Иов 1 глава

Книга Иова
Библейской Лиги ERV → Аверинцев: отдельные книги

 
 

Однажды жил человек по имени Иов в стране Уц. Он был хорошим и верующим человеком, он поклонялся Богу и сторонился зла.
 
 [1] И был человек в земле Уц, и звался он Иов; и человек этот был прост, и праведен, и богобоязнен, и далек от зла. [2]

У Иова было семь сыновей и три дочери.
 
И родилось у него семеро сыновей и трое дочерей; [3]

Во владении у него было семь тысяч овец, три тысячи верблюдов, тысяча быков и пятьсот ослиц. У Иова было множество слуг, и он считался самым богатым человеком на востоке.
 
имения же было у него семь тысяч овец, и три тысячи верблюдов, и пятьсот пар волов подъяремных, и пятьсот ослиц, и челяди весьма много. И был человек этот велик между всеми сынами земли восточной.

Сыновья Иова по очереди устраивали пиры в своих домах и приглашали своих сестёр.
 
И сыновья его имели обыкновение сходиться, и каждый в день свой давал пир в доме своем; и посылали они за тремя сестрами своими, и звали их есть и пить вместе.

Иов просыпался рано утром после таких пиров и приносил жертвы всесожжения за каждого из своих детей. Он думал: «Может быть, дети были беззаботными и согрешили против Бога во время своего пира». Иов делал это каждый раз, чтобы дети были прощены за свои грехи, если согрешили.
 
Но когда дни пира совершали круг свой, тогда посылал Иов за сынами своими и творил над ними очищение; рано утром вставал он и возжигал искупительную жертву по числу их. Ибо говорил Иов: «Может статься, погрешили сыны мои и похулили Бога в сердце своем?» И так делал Иов во все дни.

Пришёл день для Ангелов предстать перед Господом, и сатана пришёл вместе с ними.
 
И был день, когда пришли Сыны Божьи, чтобы предстоять Господу; и Противоречащий пришел с ними. [4]

Господь спросил сатану: «Где ты был?» «Я бродил по земле», — ответил сатана.
 
И вопросил Господь Противоречащего: «Отколе приходишь ты?» И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал: «От обхода земли, от скитаний по ней».

Тогда Господь спросил: «Видел ли ты моего слугу Иова? Никто на земле не сравнится с ним! Он действительно хороший человек, который поклоняется Богу и сторонится зла!»
 
И вопросил Господь Противоречащего: «Приметило ли сердце твое раба Моего, Иова? Ведь нет на земле мужа, как он: прост, и праведен, и богобоязнен, и далек от зла!»

Тогда сатана воскликнул: «Конечно, Иов поклоняется Богу, потому что у него есть на то причины.
 
И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал: «Разве не за мзду богобоязнен Иов?

Ты всегда охраняешь и его, и его семью, и всё, чем он владеет. Ты помогаешь ему во всех его делах. Ты благословил его, и он стал так богат, что повсюду можно видеть его стада.
 
Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все, что его? Дело рук его Ты благословил, разошлись по земле его стада.

Но если Ты заберёшь всё, что у него есть, то он будет проклинать Тебя в лицо».
 
Но — протяни-ка руку Твою, дотронься до всего, что есть у него; разве не похулит он Тебя в лицо Тебе?» [5]

«Что ж, — сказал Господь, — делай что хочешь с его владениями, но не трогай его самого». После этих слов сатана ушёл от Господа.
 
И сказал Господь Противоречащему: «Вот — все, что его, в руке твоей; лишь на него не простри руки твоей!»

Однажды, когда дети Иова ели и пили вино в доме старшего брата,
 
И был день, когда сыновья и дочери Иова ели и пили вино в доме брата своего первородного.

к Иову пришёл человек и сказал: «В то время, когда быки распахивали землю, а ослицы паслись рядом,
 
И приходит к Иову вестник, и говорит:

на нас напали савеяне и увели всех твоих животных, и убили всех слуг. Я один уцелел, чтобы рассказать обо всём».
 
«Орали на пашне волы, и ослицы подле паслись, как напали савеяне и взяли их, а отроков сразили острием меча, и спасся я один, дабы известить тебя!»

Пока первый вестник ещё говорил, пришёл другой и сказал: «Молния ударила с неба и сожгла овец и слуг твоих. Я один уцелел, чтобы рассказать тебе обо всём».
 
Он не кончил, как приходит другой и говорит: «Огонь Божий ниспал с небес, овец и пастухов попалил и пожрал; и спасся я один, дабы известить тебя!»

И пока второй вестник всё ещё говорил, третий предстал перед Иовом и сказал: «Халдеи напали на нас с трёх сторон и забрали верблюдов, убив всех твоих слуг. Я один уцелел, чтобы рассказать тебе обо всём».
 
Он не кончил, как приходит другой и говорит: «В три отряда халдеи сошлись, и напали на верблюдов, и взяли их, а отроков сразили острием меча, и спасся я один, дабы известить тебя!»

Третий гонец ещё не закончил своей речи, как появился другой и произнёс: «Твои сыновья и дочери ели и пили вино в доме старшего брата.
 
Он еще не кончил, как приходит другой и говорит: «Сыны твои и дочери твои ели и пили вино в доме брата своего первородного;

Вдруг сильный ураган из пустыни пришёл и разрушил этот дом, похоронив твоих детей под обломками. Я один уцелел, чтобы рассказать тебе обо всём».
 
и вот великий вихрь с того края пустыни пришел, и сотряс он четыре угла дома того, и пал дом на юных, и они мертвы; и спасся я один, дабы известить тебя!»

Услышав всё это, Иов, потрясённый горем, разорвал на себе одежду и обрил свою голову. Затем он упал на землю и стал молиться Богу:
 
И тогда встал Иов, и разодрал ризу свою, и обрил главу свою, и повергся на землю, и преклонился,

«Когда я родился на свет, был я гол и ничего не имел. Когда я уйду из жизни этой, снова буду гол, ничего не имея. Господь нам даёт, Господь и забирает. Славьте же имя Его!»
 
и сказал: «Наг вышел я из родимых недр и наг возвращусь назад. Господь дал, Господь взял — благословенно имя Господне!»

Даже после этих несчастий Иов не согрешил и не обвинил Господа в том, что случилось.
 
При всем этом не погрешил Иов и не оказал Богу никакого неподобия.

Примечания:

 
 
Аверинцев: отдельные книги

1  [1] — Время возникновения Книги Иова может быть определено только гипотетически. Острота чувства и отчетливость мысли, характеризующие этот шедевр древнееврейской литературы, бескомпромиссность, с которой в нем поставлен «проклятый вопрос» о разладе между умственной доктриной и жизненной реальностью, заставляют думать о «послепленной» эпохе, скорее всего, о IV веке до н. э. Этим не исключено присутствие в составе книги более раннего материала (может быть, проза в начале и конце) и более поздних вставок (вероятно, речи Элиу, возможно, песнь о мудрости в 28 главе, описания Левиафана и Бегемота в 40 и 41 главах и т. д. ).

Имя героя засвидетельствовано уже для II тыс. до н. э.; оно жило в народном воображении как имя вошедшего в поговорку праведника сказочной древности. Когда пророк грозит Божьей карой, постигающей грешную страну, он может сказать так: «Если бы среди вас были такие три человека, как Ной, Даниил и Иов, то они бы и спасли жизнь свою праведностью своею;… даже эти три человека не спасли бы ни сынов, ни дочерей, и только сами бы спаслись, а земля стала бы пустыней» (Книга пророка Иезекииля, гл. 14, ст. 14 и 16). Приводимая Иезекиилем присказка о трех великих праведниках соединяет имя «Иов» (Ийов) с именем Ноя (из легенды о потопе) и с именем пророка Даниила (присутствовавшем уже в угаритском эпосе); это заставляет думать об очень глубоких пластах общесемитских традиций. Итак, время действия — легендарная старина. Место действия несколько загадочно: имя «Уц» фигурирует в библейском родословии потомков Сима, но с чем следует отождествлять землю Уц — с арамейскими областями на севере Заиорданья, или с Хаураном, лежащим южнее и еще восточнее, или с Эдомом, расположенным к югу от Мертвого моря, — до сих пор не ясно. Скажем так: Иов настолько близок по крови и географическому местожительству к иудейско-израильской сфере, чтобы входить (вместе с тремя своими друзьями и с Элиу) в круг почитателей Единого Бога; и он ровно настолько далек от этой сферы, чтобы являть собою столь нужный для философской притчи тип «человека вообще», пример «открытого» религиозного опыта, образец как бы «естественной» праведности, не прикрепленной к какому-либо моменту истории древнееврейского народа (потому что иначе читательский интерес был бы перенесен с личного на общественно-политическое). Иов верит в того же Бога и постольку стоит перед теми же проблемами, что и любой иудей, но все-таки он не иудей, и поэтому его устами можно было спрашивать об Этом Боге и об этих проблемах свободнее, чем устами иудейского персонажа.

Для того чтобы увидеть своих героев сквозь некий «магический кристалл» временной и пространственной дистанции, автор Книги Иова идет на тонкую и продуманную стилизацию. Божественное Имя «Яхве», по библейскому преданию открытое специально Моисею и через него рождающемуся еврейскому народу, тщательно избегается в речах Иова и его друзей, хотя обильно присутствует в авторской речи. Иов принадлежит к иной эре, иному порядку вещей — он живет еще до Моисея. Его опыт первозданен, как опыт «праотца» Авраама! Поэтому он называет Бога теми же именами, которыми, по Библии, называл Бога Авраам: «Шаддай», «Эльон», «Эл», «Элохим».

Язык Книги Иова очень необычен; он изобилует дерзкими, неожиданными, порой загадочными сравнениями и метафорами, а также иноязычными словами, арамейского или, по некоторым гипотезам, эдомитского происхождения. В нем довольно много речений, которые больше ни разу не встречаются в сохранившихся древнееврейских текстах, и смысл которых приходится угадывать из контекста. В некоторых случаях значение слова было, вероятно, проблемой уже для истолкователей времен Септуагинты (ІІІ–І вв. до н. э. ) и Талмуда (первая половина I тыс. н. э. ). Для порчи текста тоже было достаточно много возможностей (хотя и далеко не так много, как это виделось науке несколько десятилетий назад). В настоящее время начинается новая эпоха текстологической работы над Книгой Иова благодаря наконец-то воспоследовавшей публикации одной из кумранских находок — арамейского таргума (переложения) этой книги.

К сожалению, переводчик не успел воспользоваться новыми данными, которые еще долго будут осваиваться гебраистикой. Автор перевода и комментариев приносит сердечную благодарность Михаилу Иосифовичу Рижскому, любезно предоставившему возможность ознакомиться с его работой о Книге Иова. Возможности оговаривать в примечаниях все места, перевод которых более или менее гадателен, не было. Оговорены только особые случаи.

2  [3] — И родилось у него семеро сыновей… — Сакральные числа 7, 3, 5 соответствуют древней числовой эстетике и выражают идею совершенства, законосообразности, гармонической стабильности. Если человек отовсюду окружен такими числовыми структурами, это значит, что все его дела идут правильно, по порядку, «по чину».

6  [4] — Сыны Божьи — описательное обозначение ангелов.

Господь — в подлиннике здесь и далее имя «Яхве».

Противоречащий — в подлиннике слово [сатан], обозначающее также «обвинитель» или «клеветник» (в суде), «враг» или «супостат» (на войне), «искуситель» или «подстрекатель» (при раздоре), «препятствующий» (на пути), вообще «соперник», »противник», «противоборник». Это древнееврейское имя нарицательное живет в современных языках как имя собственное — «Сатана». Однако в Книге Иова это скорее кличка и прозвание безымянного и тем более жуткого сверхчеловеческого прокурора вселенной, чем его установившееся собственное имя. Но разница не только в этом. Ο Сатане в свете позднейшей теологии заведомо известно, что он противник Бога. Ο Противоречащем из Книги Иова известно пока что одно: что он — противник человека. Его отношения с Богом остаются загадкой и открытым вопросом.

11  [5] — Но — протяни-ка руку Твою… Сатана «искушает» Бога, и формула этого искушения символически соответствует формуле искушения человека в библейском рассказе ο грехопадении Адама и Евы. Там Змий внушил человеку протянуть руку и коснуться запретного плода, чтобы познать, что есть добро и зло; здесь Противоречащий внушает Богу протянуть руку и коснуться человека, чтобы познать, что есть человек — добро или зло.

 


2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.