Римлянам 5 глава

Послание к Римлянам апостола Павла
Перевод Еп. Кассиана → Толкование Мэтью Генри

Перевод Еп. Кассиана

1 Итак, будучи оправданы по вере, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа,
2 чрез Которого верою и получили мы доступ к этой благодати, в которой стоим и хвалимся в надежде на славу Божию.
3 И не только это, но и хвалимся скорбями, зная, что скорбь вырабатывает терпение,
4 а терпение – опытность, а опытность – надежду,
5 а надежда не постыжает, потому что в сердцах наших – любовь Божия, излившаяся на нас чрез Духа Святого, данного нам.
6 Ибо к тому же Христос, когда мы были еще немощны, в установленное время умер за нечестивых.
7 Ведь едва ли кто умрёт за праведного. Может быть за кого-нибудь доброго кто-то и дерзает умереть.
8 Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда еще мы были грешниками.
9 Поэтому, оправданные теперь кровью Его, мы тем более будем чрез Него спасены от гнева,
10 Ибо если, будучи врагами, мы были примирены с Богом чрез смерть Сына Его,-тем более, примирённые, будем мы спасены в жизни Его.
11 И не только это, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого мы теперь получили примирение.
12 Поэтому, как чрез одного человека грех вошел в мир, и чрез грех вошла смерть, и тем самым во всех людей перешла смерть, потому что все согрешили...
13 Ибо до Закона грех был в мире, но грех не вменяется, если нет Закона.
14 Но от Адама до Моисея смерть царствовала и над не согрешившими на подобие преступления Адама, который есть прообраз Имеющего придти.
15 Но не так, как грех – дар благодати: ибо если грехом одного многие умерли, тем более благодать Божия и дар по благодати этого одного Человека, Иисуса Христа, во многих преизобиловали.
16 И не так, как чрез одного согрешившего – дар: ибо суд за один грех – к осуждению, а дар благодати – от многих грехов к оправданию.
17 Ибо если грехом одного смерть царствовала чрез этого одного,-тем более получающие обилие благодати и дара праведности будут царствовать в жизни чрез одного Иисуса Христа.
18 Следовательно, как чрез один грех – во всех людях к осуждению, так и чрез одно дело праведное – во всех людях к оправданию жизни.
19 Ибо как чрез непослушание одного человека грешными стали многие, так и чрез послушание Одного праведными станут многие.
20 Закон же пришел после, чтобы умножился грех; но где умножился грех, явилась преизобильнейшая благодать,
21 чтобы, как царствовал грех в смерти, так и благодать царствовала чрез праведность к жизни вечной чрез Иисуса Христа, Господа нашего.

Толкование Мэтью Генри

Апостол достиг своей цели, полностью доказав учение об оправдании верою, и теперь, в этой главе, продолжает пояснять, иллюстрировать и применять это учение.

I. Он показывает плоды оправдания, ст. 1-5.

II. Подробно останавливается на смерти Иисуса Христа как источнике и основании нашего оправдания, в остальной части главы.

Стихи 1-5. Драгоценные благословения и привилегии, вытекающие из оправдания, должны побуждать нас приложить все усилия к тому, чтобы утвердиться в положении оправданного грешника, воспользоваться утешениями, какие оно дарует, и затем исполнять обязанности, к которым оно призывает нас. Плоды этого древа жизни весьма драгоценны.

I. Мы имеем мир с Богом.., ст. 1. Именно грех разделяет нас с Богом, производит не только отчуждение от Него, но и вражду с Ним. Святой и праведный Бог не может иметь мира с грешником, пока тот остается в грехе. Оправдание устраняет нашу виновность и открывает путь к примирению. Бог так благ, так благоволит к человеку, что немедленно по устранении этого препятствия водворяется мир. Верою мы держимся за руку Божию, полагаемся на Его силу и таким образом сохраняем мир с Богом, Ис 27:4,5. Этот мир означает нечто большее, чем просто прекращение вражды, он включает в себя дружбу и милосердие, ибо Бог является либо наихудшим врагом либо наилучшим другом. Авраам, будучи оправданным по вере, был назван другом Божиим, Иак 2:23. Христос называл Своих учеников друзьями, Ин 15:13-15. Можно с уверенностью сказать, что для человека не может быть большего счастья, как иметь Бога своим другом! Но получаем мы этот мир через Господа нашего Иисуса Христа как великого миротворца, Посредника между Богом и человеком, Который не просто осуществил примирение, но является Сам нашим миром и хранителем его, Кол 1:20.

II. Верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим.., ст. 2. Не только мир, но и благодать — это следующая привилегия, вытекающая из оправдания.

Заметьте:

1. Счастливое положение святых. Это положение благодати, Божиего милосердия к нам и нашего послушания Ему. В это положение мы были допущены, мы не родились в нем, но были введены в него. Мы не могли войти в него сами по себе, не могли преодолеть трудностей на пути к нему, но нуждались в том, чтобы нас ввели в него, как слепых, хромых или расслабленных. Мы получили доступ. Апостол Павел говорит о тех, кто уже переведен из природного состояния в состояние по благодати. Сам Павел получил этот доступ при своем обращении, когда стал близким Богу. Варнава привел его к Апостолам (Деян 9:27), другие приводи ли его за руку в Дамаск (Деян 9:8), но в состояние благодати привел и ввел его за руку Сам Христос. Чрез Которого верою и получили мы доступ. Чрез Христа как открывающего этот доступ, чрез веру как средство к получению его.

2. Счастливое пребывание святых в этом состоянии: В которой стоим. Какое блаженное состояние — стоять в благодати Божией. Мы не только в ней находимся, но и стоим в ней. Это означает, что мы освобождены от вины, мы не отвергнуты, как приговоренные преступники. Эта фраза означает также наш прогресс: когда мы стоим, мы можем двигаться. Мы не должны лежать как уже достигшие всего, но стоять, как стремящиеся вперед и как служащие Христу, нашему Господину. Далее, эта фраза означает нашу сохранность: мы стоим твердо, в полной безопасности, поддерживаемые силой Божией; стоим, как стоят солдаты, которые твердо держат свои позиции и не сдаются врагу. Небесные дворцы не похожи на земные, где опасно занимать высокие места, так как они слишком скользки. Мы стоим со смиренной уверенностью, что начавший в нас доброе дело будет совершать его.., Фил 1:6.

III. Мы... хвалимся надеждою славы Божией. Кроме блаженства в настоящее время, есть еще блаженство в надежде на будущую славу Божию. Получившие доступ к благодати Божией чрез веру могут надеяться на участие в славе Божией в потустороннем мире. Благодать — это начало славы, это ее залог и гарантия. Те, кто имеют надежду на славу Божию за гробом, могут радоваться о ней уже теперь.

IV. Мы хвалимся также и скорбями. Не только хвалимся невзирая на скорби, но хвалимся самими скорбями, так как они производят в безмерном преизбытке вечную славу, 2Кор 4:17.

Заметьте, каким возрастающим является блаженство святых. И не сим только хвалимся, но хвалимся и скорбями, особенно скорбями за правду. Так как это трудно понять, то апостол Павел объясняет, что является основанием и причиной радости во время скорбей. Скорби, через цепь причин, содействуют возрастанию надежды.

1. Скорби производят терпение, не сами по себе, но силой благодати Божией, могущественно действующей в скорбях и через них. Терпение испытывается и совершенствуется в скорбях, подобно тому как сталь закаляется в огне. Бог творит едомое из ядущего и сладкое из сильного. Терпение производит нечто такое, что дает радость, ибо терпение приносит нам пользы больше, чем скорбь может причинить вреда. Сами по себе скорби вызывают нетерпение, но так как для святых они освящены, то производят терпение.

2. Терпение производит опытность, ст. 4. Оно дает возможность на опыте познать Бога, дающего песни в ночи. Кто терпеливо переносит страдания, тот имеет величайший опыт познания божественного утешения, которое умножается по мере умножения скорбей. В терпении также испытываемся мы сами. Скорби испытывают нашу искренность, поэтому они называются испытаниями. Они производят проверку, тот, кто выдержал испытание, является человеком проверенным. Так скорби Иова произвели в нем терпение, а терпение обнаружило, что он все еще тверд в непорочности своей, Иов 2:9.

3. От опытности надежда. Кто, будучи испытан, выходит из испытания, как золото, получает ободрение для своей надежды. Испытание Бога на опыте укрепляет, поддерживает нашу надежду. Испытание нас самих помогает доказать нашу искренность.

4. Такая надежда не постыжает, то есть она не обманет нас. Ничто так не постыжает, как разочарования. Крушение надежд нечестивых приведет к их вечному посрамлению и разочарованию, а ожидание праведников — радость, Притч 10:28. Или, надежда не постыжает нас в наших страданиях: имея надежду на будущую славу, мы не стыдимся страданий. Мы страдаем за доброе дело, за нашего доброго Господа, и надежда наша добрая, поэтому мы не будем постыжены. Потому что любовь Божия излилась в сердца наши... Эта надежда не разочарует нас, потому что она запечатлена Святым Духом Который есть Дух любви. Любовь Божия, то есть сознание любви Божией к нам, вызывающее в нас ответную любовь к Нему. Основанием всякого нашего утешения и нашей святости, а также условием сохранения как того, так и другого, является обильно излившаяся в наши сердца любовь Божия, любовь, которая объемлет нас, 2Кор 5:14. Мы привлечены и удерживаемся узами любви. Сознание Божией любви к нам не постыдит нас ни в надежде на Него, ни в наших страданиях за Него.

Стихи 6-21. Здесь апостол Павел говорит о смерти Господа Иисуса как об источнике и основании нашего оправдания. Потоки, текущие из этого источника, очень сладки, но если вы пройдете вдоль них к самому источнику, то обнаружите, что им является смерть нашего Господа за нас; все наши привилегии вытекают из драгоценного потока Христовой крови. Поэтому апостол останавливается подробно на этом проявлении любви Божией, обильно излившейся в сердца наши. Он рассматривает три момента для объяснения и иллюстрации этого учения:

1. За кого умер Христос, ст. 6-8.

2. Драгоценные плоды Его смерти, ст. 9-11.

3. Параллель между первым Адамом, через которого грех и смерть вошли в мир, и вторым Адамом, принесшим праведность и жизнь, ст. 12-21.

I. Каковыми мы были, когда Христос умер за нас.

1. Мы были немощны (ст. 6), то есть находились в печальном состоянии, и что еще хуже, — мы были совершенно неспособны помочь себе выйти из этого состояния. По этому здесь сказано, что наше спасение осуществилось в определенное время. Божие время для оказания нам помощи, для нашего спасения наступает тогда, когда мы окончательно теряем силы, чтобы Его сила и благодать могли быть более возвеличены, Втор 32:36. Таков метод Божий — помогать в безвыходном положении.

2. Он умер за нечестивых, то есть не просто за немощных, обреченных на гибель по причине их беспомощности, но за виновных, грешных и, следовательно, заслуживающих свою гибель. Будучи нечестивыми, они нуждались в том, чтобы кто-то умер за них. Он описывает эту смерть (ст. 7, 8) как беспрецедентный пример любви; именно в ней проявилось, что Божий мысли и Божий пути выше наших.

(1) Едва ли кто умрет за праведника, то есть за несправедливо осужденного; каждый готов посочувствовать ему, но едва ли найдется такой, кто согласился бы рискнуть своей жизнью ради него.

(2) Может быть, кто-то к решился вы умереть за благодетеля, то есть за человека более, чем просто праведного. Многие люди, добрые сами по себе, крайне мало делают доброго для других; но те, что приносят пользу, обычно бывают любимы. И тем не менее, заметь те, как апостол говорит об этом: лишь не которые решатся на это, и то только может быть.

(3) Но Христос умер за грешников (ст. 8), не за праведных и не за благодетелей, не просто за бесполезных, но за виновных. Этим Бог доказывает Свою любовь к нам, и не только доказывает, но возвеличивает и прославляет ее; не только ставит ее вне всякого сомнения, но и делает предметом величайшего изумления и восхищения. Бог доказывает Свою любовь к нам тем, что изливает ее в наши сердца Духом Святым. Когда мы были еще грешниками. Из этого следует, что мы не должны всегда оставаться грешниками, что должна произойти перемена в нас, ибо Он умер, чтобы спасти нас, не вместе с нашими грехами, а от наших грехов. Но когда Он умирал за нас, мы были еще грешниками.

(4) Более того, мы были врагами (ст. 10), то есть не только злодеями, но изменниками и мятежниками. И то, что Христос умер за таковых, является такой непостижимой тайной, таким неподражаемым проявлением любви, что мы целую вечность будем удивляться и восхищаться этим. Поэтому вполне справедливо, что Тот, Кто так возлюбил нас, сделал одним из законов Своего Царства любовь к врагам.

II. Драгоценные плоды смерти Христа.

1. Оправдание и примирение с Богом — это первый и основной плод смерти Христа: Будучи оправданы Кровью Его (ст. 9).., мы примирились с Богом смертью Сына Его.., cт. 10. Грех прощен, и вражда убита, беззаконие заглажено и приведена правда вечная. Немедленно после нашего уверования мы входим в положении оправданных и примиренных. Оправданы Кровью Его. Наше оправдание приписывается силе Крови Христовой, потому что без пролития крови не бывает прощения грехов, Евр 9:22. При всех жертвоприношениях, которые совершались в умилостивление за грехи, главной частью ритуала было кропление кровью жертвы.

2. Из оправдания и примирения вытекает спасение от гнева: Спасемся Им от гнева, ст. 9. Спасемся жизнью Его, ст. 10. Если Бог оправдал нас и примирил с Собою, когда мы еще были врагами, то тем более Он может спасти нас, когда мы оправданы и примирены с Ним. Если Он сделал для нас столь великое дело, что из врагов мы стали Его друзьями, то, конечно, Он сделает для нас и менее великое, обращаясь с нами как с друзьями и родственниками. Говоря об этом, апостол снова и снова употребляет выражение тем более: Спасемся Им от гнева, от ада и погибели. Гнев Божий — это огонь ада! Это так называемый грядущий гнев, 1Фес 1:10. Спасение от гнева, о котором здесь говорится, включает в себя окончательное оправдание и искупление верующих в великий день Господень, а также приготовление их к этому дню; это есть завершение дела благодати. Примирившись Его смертию, спасемся жизнию Его. Под Его жизнью здесь понимается не жизнь Его во плоти, но Его жизнь в небесах, та жизнь, что продолжается после смерти. Уничиженный Христос примиряет нас с Богом, а Христос превознесенный спасает нас. Умирающий Иисус положил основание, осуществив удовлетворение за наш грех и убив вражду, и таким образом обеспечил нам возможность спастись, а живущий Христос совершает дело спасения нашего: ...будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за нас, Евр 7:25. Именно Христос, вознесенный на небо, посредством Своего слова и Духа Святого, призывает и обновляет нас, примиряет нас с Богом, является нашим Ходатаем перед Отцом и таким образом осуществляет и завершает наше спасение. Ср. гл 4:25 и 8:34. Умирающий Христос был нашим Завещателем, Который завещал нам наследство, а живущий Христос является Исполнителем Своего завещания, вручающим нам это наследство.

3. Все это приводит в результате к следующему преимуществу — мы хвалимся Богом. Ужас пред Богом стал так далек от нас, что теперь Он есть наша радость, наша похвала и наша надежда в день бедствия, Иер 17:17. Мы примирились с Богом... и спасены от гнева Его. Да будет благословенно имя Божие, грех уже не грозит нам погибелью. И не довольно сего, мы имеем нечто большее — постоянный поток благоволений. Мы не только идем в небо, но идем туда с торжеством, не только достигаем пристани, но приходим в нее на полных парусах: мы хвалимся Богом, утешаемся Его любовью. И все это (что апостол очень любит повторять, как бы играя на любимой струне) благодаря примирению, ибо чрез Него мы получили ныне примирение. Получить примирение — это значит:

(1) Дать свое согласие на тот путь, который бесконечная Премудрость избрала для спасения виновного мира через Кровь распятого Иисуса, принять с радостью и добровольно евангельский путь спасения, на евангельских условиях.

(2) Принять то утешение, что дает нам примирение, являющееся источником и основанием нашей радости в Боге. Итак, получив примирение, мы радуемся в Боге, хвалимся Им.

III. Апостол теперь проводит параллель между тем, как грех и смерть вошли в мир через первого Адама, и тем, как праведность и жизнь пришли через второго (ст. 12-21), показывая соответствие между нашим падением и восстановлением.

1. Основная истина, лежащая в основе рассуждения апостола, состоит в том, что Адам является прообразом Христа (ст. 14): Который есть образ будущего. По этой причине Христос назван последним Адамом, 1Кор 15:45. Бог имел дело с Адамом как с общим отцом человечества, как с представителем всего его потомства, и Адам действовал как таковой, от лица всех своих потомков. Так же и Иисус Христос, Посредник, действовал как глава всех избранных, представляя их пред Богом как их Отцом: Он умер за них, воскрес для них, вошел за завесу для них, все сделал ради них.

2. Более подробное объяснение этой аналогии.

(1) Каким образом Адам передал грех и смерть всему своему потомству (ст. 12): Одним человеком грех вошел в мир... Мы видим, что мир находится во власти греха и смерти, утопает в беззакониях и бедствиях. Все это произошло через одного человека, через первого человека на земле.

[1] Через него вошел грех. Когда Бог провозгласил, что все весьма хорошо (Быт 1:31), греха еще не было в мире. Грех вошел, когда Адам съел запретный плод. Грех вначале вошел в мир ангелов, когда многие из них возмутились и восстали, оставив свое прежнее положение, но он никогда не входил в мир людей, пока Адам не согрешил. Он вошел, как враг, чтобы убивать и губить, как вор, чтобы грабить и расхищать. Потом пришла вина за грех Адама, вмененный его потомству, и общее растление и разложение всего творения. Потому что в нем все согрешили. Грех вошел в мир через Адама, ибо в нем мы все согрешили, так как Бог, Создатель природы, вложил в нее такой закон, что человек рождает потомков по своему подобию, как и все другие творения. Поэтому в Адаме, как в общем вместилище, была заложена вся природа человека, и от него она передалась всему потомству, ибо Бог от одной крови... произвел весь род человеческий, Деян 17:26. Поэтому, когда Адам согрешил и пал, человеческая природа стала виновной и развращенной (падшей) и произвела соответственное потомство. Так в нем все согрешили.

[2] Грехом вошла смерть, ибо смерть есть возмездие за грех. Сделанный грех рождает смерть. Когда пришел грех, то и смерть, конечно, пришла с ним. Под смертью здесь понимаются все бедствия, являющиеся естественным следствием греха: физическая, духовная и вечная смерть. Если бы Адам не согрешил, он бы не умер; он был предупрежден: «...В день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт 2:17).

[3] Так и смерть перешла, то есть смертный приговор перешел, как на преступников, на всех человеков, подобно тому как инфекционная болезнь распространяется по всему городу, и никто не может избежать ее. Это всеобщий удел, из которого никто не исключен: смерть перешла во всех. Смерть царствовала.., ст. 14. Павел говорит о смерти, как о могущественном царе, и о ее владычестве, как об абсолютной, всемирной и нескончаемой монархии. Никто не был избавлен от ее власти. Это царство, что переживет все другие земные царства, начальства и власти, ибо это есть последний враг, 1Кор 15:26.

Далее апостол Павел показывает, что грех начался не с закона Моисея, но что он был в мире еще до закона. Следовательно, закон Моисея — это не единственное правило жизни, но существовало некоторое правило прежде, чем был дан закон, и это правило было нарушено. Что грех существовал в мире до закона, об этом свидетельствует убийство Каином Авеля, отступление древнего мира от Бога, развращенность Содома. Он делает из этого вывод, что уже тогда был закон, ибо грех не вменяется, когда нет закона. Первородный грех состоял в неподчинении закону Бога, а фактический грех — в нарушении его: следовательно, все были под каким-то законом. Доказательством этого является то, что смерть царствовала от Адама до Моисея, ст. 14. Совершенно очевидно, что смерть не могла бы царствовать, если бы грех не восседал на троне. Это доказывает, что грех был в мире прежде закона Моисеева (первородный грех), ибо смерть царствовала над теми, кто не совершил фактического греха, кто не согрешил подобно преступлению Адама, то есть никогда не грешил лично, как Адам, — что следует понимать в отношении детей, невиновных в действительном грехе и тем не менее умиравших, потому что грех Адама вменен им. Царствование смерти особенно проявилось в тех ужасных и необычайных судах, что имели место задолго до Моисея, как, например, потоп и ниспровержение Содома, которые постигли и детей.

(2) Каким образом Христос, по аналогии с Адамам, передает праведность и жизнь всем истинно верующим. Апостол указывает не только на подобие между Христом и Адамом, но и на то, как благодать и любовь, вошедшие в мир через Христа, намного превосходят вину и гнев, которые навлек на мир Адам.

[1] В чем заключается это подобие, ст. 18, 19.

Во-первых, преступлением и непослушанием одного человека многие стали грешниками, и суд за одно преступление привел к осуждению всех человеков.

Заметьте,

1. Что грех Адама состоял в непослушании, в непослушании ясно выраженному повелению, данному для испытания его. То, что он сделал, было грехом только потому, что это было запрещено делать, и не более, но это открыло дверь для других грехов, хотя сам по себе грех казался незначительным. 2. Что грех имеет очень большую разрушительную и отравляющую силу и большую скорость распространения, иначе бы вина греха Адама не простерлась так далеко, не оказалась бы таким глубоким, сильным потоком. Кто бы мог подумать, что так много зла содержится в грехе? 3. Что через грех Адама сделались многие грешными. Многие, то есть все его потомство, в то время как совершившим преступление был один. Это означает, что мы сделались грешниками в результате судебного приговора. 4. Что суд за одно преступление привел к осуждению всех, кто стал грешником через непослушание Адама. Весь род человеческий подпал осуждению, подобно смертному приговору за государственную измену с конфискацией имущества.

Во-вторых, аналогичным образом, правдой и послушанием одного (и этим одним является Иисус Христос, второй Адам) многие делаются праведными, и таким образом дар благодати распространяется на всех. Достойно примечания то, как апостол подчеркивает эту истину, повторяя ее вновь и вновь, как истину чрезвычайно важную по своим последствиям.

Заметьте:

1. Какова природа Христовой праведности, как она была достигнута: путем Его послушания. Непослушание первого Адама погубило нас, а послушание второго Адама спасает нас — послушание закону посредничества, состоявшему в том, что Он должен был исполнить всю правду и потом принести душу Свою в жертву за грех. Своим послушанием этому закону Христос приготовил для нас праведность, удовлетворил требованиям Божией справедливости и проложил нам путь к Его благоволению.

2. Плод Христовой праведности.

(1) Дар благодати для всех людей. Спасение, совершенное Христом, является общим спасением, всякий желающий может прийти и пить воду жизни. Дар благодати состоит в оправдании к жизни. Это оправдание не только освобождает от смерти, но и дает право на жизнь.

(2) Многие сделаются праведными, сделаются праведными на основании «жалованной грамоты».

[2] В чем дар благодати и любви, полученный через Христа, превосходит унаследованные от Адама вину и осуждение. Апостол показывает это в ст. 15-17, с той целью, чтобы возвеличить богатство любви Христа и принести утешение и ободрение верующим.

Во-первых, Если вина и осуждение были переданы, тем более будут переданы благодать и любовь. Исходя из благости Божией мы можем предположить, что Он скорее готов оправдать нас на основании вмененной праведности, чем осудить на основании вмененной вины. То тем более благодать Божия и дар по благодати. Из всех божественных свойств благость Бога составляет Его особую славу. Мы знаем, что Бог более склонен миловать, и что наказывать — не свойственно Его природе.

Во-вторых, если грех человека обладал такой силой и влиянием, что привел нас к осуждению, то тем более сила и влияние праведности Христовой обеспечат нам оправдание и спасение. Несомненно, Адам не мог передать такой сильный яд, против которого Иисус Христос не мог бы дать более сильного, причем во много раз, противоядия.

В-третьих, всего лишь одно единственное преступление Адама послужило к нашему осуждению: суд за одного согрешившего, суд за одно преступление, ст. 16, 17. Но чрез Иисуса Христа мы получили обилие благодати и дар праведности. Поток благодати и праведности глубже и шире, чем поток вины. Бог во Христе прощает все преступления.

В-четвертых, преступлением одного (Адама) царствовала смерть, но посредством праведности Христовой верующие удостаиваются царствования в жизни, ст. . Благодаря Христу и Его праведности мы получили больше привилегий и более превосходных, чем те, что потеряли через преступление Адама. Пластырь шире, чем рана, на которую он накладывается, и его целительные свойства сильнее, чем поражающие свойства раны.

IV. В последних двух стихах апостол, кажется, предвосхищает возражение, приведенное им в Гал 3:19: Для чего же закон? Ответ:

1. Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. Закон не содействовал умножению самого греха (кроме как только в том смысле, что грех брал повод от заповеди), но содействовал обнаружению умножающейся греховности его. Зеркало обнаруживает пятна, но оно не вызывает их. Если осветить комнату ярким светом, то в ней обнаружатся пыль и грязь, которые были в ней и раньше, но не были видны. Это подобно исследованию раны, нуждающейся в исцелении.

2. Чтобы могла преизобиловать благодать — чтобы ужасы закона могли сделать более сладкими утешения Евангелия. Чем больше сила врага, тем больше чести победителю. Это изобилование благодати апостол Павел иллюстрирует в cт. 21. Грех царствовал к смерти; это было жестокое, кровавое царствование. Но благодать воцарилась к жизни, вечной жизни, причем чрез праведность, — через праведность, вмененную нам для нашего оправдания, и через праведность, произведенную в нас для нашего освящения. И все это Иисусом Христом, Господом нашим, Его силой как великого Пророка, Священника и Царя Его церкви.



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.