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив.
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твоё же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен всё воссоздавать c основ…
Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой.
Будь прям и тверд c врагами и друзьями.
Пусть все в свой час считаются c тобой!
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег –
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

(Перевод М. Лозинского)

Четвёртый основополагающий принцип в жизни Апостола Павла – это осознание необходимости дорожить временем. Время отведено нам Богом, и никто из нас не знает, когда оно окончится. Жизнь каждого христианина течёт согласно Божественному расписанию и Божественным часам. Мы не знаем, как долго Он будет держать открытой дверь данной возможности или всего нашего срока служения. «Итак, смотрите, поступайте осторожно, – советует поэтому Павел, – не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Ефес. 5:15-16). Многое Бог даёт нам без ограничений – Свою любовь, благодать и многое другое. Но Его дар времени строго отмерен.

В 490 г. до Р.Х. афиняне выиграли решающую и убедительную битву над войском персидского царя Дария I на равнине близ маленькой прибрежной греческой деревни Марафон. Один из греческих воинов бежал без остановок от места сражения до Афин, чтобы сообщить о победе. Но он бежал с такой отдачей сил, что упал замертво у ног тех, кому доставил послание. Марафонский бег, который так популярен сегодня, назван в честь этой битвы. Он также является данью тому воину, так как длина дистанции основана на приблизительном расстоянии (более 42 километров), которое он пробежал, отдав последние силы за свою страну. Он совершил своё течение, и нет более благородной смерти для человека.

Пятый основополагающий принцип жизни и служения Павла – это осознание своего святого долга относительно Слова Божьего, господствующего над всем, что он говорил и делал. Мы все должны желать обладать правом сказать с честностью и искренностью Апостола Павла: «Веру сохранил».

«Сохранил» – от слова терео, которое несёт в себе идею «охранять, сторожить или беречь». Иисус трижды использовал это слово в Своей первосвященнической молитве. Он с любовью просил Своего Отца: «Соблюди их во имя Твоё, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы», напоминая Ему: «Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твоё; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб». А несколькими стихами ниже Он просит, чтобы Отец «сохранил их от зла» (Иоан. 17:11-12, 15, курсив добавлен; ср. 1 Иоан. 5:18). Иуда говорит о верующих, как о призванных, «которые освящены Богом Отцем и сохранены Иисусом Христом» (Иуд. 1, курсив добавлен).

По отношению к нам сохранение веры подразумевает «стараться сохранять единство духа в союзе мира» (Ефес. 4:3, курсив добавлен) и хранить «себя чистым» (1 Тим. 5:22). Используя другой глагол, но давая то же наставление, Павел поручает Тимофею хранить Слово Божье, которое было вверено ему (1 Тим. 6:20; 2 Тим. 1:14). Не взирая на препятствия и цену, мы должны хранить и провозглашать несметные сокровища Слова.

Первое требование к хранению этого сокровища – это признание того, что оно действительно является сокровищем. Рассказывают прекрасную и трогательную историю об одной маленькой французской девочке, слепой от рождения. После того как она научилась читать с помощью пальцев, её друг подарил ей экземпляр Евангелия от Марка, напечатанного шрифтом Брайля. Она так много читала эту книгу, что на пальцах образовались мозоли, и пальцы стали нечувствительными. Пытаясь вернуть чувствительность, она срезала кожу на кончиках пальцев. Ужасно, однако на месте мозолей образовались постоянные и ещё более лишённые чувствительности шрамы. Рыдая, она поцеловала книгу на прощанье, говоря: «Прощай, прощай, любимое слово моего небесного Отца». В этот момент она обнаружила, что её губы были даже чувствительнее её пальцев, и всю оставшуюся жизнь она читала своё великое сокровище губами. Если бы каждый христианин имел такую жажду к Слову Божьему!

В 1904 году Уильям Борден, член семейства Борден, производителей молочной продукции, закончил школу в Чикаго и как подарок в честь окончания школы получил путёвку в кругосветное путешествие. Во время путешествия, в частности по Ближнему и Дальнему Востоку, его сильно взволновали судьбы погибающих. Вернувшись из путешествия он поступил в Принстонский университет, в котором первые четыре года учился по программе университета, а последние три – по программе семинарии. Во время учёбы он написал в конце Библии следующие слова: «Никаких запасов». Хотя семья умоляла его взяться за управление бизнесом, который приходил в упадок, он настоял, что Божье призвание к миссионерской деятельности для него на первом месте. После того, как он разместил своё состояние, после фразы «Никаких запасов» он добавил слова «Никаких отступлений». По пути в Китай для свидетельства мусульманам, во время остановки в Египте, он заразился церебральным менингитом и через месяц умер. После его смерти кто-то, просматривая его Библию, обнаружил последние слова: «Никаких сожалений». Он знал, что Господь требует не успеха, а верности.

Мы должны постоянно отдавать себе отчёт в том, что наша жизнь – это духовная борьба, потому что это то, чему неоднократно учит Божье Слово. Мы знаем, что мы заняты благороднейшим из дел, потому что именно такое определение даёт ему Слово. Мы должны трудиться, проявляя самодисциплину, потому что этого требует Слово. Мы знаем, что наше время драгоценно и ограничено, и наше призвание – это святой долг, потому что так говорит Слово.

БУДУЩЕЕ: ВЕНЕЦ В НАГРАДУ

А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем возлюбившим явление Его. (4:8)

Слово лойпос, переведённое «а теперь», обычно относится к тому, что осталось, чему ещё предстоит наступить. То, что ещё оставалось для Павла после завершения прошлого и настоящего, было самой яркой частью его жизни во Христе.

У Павла была определённая, Духом данная уверенность, что теперь готовится ему венец правды. После того, как он подвигом добрым подвизался, течение совершил, веру сохранил, его ожидала награда победителя.

Глагол «готовится» несёт в себе идею хранения в безопасности и под тщательной охраной. Определённую часть своих небесных сокровищ верующие сами откладывают заранее. «Собирайте себе сокровища на небе, – повелевает Иисус, – где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут» (Матф. 6:20). В своём Первом Послании к Тимофею Апостол Павел советует ему учить людей в своём собрании, «чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны, собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни» (1 Тим. 6:18-19).

Хотя Павел и не встречал Иисуса во время Его земного служения, он, несомненно, слышал об обетовании своего Господа: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Матф. 5:11-12). Христос также говорил, что Его Отец вознаградит дающих, молящихся и постящихся в тайне, то есть искренне, а не для того, чтобы их заметили и похвалили люди (Матф. 6:4, 6, 18). Христос, по сути, присоединится к Своему Отцу при раздаче этих наград, «ибо придёт Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его» (Матф. 16:27). Обещание Иисуса было не новым откровением, а цитатой из Псалмов: «У Тебя, Господи, милость, ибо Ты воздаёшь каждому по делам его» (61:13). Автор Послания к Евреям говорит нам, что «надобно, чтобы приходящий к Богу [не только] веровал, что Он есть, [но и что] и ищущим Его воздаёт» (Евр. 11:6).

Ни один из авторов Писаний не провозглашал истину, что спасение даётся исключительно по благодати Божьей через веру, более убедительно, чем Апостол Павел. И ни один другой автор Писания не ожидал с большей радостью получения награды из руки Господа, Который спас и поддержал его по благодати. Он постоянно стремился «к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Фил. 3:14).

Эта награда будет базироваться больше на наших побуждениях, нежели на достижениях. Автор книги Притч задаёт риторический вопрос: «А Испытующий сердца разве не знает? Наблюдающий над душею твоею знает это, и воздаст человеку по делам его» (Прит. 24:12). Добрые дела, побуждающим мотивом которых является эгоизм, могут очень помочь другим людям и могут быть использованы Богом для Своей славы, но исполнитель этих дел не будет достоин награды.

С другой стороны, человек, который искренне намеревался сделать доброе дело, но не завершил его не по своей вине, будет достоин честной награды, как совершитель этого дела, потому что именно сердце взвешивает Бог. Уильям Борден практически ничего не совершил из того служения, которое он себе представлял, потому что его жизнь оборвалась ещё до того, как он достиг места своего служения. Но его последнее заявление «никаких сожалений» было полностью основано на искреннем стремлении исполнить Божью волю и быть верным в послушании ей.

Павел не жалел ни о чём. Он не претендовал на совершенство. «Я ничего не знаю за собою, – говорил он, – но тем не оправдываюсь» (1 Кор. 4:4). Тем не менее, он был абсолютно уверен, что Бог уготовил ему венец правды.

«Венец» – от слова стефанос, которое буквально означает «окружение». Оно употреблялось по отношению к плетёным венкам или гирляндам, которые надевали на головы сановников, военных победителей и призёров спортивных соревнований, как знак великой чести. Именно терновый венок (стефанос) воины Пилата возложили на голову Иисусу Христу, когда они с насмешкой приветствовали Его как «Царя Иудейского» (Матф. 27:29).

Слово стефанос, возможно, чаще всего употреблялось по отношению к венкам, которые надевали на головы атлетов – победителей точно так как сегодня на шеи чемпионам Олимпийских игр вешают медали. Это была единственная награда (ср. 2 Тим. 2:5), которую получали атлеты, но она хранилась как великое сокровище. Однако, они бегут «для получения венца [стефанос] тленного, – говорит Павел, – а мы – нетленного» (1 Кор. 9:25).

«Правда» – это перевод греческого существительного дикайосуне, которое означает «праведность». Оно стоит здесь в родительном падеже. Лингвистически в родительном падеже оно могло указывать либо на источник, имея в виду, что праведность – это источник венца, либо на приложение, и в этом случае праведность описывает природу венца. Как уже отмечалось выше, небесная награда верующего основывается в некоторой степени на его верности, делая возможным употребление родительного падежа с указанием на источник. Но в этом контексте кажется более подходящим воспринимать слово праведность как приложение, описывающее венец. Это венец вечной праведности – той самой праведности Искупителя, дарованной в полном совершенстве прославленному верующему.

Определённые награды, которые верующие получат или не получат, будут носить индивидуальный характер и основываться на их собственной верности. Подводя итог притче о талантах, Иисус говорил: «Всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Матф. 25:29). Павел учит, что «всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле доброе или худое» (2 Кор. 5:10). В своём предыдущем Послании к верующим в Коринфе он объяснял, что «каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня» (1 Кор. 3:13-15).

Но здесь Павел говорит о венце праведности, которым будет награждён каждый верующий. Иаков говорит о нём, как о «венце жизни» (Иак. 1:12), Пётр – как о «неувядающем венце славы» (1 Пет. 5:4). В притче о землевладельце, который нанимал людей в разное время в течение дня и платил им ту же плату (Матф. 20:1-16), Иисус объясняет, что каждый верующий будет в равной степени участвовать в вечной жизни и вечной праведности.

Он также уверяет нас, что «блаженны алчущие и жаждущие правды (праведности), ибо они насытятся» (Матф. 5:6). Наше удовлетворение придёт от того, чего мы ищем, и сама праведность станет наградой тем, кто стремится к ней. Это та праведность, на которую надеемся, которую каждый верующий с нетерпением ждёт Духом от веры (Гал. 5:5), когда «ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда (праведность)» (2 Пет. 3:13). «Ибо Царствие Божие… [есть] праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14:17, курсив добавлен). Наступит день, когда по данной Господом благодати праведность будет нашим плодом (2 Кор. 9:10) и нашей одеждой (Откр. 19:8). И не может быть иначе, потому что «знаем… что, когда [Христос] откроется, будем подобны Ему» (1 Иоан. 3:2).

Когда мы уверовали в Христа как нашего Спасителя и Господа, Он вменил нам Свою праведность (Рим. 4:6, 11), и когда мы живём жизнью во Христе, Его Святой Дух производит практическую праведность в нас и через нас (Рим. 6:13, 19; 8:4; Ефес. 5:9; 1 Пет. 2:24). Однако из-за греха, который прилипает к нам, как старая грязная одежда, мы должны бороться против неправедности. И только после завершения этой битвы Его праведность будет совершенной в нас, когда мы получим тот самый венец праведности из рук Господа. Павел говорит, что этот венок победителя даст ему Господь, праведный Судия, в день оный.

Павел упоминал о «дне оном» ещё дважды в этом Послании. Он говорил: «По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день» (1:12). Несколькими стихами ниже он молился, чтобы его возлюбленный брат Онисифор обрёл «милость у Господа в оный день» (ст. 18).

Он говорит, конечно, о дне возвращения Христа, в частности, о дне воскресения и восхищения, когда «Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем» (1 Фес. 4:16-17). В этот славный день мы «все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою» (1 Кор. 15:51-54).

Апостол увещевал церковь в Филиппах: «Всё делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни, к похвале моей в день Христов, что я не тщетно подвизался и не тщетно трудился» (Фил. 2:14-16, курсив добавлен).

Славная перспектива получения Божьего венца праведности принадлежит не только Павлу, но и всем возлюбившим явление Его. Апостол опять употребляет совершенное время (возлюбившим), указывая на завершённость чего-то в прошлом, что имеет продолжительное воздействие.

«Любовь от Бога, – говорит Иоанн, – и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога» (1 Иоан. 4:7). Но он объясняет, что «кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (ст. 8). Любовь Бога настолько абсолютно необходима, что «кто не любит Господа, – говорит Павел, – [тому] анафема» (1 Кор. 16:22).

Другими словами, человек, который не любит Бога, не может требовать от Бога ни спасения, ни награды. И каждый истинный верующий будет любить Бога и всё Божье, потому что любовь – это главный и необходимый признак спасения. Когда люди становятся христианами, они начинают любить Бога. Возрождённому верующему даётся новое сердце, новая воля и новое духовное отношение, и всё это выражается в любви, потому что «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5:5). И здесь нет исключений.

Более того, все верующие возлюбят явление Его (Христа), потому что они с нетерпением ждут того, чтобы войти в Его Божественное присутствие, где они будут жить и служить на протяжении вечности. И так как наше истинное «жительство – на небесах… [мы] ожидаем… Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (Фил. 3:20).

Апостол Павел говорил это не из гордости. Точно так же, как любой верующий, когда-либо живший, он знал, что всё доброе, что он имел или делал, пришло по благодати Божьей. «Для чего я и тружусь, – объяснял он церкви в Колоссах, – и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно» (Кол. 1:29). Он не приписывал заслугу себе, но признавал, что по благодати и силе Божьей, действующей через человеческую верность, которую требует Господь, его жизнь подходила к славному концу. На основании обетования Господа он ожидал, что однажды очень скоро услышит: «Хорошо, добрый и верный раб!» (Матф. 25:21).

Друзья и враги

Постарайся придти ко мне скоро. Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, Крискент в Галатию, Тит в Далматию; один Лука со мною. Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения. Тихика я послал в Ефес. Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные. Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его! Берегись его и ты, ибо он сильно противился нашим словам. При первом моём ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им! Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы через меня утвердилось благовестие и услышали все язычники; и я избавился из львиных челюстей. И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства, Ему слава во веки веков. Аминь.

Приветствуй Прискиллу и Акилу и дом Онисифоров. Ераст остался в Коринфе; Трофима же я оставил больного в Милите. Постарайся придти до зимы. Приветствуют тебя Еввул, и Пуд, и Лин, и Клавдия, и все братия. Господь Иисус Христос со духом твоим. Благодать с вами. Аминь. (4:9-22)

Никакое предприятие, правительство или большая организация не может функционировать должным образом или выжить без наличия сети связей. В системе должны быть задействованы поставщики, заказчики, работники, акционеры и многие другие. Нет лучшей иллюстрации этого принципа, чем человеческое тело с его удивительно разнообразными и сложными связями между его членами. Павел использовал этот образ в своём Первом Послании к неопытной и разобщённой церкви в Коринфе, чтобы показать им, каким должно быть единство и гармония в Теле Христовом (1 Кор. 12:14-27).

Поэтому не удивительно, что в заключительной части своего последнего Послания Павел сосредоточивает внимание на других людях – многих друзьях и нескольких врагах, которые каким-либо образом повлияли на его служение. Великий Апостол знал, что они были участниками всего, что он делал, и в этих заключительных стихах он выражает признание и вспоминает людей, принимавших то или иное участие в его служении. Даже он не мог успешно нести служение в одиночку. Он отдавал себе полный отчёт в том, что имел особое призвание и власть как Апостол Господа Иисуса Христа (например, Рим. 1:1; 1 Кор. 1:1; 1 Тим. 1:1; 2 Тим. 1:1). Но он не старался трудиться для Господа независимо от других верующих, не пытался сам восполнить каждую нужду и выполнить каждую задачу. У него были друзья сотрудники, сослуживцы, проповедники и учителя, которым он очень доверял в совместном служении. Большинство из них были верные сотрудники, «храбрые [люди], которых сердца коснулся Бог» (1 Цар. 10:26).

Некоторые из этих людей были старыми друзьями, а некоторые – новыми, одни были стойкими в своём служении, а другие – нет, одни всегда были готовы предложить свою помощь, а других нельзя было найти, некоторые были готовы на любые жертвы для Господа, а другие – нет. Довольно многие были неверующими, из которых одни были в церкви, а другие вне её. Но все они были частью жизни Павла, и все играли свою роль в его служении.

И когда над ним навис топор палача, он вспоминает многих из этих людей. Передавая эстафету служения Тимофею, он ввёл молодого пастора в курс дел о духовном состоянии, деятельности и местонахождении отдельных людей. Он надеялся, что некоторые из них навестят его до того, как он умрёт. Других онпросто приветствовал или принимал приветствия от них. Одних он называет по имени, других – нет. Некоторых он отправляет или уже отправил в стратегически важные места, чтобы укрепить колеблющиеся общины; о других он упоминает из-за особого вреда, который они причинили ему и делу Христа.

Павел не написал эту часть Послания, как нечто пришедшее в голову позже; это не случайные слова, а жизненно важные вопросы для вдохновенного Духом Послания. Господь хотел, чтобы вся Его Церковь знала об этих людях в жизни Павла и поучилась на примерах их верности или падений.

ТИМОФЕЙ, ВЕРНЫЙ СЫН

Постарайся придти ко мне скоро. (4:9)

В начале своего Первого Послания к Тимофею Апостол обращается к нему, как к «истинному сыну в вере» (1:2), а во Втором Послании, как к «возлюбленному сыну» (1:2). У него не было другого земного друга, который был бы так дорог ему.

Не было у него также и более надёжного сотрудника. Он говорит церкви в Коринфе: «Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу. Для сего я послал к вам Тимофея, моего возлюбленного и верного в Господе сына, который напомнит вам о путях моих во Христе, как я учу везде во всякой церкви» (1 Кор. 4:16-17). В том же духе уверенности Павел писал к церкви в Филиппах: «Надеюсь же в Господе Иисусе вскоре послать к вам Тимофея, дабы и я, узнав о ваших обстоятельствах, утешился духом. Ибо я не имею никого равно усердного, кто бы столь искренно заботился о вас» (Фил. 2:19-20). Тимофей не только следовал учению Павла, но и его примеру.

Любовь была взаимной. В начале Второго Послания Апостол говорит Тимофею: «Благодарю Бога, Которому служу от прародителей с чистою совестью, что непрестанно вспоминаю о тебе в молитвах моих днем и ночью, и желаю видеть тебя, вспоминая о слезах твоих, дабы мне исполниться радости» (2 Тим. 1:3-4).

Хотя в это время с Павлом в Риме был верный и любимый Лука, Павел сильно желал видеть Тимофея, как отец сына, особенно из-за того, что знал, что скоро у него не будет возможности увидеть его в этой жизни. Поэтому Павел повелевает Тимофею постараться придти к нему скоро.

Многие великие христианские служители имели духовных наставников, которые окружили их особой заботой, уча их Слову и подавая хороший пример. Для Тимофея таким человеком, конечно, был Павел. Для таких наставников, как и для Павла, не было большего удовлетворения, чем видеть, как их подопечный превращается в плодотворного раба Христова.

Автор Послания к Евреям говорил своим читателям: «Знайте, что брат наш Тимофей освобожден» (Евр. 13:23). Этот молодой служитель следовал по стопам Павла даже до уз за то, что смело провозглашал Евангелие и отказывался идти на компромисс.

ДИМАС, НЕВЕРНЫЙ ПЕРЕБЕЖЧИК

Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, (4:10а)

Павел переходит от самого верного к самому неверному. Возможно, Димас в некоторой степени был полезным для Павла и для служения в Риме, и Апостол хотел, чтобы Тимофей пришёл вскоре для того, чтобы продолжить труд, который оставил Димас.

Первый раз Павел упоминает о Димасе в Послании к Колоссянам, которое было написано вскоре после Первого Послания к Тимофею и за пять лет до Второго Послания к Тимофею, во время первого тюремного заключения Павла в Риме. В то время Димас, вместе с Лукой и Епафрасом, был одним из самых близких товарищей Апостола (Кол. 4:12-14). В Послании к Филимону, написанном приблизительно в то же время и из того же места, Павел передает привет от Димаса, как одного из его «сотрудников» (Филим. 24). Мы можем быть уверены, что Апостол Павел вложил много времени и усилий, заботливо обучая, давая советы и ободряя Димаса, и ожидал, что он поможет ему в служении.

В то время любой друг Павла, особенно его сотрудник, рисковал разделить с ним преследования и узы. Когда увеличился риск, смелость Димаса пошла на убыль, потому что он возлюбил нынешний век больше, чем Бога, народ Божий и дело Божье. Он вообще мог не быть истинным верующим. «Кто любит мир, – говорит Иоанн, – в том нет любви Отчей» (1 Иоан. 2:15). Сердце Димаса могло быть каменистым местом, покрытым слоем почвы, достаточным лишь для поверхностного принятия семени Благой вести, но не достаточным, чтобы принести полное спасение. Когда зной мирской «скорби или гонения» стал слишком сильным, он ослабел и отпал (Матф. 13:5-6, 20-21). Или, возможно, его сердце заросло терниями; и когда «забота века сего и обольщение богатства [заглушило] слово… оно [оказалось] бесплодно» (Матф. 13:7, 22). Его реакция на лишения, с которыми он столкнулся в своей физической жизни, очевидно, обнаружила порочность его духовной жизни.

В любом случае его трусость была больше его преданности, и он оставил Павла. «Оставил» – от греческого слова энкаталейпо, сильного глагола, который означает «полностью покинуть, оставить кого-либо беспомощным в ужасной ситуации». Возможно, жертвование многими удобствами, включая вероятную потерю своей свободы, стало для Димаса слишком высокой ценой. Он был учеником только в хорошую погоду, никогда не задумываясь о цене подлинной преданности Христу. Может быть, он был эмоционально увлечён идеей благородного дела, в котором он исполнял свою часть служения, когда требования были не очень велики. Но когда цена служения стала высокой, его нельзя было найти.

Причина его бегства в Фессалонику не указывается, но он, должно быть, считал это место безопасным убежищем. Возможно, это был его дом, и в этом случае там могли не знать, что он христианин, или верующие там ещё не подвергались преследованиям. Он мог вообще отказаться от Христа и вернуться в мир. Как бы там ни было, он сильно разочаровал Апостола Павла и причинил ему боль.

КРИСКЕНТ – НЕИЗВЕСТНЫЙ, ОСТАВШИЙСЯ ВЕРНЫМ

Крискент в Галатию, (4:10б)

Кроме того немногого, что можно заключить из этого краткого упоминания, о Крискенте мы не знаем ничего. Так как он был послан Павлом в Галатию и не сбежал, как это сделал Димас, то он, очевидно, был верным и надёжным рабом Христа. В том районе было много церквей, большая часть которых были сильными, основанными самим Апостолом. Павел нёс служение в Галатии в каждом из трёх миссионерских путешествий, и верующие там были дороги его сердцу. Он не послал бы к ним человека, в котором бы не был полностью уверен.

Крискент был посвящённым служителем, посланным в посвящённые церкви. Он принадлежал к несметному числу верных людей, которые в большинстве своём были известны в ранней церкви, но остались неизвестными в истории церкви и неизвестны в церкви сегодня. Однако его жизнь и труд были открытой книгой для Господа, и мы можем быть уверены, что он получит полную Божественную награду в дополнение к глубокой благодарности Павла.

ТИТ – ИЗВЕСТНЫЙ, ОСТАВШИЙСЯ ВЕРНЫМ

Тит в Далматию; (4:10в)

Тит, наоборот, был и известным, и верным. Павел написал ему Послание несколько лет спустя после 1-го Послания к Тимофею и за год до 2-го Послания к Тимофею. Кроме упоминания о нём здесь и в Послании, которое носит его имя, Апостол девять раз упоминает о нём во 2-м Послании к Коринфянам и дважды в Послании к Галатам.

Павел, очевидно, проповедовал на Крите во время короткой остановки по пути в Рим, находясь под стражей (см. Деян. 27:12). В то время он оставил Тита, своего «[истинного сына] по общей вере… в Крите, чтобы [он] довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как [Павел ему] приказывал» (Тит. 1:4-5).

Тит был устроителем и созидателем, человеком, которому Апостол полностью доверял учить и пасти трудные церкви. Через некоторое время после освобождения из-под двухлетнего ареста в Риме (Деян. 28:30) Павел, вероятно, отправился в Македонию. Оттуда он пошёл в Далматию (известную также как Иллирик; см. Рим. 15:19), которая была расположена на севере от Македонии, на восточной стороне Адриатического моря. Затем он путешествовал на юг в Никополь, город в провинции Ахайя возле Македонской границы. Именно в этом месте он просил Тита встретить его (Тит. 3:12). Могло быть, что именно из Никополя Тит пошёл в Далматию, возможно, по просьбе Павла, для того чтобы укрепить там церковь и поддержать её служителей.

ЛУКА, ВЕРНЫЙ ДРУГ

один Лука со мною. (4:10г)

Некоторые толкователи полагают, что Павел упоминает слово «один», чтобы показать, что он разочарован Лукой, как будто бы Апостол говорит с сожалением: «У меня не осталось ни одного настоящего друга или помощника, один Лука». Но такой взгляд не справедлив по отношению к этому человеку и бросает вызов всему, что мы знаем о нём из Нового Завета. Скорее, этот преданный друг не мог один нести тяготы служения в Риме, когда Апостол томился в темнице без надежды на освобождение. Из-за жестоких преследований Нерона многие верующие бежали из столицы. Те, кто остался, находились в постоянной опасности и нуждались в духовном попечении и ободрении больше, чем когда-либо.

Лука упоминается по имени только трижды в Новом Завете, и является его единственным автором-язычником. Однако он написал самое длинное из четырёх Евангелий, а также очень длинную книгу Деяний. Павел сам называет его: «Лука, врач возлюбленный» (Кол. 4:14), а также упоминает о нём, как о своём сотруднике (Филим. 23). Из-за своего литературного таланта, он, похоже, иногда выступал в роли секретаря Павла.

Хотя Лука был по профессии врачом, нам ничего не сообщается о его медицинской практике, которую он мог выполнять после обращения, хотя, как «врач возлюбленный», он, несомненно, лечил Павла и других его товарищей. По Евангелию, записанному им, мы узнаём его как благовестника, а по книге Деяний – как способного историка. Дух Святой использовал его уникальным образом, чтобы составить летопись как жизни Христа, так и ранних лет жизни церкви Христовой. Однако, как смиренный раб Господа и своих друзей святых, он постоянно держался в тени.

Лука был спутником Павла на протяжении долгого времени, сопровождая Апостола многие годы и пройдя с ним сотни, а может и тысячи километров. Обратив внимание на употребление Лукой местоимений в первом лице множественного числа (мы, нас, наш и т.д.) в книге Деяний, легко проследить его прямое общение с Апостолом. Он был с Павлом в Троаде и Филиппах во время второго миссионерского путешествия, присоединился к нему в конце третьего и пошёл с ним в Иерусалим навстречу аресту и тюремному заключению. Он сопровождал Павла в путешествии в Рим, вместе с ним попал в кораблекрушение у берегов Мальты, нёс служение вместе с ним в Риме во время его первого тюремного заключения и утешал его во время второго и последнего. Когда Апостол писал это Послание, он не был расстроен, а, наоборот, был рад, что Лука всё ещё «со мною».

МАРК – НЕВЕРНЫЙ, НО ВОССТАНОВЛЕННЫЙ

Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения. (4:11)

Мы не знаем, где был Марк в это время, но кажется очевидным, что он жил где-то недалеко от пути, которым мог проходить Тимофей из Ефеса в Рим. Он, вероятно, путешествовал бы по суше до Троады (см. ст. 13), а оттуда кораблём в Македонию. Пройдя Македонию, он мог на другом корабле добраться до Брундизия на восточном побережье и продолжить свой путь до Рима.

Марк, которого иногда называли Иоанн, был коренным жителем Иерусалима, и одна из новых церквей собиралась в его доме (Деян. 12:12). Так как он подавал большие надежды как служитель, он был избран идти с Павлом и Варнавой, когда они вместе с другими спутниками отправились в первое миссионерское путешествие. Но когда они «прибыли в Пергию, в Памфилии… Иоанн [Марк], отделившись от них, возвратился в Иерусалим» (Деян. 13:13). Какой бы ни была конкретная причина у Марка для возвращения, Павел не считал, что она была достаточной или уважительной. Несколько лет спустя Павел и Варнава снова отправились из Антиохии, чтобы «[пойти] опять, [посетить] братьев наших по всем городам, в которых мы проповедали слово Господне, как они живут». Варнава хотел дать Марку ещё один шанс, «но Павел полагал не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы. Отсюда произошло огорчение, так что они разлучились друг с другом; и Варнава, взяв Марка, отплыл в Кипр» (Деян. 15:36-39). Павел был нетерпим по отношению к ленивым, трусливым или необязательным людям. Он особенно не хотел иметь дело с сотрудниками, которые не несли свою долю груза и отступали, когда обстоятельства становились слишком стеснёнными или трудными.

Мы не знаем, изменился Марк до или во время своего служения с Варнавой, его старшим двоюродным братом (Кол. 4:10). Из Нового Завета видно, что Варнава жил согласно своему имени, которое означает «сын утешения» (Деян. 4:36), и это, возможно, было описательное имя, с любовью данное ему церковью. Но где бы и как бы ни произошли изменения в Марке, к этому был причастен Варнава. К тому времени, когда Павел находился в Риме в своём первом тюремном заключении, возможно через двадцать лет после того, как они разлучились, этот молодой человек реабилитировал себя не только перед Варнавой, но и перед Павлом. Находясь в узах, Апостол просил церковь в Колоссах приветствовать теперь уже верного Марка, если он посетит их (Кол. 4:10), и считал его одним из своих преданных «сотрудников» (Филим. 24).

Марк также общался с Петром (1 Пет. 5:13), от которого он мог получить понимание откровения, записанного им в своём Евангелии. Для многих людей он стал верным и ценным руководителем в ранней церкви, и Апостол Павел просил Тимофея: «Приведи [Марка] с собою, ибо он мне нужен для служения».

Великое разочарование – видеть одарённых рабов Господних, которые потеряли интерес к Его труду и уклоняются от требований и трудностей служения. Но радостно видеть, когда такой человек отвращается от своих страхов и эгоистичных устремлений и искренне возвращается к труду Царства.

ТИХИК – ВЕРНЫЙ ПОСЛАННИК

Тихика я послал в Ефес. (4:12)

Возможно, Павел раньше посылал Тихика в Ефес, что в провинции Асии, где жил этот человек (Деян. 20:4). Может быть Павел посылал его туда, чтобы доставить это Второе Послание Тимофею, точно так, как он использовал его, чтобы доставить свои Послания церквям в Ефесе (Ефес. 6:12) и Колоссах (Кол. 4:7) и, возможно, Послание к Титу (см. Тит. 3:12).

Мы не знаем, какими способностями обладал Тихик, но похоже, что Дух Святой дал ему дар служения другим (Рим. 12:7). Нет свидетельства о том, что он был учителем или пастором, но он был ценным помощником и верным другом Павлу.

КАРП, ВЕРНЫЙ ГОСТЕПРИИМНЫЙ ХОЗЯИН

Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные. (4:13)

Наряду с другими личными просьбами Павел просит Тимофея: «Принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа». Троада могла быть родным городом Карпа; он, очевидно, там жил. Из контекста кажется вероятным, что Павел бывал там у Карпа и поручил ему позаботиться о нескольких ценных вещах. Могло быть также, что церковь в Троаде собиралась в доме Карпа.

Фелонь – это большая, тяжёлая шерстяная одежда, служившая как плащом, так и одеялом в холодную погоду, которая вскоре ожидала Павла (ст. 21). В те времена такая одежда чрезвычайно дорого стоила, особенно для христиан, преследуемых Римом.

Книги, и особенно кожаные, также были очень дорогостоящими. В отличие от фелони, они не могли обеспечить Павлу физический комфорт или защиту, но они были бесценными для него в служении. Под книгами, вероятно, подразумеваются папирусные свитки, возможно книги Ветхого Завета. Кожаные книги представляли собой тонкие листы пергамента, сделанные из специально обработанных шкур животных. Они были чрезвычайно дорогими и поэтому использовались только для очень важных документов. Эти конкретные кожаные книги могли быть Посланиями Павла или чистыми листами, на которых он собирался написать другие послания. Он не планировал закончить изучение или перестать писать.

Кто-то удивится, почему Павел не взял такое дорогое имущество с собой. Трудно поверить, что он расстался бы с ним добровольно, потому что был велик риск того, что он вообще никогда его не увидит. И хлопоты по ношению этих вещей с собой, когда они не были ему нужны, блекнут перед тем неудобством, физическим и другим, которое он испытывал бы, когда эти вещи были бы нужны ему, а их бы не оказалось. По этой причине некоторые богословы считают, что он был арестован в Троаде внезапно, и у него не было возможности или ему не позволили взять его вещи с собой.

АЛЕКСАНДР, НЕВЕРУЮЩИЙ ВРАГ

Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его! Берегись его и ты, ибо он сильно противился нашим словам.(4:14-15)

Павел посвящает почти столько же слов Александру меднику, сколько всем остальным людям, вместе взятым, о которых он упоминает в предыдущих четырёх стихах. И на это есть веская причина.

Этот Александр вряд ли мог быть тем человеком, который рисковал своей свободой и, возможно, своей жизнью, защищая Павла в Ефесе (Деян. 19:33). Он мог быть человеком, которого, наряду с Именеем, Апостол «предал сатане, чтобы они научились не богохульствовать» (1 Тим. 1:20).

Но то, что Павел называет его медником, возможно, указывает на то, что он не был ни одним из этих людей. Имя Александр было обычным в те дни, а Ефес был большим городом. Как «Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды» (Деян. 19:24), этот Александр мог делать идолов, сильно негодуя на Апостола и делая ему много зла. За это, как и за его ложное учение, воздаст ему Господь по делам его, говорил Павел. Оставаясь верным Божьему Слову (Втор. 32:35), включая своё собственное учение об этом (Рим. 12:19), он оставил отмщение в Божьих руках.

Так как Апостол говорит Тимофею: «Берегись его и ты», этот враг мог жить в Риме и доставлять Павлу неприятности во время одного или обоих его тюремных заключений. В этом случае он предупреждал Тимофея быть настороже, когда он придёт туда, чтобы повидать Павла.

Александр причинил зло не только лично Павлу, но, что ещё хуже, делу Христа тем, что он сильно противился словам Павла. Он был больше врагом Бога, нежели врагом Павла.

НЕВЕРНЫЕ, ОСТАВШИЕСЯ НЕИЗВЕСТНЫМИ

При первом моём ответе никого не было со мной, но все меня оставили. Да не вменится им! (4:16)

«Ответ» – это перевод слова апологиа, от которого происходит термин «апологетика». Слово апологиа относилось к словесной защите и часто использовалось как юридический термин. В римской судовой системе обвиняемый участвовал в двух слушаниях, prima actio, чтобы ясно установить обвинение, и secunda actio, чтобы определить вину или невиновность. Поэтому первым ответом Павла был prima actio.

Каким бы ни было судебное разбирательство, никого из друзей и братьев верующих рядом с ним не было. Как и существительное «ответ», греческий глагол, переведённый как «было», мог быть также юридическим термином, относящимся к официальному свидетельству в суде. Никто не поддержал Павла и не свидетельствовал в его интересах; вместо этого все его оставили.

Похоже, что Онисифор, который «многократно покоил [Павла] и не стыдился уз [его]» (1:16), и верный Лука (4:11) ещё не прибыли в Рим. Будь они там в то время, они бы поддержали Павла и с радостью разделили его участь.

Цена такой поддержки могла быть высокой. Так как Павел был таким известным служителем среди христиан, и так как Нерон был таким неистовым противником христиан, некоторые богословы считают, что император мог лично председательствовать на этом слушании. Всего несколько лет до этого Нерон поджёг Рим, обвинив в этом невероятно жестоком и злом поступке христиан. Некоторых христиан живьём зашивали вшкуры только что убитых животных и бросали на арену диким собакам на растерзание. Других обмазывали смолой и зажигали для освещения вечеринок Нерона, которые он проводил в саду. Это, однако, не было отговоркой для тех, кого Иисус призвал взять свой крест и следовать за Ним (Матф. 10:38; 16:24; 27:40).

И хотя их действия нельзя оправдать, возможно, некоторые из них отвергли только Павла, а не Христа. Некоторые могли оказаться не лживыми, а слабыми. В любом случае, Павел молился, чтобы их дезертирство не вменилось им. Апостол имел такой же дух прощения, как Стефан (Деян. 7:60) и Сам Господь (Лук. 23:34).

ХРИСТОС – ВЕРНЫЙ ГОСПОДЬ

Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы через меня утвердилось благовестие и услышали все язычники; и я избавился из львиных челюстей. И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства, Ему слава во веки веков. Аминь. (4:17-18)

По всей империи начались преследования христиан, и Павел предстал перед судом, защищая свою жизнь. Он стоял перед наводящим ужас Римским трибуналом, возможно, перед самим Нероном. Зал суда был переполнен зрителями, как на судебных процессах над известными людьми в наше время, только с той разницей, что никто из зрителей в Риме не был на стороне Павла (ср. Деян. 23:11).

17-18 стихи образуют кульминацию этого отрывка, свидетельствуя о верности Христа, Господа, Который предстал Павлу и укрепил его. Он стоял там не только или даже прежде всего не ради Павла, но чтобы через Апостола утвердилось благовестие и услышали все язычники. Павел был уникальным Апостолом, божественным образом посланным к язычникам (Рим. 11:13), и сам Апостол в первую очередь нёс своё служение ради их спасения и для славы Божьей (ср. Деян. 9:15; 22:21; 26:17).

Павел часто избавлялся из львиных челюстей – образное выражение, означающее смертельную опасность (см. Пс. 21:22; 34:17). Это также была конкретная опасность, которую Господь допустил для Даниила, и от которой Он чудесным образом избавил пророка (Дан. 6:16-23). Неизмеримо большая опасность для Павла и для каждого верующего исходит от самого сатаны, нашего «[противника диавола, который] ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5:8). Однако, даже диавол не имеет полной власти над теми, кто принадлежит Христу.

Павел не боялся физической опасности. Он много раз сталкивался со смертью, и, по крайней мере, однажды его бросили, почитая умершим (Деян. 14:19). Но Апостол заявляет: «Избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства». Он знал, что завершение его собственного спасения было ближе, чем когда он только уверовал (ср. Рим. 13:11), и желал «лучше выйти из тела и водвориться у Господа» (2 Кор. 5:8). Ибо для Павла, как и для каждого верующего «жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1:21). И хотя Апостол не оставил бы сражение, пока Господь не забрал бы его домой, его одиночество, боль, лишения делали перспективу быть на небесах ещё привлекательней.

И из-за того, что Господь совершил, совершал и ещё должен был совершить, Павел ликовал: «Ему слава во веки веков. Аминь».

СТАРЫЕ ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ

Приветствуй Прискиллу и Акилу и дом Онисифоров. Ераст остался в Коринфе; Трофима же я оставил больного в Милите. (4:19-20)

Павел никогда не забывал старых друзей. Он встретил Прискиллу и Акилу в Коринфе во время своего второго миссионерского путешествия. Они бежали из Италии, когда император Клавдий приказал изгнать всех евреев из Рима (Деян. 18:2). Так как они вместе делали палатки, Павел жил в их доме, «всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал Иудеев и Еллинов» (ст. 4). Когда он и сопровождавшие его покинули Коринф, он взял с собой эту преданную пару и оставил их в Ефесе нести служение (ст. 18-19). Находясь там, Прискилла и Акила встретили собрата «[Иудея], именем Аполлос, родом из Александрии, [мужа красноречивого и сведущего] в Писаниях» (ст. 24). Когда они поняли, что понимание Аполлосом Благой вести было неполным, они с любовью отвели его в сторону и «точнее объяснили ему путь Господень» (ст. 26). В своём Послании к римской церкви Апостол приветствовал «Прискиллу и Акилу, сотрудников [его] во Христе Иисусе» (Рим. 16:3), что указывало на то, что эти любимые друзья снова жили и несли служение в Коринфе – городе, в котором было написано Послание.

Ранее в этом Послании Павел выражал признательность дому Онисифорову, который «многократно покоил меня и не стыдился уз моих» (1:16). Так как дом упоминается в обоих местах, очевидно, что все в нём были христиане, которых к Христу привёл сам Онисифор. Такой дом мог включать в себя не только членов семьи, но также и слуг, и друзей, которые жили с Онисифором.

Ераст, который остался в Коринфе, возможно, был городским казнохранителем Коринфа, который через Павла приветствовал церковь в Риме (Рим. 16:23). Возможно, его Апостол посылал с Тимофеем нести служение в Македонии (Деян. 19:22).

Трофим был местным жителем провинции Азии, конкретно города Ефеса, и сопровождал Павла из Греции в Троаду (Деян. 20:1-6). Он, возможно, помогал нести пожертвования для церкви в Иерусалиме, где нечаянно стал причиной ареста Павла, по-видимому, за то, что он привёл язычника в храм (Деян. 21:29). По пути в Рим Павел с грустью вынужден был оставить его больного в Милите.

Важно отметить, что Павел не попытался исцелить Трофима, присутствовавшего, между прочим, на служении поздно ночью в Троаде, где Апостол чудесным образом воскресил Евтиха, молодого человека, который заснул во время проповеди и, выпав из окна, погиб (Деян. 20:9-10; ср. ст. 4). Дары совершать знамения подходили к своему концу. Нет свидетельства, что кто-либо из Апостолов, включая Павла, совершал какие-либо чудеса в свои последние годы. По мере того, как Новый Завет всё больше и больше открывался и становился доступным для Церкви, Божье Слово больше не нуждалось в подтверждении чудесами.

НОВЫЕ ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ

Постарайся придти до зимы. Приветствуют тебя Еввул, и Пуд, и Лин, и Клавдия, и все братия. (4:21)

Прежде чем передать приветствие от имени собратьев верующих, которые теперь несли служение вместе с ним в Риме, Павел излагает просьбу, высказанную раньше (ст. 9), призывая Тимофея постараться придти до зимы. Он отчаянно нуждался в фелони, чтобы согреться. Что касалось книг, особенно кожаных, Павел понимал, что того слабого света, которым он располагал для чтения и письма, будет ещё меньше, когда дни станут короче.

Последние приветствия он передаёт от имени Еввула, Пуда и Лина. Все три имени – латинского происхождения, что указывает на то, что эти люди, возможно, были из Италии и были членами церкви в Риме.

Клавдия была истинно верующей и близким другом Павла, но о ней мы больше ничего не знаем. Существует предположение и легенда, что она была женой или матерью Лина, но надёжного свидетельства, подтверждающего эти взгляды, нет.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ

Господь Иисус Христос с духом твоим. Благодать с вами. Аминь. (4:22)

Все люди, которых Павел упоминает в этом отрывке, имели какое-либо отношение к его служению. Среди них были как мужчины, так и женщины, близкие друзья и откровенные враги, верный и дезертир, истинно верующий и неверующий. Так или иначе, они воздействовали на служение и влияние ранней церкви, особенно на служение и влияние этого великого Апостола.

Как всегда, внимание Павла сосредоточено на Господе, Которого он теперь просит, чтобы Он пребывал с его любимыми друзьями и сотрудниками. Большинство из них он больше не увидит и от большинства не получит больше известий. Он предал их в руки Господа и Его благодати.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии Джона МакАртура на 2 послание Тимофею, 4 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.


2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.