Библия » Сравнение переводов

Руфь 4 глава

Книга Руфи

Под редакцией Кулаковых

1 Боаз же отправился к городским воротам1 и сел там. И как раз в это время там проходил родственник, о котором он говорил Руфи. Боаз окликнул его по имени: «Подойди, присядь рядом!» Тот подошел и сел.
2 Тогда Боаз призвал десятерых мужей из городских старейшин и пригласил их сесть. Они сели.
3 И Боаз обратился к родственнику, имевшему право выкупа: «Ноеминь, та, что вернулась с земли моавской, продает надел, которым прежде владел наш родственник2 Элимелех.
4 Я решил уведомить тебя об этом. Если ты даешь слово перед сидящими здесь и перед городскими старейшинами, что ты согласен выкупить надел, – выкупай, если же нет – дай мне знать, ведь кроме нас с тобой этого сделать некому, а после тебя – мой черед». Тот ответил: «Да, я выкупаю».
5 Тогда Боаз продолжил: «Как только ты примешь в собственность поле из рук Ноемини, ты примешь и Руфь-моавитянку, жену умершего, чтобы восстановить его имя в его наследии».
6 На это родственник, имевший право выкупа, ответил: «Не могу я выкупить надел – это моему собственному наследию повредит. А раз я не могу воспользоваться своим правом, то уступаю его тебе».
7 В древние времена в Израиле было принято, чтобы в подтверждение сделки по выкупу или обмену земли снимал человек свою сандалию и отдавал другому, – это считалось в Израиле свидетельством сделки.
8 И потому, когда родственник сказал Боазу: «Ты выкупай!» – он снял свою сандалию.3
9 А Боаз сказал старейшинам и народу: «Вы сегодня свидетели, что я принимаю из рук Ноемини всё, что принадлежало Элимелеху, и всё, что принадлежало Хильону и Махлону,
10 и, более того, беру4 в жены Руфь-моавитянку, вдову Махлона, чтобы восстановить имя умершего в его наследии. Пусть не забудется имя умершего среди братьев его и среди горожан. Вы свидетели».
11 Отвечали на это Боазу люди, что собрались у городских ворот, включая старейшин: «Мы свидетели. Да уподобит ГОСПОДЬ жену, что входит в твой дом, Рахили и Лии – прародительницам рода5 Израиля! Процветания тебе желаем в Ефрате, и да будет имя твое прославлено в Вифлееме!
12 Пусть потомство, которое принесет тебе твоя молодая жена, будет столь же обильным, как потомство Пареца, которого Фамарь родила Иуде!»6
13 Так Боаз взял за себя Руфь, и она стала его женой, и были они вместе, и по воле ГОСПОДА понесла она и родила сына.
14 Сказали тогда женщины Ноемини: «Благословен ГОСПОДЬ, даровавший тебе сегодня наследника.7 Да прославится имя его в Израиле!
15 Утешит он душу твою и будет опорой в старости, ведь твоя невестка, родившая его, любит тебя и радует больше8 семи сыновей».
16 Взяла Ноеминь ребенка, и прижала к груди, и стала растить его.
17 А соседки поздравляли ее, приговаривая: «У Ноемини сын родился». Назвали они его Оведом, и стал он отцом Иессея, отца Давида.
18 И ВОТ ПОТОМСТВО9 Пареца: у Пареца родился Хецрон;
19 у Хецрона родился Рам, а у Рама – Амминадав;
20 у Амминадава родился Нахшон, а у Нахшона – Салма;
21 у Салмы родился Боаз, а у Боаза – Овед;
22 у Оведа родился Иессей, а у Иессея – Давид.

Толкование Далласской семинарии

V. Совершение «выкупа» (4:1-13)

А. Отказ ближайшего родственника совершить выкуп (4:1-8)

Руф. 4:1. Вооз вышел к воротам города, или на площадь у городских ворот (обычное на древнем Востоке место общественных собраний, заключения торговых сделок, судебных разбирательств, в частности, и решений, касавшихся левиратного брака, если брат мужа отказывался заключить его) и сел там. Существует предположение, что Вооз заранее пригласил «к воротам» нужного ему родственника; а, может быть, он знал, что тот будет проходить мимо. Так или иначе, он подозвал его и попросил присесть рядом. Возможно, имя «родственника» не названо не случайно: ведь выполнить закон левирата он отказался.

Руф. 4:2. Вооз пригласил еще десять человек из старейшин вифлеемских, и они сели рядом – как свидетели законности предстоявшей сделки (стихи 4,9-11). Почему их должно было быть именно десять, не объясняется. Известно, однако, что столетия спустя число 10 станет обязательным при благословении еврейского брака; десять человек будут составлять своего рода «кворум» в синагогальном собрании по случаю торжества бракосочетания. В данном же случае требовалось публичное подтверждение важного решения по делу о судьбе двух женщин.

Руф. 4:3. Вооз прибегает к продуманной стратегии, излагая дело, ради которого собрал мужей вифлеемских, шаг за шагом. Прежде всего, он поясняет, что Ноеминь (и Руфь; стих 5) имеет право на участок поля, принадлежащий покойному мужу Ноемини. Но по бедности вынуждена продать его. Надо сделать все возможное, чтобы эта земля осталась во владении «брата нашего Елимелеха», т. е. его близких (Иер. 32:6-12), говорит Вооз.

Руф. 4:4. Ближайший родственник был первым, кто имел право на приобретение земельного надела Елимелеха; Вооз же обретал это право в случае его отказа. Если тот не захочет выкупить «поле», он готов сделать это. Родственник выразил, однако, согласие…

Руф. 4:5. Но тут Вооз напомнил ему, что, выкупая землю, тот должен «выкупить» и Руфь моавитянку, взяв ее в жены, – с тем, чтобы восстановить имя умершему в уделе его. Логика этой причинно-следственной взаимозависимости состояла, очевидно, в том, что по смерти Елимелеха земельная собственность перешла сыну его Махлону, покойному мужу Руфи (стих 10); моавитянка становилась таким образом тем «звеном», минуя которое невозможно было сохранить земельный надел во владении семьи Елимелеха, ибо продолжателем рода Елимелеха. точнее, наследником имени его, мог стать только сын, рожденный ею.

Руф. 4:6. Женитьба на Руфи, как обязательное условие «выкупа» земли, заставила «ближайшего родственника» отказаться от принятого было решения. Он объяснил это боязнью расстроить собственный удел. Право выкупа он тут же, в присутствии свидетелей, передает Воозу. Какое же основание было у него опасаться за «свой удел»? Может быть, он не был достаточно богат, чтобы приобрести не только землю, но и жену.

А, может быть, как полагают некоторые, суеверно боялся женитьбы на моавитянке, дабы и его не постигла участь Махлона, первого мужа Руфи (сравните с нежеланием Иуды отдать своего последнего сына Фамари – в Быт. 38:11). Вполне возможно и такое объяснение: будущий сын Руфи, подумал родственник, унаследует не только землю, о которой идет речь, но и часть его собственного надела, который в этом смысле и мог быть «расстроен»; вот если бы за подлежавшим выкупу уделом Елимелех «стояла» лишь одна вдова – Ноеминь, то возможный сын от левиратного брак не угрожал бы наделу родственника, ибо Ноеминь попросту не могла бы родить его. Еврейские богословы, объясняя отказ этого родственника, ссылались на необоснованную боязнь его нарушить браком с моавитянкой Моисеев закон (сказанное во Втор. 23:3 относилось лишь к мужчинам моавитянам, а не к женщинам) и тем «поставить под удар» свой земельный надел.

Руф. 4:7-8. Законность совершения сделки подтверждена была не подписанием соответствующего документа, а ритуалом «передачи сапога» (согласно старинному обычаю), символизировавшим право на собственность, или право на хождение по земле, во владение которой вступал человек (сравните Втор. 1:36; 11:24; Иис. Н. 1:3,14:9). Передав свой сапог… Воозу, ближайший родственник исчезает со сцены, «не нарушив» своей анонимности. Зато имя Вооза не забыто во всех последующих поколениях (4:14).

Б. Решение Вооза. Завершение выкупа (4:9-12

Руф. 4:9-10. Вооз призвал старейшин во свидетели совершенной им сделки по приобретению у Ноемини всего, что принадлежало ее покойным мужу и сыновьям, вместе с Руфью Моавитянкой – дабы оставить имя умершего (Махлона) в уделе его. Из дальнейшего следует, что, беря на себя ответственность за судьбу Руфи, Вооз подразумевал, что не оставит своим попечением и престарелую Ноеминь, которой явила столь похвальную преданность ее невестка-моавитянка.

Руф. 4:11. Благородный поступок Вооза засвидетельствован старейшинами; они и, видимо, другие люди (весь народ), собравшиеся при воротах, желают ему благословений от Господа через жену, входящую в дом его, – да отметит ее Бог чадородием! Примечательно, что, уподобляя Руфь женам патриарха Иакова, они прежде упоминают Рахиль (которая долгие годы была бесплодной, как и Руфь в Моаве), а уж потом – Лию. Старейшины желают Воозу процветания в Ефрафе и доброй известности в Вифлееме (два названия одного и того же города; Быт. 35:19; 48:7; Мих. 5:2).

Руф. 4:12. В своем пожелании многочисленного потомства Воозу старейшины исходят из того, что дети – дар Божий (сравните Пс. 126:3). Они не знали тогда, что именно от благородных сердцем Вооза и Руфи произойдут великие цари Израиля, включая Давида и Царя вечности – Господа Иисуса Христа.

Фарес мог быть здесь упомянут по следующим причинам: а) он тоже появился на свет во осуществление закона левирата (от Фамари и Иуды); б) потомки Фареса осели в Вифлееме (1Пар. 2:5,18,50-54) и в) Фарес был предком Вооза (Руф. 4:18-21).

В. Заслуженная награда (4:13)

Руф. 4:13. В этом стихе повествование о Руфи достигает своей кульминационной точке; все, перечисленное в нем вкратце, исполнено значения: брак Руфи, благословенное Богом зачатие, и рождение долгожданного наследника.

На протяжении нескольких лет, будучи женой Махлона в Моаве, Руфь оставалась бесплодной. Теперь же Господь дал ей беременность – в награду за веру ее, милосердие и чувство ответственности. В известном смысле это можно рассматривать как провозвестие чудесного рождения в Вифлееме Сына Божия – по наступлении «полноты времени» (Гал. 4:4). «Бесплодными» оказались без малого десять лет жизни в Моаве (Руфь. 1:4), и всего на протяжении нескольких недель – по возвращении в Вифлеем – испытали на себе Ноеминь и Руфь всю полноту Божиих благословений.

VI. Заключение (4:14-22)

Завершающие стихи повествования представляют собой замечательный контраст его началу (сравните 1:1-5). Глубокая печаль сменяется безмерной радостью; пустота обращается полнотой.

А. Счастливый итог (4:14-17)

Руф. 4:14. И снова в центр повествования перемещается Ноеминь. Женщины Вифлеема, свидетельницы горестного возвращения ее в родной город, теперь славят Господа за то, что… не оставил престарелую вдову без наследника. Прочтение стих 14 в этом месте не одинаково в русской и английской Библиях. Тогда как на основании русского текста напрашивается вывод, что женщины говорят об Овиде, рожденном Руфью от Вооза, но унаследовавшем имя Махлона, сына Ноемини, из английского перевода следует, что речь идет о «выкупившем» Ноеминь и Руфь Воозе. Но кто бы ни понимался здесь под «наследником» (в англ. тексте – «близкий родственник»; (евр. гаэль) Ноемини – Вооз или Овид (что, кстати, означает «служащий Богу»), имени его предвозвещается слава в Израиле.

Руф. 4:15. Судя по продолжению текста (стих 15), русский перевод – более верный, ибо о том, кто, по словам женщин, будет Ноемини отрадою и питателем в старости, говорится как о рожденном Руфью. О ней же самой женщины говорят, что она для Ноемини, которую любит… лучше семи сыновей. (Заметим, что семь сыновей были символом особого благословения, которого могла удостоиться еврейская семья; сравните 1Цар. 2:5; Иов. 1:2.).

Руф. 4:16-17. Ноеминь стала нянькою Овида, «служителя Божия». Возможно, из стиха 17 следует, что она и формально усыновила его. Соседки называли внука Ноемини ее «сыном», подразумевая, что у нее родился наследник. Со временем стала ясна и далеко идущая цель Бога, осуществившаяся в рождении этого ребенка: Овиду предстояло стать дедом царя Давида.

Б. Генеалогия, возвещающая торжество и радость (4:18-22)

Подводя итог толкованию книги Руфь, нельзя не заметить, что все в ней – казалось бы, обычные человеческие обстоятельства: перемена места жительства, браки, кончины, сбор урожая, приобретение земли – служат раскрытию направляющей роли Господа в жизни людей.

Руф. 4:18-20. Здесь автор прослеживает генеалогическую линию Вооза и сына его Овида, начиная от Фареса и «выше». Фарес был сыном Иуды от Фамари (Быт. 38:12-30; Руф. 4:12). Есром был одним из членов семьи Иакова (Быт. 46:12). Об Араме упоминается в 1Пар. 2:9. Сын его Аминадав был тестем Аарона (Исх. 6:23). Наассон же возглавил дом Иуды (Чис. 1:7; 7:12; 10:14).

Руф. 4:21-22. Салмон был отцом Вооза; согласно Матф. 1:5 матерью его была Раав, блудница-хананеянка из Иерихона. Но поскольку та жила во времена Иисуса Навина, т. е. лет на 250-300 ранее описываемых событий, представляется, что «матерью» Вооза она была названа в том же смысле, в каком Авраам назван «отцом нашим» в Рим. 4:12, т. е. в смысле прародительницы Вооза.

Вполне можно предположить, что в родословии, приводимом в стихах 18-22, какие-то имена и поколения пропущены, судя по тому, что Фареса от Давида отделяла без малого тысяча лет, и едва ли за это время могло смениться лишь 9-10 поколений. Важнее всего, однако, мессианская идея, отразившаяся в этом родословии.

Мы узнаем, что Овид, рожденный Воозом и Руфью, стал отцом Иессея и дедом царя Давида (1Цар. 17:12). (В разделе 1Цар. 16:1-13 таблицу «Происхождение Давида от Авраама»). Родословие же Иисуса Христа прослеживается через Марию от Давида (Матф. 1:1-16; сравните Рим. 1:3; 2Тим. 2:8; Откр. 22:16). Вот почему Христос назван «Сыном Давидовым» (Матф. 15:22; 20:30-31; 21:9,15; 22:42). Наступит день, когда Христос возвратится на землю и воссядет на троне Давидовом в Тысячелетнем царстве (2Цар. 7:12-16; Откр. 20:4-6).

Вопреки всем ее, казалось бы, безотрадным обстоятельствам. Бог творил Свое дело в жизни Руфи. Подобно ей, любой истинно верующий человек должен быть «проводником» Его дела на земле. И наградой ему непременно явится сладкий плод Божией милости.



2007-2020, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.
Рекомендуем хостинг, которым пользуемся сами – Beget. Стабильный. Недорогой.