2 Царств 1 глава

Вторая книга Царств
Под редакцией Кулаковых → Синодальный перевод (СВ)

 
 

После смерти Саула, когда Давид, одолев Амалека, вернулся в Циклаг и провел там уже два дня,
 
По смерти Саула, когда Давид возвратился от поражения амаликитян и пробыл в Секелаге два дня,

пришел к нему на следующий день из стана Саула человек: одежда разорвана, голова посыпана прахом. Он подошел к Давиду и поклонился ему до земли.
 
вот на третий день приходит человек из стана Саулова; одежда на нем разодрана и прах на голове его. Придя к Давиду, он пал на землю и поклонился ему.

«Откуда ты пришел?» — спросил его Давид. «Я из израильского войска, — ответил тот, — мне удалось спастись!»
 
И сказал ему Давид: «Откуда ты пришел?» И сказал тот: «Я убежал из стана израильского».

«Что случилось? — продолжал спрашивать Давид. — Поведай мне!» И тот рассказал о случившемся: «Народ бежал с поля боя, и многие из них пали мертвыми. Погибли и Саул, и сын его Ионафан».
 
И сказал ему Давид: «Что произошло? Расскажи мне». И тот сказал: «Народ побежал со сражения, и множество из народа пало и умерло, и умерли и Саул, и сын его Ионафан».

«Откуда ты знаешь, что погибли Саул и сын его Ионафан?» — допытывался Давид у юноши, принесшего ему эту весть.
 
И сказал Давид отроку, рассказывавшему ему: «Как ты знаешь, что Саул и сын его Ионафан умерли?»

«Я случайно оказался на горе Гильбоа, — ответил он, — и вдруг вижу: Саул опирается на копье, а на него несутся колесницы и конница.
 
И сказал отрок, рассказывавший ему: «Я случайно пришел на гору Гелвуйскую, и вот, Саул пал на свое копье, колесницы же и всадники настигали его.

Оглянулся он, увидел меня и подозвал. Я откликнулся: „Вот я!“
 
Тогда он оглянулся назад и, увидев меня, позвал меня.

Он спросил у меня, кто я. „Амалекитянин“, — ответил я.
 
И я сказал: „Вот я“. Он сказал мне: „Кто ты?“ И я сказал ему: „Я амаликитянин“.

„Прошу, подойди ко мне, — велел он, — и добей меня: силы покидают меня, но жизнь всё еще теплится во мне“.
 
Тогда он сказал мне: „Подойди ко мне и убей меня, ибо тоска смертная объяла меня, душа моя все еще во мне“.

Тогда я подошел к нему и добил его: видно было, что он умирает1 и живым ему уже не встать. Взял я венец у него с головы, браслет с его руки и принес сюда, тебе, мой владыка».
 
И я подошел к нему и убил его, ибо знал, что он не будет жив после своего падения; и взял я венец, бывший на голове его, и браслет, бывший на руке его, и принес их к господину моему сюда».

Услышав это, Давид разодрал на себе одежды, и все, кто был с ним, сделали то же самое;
 
Тогда схватил Давид одежды свои и разодрал их, также и все люди, бывшие с ним,

они рыдали, и вопили, и постились до вечера, скорбя о Сауле, сыне его Ионафане и обо всем народе ГОСПОДНЕМ — обо всех израильтянах, павших от меча.
 
и рыдали и плакали, и постились до вечера о Сауле и о сыне его Ионафане, и о народе Господнем, и о доме Израилевом, что пали они от меча.

А у юноши, принесшего ему эту весть, Давид спросил: «Откуда ты родом? » Тот ответил: «Я сын амалекитянина, жившего среди вас».
 
И сказал Давид отроку, рассказывавшему ему: «Откуда ты?» И сказал он: «Я сын пришельца амаликитянина».

Давид сказал ему: «Как ты посмел поднять руку на помазанника ГОСПОДНЕГО?!»
 
Тогда Давид сказал ему: «Как не побоялся ты поднять руку, чтобы убить помазанника Господнего?»

Подозвал Давид одного из своих воинов и приказал: «Иди убей его!» Тот ударил его мечом, и он умер.
 
И призвал Давид одного из отроков и сказал ему: «Подойди, убей его».

А Давид сказал ему: «Ты сам повинен в своей гибели,2 ведь ты собственными устами засвидетельствовал, что убил помазанника ГОСПОДНЕГО».
 
И тот убил его, и он умер. И сказал ему Давид: «Кровь твоя на голове твоей, ибо твои уста свидетельствовали на тебя, когда ты говорил: „Я убил помазанника Господнего“».

Давид сложил плач о Сауле и сыне его Ионафане и оплакал их.
 
И оплакал Давид Саула и сына его Ионафана этой плачевной песней,

Он велел научить этой песни3 всех сынов Иудеи (она записана в Книге Праведного):4
 
и повелел научить сынов Иудиных луку, как написано в книге Праведного, и сказал:

«Краса твоя, Израиль, на холмах твоих повержена — о, пали могучие!
 
«Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих! Как пали сильные!

Не возвещайте об этом в Гате, не рассказывайте на улицах Ашкелона, чтобы не радовались филистимлянки, дочери необрезанных не ликовали!
 
Не рассказывайте в Гефе, не возвещайте на улицах Аскалона, чтобы не радовались дочери филистимлян, чтобы не торжествовали дочери необрезанных.

Горы Гильбоа! Да не падет на вас ни роса, ни дождь, полям вашим не знать урожая — щит могучих, щит Саула повержен5 там, не был он помазан елеем.6
 
Горы Гелвуйские! Да не сойдет ни роса, ни дождь на вас, и да не будет на вас полей с плодами, ибо там повержен щит сильных, щит Саула, как будто не был он помазан елеем.

Покуда кровь не потечет из ран, покуда сильные не падут — лук Ионафана разить не уставал, меч Саула без добычи не возвращался.
 
Без крови раненых, без тука сильных лук Ионафана не возвращался назад, и меч Саула не возвращался даром.

В любви и согласии жили Саул и Ионафан, не разлучились они и в смерти; быстрее орлов, сильнее львов они были.
 
Саул и Ионафан, любезные и согласные в жизни своей, не разлучились и в смерти своей; быстрее орлов, сильнее львов они были.

Дочери Израилевы! Плачьте о Сауле, что облекал вас в алые наряды, надевал на вас золотые уборы.
 
Дочери израильские! Плачьте о Сауле, который одевал вас в багряницу с украшениями и доставлял на одежды ваши золотые уборы.

О, пали могучие на поле брани! На высотах твоих Ионафан сражен —
 
Как пали сильные на брани! Сражен Ионафан на высотах твоих.

скорблю о тебе, брат мой Ионафан, как ты был дорог мне! Выше женской любви я ценил любовь твою.
 
Скорблю о тебе, брат мой Ионафан; ты был очень дорог для меня; любовь твоя была для меня превыше любви женской.

О, могучие пали, и оружие их бранное погибло!»
 
Как пали сильные, погибло оружие бранное!»



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.