2 Коринфянам 11 глава

Второе послание к Коринфянам апостола Павла
Перевод Десницкого → Библия говорит сегодня

Перевод Десницкого

1 Нужно вам немного потерпеть мою неразумность* – а впрочем, вы и те́рпите.
2 Я вас ревную ревностью Божьей, ведь я вас, как чистую деву, просватал Единому Мужу – Христу.
3 Некогда змей хитростью обольстил Еву, и боюсь, как бы не совратил он и ваше сознание, которое теперь в простоте и чистоте обращено ко Христу.
4 Если кто придет и станет проповедовать иного Христа, чем мы проповедовали, или вместо принятого вами Духа предложит принять иного, или услышите вы иное Евангелие – вы будете к такому вполне терпимы!
5 Полагаю, что ничем не уступаю этим «чрезвычайным апостолам»*.
6 Может быть, в слове я не силен – но силен знанием, и постоянно, разными способами это вам показывал.
7 Может быть, я согрешил, ставя себя ниже вас, когда бесплатно проповедовал вам Евангелие Божье?
8 Другие церкви я обирал, получая от них содержание за то, что служил вам*.
9 А когда был у вас, то даже в тяжелое время никого не обременял: нужду мою восполнили братья, пришедшие из Македонии, а я следил и буду следить, чтобы не быть вам в тягость.
10 Есть истина Христова во мне, она подтвердит, что по всей провинции Ахайя могу этим хвалиться.
11 Отчего же так? От того ли, что не люблю вас? Бог знает, как люблю!
12 Так поступаю и буду поступать. Тем, кто только ищет повода похвалиться, не подам повода утверждать, будто они ничем он не отличаются от нас.
13 Такие люди лишь притворяются Христовыми апостолами, но на деле не являются ими, и трудятся они нечестно.
14 Не удивительно, ведь и сам сатана может притвориться светлым Божьим ангелом,
15 так великое ли дело, если его служители притворятся служителями праведности? Но ждет их конец, который они заслужили своими делами.
16 Снова скажу: не считайте меня неразумным, а уж если сочтете, то и примите таким, какой я есть, а я пока немного похвастаюсь.
17 И что стану говорить, скажу не от Господа, но как если бы я неразумно увлекся похвальбой.
18 Раз уж многие по-человечески хвастаются – похвастаюсь и я,
19 ведь вы, разумные люди, охотно те́рпите неразумных:
20 те́рпите, когда кто вас порабощает, объедает, распоряжается вами или, важничая, хлещет по лицу.
21 Со стыдом признаюсь, что тут я бессилен. Но если кто-то дерзает такое делать, то и я – говорю как неразумный – имею к тому не меньше оснований.
22 Они евреи? Я тоже. Израильтяне? Я тоже. Потомки Авраама? Я тоже.
23 Служители Христовы? В безумии скажу: тем более я, я больше трудился, больше бывал в заключении, претерпел куда больше побоев, часто был на краю гибели.
24 От иудеев я пять раз получил по сорок ударов без одного*,
25 трижды бит римскими палками*, единожды – камнями*, трижды я терпел кораблекрушение*, и целые сутки меня носило по открытому морю.
26 Постоянно я в пути, где опасностью грозят реки, опасностью – разбойники, опасностью – свои и опасностью – чужие; опасность в городе и опасность в пустыне, опасность в море и опасность от тех, кто притворяется братьями.
27 А я в трудах и терзаниях, постоянно без сна, без пищи и питья, постоянно пощусь и мерзну, раздетый.
28 А ко всему тому ежедневно приходиться мне заботиться обо всех церквях.
29 Если кто-то обессилел – то и я без сил; но если кто-то впал в соблазн – я весь в огне!
30 И если уж нужно хвалиться – похвалюсь собственной слабостью.
31 Бог, Отец Господа Иисуса, вовеки благословенный, знает, что я не лгу:
32 в Дамаске наместник царя Ареты* сторожил городские ворота, чтобы меня схватить,
33 но меня посадили в корзину и спустили из окна в городской стене на веревке*, и так я избежал его рук.

Библия говорит сегодня

4. Ответ Павла: «Я обручил вас Христу» (11:1-4)

Властью Христа, сделавшего его апостолом, Павел обручил коринфян их Господу (ст. 2). Ранее он изображал себя рабом полководца–триумфатора (2:14), «Христовым благоуханием» (2:13), «рассыльным» Христа (3:3), «посланником» Христа (5:20), «разрушителем твердынь» (10:4,5). Сейчас он изображает себя «сватом», который представил коринфян в качестве невесты Христу. Как добрый друг жениха, он следит за невестой, пока тот не придет, чтобы вступить с ней в брачные отношения (ст. 2).

Это глубокая аллегория церкви, Господа и христианина–евангелиста. Невеста – это церковь; скоро грядущий муж – это небесный Господь; сваха, заботящаяся о верности невесты – это евангелист. Павел обеспокоен, что невеста заигрывает с другим Иисусом, которого он не проповедовал (ст. 4), и стоит на грани измены истинному Иисусу. Можно предположить, что, подобно змею, уведшему Еву от Бога (Быт 3:1-6), эти учителя ложного Евангелия прельщают невесту, уводя ее от простоты во Христе (ст. 3). Хитрость змея (ст. 3) заключалась в его правдоподобных словах. Хитростью этих учителей было их «альтернативное», но все же ложное, Евангелие и харизматические способности (ср.: Рим 16:17,18). Этот отрывок дает нам понять, что только чистое Евангелие приводит нас к Христу и удерживает нас в правильных отношениях с Ним. Искренне посвятить себя Христу возможно только тогда, когда мы услышали подлинное Евангелие Христа и научились ему (ст. 3). Христиане должны смотреть, скорее, на то, что им преподносится, а не на того, кто их учит, каким бы притягательным он ни был.

Павел уже упоминал насмешливые замечания своих критиков о том, что он «плотский» и «скромный» (10:1-4). Теперь он берет еще одно замечание – о том, что он неразумен (ст. 1,16,21). Его критики с явной издевкой хвалили коринфян за то, что те «были снисходительны к этому неразумному Павлу» (ср.: 1). Павел глубоко задет этим, отсюда и ироничное замечание: «Вы… охотно терпите неразумных» (ст. 19). Здесь Павел, с одной стороны, говорит о себе, а с другой, на более глубоком уровне, о пришлых миссионерах. Ибо, употребляя тот же глагол, он высказывается о том, как коринфяне приняли новых людей – они были очень снисходительны к ним (ст. 4). «Вы были терпеливы и снисходительны ко мне как к неразумному, – будто говорит Павел, – хотя именно я обручил вас Христу. Между тем, вы охотно приняли тех людей, хотя они, преследуя свои интересы, увели вас от Христа» (ср.: 11:20,21).

В этих стихах Павел приводит три причины, почему коринфянам следует «снисходить к нему». Во–первых, как апостол и евангелист, он в момент духовной опасности ревнует коринфян ревностью Божьей (ст. 2,3). Во–вторых, коринфяне легко уклоняются от Христа из–за интереса к неверному Евангелию (ст. 4). В–третьих, Павел заявляет, что он ни в чем не уступает этим «высшим апостолам» (ст. 5).

Поэтому очень важно, что коринфянам приходилось «мириться» с Павлом. Барретт пишет, что Павел «признавал реальную опасность того, что его труды в Коринфе могут пропасть зря и что местная церковь может погибнуть». Своей терпимостью к этим «апостолам» и недоверием к Павлу они, по сути, подвергали себя огромному духовному риску.

5. «Сверхлюди» (11:5,6)

Кто были эти «высшие апостолы», «проповедовавшие другого Иисуса, которого он не проповедовал»?

Павел вряд ли имеет в виду настоящих апостолов, ибо сам уже говорил, что он и они проповедуют одно Евангелие, основанное на смерти, погребении, воскресении и явлениях Христа (1Кор 15:11; ср.: 3–5). Скорее, он имеет в виду тех, недавно прибывших «апостолов», которые утверждали свое превосходство над Павлом, заявляя, что путь их в Коринф был длиннее (10:12,13), и указывая на «множество откровений», которые они получили (12:1,7). Он не признает превосходства этих служителей.

Павел неспроста подобрал (или придумал) слово «высшие» (hyperlian) [лово «высшие» или «наивысшие» (греч. hyperlian) встречается в Новом Завете только здесь и в 12:11. На самом деле, слово это больше не встречается вплоть до Средних веков. Можно предположить, что Павел сам создал это слово, состоящее из hyper, «сверх», и lian, «слишком». Слово иронично и означает что–то вроде «слишком высокие».]. В гл. 10-13, где он в наибольшей степени полемизирует с оппонентами, есть несколько сложных слов, образованных с помощью hyper, то есть «сверх», «свыше». Павел пишет об их миссионерском империализме как о «напряжении» (10:14; hyperekteineiri), то есть чрезмерном усердии в «чужом уделе» (10:16; ta hyperekeina). Они хвалятся «чрезвычайностью откровений» (12:7; /ё hyperbole ton apocalypseon) и, как следствие, последующим «превозношением» (hyperairesthai). Чтобы еще больше выпятить их хвастовство, Павел хвалится, что является «большим» служителем Христа (11:23; hyper), подразумевая тем самым, что страдал от больших унижений. И правда, оппоненты Павла являются сверхлюдьми, для которых удачно подобрано определение «высшие», hyperlian. Они несомненно верили, что Божья сила соединится с их силой и сделает их сверхлюдьми. В их понимании своей силой Павел не обладал и, следовательно, не мог обладать никакой Божьей силой; он был весьма бессилен, «немощен» и не имел достаточно «способностей» (ср.: 3:5,6; 11:21).

В сегодняшнем мире в некоторых кругах увлечение силой и чудесами таково, что не обладающий ими служитель считается второстепенным или не истинным. Однако в предыдущем отрывке Павел дал понять, что оружие, которым он сражается, а именно Евангелие, отнюдь не плотское и имеет божественную силу, чтобы «пленить всякое помышление в послушание Христу» (10:3-6). Сила Божья не в чудесах, а в Евангелии (Рим 1:16).

Его признание «я… невежда в слове», вероятно, отсылает нас к неназванному критику в Коринфе из предыдущей главы и его насмешливому замечанию о «немощном» внешнем виде и «презренной» речи Павла. Из этого следует предположить, что «высшие апостолы» были одарены красноречием.

В то время в главных эллинистических городах, таких, как Коринф, образованные люди были очень увлечены талантом ораторов, которые выступали перед скоплениями народа. Мы знаем о большом интересе коринфян к ораторскому искусству Аполлоса. Ораторы часами, как оперные певцы, тренировали свой голос и выучивали наизусть сотни риторических ходов, некоторые из которых (такие, как сравнение и метафора) используются и сегодня. И хотя послания Павла отражают незаурядные риторические способности, апостол, в силу каких–то причин, как оратор был бледен, «невежда в слове», как сам он говорит.

Павел только что отрицал какое–либо превосходство «высших апостолов», так почему же он сейчас признает свои недостатки в устной речи? Происходит это, я полагаю, потому, что сейчас он может более настойчиво заявлять, что в познании он ни в чем им не уступает и недостатков в этом у него нет. Но притязает он не на особую ученость или интеллект как таковые, а на истинное знание истинного Евангелия, полученное им на дамасской дороге и подтвержденное впоследствии апостолами в Иерусалиме (ср.: Гал 1:18,19; 2:7-9; 1Кор 15:11).

6. Павел и деньги коринфян (11:7-11а)

Из вышеприведенного текста понятно, что коринфяне были глубоко обижены его отказом принять от них плату за служение, которое он совершал у них в прошлый раз. Возможно, эта старая рана [Из 1Кор 9:6,14 становится понятно, что проблема эта существовала и раньше.] была снова растревожена в связи с присутствием в Коринфе новых служителей, которые за свое служение деньги явно получали (ср.: 11:20; 2:17). Его вопрос «Согрешил ли я?» говорит об остроте этой проблемы.

Трудясь среди них шесть лет назад, он был готов принять помощь от македонян (ст. 9), но не от них самих. В их представлении это могло означать только то, что он любил македонян, но не любил коринфян (ст. 11), что он предпочел людей из провинции Македония, а не из провинции Ахаия. (Не лежало ли причиной тому соперничество между этими провинциями, которое еще больше усилилось в результате деятельности Павла, по крайней мере, в их представлении?) Его ответ «Богу известно!» («люблю вас» – ст. 11) был абсолютно искренен, принимая во внимание ту боль, которую они причинили ему в прошедшие годы. Проблема, на самом деле, заключалась в том, что они не открывали ему свои сердца (6:11-13), предпочитая ему даже лжеапостолов (11:1,4,19,20).

Вероятно, еще одним фактором, определившим реакцию коринфян, было то, что Павел вызывающим образом пренебрег общеустановленной практикой. В то время у зажиточных людей было принято с помощью подарков и протекции ставить других в зависимость от себя. Практика покровительства была глубоко укоренена в греко–римском обществе. Предполагалось, что богатый должен дарить бродячим философам деньги, которые следовало без вопросов, с должным почтением и благодарностью к покровителю принимать. Отвергая дары, Павел, по мнению коринфян, серьезно нарушил общеустановленную практику [Пример почтения, оказанного подчиненными своему покровителю, см. в G. Н. R. Horsley, op. с//., pp. 56,57.].

«Грех» Павла заключался в том, что, намеренно пытаясь включить богатых в свое служение (Деян 17:4,12; Рим 16:1,23; 1Кор 1:26; 11:22), он не только отвергал их деньги, но, что еще хуже, занимался ручным трудом, чтобы поддержать себя. Однако «унижая себя» (ст. 7) физическим трудом, который традиционно презирался греками, Павел нес им благовестие, чтобы «возвысить» их, то есть поднять из трясины прежней порочной жизни (ср.: 1Кор 6:9-11). Незнакомцы представляли себя носителями «высшего» служения, но в действительности как раз «немощное и неразумное» служение Павла духовно подняло коринфян [Словом «возвысить» Павел продолжает игру слов с корнем hyper · hypsotheie.].

Павел не объясняет, почему он не принял финансовую помощь в Коринфе. Возможно, он полагал, что Коринф, благодаря своему положению и богатству, был заполонен бродячими и жадными до денег пророками и философами. В провинциальной, простодушной Македонии апостол, вероятно, и мог принять помощь, не скомпрометировав при этом свое благовествование, но не в странах Ахаии (ст. 10).

7. Новые миссионеры и их миссия (11:11 б–15)

Деятельность новых служителей никоим образом не побудила Павла отказаться от решения не брать деньги за служение; она только укрепила его решимость проводить свою линию. «Но как поступаю, так и буду поступать, – говорит он, – чтобы не дать повода ищущим повода [оппонентам]» (ст. 12). Прибыв, как и Павел, издалека в Коринф, эти люди объявили, что являются, по крайней мере, всем тем, чем был Павел. Иными словами, провозгласили себя Апостолами Христовыми (ст. 13), служителями правды (ст. 15) и Христовыми служителями (ст. 23). Лексикон «служения» и «апостольства», который Павел употреблял по отношению к себе, они относили к себе, вероятно, намеренно подражая ему.

Слова «правда», или «оправдание», похоже, является здесь ключевым и указывает на важную задачу миссии иудействующих – восстановить закон и восполнить урон, который был якобы нанесен ему Павлом (см.: Деян 21:21; Рим 3:8; ср.: 3:1,2; 6:1,2; 11:1). Но Павел отнюдь не противостоял закону, напротив, он его «утверждал» (Рим 3:31). С его точки зрения, закон утверждался через пришествие Нового Завета, где Бог дарует человеку «оправдание». Оправдание достигается не через соблюдение закона, а через искупительную смерть Сына Божьего (3:9; 5:21). Павел, апостол Христа, занимается «служением оправдания» (3:9).

Павла особенно возмущает – и это делает его слова такими строгими – лукавство этих делателей (ст. 13; ср.: Мф 9:37,38; 1Тим 5:18)). Их «лукавство» заключается в том, что они принимают вид Апостолов Христовых и служителей правды (ст. 13, 15). Под этим может подразумеваться экстатическая речь (5:13), видения и откровения (12:1,7), чудеса (12:12), которыми они рекомендовали себя в Коринфе.

В действительности, они являются слугами сатаны (ст. 14,15). Утверждение, что сам сатана принимает вид Ангела света (ст. 14), отсылает нас к некоторым еврейским легендам, повествующим о сатане, который приходит к Еве в образе ангела, чтобы соблазнить ее [См. далее Furnish.]. Их интерес к «правде», то есть к соблюдению закона, придавал им вид поборников нравственности и света (ст. 14); но это только внешнее, маска. Правда состоит в том, что они совсем не были Апостолами Христовыми, честными делателями, служителями Христовыми, напротив, они лжеапостолы, лукавые делатели, служители сатаны.

8. Язык Павла

В наше время, когда терпимость считается добродетелью, характеристика незнакомцев, которую дает Павел (напр.: 11:13), кажется излишне резкой. И, тем не менее, слова его выражают «ревность Божию» (11:2) [См.: Ос 2:19,20; 4:12; 6:4; 11:8.] по Божьему народу. Очевидно, что тепло приняв этих людей, коринфяне поставили себя в опасное положение; возникла угроза разрыва связи с Христом. Несмотря на свои претензии быть служителями Христа (11:23), незнакомцы, служа сатане, могли привести коринфян к отпадению от Бога, подобного тому, что по вине змея произошло в Эдеме (11:3). Очевидно, что они нападали на благовестие Павла, так как в нем якобы содержались посторонние элементы. Можно также предположить, что они ставили под вопрос принятие коринфянами Духа (ср.: 4:2,3).

Мрачная история религиозных войн и церковных расколов имеет и свой положительный итог · страстное желание мира среди христиан. Но нет ли здесь опасности уйти в другую крайность – готовность пожертвовать Божьей истиной ради единства любой ценой? Христиане не должны быть фанатиками. Но в то же время они поступят правильно, если будут крепко держаться Божьей правды, как он явлена в Писании, и противостоять попыткам сатаны притязать на своих бывших пленников через навязывание им ложного учения.

Резкие слова Павла об этих лжеучителях по своему духу соответствуют позиции остального Писания к лжепророкам и лжеучителям (Иак 3; 2Пет 2). Внимать ложному учению небезопасно, но намного более непростительное деяние – учить о Боге то, что на самом деле является ложью.

Мы могли заметить, что в этом послании Павел как бы мимоходом говорит о трех целях сатаны. Во–первых, сатана стремится разделить и ослабить тело Христово, вселяя в нас ожесточение и нежелание прощать. Во–вторых, сатана стремится удерживать грешников в их духовной слепоте, чтобы те не видели славы Христа (4:4). В–третьих, сатана прежде всего стремится отделить верующего от Христа посредством ложного учения о Нем (11:3,14). Таким образом, христиане, во–первых, должны понимать стратегию сатаны (которая очевидна из вышеупомянутых деяний) и, во–вторых, противостоять ему всей имеющейся у нас духовной мощью, в результате чего он неизбежно будет обращен в бегство (Иак 4:7; ср.: 1Пет 5:8,9).

15. Немощный безумец (11:16-13:14)

Раздаются обвинения, что Павел плотский, неразумный и немощный. Павел отрицает первое: оружие его «воинствования» не плотское; оно божественной силой пленяет гордых, чтобы те повиновались Христу (10:4). Затем он обращается ко второму и третьему обвинению: «неразумию» и «немощи». С этим он фактически согласен, хотя согласие его, объединяющее оба обвинения в одно, облечено в блестящую, полную пафоса литературную форму.

1. Неразумие во имя Христа (11:16-32)

1) Похвальба

Благодаря христианскому влиянию на западные ценности, похвальба считается невежливостью и нахальством. Смирение и самоуничижение традиционно считаются добродетелью. Во времена Павла все было наоборот. У людей античности не было надежды на славу в загробной жизни. Самое большее, на что они рассчитывали – спокойное бессмертие. Поэтому, обычным делом для них было добиваться «славы» в этой жизни и хвалиться своими достижениями в этой жизни. Так, гражданские и военные люди без смущения, в силу общепринятой традиции, старались перещеголять друг друга в похвале ратными и гражданскими подвигами. События эти запечатлевались на памятниках и общественных зданиях, изображались на стенах жилищ и излагались в эпических произведениях. Хорошим примером этого является «Res Gestae» императора Августа, где он с гордостью перечисляет свои многочисленные победы, официальные должности в римском обществе, возведенные здания и другие достижения. Похвальба была обычным делом и среди евреев. Достаточно вспомнить фарисея, который в храме хвалился своими религиозными достижениями (Лк 18:9-12). Отголоски древней традиции похвальбы слышны в краткой характеристике, которую дает себе бывший фарисей Савл в своем Послании к Филиппийцам (3:4-6).

Вполне вероятно, что оппоненты Павла выражали свои притязания на коринфян и превосходство над Павлом, излагая традиционный список достижений, которыми можно было бы похвалиться. Поэтому Павел пишет, что раз уж многие хвалятся по плоти, то и он будет хвалиться (ст. 18). Они не оставили ему выбора; но похвала Павла будет иная.

2) Еврейство Павла

Только в одном аспекте Павел старается не отличаться от своих критиков – в еврейском происхождении (ст. 22). Они евреи? И он тоже. Они израильтяне по крови? [Так в Новом Завете называются те, кто вел свой род от патриархов. То есть те, кто по крови и религии евреи.] И он тоже. Они ведут свой род от Авраама! И он тоже. В этом он равен незнакомцам. Почему Павел так нарочито говорит о этом? Можно предположить, потому, что Спаситель и спасение произошли от евреев (Ин 4:22). Для того, кто притязал представлять Мессию Иисуса, не быть апостолом–евреем, по сути, означало быть неполноценным.

3) Неразумие и немощь

Во всем остальном, однако, Павел делает упор на трудности и невзгоды: тяжелый труд, тюремные заключения, физические наказания, разного рода опасности. Но в чем смысл подобной похвалы? Это может показаться смелым использованием древнего обычая, однако Павлу этот литературный прием нужен, лишь чтобы наполнить его новым содержанием. Похвала его – это безрассудство, немощь, разочарование и поражение. Один из самых главных ратных подвигов римских солдат – первым перескочить через стену осаждаемого города – награждался «стенным венцом», corona muralis. Будучи безумцем ради Христа, Павел, напротив, хвалится тем, что его, как беглеца, спустили вниз по стене (ст. 32,33).

Оппоненты Павла хвалятся превосходством (11:5; 12:11), тем, что они «высшие апостолы». Однако истинная цель их служения - порабощение и манипулирование теми, кто поддался их влиянию (ст. 20). Павел же является служителем Христовым для церквей. В противоположность триумфализму этих незнакомцев, характерной чертой Христа была мягкость и кротость распятого раба. Слава Христа – это божественное смиренное служение другим. В этом смысл креста, и именно это в своем благовествовании стремится воплощать и выражать Павел.

Перечисленные им страдания (ст. 22-33) представляют собой самый длинный из трех подобных списков, которые встречаются во Втором послании к Коринфянам (см.: 4:8,9; 6:4-10), хотя только здесь он по–настоящему и подробно хвалится тем, что с ним произошло. Начинает он с утверждения, что гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах, чем его оппоненты (ст. 23). «Высшие апостолы», которые превосходят его во всем, называют его неразумным (ст. 23). Он соглашается с ними, но осмеливается утверждать, что он больше чем неразумен – он безумен (ст. 23). Пусть видят, насколько он безрассуден. Он был многократно при смерти (ст. 23), упоминает также наказание палками, побивание камнями, кораблекрушение и плавание по воле волн в море (ст. 24,25). В его многочисленных путешествиях были переходы через реки, побеги от разбойников и опасностей, которые исходили как от евреев, так и от язычников (ст. 26). Он был в труде и изнурении, часто в бдении, знал голод и жажду… был на стуже и в наготе (ст. 27,28). И не проходило дня, чтобы он не испытывал беспокойство за свои церкви, и коринфская церковь была далеко не последней из них! [Сперджен как–то сказал: «У нас случаются многочисленные напасти, такие же, как в знаменитом перечне испытаний Павла… и еще одна напасть, которую он не упомянул, а именно: бедствие церковных собраний, которое, вероятно, похлеще разбоя».]

Только некоторые из этих происшествий можно обнаружить в Деяних Апостолов. Поэтому не стоит думать, что из написанного Лукой мы узнаем об апостоле Павле абсолютно все. Этот список показывает нам, насколько больше всего произошло с Павлом. Два предыдущих перечня страданий говорят нам о том, какие страдания принесло Павлу «служение» (4:1; 6:3). А в этом перечне Павел говорит уже как «служитель Христов» (ст. 23). В греческом языке слова «служение» и «служитель» (diakonia и diakonos) одного корня [В английской Библии используются слова разного корня: ministry и servant, соответственно. – Примеч. пер.]. Павел – служитель Христов (ст. 23), который посвятил себя служению примирения (5:18), которое через смерть Христа приводит грешников к миру с Богом. Именно добросовестное исполнение этого служения привело Павла к страданиям, о которых он сейчас говорит. Он не возражает против «неразумия», о котором говорят его оппоненты. Павел – безумец ради Христа, и горд этим.

Говоря о заботе о всех церквах (ст. 28), он имеет в виду немощных христиан, то есть тех, кто соблазняется (ст. 29; см.: 1Кор 8:11 -13). Несомненно, присутствие в коринфской церкви лжеучителей вызывало у Павла серьезное беспокойство за благополучие неокрепших, вновь обращенных христиан. Здесь особенно проявилась глубокая пастырская забота Павла о церквах. Признавая свою немощь, он остается с немощными, то есть с неокрепшими, вновь уверовавшими христианами. Он воспламеняется от мысли, что они могут отпасть от Христа. А мы вспоминаем, как Христос, который называл себя «кротким и смиренным» (Мф 11:29), не отделял себя от «малых сих» и детей, служа им (Мф 18:1-6; 10-14).

Прибывшие «апостолы» заявляют, что путь их в Коринф был длиннее (10:12-14). Но могут ли они перечислить свои страдания, которые могут сравниться с теми, что выпали на долю Павла во время его служения, и от которых Бог не оградил его?

4) Павел как образец лидера

Этот отрывок на примере Павла учит нас двум вешам. Во–первых, мы, как христиане, должны смиренно служить другим в духе Евангелия. Павел получил от Бога апостольскую власть. Он добросовестно исполнял свое служение и все–таки оставался смиренным служителем и обыкновенным человеком. Великий апостол дает нам великолепный пример: имея власть, он не стал превышать ее и манипулировать другими людьми.

Понятно, что пример этот напрямую относится к христианским служителям. Ведь всегда есть соблазн использовать свое положение (например, «ректора» или «пастора»), или дар (например, способность руководить), или то и другое вместе, чтобы образовать круг своих почитателей. Такой человек исполняет свое служение как бы во имя Христа, но, в действительности, движим своим эгоизмом. Эта же мотивация иногда принимает более утонченную форму: служитель может побуждать людей опереться на него, как на костыль, исходя из личного желания чувствовать себя необходимым. Или же данная церковью власть превращает служителя во властолюбивого диктатора, который считается только с самим собой. Следует всегда помнить, что слово «служитель», на самом деле, означает «слуга».

Ситуацию эту можно распространить на всех людей, чья роль в обществе дает им преимущество над другими – родителей, работодателей, менеджеров, врачей, учителей, университетских преподавателей и многих других. Христианин не должен бояться использовать какую бы то ни было власть, если она соответствует его положению. Но должен он это делать в атмосфере справедливости и добропорядочности. И сам он во всякое время, подобно Христу и апостолам, должен оставаться скромным служителем. Кроме того, этот отрывок учит нас об усердии Павла в преодолении лишений и боли. Усердие Павла заставляет нас задуматься о нашем усердии, в частности, о моем личном усердии. Разве не смущает нас недостаток его в церквах и в нас самих? Вспомним, каков источник усердия Павла. С одной стороны, оно происходило из четкого понимания смысла смерти Иисуса, «умершего за всех» (5:14), как свидетельства Его любви ко всем. Именно ощущение, что Христос в своей смерти любит его, заставляло Павла пересекать полноводные реки и многократно идти на грозившие смертью испытания. С другой стороны, Павел, помня о «судилище Христовом», перед которым все мы предстанем, энергично «вразумлял» людей принять христианство (5:10,11). Пусть же любовь Христова и страх Господень, которые вели Павла, также ведут и нас, зажигая в нас пламя усердия.



2007–2021, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.