2 Коринфянам 10 глава

Второе послание к Коринфянам апостола Павла
Перевод Десницкого → Библия говорит сегодня

Перевод Десницкого

1 Сам я, Павел, обращаюсь к вам с Христовой кротостью и умеренностью: когда я у вас, то скромен, а издалека так резок!
2 Прошу вас, не заставляйте меня быть резким, когда приду к вам – а ведь я решился обойтись сурово с теми, кто счел, будто наша жизнь проходит по законам плоти.
3 Хоть и живем во плоти, не по ее законам сражаемся,
4 и оружие, с которым вступаем в сражение, не плотское – оно Божье и способно рушить твердыни. Мы опрокидываем умственные построения
5 и рушим высокие стены, которые стоят на пути к познанию Бога, мы берем в плен сознание всякого человека, покоряя его Христу,
6 мы готовы покарать любое непокорство, когда покорность ваша станет полной.
7 Вы смо́трите только на внешность. Кто-то убежден, что он ­– на стороне Христа? Пусть сам тогда поразмыслит: насколько он на стороне Христа, настолько же и мы.
8 Даже если я и слишком хвалюсь той властью, которую Господь дал нам для созидания, а не для вашего разорения – не стыдно мне это делать.
9 Впрочем, пусть вам не кажется, что я запугиваю вас письмами,
10 а то говорят: мол, письма его суровы и сильны, а когда приходит сам – слаб, и слова его ничтожны.
11 Пусть знает, кто так говорит: я и на деле окажусь таким же, каков я в письмах, присланных издалека.
12 Мы не решаемся себя равнять или даже сравнивать с людьми, которые выставляет себя напоказ. Они меряют себя собственной меркой, сравнивают себя с самими собой, ничего при этом не понимая.
13 А мы положим предел нашей похвале – тот самый предел, который отмерил нам Господь, включая и вас, коринфян, тоже.
14 И не скажешь, будто мы стараемся и на вас распространить свою власть, а сами до вас так и не добрались – нет, мы у вас побывали с Евангелием Христовым.
15 Мы не хвалимся безмерно, чужими трудами, но мы надеемся, что вера ваша будет всё возрастать, по мере этого и наши пределы широко раздвинутся
16 и мы станем проповедовать Евангелие далее Коринфа, и не станем хвалиться тем, что в чужих пределах сделано другими*.
17 «Кто хочет хвалиться – пусть хвалится Господом!»*
18 Ведь Господу угоден не тот, кто сам себя ставит на видное место, а тот, кого Он поставит.

Библия говорит сегодня

IV. Третий визит Павла в Коринф (10:1-13:14)

14. Защита против обвинений (10:1-11:15)

В этой части Второго послания к Коринфянам Павел приступает к ответу на резкие выпады новых служителей и их сторонников в коринфской церкви. Из написанного здесь становится понятно, что его служение и учение подвергались массированной критике. Сам Павел исключительно серьезно относился к присутствию этих «апостолов». Не будет преувеличением сказать, что на кон были поставлены апостольские отношения Павла с коринфянами, не говоря уже об их будущем как христианской общины.

1. Обвинения: оружие Павла плотское (10:1-7а)

Коринфяне, или часть их, пленились внешним эффектом служителей из Иудеи. В основе служения этих людей лежала сила и авторитет. С собой они принесли рекомендательные письма (3:1) и, пытаясь придать законность своим притязаниям (5:13; 2:1),

указывали на свои экстатические и визионерские способности. Они также хвалились расстоянием, которое им пришлось преодолеть, чтобы добраться до Коринфа (10:13-18).

Вновь прибывшие и их друзья в Коринфе смотрели на Павла свысока, что явствует из характера самозащиты, которую мы видим в последних главах. В гл. 10 в качестве главного его недостатка упоминается, что властность он проявляет только когда отсутствует, через послания. Когда же присутствует, он

скромен (ст. 1), то есть проявляет в их глазах не лучшее качество. Для них Павел – «плотский» служитель (ст. 2 и 3), который не силен Богом в том, что делает (ст. 4).

Манера подачи себя была, похоже, хорошо обдумана Павлом. Скромность его целиком объясняется тем, что он подражал кротости и снисхождению Христа (ст. 1), то есть обладал свойствами, на которые указывал Иисус в своем знаменитом обращении к «труждающимся и обремененным» (Мф 11:29). «Плотскость», вероятно, означает, что он не пытался быть более чем просто обыкновенным человеком. В нем не было ничего такого, что нельзя увидеть и услышать (ср.: 12:6). «Силу» его можно почувствовать только в его благовествовании, а не в нем самом. Сам по себе он был никто и ничто; весьма мирским человеком, на самом деле. Новые служители, однако, представляли себя сильными и необыкновенными. История знает немало фактов, когда служители старались произвести впечатление на людей своими мнимыми возможностями и паранормальными свойствами. Христиане и служители, которые не понимали, что сила Божья пребывает в Слове, становились легкой добычей служителей, которые обладали необыкновенной силой или притязали на ее обладание. Смотря свысока на смирение и человечность Павла, его критики продемонстрировали, что на самом деле они, а не Павел, были плотскими в своем мировосприятии и как раз у них не было истинной силы Божьей.

Кроме того, коринфяне (или некоторые из них) серьезно ошибались, недооценивая силу человеческого бунта против Бога, которая уподобляется Павлом хорошо защищенной крепости, неприступной для нападений извне. Оружие Павла, к которому высокомерно относились в Коринфе, отнюдь не будучи «плотским», обладает по сути силой Божьей на разрушение твердынь (ст. 4) и замыслов и всякого превозношения, восстающего против познания Божия (ст. 5). Служение Павла, непритязательное, если судить по внешним проявлениям, было в состоянии пленить всякое помышление в послушание Христу (ст. 5).

Будет правильно следовать Павлу в его реалистической оценке силы неверия и гордости, укоренившейся в человеческом уме. Только правильным оружием можно подавить и пленить этого горделивого закоренелого бунтаря, ставящего себя выше Бога; этим правильным оружием являются слова благовестия.

Подобно Павлу, мы должны провозглашать Иисуса Христа Сыном Божьим, распятым ради спасения грешников, а также Господом и судьей – чтобы всякое помышление слушателя пленялось в послушание Христу. Скажем прямо: любая проповедь, основанная на Новом или Ветхом Завете, экзегетическая или посвященная иным темам, потерпит фиаско, если не будет непременно строиться вокруг Господства Христа и Его спасительной силы. Только такое благовестие сможет вынудить восстающее против познания Божия закостенелое неверие стать послушным Христу. Само смирение Павла, которое они презирают и которое сам он называет кротостью и снисхождением Христовым (ст. 1), указывает на то, что он является человеком, всякое помышление которого пленяется в послушание Христу. Он есть живое воплощение того, что провозглашает.

2. Апостольская власть Павла (10:7 б–11)

Для критиков Павла вопросы стиля служения были первостепенными. Что он представлял из себя, когда отсутствовал, то есть как автор посланий? Что это был за человек, когда лично присутствовал с коринфянами? В их глазах он был неудачником, где бы он не находился. Письма его они сочли «устрашающими» (ст. 9); они полагали, что он принялся запугивать их. Это сильно контрастировало с его «скромностью», которую он проявлял между ними (ст. 1), что для них было полной дискредитацией. Он был подобен сторожевой собаке, которая громко лает, но не кусает.

Служение Павла здесь, как и в других местах, должно было испытываться не наличием даров, а достижениями в построении общины. Он призывает коринфян взглянуть на очевидные факты, то есть на существование христианской общины в Коринфе (3:1-3; 5:11 -13). Существование общины, основанной Павлом, является веским доказательством того, что «орудия», которыми он сражался, имели божественную силу (ср.: ст. 4).

Один неназванный человек особенно уверен (возможно, чересчур?), что он Христов (ст. 7), иными словами – христианский служитель. Можно предположить, что этот человек – не вновь прибывший служитель, а коринфянин – и есть главный критик Павла. Он–то и должен сам по себе судить (ст. 7), что Павел тоже является служителем; сама церковь, в которой он пребывает, является тому свидетельством!

Прямое сравнение Павла с этим неназванным соперником не возможно. Павел не может уйти от особого поручения, данного ему прославленным Христом на дамасской дороге (Гал 1:11-16; Деян 22:21; 26:17,18). Там Господь дал Павлу власть к созиданию (ст. 8) церквей, подобных той, что возникла в Коринфе. Тем, кто пытается применить по отношению к Павлу личностные или стилистические критерии, апостол указывает на свое уникальное и великое поручение от воскресшего Господа и на осязаемое свидетельство – существующие сейчас общины, которые состоят из язычников. Необычные слова Павла «если бы я и более стал хвалиться… то не остался бы в стыде» (ст. 8), вероятно, повторяют лексику его критиков, с помощью которой те пытались утвердить свое служение в противовес ему. Павел просто хочет, чтобы они поняли, что полученное на дамасской дороге поручение лежит в основе всего, что он делает, и ему за это не стыдно.

Неназванный соперник был одним из выразителей той ожесточенной критики, которая сейчас упоминается в послании.

Слова «некто говорит» можно понять как «он говорит», то есть как исходящие от критика Павла[м.: Barrett.]. Этот критик утверждает, что в посланиях он [Павел] строг и силен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна (ст. 10). К этому моменту Павел написал уже три послания к коринфянам; настоящее послание было четвертым. Обвинение заключается в том, что послания отличаются тем, что должно было быть в нем самом – строгостью и силой. В нем этого нет; скорее, верно обратное. Когда он, наконец, явился, то показал себя не с лучшей стороны. Пребывая с ними, он был слаб и речь его была ниже всякой критики.

При тщательном рассмотрении, становится понятно, что критика касается внешнего вида Павла и его речи или голоса. К сожалению, единственный источник информации о внешних данных Павла относится к далекому прошлому, и надежность его вызывает сомнения [2 Согласно «Житию Павла и Феклы» (II в.), Павел был «человеком не большой стати, лысый и с кривыми ногами».]. Внешне Павел мог и не быть импозантным и представительным человеком. Наверное, он был не столь высокопрофессионален, как высокочтимые в то время ораторы. Возможно, он страдал он какого–то недуга или был калекой. (Не на это ли указывает «жало во плоти»? 12:7,8.) Что бы то ни было, критики Павла ухватились за это и за его упрямое нежелание принять их покровительство (11:7-11), как за веские основания, чтобы оспаривать истинность его апостольства. В греческом мире восторгались физической красотой и ценили утонченное времяпрепровождение, а телесное несовершенство и ручной труд презирались. В контексте таких ценностей палаточнику Павлу с его любительской речью и сомнительной внешностью мало чем можно было похвалиться. Еще до того, как стать известным оратором, молодой Демосфен подвергся осмеянию в Афинах по поводу своего хрупкого телосложения и слабого голоса. Эти недостатки пришлось исправлять с помощью длительной и строгой программы физических и голосовых упражнений [См.: Plutarch, The Age of Alexander (Penguin, 1973), pp. 189–193.]. «Он исправлял свою шепелявость и нечеткую артикуляцию, держа во рту камешки и произнося длинные речи, и укреплял свой голос, когда бегал или ходил в гору… произнося речи… на одном дыхании» [См.: Plutarch, The Age of Alexander (Penguin, 1973), p. 197.]. Это говорит о серьезности, с какой греческий мир относился к физической выправке и способности выступать на публике. В глазах греков Павел был весьма неполноценен.

Тем не менее, возражает Павел, пусть этот человек посмотрит на реальное положение вещей. На самом деле, служение Павла всегда одно и то же, где бы он не находился – общаясь заочно, когда писал послания, или общаясь лично, когда был среди них (ст. 11). Содержание послании будет проявляться на деле, когда он пребываете ними.

3. Сравнение миссий (10:12-18)

Павел сейчас оставляет своего коринфского критика и переходит к пришлым «апостолам», которые, похоже, сравнивали себя друг с другом в своей группе, а также себя с Павлом. Новые «служители» придавали большое значение величине тех расстояний, которые им пришлось преодолеть, чтобы добраться до Коринфа, и, в частности, тому факту, что их путь был длиннее, чем у Павла. Пришли они явно из Палестины, а Павел уже около семи лет находился в регионе Эгейского моря.

Павел отвечает двояким образом. Во–первых, он упоминает миссионерский договор, заключенный десять лет назад в Иерусалиме, согласно которому Иаков, Петр и Иоанн должны были отправиться к евреям, тогда как Павел и Варнава должны были нести Евангелие язычникам (Гал 2:7-9). Этим соглашением определялся удел, назначенный Богом (ст. 13), то есть два направления миссионерской работы. Греческое слово

kanon, переведенное здесь как «удел» (ст. 13, 15), первоначально означало строго определенную область, местные жители которой были обязаны обеспечивать ослами и общественным транспортом проезжавших по ней римских чиновников [См.: С. Н. R. Horsley, New Documents Illustrating Early Christianity (Macquarie University Press, 1981), pp. 36–45.]. Павел достиг коринфян–язычников благовествованием Христовым (ст. 14), как было обусловлено соглашением. Он хвалится… по мере удела, какой назначил ему Бог (ст. 13). Будучи евреями (11:22), эти люди слишком напрягают себя [похвалой] (ст. 14), вторглись в чужой удел и хвалятся готовым (ст. 16), то есть трудами Павла среди язычников. Говоря упрощенно, эти хвастающиеся своим путешествием люди вторглись в область его трудов, которая была признана другими апостолами.

Во–вторых, Павел считает все эти сравнения тщетным делом. Сравнение в качестве риторического приема широко использовалось греками [С. В. Forbes, 'Comparison, Self–Praise and Irony', ATS 22 (1986), pp. 1–30.]. Пример этого можно также обнаружить и у евреев: в рассказанной Иисусом притче (Лк 18:9-14) фарисей сравнивает себя с мытарем. Поскольку вновь прибывшие были евреями (11:22), их сравнения, скорее, идут от еврейской, а не греческой традиции. Однако, чтобы быть понятным читателям, Павел облекает свои сравнения в греческие категории (ст. 12).

С точки зрения Павла устанавливать истинность служителей на основе сравнения их самовосхвалений бессмысленно. «Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, – замечает Павел, – но кого хвалит Господь» (ст. 18).

Рекомендательные письма и ссылки на экстатические дары или миссионерские путешествия – примеры самовосхваления.

Существование коринфской церкви, учрежденной Павлом, является его рекомендательным письмом от Христа (3:1-3). Коринфянам следует посмотреть на себя (ср.: ст. 7) и тогда они увидят, чем Христос похвалил Павла. Между прочим, стоит отметить, что Павел творит так мало «знамений и чудес», которые он, безусловно, иногда совершал как подтверждение законной силы своего служения. Для Павла демонстрацией подлинности служения было «вразумление людей» (стать христианами) и факт возникновения общин верующих, «живых писем» (5:11-13). Современные служители, ищущие подтверждения истинности своего служения в чудесном и сверхъестественном, на самом деле следуют оппонентам Павла, а не апостолу.



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.